Статья 'Эффективность Концепции государственной политики по профилактике алкоголизма среди населения РФ: историко-правовой анализ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Эффективность Концепции государственной политики по профилактике алкоголизма среди населения РФ: историко-правовой анализ

Суменков Сергей Юрьевич

доктор юридических наук

профессор, кафедра государственно-правовых дисциплин, Пензенский государственный университет

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Красная, 40

Sumenkov Sergei

Doctor of Law

Professor, the department of State Legal Disciplines, Penza State University

440026, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Krasnaya, 40

sumenkov@bk.ru
Суменкова Мария Валерьевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра перевода и переводоведения, Пензенский государственный технологический университет

440039, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Проезд Байдукова, 1 "А"

Sumenkova Mariia

PhD in History

Docent, the department of Practice and Theory of Translation, Penza State University

440039, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Proezd Baidukova, 1 "A"

sumenkova77@bk.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.9.30804

Дата направления статьи в редакцию:

15-09-2019


Дата публикации:

30-09-2019


Аннотация.

Цель исследования – проанализировать эффективность государственного регулирования производства и потребления алкоголя в России с конца 19 века по настоящее время, разработать практические рекомендации, направленные на совершенствование антиалкогольной политики. Актуальность исследования предопределена многообразием интересов и потребностей людей, невозможностью их абсолютного ограничения и необходимостью сочетания финансовых интересов производителей спиртных напитков и государства с заботой о здоровье граждан. Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи и по поводу производства и употребления алкоголя. Базовым методом научного познания избран диалектический материализм, позволяющий наиболее полно понять суть и предназначение правовой регламентации алкоголепотребления, основанной на понимании объективности присутствия алкоголя в разнообразных сферах человеческого бытия. Алкоголепотребление и борьба с пьянством – это находящиеся в единстве и борьбе противоположности, неотделимые, одновременно взаимоотрицающие и взаимопроникающие друг в друга феномены. Используется статистический метод исследования, позволяющий соотнести количественно-качественное влияние алкоголепотребления на демографию населения. Научная новизна работы заключается в самой постановке проблемы эффективности мер регулирования алкопотребления, и предложенных способов ее оптимизации. В статье рассмотрены проблемы эффективности государственного регулирования производства и потребления алкоголя. Исходя из исторического материала проанализированы особенности современной Концепции по снижению алкоголепотребления. Обобщен практический опыт борьбы со злоупотреблением алкоголем в царской, советской и современной России. Обоснована необходимость введения государственной монополии на производство и продажу алкоголя.

Ключевые слова: алкоголь, государство, концепция, политика, трезвость, эффективность, правовое регулирование, производство, продажа, потребление

Abstract.

 The goal of this research is to analyze the efficiency of state regulation of the production and consumption of alcohol in Russian since the end of the XIX century until present, as well as develop practical recommendations aimed at the improvement of anti-alcohol policy. The relevance of this work is defined by the variety of interests and needs of people, impossibility of their total isolation from it, as well as the balance between the financial profit of the producers of alcohol beverages and government’s concern for public health. The object of this research is the social relations emerged on the basis of production and consumption of alcohol. Dialectical materialism was selected as the basic research method for more in-depth understanding of the essence and designation of legal regulation of alcohol consumption founded on rationalization of the presence of alcohol in different spheres of people’s life. Alcohol consumption and fight against alcoholism are the coexisting in unity and battle opposites, inseparable, but simultaneously mutually cancelling and intertwined phenomena. The use of statistical method allows correlating the quantitative and qualitative impact of alcohol consumption with the demographic situation. The scientific novelty consists in articulation of the problem on the efficiency of measures for regulation of alcohol consumption, as well as proposed methods for its optimization. The authors examine the questions of the efficiency of state regulation of the production and consumption of alcohol. Leaning on the historical material, the article analyzes the specificities of the current concept on reducing alcohol consumption. The authors summarize the experience on the fight against alcohol abuse in the imperial, Soviet and modern Russia; as well as substantiate the necessity of introduction of state monopoly on the production and sales of alcohol.

Keywords:

production, legal regulation, efficiency, sobriety, politics, concept, state, alcohol, sale, consumption

Парадигма, заложенная в лозунге «Трезвость – воля народа», безусловно актуальна в связи с тем, что Концепция государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения РФ, одобренная Распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2009 г. № 2128-р (далее – Концепция) и рассчитанная до 2020 г. основным субъектом ответственности определяет личность гражданина [1]. Следовательно, трезвость - действительно, воля отдельного субъекта, народа. В связи с тем, что Концепция является компонентом государственного регулирования, необходимо определить степень эффективности влияния компонентов данного акта на субъективное сознание и поведение граждан России в сфере алкоголепотребления. Для этого, во-первых, необходим системный, социально-исторический анализ самой концепции, во-вторых, результатов ее реализации. Учитывая, что до окончания действия Концепции остался год, уже можно подвести промежуточный итог ее эффективности.

Проведем анализ приоритетов, заложенных в Концепции, с точки зрения накопленного исторического опыта государственного регулирования алкоголепотребления в России и мире. В начале ХХ века вопросы алкоголизации населения страны активно обсуждались медиками, юристами, политическими деятелями. Введенский И.Н., Коровин А.М., Норов В. анализировали эффективность водочной монополии 1894-1914 гг. с точки зрения государственных доходов, однако упоминали и о негативном ее факторе – повышении душевого потребления населением. Машинцев В.В. провел системный анализ взаимосвязи уровня преступности и душевого потребления в начале ХХ века. Минор Л.С. указал на опасную тенденцию роста самогоноварения в связи с введением «сухого закона» 1914 г. Негативным последствиям введения ограничений 1914 г. были посвящены работы 1920-1930 х гг. Введенского И.Н., Манне Г.Ю., Воронова Д.Н. и др. В 1960-1980-х гг. вышли системные исследования Афанасьева А.Л., Заиграева Г.Г., Дорогих М.И., Шевердина С., Черных А.И. и др., посвященные прямой зависимости уровня преступности, заболеваемости, смертности от чрезмерного потребления алкоголя. В работах второй половины ХХ века большое внимание уделялось пропаганде ЗОЖ, как средства борьбы с неумеренным потреблением алкоголя. В 2000-е гг. появилось монографическое издание Такалы И.Р., посвященное анализу алкогольной проблемы, охватывающие все ХХ столетие. Авторы Левин Б.М., Лебина Н.Б. указали на властное влияние алкогольных традиций в русской бытовой культуре ХХ века. Работы последних десятилетий посвящены опасным тенденциям увеличения алкоголепотребления в РФ. Макарова Л.П., Веселов Д.В., Петраченкова А.С. пишут о негативном влиянии роста потребления спиртного на соблюдение законодательных основ жизни страны. Работы Поздняковой М. и Горшкова М. посвящены опасным тенденциям увеличения алкоголизации детей и подростков, а работы Голубева Е.Ю. и Соловьева А.Г. рассматривают потребление алкоголя как основной фактор риска в возрасте старше шестидесяти лет. Экономист Аксютина С.В. предложила коррелировать алкоголепотребление и отечественное производство спиртного, предложив установить строгий государственный контроль, максимально ограничивающий импорт алкоголя и «безопасные объемы отечественного производства».

Глава первая Концепции начинается с очень интересных цифр: «… в России 1914-1917 гг. был самый низкий уровень потребления в Европе – 0,83л абсолютного алкоголя на душу населения….». По официальной царской статистике (учитывая, что действовала казенная винная монополия, т.е. государство являлось единственным поставщиком алкоголя на рынок, а с самогоноварением население еще не было знакомо), душевое потребление в 1913 г. в России составляло 3 л абсолютного алкоголя на душу населения [2, с.13]. Учитывать цифры статистики 1914-1917 гг. не совсем корректно в связи с тем, что с 1914 г. действовал так называемый «сухой закон», практически исключающий легальную торговлю алкоголем. Россия занимала в начале ХХ века далеко не первое место в мире по уровню душевого потребления, так как существовал уже успешный опыт Готеборгской системы, победившей пьянство в Швеции [3, с.37]. В связи с этим хотелось бы отметить, что современная Концепция не ставит целей и задач введения государственной монополии на производство и продажу спиртного, прямо указывая, что «…. из-за смещения приоритетов в сферу экономических интересов наносится ущерб охране и здоровью населения…» [1]. При этом, анализируя уровень душевого потребления за годы казенной винной монополии 1894-1913 гг. этот уровень вырос на 39%, а доходы государства на 69% [4, с.28]. Таким образом, определять фискальные интересы казны в одну из причин алкоголизации населения возможно, но не целесообразно, так как водочная монополия позволяет не только обогатить казну, но и максимально искоренить нелегальный оборот спиртного и обратить недостающие средства на борьбу с неумеренным потреблением. В подтверждение вышесказанного следует привести цифры из статистики «Концепции»: в начале 1990 –х гг. душевое потребление (учтенное, оговаривается источник) составляло 5,4 л абсолютного алкоголя. Таким образом, за годы советской монополии с 1924 по 1992 гг. прирост душевого потребления произошел еще на 80%, действительно, цифра устрашающая…. Однако за время господства частного алкогольного лобби этот прирост составил более 300% с момента отмены монополии государства в 1992 г. и составил известные нам 18 л абсолютного алкоголя на душу населения. Подводя итог анализа показателя душевого потребления, следует обратить внимание на достаточно низкую, условную эффективность действия известной Концепции. В частности, по одним из данных (первостепенной задачей Концепция определяла создание эффективных методик мониторинга алкоголепотребления эта действительно насущная задача по-прежнему не разрешена, в связи с чем мы имеем разные официальные цифры статистики, что статистике как науке противоречит), душевое потребление в 2008 г. в РФ составило 16,2 л, а в 2016 г. – 10,3 л абсолютного алкоголя [5]. В «Концепции» указано, что по итогам реализации второго этапа 2013-2020 гг. должно произойти снижение душевого потребления на 55%. Таким образом, если исходить из данных, что в 2000 г. душевое потребление составляло 18 л, на 2016 г. – 10,3, то снижение произошло на 43%. Авторов Концепции можно поздравить. Однако известно, что ВОЗ установил долю душевого потребления 8 л абсолютного алкоголя как критичную и опасную для всех сфер общественного развития, в том числе и демографии. Таким образом, за два года до окончания действия «Концепции» первая ее цель остается не решенной, опасный уровень душевого потребления, грозящий демографии, не достигнут. Нельзя не заметить определенного успеха в реализации Концепции, выразившейся в изменении структуры потребляемого алкоголя. Так, начиная с 2013 г., доля водки в структуре потребления составила меньше 50%. В 2014 г., когда ставки акциза на крепкий алкоголь выросли на 25%, а объемы продаж водки за год упали на 22%, структура душевого потребления составила 42% водки, 45 % пива - такая статистика вытекает из структуры официальных продаж [6]. При этом ни одна статистика не в состоянии оценить объемы нелегального алкоголя на рынке, идущего в обход системы ЕГАИС, а также объемы самогоноварения в стране. Неоднократно с начала 1914 г. (как только технически стала доступна домашняя дистилляция) история показывала: увеличивается стоимость легального алкоголя, растут объемы производства, продажи, потребления самогона. В настоящее время действуют официально (с выносной, сетевой рекламой) магазины по продаже самогонных аппаратов, а наказание фактически предусматривается, только за продажу в промышленных масштабах. Граждане вправе без госрегистрации купить самогонный аппарат или даже мини-спиртзавод с программным управлением, если производительная мощность оборудования не превышает 2000 л спирта в год, т.е. 5,5 л в сутки. Продажа самогона подпадает под КоАП если объемы менее 1,5 млн руб., если больше, то продавцу грозит уголовная ответственность в виде 300 тыс.руб. штрафа или 2 лет лишения свободы по ст. 238 УК РФ. За перемещение более 10 л незаконного алкоголя штраф – 3-5 тыс. руб. Таким, образом, фактически не пресекается кустарное, домашнее производство для собственного потребления [7]. Следует еще раз вернуться к опыту государственной водочной монополии, при которой фискальный интерес казны стимулировал применение юридической ответственности за самогоноварение (даже для собственного потребления), что неминуемо сдерживало рост душевого потребления в целом и корректировало статистику негативных последствий алкоголепотребления. В 1918 г. установлена уголовная ответственность за самогоноварение – 10 лет лишения свободы; 1922 г. – производство без цели сбыта каралось штрафом 500 р., рецидив - устанавливал уголовную ответственность в виде 3 лет лишения свободы; 1948 г. – уголовная ответственность за самогоноварение - от 1 до 6 лет лишения свободы; 1958 г. – установлена административная ответственность; 1961, 1978 – уголовная в виде 1-3 лет лишения свободы; За весь ХХ век, с момента появления в 1914 г. первых бытовых домашних самогонных аппаратов и появления этой проблемы (домашняя дистилляция) – никогда государство не рассматривало производство самогона, даже для собственного потребления – нормой [8].

Таким образом, при санкционированном государством (не запрещено - значит разрешено) самогоноварении следует признать, что решение третьей задачи «Концепции» - повышение эффективности регулирования алкогольного рынка так же нельзя считать успешным. Легальные продажи спирта снижаются с 132 млн дал в 2003 г. до 62 млн дал в 2015 г. В розничной торговле наведен практически полный порядок, благодаря драконовским санкциям. И официальная статистика снижения производства и продажи алкоголя не может не радовать. Буквально за десятилетие действия «Концепции» побеждена столетиями накапливающаяся проблема в российском обществе. И все бы хорошо, если бы не одно «но»…. Статистику смертности и преступности так умело сфабриковать сложно. Именно высокая смертность в связи с алкоголепотреблением заставляет нас усомниться в реальной эффективности «Концепции». Проиллюстрируем наши выводы некоторыми цифрами [1]:

Таблица № 1. Данные о количестве общественно опасных деяний, совершенных лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения.

Доля находящихся в состоянии алкогольного опьянения в момент совершения преступления от общего числа (и от общего числа умерших и больных)

1900-1913 гг.

20-е гг. ХХ века

40-70-е гг. ХХ века

80-90-е гг. ХХ века

2009-2018 гг.

Всех преступлений

40%

65%

49%

50%

30%

Хулиганств

87%

73%

80%

90%

70%

Убийства ( в т.ч. бытовые)

60%

31%

50%

72%

80%

Тяжкие телесные повреждения

-

40%

70%

75%

69%

Виновник ДТП

-

-

85%

43%

23%

Душевнобольных

20%

18%

57%

-

4%

Не комментируя табличные сведения, стоит обратить внимание на следующий факт: при ужесточении с 2000-х гг. юридической ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и при снижении душевого потребления, неминуемо должно сократиться число нарушений, связанных с управлением транспортным средством пьяным водителем.

Однако в 2008 г. при душевом потреблении 16,2 л – число ДТП с участием пьяных водителей 13 тысяч в год; в 2016 г. при душевом потреблении 10,3 л – 12 тысяч [9].

Это еще раз подтверждает негласный вывод о том, что употребление алкогольных суррогатов домашней выделки по прежнему играет решающую роль в структуре современного алкоголепотребления.

Третьей основополагающей целью Концепции является повышение эффективности системы профилактики алкоголепотребления. Действительно, 70% мер, предусмотренных документом, приходятся на просветительские. Предусматривается информатизация через СМ

И, школу, работу и т.д. По мнению Т. Голиковой, выступавшей в 2010 г. на научно-практической конференции в Москве, «… главное в профилактике – мотивация личной ответственности» [10].

С этим нельзя не согласиться: персонально личность несет ответственность за собственную жизнь и здоровье, при этом личность должна быть просвещена (в образовательных программах не появились курсы по профилактике употребления алкоголя), социально устроена (как известно, последние несколько лет фиксируется значительное снижение уровня жизни россиян) и здорова.

Алкоголизм – тяжелое прогрессирующее заболевание с достаточно тяжелыми осложнениями и высокой летальностью. Врачи считают, что человек, выпивающий более 50-100 г – болен, а не распущен, как сложилось в общественном мнении. Соответственно такой человек не признает, что он болен, не может сам остановиться и профилактика с такими категориями граждан – не действенна. Необходимо лечение, чтобы вернуть личности возможность осознания всех негативных последствий алкоголепотребления. Для чего требуется система наркологической помощи.

С середины 1960-х гг. в России действовала самостоятельная наркологическая служба. Были созданы ЛТП для принудительного лечения алкоголиков. В 1970-1980-е гг. в стране действовало 400 наркодиспансеров на 125 тыс. коек, 314 ЛТП на 270 тыс. коек, где ежегодно пролечивалось 170 тыс. человек, работало 7000 врачей-наркологов. В 1996 г. ЛПТ окончательно были закрыты в связи нехваткой финансирования - с одной стороны, с другой - была признана их низкая эффективность, так как до 75% больных возобновляли потребление.

В настоящее время в рамках проекта было открыто 502 взрослых и 193 детских Центра здоровья, куда можно самостоятельно обратиться за первичной помощью и консультацией. Директор Национального Научного центра наркологии Минздравсоцразвития РФ Е.А. Кошкин признает, что люди не обращаются за помощью, так как впоследствии у них возникают социально-правовые ограничения (невозможным становится владение оружием, управление автомобилем и др.). Поэтому большая часть больных (78%) и их родственников предпочитают обращаться за частной анонимной помощью [10]. Неслучайно, как думается, зам. руководителя исполкома по проектной работе Общероссийского народного фронта Я.Н. Лоншакова в июне 2018 г. признала, что «амбулаторная сеть российской наркологической службы включает 114 диспансеров… из них 118 стационаров… насчитывается 26 тыс. коек… наблюдается снижение коек…» [11].

В связи с этим возникает справедливый вопрос: снижение коек наблюдается в связи со снижением душевого потребления или по каким-то другим причинам? Душевое потребление в СССР в 1970-е гг. составляло 8,3 л, при этом на 262 млн граждан было 395 тыс. наркологических коек, то есть 1 койка на 663 человека и 1 врач на 37 тыс. жителей. Несмотря на это, такие цифры вызвали к жизни знаменитое Постановление ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма» от 7 мая 1985 г.

В настоящее время по приказу Министра №20600 от 27.04.2011 о «Порядке оказания наркологической помощи населению РФ» один врач-нарколог-психиатр рассчитывается на 40000 населения, а одна наркологическая койка приходится на 5538 человек, учитывая рост наркомании в стране. Кабинет современного нарколога по приказу того же министерства должен быть оснащен по последнему слову техники: кушетка, термометр, фонендоскоп, тонометр, неврологический молоточек, диктофон и наглядность по необходимости. При такой заботе государства о жизни и здоровье граждан следует признать справедливость замечания, что трезвость – личная ответственность гражданина.

При этом участники Общероссийского народного фронта справедливо указывают, что необходимы ужесточение ответственности за производство суррогатного алкоголя, за нарушение правил торговли, за преступления в состоянии алкогольного опьянения, модернизация наркологической службы, профилактическая работа с молодежью, однако все это становится возможным и эффективным в случае введения монополии государства на производство и продажу спиртного. А исторический опыт подсказывает, что повышению эффективности государственной монополии могут способствовать только меры направления алкогольных доходов на прямую борьбу с алкоголепотреблением [3, с. 37].

В свою очередь хотелось бы обратить внимание, на то, что согласно Распоряжению Правительства РФ, одобрившего Концепцию, последняя носит исключительно рекомендательный характер. В частности, органам исполнительной власти субъектов Федерации лишь рекомендовано учитывать положения Концепции при разработке программ, направленных на снижение злоупотребления алкогольными напитками [1].

По нашему мнению, рекомендательный метод здесь не вполне уместен. Необходимы императивные предписания, жестко определяющие политику государства в сфере регламентации производства, продажи и потребления алкоголя. Соответственно, если будет принята новая Концепция, регулирующая алкоголепотребление, она должна быть не одобрена Распоряжением Правительства РФ, а утверждена соответствующим нормативным актом – Постановлением Правительства РФ либо, что еще более весомо – Указом Президента РФ. Примером может служить Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351) [12], в развитие которой и принималась анализируемая в данной статье Концепция.

Таким образом, можно с сожалением констатировать, что ныне действующая Концепция не учла опыта императорского правительства, стоявшего на позициях жесткого регламентирования производства и потребления алкоголя. Данная Концепция заканчивает свое действие в 2020 году, и можно только выразить надежду, что дальнейшая регламентация алкогольной сферы будет оптимизирована, иметь не только пропагандистский характер, но и внедрит государственно-властные веления в производство и оборот алкогольных изделий. Достижение баланса между профилактикой алкоголизма среди населения, разумного употребления алкоголя и извлечения выгоды из производства и реализации алкогольной продукции всегда представляла и представляет важную и сложную задачу для государства, общества и каждого отдельного человека.

Библиография
1.
Концепция государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения РФ (одобрена Распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2009 г. № 2128-р) // Собрание законодательства РФ. 2010. № 2. Ст. 264.
2.
Суменкова М.В. Алкогольная политика Российского государства в ХХ веке: монография / М.В. Суменкова.-Пенза: Типография ИП Соколова А.Ю., 2018. – 84 с.
3.
Суменкова М.В. Из истории русско-германского опыта принудительной трезвости конца XIX – начало ХХ вв./ М.В. Суменкова // Российско-германские связи: история и современность: материалы Второй Международной научно-практической конференции.-Самара: СамГУ, 2002.-С. 35-39.
4.
Суменкова М.В. Производство спирта и водки в России в годы казенной винной монополии 1894-1917 гг. (на материалах Пензенской губернии): монография /М.В. Суменкова.-Пенза: ИИЦ ПГУ, 2007. – 162 с.
5.
Аналитическая справка о состоянии наркологической ситуации в РФ Я.Н. Лоншаковой от 18.06.2018 г. //Официальный сайт Национального научного центра наркологии - Филиала ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского" Минздрава РФ // URL: http://nncn.serbsky.ru/2018/06/18/testovaja-zapis-informacionnyh-materialov/ (дата обращения 08.02.2019).
6.
Потребление алкоголя в России – русский эксперт // URL: https://ruxpert.ru (дата обращения 08.09.2019).
7.
См.: Закон о самогоноварении в России 2019: изменение и ужесточение наказания // URL: https://10000ideas.ru/drugoe/zakon-o-samogonovarenii-v-rossii-2019-izmenenija-i-uzhestochenie-nakazanija.html (дата обращения от 08.09.2019).
8.
Суменкова М.В. Алкогольная политика Российского государства в ХХ веке.
9.
Официальный сайт ГИБДД МВД РФ // URL: https://www.1gai.ru/autonews/518132-gibdd-obnarodovala-statistiku-dtp-za 2008-2018-god,html (дата обращения 07.09.2019).
10.
См.: Голикова Т.А. «Состояние и совершенствование наркологической службы РФ» // Доклад на конференции «Наркология-2010» / Официальный сайт Национального научного центра наркологии - Филиала ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского" Минздрава РФ // URL: http://oldnncn.serbsky.ru/2_241.html (дата обращения 09.02.2019).
11.
Аналитическая справка о состоянии наркологической ситуации в РФ и связанные с этим предложения в текст национального проекта по ЗОЖ по разделу «Профилактика употребления алкоголя» //Официальный сайт Национального научного центра наркологии - Филиала ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского" Минздрава РФ // URL: http URL: http://nncn.serbsky.ru/2018/06/18/testovaja-zapis-informacionnyh-materialov (дата обращения 08.09.2019).
12.
Указ Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351 «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 42. Ст. 5009.
References (transliterated)
1.
Kontseptsiya gosudarstvennoi politiki po snizheniyu masshtabov zloupotrebleniya alkogolem i profilaktike alkogolizma sredi naseleniya RF (odobrena Rasporyazheniem Pravitel'stva RF ot 30 dekabrya 2009 g. № 2128-r) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2010. № 2. St. 264.
2.
Sumenkova M.V. Alkogol'naya politika Rossiiskogo gosudarstva v KhKh veke: monografiya / M.V. Sumenkova.-Penza: Tipografiya IP Sokolova A.Yu., 2018. – 84 s.
3.
Sumenkova M.V. Iz istorii russko-germanskogo opyta prinuditel'noi trezvosti kontsa XIX – nachalo KhKh vv./ M.V. Sumenkova // Rossiisko-germanskie svyazi: istoriya i sovremennost': materialy Vtoroi Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii.-Samara: SamGU, 2002.-S. 35-39.
4.
Sumenkova M.V. Proizvodstvo spirta i vodki v Rossii v gody kazennoi vinnoi monopolii 1894-1917 gg. (na materialakh Penzenskoi gubernii): monografiya /M.V. Sumenkova.-Penza: IITs PGU, 2007. – 162 s.
5.
Analiticheskaya spravka o sostoyanii narkologicheskoi situatsii v RF Ya.N. Lonshakovoi ot 18.06.2018 g. //Ofitsial'nyi sait Natsional'nogo nauchnogo tsentra narkologii - Filiala FGBU "Natsional'nyi meditsinskii issledovatel'skii tsentr psikhiatrii i narkologii imeni V.P. Serbskogo" Minzdrava RF // URL: http://nncn.serbsky.ru/2018/06/18/testovaja-zapis-informacionnyh-materialov/ (data obrashcheniya 08.02.2019).
6.
Potreblenie alkogolya v Rossii – russkii ekspert // URL: https://ruxpert.ru (data obrashcheniya 08.09.2019).
7.
Sm.: Zakon o samogonovarenii v Rossii 2019: izmenenie i uzhestochenie nakazaniya // URL: https://10000ideas.ru/drugoe/zakon-o-samogonovarenii-v-rossii-2019-izmenenija-i-uzhestochenie-nakazanija.html (data obrashcheniya ot 08.09.2019).
8.
Sumenkova M.V. Alkogol'naya politika Rossiiskogo gosudarstva v KhKh veke.
9.
Ofitsial'nyi sait GIBDD MVD RF // URL: https://www.1gai.ru/autonews/518132-gibdd-obnarodovala-statistiku-dtp-za 2008-2018-god,html (data obrashcheniya 07.09.2019).
10.
Sm.: Golikova T.A. «Sostoyanie i sovershenstvovanie narkologicheskoi sluzhby RF» // Doklad na konferentsii «Narkologiya-2010» / Ofitsial'nyi sait Natsional'nogo nauchnogo tsentra narkologii - Filiala FGBU "Natsional'nyi meditsinskii issledovatel'skii tsentr psikhiatrii i narkologii imeni V.P. Serbskogo" Minzdrava RF // URL: http://oldnncn.serbsky.ru/2_241.html (data obrashcheniya 09.02.2019).
11.
Analiticheskaya spravka o sostoyanii narkologicheskoi situatsii v RF i svyazannye s etim predlozheniya v tekst natsional'nogo proekta po ZOZh po razdelu «Profilaktika upotrebleniya alkogolya» //Ofitsial'nyi sait Natsional'nogo nauchnogo tsentra narkologii - Filiala FGBU "Natsional'nyi meditsinskii issledovatel'skii tsentr psikhiatrii i narkologii imeni V.P. Serbskogo" Minzdrava RF // URL: http URL: http://nncn.serbsky.ru/2018/06/18/testovaja-zapis-informacionnyh-materialov (data obrashcheniya 08.09.2019).
12.
Ukaz Prezidenta RF ot 9 oktyabrya 2007 g. № 1351 «Ob utverzhdenii Kontseptsii demograficheskoi politiki Rossiiskoi Federatsii na period do 2025 goda» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2007. № 42. St. 5009.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Эффективность Концепции государственной политики по профилактике алкоголизма среди населения РФ: историко-правовой анализ Название статьи автором не продумано. В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования. Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования. На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность. В основной части статьи автор сообщил о намерении провести «анализ приоритетов, заложенных в Концепции, с точки зрения накопленного исторического опыта государственного регулирования алкоголепотребления в России и мире» и обратился к «анализу показателя душевого потребления» в 1914–1917 гг.», неожиданно сообщил о том, что «современная Концепция не ставит целей и задач введения государственной монополии на производство и продажу спиртного» т.д. и заключил, что «определять фискальные интересы казны в одну из причин алкоголизации населения возможно, но не целесообразно, так как водочная монополия позволяет не только обогатить казну, но и максимально искоренить нелегальный оборот спиртного» т.д. Проанализировав «показатели душевого потребления», автор обратил «внимание на достаточно низкую, условную эффективность действия известной Концепции», сообщив, что если «в 2000 г. душевое потребление составляло 18 л, на 2016 г. – 10,3, то снижение произошло на 43%» и что «за два года до окончания действия «Концепции» первая ее цель остается не решенной, опасный уровень душевого потребления, грозящий демографии, не достигнут», описал «структуру потребляемого алкоголя», заключив, что «решение третьей задачи «Концепции» – повышение эффективности регулирования алкогольного рынка так же нельзя считать успешным». Далее автор представил читателю сведения о «доле находящихся в состоянии алкогольного опьянения в момент совершения преступления от общего числа» в целях подтверждения мысли о «неэффективности «Концепции». Название таблицы в статье отсутствует. Автор неожиданно заключил, что «употребление алкогольных суррогатов домашней выделки по-прежнему играет решающую роль в структуре современного алкоголепотребления». Далее автор неожиданно сообщил, что «третьей основополагающей целью Концепции является повышение эффективности системы профилактики алкоголепотребления». После умозрительного и фрагментарного описания статистики 1960–1970-х гг. и современной статистики о деятельности наркологической службы автор пришёл к выводу о том, что «необходимы ужесточение ответственности за производство суррогатного алкоголя, за нарушение правил торговли, за преступления в состоянии алкогольного опьянения, модернизация наркологической службы, профилактическая работа с молодежью» и т.д. В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «1914-1917», ««Концепции» - повышение», «по прежнему» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «определять фискальные интересы казны в одну из причин» и т.д. Выводы, позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования, в статье отсутствуют. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «согласно Распоряжению Правительства РФ, одобрившего Концепцию, последняя носит исключительно рекомендательный характер» т.д. и что «необходимы императивные предписания, жестко определяющие политику государства в сфере регламентации производства, продажи и потребления алкоголя» т.д. Автор резюмировал, что «достижение баланса между профилактикой алкоголизма среди населения, разумного употребления алкоголя и извлечения выгоды из производства и реализации алкогольной продукции… представляет важную и сложную задачу для государства, общества и каждого отдельного человека». Заключительные абзацы статьи не проясняют цель исследования. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором не достигнута. Публикация в данном виде не может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - историко-правовой анализ эффективности «Концепции государственной политики по профилактике алкоголизма среди населения РФ». Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «…трезвость - действительно, воля отдельного субъекта, народа. В связи с тем, что Концепция является компонентом государственного регулирования, необходимо определить степень эффективности влияния компонентов данного акта на субъективное сознание и поведение граждан России в сфере алкоголепотребления». Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании эффективности «Концепции государственной политики по профилактике алкоголизма среди населения РФ». Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, методология, предмет, основная часть и выводы. Что может только приветствоваться. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «Проведем анализ приоритетов, заложенных в Концепции, с точки зрения накопленного исторического опыта государственного регулирования алкоголепотребления в России и мире». Автор отмечает, что начиная с 1914 года потребление алкоголя на душу населения росло и особенно в 90-е годы ХХ века: «Однако за время господства частного алкогольного лобби этот прирост составил более 300% с момента отмены монополии государства в 1992 г. и составил известные нам 18 л абсолютного алкоголя на душу населения». При этом автор анализирует работы ученых и правильно показывает, что «Подводя итог анализа показателя душевого потребления, следует обратить внимание на достаточно низкую, условную эффективность действия известной Концепции», «Таким образом, если исходить из данных, что в 2000 г. душевое потребление составляло 18 л, на 2016 г. – 10,3, то снижение произошло на 43%. Авторов Концепции можно поздравить. Однако известно, что ВОЗ установил долю душевого потребления 8 л абсолютного алкоголя как критичную и опасную для всех сфер общественного развития, в том числе и демографии. Таким образом, за два года до окончания действия «Концепции» первая ее цель остается не решенной, опасный уровень душевого потребления, грозящий демографии, не достигнут». Он также пишет: «Нельзя не заметить определенного успеха в реализации Концепции, выразившейся в изменении структуры потребляемого алкоголя», приводя данные статистики. Однако, автор правильно замечает: «При этом ни одна статистика не в состоянии оценить объемы нелегального алкоголя на рынке, идущего в обход системы ЕГАИС, а также объемы самогоноварения в стране» и приводит примеры ответственности за самогоноварение, вернее за сбыт и перевозку. Далее автор описывает эти нормы. При этом автор делает правильный вывод: «Следует еще раз вернуться к опыту государственной водочной монополии, при которой фискальный интерес казны стимулировал применение юридической ответственности за самогоноварение (даже для собственного потребления), что неминуемо сдерживало рост душевого потребления в целом и корректировало статистику негативных последствий алкоголепотребления». При этом автор подкрепляет этот вывод и мнением других ученых: «За весь ХХ век, с момента появления в 1914 г. первых бытовых домашних самогонных аппаратов и появления этой проблемы (домашняя дистилляция) – никогда государство не рассматривало производство самогона, даже для собственного потребления – нормой [8]». Автор отмечает, что «И официальная статистика снижения производства и продажи алкоголя не может не радовать. Буквально за десятилетие действия «Концепции» побеждена столетиями накапливающаяся проблема в российском обществе. И все бы хорошо, если бы не одно «но»…. Статистику смертности и преступности так умело сфабриковать сложно. Именно высокая смертность в связи с алкоголепотреблением заставляет нас усомниться в реальной эффективности «Концепции». Проиллюстрируем наши выводы». И он приводит таблицу «Таблица № 1. Данные о количестве общественно опасных деяний, совершенных лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения». И переходя к анализу следующей части вопроса, автор замечает, что «Третьей основополагающей целью Концепции является повышение эффективности системы профилактики алкоголепотребления. Действительно, 70% мер, предусмотренных документом, приходятся на просветительские». Автор подробно анализирует Концепцию, работы ученых и высказывания политиков и министров, и правильно показывает, что «В настоящее время в рамках проекта было открыто 502 взрослых и 193 детских Центра здоровья, куда можно самостоятельно обратиться за первичной помощью и консультацией. … Е.А. Кошкин признает, что люди не обращаются за помощью, так как впоследствии у них возникают социально-правовые ограничения (невозможным становится владение оружием, управление автомобилем и др.). Поэтому большая часть больных (78%) и их родственников предпочитают обращаться за частной анонимной помощью [10]». И конечно правильно замечание автора, ссылающегося на мнение другого исследователя, о том, что «А исторический опыт подсказывает, что повышению эффективности государственной монополии могут способствовать только меры направления алкогольных доходов на прямую борьбу с алкоголепотреблением [3, с. 37]». И далее автор правильно отмечает, что «В свою очередь хотелось бы обратить внимание, на то, что согласно Распоряжению Правительства РФ, одобрившего Концепцию, последняя носит исключительно рекомендательный характер», «По нашему мнению, рекомендательный метод здесь не вполне уместен. Необходимы императивные предписания, жестко определяющие политику государства в сфере регламентации производства, продажи и потребления алкоголя. Соответственно, если будет принята новая Концепция, регулирующая алкоголепотребление, она должна быть не одобрена Распоряжением Правительства РФ, а утверждена соответствующим нормативным актом – Постановлением Правительства РФ либо, что еще более весомо – Указом Президента РФ». В заключение автор подводит итог: «Таким образом, можно с сожалением констатировать, что ныне действующая Концепция не учла опыта императорского правительства, стоявшего на позициях жесткого регламентирования производства и потребления алкоголя. … можно только выразить надежду, что дальнейшая регламентация алкогольной сферы будет оптимизирована, иметь не только пропагандистский характер, но и внедрит государственно-властные веления в производство и оборот алкогольных изделий» и «Достижение баланса между профилактикой алкоголизма среди населения, разумного употребления алкоголя и извлечения выгоды из производства и реализации алкогольной продукции всегда представляла и представляет важную и сложную задачу для государства, общества и каждого отдельного человека». Так как журнал является научным, направляемые в издательство статьи должны соответствовать требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики нужно обращаться к текстам научных статей, монографий или диссертационных работ оппонентов. Автор полемизирует и поддерживает многие выводы других исследователей. Библиография достаточно полная и содержит помимо нормативных актов, высказываний политиков и членов правительства, большое количество современных научных исследований, к которым автор постоянно обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"