по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Духовенство и прихожане Минусинского уезда: борьба за трезвость в Минусинском уезде в конце ХIХ – начале ХХ вв.
Аверьянова Дина Владимировна

аспирант, кафедра истории России, Хакасский Государственный университет имени Н.Ф. Катанова

655017, Россия, республика Хакасия, г. Абакан, ул. Ленина, 90

Averyanova Dina Vladimirovna

Post-graduate student, the department of Russian History, Katanov State University of Khakassia

655017, Russia, respublika Khakasiya, g. Abakan, ul. Lenina, 90

son3456@mail.ru

Аннотация.

Объектом изучения является приходское духовенство Минусинского уезда Енисейской губернии. Предметом — участие священников в борьбе за трезвый образ жизни прихожан. Цель данной статьи — изучение наиболее распространенных способов борьбы приходского духовенства с пьянством среди своей паствы в конце ХIХ–начале ХХ вв. Выявляется роль Обществ трезвости по уменьшению пьянства среди прихожан. Уделяется внимание особенностям борьбы с пьянством среди инородческого населения уезда. На основе изучения материалов Енисейских епархиальных ведомостей проанализированы результаты деятельности священников. Для решения поставленной цели автор использовал описательный метод, который дает возможность рассмотреть результаты деятельности священников. Научная новизна исследования заключается в том, что данная тема предметом исследования становится впервые. Автор статьи делает вывод о важности участия приходского духовенства юга Енисейской губернии в борьбе за трезвость прихожан Минусинского уезда, а также пишет о причинах ее недостаточной эффективности.

Ключевые слова: Енисейская губерния, Енисейские епархиальные ведомости, приход, Минусинский уезд, приходское духовенство, приходские священники, Общества трезвости, прихожане, инородцы, Енисейская епархия

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.3.29319

Дата направления в редакцию:

23-03-2019


Дата рецензирования:

26-03-2019


Дата публикации:

09-04-2019


Abstract.

The object of this research is the parish clergy of Minusinsky District of Yeniseysk Governorate. The subject is the participation of priests in fighting for the sober lifestyle of the parishioners. The goal of this article lies in examination of the most popular methods of battling with alcoholism in their congregation during the late XIX – early XX centuries. The author determines the role of temperance societies on reducing alcoholism among parishioners. Attention is given to the peculiarities of battling with alcohol intemperance among indigenous population of the district. Based on studying the materials of Yeniseysk eparchial departments, the author analyze the results of the priests’ activity. This topic becomes the subject of research for the first time, which defines the scientific novelty of the article. The conclusion is made on the importance of participation of parish clergy of the south of Yeniseysk Governorate in struggle for abstinence from alcohol among the parishioners of Minusinsky District, as well as underlines the causes of its insufficient effectiveness.

Keywords:

the autochthonous population, parishioners, the Society of sobriety, parish priests, parish clergy, Minusinsk district, the parish, the Yenisei diocesan journal, The Yenisei province, the Yenisei diocese

Радикальные изменения в социально-экономической, политической и культурной жизни современного российского общества фактически лишили население страны социальной защиты государства. Такие негативные явления, как безработица, снижение жизненного уровня, растущая смертность населения, чудовищное социальное расслоение способствовали ухудшению общего духовно-нравственного и культурного состояния российского общества. Острой социальной проблемой по-прежнему остается пьянство и алкоголизм. Подобная ситуация наблюдалась и в царской России во второй половине ХIХ–начале ХХ вв. Тогда в связи с начавшимися либеральными реформами началась ускоренная индустриализация страны, потребовавшая огромных финансовых вложений. Средства на это можно было изыскать путем расширенного производства и реализации алкогольной продукции [6, с.3].

Необходимость предотвращения дальнейшего распространения пьянства и алкоголизма в современном обществе заставляет исследователей обратиться к изучению опыта и традиций борьбы с этим негативным явлением в ХIХ–начала ХХ вв.

С конца XIX в. проблема пьянства и способов его устранения стала все чаще и публично обсуждаться в российском обществе. Как свидетельствует анализ изученной литературы, исследованием этого вопроса занимались и представители православного духовенства. Большой вклад в борьбу за народную трезвость внес русский педагог С.А. Рачинский (1833-1902). О его «в высшей степени плодотворной и одушевленной деятельности по борьбе с пьянством народным» писал в свое время писатель и священник С.И. Танаевский (1874 - 1939) [30, с.2]

Особый интерес представляет книга И.П. Мордвинова «Общество трезвости. Жизнь и работа в нем» (1910). Автор (1871–1925) - земский деятель, педагог, историк-краевед, коллекционер, пропагандист здорового образа жизни, член Общества трезвости. Он дает рекомендации по образованию такого рода обществ, представляет уставы некоторых из них, список Российских обществ трезвости, информацию по количественному составу, направлениях духовно-просветительской деятельности. Знакомство со списком свидетельствует о том, что общества создавались в основном на рубеже ХIХ–начала ХХ вв., либо в начале ХХ в. [19, с.174-225]. Активным борцом за народную трезвость выступал священник Д.Г. Булгаковский. Он проанализировал деятельность попечительств о народной трезвости за период их существования (1895-1909 гг.) [5].

Советская историография раскрывала проблему пьянства и борьбу с ним в дореволюционной России с классовых позиций. В.А. Федоров «Крестьянское трезвенное движение 1858–1860 гг.» (1962), исследовал основные причины появления “трезвенного”движения, роль и значение обществ трезвости в развитии этого движения [33].

В современной историографии значительное количество научных публикаций, диссертационных исследований, посвящены движению за народную трезвость на примере разных губерний Российской империи, Сибири [4, 6].

К исследованию трезвенного движения в губерниях Сибири активно приступили сибирские исследователи [17, 31, 2, 3].

Попытки борьбы с народным пьянством предпринимались в Российской империи со второй половины ХIХ в. В Сибири наиболее активно этот процесс проходил на рубеже ХIХ–ХХ вв. Значительный информационный материал по данному вопросу содержится в Енисейских епархиальных ведомостях, официальном издании Енисейской и Красноярской епархии. Представление о способах борьбы с пьянством дает анализ деятельности приходского духовенства Минусинского уезда в конце ХIХ–начале ХХ вв. Ключевыми моментами этого периода было введение в 1894 г. государственной винной монополии, а с началом первой мировой войны был введен так называемый «сухой закон», почти полностью запрещавший продажу спиртных напитков.

Минусинский округ (с 1898 г. – уезд) был образован в 1822 г. в составе Енисейской губернии. Уезд включал до десяти волостей: Курагинскую, Идринскую, Сагайскую, Тесинскую, Ермаковскую, Шушенскую, Новосёловскую, Бейскую и два инородческих ведомства - Абаканскую и Аскизскую инородческие управы. Что касается церковных приходов в уезде, то их количество менялось, начиная с первой четверти ХVIII в. Это было связано в основном с дроблением больших приходов в связи с притоком переселенцев из России, с развитием золотодобывающей промышленности [1, с.41]. С 1873 г. в Енисейской епархии стали формироваться и миссионерские приходы. В Минусинском и Ачинском уездах были образованы Божеозерский, Чебаковский, Усть-Абаканский, Синявинский, Усть-Фыркальский, Аскызский и Усть-Есинский миссионерские приходы. [1, с.49]. В 1902 г. их стало восемь.

В 1911 г. население Минусинского уезда увеличилось до 264,8 тыс. чел. [3, с.95].

В конце ХIХ–начале ХХ вв. в Минусинском уезде, как, впрочем, и по всей Сибири, острой и злободневной оставалась проблема народного пьянства. Кризис в золотопромышленности в Енисейской губернии в 1870-х гг. способствовал развитию здесь винокурения. О том, насколько прибыльным оказалось вложение средств в это дело, можно судить по следующим данным. В Енисейской губернии в конце 1880-х гг. первое место по производительности занимали заводы винокуренные (627517 руб., затем – водочные (223750 руб.), далее шли крупчатые (130689 руб.), кожевенные, маслобойные [23, с.12). В 1892 г. производительность винокуренных заводов все также занимала первое место среди других производств и составляла уже 961234 руб. [29, с.11].

Интенсивное развитие винокурения являлось одной из основных причин распространения пьянства и алкоголизма среди населения губернии.

Наибольшее распространение этого явления наблюдалось в сельской местности, где водка была обычным спутником всех выдающихся событий крестьянской жизни. Сельские священники не раз с горечью отмечали, что всякое более или менее значимое событие личной или общественной жизни в деревне (храмовый праздник, свадьба, крестины, похороны), сопровождалось обильным угощением водкой. Причем, пили все: взрослые, подростки, женщины, девушки. Практически ни один общественный вопрос на сельских сходах не решался без спаивания крестьян [21, с. 3].

Не меньше пьянства наблюдалось и в городах, хотя, как свидетельствовали очевидцы, «многое оказывается здесь лучше скрытым» [21, с. 3].

Угрожающие размеры пьянство принимало среди инородческого населения Минусинского уезда. Причем, напивались и мужчины, и женщины, и даже дети. Это гибельно отражалось как на здоровье, так и на благосостоянии инородцев. Причины пьянства, по мнению священников, заключались в «слабом развитии христианской религиозно-нравственной жизни инородцев и медленности воздействия на них христианской миссии» Приходы крещеного инородческого (хакасского) населения были обширными и малонаселенными, что снижало эффективность и темпы христианизации [1, с.53]. Этому мешала и географическая отдаленность приходов с хакасским населением от храма (80-150 верст) [1, с. 50]. На распространение пьянства влияла и малочисленность школ в приходах, в которых проживало инородческое население. Были и прозаические причины пьянства: близость кабаков, которые содержали русские купцы, и которые, «зная слабость инородцев к вину, спаивали их в коммерческих целях». Мерами, необходимыми для повышения религиозного и нравственного уровня инородцев, миссионеры считали увеличение количества школ, распространение грамотности, построение часовен в более населенных улусах [26, с. 185]. Способы борьбы служителей культа с пьянством были разные. Как правило, они призывали к трезвому образу жизни населения со страниц Енисейских епархиальных ведомостей. Обычно эти публикации носили морально-нравственный, назидательный характер. Пьянство рассматривалось духовенством как “главнейшее зло, губящее русское население» и грозящее физическим и нравственным вырождением народа [9, с. 9].

В начале ХХ в. пьянство в России приобрело такой массовый характер, что в сентябре 1912 г. состоялся второй Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом. Первый подобный съезд (1909, Санкт-Петербург) не выработал практических мер по борьбе с пьянством, поэтому было решено созвать съезд «истинно практических борцов за трезвость, ведущих эту работу на началах религиозно-нравственных» [13, с.16]. Работа съезда проходила по трем секциям: 1) Религиозно-нравственные и научные основы борьбы с пьянством и организация этой борьбы; 2) школьный алкоголизм и меры борьбы с ним и 3) литературно-научная борьба с алкоголизмом. В течение шести дней делегаты съезда заслушали около 100 докладов. С докладом «Об объединении трезвенных сил в духовенстве и народе» выступил Владимир Кузьмин, священник-миссионер Аскызского прихода Минусинского уезда, непоколебимый сторонник трезвости [15, с. 6-16]. Свои впечатления о работе съезда и его решениях он изложил в заметках, которые написал в вагоне поезда по дороге из Москвы домой.

Большую помощь в предотвращении пьянства оказывали Общества трезвости. После выхода Циркулярного Указа Святейшего Синода от 10 августа 1889 г. количество Обществ трезвости при приходах стало расти. К началу 1911 г. церковных обществ трезвости в Империи насчитывалось 1767, а к 1912 г. их было уже более 2000 с преобладанием церковно-приходских. В Сибири, например, 96,4 % обществ трезвости были церковными [7, с.68].

В Енисейской губернии они были созданы в каждом уезде. Сельские священники обменивались опытом трезвеннической работы на различных пастырско-миссионерских собраниях, проходивших в уездных центрах, устраивали праздники трезвенников, освещали результаты своей деятельности на страницах Енисейских епархиальных ведомостей. [22, с. 33–38]. Из публикаций Енисейских епархиальных ведомостей можно узнать о причинах, снижавших деятельность приходского духовенства в борьбе за трезвость. «Едва ли не самым главным тормозом» являлось отсутствие пригодных для чтений и бесед помещений, отсутствие материала для чтений, пения и представлений, разобщенность священников и отсутствие поддержки. «Живой почин» в религиозно-нравственном воспитании народа в пределах Енисейской епархии наблюдался лишь в Минусинском уезде. «Устроенные там общины трезвости три–четыре года жили с полным напряжением религиозного воодушевления,– отмечал священник Л. Смирнов. У населения появился вкус к частным собраниям религиозного характера, с чтением и пением духовных стихов, к массовым религиозным торжествам и паломничеству. «Но и там в настоящее время духовный подъем пошел на убыль, – заключает Л. Смирнов [28, с.13].

Размышляя о расширении этого страшного недуга, духовенство понимало, что одного желания и решимости на борьбу с пьянством прихожан недостаточно. Прежде всего, необходимо устранить причины его вызывающие. Многие священники высказывали твердое убеждение в том, что одна из главных причин народного пьянства - это “народное невежество, беспросветная “темнота” народная. Автор статьи “К вопросу о борьбе с пьянством”, опубликованной в Енисейских епархиальных ведомостях отмечает, что “народ по своему невежеству не сознает еще всего вреда порока и не знает более разумных удовольствий и развлечений» которыми он мог бы заполнить свой досуг [9, с.8].

Подтверждением этого служит беседа священника одного из «захолустных приходов» с крестьянином своего прихода. Крестьянин, оправдывая свое гостеприимство и простоту, неожиданно нашел выход из этого: «уж за то…как я приеду в Маковское…уж так меня всегда напоят…так я нарежусь…Эти слова его, его мировоззрение, «светлая» точка в серой жизни вдруг омрачили наш разговор. И мы с тяжелым чувством о темноте и невежестве народа окончили беседу» [8, с. 27]. Основным и надежным средством в борьбе с народном невежеством и искоренении таким образом пьянства духовенство считало народное просвещение [9, с. 9]. Оно должно «свершиться через школу и книгу» [9, с. 9].

Твердую позицию в борьбе с пьянством занимал священник-миссионер В. Кузьмин. На страницах Енисейских епархиальных ведомостей он поднимал вопросы детского алкоголизма, роли школы в борьбе с этим явлением [16, с. 42-46]. В качестве «последнего способа борьбы с пьянством через школу» он предлагал создать школьный антиалкогольный союз и даже подготовил свой проект этого союза [16, с.43]. В рецензии на Сборник статей против пьянства «Умеренное» отравление» (сост. чл. Красноярского Общества трезвости И.Н. Разночинцев, А.А. Саввиных) св. Владимир Кузьмин отмечал, что «корень зла нужно искать не под забором у кабака, где в бесчувствии валяется опившийся чрезмерно несчастный оборванец, а в домах «благополучных россиян», сытых и одетых, тоже пьющих, но «умеренно» [18, с.460-461]. Будучи солидарным с авторами сборника, В.Кузьмин отмечал, что «целью общества и поборников трезвости должно служить привитие обществу и правительству взгляда на умеренное употребление вина, как на преступление, причиняющее нравственное и физическое вырождение целой нации» [18, с. 461]. Автор рецензии делает вывод о несомненной пользе данного сборника: «Для каждого убежденного трезвенника этот «Сборник» послужит «нравственным ободрением в его трудной деятельности среди окружающего равнодушия и насмешек, проникающих даже в печать» [18, с. 462]. В своей речи «Война объявлена» (по вопросу борьбы с пьянством), с которой В.Кузьмин выступил на 44 епархиальном съезде в Красноярске, В. Кузьмин обратился с предложением (носящим исключительно моральный характер) о закрытии винных лавок и питейных заведений, «изгнанием из жизненного обихода питейных обычаев», чтобы на всех «официальных, а равно и семейных торжествах, устраиваемых кем-либо из духовенства нашей епархии, не производилось ни в каком случае угощение спиртными напитками» [12, с.31].

Большую работу по отрезвлению населения проводило Братство молитвы и трезвости во имя святых апостолов Петра и Павла в с. Большая Иня Минусинского уезда. Оно было создано 29 января 1912 г. Руководителем Братства являлся Владимир Кузьмин. Основной состав братства состоял из 14 человек, 376 членов Братства состояли в разных кружках. Члены Братства читали молитвы, стихи, или песни; ходили в гости на праздники, вместе изучали Библию. Устав Братства требовал “не пить совершенно никаких спиртных напитков, не угощать ими никого, не курить табаку, не играть в карты, посещать братские собрания и исполнять церковный устав, относительно постов и богослужений. Епископ Никон, описывая деятельность Братства, отмечал: «О, как было бы хорошо, если бы не только в Минусинске и в Минусинском уезде, а во всех городах, уездах и хотя больших центральных селениях всей епархии бывали бы… эти славные служения, беседы, общие утешения и назидания!» [20, с.21].

Необходимым условием успеха пастырской деятельности в борьбе за трезвость была трезвенная жизнь самого священника. Вопрос об этом был настолько злободневен, что неоднократно поднимался на страницах Енисейских епархиальных ведомостей и отражался в уставах местных обществ трезвости. Так, Устав Православного Братства молитвы и трезвости во имя святых апостолов Петра и Павла требовал “не пить совершенно никаких спиртных напитков, не угощать ими никого, не курить табаку, не играть в карты, посещать братские собрания и исполнять церковный устав, относительно постов и богослужений». К нарушившим требования своих уставов применялись разные меры наказания: от исключения из общества лиц, нарушивших обет трезвости, до установления штрафа на нужды и благотворительные цели. Первая мера, по мнению большинства священников, является слишком суровой и даже несправедливой. “Алкоголик - это своего рода тяжелый больной, общество для первого то же, что больница для последнего. Никто не выгоняет больного из больницы; напротив, чем труднее болезнь, тем большего она требует внимания и ухода обществу следует не сторониться его, а наоборот окружать особенною заботливостью и попечением.” [10, с. 54].

Но, несмотря на заботу о трезвом образе жизни своих членов и вышеперечисленные антиалкогольные мероприятия, общества трезвости, порой, сталкивались с определенными внутренними и внешними проблемами. В связи с начавшейся первой мировой войной в России был объявлен запрет на продажу вина, спирта, водочных изделий для местного потребления. Положительные результаты эти государственные меры дали только в первые месяцы войны. С 1915 г. в качестве приложения к Енисейским епархиальным ведомостям стали издаваться «Странички трезвости». В них тесно переплетались вопросы, доклады, посвященные причинам народного пьянства и способам борьбы с этим злом, их эффективности, опыту деятельности местных священников в трезвенническом движении. Так, священник Мих. Копосов в выступлении на пастырско–учительском собрании (с. Аскызское Минусинского уезда) отмечал, что «пьянство заметно усиливается в деревнях» несмотря на запрещение торговли вином. «Появились на сцену денатурированный спирт, самогонка и бражка, – продолжал М. Копосов, – от которых люди одурманиваются гораздо более, чем от простого вина» [11, с. 31].

Священник Салбинской Михаило-Архангельской церкви Минусинского уезда Михаил Щербаков писал о трудностях открытия в 1912 г. Общества трезвости. Он сетовал, насколько сложно было убедить крестьян в том, что общество трезвости – не секта и развеять распространившийся среди крестьян слух о том, что записаться в общество трезвости – значит приписать себя к числу служителей антихриста. Сельские священники жаловались и на то, что они своими речами способствовали закрытию общественной винной лавки. Тем самым приобрели себе врагов в лице богачей [33, с.33-38].

Некоторые священники, рассуждая о трезвости в среде духовенства, советовали основать Общество абсолютной трезвости в своей священнической и даже предлагали приблизительный устав подобного общества. Согласно устава член священнического общества абсолютной трезвости должен не только отказаться от употребления спиртных напитков, но и “оставить дурной обычай» угощать других вином, как, например, это делается в высокоторжественные дни Св. пасхи, Рождества Христова, Храмовые праздники и другие, когда на гостинный стол выставляется целая “батарея” бутылок всевозможных сортов вин, начиная от дорогих иностранных и кончая национальной сивухой.” [17, с. 359]

Борьбу с пьянством и алкоголизмом признали частью миссионерского дела: появились должности миссионеров-инструкторов трезвости.

Таким образом, в конце ХIХ–начале ХХ вв. в Минусинском уезде активировалась и организационно оформилась борьба за трезвый образ жизни местного населения. Реальные шаги в этом направлении предпринимало приходское духовенство. Их подвижническая деятельность способствовала расширению противоалкогольного просвещения, распространению грамотности, повышению уровня сознательности своей паствы. Однако борьба священников не достигла реального результата: искоренения пьянства среди прихожан. Причины этого заключались, в первую очередь, в невежестве основной массы прихожан, слабом взаимодействии духовенства и местной администрации в борьбе за трезвость, недостаточном финансировании различных направлений деятельности Обществ трезвости Минусинского уезда. Основным средством деятельности минусинского духовенства было религиозное, духовно-нравственное воздействие на прихожан. Эта мера была малоэффективна среди инородческого населения. Уровень пьянства снижался в связи с введением казенной винной монополии (1894) и «сухого закона» (1914). Но затем оно возрождалось, спровоцировав еще более тяжкие последствия от употребления различных суррогатов и развития тайного самогоноварения. Несмотря на недостаточную эффективность всевозможных способов и методов борьбы против пьянства, церковь в провинции оказалась единственной структурой, выступавшей с антиалкогольной пропагандой.

Библиография
1.
Асочакова В. Н. К истории православия в Хакасии (ХVII–ХIХ вв.) – Абакан: Изд-во: «Бригантина», 2018. – 196 с.
2.
Афанасьев А. Л. Опыт Аскызского сельского общества трезвости Минусинского уезда Енисейской губернии. 1905-1910 гг. // Вестник Томского государственного университета. – 2011. – №3(15) – С.86–90.
3.
Афанасьев А.Л. Общества трезвости в Восточной Сибири (1890-е гг.–1911 г.)//Вестник Томского государственного университета.-2010. Вып.340. –С. 94-98.
4.
Афанасьев И. Н. Борьба государства и общества за народную трезвость в России (На примере Новгородской губернии).1861-1914 гг. //Автореф. дисс. …канд. ист. наук. –СПб., 2011.-26с.
5.
Булгаковский Д. Г. Очерк деятельности попечительств о народной трезвости за все время их существования (1895-1909 гг.). В 2 ч. –СПб., 1910. 240 с.
6.
Быкова А. Г. Алкогольный вопрос в Российской империи во второй половине XIX – начале ХХ века //Автореф. дис… д-ра ист. наук. Омск, 2012. 46 с.
7.
Гусев Г. В. Общество трезвости как учреждения внешкольного дополнительного образования (конец ХIХ –начало ХХ в. // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология. 2010. Вып. 1 (16). С. 63-76.
8.
Записки заведующего захолустным приходом. Три недели по приходу (Продолжение) // ЕЕВ 1909 №12 С. 24-31.
9.
К вопросу о борьбе с пьянством // ЕЕВ. 1905. № 1. С. 5-14.
10.
К вопросу о борьбе с пьянством // ЕЕВ. 1905. № 2. С. 54-57.
11.
Копосов М. На старую, но больную тему (О борьбе с пьянством) // ЕЕВ. 1915. №20. С. 38-41.
12.
Кузьмин В. Война объявлена // ЕЕВ. 1915 №4. С. 30-35.
13.
Кузьмин В. Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом (Заметки и впечатления участника) // ЕЕВ. 1912. №17. С.15-20.
14.
Кузьмин В. Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом (Заметки и впечатления участника // ЕЕВ. 1912. №18. С.14-32.
15.
Кузьмин В. Об объединении трезвенных сил в духовенстве и народе // ЕЕВ. 1912. №19. С. 6-16.
16.
Кузьмин В. Роль школы в борьбе с алкоголизмом // ЕЕВ. 1915. №20. С. 42-46.
17.
Кузьмин В. С чего начать? // ЕЕВ. 1905. №14 С. 359-363.
18.
Кузьмин В. Умеренное отравление // ЕЕВ. 1905. № 17 С.459-462.
19.
Мордвинов И.П. «Общество трезвости. Жизнь и работа в нем. СПб.: Издание Александро-Невского Общества Трезвости, СПб. Обводный канал. 227 с.
20.
Никон, еп. Церковное торжество в Минусинске // ЕЕВ. 1915. №10. С. 17-21.
21.
О борьбе с пьянством в народе // Енисейские епархиальные ведомости (далее ЕЕВ). 1909. № 17. С. 3-8.
22.
О борьбе с пьянством, расколо-сектантством и другими отрицательными сторонами приходской жизни // ЕЕВ. 1915. №13-14. С. 33-38.
23.
Обзор Енисейской губернии за 1888 г. Красноярск: Типография губернского правления, 1889. С.12.
24.
Общества трезвости и православные братства// ЕЕВ 1912 №19 с.36.
25.
Орфеев И. Годовой Отчет в деятельности Общества трезвости при Кочергинской Вознесенской церкви // ЕЕВ. 1901. №8 С. 176-184.
26.
Отчет Епархиального Комитета Православного миссионерского общества за 1899 г. // ЕЕВ. 1890. №7-8. С.183-191.
27.
Отчет Красноярского Епархиального комитета Православного миссионерского общества за 1899 г. // ЕЕВ. 1900. № 7-8.
28.
Смирнов Л. Положительные меры в борьбе с пьянством // ЕЕВ. 1915. №12. С. 10-16.
29.
Статистический обзор Енисейской губернии за 1892 г. Приложение ко Всеподданейшему отчету. Красноярск: Типография губернского правления, 1893.
30.
Танаевский С. И. С. А. Рачинский как борец за трезвость народную на церковно-школьной почве / свящ. С. Танаевский.-Киев : Тип. С. В. Кульженко, 1900.-16 с.
31.
Щербаков М. О борьбе с пьянством, расколо-сектанством и другими отрицательными сторонами приходской жизни // ЕЕВ. 1915. №13-14. С. 33-38.
32.
Ушакова О. В. Организация трезвенной работы в западносибирских епархиях в 1907-1914 гг. // Сибирь на этапе становления индустриального общества в России (XIX-начале XX вв.). Новосибирск, 2002.
33.
Федоров В. А. Крестьянское трезвенное движение 1858-1860 гг. // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. М., 1962. С. 107-126.
References (transliterated)
1.
Asochakova V. N. K istorii pravoslaviya v Khakasii (KhVII–KhIKh vv.) – Abakan: Izd-vo: «Brigantina», 2018. – 196 s.
2.
Afanas'ev A. L. Opyt Askyzskogo sel'skogo obshchestva trezvosti Minusinskogo uezda Eniseiskoi gubernii. 1905-1910 gg. // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2011. – №3(15) – S.86–90.
3.
Afanas'ev A.L. Obshchestva trezvosti v Vostochnoi Sibiri (1890-e gg.–1911 g.)//Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta.-2010. Vyp.340. –S. 94-98.
4.
Afanas'ev I. N. Bor'ba gosudarstva i obshchestva za narodnuyu trezvost' v Rossii (Na primere Novgorodskoi gubernii).1861-1914 gg. //Avtoref. diss. …kand. ist. nauk. –SPb., 2011.-26s.
5.
Bulgakovskii D. G. Ocherk deyatel'nosti popechitel'stv o narodnoi trezvosti za vse vremya ikh sushchestvovaniya (1895-1909 gg.). V 2 ch. –SPb., 1910. 240 s.
6.
Bykova A. G. Alkogol'nyi vopros v Rossiiskoi imperii vo vtoroi polovine XIX – nachale KhKh veka //Avtoref. dis… d-ra ist. nauk. Omsk, 2012. 46 s.
7.
Gusev G. V. Obshchestvo trezvosti kak uchrezhdeniya vneshkol'nogo dopolnitel'nogo obrazovaniya (konets KhIKh –nachalo KhKh v. // Vestnik PSTGU IV: Pedagogika. Psikhologiya. 2010. Vyp. 1 (16). S. 63-76.
8.
Zapiski zaveduyushchego zakholustnym prikhodom. Tri nedeli po prikhodu (Prodolzhenie) // EEV 1909 №12 S. 24-31.
9.
K voprosu o bor'be s p'yanstvom // EEV. 1905. № 1. S. 5-14.
10.
K voprosu o bor'be s p'yanstvom // EEV. 1905. № 2. S. 54-57.
11.
Koposov M. Na staruyu, no bol'nuyu temu (O bor'be s p'yanstvom) // EEV. 1915. №20. S. 38-41.
12.
Kuz'min V. Voina ob''yavlena // EEV. 1915 №4. S. 30-35.
13.
Kuz'min V. Vserossiiskii s''ezd prakticheskikh deyatelei po bor'be s alkogolizmom (Zametki i vpechatleniya uchastnika) // EEV. 1912. №17. S.15-20.
14.
Kuz'min V. Vserossiiskii s''ezd prakticheskikh deyatelei po bor'be s alkogolizmom (Zametki i vpechatleniya uchastnika // EEV. 1912. №18. S.14-32.
15.
Kuz'min V. Ob ob''edinenii trezvennykh sil v dukhovenstve i narode // EEV. 1912. №19. S. 6-16.
16.
Kuz'min V. Rol' shkoly v bor'be s alkogolizmom // EEV. 1915. №20. S. 42-46.
17.
Kuz'min V. S chego nachat'? // EEV. 1905. №14 S. 359-363.
18.
Kuz'min V. Umerennoe otravlenie // EEV. 1905. № 17 S.459-462.
19.
Mordvinov I.P. «Obshchestvo trezvosti. Zhizn' i rabota v nem. SPb.: Izdanie Aleksandro-Nevskogo Obshchestva Trezvosti, SPb. Obvodnyi kanal. 227 s.
20.
Nikon, ep. Tserkovnoe torzhestvo v Minusinske // EEV. 1915. №10. S. 17-21.
21.
O bor'be s p'yanstvom v narode // Eniseiskie eparkhial'nye vedomosti (dalee EEV). 1909. № 17. S. 3-8.
22.
O bor'be s p'yanstvom, raskolo-sektantstvom i drugimi otritsatel'nymi storonami prikhodskoi zhizni // EEV. 1915. №13-14. S. 33-38.
23.
Obzor Eniseiskoi gubernii za 1888 g. Krasnoyarsk: Tipografiya gubernskogo pravleniya, 1889. S.12.
24.
Obshchestva trezvosti i pravoslavnye bratstva// EEV 1912 №19 s.36.
25.
Orfeev I. Godovoi Otchet v deyatel'nosti Obshchestva trezvosti pri Kocherginskoi Voznesenskoi tserkvi // EEV. 1901. №8 S. 176-184.
26.
Otchet Eparkhial'nogo Komiteta Pravoslavnogo missionerskogo obshchestva za 1899 g. // EEV. 1890. №7-8. S.183-191.
27.
Otchet Krasnoyarskogo Eparkhial'nogo komiteta Pravoslavnogo missionerskogo obshchestva za 1899 g. // EEV. 1900. № 7-8.
28.
Smirnov L. Polozhitel'nye mery v bor'be s p'yanstvom // EEV. 1915. №12. S. 10-16.
29.
Statisticheskii obzor Eniseiskoi gubernii za 1892 g. Prilozhenie ko Vsepoddaneishemu otchetu. Krasnoyarsk: Tipografiya gubernskogo pravleniya, 1893.
30.
Tanaevskii S. I. S. A. Rachinskii kak borets za trezvost' narodnuyu na tserkovno-shkol'noi pochve / svyashch. S. Tanaevskii.-Kiev : Tip. S. V. Kul'zhenko, 1900.-16 s.
31.
Shcherbakov M. O bor'be s p'yanstvom, raskolo-sektanstvom i drugimi otritsatel'nymi storonami prikhodskoi zhizni // EEV. 1915. №13-14. S. 33-38.
32.
Ushakova O. V. Organizatsiya trezvennoi raboty v zapadnosibirskikh eparkhiyakh v 1907-1914 gg. // Sibir' na etape stanovleniya industrial'nogo obshchestva v Rossii (XIX-nachale XX vv.). Novosibirsk, 2002.
33.
Fedorov V. A. Krest'yanskoe trezvennoe dvizhenie 1858-1860 gg. // Revolyutsionnaya situatsiya v Rossii v 1859-1861 gg. M., 1962. S. 107-126.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"