Статья 'Дом Коммерческого собрания как центр европейской культуры портового города Архангельска конца XIX - первой трети XX веков' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Дом Коммерческого собрания как центр европейской культуры портового города Архангельска конца XIX - первой трети XX веков

Хатанзейская Елизавета Владимировна

кандидат исторических наук

научный сотрудник научного центра традиционной культуры и музейных практик Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики им. Н.П. Лаверова Уральского отделения Российской академии наук.

163046, Россия, Архангельская область, г. Архангельск, ул. Набережная Северной Двины, 109, оф. 38

Khatanzeiskaya Elizaveta Vladimirovna

PhD in History

Scientific Associate of the Scientific Center pf Traditional Culture and Museum Preservation, N. P. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

163046, Russia, Arkhangel'skaya oblast', g. Arkhangel'sk, ul. Naberezhnaya Severnoi Dviny, 109, of. 38

lisavett@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.11.31508

Дата направления статьи в редакцию:

23-11-2019


Дата публикации:

30-11-2019


Аннотация.

Статья посвящена Дому Коммерческого собрания - центру культуры города-порта рубежа XIX – первой трети ХХ веков. В статье прослеживаются судьбы представителей западноевропейских династий купцов и промышленников, живущих в портовом городе несколько столетий и подвергшихся репрессиям в годы Первой мировой войны и в советское время. Сегодня одной из важнейших задач научной общественности является сохранение памяти о деятельности выдающихся людей прошлого, так как не только регион, но и государство в целом обязано им развитием экономики, культуры, науки, систем государственного управления, образования и ряда других сфер жизни. Теоретико-методологической основой исследования стал комплекс методов новых антропологически-ориентированных отраслей исторической науки, обобщенных понятием «историческая антропология», позволяющих переместить акцент внимания с истории государственных структур в сторону жизни семей или отдельных личностей. В исследовании применялся методологический аппарат новой социальной и локальной истории, истории повседневности, устной истории. Кроме того, был полезен опыт смежных дисциплин – исторической социологии и социологии повседневности - в особенности при работе с источниками личного происхождения. В статье используется современная методология и впервые вводятся в научный оборот данные документов, обнаруженных автором в Государственном архиве Архангельской области, архиве Архангельского областного краеведческого музея, а также биографические сведения о судьбе представителей известных архангельских купеческих династий семей Лейцингер и Пец из личного архива потомков.

Ключевые слова: город-порт, Немецкая слобода, Немецкий клуб, Дом Коммерческого собрания, западноевропейские династии, архитектура, репрессии, sailortown, купцы, промышленники

Abstract.

This article is dedicated to the Arkhangelsk Commercial Club (Marfa’s House) – a cultural center of the port city during the late XIX – early XX centuries. The author traces the fates of the representatives of Western European dynasties of merchants and tradesmen who dwelled in the port city for several centuries and were subjected to repressions during the World War I and Soviet time. Currently, one of the paramount tasks of scientific community consists in the preservation of memory on the activity of the prominent people of the past, as not only the region, but also the country as a whole owes them for development of economy, culture, science, systems of state administration, education, and a number of other spheres of life. The theoretical-methodological framework for the research became the set of methods of new anthropologically-oriented branches of historical science, generalized by the concept of “historical anthropology”, which allowed shifting the point of attention from history of government structures towards life of households and separate individuals. The experience of working with cognate disciplines – such as historical sociology and sociology of everyday life became useful, especially when working sources of personal origin. The article employs modern methodology and introduces into the scientific discourse documents discovered by the author in the State Archive of Arkhangelsk Oblast, Archive of the Arkhangelsk Regional Museum of Local Lore, as well as biographical records on the representatives of the prominent Arkhangelsk merchant dynasties – families Leuzinger and Petz from the personal archives of the descendants.

Keywords:

architecture, Western European families, Arkhangelsk Commercial Club, German club, German Quarter (German settlement), port city, repression, sailortown, merchants, manufacturers

В начале ХХ в. академик И.Э. Грабарь назвал Архангельск одним из 13 наиболее достопримечательных городов-музеев [1, с. 154-155]. Ряд крупнейших исследователей, - историков, архитекторов, искусствоведов подчеркивали историческую, художественную и культурную значимость города, гармоничность его архитектурной застройки. Известный русский экономист, историк и философ, публицист и географ П.Н. Савицкий писал о дореволюционном Архангельске: «В архитектурном смысле Архангельск был интереснее очень многих старинных портовых городов Европы» [2, с. 4]. Архитектурные доминанты - храмовые комплексы, составляющие фасад города, гармонично сочетались с жилой застройкой. Особое значение имел аристократический район города - Немецкая слобода – историческая территория расселения представителей купеческих династий, выходцев из Западной Европы. Здесь же находился Дом Коммерческого собрания, или Немецкий клуб – центр социальной жизни города второй половины XIX – начала ХХ веков. На сегодняшний день утрачен уникальный феномен исторического облика Архангельска, стерто его своеобразие. Удивительный синтез традиций западноевропейского и северорусского деревянного зодчества, воплощенный в жилой и храмовой архитектуре, повседневности и образе жизни Архангельска, исчез безвозвратно, однако, представляется возможным сохранить о нем память. Цель исследования - изучить основные аспекты диалога культур на примере светского центра Немецкой слободы, Дома Коммерческого собрания. Объект исследования - Немецкая слобода в аспекте диалога северорусской и западноевропейской культур и трансформация этого феномена в первой трети ХХ века. Предмет исследования - Дом Коммерческого собрания как центр европейской культуры города-порта Архангельска конца XIX - первой трети ХХ вв. Хронологические рамки исследования обусловлены периодом формирования и расцвета феномена Коммерческого собрания как светского центра культуры города порта, где происходил диалог западноевропейской и северорусской культур, а также последующей его истории, связанной с событиями Первой мировой и Гражданской войн, красного террора и советских репрессий, когда значительная часть оставшихся в городе жителей Немецкой слободы погибла или была арестована, а диалог культур фактически прекращен. Эта страница истории недостаточно изучена в современной российской исторической науке. Изучением истории архитектурного облика города и Немецкой слободы занимались М.И. Мильчик [28] и Л.Д. Попова [3], этнографический состав города и взаимодействие культур на его территории были изучены архангельским историком и этнографом А.Н. Давыдовым [5 ; 6], судьбы представителей купеческих династий - выходцев из Западной Европы, частично отразились в трудах А.Н. Давыдова [5 ; 6], Т.И. Трошиной [11, 20], Е.И. Овсянкина [25, 27], В.Ю. Денисова [8]. Историю Дома Коммерческого собрания исследовали Л.Д. Попова [3] и Т.И. Трошина [11, 20]. В настоящей статье на основе современной методологии, изучения архивных документов и источников личного происхождения автор стремится дополнить картину жизни центральной части города - Немецкой слободы и ее обитателей в период расцвета городской культуры и последовавшей за ним эпохи слома и стагнации, обусловенного красным террором, советскими репрессиями и эпохой изоляции СССР. Избранная автором современная методология, состоящая из комплекса новых антропологически ориентированных отраслей исторической науки, позволяющих переместить акцент исследовательского внимания с глобальных политических и экономических структур и больших социальных и территориальных общностей в сторону жизни отдельного человека, семьи или династии - историческая антропология, новая социальная и новая локальная история - обусловила выбор территориальных рамок исследования, ограниченного одним центральным районом города, Немецкой слободой. Методология исследования во многом определила и круг источников. Среди архивных материалов автором была изучена техническая документация и акты обследования здания Немецкого клуба, статистические данные о численности населения города и численности представителей западноевропейских династий, делопроизводственная и судебно-следственная документация органов государственной власти, в том числе документы архива ФСБ, копии которых находятся в распоряжении потомков представителей изучаемых семей. Кроме того, автор использовал и источники личного происхождения, главным образом, воспоминания-интервью. В работе применялись как общенаучные, так и специальноисторические методы проведения исследования. Среди общих методов исторического исследования применялись историко-генетический, историко-типологический, историко-системный, проблемно-хронологический; важны были специально-исторические методы: структурно-функциональный и структурно-диахронный. При анализе численности диаспор в составе населения города применялись статистические методы. В процессе изучения архивных материалов и источников личного происхождения особое значение имел структурный анализ документов и интервью.

Свое начало как крупный международный порт Архангельск берет в конце XVI в., когда стала интенсивно развиваться торговля с Англией, затем с Голландией и немецкими странами. В 1583 г. в связи с проигранной Ливонской войной и окончательной утратой выхода к Балтике, царь Иоанн Васильевич IV Грозный издал указ об основании города Архангельска, которому суждено было стать первым международным морским торговым портом страны [28, с. 5]. В 1585 г. в Архангельске для иностранных купцов построен был деревянный Гостиный Двор; два причала – английский и русский – образовали пристань, рядом располагались торговые склады. В XVII в. Архангельск становится крупным внешнеторговым центром. В это время первенство по объему международной торговли занимают немецкие и голландские купцы. В период навигации они жили в немецком Гостином Дворе, на территории локального расселения иностранных купцов в Архангельске [3, с. 108].

С середины XVII в. иностранцы становятся постоянными жителями северного города. В 1686 г. выходцы из Гамбурга основали свой приход, а в 1687 г. выстроена была деревянная кирха [4, с. 24]. Так в структуре города образовалась иноземная слобода, позже названная Немецкой. «Немецкая слобода развилась из специфического иностранного района международного морского порта, получившего название sailortown», - отмечает известный архангельский историк и этнограф, А.Н. Давыдов. – «В XIX в. функции sailortown перешли к Соломбале, а Немецкая слобода превратилась в аристократический квартал города, отличаясь наиболее пестрым этническим составом, в сравнении с другими районами Архангельска» [5, с. 15]. Среди крупного купечества города доминировали гамбургские предприниматели и торговцы. В «Географо-статистическом обозрении Архангельской губернии в 1845 и 1846 гг.» отмечено: «Собственные корабли из архангельских купцов имеют дома Бранта, Фонтейнеса, Люрса, ходят они во все европейские и частью в американские порты. Шкипера на этих судах гамбургцы, а матросы – уроженцы Архангельской и Вологодской губерний и финляндцы» [7, 153]. Всего же купцы иностранного происхождения в 1860 – 1910-е гг. составляли около 20 % архангельского купечества, и представляли наиболее зажиточную его часть. А.Н. Давыдов, ссылаясь на данные городской переписи 1863 г., приводит следующие цифры: 66 % всех иностранцев в Архангельске расселены были в Немецкой слободе, а в конфессиональном отношении – 70 % всех протестантов в городе [5, с. 16].

Культурное развитие города во многом определялось деятельностью представителей иностранных диаспор. Именно на территории Немецкой слободы появились первые светские школы с преподаванием на немецком языке, художественные и музыкальные классы, симфонический оркестр, первое техническое училище, музей и клуб как место деловых собраний. Задолго до появления здания Немецкого клуба на карте города, в городских усадьбах представителей западноевропейских купеческих династий проводились светские балы и маскарады, театральные представления, литературные и музыкальные вечера, рождественские и новогодние празднества с обязательным соблюдением четырех адвентов и рукотворными подарками; обладатели богатейших частных книжных собраний устраивали вечера домашнего чтения на родном языке. Летом представители западноевропейских династий предпочитали проводить время в Летнем (Александровном) саду, прогуливаясь под звуки оркестра, в собственном усадебном саду за работой, или же в прогулках на яхтах по р. Северной Двине. Именно жители этого элитного квартала города невольно становились образцом для воспроизведения некоторых аспектов европейского образа жизни, модели поведения, привычек и внешнего облика для прочих горожан. Привилегированное положение «архангельских немцев» среди других иноэтнических групп в городе нашло свое отражение в расположении Немецкой слободы в центральной части города. Сакральный центр Немецкой слободы – кирха (лютеранская церковь св. Екатерины), находилась на Набережной, в первом, парадном ряду городских храмов. Улица, на которой находились кирха и немецкая школа, носила название Кирочной, или Лютеранской. В 1897 г. среди мигрантов первого поколения в Архангельске числилось 60 человек, назвавших местами своего происхождения другие страны. Среди них наиболее представительны были группы выходцев из Германии (24 чел.) и Норвегии (19 чел.), Австро-Венгрии (6), Великобритании (2), Голландии (2), Дании (1), Италии (1), Франции (3), Швеции (1). Всего же нерусское население Архангельска составляло по переписи 1897 г. 1126 человек, наиболее крупными группами были немцы (22,5 %), поляки (28 %), евреи (22 %). В отличие от двух других крупных национальных групп, немцы были наиболее рано сформировавшейся, четко организованной и занимавшей высокий имущественный и социальный статус группой населения. Численность немецкой общины в 1897 г. была значительной (253 человека считали родным языком немецкий, 113 - русский), 96 % архангельских немцев исповедовали протестантизм [5, с. 17]. В составе мигрантов-иностранцев в Архангельске преобладали выходцы из стран, принадлежавших к Североевропейской морской торговой зоне, что было связано с деятельностью порта и морского торга. Это были представители консульств, духовенство протестантской и англиканской церквей, обслуживавших как небольшие религиозные общины в Архангельске, так и иностранных моряков с судов. В Архангельск переезжали целые купеческие семьи. Среди норвежских купцов также стало доброй традицией посылать в Архангельск своих сыновей (во второй половине XIX в. ежегодно до 10 человек) учится русскому языку [6, с. 202 - 203].

Архангельск открывал огромные возможности для предприимчивых иностранцев. Яркий пример – биография архангельского купца и промышленника Вильгельма Брандта (1779 - 1832). Родом он был из Гамбурга, и приехал в Архангельск в возрасте 15 лет, нажил здесь капитал и создал свою торгово-промышленную империю. Дом Брандтов был одним из самых значительных архитектурных сооружений в Архангельске, перед ним располагалась собственная пристань. Основатель фирмы «Вильгельм Брандт и сын» (1828) был одним из крупнейших промышленников на Севере России, а в 1832 г. – четвертым в России по размерам капитала. В. Брандт владел в Архангельске собственной верфью, флотилией торговых морских судов, сахарным и лесопильным заводами. В 1820-е гг. он имел дипломатический статус ганноверского, нидерландского, датского и бременского консула, финансировал экспедицию П.К. Пахтусова к Новой Земле. Знаменитый выходец из Гамбурга был похоронен в 1832 г. Архангельске на лютеранском кладбище [8, с. 14-16].

Архангельские иностранные купцы и промышленники стремились закрепить свою социально-экономическую и культурную значимость в жизни города, в том числе и на дипломатической службе. В 1860-е гг. в Архангельске носили звание консулов: ольденбургского – коммерции советник Абрам Иванович дес Фонтейнес, бременского – архангельский купец Карл Иванович Мейер, любекского – архангельский купец Франц Христофорович Грель, нидерландского и гамбургского - Фердинанд Егорович Линдес, гамбургского и прусского – архангельский купец первой гильдии Иван Иванович Гернет, датского – потомственный почетный гражданин Эдуард Абрамович Фонтейнес, мекленбург-шверинского – архангельский купец второй гильдии Андрей Андреевич Геллерман [9, с. 332]. В 1872 г. датским консулом в Архангельске стал купец Август Пец [10]. Еще один пример мультикультурализма – архангельский немец, бельгийский консульский агент, британский подданный Иван Егорович Шергольд [9, с. 333]. Численная доля иностранцев в Архангельске была не столь велика, но их высокий социальный статус, существенная роль в экономической жизни города, формировании его культурного облика, положение Немецкой слободы в семантике городского пространства отразились на гипертрофированном восприятии данной группы населения.

Представители немецкой общины Архангельска поддерживали связь со своей исторической родиной и символически стремились закрепить здесь свое присутствие. Поэтому, одной из важнейших точек на карте города стало здание Коммерческого собрания, или Немецкий клуб, выполнявший важную социальную, культурно-историческую, просветительскую и консолидирующую роль в жизни западноевропейских диаспор города. В Архангельске устав Коммерческого собрания был утвержден 3 декабря 1858 г., согласно которому клуб открывал двери «приличным людям всех сословий». Главными инициаторами организации клуба были горожане Франц Францевич Шольц, Антон Иванович дес Фонтейнес, Карл Иванович Мейер, Петр Карлович Люрс [11, с. 168-169]. Сам Немецкий клуб существовал в Архангельске с конца XVIII века. Он не был официально зарегистрирован [12]. После опустошительного пожара 1851 г. в среде немецкого купечества возникла идея о строительстве для своего клуба собственного помещения, для чего и потребовалась официальная регистрация его под названием «Коммерческое собрание». Основными членами клуба были семьи архангельских немцев, а также иностранные купцы, приезжавшие в город [11, с. 169]. Помимо основных мероприятий и деловых собраний для обсуждения коммерческих дел, здесь устраивались самые престижные в городе балы, маскарады, театральные представления, официальные приемы, торжественные банкеты и семейные торжества. Именно здесь проходил бал в честь открытия Северной железной дороги в 1898 г., парадный обед в честь 300-летия Общества Архангельских лоцманов 8 декабря 1913 г. и многие другие мероприятия. Здание было рассчитано на одновременное присутствие 1463 посетителей, «не принимая во внимание всех служебных помещений внизу, квартир служащих второго этажа» и сцены с гримёрными комнатами. Здание имело несколько выходов: один главный – через вестибюль, и несколько запасных - со сцены, из зрительного зала, через кухню» [14]. Согласно акту осмотра здания Коммерческого клуба от 3 января 1906 г., «здание, частично выходящее на улицу, деревянное, двухэтажное, имеющее деревянные лестницы, две его части, выходящие во двор, каменные. Одна часть занята театром, другая – кухнями» [14].

Таблица № 1.

Размеры комнат и количество посетителей Дома Коммерческого собрания [14]:

Помещение

Размер (в кв. саженях)

Количество посетителей

Танцевальный зал

32,84

296 чел.

Гостиная

10,54

95

Карточная

10,54

95

Банкетный зал

20,24

182

Биллиардная 1я

13,65

123

Биллиардная 2я

13,18

119

Главным помещением Коммерческого собрания был большой двухсветный зал на 150 «танцевальных пар» с антресолью для оркестра. По сторонам его располагались диванные комнаты – мужская и женская гостиные, и сзади – банкетный зал на 200 персон. На втором этаже среди множества разных по назначению помещений выделялись карточная и бильярдная комнаты, комната для ломберных столов, в каменной пристройке – зрительный зал на 553 места. Зданию принадлежали также буфет, винные погреба и отличная кухня. В 1884 г. к зданию Коммерческого собрания был пристроен кегельбан (на втором этаже пристройки был оборудован выставочный зал, согласно плану дома от 1884 г.), в 1907 г. переоборудована электростанция, для которой выстроено было отдельное здание [15]. Здание Коммерческого собрания стало одним из лучших театральных помещений в городе. В 1881 г. здесь возникло «Общество любителей музыки» с собственными симфоническим оркестром и музыкальными классами, объединившее лучших музыкантов города. Благодаря электростанции при здании «Коммерческого собрания», в июне 1897 г. архангелогородцы впервые увидели «движущиеся фотографии» или кинематограф. Причем, в 1907 г. городскими властями по проекту, одобренному Губернским Строительным отделом, решено было расширить электроосветительную сеть станции, присоединив к ней еще 25 домов, расположенных по Троицкому, Петербургскому, Псковскому проспектам и улицам от Вологодской до Поморской [16].

Помимо инвестиций в экономику города и страны в целом, члены Немецкого клуба добровольно осуществляли финансирование социальной сферы. Значительная часть мероприятий, проводившихся городской элитой в здании Коммерческого собрания, были благотворительными. В аристократических кругах Архангельска XIX - начала ХХ вв. существовала традиция – часть своего дохода направлять в пользу бедных. Средства от продажи билетов на различные мероприятия Коммерческого собрания шли на улучшение жилищных условий сирот, жителей нескольких богаделен города, бедствующих рабочих и социальных слоев с низким уровнем жизни. Обычно взносы делались в пользу двух благотворительных объединений – Архангельского губернского попечительства детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны и Архангельского женского попечительства о бедных. Одна половина собранных сумм распределялась между Константиновским и Александровским приютами, вторая отдавалась приюту Святого Петра. На одном только благотворительном вечере в пользу приюта Святого Петра было собрано около 2 тыс. руб. Вся выручка от билетов отправлялась на благотворительные нужды города. Большинство собиравшихся в клубе промышленников и владельцев архангельских предприятий устраивало во время праздников даровые обеды для своих рабочих. Благотворительность для деловых кругов города была не разовой показной акцией, а ежегодной системной серией мероприятий в пользу нуждающихся [17].

Зачастую именно в Доме Коммерческого собрания суждено было встретиться тем, кто в будущем должен был продолжить экономическое развитие региона и культурные традиции династий почтенных фамилий. Так, в 1912 г. на одном из балов здесь познакомились Гертруда Пец (дочь известного архангельского купца и мецената, владельца лесозавода № 13 Рудольфа Карловича Пеца) и Вячеслав Лейцингер (сын городского головы и почетного гражданина города Якова Ивановича Лейцингера). Молодые сразу полюбили друг друга, однако Яков Иванович (по происхождению потомок древнего швейцарского рода, но при этом православный христианин) был категорически против брака, поскольку суженная его сына была лютеранкой, и обряд венчания молодых предполагался в кирхе Св. Екатерины. Наконец, после долгих переговоров отцы будущих молодоженов сошлись на том, что венчание будет проходить сначала в Рождественской церкви по православному обряду, а затем в кирхе по лютеранскому, но при условии, что дети будут православными. Так в 1913 году на свет появилось молодое почтенное семейство, унаследовавшее не только традиции и обычаи, но и добрые нравы своих предков. Они прожили счастливую жизнь. На свет появилось двое детей – сын Лев и дочь Наталья. Разлучил Вячеслава и Гертруду только арест Вячеслава в ночь с 22 на 23 ноября 1937 г. в ходе массовых политических репрессий по делу норвежского консула Виклюнда [13, 18].

Первая волна «антинемецких настроений» началась в городе в годы Первой мировой войны. В рапорте Архангельскому полицмейстеру о деятельности Архангельского Коммерческого собрания и секретном донесении полицмейстера Архангельскому губернатору от февраля 1915 г. содержатся абсурдные обвинения во «вредной деятельности клуба Архангельского Коммерческого собрания», которая была установлена на основании того, что «две трети членов клуба – лица германского происхождения», и «вполне основательно допускать их вражеское настроение к России» [19, Л. 46]. Члены клуба – Шмидт и Вульсберг – обвинены были в государственной измене, Шмидт был выслан в Енисейскую губернию. В отношении бывшего германского подданного Альберта Суркова, в квартире которого и на заводе неоднократно производились обыски, высказывалось следующее замечание: «на заводе были обнаружены и сняты провода, к которым, по заключению полковника политехнического отдела, можно было в любом месте подключить радиотелеграфный аппарат» [19, Л. 47]. Помимо этого отмечалось, что «все лица, фигурирующие в дознании, состоятельные, следовательно, крупный штраф для них необременителен» [20].

В годы Первой мировой войны из Архангельска выехало более половины проживающих здесь представителей иностранных династий. Совет старшин клуба, опасаясь немецких погромов, которые происходили в ряде городов страны, добровольно передал здание для устройства военного госпиталя на 350 мест [21]. Сам клуб стал снимать для своих собраний квартиру в доме В.Р. Пеца на Троицком проспекте, затем в июне 1915 г. клуб переехал в дом Мейера на углу Троицкого проспекта и Лютеранской улицы [22]. В начале 1917 г. Немецкий клуб был закрыт [20]. В период Первой мировой войны и революционных событий 1917 г. многие представители архангельской немецкой диаспоры, в том числе и постоянные члены клуба, были обвинены в шпионаже, арестованы, высланы или интернированы. Так быстро были забыты партнерство, сотрудничество и дружба, длившиеся много веков, проявившиеся во всех областях жизни и скрепившие союз коренных жителей Европейского Севера России и представителей иностранных диаспор, которые не только существенно способствовали развитию экономики, культуры, социальной сферы региона, но и по-настоящему любили край, ставший для них родным. Это объясняет тот факт, что в годы Первой мировой, а затем гражданской войны, не все из них покинули Родину. Многие, несмотря на национализацию собственности, жилья и предприятий, нищету, голод, жестокие репрессии, продолжали жить и работать в Архангельске.

Особенно тяжело пришлось жителям Немецкой слободы после установления в Архангельске советской власти в феврале 1920 г. Наиболее состоятельные представители города лишились своих предприятий, судов и жилых домов – их имущество было национализировано. В тюрьмах и лагерях оказались такие известные представители диаспоры как В. Пец, Б. Шергольд, М. Ульсен, Г. Мейер, А. Шольц и др. Вальтер Пец в 1920 г. был расстрелян. Обвинения применялись стандартные: служба в Белой армии, контрреволюционная деятельность [25, с. 86]. В последующие годы жителям Немецкой слободы стали отказывать в визе на выезд заграницу. Вскоре последовали ограничения в переписке. В 1929 г. была закрыта лютеранская кирха, которую представители советской власти превратили в столовую для рабочих, а затем спортзал. Уникальный механический орган кирхи был разломан, серебряные трубы его были выброшены на улицу и утрачены.

Подлинная трагедия, постигшая жителей Немецкой слободы, разыгралась в 1937 - 1939 гг. Крупным делом, затронувшим большую часть жителей Архангельска, стало «дело норвежского консула Арнольда Виклюнда», возникшее по прямому приказу наркома НКВД СССР Н.И. Ежова от 28 октября 1937 г., в котором говорилось: «В целях пресечения всей контрреволюционной, шпионской, террористической, диверсионной деятельности, на территории СССР личным составом посольств и консульств, исключить любые контакты с советскими гражданами, подвергая немедленному аресту всех советских граждан, связанных с личным составом этих диппредставительств» [26]. Приказ наркома был исполнен. В телеграмме областного управления НКВД в Москву от 24 ноября 1937 г. отмечалось, что «в ночь на 23 ноября проведена операция по связям норвежского консульства. В ходе операции арестовано 54 человека». В причастности к связям с норвежским консульством были обвинены более 60 архангелогородцев [27]. В тюремных камерах оказались Виктор и Анатолий — сыновья Эмиля Бройтигама (бывшего совладельца пивоваренного завода Суркова). Трагическая участь постигла детей лесопромышленника Егора Шергольда: Борис был расстрелян, Эдуард умер в тюрьме, Марта отсидела шесть лет [27]. Трое сыновей архангельского городского головы Якова Ивановича Лейцингера – Вячеслав, Аркадий и Игорь – оказались в застенках НКВД. Вячеслав и Аркадий много лет проработали в аппарате управления треста Северолес и были арестованы в Архангельске в ходе «дела Виклюнда», а Игорь – выдающийся летчик-испытатель, подвергся аресту в Киеве. Аркадий Лейцингер был расстрелян в 1938 г. по ложному обвинению в шпионаже, Вячеслав Лейцингер погиб в архангельской тюрьме НКВД при невыясненных обстоятельствах (в свидетельстве о смерти сказано – «от остановки сердца» - обычно эта бюрократическая отписка скрывала факт смерти от незаконных методов физического воздействия, применяемых в ходе следствия с целью получения от подсудимого признательных показаний). В 1938 г. был арестован и Игорь Лейцингер. Он провел два года под следствием, подвергался пыткам и избиениям в тюрьмах НКВД, затем был отправлен в ссылку в Челябинскую области, где и умер от полученных в ходе следствия травм в 1945 г. В 1942 г. в блокадном Ленинграде от голода погиб младший сын Якова Ивановича Лейцингера, Вадим Лейцингер, работавший на одном из оборонных предприятий города [13; 18]. Шесть дочерей Якова Ивановича Лейцингера вышли замуж и, сменив фамилию, продолжали жить в городе и работать на его благо. Одна из дочерей Якова Ивановича, Нина, после национализации принадлежавшей семье Лейцингер фотомастерской, возглавила ее и работала там до 1960-х гг., продолжая дело отца. Муж Нины был арестован в 1930 г. за отказ добровольно передать государству оборудование и помещение семейных фотомастерской и фотоателье, и сгинул в лагерях ГУЛАГа Северного края [13].

Здание Коммерческого собрания было национализировано приказом Исполнительного Комитета Архангельского Совета Рабочих и Солдатских депутатов от 3 июня 1918 г., который утвердил решение: «…принадлежащее бывшему клубу Архангельского Коммерческого собрания недвижимое имущество – дом № 98 по Троицкому проспекту с обстановкой в нем, со всей землей и надворными постройками объявить общенациональной неделимой собственностью РСФСР и принять ее в свое ведение» [23]. В 1918 г. здесь состоялся «Съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», на котором была провозглашена советская власть на Севере. С 1920 г. в здании располагался первый красноармейский театр, с 1933 г. – театр юного зрителя, с 1941 г. – дом пионеров, с 1944 г. – дом офицеров. В начале 1960-х гг. здесь находился кинотеатр «Хроника», в середине 1960-х гг. – театр Драмы во время его первой реконструкции. Некоторое время в здании располагалась проектная группа реставрационной мастерской, Северный народный хор, фонды краеведческого музея и музея деревянного зодчества «Малые Корелы». К 1970-м гг. относится работа сотрудников объединения Росреставрация по сбору информации об истории здания, его архитектурному обследованию, восстановлению его исторического облика с целью сохранения и переноса на "заповедную улицу", где памятник находится и сегодня [24].

Годы красного террора и советских репрессий сыграли негативную роль в формировании городской среды и культуры города, отрицательно сказались на международном престиже страны; жизнь города-порта долгие годы проходила в атмосфере страха и международной изоляции. Стоит отметить, что в начале ХХ в. в Архангельске было 7 консульств дружественных западноевропейских государств [1, с. 81], а к 1938 г. осталось только одно – норвежское, главу которого, Арнольда Виклюнда, обвинили в шпионаже в пользу английской разведки и интернировали из города в 24 часа. К 1936 г. Архангельск прекратил свое существование как город искусства. Исчез безвозвратно уникальный архитектурный облик города [29]. Большая часть представителей западноевропейских династий покинула страну или была уничтожена, остальные подверглись репрессиям и травле; оставшиеся в живых боялись говорить о своем социальном и этническом происхождении. Нет теперь людей, веками, из поколения в поколение, трудившихся на благо Архангельска и сформировавших уникальный феномен красивейшего портового города, одного из выдающихся европейских городов по экономическому и культурному значению. И, казалось бы, время стирает последние границы великолепного прошлого. Потомки жителей Немецкой слободы и сейчас живут в Архангельске и делают все возможное для сохранения памяти об истории своих предков. Дом Коммерческого собрания и сегодня служит напоминанием о значении первого морского порта России, величественной и уютной Немецкой слободе и людях, ее населявших, которые искренне любили свой город и делали все для его развития. Судьбу самого Коммерческого собрания, как и большинства представителей западноевропейских династий, оставшихся в городе, можно считать трагичной, однако они внесли весьма существенный вклад в развитие городской среды и культуры, что продолжает оказывать влияние на историю региона и сегодня.

Библиография
1.
Архангельск: век минувший. Страницы истории фотолетописи города. Архангельск. 2009. 472 с.
2.
Савицкий П.Н. «Разрушающие свою страну…». // Архангельск, 1994. 11 марта. С. 1-2.
3.
Попова Л.Д. История развития немецкой слободы в Архангельске (XVI – начало XX вв.). // Немцы и Русский Север. Сборник статей. М., 2000. С. 107 – 119.
4.
Барнель Ф.И. Евангелический приход в Архангельске. Исторический очерк, составленный пастором Ф.И. Барнелем // Известия Архангельского общества изучения Русского Севера, 1919. № 1 – 2.
5.
Давыдов А.Н. Архангельские немцы, немецкая община и Немецкая слобода в Архангельске: этнографический аспект. // Немцы и Русский Север. Сборник статей. М., 2000. С. 15-27.
6.
Давыдов А.Н., Пономаренко В.Н., Куратов А.А. Руссенорск (РН) в контексте интерэтничной морской культуры на Севере Европы: язык торговли и ритуал торга // XI Всероссийская конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии: тезисы докладов. М., 1989. С. 202-203.
7.
Географо-статистическое обозрение Архангельской губернии за 1845 – 1846 гг. Архангельск, 1846. 179 с.
8.
Денисов В.Ю. Архангельский купец В. Брандт в истории российской торговли и географических открытий // Роль Архангельска в освоении Севера: тезисы докладов Всесоюзной конференции. Архангельск, 1984. С. 14-16.
9.
Справочная книжка Архангельской губернии на 1868 г. Архангельск, 1868. 361 с.
10.
Государственный архив Архангельской области, далее-ГААО. Ф. 50. Оп. 1. Д. 392.
11.
Трошина Т.И. «Немецкий клуб» в Архангельске. // Немцы и Русский Север. Сборник статей. М. 2000. С. 167-171.
12.
Коммерческое собрание (к 50-летию его основания) // Архангельск, 1908. № 270. С. 1-4.
13.
Интервью с Наталией Львовной Целиковой 1936 г.р., урожденной Лейцингер, правнучкой Якова Ивановича Лейцингера. Интервью проходило 10 сентября 2014 г. с 14:05 до 15:30 по адресу: Чумбарова-Лучинского 38 (Дом Коммерческого собрания). Интервьюер – Хатанзейская Е.В. // Из архива кафедры отечественной истории Северного (Арктического) Федерального университета. Ф. 1. Оп. 1. Файл 47.
14.
ГААО. Ф. 75. Оп. 1. Д. 2918. Л. 22-23; Л. 26.
15.
ГААО. Ф. 50. Оп. 7. Д. 158. Л. 5 – 8.
16.
ГААО. Ф. 75. Оп. 1. Д. 3023. Л. 15.
17.
Тараканов К. «Чиновники кормили богадельни. Не перенять ли опыт нынешней политической элите?» // Аргументы и факты, 2010. № 52. С. 4-5.
18.
Документы из личного архива Наталии Львовны Целиковой.
19.
ГААО. Ф. 1. Оп. 12. Д. 174. ЛЛ. 42-49.
20.
Трошина Т.И. Положение немцев в Архангельске в годы Первой мировой войны // Немцы и Русский Север. Сборник статей. М., 2000. С. 172-188.
21.
ГААО. Ф. 1. Оп. 4. Т. 5. Д. 1381. Л. 34.
22.
Архангельск, 1915. № 124. С. 1.
23.
ГААО. Ф. 272. Оп. 1. Д. 53. Л. 12.
24.
Доклад старшего архитектора объединения «Росреставрация» отдела № 5 Карташевой Ирины Герасимовны на научном совете у главного архитектора объединения «Росреставрация» Б.В. Гнедовского от 27 сентября 1976 г. // Архив Архангельского Областного Краеведческого музея (АОКМ). Ф. 3. Оп. 3. Д. 72. ЛЛ. 31 – 37.
25.
Овсянкин Е.И. Из истории репрессий против жителей Немецкой слободы // Немцы и Русский Север. Сборник статей. М., 2000. С. 82-88.
26.
Охотин Н.Г., Рогинский А.Б. Из истории немецкой операции НКВД 1937-1938 гг. // Международный мемориал. Архив. Библиотека. Музей. URL: http://old.memo.ru/history/nem/chapter2.htm (дата обращения: 23.10.2019).
27.
Овсянкин Е.И. Дело норвежского консула Виклюнда // Неофициальный старый Архангельск. URL: http://oldar.ru/istoriya/102-delo-norvezhskogo-konsula-viklyunda (дата обращения: 17.03.2019).
28.
Мильчик М.И., Попова Л.Д. Первые ворота Российского государства. Очерки градостроительной и архитектурной истории Архангельска и Холмогор. СПб., 2002. 224 с.
29.
Хатанзейская Е.В. Трансформация облика Архангельска в 1929-1936 гг.: разрушение культурного наследия // Изучение и сохранение историко-культурного наследия Русского Севера: сборник научных статей и материалов межрегиональной научной конференции, посвященной 80-летию профессора А.А. Куратова. Архангельск, 2017. С. 231-241.
References (transliterated)
1.
Arkhangel'sk: vek minuvshii. Stranitsy istorii fotoletopisi goroda. Arkhangel'sk. 2009. 472 s.
2.
Savitskii P.N. «Razrushayushchie svoyu stranu…». // Arkhangel'sk, 1994. 11 marta. S. 1-2.
3.
Popova L.D. Istoriya razvitiya nemetskoi slobody v Arkhangel'ske (XVI – nachalo XX vv.). // Nemtsy i Russkii Sever. Sbornik statei. M., 2000. S. 107 – 119.
4.
Barnel' F.I. Evangelicheskii prikhod v Arkhangel'ske. Istoricheskii ocherk, sostavlennyi pastorom F.I. Barnelem // Izvestiya Arkhangel'skogo obshchestva izucheniya Russkogo Severa, 1919. № 1 – 2.
5.
Davydov A.N. Arkhangel'skie nemtsy, nemetskaya obshchina i Nemetskaya sloboda v Arkhangel'ske: etnograficheskii aspekt. // Nemtsy i Russkii Sever. Sbornik statei. M., 2000. S. 15-27.
6.
Davydov A.N., Ponomarenko V.N., Kuratov A.A. Russenorsk (RN) v kontekste interetnichnoi morskoi kul'tury na Severe Evropy: yazyk torgovli i ritual torga // XI Vserossiiskaya konferentsiya po izucheniyu istorii, ekonomiki, literatury i yazyka skandinavskikh stran i Finlyandii: tezisy dokladov. M., 1989. S. 202-203.
7.
Geografo-statisticheskoe obozrenie Arkhangel'skoi gubernii za 1845 – 1846 gg. Arkhangel'sk, 1846. 179 s.
8.
Denisov V.Yu. Arkhangel'skii kupets V. Brandt v istorii rossiiskoi torgovli i geograficheskikh otkrytii // Rol' Arkhangel'ska v osvoenii Severa: tezisy dokladov Vsesoyuznoi konferentsii. Arkhangel'sk, 1984. S. 14-16.
9.
Spravochnaya knizhka Arkhangel'skoi gubernii na 1868 g. Arkhangel'sk, 1868. 361 s.
10.
Gosudarstvennyi arkhiv Arkhangel'skoi oblasti, dalee-GAAO. F. 50. Op. 1. D. 392.
11.
Troshina T.I. «Nemetskii klub» v Arkhangel'ske. // Nemtsy i Russkii Sever. Sbornik statei. M. 2000. S. 167-171.
12.
Kommercheskoe sobranie (k 50-letiyu ego osnovaniya) // Arkhangel'sk, 1908. № 270. S. 1-4.
13.
Interv'yu s Nataliei L'vovnoi Tselikovoi 1936 g.r., urozhdennoi Leitsinger, pravnuchkoi Yakova Ivanovicha Leitsingera. Interv'yu prokhodilo 10 sentyabrya 2014 g. s 14:05 do 15:30 po adresu: Chumbarova-Luchinskogo 38 (Dom Kommercheskogo sobraniya). Interv'yuer – Khatanzeiskaya E.V. // Iz arkhiva kafedry otechestvennoi istorii Severnogo (Arkticheskogo) Federal'nogo universiteta. F. 1. Op. 1. Fail 47.
14.
GAAO. F. 75. Op. 1. D. 2918. L. 22-23; L. 26.
15.
GAAO. F. 50. Op. 7. D. 158. L. 5 – 8.
16.
GAAO. F. 75. Op. 1. D. 3023. L. 15.
17.
Tarakanov K. «Chinovniki kormili bogadel'ni. Ne perenyat' li opyt nyneshnei politicheskoi elite?» // Argumenty i fakty, 2010. № 52. S. 4-5.
18.
Dokumenty iz lichnogo arkhiva Natalii L'vovny Tselikovoi.
19.
GAAO. F. 1. Op. 12. D. 174. LL. 42-49.
20.
Troshina T.I. Polozhenie nemtsev v Arkhangel'ske v gody Pervoi mirovoi voiny // Nemtsy i Russkii Sever. Sbornik statei. M., 2000. S. 172-188.
21.
GAAO. F. 1. Op. 4. T. 5. D. 1381. L. 34.
22.
Arkhangel'sk, 1915. № 124. S. 1.
23.
GAAO. F. 272. Op. 1. D. 53. L. 12.
24.
Doklad starshego arkhitektora ob''edineniya «Rosrestavratsiya» otdela № 5 Kartashevoi Iriny Gerasimovny na nauchnom sovete u glavnogo arkhitektora ob''edineniya «Rosrestavratsiya» B.V. Gnedovskogo ot 27 sentyabrya 1976 g. // Arkhiv Arkhangel'skogo Oblastnogo Kraevedcheskogo muzeya (AOKM). F. 3. Op. 3. D. 72. LL. 31 – 37.
25.
Ovsyankin E.I. Iz istorii repressii protiv zhitelei Nemetskoi slobody // Nemtsy i Russkii Sever. Sbornik statei. M., 2000. S. 82-88.
26.
Okhotin N.G., Roginskii A.B. Iz istorii nemetskoi operatsii NKVD 1937-1938 gg. // Mezhdunarodnyi memorial. Arkhiv. Biblioteka. Muzei. URL: http://old.memo.ru/history/nem/chapter2.htm (data obrashcheniya: 23.10.2019).
27.
Ovsyankin E.I. Delo norvezhskogo konsula Viklyunda // Neofitsial'nyi staryi Arkhangel'sk. URL: http://oldar.ru/istoriya/102-delo-norvezhskogo-konsula-viklyunda (data obrashcheniya: 17.03.2019).
28.
Mil'chik M.I., Popova L.D. Pervye vorota Rossiiskogo gosudarstva. Ocherki gradostroitel'noi i arkhitekturnoi istorii Arkhangel'ska i Kholmogor. SPb., 2002. 224 s.
29.
Khatanzeiskaya E.V. Transformatsiya oblika Arkhangel'ska v 1929-1936 gg.: razrushenie kul'turnogo naslediya // Izuchenie i sokhranenie istoriko-kul'turnogo naslediya Russkogo Severa: sbornik nauchnykh statei i materialov mezhregional'noi nauchnoi konferentsii, posvyashchennoi 80-letiyu professora A.A. Kuratova. Arkhangel'sk, 2017. S. 231-241.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Дом Коммерческого собрания как центр европейской культуры портового города Архангельска конца XIX - первой трети XX веков Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и ясно обозначил её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования. Хронологические рамки, заявленные автором в названии статьи, в тексте статьи нарушены. Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования. На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность. В основной части статьи автор сообщил некоторые обстоятельства становления Архангельска как «крупного международного порта» с конца XVI в., затем некоторые обстоятельства создания Немецкой слободы в 17 веке и внезапно сообщил, что местные «купцы иностранного происхождения в 1860 – 1910-е гг. составляли до 20 % архангельского купечества» и т.д. Далее автор фактически заявил о намерении описать роль «представителей иностранных диаспор» в культурной жизни Архангельска, но сообщил о лишь месте расположения Немецкой слободы, указал на состав её жителей в 1897 г., затем о численности нерусского населения Архангельска в 1897 г. и очень кратко охарактеризовал группы «немцев» и «мигрантов-иностранцев, принадлежавших к Североевропейской морской торговой зоне». Затем автор повторил мысль о том, что «среди крупного купечества города доминировали немецкие предприниматели и торговцы» и привел сведения середины 19 века. Автор проиллюстрировал судьбу торговых гостей на примере «архангельского купца и промышленника Вильгельма Брандта (1779 - 1832)». Далее автор обосновал свою мысль о том, что «архангельские иностранные купцы и промышленники стремились закрепить свою социально-экономическую и культурную значимость в жизни города», заключив, что «численная доля иностранцев в Архангельске была не столь велика, но их высокий социальный статус, существенная роль в экономической жизни города… отразились на гипертрофированном восприятии данной группы населения». Далее автор разъяснил свою мысль о том, что «одной из важнейших точек на карте города стало здание Коммерческого собрания, или Немецкий клуб, выполнявший важную социальную, культурно-историческую, просветительскую и консолидирующую роль в жизни западноевропейских диаспор города», фрагментарно охарактеризовал его деятельность во второй половине 19 – начале 20 вв., неожиданно представил читателю таблицу со сведениями о «размерах комнат и количестве посетителей Дома Коммерческого собрания», видимо, в 1906 г. Далее автор умозрительно указал на то, что «помимо инвестиций в экономику города и страны в целом, члены Немецкого клуба добровольно осуществляли финансирование социальной сферы» и т.д., сообщил, что «на одном только благотворительном вечере в пользу приюта Святого Петра было собрано около 2 тыс. руб.» т.д. Далее автор на примере одной семьи проиллюстрировал мысль о том, что «зачастую именно в Доме Коммерческого собрания суждено было встретиться тем, кто в будущем становился продолжателем… культурных традиций «архангельских иностранцев», затем разъяснил свою мысль о том, что «первая волна «антинемецких настроений» началась в городе в годы Первой мировой войны» т.д. Далее автор абстрактно сообщил о том, что «в период Первой мировой войны и революционных событий 1917 г. … быстро были забыты партнерство, сотрудничество и дружба, длившиеся много веков» т.д. Далее автор крайне фрагментарно описал судьбу Дома Коммерческого собрания и «жителей Немецкой слободы» в 1918–1970-х гг. Чем их судьба отличалась от судеб архангелогородцев русского происхождения, осталось неясно. В завершение основной части статьи автор сообщил, что «в начале ХХ в. в Архангельске было 7 консульств дружественных западноевропейских государств, а к 1938 г. осталось только одно – норвежское» т.д. В статье встречаются незначительные ошибки/описки, как-то: «1860 – 1910», «1779 - 1832», «Однако, потомки» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «В аристократических кругах Архангельска», «продолжателем экономического развития региона». Выводы, позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования, в статье представлены скромно. В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «потомки жителей Немецкой слободы и сейчас живут в Архангельске и делают все возможное для сохранения памяти об истории своих предков» и что « В середине 1970-х годов возникает идея создания заповедной улицы города с целью сохранения наиболее значимых архитектурных объектов» и т.д. Автор резюмировал, что «Дом Коммерческого собрания... и сегодня служит напоминанием о значении первого морского порта России, величественной и уютной Немецкой слободе и людях, ее населявших, которые искренне любили свой город и делали все для его развития». Заключительный абзац статьи проясняет лишь частично цель исследования. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует незначительной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"