Статья 'Поселенческий колониализм в квазигосударственном периоде деятельности Компании Гудзонова залива (1670–1870)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Поселенческий колониализм в квазигосударственном периоде деятельности Компании Гудзонова залива (1670–1870)

Сапунцов Андрей Леонидович

доктор экономических наук

ведущий научный сотрудник, Институт Африки РАН; профессор кафедры финансового мониторинга, Национальный исследовательский ядерный университет "МИФИ"

123001, Россия, г. Москва, ул. Спиридоновка, д. 30/1

Sapuntsov Andrey Leonidovich

Doctor of Economics

Leading Scientific Associate, Institute for African Studies of the Russian Academy of Sciences; Professor, the department of Financial Monitoring, National Research Nuclear University MEPhI

123001, Russia, g. Moscow, ul. Spiridonovka, d. 30/1

andrew@sapuntsov.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.11.31189

Дата направления статьи в редакцию:

29-10-2019


Дата публикации:

02-12-2019


Аннотация.

Статья посвящена исследованию колониальной деятельности Компании Гуздонова залива (КГЗ), которая в 1670 г. была учреждена англичанами для добычи пушнины в Северной Америки и проведения географических изысканий в её северо-западном регионе. Перед автором поставлена цель – определить формы организации колониальных поселений европейцев и особенности их взаимодействия с индейцами при участии в торговых операциях КГЗ. Более того, важно установить причины проведения реформ по демонополизации положения КГЗ как на рынке пушнины, так и в системе колониального управления. В исследовании применяются теории колонизации, архивные материалы КГЗ, свидетельства путешественников, проводится анализ положений юридически значимых документов. Используются методы когнитивной диалектики, исторического объективизма и сравнения разносторонних источников в рамках социально-философского наблюдения. Автор приходит к выводу о доминировании анклавной топологии в колониальной деятельности КГЗ, когда европейские поселенцы сосредотачивали ареал своего проживания в прибрежных поселениях (фортах, факториях и торговых постах) и практиковали применение эксплуататорских подходов в отношениях с индейцами. Однако последние получили возможность сбыта шкурок бобра европейцам через денежный обмен и неквалифицированную работу. После поглощения французских конкурентов КГЗ превратилась в квазигосударство, совмещая в себе частное предприятие с колониальной администрацией. В конце статьи делается вывод о том, что назревшее недовольство английской Короны как узурпацией административной власти и бизнеса в КГЗ, так и её участием в монополизации рынка привели к демонтажу рассматриваемой модели колонизации в 1870 г., когда часть властных полномочий была передана правительству Канады.

Ключевые слова: бобёр, Великобритания, индейцы, Канада, колонизация, Компания Гудзонова залива, Ост-Индская компания, Северная Америка, транснациональная корпорация, частнопредпринимательский капитал

Abstract.

This article is dedicated to the colonial activity of Hudson’s Bay Company (HBC) founded in 1670 by the British for exploitation of fur in North America and conducting geographical surveying un the Northwestern region. The author sets a goal to determine the forms of organization of the European colonial settlements and peculiarities of their cooperation with the Native Americans in HBC trade operations. It is also important to ascertain the reasons for conducting reforms prior to monopolization of HBC in the fur market, as well as within the system of colonial control. The research material contains the colonization theories, archival materials of HBC, travelers’ testimonies, and analysis of the relevant legal documents. The author also applies the methods of cognitive dialectics, historical objectivism, and comparison of multifaceted sources in the context of socio-philosophical observation. The conclusion is made on the dominance of enclave topology in the colonial activity of Hudson’s Bay Company, when the European settlers resided mostly in coastal areas (forts and trading posts), as well as practices exploitative approaches towards relations with the Native Americans. However, the latter got an opportunity to sell beaver pelts to the Europeans through monetary exchange and unqualified labor. After taking over the French competitors, HBC transformed into a quasi-state, incorporating privately operated enterprise with colonial administration. The conclusion is made that the escalated discontent of the British Crown with usurpation of administrative power and business in Hudson’s Bay Company along with its engagement in monopolization of the market, led to disassembling of the aforementioned colonization model in 1870; the power was partially delegated the Canadian government.

Keywords:

East India Company, Hudson’s Bay Company, colonization, Canada, Indians, U.K., beaver, North America, transnational corporation, private entrepreneurship

Ко второй половине XVII в. колониальная экспансия европейских государств в Северную Америку дала натуралистические знания о наличии ценных биологических ресурсов в северных регионах этого континента, которые могли быть заготовлены и реализованы на европейском рынке. По оценкам путешественников, речь шла об организации добычи шкурок бобра, куницы, выдры, норки, лисицы, медведя, оленя, енота, лося, волка и тюленя, в большом количестве обитавших к западу от Гудзонова залива. На первый взгляд, новые земли были необитаемыми, и колонисты сталкивались с вызовами природы, такими как суровый климат и нападения особо хищных диких животных, однако позже путешественники встретили воинственные племена индейцев, которые кардинальным образом отличались от европейцев в своем восприятии окружающего мира, возможности вступать в отношения и выполнять взятые на себя обязательства в торговле и иных экономически значимых действиях.

Приблизительно в 1665 г. канадские торговцы и путешественники французского происхождения двоюродные братья Медард Де Грозильерс и Пьер-Аспи Радиссон прибыли в Лондон с целью поиска инвесторов для участия в предприятии по торговле мехом бобра [21, p. 54]. Стало известно о наличии множества рек, впадающих в Гудзонов залив, что позволяло оценить этот район как благоприятный для обитания бобра, прогнозировать успех меновой торговли его шкурками с индейцами, а также быстроту и экономичность использования прямого морского маршрута из этого залива в Атлантический океан для доставки груза в Европу. В районе Великих озер французские колонисты уже заготавливали мех бобра и транспортировали продукцию по менее рациональному маршруту, проложенному через реку Св. Лаврентия, однако они отказались от предложения братьев к сотрудничеству, боясь потерять контроль над центрами торговли.

Король Англии Карл II проявил заинтересованность в учреждении рассматриваемого предприятия, и 3 июня 1668 г. снаряженные группой инвесторов корабли «Орлёнок» и «Бесподобный» отбыли из Англии в Северную Америку. Из-за шторма первое судно получило повреждения и было вынуждено вернуться домой, тогда как «Бесподобный» благополучно прошел через Гудзонов залив и 29 сентября прибыл в южную часть залива Джеймса [21, p. 54]. Колонисты организовали там Форт Карл, назвали реку в честь принца Руперта и за время зимовки смоги заготовить груз меха, который был успешно доставлен в Англию в начале лета 1669 г.

В эти годы эпохи Великих географических открытий европейские державы устремились на Азиатский континент, где обитали древние цивилизации. Эти народы, населявшие территорию современных Индии, Китая, Индонезии и других стран, смогли выстроить определенную социальную иерархию, построить торгово-экономические отношения (в том числе включавшие в себя специализацию по видам деятельности и классам трудящихся) и получить атрибуты государства, включая органы власти, вооружённые силы, транспорт, отчасти денежное обращение. Подобные формы социальной организации, в чем-то даже превосходившие европейские страны по отдельным критериям «качества» государственного управления и достигнутым результатам в благосостоянии населения, также встречались на землях Центральной и Южной Америки, в Египте и других очагах древних цивилизаций Африки.

Известия о выполнении успешной экспедиции дошли до короля Карла II, и 2 мая 1670 г. он подписал королевскую хартию «О губернаторе и компании торгующих в районе Гуздонова залива искателей приключений» [20]. Состояв из семи тыс. слов, написанных от руки на листах кожи размером 31 на 25 дюйма, хартия служила документом об учреждении Компании Гудзонова залива (КГЗ) и определяла полномочия органов её управления (комитета семи лиц, возглавляемого губернатором и его единственным заместителем), а также периодичность проведения выборов и собраний. В хартии король назначает своего «дорогого и всецело любимого кузена» принца Руперта первым губернатором КГЗ, а территорию ведения бизнеса – Землей Руперта [20].

Ареал ведения бизнеса КГЗ оказался чрезвычайно обширным: учредители признавались абсолютными владыками и собственниками земель в районе Гудзонова пролива и залива, а также в бассейне всех впадающих туда рек. Размеры Земли Руперта были доподлинно неизвестны путешественникам, и, исходя из современных географических представлений, в неё включаются канадские провинции Квебек, Онтарио, Манитоба, Саскачеван, южная половина Альберты, юго-восточная часть Северо-Западных территорий, а также земли к северу от реки Св. Лаврентия и к западу от границы Лабрадора. В хартии о КГЗ заявлялась основная цель её деятельности, связанная с «поиском нового пути в Южное море и активизацией торговых операций мехом, минералами и прочими значимыми товарами» [20].

В те годы считалось возможным открыть речной путь в Западный (Тихий) океан и в дальнейшем организовать торговлю с Китаем за счет денежных средств, вырученных от поставок меха в Европу. Король Карл II положительно воспринял вышеуказанные прогнозы и приказал использовать в новом предприятии опыт, накопленный в ходе колонизации Нью Джерси, Каролины, Багамских о-в и Барбадоса. Но реальность оказалась другой, и несмотря на то, что КГЗ снаряжала экспедиции с целью открыть этот путь (особенно в 1830-е и 1840-е гг.), они не увенчались успехом, Северо-Западный проход был пройден лишь в ХХ в. и оказался непригодным для торгового мореплавания [8, p. 542].

Европейские колониальные режимы, мобилизующие в XVII в. частнопредпринимательский капитал для колонизации Азии через Ост-Индские компании (ОИК), находили некоторый баланс во взаимоотношениях с местными социальными образованиями и, несмотря на угнетение коренных народов и совершенные против них преступления, в конечном счете достигалось устойчивое получение прибыли от деловых отношений. Позже английские торговые компании участвовали в аналогичных отношениях при колонизации Африки. Колониальная администрация находила диалог с местными органами власти, предоставляла туземцам определенную автономию, допускала функционирование их собственных предприятий и позже ОИК были расформированы с передачей их функций короне.

Базирующиеся в странах Запада транснациональные корпорации (ТНК) выглядели более либеральными, чем ОИК, так как стали агрегировать частный капитал в форме прямых иностранных инвестиций (ПИИ), обращающихся в колониальных предприятиях и разделявших завоеванные территории между метрополиями. «Неслучайно, что некоторые мировые политические лидеры рассматривали происходившие в первой половине ХХ в. события как одну незавершенную „большую войну“ за роль конечного победителя» [1, с. 5]. С падением колониальной системы страны Запада потеряли прямые инструменты вмешательства в дела заморских территорий, последовала волна национализации собственности, смены предпринимательских организаций, их слияний и поглощений.

Топология поселенческого колониализма основывается на «применении „логики элиминации“ по отношению к коренным народам, у которых колонисты забирают землю и выстраивают новую систему собственных правоотношений; туземцам говорят „уходите!“, что реализуется через физическое уничтожение или через разрушение их социума и дальнейшую ассимиляцию или абсорбцию туземцев в государственном образовании колонистов» [16, p. 274]. Рассматриваемые формы организации колониальной деятельности не были исключительными для Северной Америки времен эпохи Великих географических открытий и применялась в Австралии, Новой Зеландии, а также отчасти на Юге Африки. В частности, в ЮАР и Зимбабве сохранились крупные общины потомков европейских колонизаторов, однако за последние десятилетия многочисленные коренные народы этих стран существенно расширили своё участие в государственном и хозяйственном управлении. Более того, поселенческий колониализм встречался в государствах Древнего мира, а также в смешанных формах – при покорении Центральной и Южной Америки.

ОИК европейских держав и подобные им организации обладали крупными материальными и финансовыми активами и служили центрами сосредоточения невообразимой власти. Более того, современные многонациональные предприятия (МНП) – преемники и последователи ТНК, сосредоточили гигантские активы и располагают широкой филиальной сетью. Например, по последним данным за 2017 г. совокупные активы каждой из крупнейших МНП мира составили: «Роял Датч Шелл» – 400,6 млрд долл., «Тойота Мотор» – 468,9 млрд долл. [24, p. 21-22]. Однако на протяжении первых двух столетий своего существования положение КГЗ было уникальным, так как она представляла из себя не столько компанию, сколько квазигосударство, которое добилось наибольшего успеха в применении топологии поселенческого колониализма. В отличие от прочих колониальных предприятий, КГЗ существует по сей день и является крупным МНП – старейшей из торговых компаний, образованных с акционерным капиталом.

Безусловно, в настоящее время КГЗ «сложила с себя» полномочия органов колониального управления, изменилось распределение прав собственности на акционерный капитал и порядок выплаты дивидендов, тем не менее, корпоративная идентичность компании, в том числе её символика, бережно охраняется и продуктивно используется в маркетинговой стратегии [18, p. 344–345]. Должность руководителя КГЗ сохранило свое наименование «губернатор», компания представлена в Канаде сетью магазинов “Hudson’s Bay” и “Home Outfitters” и располагает крупными ПИИ на территории США, вложенными в – “Lord & Taylor”, “Saks Fifth Avenue” и “Saks Fifth Avenue OFF 5TH” [13, 6]. За 2018/19 ф. г. объем осуществлённой ими розничной продажи составил 9,4 млрд канад. долл., на его конец величина активов – 9,8 млрд канад. долл. [14, p. 5, 8].

Важнейшая особенность колониальной экспансии КГЗ заключалась в невозможности распространения тотального контроля над присоединяемой территорией, что было, в первую очередь, связано с суровыми природно-климатическими условиями, преобладанием лесных массивов и, следовательно, с существенными затруднениями при перемещении сухопутным транспортом. В свою очередь, эксплуатация речного транспорта носила сезонный характер и огранивалась местами стоянок с прилегающей территорией. В дополнение к вышеуказанному, карательные набеги индейцев приводили к жертвам среди членов экспедиций КГЗ, а также наносили материальный ущерб снаряжению и заготовленным меховым шкурам.

Внешние условия, в которых проводилась освоение Земли Руперта, делали невозможным применение колонизации, основанной на введении органов государственного управления и учреждении конкурирующих между собой частных предприятий, в особенности малых и средних. Более того, социальная структура организации индейских племен делала практически невозможным наем их членов в колониальных предприятиях, что определялось неспособностью к поддержанию трудовой дисциплины и распорядка рабочего дня, а также низкой склонностью к обучению. При этом нельзя утверждать, что индейцы были полностью оторваны от бизнеса КГЗ: они использовались в качестве проводников, каноистов, ловчих; лишь эпизодически индейцы ассимилировались, сумели получить постоянную работу и повышение в должности [10, p. 221]. Однако индейская государственность оказалась слишком слаба и нежизнеспособна, в то время как другие развивающиеся «страны начинают претендовать вначале на роль региональных локомотивов развития, затем – на место региональных сверхдержав, а в дальнейшем – на особые позиции в мировых политических и дипломатических иерархиях и статусных привилегиях» [2, с. 72].

Бизнес КГЗ развивался достаточно быстро по узловой топологии в прибрежных районах со следующими укрепленных торговыми постами, построенными к 1679 г. у залива Джеймса (Дом Руперта, Фактория Лося и Форт Албани) и к 1717 г. у Гудзонова залива (Форт Северен, Фактория Йорка, Форт Черчилль) [11]. Английская система поселенческой колонизации региона основывалась на возведении этнически замкнутых торговых постов, служивших центрами бартерной торговли с индейцами. Ловля животных и обработка их шкурок завершались к весне, когда в посты приходили торговые делегации индейцев и в торжественной обстановке проводился обмен меха на европейские товары: ножи, бусы, шерстяные одеяла с отметками (point blankets), иглы и чайники. Рассматриваемые экономические отношения вызывали ряд неудобств, включая существенные годичные колебания менового соотношения и его дисперсию в разных факториях, что было связано с невозможностью расчета цен.

Европейские экспедиции встретили в азиатском регионе страны с денежным обращением, основанном на применении драгоценных металлов. Заморская торговля, организованная ОИК с туземными субъектами в Азии, предполагала расчеты в золоте и других ценных металлах, причём уже позже, по мере покорения стран рассматриваемого региона, была проведена эмиссия собственных денег ОИК, которые в том числе применялись при расчетах между колонистами. Однако на Северо-Западе Америки индейцы не имели представления о категории денег и их функциях, следовательно, не видели ценности в британских фунтах стерлингов, на которые закупались поставляемые из Европы товары.

Со временем бартерная торговля показала свою неэффективность, и в целях её частичного улучшения индейцы стали принимать в качестве средства платежа монеты, эмитированные европейскими странами. Значимым элементом поселенческого колониализма стала проведенная КГЗ в XVIII в. эмиссия собственной денежной единицы «изготовленный бобёр» (made beaver – MB), которая была отчеканена в форме монет (жетонов) и содержала в себе стоимость полноразмерной качественной шкурки бобра [19, p. 21]. Индейцы достаточно быстро осознали удобство денежного обращения, вскоре появились монеты с дробной деноминацией и в MB были установлены цены товаров, импортируемых из Европы. Свидетельством крайней отсталости коренных народов Севера служит обращение частных денег КГЗ в районах восточной Арктики, сохранявшееся вплоть до 1955 г. [12].

С момента своего основания, КГЗ соперничала с Францией по вопросу установления контроля над территорией Гудзонова залива и заготовки экспортного товара, и только в 1713 г. был заключен Утрехтский мирный договор, согласно которому эти земли перешли под контроль англичан [23, p. 150]. Тем не менее, в 1779 г. французы учредили Северо-Западную компанию (СЗК) со штаб-квартирой в г. Монреале, объединившую с себя разобщенных «лесных бегунов» (coureurs des bois) – отрядов торговцев, совершавших экспедиции в континентальные земли Канады с целью участия с индейцами в меновой торговле шкурками бобра, а также самостоятельной охоты и добычи зверя. Только в 1821 г. СЗК потеряла свои конкурентные преимущества и была объединена с КГЗ.

Первый внутриконтинентальный торговый пост Камберленд (провинции Саскачеван) был учрежден КГЗ в 1774 г., что позволило перенять французскую таксономию закупок и приблизить места заключения сделок к центрам заготовки пушнины. В свою очередь, французы проводили более диверсифицированную политику колонизации, включавшую в себя учреждение торговых постов близ индейских деревень, отдаленных от береговой линии, и тесное взаимодействие с их жителями. Снаряжались исследовательские экспедиции в индейские племена, туда на временное жительство отправлялись французские пионеры с целью изучения местных языков и обрядов, приветствовалось заключение браков между колонистами и индейскими девушками.

Историки применяют несколько моделей организации хозяйственный предприятий для анализа деятельности КГЗ (в том числе, модель торгового судоходства XVIII в., гендерного порядка в доиндустриальном обществе, занятости в современных компаниях Японии), однако нельзя забывать о присутствии в этой компании черт независимого политического актора – «они обеспечивали поддержание собственного правового режима и функционирование институтов государственного управления» [7, p. 27]. Очевидно, что и в современных МНП существуют внутрифирменные руководящие положения (локальные акты) и действуют ревизионные органы, но их юрисдикция и полномочия находятся в подчинении к правовой системе страны ведения бизнеса, пусть со слабым и сильно коррумпированным политическим режимом. Помимо сравнения КГЗ с независимым государством, распространяющим свой контроль на отдельно взятую территорию, необходимо учитывать негативные последствия монополизации рынка, свойственные экономике социализма с народной собственностью на средства производства.

Обширный регион, расположенный к Северу от оз. Атабаска и к Западу от р. Маккензи, не был населен белыми людьми до 1821 г., когда состоялось слияние КГЗ с СЗК. Устранение конкуренции между европейцами и образование единой квазигосударственной структуры позволило организовать региональный центр торговли в Форт Симпсоне и провести экспансию хозяйственной деятельности далеко на Северо-Запад – вплоть до земель, расположенных в пределах современной канадской территории Юкон. Ареал бизнеса КГЗ распространился на Орегонскую землю, Вашингтон, а также торговые округа Колумбийского департамента и Новой Каледонии, располагавшиеся на территории современной Британской Колумбии.

Таким образом, КГЗ стала практически безраздельной властительницей на Северо-Западе Америки и сосредоточила в себе функции по разработке и применению норм уголовного права к индейцам. Правонарушения, совершенные белыми служащими КГЗ, регулировались английским законодательством, однако в большинстве случаев, подозреваемых индейцев жала скорая публичная смертная казнь. Такого подхода придерживался Джон Маклафин, занимавший должность старшего фактора и суперинтенданта Колумбийского дистрикта КГЗ в Форте Ванкувере с 1824 по 1846 гг. [15, p. 144].

Подписание Орегонского договора в 1846 г. привело к проведению раздела северо-западных территорий Америки между США и Великобританией, которая получила колонию о. Ванкувера. В 1851 г. на должность её губернатора был назначен Джеймса Дуглас, который одновременно стал главным региональным фактором КГЗ, – он выступал за применение дипломатических методов при взаимодействии с индейцами и настаивал за поимку подозреваемых с их последующим преданием суду. В частности, 17 января 1859 г. на борту корабля «Бобёр» состоялся суд над индейцами ковичан, которые были признаны виновными в умышленном убийстве и публично повешены [15, p. 151].

Представляется некорректным утверждать, что деятельность современных МНП осуществляется в строгом соответствии с нормами справедливости и гуманизма, следовательно, она лишена большинства пагубных проявлений бизнеса торговых компаний прошлого, в первую очередь – КГЗ. Например, в странах Юга Африки «„бои без правил“ за обладание ресурсами региона только начинаются»; подобно колонистам КГЗ, «боевики убивают жителей, призывают не платить налоги, проводят показательные казни „провинившихся“», а переселенческий колониализм повернул своё течение вспять – «китайские геологи ищут в недрах провинции [Кабу-Делгаду, Мозамбик] редкие металлы», поводят заселение новых земель [5, с. 17]. Причём и в этом случае применяется топология поселенческого колониализма.

Одним из государственных атрибутов деятельности КГЗ были полномочия по регистрации брака между её работниками в районах, где отсутствовала возможность пройти эту процедуру у служителя церкви или магистрата. Главным фактором (трейдером или клерком) КГЗ выдавалось свидетельство (сертификат) о заключении брака, и в журнале форта делалась соответствующая запись. Ежегодно эта информация передавалась заместителю губернатора и советнику в факторию Йорка. Допускалась регистрация брака с индейскими женщинами, а для лиц, направлявшихся в отдаленные районы на опасные экспедиции, применялось заключение брака на временных условиях. Имеются свидетельства о регистрации брака КГЗ в июне 1840 г. в форт Ванкувере, в то время как молодожёны могли легко получить доступ к услугам католического или протестантского священников [9, p. 325-326]. В настоящее время такой частный брак признается в Англии и США на правах гражданского брака.

Согласно положениям 146-й статьи британского Североамериканского закона (1867) управление Землей Руперта (территорией КГЗ) и Северо-западными территориями (коронными землями) стало осуществляться в конфедеративных формах. Закон о Земле Руперта (1868) определил порядок передачи этой территории британской короне, а затем – канадским властям. Переговоры между руководством КГЗ и новым доминионом Канады проводились при посредничестве колониального министерства Великобритании. Была достигнута договоренность о том, что правительство Канады выплатит КГЗ 300 тыс. ф. ст. в счет компенсаций за потерянную территорию, а также 1/20 от стоимости плодородной земли, расположенной в местах передаваемых поселений [22, p. 108]. Акт о передачи Земли Руперта был подписан руководством КГЗ 19 ноября 1869 г., 23 июня 1870 г. – королевой Викторией и 15 июля – вступил в силу [3, с. 85]. В отличие от других колоний Великобритании, Канада не сразу обрела независимость, а придерживались концепции «сложносоставной монархии»: «Корона как носитель суверенитета воплощалась в федеральном парламенте и была представлена генерал-губернатором с одной стороны, а с другой стороны, она же воплощалась в провинциальных легислатурах и была представлена лейтенант-губернаторами» [4, c. 143].

Тем самым была завершена эпоха безраздельного владычества частнопредпринимательского капитала Великобритании на землях Северной Америки. Институты колониального управления, сформированные КГЗ по поселенческой топологии, были использованы при формировании органов государственной власти Канады. Последующее становление канадской государственности, проводимой в соответствии с вышеуказанным подходом, не позволило индейским племенам не только восстановить суверенитет, но и получить административно-территориальную автономию, что фактически отстранило их представителей от пользования богатыми природными дарами Севера [17, p. 913]. Произошедшее разделение коммерческой деятельности КГЗ и новой администрации позволило добиться Канаде значительного прогресса в социально-экономическом развитии, результатами которого преимущественно пользуются потомки поселенцев из Великобритании и Франции.

Библиография
1.
Абрамова И.О., Фитуни Л.Л. Африканский сегмент многополярного мира: динамика геостратегической зависимости // Мировая экономика и международные отношения. – 2018. – Т. 62, № 12. – С. 5-14. – DOI: 0.20542/0131-2227-2018-62-12-5-14.
2.
Абрамова И.О., Фитуни Л.Л. Мусульманский полюс мировой экономики и джинн глобализации // Вестник МГИМО-Университета. – 2018. – № 4. – С. 55-77. – DOI: 10.24833/2071-8160-2018-4-61-55-77.
3.
Володин Д.А. Как Канада стала Арктической державой // США и Канада: экономика, политика, идеология. – 2018. – № 11. – С. 85-98. – DOI: 10.31857/S032120680001913-8.
4.
Кокотов С. А. Становление Канады как суверенного государства: от доминиона к королевству // Сервис в России и за рубежом. – 2015. – Т. 9, № 1. – С. 134-147. – DOI: 10.12737/11716.
5.
Фитуни Л.Л. Подразделения и союзники ИГИЛ в Африке: среднесрочный прогноз дальнейшей активности // Азия и Африка сегодня. – 2018. – № 12. – С. 11-17. – DOI: 10.31857/S032150750002566-4.
6.
About HBC Merchandising | Hudson’s Bay Company [Electronic Resource]. – URL: http://www3.hbc.com/hbc/vendors/about-hbc-merchandising (accessed 19 Aug. 2019).
7.
Cavanagh E. A Company with Sovereignty and Subjects of Its Own? The Case of the Hudson’s Bay Company, 1670–1763 // Canadian Journal of Law and Society. – 2011. – Vol. 26, I. 1. – P. 25-50. – DOI: 10.3138/cjls.26.1.025.
8.
Dease M., Simpson M. Discovery of the North-West Passage, under the Instructions of the Hudson’s Bay Company // The London, Edinburgh, and Dublin Philosophical Magazine and Journal of Science. Series 3. – 1838. – Vol. 12, I. 77. – P. 542-543. – DOI: 10.1080/14786443808649505.
9.
Elliott T.C. A Hudson’s Bay Company Marriage Certificate // The Quarterly of the Oregon Historical Society. – 1909. – Vol. 10, No. 3. – P. 325-328.
10.
Hamilton S. Dynamics of Social Complexity in Early Nineteenth-Century British Fur-Trade Posts // International Journal of Historical Archaeology. – 2000. – Vol. 4, No. 3. – P. 217-273. – DOI: 10.1023/A:1009530325028.
11.
HBC Fur Trade Post Map | Hudson’s Bay Company Archives | Archives of Manitoba. – URL: https://www.gov.mb.ca/chc/archives/hbca/resource/cart_rec/postmap/hbc_c.html (accessed 23 Aug. 2019).
12.
HBC Heritage-Frequently Asked Questions. – URL: http://www.hbcheritage.ca/faq (accessed 7 Sep. 2019).
13.
HBC Heritage – List of HBC Governors. – URL: http://www.hbcheritage.ca/people/governors/governers-timeline (accessed 26 Jul. 2019).
14.
Hudson’s Bay Company. 2018 Annual Consolidated Financial Statements. – 2019. – 2 Feb. – 56 p. – URL: http://investor.hbc.com/static-files/fee77b89-38ac-4912-9ad5-052ea3ae2848 (accessed 26 Jun. 2019).
15.
Lindquist W.A. Death and the Rise of the State: Criminal Courts, Indian Executions, and Early Pacific Northwest Governments // American Review of Canadian Studies. – 2012. – Vol. 42, I. 2. – P. 142-155. – DOI: 10.1080/02722011.2012.679144.
16.
Park A.S.J. Settler Colonialism and the Politics of Grief: Theorising a Decolonising Transitional Justice for Indian Residential Schools // Human Rights Review. – 2015. – Vol. 16, I. 3. – P. 273-293. – DOI: 10.1007/s12142-015-0372-4.
17.
Schmidt J.J. Bureaucratic Territory: First Nations, Private Property, and “Turn-Key” Colonialism in Canada // Annals of the American Association of Geographers. – 2018. – Vol. 108, I. 4. – P. 901-916. – DOI: 10.1080/24694452.2017.1403878.
18.
Smith A., Simeone D. Learning to Use the Past: the Development of a Rhetorical History Strategy by the London Headquarters of the Hudson’s Bay Company // Management & Organizational History. – 2017. – Vol. 12, No. 4. – P. 334-356. – DOI: 10.1080/17449359.2017.1394199.
19.
Spraakman G. Management Accounting at the Hudson’s Bay Company: From Quill Pen to Digitization. – Bingler, UK: Emerald, 2015. – XV, 285 p.
20.
Text of the HBC’s Royal Charter. – URL: http://www.hbcheritage.ca/things/artifacts/the-charter-and-text (accessed 26 Jun. 2019).
21.
The History of the Hudson’s Bay Company // Polar Record. – 1935. – Vol. 2, I. 9. – P. 54-60. – DOI: 10.1017/S0032247400033544.
22.
Wagner M. Profit and Surety: The British Chartered Trading Companies and the State // A History of Socially Responsible Business, c. 1600–1950 / William A. Pettigrew and David Chan Smith Eds. – N.Y.: Springer Berlin Heidelberg, 2017. – P. 95-116.
23.
Williams G. The Hudson’s Bay Company and its Critics in the Eighteenth Century // Transactions of the Royal Historical Society. – 1970. – Vol. 20. – P. 149-171. – DOI: 10.2307/3678766.
24.
World Investment Report 2019. Special Economic Zones / UNCTAD. – N.Y.; Geneva: UN, 2019. – XIV, 222 p
References (transliterated)
1.
Abramova I.O., Fituni L.L. Afrikanskii segment mnogopolyarnogo mira: dinamika geostrategicheskoi zavisimosti // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. – 2018. – T. 62, № 12. – S. 5-14. – DOI: 0.20542/0131-2227-2018-62-12-5-14.
2.
Abramova I.O., Fituni L.L. Musul'manskii polyus mirovoi ekonomiki i dzhinn globalizatsii // Vestnik MGIMO-Universiteta. – 2018. – № 4. – S. 55-77. – DOI: 10.24833/2071-8160-2018-4-61-55-77.
3.
Volodin D.A. Kak Kanada stala Arkticheskoi derzhavoi // SShA i Kanada: ekonomika, politika, ideologiya. – 2018. – № 11. – S. 85-98. – DOI: 10.31857/S032120680001913-8.
4.
Kokotov S. A. Stanovlenie Kanady kak suverennogo gosudarstva: ot dominiona k korolevstvu // Servis v Rossii i za rubezhom. – 2015. – T. 9, № 1. – S. 134-147. – DOI: 10.12737/11716.
5.
Fituni L.L. Podrazdeleniya i soyuzniki IGIL v Afrike: srednesrochnyi prognoz dal'neishei aktivnosti // Aziya i Afrika segodnya. – 2018. – № 12. – S. 11-17. – DOI: 10.31857/S032150750002566-4.
6.
About HBC Merchandising | Hudson’s Bay Company [Electronic Resource]. – URL: http://www3.hbc.com/hbc/vendors/about-hbc-merchandising (accessed 19 Aug. 2019).
7.
Cavanagh E. A Company with Sovereignty and Subjects of Its Own? The Case of the Hudson’s Bay Company, 1670–1763 // Canadian Journal of Law and Society. – 2011. – Vol. 26, I. 1. – P. 25-50. – DOI: 10.3138/cjls.26.1.025.
8.
Dease M., Simpson M. Discovery of the North-West Passage, under the Instructions of the Hudson’s Bay Company // The London, Edinburgh, and Dublin Philosophical Magazine and Journal of Science. Series 3. – 1838. – Vol. 12, I. 77. – P. 542-543. – DOI: 10.1080/14786443808649505.
9.
Elliott T.C. A Hudson’s Bay Company Marriage Certificate // The Quarterly of the Oregon Historical Society. – 1909. – Vol. 10, No. 3. – P. 325-328.
10.
Hamilton S. Dynamics of Social Complexity in Early Nineteenth-Century British Fur-Trade Posts // International Journal of Historical Archaeology. – 2000. – Vol. 4, No. 3. – P. 217-273. – DOI: 10.1023/A:1009530325028.
11.
HBC Fur Trade Post Map | Hudson’s Bay Company Archives | Archives of Manitoba. – URL: https://www.gov.mb.ca/chc/archives/hbca/resource/cart_rec/postmap/hbc_c.html (accessed 23 Aug. 2019).
12.
HBC Heritage-Frequently Asked Questions. – URL: http://www.hbcheritage.ca/faq (accessed 7 Sep. 2019).
13.
HBC Heritage – List of HBC Governors. – URL: http://www.hbcheritage.ca/people/governors/governers-timeline (accessed 26 Jul. 2019).
14.
Hudson’s Bay Company. 2018 Annual Consolidated Financial Statements. – 2019. – 2 Feb. – 56 p. – URL: http://investor.hbc.com/static-files/fee77b89-38ac-4912-9ad5-052ea3ae2848 (accessed 26 Jun. 2019).
15.
Lindquist W.A. Death and the Rise of the State: Criminal Courts, Indian Executions, and Early Pacific Northwest Governments // American Review of Canadian Studies. – 2012. – Vol. 42, I. 2. – P. 142-155. – DOI: 10.1080/02722011.2012.679144.
16.
Park A.S.J. Settler Colonialism and the Politics of Grief: Theorising a Decolonising Transitional Justice for Indian Residential Schools // Human Rights Review. – 2015. – Vol. 16, I. 3. – P. 273-293. – DOI: 10.1007/s12142-015-0372-4.
17.
Schmidt J.J. Bureaucratic Territory: First Nations, Private Property, and “Turn-Key” Colonialism in Canada // Annals of the American Association of Geographers. – 2018. – Vol. 108, I. 4. – P. 901-916. – DOI: 10.1080/24694452.2017.1403878.
18.
Smith A., Simeone D. Learning to Use the Past: the Development of a Rhetorical History Strategy by the London Headquarters of the Hudson’s Bay Company // Management & Organizational History. – 2017. – Vol. 12, No. 4. – P. 334-356. – DOI: 10.1080/17449359.2017.1394199.
19.
Spraakman G. Management Accounting at the Hudson’s Bay Company: From Quill Pen to Digitization. – Bingler, UK: Emerald, 2015. – XV, 285 p.
20.
Text of the HBC’s Royal Charter. – URL: http://www.hbcheritage.ca/things/artifacts/the-charter-and-text (accessed 26 Jun. 2019).
21.
The History of the Hudson’s Bay Company // Polar Record. – 1935. – Vol. 2, I. 9. – P. 54-60. – DOI: 10.1017/S0032247400033544.
22.
Wagner M. Profit and Surety: The British Chartered Trading Companies and the State // A History of Socially Responsible Business, c. 1600–1950 / William A. Pettigrew and David Chan Smith Eds. – N.Y.: Springer Berlin Heidelberg, 2017. – P. 95-116.
23.
Williams G. The Hudson’s Bay Company and its Critics in the Eighteenth Century // Transactions of the Royal Historical Society. – 1970. – Vol. 20. – P. 149-171. – DOI: 10.2307/3678766.
24.
World Investment Report 2019. Special Economic Zones / UNCTAD. – N.Y.; Geneva: UN, 2019. – XIV, 222 p

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Отдельные эпохи отличаются не просто масштабностью происходящих в них процессов, но и чередой тех событий, которые обусловлены происходящими переменами. Так, знаковой не только для судеб не только Европы, но и для всей цивилизации выступила эпоха Великих географических открытий, которая в конечном итоге обусловила превосходство европейских держав не только в новом Свете, но и в Азии, Африке и Австралии. Не секрет, что многие богатейшие семьи ведут свои истоки именно с той поры, а У. Рэли, Ф. Дрейк, Г. Морган внесли весомый вклад в становление британского могущества. Среди современных европейских исследователей ведутся споры вокруг колониального прошлого, одогреваемые различными юбилеями и круглыми датами: так, в 2013 г. отмечалось 150-летие отмены рабства в голландских колониях, совсем недолго осталось до 400-летия Голландской Вест-Индской компании (ГВИК). Еще в 2001 г. на конференции против расизма в Дурбане 2001 г. Р. ван Бокстел принес извинения за колониальное прошлое страны тюльпанов: «Мы выражаем глубокое раскаяние по поводу порабощения и работорговли, которые имели место. Но выражения раскаяния как такового недостаточно и его нельзя использовать в качестве оправдания для того, чтобы не предпринимать никаких действий в настоящем. Важно принять структурные меры, которые оказывают влияние на потомков бывших рабов и следующих поколений». Разумеется, существуют и противоположные точки зрения. Так, голландский историк П.К. Эммер подчеркивает: «В колониальные времена мы положили конец рабству в Азии и Африке, а также грабежам и мародерству, которые часто происходили в этих районах. Мы модернизировали здравоохранение, сельское хозяйство, образование и администрацию. Мы установили канализацию, водопровод, телефонную связь, автомобильные и железные дороги. Вы больше не можете говорить это сегодня, но колониализм принес современную цивилизацию». Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является поселенческий колониализм в квазигосударственном периоде деятельности Компании Гудзонова залива. Автор ставит рассмотреть истоки поселенческого колониализма, проанализировать особенности колониальной экспансии КГЗ, а также выявить те институты колониального управления, сформированные КГЗ по поселенческой топологии, которые были использованы при формировании органов государственной власти Канады. Работа основана на принципах историзма, объективности, анализа и синтеза, методологической базой исследования выступают системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна исследования определяется самой постановкой темы: автор на основе различных источников стремится охарактеризовать роль поселенческого колониализма в квазигосударственном периоде деятельности Компании Гудзонова залива в 1670-1870 гг. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 24 различных источника и исследования. К несомненным достоинствам рецензируемой статьи можно отнести масштабное привлечение зарубежной англоязычной литературы, что обусловлено самой постановкой темы. Среди привлекаемой литературы укажем на работы Д.А. Володина, С.А. Кокотова и зарубежных авторов, в центре внимания которых особенности становления Канады как суверенного государства. Отметим, что библиография статьи обладает важностью не только с научной, но и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему. Стиль написания статьи является научным, в то же время доступной для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всех кто интересуется как колониальной экспансией европейских государств в Северную Америку, в целом, так и эпохой безраздельного владычества частнопредпринимательского капитала Великобритании на землях Северной Америки. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над исследованием. Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть и заключение. В начале автор показывает, что «европейские колониальные режимы, мобилизующие в XVII в. частнопредпринимательский капитал для колонизации Азии через Ост-Индские компании (ОИК), находили некоторый баланс во взаимоотношениях с местными социальными образованиями и, несмотря на угнетение коренных народов и совершенные против них преступления, в конечном счете достигалось устойчивое получение прибыли от деловых отношений». Примечательно, что как отмечается в работе, «в отличие от прочих колониальных предприятий, Компания Гудзонова залива существует по сей день и является крупным МНП – старейшей из торговых компаний, образованных с акционерным капиталом». Автор указывает, что «важнейшая особенность колониальной экспансии КГЗ заключалась в невозможности распространения тотального контроля над присоединяемой территорией, что было, в первую очередь, связано с суровыми природно-климатическими условиями, преобладанием лесных массивов и, следовательно, с существенными затруднениями при перемещении сухопутным транспортом». В то же время на длительный период КГЗ «стала практически безраздельной властительницей на Северо-Западе Америки и сосредоточила в себе функции по разработке и применению норм уголовного права к индейцам». Главным выводом статьи является то, что «институты колониального управления, сформированные КГЗ по поселенческой топологии, были использованы при формировании органов государственной власти Канады». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по новой и новейшей истории Европы и Америки, так и в различных спецкурсах. К статье есть отдельные замечания (так, желательно было бы дать хотя бы краткий анализ литературы), однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"