Статья 'Послевоенное развитие промышленности Урала в зеркале статистики (1945–1955)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Послевоенное развитие промышленности Урала в зеркале статистики (1945–1955)

Михеев Михаил Викторович

кандидат исторических наук

научный сотрудник, Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук

620990, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской, 16, оф. 1114

Mikheev Mikhail Viktorovich

PhD in History

Scientific Associate, Institute of History and Archeology of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

620990, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Sof'i Kovalevskoi, 16, of. 1114

mikheev666@yandex.ru
Пьянков Степан Александрович

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник, Центр экономической истории, Институт истории и археологии, Уральское отделение, Российская академия наук

620219, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской, 16, оф. 1114

P'yankov Stepan Aleksandrovich

PhD in History

Senior Scientific Associate, Institute of History and Archeology of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

620219, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Sof'i Kovalevskoi, 16, of. 1114

kliostefan@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Симонов Максим Анатольевич

научный сотрудник, Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук

620990, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской, 16

Simonov Maksim Anatol'evich

Scientific Associate, Institute of History and Archeology of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

620990, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Sof'i Kovalevskoi, 16

m.a.simonov1@yandex.ru
Тюшняков Святослав Михайлович

главный архивист, Центр документации общественных организаций Свердловской области

620075, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Пушкина, 22

Tyushnyakov Svyatoslav Mikhailovich

Chief Archivist, Documentation Center of Nongovernmental Organizations of Sverdlovsk Oblast

620075, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Pushkina, 22

Slava.tyshnyakov@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.9.30664

Дата направления статьи в редакцию:

26-08-2019


Дата публикации:

02-09-2019


Аннотация.

Предметом исследования является реализация региональной экономической политики СССР в отношении индустриального Урала в 1945–1955 гг. В статье на основе данных о промышленном производстве и транспортной статистики рассмотрены особенности послевоенного развития уральской индустрии, описана динамика роста промышленности, выявлены структурные изменения промышленного производства в течение первого послевоенного десятилетия. Актуальность исследования обусловлена возможностью более глубокого понимания процесса трансформации промышленного производства Урала после окончания Великой Отечественной войны. Систематизация и анализ статистических данных позволяют конкретизировать имеющиеся историко-экономические знания об эффективности послевоенной экономической политики в СССР. Статистические методы сводки и группировки позволили систематизировать количественные данные о динамике производства промышленной продукции, определить тенденции развития промышленности Урала и продемонстрировать изменения в структуре производства. Описательный метод предоставил возможность охарактеризовать изменения в развитии промышленности. Историко-генетический метод позволил выявить причины диспропорций экономического развития. Историко-системный метод предоставил возможность рассмотреть процесс реализации экономической политики на Урале в комплексном единстве составляющих его отраслей, в широких связях и взаимодействиях с соседними территориями. Новизна заключается в проведении специального научного исследования, посвященного послевоенному развитию промышленности Урала с привлечением ранее не использованных архивных документов. В заключении сделан вывод о том, что планы по созданию на Урале производства «замкнутого цикла» не были реализованы в полной мере. Несмотря на значительные успехи промышленности и высокие темпы роста валовых показателей, в экономическом развитии Урала сохранились существенные диспропорции развития.

Ключевые слова: история промышленности, экономическая история, поздний сталинизм, Урал, IV пятилетний план, V пятилетний план, статистика промышленности, железнодорожная статистика, региональная экономическая политика, межрегиональные экономические связи

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-39-00135 мол_а (рук. М. В. Михеев).

Abstract.

The subject of this research is the implementation of the regional economic policy of USSR with regards to the industrial Ural in 1945-1955. Based on the records on industrial output and transport statistics, the article examines the peculiarities of postwar development of the Ural industry, describes the industrial growth rates. Determines the structural changes in production during the first postwar decade. The relevance of the study is substantiated by the more profound understanding of the transformation process of industrial production of Ural Region after the end of the Great Patriotic War. Systematization and analysis of statistical data allow concretizing the existing historical-economic knowledge on the efficiency of postwar economic policy in USSR. Statistical method of collation and grouping help systematizing the quantitative data on the industrial growth rates, determined the development trends of Ural industry, as well as demonstrate changes in the structure of production. The use of descriptive method allows characterizing the transformations in the industrial development. Historical-genetic method reveals the factors of disproportions in economic development. Historical-systemic method views the process of implementation of economic policy in the Ural Region comprising its industries as a whole, as well as in broad ties and relationships with the neighboring territories.  The scientific novelty lies in conducting a special scientific research dedicated to postwar industrial development of the Ural Region involving the previously unused archival documents. The conclusion is made that the plans on creation a “closed cycle” production in Ural were not implemented to full extent. Despite the significant success of industry and high growth rates of gross figures, the economic development in the region retained substantial disproportions of development.

Keywords:

regional economic policy, railway statistics, industry statistics, V Five-Year Plan, IV Five-Year Plan, Ural, late Stalin period, economic history, history of industry, interregional economic relations

В течение первых пятилетних планов советским правительством был предпринят ряд последовательных шагов по изменению пространственного размещения производительных сил СССР. Условно разделив страну «демаркационной линией», проходившей от Ладожского озера до Каспийского моря, на две экономические макрозоны, большевики в начале 1930-х гг. приступили к осуществлению крупномасштабного проекта по территориальной реорганизации всей советской промышленности. Этот проект предусматривал модернизацию «производительных сил» азиатской части Советского Союза [13, с. 67]. Главной целью этих мероприятий стал отход от принципов «уродливой экономической географии» царской России, основанной на традиционном разделении между «обрабатывающим» западом и «сырьевым» востоком страны [14, с. 192]. Исходя из соображений геополитической безопасности и народнохозяйственной эффективности, было принято решение о создании на востоке самостоятельного, не зависимого от запада, комплекса производств полного промышленного цикла. В этом амбициозном проекте Уралу отводилось место «индустриального плацдарма» для экономического освоения Сибири, Средней Азии и Дальнего Востока. Такой статус региону должны были обеспечить: во-первых, соединение уральской руды с кузнецким углем и создание второй, после Донбасса, угольно-металлургической базы (Урало-Кузнецкого комбината), сделавшей возможной технологический переход уральской металлургии на современный на то время уровень – с древесного угля на каменный; во-вторых, организация на основе данной угольно-металлургической базы новых, высокотехнологичных отраслей промышленности (машиностроение, металлообработка) с последующим снабжением этой продукцией всего хозяйства восточной части СССР с целью полной, всесторонней и максимально эффективной экономической эксплуатации его природных ресурсов, вовлечения их в экономику страны [33].

Первый пункт этой грандиозной экономической программы был в основном выполнен к началу Великой Отечественной войны. Реализация второго этапа пришлась на первое послевоенное десятилетие. На изучение проблем реализации этого этапа развития промышленности Урала направлено настоящее исследование. Проанализировав тенденции промышленного развития Урала в период реализации IV и V пятилетних планов, мы постараемся приблизиться к ответу на вопрос: была ли сломлена идущая с имперских времен традиция рассматривать Урал и смежные с ним районы как сырьевой придаток более развитой Европейской России, посредством превращения их в «индустриальный плацдарм» для экономического освоения советского востока?

Еще на завершающем этапе Великой Отечественной войны правительству пришлось заняться восстановлением народного хозяйства на бывших оккупированных территориях. Это предполагало долгосрочную ориентацию промышленности Урала на запад, что сильно затрудняло возможность использовать его в качестве отправной точки для дальнейшего развития востока. Как заметил в 1946 г. секретарь Свердловского обкома по пропаганде и агитации И. С. Пустовалов: «Как в годы Отечественной войны Урал был кузницей грозного советского оружия, так и в годы мирного строительства Урал, обладающий мощной, разнообразной промышленностью, огромными богатствами и ресурсами, является важнейшей базой восстановления народного хозяйства страны» [34, л. 19].

Подготовленная в 1947 г. записка экономиста-аналитика И. С. Шапиро «Методологические материалы по развитию народного хозяйства СССР и Донбасса в IV–V пятилетках» недвусмысленно заявляла: «Для осуществления поставленной в (IV. – прим. авторов) пятилетнем плане задачи восстановления и дальнейшего развития районов, подвергавшихся оккупации, намечаются капиталовложения за пятилетие в размере 115 млрд рублей, что составляет 46 % всего объема капитальных затрат в народное хозяйство в IV пятилетии.

Основной базой восстановительных работ в южных и западных районах страны являются восточные районы, промышленность которых за время войны резко возрастала и превысила довоенный уровень производства» [2, л. 52].

И. С. Шапиро признавал, что: «Установленные законом о пятилетнем плане на 1946–1950 гг. объемы промышленного строительства в восточных районах страны далеко не исчерпывают богатейших ресурсов этих районов, запасов рудного, химического, лесного сырья, минерального топлива и гидроэнергии». Он подчеркивал, что: «Задача создания во всех основных экономических районах комплексного хозяйства с собственной топливно-энергетической и строительной базой, соответствующим развитием легкой и пищевой промышленности и сельского хозяйства, а в районах, где это позволяют условия, и с собственной металлургией и базирующимся на ней машиностроением, это огромная задача…». Однако задача эта должна была получить «полное разрешение» только «в перспективе 15–20 лет» [34, л. 73].

Одновременно правительство декларировало определенные шаги в направлении экономического развития восточных областей. Это нашло свое отражение в тексте «Закона о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 гг.», где только количество упоминаний Урала и Сибири насчитывает 42. Документ предполагал «продолжить всемерное развитие металлургической базы СССР на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке», «завершить в основном строительство Нижне-Тагильского и Челябинского металлургических заводов». Планировалось строительство завода электротехнических сталей и возведение новых металлургических заводов в Казахской ССР. Был поднят вопрос об автономности востока, подчеркивалась необходимость «создать собственную железнорудную базу на Дальнем Востоке и в Сибири», «расширить геологоразведочные работы в восточных районах СССР», подготовить промышленные запасы для строительства новых металлургических заводов на Северном Урале, в Сибири, в Казахской ССР» [10].

Пятый пятилетний план (1950–1955 гг.) также заявлял о необходимости организовать «улучшение географического размещения строительства промышленных предприятий… имея в виду дальнейшее приближение промышленности к источникам сырья и топлива» [9].

Мы предлагаем предварительную оценку степени реализации этих целеполаганий за послевоенные десять лет.

Данные о темпах роста промышленности региона представлены в таблице 1 .

Таблица 1

Темпы роста производства промышленной продукции на Урале

в 1940–1955 гг. (в %)*

Показатели промышленного производства

1940

1945

1950

1955

Мощность электростанций

100

185

232

н. д.

Электроэнергия

100

198

296

487

Уголь

100

214

271

393

Кокс

100

309

384

590

Чугун

100

188

264

437

Сталь

100

165

273

417

Прокат

100

155

277

446

Железная руда

100

135

192

309

Медь рафинированная

100

95

175

201

Медная руда

100

56

83

141

Металлорежущие станки

100

275

446

463

* Составлено по:[30, л. 3]; [30, л. 13]; [30, л. 19]; [30, л. 21]; [30, л. 24-26]; [30, л. 86]; [30, л. 93]; [27, л. 40]; [27, л. 48]; [27, л. 50,]; [27, л. 53]; [27, л. 56]; [27, л. 58]; [27, л. 60]; [27, л. 61]; [27, л. 62]; [27, л. 115]; [27, л. 138]; [29, л. 87]; [29, л. 88]; [29, л. 89]; [29, л. 117]; [29, л. 121]; [29, л. 125]; [29, л. 130]; [29, л. 131]; [28, л. 50]; [28, л. 57]; [28, л. 59]; [28, л. 61]; [28, л. 62]; [28, л. 63]; [28, л. 116]; [32, с. 162]; [22, с. 29]; [22, с. 32]; [25, с. 112]; [25, с. 113]; [25, с. 143]; [25, с. 174]; [25, с. 210]; [31, л. 21]; [31, л. 25]; [31, л. 27]; [31, л. 29]; [31, л. 38]; [31, л. 40]; [31, л. 46].

На первый взгляд, они говорят об относительно равномерном развитии хозяйства региона в рассматриваемый период, за исключением явно кризисного состояния цветной металлургии, вызванного резким падением добычи медной руды в военные годы. Также увеличение соотношения производства электроэнергии в регионе к общей мощности электростанций Урала свидетельствует о более интенсивной работе местных энергосистем, связанной с необходимостью преодоления дефицита электроэнергии в регионе, который был вызван внушительным ростом промышленного производства за время Великой Отечественной войны. Рассчитав динамику роста по пятилетиям, получим более репрезентативную картину (таблица 2 ).

Таблица 2

Темпы прироста производства промышленной продукции на Урале

в 1940–1955 гг. по пятилетиям (в %)**

Виды продукции

1945 г. к 1940 г.

1950 г. к 1945 г.

1955 г. к 1950 г.

Мощность электростанций

+85

+25

н.д.

Электроэнергия

+98

+49

+64

Уголь

+114

+26

+45

Кокс

+209

+24

+53

Чугун

+88

+40

+65

Сталь

+65

+65

+52

Прокат

+55

+78

+61

Железная руда

+35

+42

+60

Медь рафинированная

–5

+84

+14

Медная руда

–44

+48

+69

Металлорежущие станки

+175

+62

+4

** Составлено по: [30, л. 3]; [30, л. 13]; [30, л. 19]; [30, л. 21]; [30, л. 24-26]; [30, л. 86]; [30, л. 93]; [27, л. 40]; [27, л. 48]; [27, л. 50,]; [27, л. 53]; [27, л. 56]; [27, л. 58]; [27, л. 60]; [27, л. 61]; [27, л. 62]; [27, л. 115]; [27, л. 138]; [29, л. 87]; [29, л. 88]; [29, л. 89]; [29, л. 117]; [29, л. 121]; [29, л. 125]; [29, л. 130]; [29, л. 131]; [28, л. 50]; [28, л. 57]; [28, л. 59]; [28, л. 61]; [28, л. 62]; [28, л. 63]; [28, л. 116]; [32, с. 162]; [22, с. 29]; [22, с. 32]; [25, с. 112]; [25, с. 113]; [25, с. 143]; [25, с. 174]; [25, с. 210]; [31, л. 21]; [31, л. 25]; [31, л. 27]; [31, л. 29]; [31, л. 38]; [31, л. 40]; [31, л. 46].

Из данных таблицы прослеживается тенденция последовательного развития на Урале металлургической промышленности и связанных с ней добывающих отраслей индустрии (руда, уголь). Приведенные данные свидетельствуют о том, как постепенно снижается внушительный разрыв в темпах прироста выплавки черных металлов и добычи железной руды. Медная промышленность Урала постепенно восстанавливала свое производство после кризиса военных лет, и более того, обеспечила к 1955 г. весомый прирост добычи медной руды. Темп прироста производства металлорежущих станков в регионе неуклонно снижался: от 175 % за время войны – до 4 % в годы V пятилетки. Приведенные выше данные говорят о том, что промышленное развитие Урала в исследуемый период характеризовалось развитием в сторону наращивания сырья и продукции первого передела; что касается производства высокотехнологического оборудования, то темпы его прироста были значительно ниже.

Была ли подобная направленность характерна лишь для Урала, или эта тенденция была характерна для Советского Союза в целом? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим темпы прироста металлургической и металлообрабатывающей промышленности Урала в контексте общесоюзных темпов развития (см. таблицу 3 ).

Таблица 3

Темпы прироста основных показателей металлургической и металлообрабатывающей промышленности в СССР и на Урале

в 1945–1955 гг. (в %)***

Регион, страна

Промышленная продукция

Уголь

Чугун

Сталь

Прокат

Металлорежущие станки

1950 г. к 1945 г.

Урал

+26

+40

+65

+78

+62

СССР

+38

+117

+123

+146

+84

1955 г. к 1950 г.

Урал

+45

+65

+52

+61

+4

СССР

+51

+74

+66

+69

+66

*** Составлено по: [30, л. 3]; [30, л. 13]; [30, л. 19]; [30, л. 21]; [30, л. 24-26]; [30, л. 86]; [30, л. 93]; [27, л. 40]; [27, л. 48]; [27, л. 50,]; [27, л. 53]; [27, л. 56]; [27, л. 58]; [27, л. 60]; [27, л. 61]; [27, л. 62]; [27, л. 115]; [27, л. 138]; [29, л. 87]; [29, л. 88]; [29, л. 89]; [29, л. 117]; [29, л. 121]; [29, л. 125]; [29, л. 130]; [29, л. 131]; [28, л. 50]; [28, л. 57]; [28, л. 59]; [28, л. 61]; [28, л. 62]; [28, л. 63]; [28, л. 116]; [32, с. 162]; [22, с. 29]; [22, с. 32]; [25, с. 112]; [25, с. 113]; [25, с. 143]; [25, с. 174]; [25, с. 210]; [31, л. 21]; [31, л. 25]; [31, л. 27]; [31, л. 29]; [31, л. 38]; [31, л. 40]; [31, л. 46].

Из приведенных данных видно значительное отставание Урала от общесоюзных темпов развития угледобычи и роста производства полуфабрикатов металлургии (чугун, сталь, прокат) в IV пятилетке, с последовавшим, впрочем, почти полным приближением к ним в 1955 г. Иначе обстоит дело с производством металлорежущих станков. Если в IV пятилетку прирост их производства отставал от общесоюзных показателей на 22 %, то в V пятилетку разница увеличилась почти в 16,5 раза. В то время как металлообработка и машиностроение были бы логическим продолжением в «цепочке» производств, обеспечивающим комплексное развитие Урала и превращение его в «индустриальный плацдарм» для экономического освоения азиатской части Советского Союза. Вместо этого к 1955 г. мы наблюдаем, что на Урале производились в основном полуфабрикаты. Развитие же сложных отраслей производства (машиностроение, металлообработка) здесь тормозилось, что резко отличалось от довоенных планов советского правительства по развитию Урала и всего востока СССР.

С целью более полного понимания различных аспектов промышленного развития Урала, рассмотрим статистические данные хозяйственного функционирования его наиболее развитых в индустриальном отношении областей, а именно Молотовской, Свердловской и Челябинской.

Одним из последствий Великой Отечественной войны для Урала явился серьезный дефицит электроэнергии в регионе. Данные по производству электроэнергии в этих областях показывают, что, несмотря на значительное увеличение ее выработки (см. таблицу 4 ), территориальное размещение новых электрических станций осуществлялось довольно нерационально. Еще в 1945 г. на Конференции по изучению производительных сил Молотовской области отмечено, что Молотовская область, обладая 44 % гидроэнергетических ресурсов Урала, должна стать энергетической базой региона [5, с. 256]. Однако производство электроэнергии продолжало концентрироваться в Свердловской области. В послевоенный период среди трех наиболее развитых в промышленном отношении областей Урала доля Свердловской области в общем производстве электроэнергии устойчиво держалась на уровне 46–47 %.

Таблица 4

Темпы роста производства электроэнергии в

Молотовской, Свердловской, Челябинской областях

в 1940–1955 гг. (в кВт-ч, %)****

Годы

Молотовская область

Свердловская область

Челябинская область

млн кВт-ч

%

млн кВт-ч

%

млн кВт-ч

%

1940

1380

100

2242

100

1848

100

1945

1969

143

5156

230

4025

218

1950

3835

279

6806

304

5402

292

1955

5120

372

13000

580

9859

533

**** Составлено по: [20, с. 175].

Такое положение вещей, очевидно, было вызвано, с одной стороны, ростом энергоемких производств в Свердловской области, а с другой – трудностями межобластного кооперирования. Фактически каждая область, испытывая энергетический дефицит, самостоятельно добивалась правительственных решений о строительстве новых электростанций в собственном регионе [19, с. 140-145]. В пользу этого говорит и тот факт, что темпы роста производства электроэнергии в каждой из областей примерно совпадали с темпами роста валовой продукции промышленности (см. таблицу 5 ).

Таблица 5

Темпы роста валовой продукции промышленности Молотовской, Свердловской и Челябинской областей

в 1940–1955 гг. (в %)*****

Годы

Молотовская область

Свердловская область

Челябинская область

1940

100

100

100

1945

201

201

370

1950

200

337

330

1955

339

565

570

***** Составлено по: [21, с. 24]; [23, с. 17]; [24, с. 33].

Из таблицы видно, что в сравнении с 1940 г. наибольший рост валовых показателей наблюдался в Челябинской области. В Свердловской области наибольший темп роста приходится на период после 1945 г., что отражает значительный рост промышленного производства в первое послевоенное десятилетие.

Важное место в энергетическом балансе Урала занимал уголь. При этом промышленность нуждалась в разных марках угля. На Урале были востребованы как энергетические угли, которые широко использовались в тепловой электроэнергетике, так и коксующиеся угли, необходимые для нужд металлургической промышленности. Использовали как привозной уголь из других регионов страны, так и уголь местного производства.

Что касается угля местного производства, то его выработка была обусловлена природно-географическим фактором. Добыча велась там, где имелись необходимые залежи полезных ископаемых. Поэтому по производству угля долгое время лидировала Челябинская область (см . таблицу 6 ).

Таблица 6

Добыча угля в Молотовской, Свердловской и Челябинской областях

в 1940–1955 гг. (тыс. тонн, %)******

Годы

Молотовская область

Свердловская область

Челябинская область

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

1940

4589

100

1591

100

5676

100

1945

7756

169

6219

391

11548

203

1950

10176

222

9825

617

12387

218

1955

11047

241

16408

1031

17740

312

****** Составлено по: [21, с. 29]; [23, с. 28]; [24, с. 41].

Резкое повышение добычи угля в Свердловской области можно объяснять не столько увеличением разведанных запасов, сколько дефицитом энергии. Рост выработки угля в Свердловской области был достигнут за счет повышения добычи низкокачественных бурых энергетических углей. В тех условиях добыча бурых энергетических углей была оправдана и эффективна с экономической точки зрения.

К 1955 г. на Урале действовало 77 шахт – основная часть предприятий по добыче угля располагалась в Челябинской, Молотовской и Свердловской областях (по 35 шахт в Кизеловском и Челябинском бассейнах и 7 в Свердловскугле) – и 12 разрезов (4 в Челябинскугле, 6 – в Свердловскугле и 2 – в Башкиругле) [4, с. 192].

Наряду с новым шахтным строительством успешное выполнение заданий послевоенных пятилеток объясняется также успехами в деле механизации производства. Именно вторая половина 1940-х – 1950-е гг. стали для отрасли периодом завершения механизации основных производственных операций – проходки, добычи, погрузки, откатки, подъема и транспортировки угля. На уральских шахтах и разрезах появились угле- и породопогрузочные машины, ленточные и скребковые транспортеры, врубонавалочные машины и другая техника [4, с. 192].

Другим важным сырьевым ресурсом уральского региона была деловая древесина. В силу природных условий лидирующими позициями по темпам ее заготовки для вывоза занимала Молотовская область (см. таблицу 7 ). По абсолютным показателям с ней конкурировала Свердловская область, также располагавшая значительными лесными массивами. При этом темпы роста вывоза древесины были высокими для всех указанных областей. По сравнению с 1940 г. Молотовская и Челябинская области нарастили вывоз древесины более чем в 2,5 раза, а Свердловская в 1,7 раза.

Таблица 7

Вывоз деловой древесины

с территорий Молотовской, Свердловской, Челябинской областей

в 1940–1955 гг. (тыс. плотных м3, %)*******

Год

Молотовская область

Свердловская область

Челябинская область

тыс. плотных м3

%

тыс. плотных м3

%

тыс. плотных м3

%

1940

5305

100

8235

100

711

100

1945

4063

77

4679

57

н. д.

н. д.

1950

9404

177

10323

125

1403

197

1955

14521

274

14051

171

1908

268

******* Составлено по: [21, с. 30]; [23, с. 30]; [24, с. 13]; [12, с. 84].

Ключевые позиции в структуре промышленного производства Урала занимала черная металлургия. В ее размещении имелись свои особенности.

Основная часть месторождений железных руд Урала находилась на территории Челябинской и Свердловской областей (добыча железной руды в Молотовской области была прекращена еще до войны).

Лидером по выплавке чугуна была Челябинская область, ее доля в сравнении с объемами производства двух других областей стабильно колебалась в диапазоне от 64 до 66 %. При этом около 1/4 выплавки приходилась на Свердловскую область. Доля же Молотовской области, которая пользовалась привозными рудами, составляла в 1940–1950 гг. 11 %, а к 1955 г. сократилась до 9 % (см. таблицу 8 ). При этом на протяжении 1940–1955 гг. все области имели сопоставимые темпы роста производства. По темпам роста выпуска чугуна Челябинская и Свердловская область обогнали Молотовскую лишь к концу исследуемого периода. За 1940–1955 гг. производство чугуна в Челябинской области увеличилось более чем в 5,5 раза, в Свердловской области более чем в 5 раз, а в Молотовской в 4,5 раза.

Таблица 8

Выплавка чугуна в Молотовской, Свердловской и Челябинской областях в 1940–1955 гг. (тыс. тонн, %)********

Годы

Молотовская область

Свердловская область

Челябинская область

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

1940

297

100

698

100

1800

100

1945

711

239

1646

236

4307

240

1950

1022

344

2432

348

5900

328

1955

1333

448

3721

533

10089

561

******** Составлено по: [8, л. 169]; [35, л. 19]; [36, л. 5]; [38, л. 1]; [17, с. 48]; [23, с. 25]; [24, с. 32]; [12, с. 50].

Среди трех уральских областей основными производителями стали являлись Челябинская и Свердловская области. Причем если в 1940 г. на долю Челябинской приходилось 59 % выпуска, а на Свердловскую – 30 %, то в последующее время это соотношение значительно изменилось. К 1955 г. доля Челябинской области сократилась до 48 %, а доля Свердловской выросла до 43 %. Эти изменения были вызваны ростом выплавки стали в Свердловской области, особенно в 1950–1955 гг., когда объем выпуска в сравнении с довоенным уровнем увеличился более чем в 6 раз. В это же время выпуск стали в Челябинской области вырос более чем в 3 раза. Высокие темпы роста производства стали демонстрировала и Молотовская область, где производство выросло в 3,5 раза. Однако в сравнении с соседними регионами доля Молотовской области в производстве стали уменьшилась с 12 % в 1940 г. до 9 % в 1955 г. (см. таблицу 9 ).

Таблица 9

Производство стали в

Молотовской, Свердловской и Челябинской областях

в 1940–1955 гг. (тыс. тонн, %)*********

Годы

Молотовская область

Свердловская область

Челябинская область

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

1940

412

100

1040

100

2052

100

1945

569

159

1765

184

2593

126

1950

970

271

3724

387

4200

205

1955

1244

348

5883

611

6510

317

********* Составлено по: [8, л. 169]; [6, л. 19]; [7, л. 5]; [38, л. 1]; [17, с. 42]; [21, с. 28]; [23, с. 25]; [24, с. 32]; [15, с. 431]; [12, с. 52].

Подъем уральской металлургии в послевоенный период был стимулирован значительным увеличением капитальных вложений в экономику региона. В четвертой пятилетке (1946–1950) их объем в промышленность Урала составлял 1923 млн руб., в пятой (1951–1955) – 3459 млн (184 %). Большие средства были направлены в металлургию. В пятой пятилетке (1951–1955) они превышали ассигнования четвертой (1946–1950) в 2 раза [1, с. 651].

На Урале капиталовложения направлялись в основном (до 2/3) в реконструкцию и расширение действующих предприятий. В строительство новых объектов вкладывалось только 1/5 средств. Ввод мощностей в производство чугуна и проката отставал от выплавки стали, увеличивая диспропорции в развитии металлургии региона [1, с. 651].

Рост производства стал возможен благодаря повышению технического уровня металлургии, что явилось результатом укрупнения агрегатов и увеличения их мощности, дальнейшего улучшения использования оборудования. В исследуемый период строились доменные и мартеновские печи, коксовые батареи увеличенной мощности. В широком масштабе проводилась комплексная механизация ряда операций металлургического производства [1, с. 652].

Аналогично производству стали складывалась ситуация с изготовлением металлопроката. Положительную тенденцию демонстрировали все три области. По объему производимой продукции здесь также лидировала Челябинская область. В 1940 и 1945 гг. ее доля в выпуске металлопроката составляла 64–65 %. К 1955 г. доля Челябинской области в изготовлении металлопроката сократилась, достигнув уровня 60 %. Доля же Свердловской области выросла с 22 % в 1940 г. до 31 % в 1955 г.

Существенное увеличение доли Свердловской области в производстве металлопроката можно объяснить высокими темпами производства стали. Как и производство стали, выпуск металлопроката был увеличен в 6 раз. В это же время Челябинская область нарастила выпуск металлопроката в 4 раза. Производство проката в Молотовской области увеличилось в 2,8 раза. Однако ее доля в производстве этого вида продукции в сравнении с соседними регионами постепенно сокращалась – с 14 % в 1940 г. до 9 % в 1955 г. (см. таблицу 10 ).

Таблица 10

Производство металлопроката в

Молотовской, Свердловской и Челябинской областях

в 1940–1955 гг.**********

Годы

Молотовская область

Свердловская область

Челябинская область

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

1940

382

100

591

100

1697

100

1945

470

123

930

157

2568

151

1950

774

203

2260

383

4160

245

1955

1093

286

3661

621

6947

409

********** Составлено по: [8, л. 169]; [35, л. 19]; [36, л. 5]; [38, л. 1]; [12, с. 53]; [15, с. 431]; [17, с. 42]; [21, с. 28]; [23, с. 25]; [24, с. 32].

Высокие темпы роста производства стали и металлопроката в Свердловской области в сравнении с соседними регионами обусловлены быстрым ростом добычи в регионе железной руды. В сравнении с предвоенным 1940 г. добыча руды в Свердловской области к 1955 г. увеличилась без малого в 5 раз (см. таблицу 11) .

Таблица 11

Добыча железной руды в Свердловской области в 1940–1955 гг. (тыс. тонн, %)***********

Годы

тыс. тонн

%

1940

1447,6

100

1945

2935,5

203

1950

4770,6

330

1955

7203,6

498

*********** Составлено по: [36, л. 5]; [37, л. 79]; [23, с. 27].

Таким образом, мы видим, что основные направления развития отдельных областей Урала соответствовали общим народно-хозяйственным тенденциям, присущим этому экономическому району в послевоенный период, в основном сводившихся к развитию в регионе различных отраслей металлургической и горнорудной промышленности.

Рассмотренные выше данные о производстве промышленной продукции подтверждают сведения о железнодорожных перевозках. Согласно материалам железнодорожной статистики, на Урал ввозилось сырье для металлургической промышленности, а вывозились металлы и металлические изделия (см. таблицу 12 ). В течение 1946–1953 гг. увеличилась доля ввезенного каменного угля и кокса. Возросло и потребление железной руды. К 1953 г. доля вывоза железной руды сократилась на 15,1 %, а доля ввоза этого важного для уральской металлургии сырья выросла в 3,6 раза.

Заметно увеличилась доля вывоза черных металлов и металлических изделий. В железнодорожном грузообороте с 1946 по 1953 г. доля вывезенных черных металлов выросла на 18,7 %, а металлических изделий на 18,1 %.

Таблица 12

Соотношение ввоза на Урал и вывоза с Урала основных видов железнодорожных грузов в 1946–1953 гг. (%)************

Виды грузов

1946 г.

1953 г.

ввезено

вывезено

ввезено

вывезено

Уголь и кокс

12,9

87,1

10,4

89,6

Железная руда

94,2

5,8

79,1

20,9

Черные металлы

65,2

34,8

83,9

16,1

Машины

58,2

41,8

57,9

42,1

Металлические изделия

52,3

47,7

70,5

29,5

Нефтяные грузы

38,3

61,7

76,1

23,9

Лесные грузы

64,4

35,6

80,7

19,3

************ Составлено по: [26, л. 1-2]; [26, л. 5]; [26, л. 14]; [26, л. 17]; [26, л. 23]; [26, л. 36]; [26, л. 47]; [26, л. 48]; [18, с. 136-138]; [18, с. 147]; [18, с. 151]; [18, с. 157]; [18, с. 171]; [18, с. 181-182].

Больше стало вывозиться с территории Урала нефтяных и лесных грузов. При этом соотношение ввоза и вывоза машин оставалось стабильным. По сравнению с 1946 г. вывоз продукции машиностроения в 1953 г. лишь незначительно сократился – на 0,3 %. Причем с территории Урала вывозилось больше продукции машиностроения, чем ввозилось. Вместе с тем Урал являлся крупным потребителем машин (более 40 % грузооборота продукции машиностроения).

Вопреки исходным плановым установкам о роли Урала как о «промышленном плацдарме» для востока страны, основными контрагентами для уральского машиностроения были западные регионы СССР. На долю запада приходилось 83,1 % вывоза продукции машиностроения. Эти же регионы являлись основными поставщиками машин для Урала (около 70 %).

Уральские машиностроительные предприятия отправляли на восток СССР меньшую часть своей продукции (16,9 %). Причем необходимо отметить, что в 1953 г. Урал получал из восточных регионов СССР машин больше, чем поставлял в Сибирь, на Дальний Восток и в среднеазиатские республики СССР (см. таблицу 13).

Таблица 13

Межрайонные связи Урала по обмену машинами

в 1953 г. (тыс. тонн, %)*************

Районы

Вывоз

Ввоз

тыс. тонн

%

тыс. тонн

%

Западные

617,4

83,1

711,5

69,7

В том числе:

Центр

232,8

31,3

204,0

20,0

Юг

123,0

16,6

175,2

17,2

Северо-Запад

40,4

5,4

52,2

5,1

Поволжье

69,6

9,4

115,0

11,3

Восточные

125,6

16,9

309,7

30,3

В том числе:

Западная Сибирь

76,6

10,3

88,5

8,7

Средняя Азия и Казахстан

25,7

3,5

99,2

9,7

Всего

743,0

100,0

1021,2

100,0

************* Составлено по: [18, с. 182].

Подтверждают выявленные тенденции послевоенного развития промышленности Урала и статистические данные о структуре промышленного производства в V пятилетке. С 1950 по 1955 г. доля черной металлургии и сопутствующей ей горнорудной промышленности увеличилась на 4,3 %, достигнув к 1955 г. уровня 23,7 % (см. таблицу 14 ). Стабильной оставалась доля цветной металлургии, хотя она лишь восстанавливала свои позиции, которые пошатнулись в годы войны.

Что же касается производства продукции с высоким уровнем добавленной стоимости, то ее доля в структуре промышленного производства Урала уменьшилась, причем весьма заметно. Об этом можно судить по сокращению доли машиностроения и металлообработки.

Этот факт имеет существенное значение, ведь в середине XX в. машиностроение являлось одной из наиболее высокотехнологичных отраслей промышленности. Машиностроительные предприятия были основными потребителями продукции, которую изготавливали уральские металлурги. Именно машиностроительные предприятия позволяли «замкнуть» технологическую цепочку внутри уральского региона и выпускать не полуфабрикат, а готовые к использованию в народном хозяйстве изделия, имевшие более высокую добавленную стоимость, чем продукция металлургов.

К 1955 г. в структуре промышленного производства Урала выросла доля электроэнергетики и топливной промышленности, что можно объяснить растущими потребностями уральской промышленности в электроэнергии и топливе. Закономерно выросла доля строительной промышленности, необходимой для развития промышленного потенциала региона. Лесная, легкая и пищевая промышленность сохранили прежние позиции.

Таблица 14

Динамика структуры отраслей промышленности Урала

в 1950–1955 гг. (в %)**************

Отрасль промышленности

1950

1955

Черная металлургия, включая добычу руд черных металлов

19,4

23,7

Цветная металлургия, включая добычу руд цветных металлов

11,2

11,2

Машиностроение и металлообработка

27,7

21,3

Электроэнергетика

6,9

10,3

Топливная

9,8

12,4

Химическая

4,5

5,1

Производство стройматериалов

3,5

4,5

Лесная, деревообрабатывающая и бумажная

7,5

7,3

Легкая

0,8

0,8

Пищевая

2,6

2,5

Другие отрасли

6,1

0,9

Всего

100,0

100,0

************** Составлено по: [11, с. 24].

Рассмотренные показатели статистики фиксируют картину неравномерного и не комплексного послевоенного развития хозяйства Урала. В более оптимистичной форме названные проблемы в 1959 г. констатировал «отец советской металлургии» академик И. П. Бардин: «Одна из важнейших задач Урало-Кузнецкой проблемы заключается в том, чтобы не выкачивать природные ресурсы из этого района, а организовать их использование на данной территории, доводя продукцию металлургических заводов до стадии готового изделия и покрывая нужды своего района в металлургической продукции. Если в данное время профили проката перевозятся с востока на запад, это явление временное, так как профиль машиностроительных заводов и немногочисленность их на востоке не отвечает полностью потребностям Урало-Кузнецкого района» [3, л. 6].

Таким образом, в первое послевоенное десятилетие приоритет в развитии промышленности Урала отдавался наращиванию металлургического производства, увеличению возможностей топливно-энергетического и лесопромышленного комплексов, расширению масштабов добычи минерального сырья, развитию энергоемких производств обрабатывающей промышленности.

Планы по созданию на Урале производства «замкнутого цикла» – от добычи железной руды и металла до продукции машиностроения – не были реализованы в полной мере. К концу первого послевоенного десятилетия уральский регион по-прежнему являлся поставщиком металлургической продукции первого и второго передела. Причем главными потребителями уральской промышленности были западные регионы СССР. Довоенным планам комплексного развития Урала не суждено было реализоваться и после окончания Великой Отечественной войны. В послевоенные годы стране необходимо было восполнить потери, понесенные западными регионами в ходе боевых действий, поэтому развитие уральского экономического района во многом осуществлялось по остаточному принципу. Несмотря на значительные успехи промышленности и высокие темпы роста валовых показателей, в экономическом развитии Урала сохранились диспропорции развития. Вынужденный акцент на базовых для Урала отраслях промышленности (горнорудная промышленность, металлургия) закономерно вели к консервации существовавшей структуры промышленного производства. Конечная сверхзадача – комплексное, рациональное и максимально эффективное использование природных ресурсов и мощностей, создание единого и самодостаточного производственного организма – не была достигнута.

Библиография
1.
Алексеев В. В., Гаврилов Д. В. Металлургия Урала с древнейших времен до наших дней. М.: Наука, 2008. 886 с.
2.
Архив Российской академии наук (Архив РАН). Ф. 174. Оп. 27. Д. 37.
3.
Архив РАН. Ф. 661. Оп. 1. Д. 90.
4.
Баканов С. А. Угольная промышленность Урала: жизненный цикл отрасли от зарождения до упадка: монография. Челябинск: Энциклопедия, 2012. 328 с.
5.
Веденеев Б. Е. Молотовская область – энергетическая база Урала // Народнохозяйственные проблемы Молотовской области. Труды Конференции по изучению производительных сил Молотовской, 26 ноября – 1 декабря 1945 г. / Отв. ред. акад. Л. Д. Шевяков. Т. 1. М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1947. С. 255–259.
6.
Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. р-5446. Оп. 43. Д. 243.
7.
ГАРФ. Ф. р-5446. Оп. 44. Д. 157.
8.
ГАРФ. Ф. р-5446. Оп. 48а. Д. 2698.
9.
Директивы по пятому пятилетнему плану развития СССР на 1951–1955 гг. Приняты XIX съездом КПСС 10 октября 1952 г. // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. М., 1968. C. 715–738.
10.
Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 гг. М.: Госполитиздат, 1946. 93 с.
11.
История народного хозяйства Урала: в 2 ч. Ч. 2.: 1946–1985 / ред. В. И. Первухина. Свердловск: Изд-во Урал. ун-та: 1990. 256 с.
12.
Кирин Ф. Я. Хозяйство Челябинской области. Челябинск: Южно-Уральское книжное изд-во, 1978. 158 с.
13.
Колосовский Н. Н. Будущее Урало-Кузнецкого комбината. М.; Л.: Госсоцэкоомиздат, 1932. 138 с.
14.
Комар И. В. Урал. Экономико-географическая характеристика. М.: Изд-во АН СССР, 1959. 368 с.
15.
Краткий очерк истории Челябинской области / Авт. Ю. М. Тарасов, С. А. Сидоренко, В. Е. Четин и др. Челябинск: Южно-Уральское книжное изд-во, 1965. 516 с.
16.
Краткий очерк истории Челябинской области. Челябинск: Южно-Уральское книжное изд-во, 1965. 516 с.
17.
Лаврищев А. Н. Роль Молотовской области в народном хозяйстве Урала и Советского Союза // Народнохозяйственные проблемы Молотовской области. Труды Конференции по изучению производительных сил Молотовской, 26 ноября – 1 декабря 1945 г. / Отв. ред. акад. Л. Д. Шевяков. Т. 1. М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1947. С. 40–51.
18.
Межрайонный обмен грузов по железным дорогам за 1953 год в 2-х частях. Ч. I. Обмен грузов между Союзными республиками. Обмен грузов между экономическими районами / Отв. ред. Л. С. Якубов. М.: Управление статистического учета и отчетности МПС СССР, 1954. 198 с.
19.
Мельников Н. Н., Михеев М. В., Липовцева И. А., Сарапулова А. В. Просвет. История становления и развития уральской энергосистемы в 1920–1950-е гг. Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, 2017. 198 с.
20.
Михеев М. В. Индустриальный Урал в советской региональной политике позднесталинского периода: 1945-1953 гг. : диссертация... канд. ист. наук: 07.00.02. [Ин-т истории и археологии УрО РАН]. Екатеринбург, 2017. 296 с.
21.
Народное хозяйство Молотовской области. Статистический сборник. Молотов: Молотовское книжное изд-во, 1957. 200 с.
22.
Народное хозяйство РСФСР. Статистический сборник. М.: Госстатиздат, 1957. 372 с.
23.
Народное хозяйство Свердловской области и города Свердловска. Статистический сборник. Свердловск: Госстатиздат, 1956. 153 с.
24.
Народное хозяйство Челябинской области и города Челябинска. Статистический сборник. Челябинск: Госстатиздат, 1957. 167 с.
25.
Промышленность СССР. Статистический сборник. М.: Госстатиздат, 1957. 448 с.
26.
Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 1562. Оп. 11. Д. 2128.
27.
РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 33. Д. 1222.
28.
РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 33с. Д. 1989.
29.
РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 33с. Д. 2350.
30.
РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 4146.
31.
РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 96. Д. 1388.
32.
Тиунов В. Ф. Энергетика Западного Урала. Историко-экономический очерк. Пермь: Пермское книжное изд-во, 1968. 272 с.
33.
Урало-Кузбасc: от замысла к реализации: сборник статей и документов / ред. Е. Т. Артемов, Г. Е. Корнилов, В. А. Ламин. Екатеринбург : Изд-во АМБ, 2010. 398 с.
34.
Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 4. Оп. 41. Д. 2.
35.
ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 43. Д. 243.
36.
ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 44. Д. 157.
37.
ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 52. Д. 223.
38.
ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 54. Д. 157.
References (transliterated)
1.
Alekseev V. V., Gavrilov D. V. Metallurgiya Urala s drevneishikh vremen do nashikh dnei. M.: Nauka, 2008. 886 s.
2.
Arkhiv Rossiiskoi akademii nauk (Arkhiv RAN). F. 174. Op. 27. D. 37.
3.
Arkhiv RAN. F. 661. Op. 1. D. 90.
4.
Bakanov S. A. Ugol'naya promyshlennost' Urala: zhiznennyi tsikl otrasli ot zarozhdeniya do upadka: monografiya. Chelyabinsk: Entsiklopediya, 2012. 328 s.
5.
Vedeneev B. E. Molotovskaya oblast' – energeticheskaya baza Urala // Narodnokhozyaistvennye problemy Molotovskoi oblasti. Trudy Konferentsii po izucheniyu proizvoditel'nykh sil Molotovskoi, 26 noyabrya – 1 dekabrya 1945 g. / Otv. red. akad. L. D. Shevyakov. T. 1. M.; L.: Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, 1947. S. 255–259.
6.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii (GARF). F. r-5446. Op. 43. D. 243.
7.
GARF. F. r-5446. Op. 44. D. 157.
8.
GARF. F. r-5446. Op. 48a. D. 2698.
9.
Direktivy po pyatomu pyatiletnemu planu razvitiya SSSR na 1951–1955 gg. Prinyaty XIX s''ezdom KPSS 10 oktyabrya 1952 g. // Resheniya partii i pravitel'stva po khozyaistvennym voprosam. T. 3. M., 1968. C. 715–738.
10.
Zakon o pyatiletnem plane vosstanovleniya i razvitiya narodnogo khozyaistva SSSR na 1946–1950 gg. M.: Gospolitizdat, 1946. 93 s.
11.
Istoriya narodnogo khozyaistva Urala: v 2 ch. Ch. 2.: 1946–1985 / red. V. I. Pervukhina. Sverdlovsk: Izd-vo Ural. un-ta: 1990. 256 s.
12.
Kirin F. Ya. Khozyaistvo Chelyabinskoi oblasti. Chelyabinsk: Yuzhno-Ural'skoe knizhnoe izd-vo, 1978. 158 s.
13.
Kolosovskii N. N. Budushchee Uralo-Kuznetskogo kombinata. M.; L.: Gossotsekoomizdat, 1932. 138 s.
14.
Komar I. V. Ural. Ekonomiko-geograficheskaya kharakteristika. M.: Izd-vo AN SSSR, 1959. 368 s.
15.
Kratkii ocherk istorii Chelyabinskoi oblasti / Avt. Yu. M. Tarasov, S. A. Sidorenko, V. E. Chetin i dr. Chelyabinsk: Yuzhno-Ural'skoe knizhnoe izd-vo, 1965. 516 s.
16.
Kratkii ocherk istorii Chelyabinskoi oblasti. Chelyabinsk: Yuzhno-Ural'skoe knizhnoe izd-vo, 1965. 516 s.
17.
Lavrishchev A. N. Rol' Molotovskoi oblasti v narodnom khozyaistve Urala i Sovetskogo Soyuza // Narodnokhozyaistvennye problemy Molotovskoi oblasti. Trudy Konferentsii po izucheniyu proizvoditel'nykh sil Molotovskoi, 26 noyabrya – 1 dekabrya 1945 g. / Otv. red. akad. L. D. Shevyakov. T. 1. M.; L.: Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, 1947. S. 40–51.
18.
Mezhraionnyi obmen gruzov po zheleznym dorogam za 1953 god v 2-kh chastyakh. Ch. I. Obmen gruzov mezhdu Soyuznymi respublikami. Obmen gruzov mezhdu ekonomicheskimi raionami / Otv. red. L. S. Yakubov. M.: Upravlenie statisticheskogo ucheta i otchetnosti MPS SSSR, 1954. 198 s.
19.
Mel'nikov N. N., Mikheev M. V., Lipovtseva I. A., Sarapulova A. V. Prosvet. Istoriya stanovleniya i razvitiya ural'skoi energosistemy v 1920–1950-e gg. Ekaterinburg: IIiA UrO RAN, 2017. 198 s.
20.
Mikheev M. V. Industrial'nyi Ural v sovetskoi regional'noi politike pozdnestalinskogo perioda: 1945-1953 gg. : dissertatsiya... kand. ist. nauk: 07.00.02. [In-t istorii i arkheologii UrO RAN]. Ekaterinburg, 2017. 296 s.
21.
Narodnoe khozyaistvo Molotovskoi oblasti. Statisticheskii sbornik. Molotov: Molotovskoe knizhnoe izd-vo, 1957. 200 s.
22.
Narodnoe khozyaistvo RSFSR. Statisticheskii sbornik. M.: Gosstatizdat, 1957. 372 s.
23.
Narodnoe khozyaistvo Sverdlovskoi oblasti i goroda Sverdlovska. Statisticheskii sbornik. Sverdlovsk: Gosstatizdat, 1956. 153 s.
24.
Narodnoe khozyaistvo Chelyabinskoi oblasti i goroda Chelyabinska. Statisticheskii sbornik. Chelyabinsk: Gosstatizdat, 1957. 167 s.
25.
Promyshlennost' SSSR. Statisticheskii sbornik. M.: Gosstatizdat, 1957. 448 s.
26.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv ekonomiki (RGAE). F. 1562. Op. 11. D. 2128.
27.
RGAE. F. 1562. Op. 33. D. 1222.
28.
RGAE. F. 1562. Op. 33s. D. 1989.
29.
RGAE. F. 1562. Op. 33s. D. 2350.
30.
RGAE. F. 1562. Op. 329. D. 4146.
31.
RGAE. F. 4372. Op. 96. D. 1388.
32.
Tiunov V. F. Energetika Zapadnogo Urala. Istoriko-ekonomicheskii ocherk. Perm': Permskoe knizhnoe izd-vo, 1968. 272 s.
33.
Uralo-Kuzbasc: ot zamysla k realizatsii: sbornik statei i dokumentov / red. E. T. Artemov, G. E. Kornilov, V. A. Lamin. Ekaterinburg : Izd-vo AMB, 2010. 398 s.
34.
Tsentr dokumentatsii obshchestvennykh organizatsii Sverdlovskoi oblasti (TsDOOSO). F. 4. Op. 41. D. 2.
35.
TsDOOSO. F. 4. Op. 43. D. 243.
36.
TsDOOSO. F. 4. Op. 44. D. 157.
37.
TsDOOSO. F. 4. Op. 52. D. 223.
38.
TsDOOSO. F. 4. Op. 54. D. 157.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Послевоенное развитие промышленности Урала в зеркале статистики (1945–1955) Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и не обосновал её актуальность. В статье некорректно сформулирована цель исследования («Реализация второго этапа пришлась на первое послевоенное десятилетие. На изучение проблем реализации этого этапа развития промышленности Урала направлено настоящее исследование»), не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на содержании выводов, сформулированных автором. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. Автор отчасти разъяснил и обосновал выбор хронологических рамок исследования. Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования. В тексте статьи автор необоснованно использовал понятия «Урал» и «восточные области» как синонимы, а также сосредоточил внимание на показателях «развития отдельных областей Урала». На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, стремился соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор кратко описал обстоятельства, в которых «было принято решение о создании на востоке самостоятельного, не зависимого от запада, комплекса производств полного промышленного цикла» и т.д., обозначил цель исследования. В основной части статьи автор сообщил о том, что в аналитической записке И.С. Шапиро от 1947 г. в качестве «основной базы» «восстановительных работ в южных и западных районах страны» рассматривались «восточные районы, промышленность которых за время войны резко возрастала и превысила довоенный уровень производства» и т.д., затем кратко описал содержание «Закона о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 гг.», которым предусматривались стимулирующие меры для «экономического развития восточных областей». Далее автор представил читателю сведения о темпах «роста промышленности региона» и «прироста производства промышленной продукции на Урале в 1940–1955 гг. по пятилетиям». Автор пришёл к выводу о том, что «промышленное развитие Урала в исследуемый период характеризовалось развитием в сторону наращивания сырья и продукции первого передела; что касается производства высокотехнологического оборудования, то темпы его прироста были значительно ниже». Далее автор привёл сведения о темпах «прироста основных показателей металлургической и металлообрабатывающей промышленности в СССР и на Урале», заключив, что имело место «значительное отставание Урала от общесоюзных темпов развития угледобычи и роста производства полуфабрикатов металлургии… в IV пятилетке» и т.д. и что «развитие же сложных отраслей производства (машиностроение, металлообработка) здесь тормозилось, что резко отличалось от довоенных планов советского правительства по развитию Урала и всего востока СССР». Далее автор заявил о намерении проанализировать (в тексте: «рассмотрим») «статистические данные хозяйственного функционирования его наиболее развитых в индустриальном отношении областей, а именно Молотовской, Свердловской и Челябинской». Автор прокомментировал представленные им данные о темпах «роста производства электроэнергии», «роста валовой продукции промышленности», «добыче угля», «вывозе деловой древесины с территорий», «выплавке чугуна» «производстве стали» и «производстве металлопроката» в Молотовской, Свердловской и Челябинской областях в 1940–1955 гг., а также «добыче железной руды в Свердловской области в 1940–1955 гг.». Автор пришёл к выводу о том, что «что основные направления развития отдельных областей Урала соответствовали общим народно-хозяйственным тенденциям, присущим этому экономическому району в послевоенный период, в основном сводившихся к развитию в регионе различных отраслей металлургической и горнорудной промышленности». Далее автор сообщил сведения о «соотношении ввоза на Урал и вывоза с Урала основных видов железнодорожных грузов в 1946–1953 гг.», «межрайонных связях Урала по обмену машинами в 1953 г.», затем прокомментировал сведения о «динамике структуры отраслей промышленности Урала в 1950–1955 гг.», сделав вывод о «неравномерном и некомплексном послевоенном развитии хозяйства Урала» и т.д. В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «не комплексного развития». Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно. Выводы отчасти позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «в первое послевоенное десятилетие приоритет в развитии промышленности Урала отдавался наращиванию металлургического производства, увеличению возможностей топливно-энергетического и лесопромышленного комплексов, расширению масштабов добычи минерального сырья, развитию энергоемких производств обрабатывающей промышленности» и т.д., что «в послевоенные годы… развитие уральского экономического района во многом осуществлялось по остаточному принципу», что «в экономическом развитии Урала сохранились диспропорции развития» т.д. Автор резюмировал, что «сверхзадача – комплексное, рациональное и максимально эффективное использование природных ресурсов и мощностей, создание единого и самодостаточного производственного организма – не была достигнута». На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута отчасти. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Тем не менее, на взгляд рецензента, статья требует незначительной доработки в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"