по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Монголо-корейские отношения в XX в.
Григорьева Юлия Геннадьевна

кандидат исторических наук

младший научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (ИМБТ СО РАН)

670002, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Буйко, 20а

Grigor'eva Yuliya Gennad'evna

PhD in History

senior researcher at Institute of Mongolian Studies, Buddhist Studies and Tibetan Studies of the Siberian Department of the Russian Academy of Sciences

670002, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Buiko, 20a

grigoreva-yulia23@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом данного исследования являются история становления и динамика монголо-корейских отношений, а также изменение форм и направлений сотрудничества, особенности двустороннего взаимодействия в XX веке. Становление и развитие монголо-корейских отношений в XX в. происходило в условиях смены нескольких международных систем, мировых войн и революций. Изучение истории сотрудничества Монголии и Республики Корея в XX в. имеет важное значение для исследования процесса развития и современного состояния монголо-корейских отношений. Методологическую основу исследования составили общенаучные и специальные методы исследования: сравнительно-исторический анализ позволил ознакомиться с состоянием проблемы по материалам разных источников; сравнительно-сопоставительный метод позволил провести синтез, аналогию, систематизацию фактов, событий, явлений и обобщение данных различного характера, освещающих направление и динамику процесса развития взаимоотношений Монголии и Республики Корея; хронологический метод был направлен на выделение этапов процесса становления и развития сотрудничества, определение качественных изменений в этом процессе; логический метод позволил выявить проблемы и тенденции в изучении истории монголо-корейских отношений. Научная новизна заключается в том, в статье представлен исторический анализ монголо-корейских отношений в XX веке с использованием актуального и малоизученного материала на монгольском и русском языках. Это позволило объективно оценить процесс становления и развития двустороннего сотрудничества, увидеть его новые грани.

Ключевые слова: Монголия, Республика Корея, монголо-корейские отношения, КНДР, корейская война, Монгольская народная партия, мировая история, монгольское правительство, Северная Корея, архив Монголии

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.12.28518

Дата направления в редакцию:

26-12-2018


Дата рецензирования:

26-12-2018


Дата публикации:

28-12-2018


Abstract.

The subject of this research is the history of establishment and dynamics of Mongolian-Korean relations, changes in the form and line of cooperation, as well as the peculiarities of bilateral interaction in the XX century. The establishment and development of Mongolian-Korean relations in the XX century took place in the terms of the replacement of several international systems, world wars and revolutions. Historical studies of the cooperation between Mongolia and the Republic of Korea in the XX century is of prime importance for examination of the evolution and current situation in the Mongolian-Korean relations. Methodological foundation contains the general scientific and special research methods: comparative-historical analysis allowed familiarizing with the problem state according to the materials from various sources; contrastive-comparative method allowed conducting synthesis, analogy, systematization of facts, events and phenomena, as well as generalization of data that illustrates the vector and dynamics of development of the relations between Mongolia and the Republic of Korea; chronological method was aimed at determination of the stages of establishment and advancement of cooperation, and qualitative changes in this process; logical method defined the problems and trends in studying the history of Mongolian-Korean relations. The scientific novelty consists in introduction of historical analysis of the Mongolian-Korean relations in the XX century using the relevant and insufficiently studied material in Mongolian and Russian languages. This allowed to objectively assess the process of establishment and development of bilateral cooperation, as well as observe its new facets.

Keywords:

The Mongolian People's Revolutionary Party, Korean War, DPRK, mongolian-korean relations, Republic of Korea, Mongolia, world history, Mongolian government, North Korea, archive of Mongolia

Монголо-корейские отношения в XXв.

В 2015 г. исполнилось 25 лет дипломатическим отношениям Республике Корея и Монголии. С момента установления дипломатических связей отношения между двумя странами, опираясь на географическую близость и общие интересы, стали охватывать широкий спектр областей, в том числе политическую, экономическую, социальную и культурную сферы.

Для Монголии развитие всестороннего экономического и научно- технического сотрудничества с Южной Кореей является приоритетным направлением внешней политики. В первую очередь, это объясняется не только географической близостью, но также культурными и историческими традициями.

Республика Корея традиционно имела и имеет повышенный интерес к Монголии, в том числе в политической, экономической, военной, культурной и других сферах. Республика Корея внесла большой вклад в возрождение и защиту государственности и независимости Монголии, в развитие экономики и культуры, в превращение ее в современную процветающую страну. Для двух государств характерны общая направленность политических и социально-экономических преобразований после 1990 г., во многом схожие стратегические национальные интересы, общая заинтересованность в обеспечении безопасности и мира в Северо-Восточной Азии, в развитии региональной и глобальной экономической интеграции.

Монголо-корейские отношения являются важной составляющей современной системы международных отношений. Активизация сотрудничества Монголии и Республики Корея на современном этапе стимулирует интерес к истории двусторонних отношений между этими государствами.

Особый интерес в исследовании современных монголо-корейских отношений представляет двусторонние взаимоотношения в XX в.

XX в. характеризуется глобальным изменением мировой политической ситуации. В первые два десятилетия XX в. монгольский народ вел упорную борьбу за свое освобождение от маньчжурской Цинской династии. Влияние революции в России обусловили появление и быстрое развитие революционной организации – Монгольской народной партии постепенно превратившейся в ведущую политическую силу Монголии. Конец XX в. ознаменовался для Монголии распадом Восточного блока, объединявшего страны с социалистической ориентацией, а также ликвидацией зависимых от него экономических и политических институтов. Примерно в то же время Республика Корея прошла через мирную демократическую революцию. Обе эти страны объединяет довольно непростая внешнеполитическая обстановка, в которой им приходилось действовать в XX в.

К ХХ в. многовековые монголо-корейские отношения, расцвет которых пришелся на XIII и XIV в., практически угасли. Тем не менее, благодаря преобразованиям, произошедшим как в самих странах, так и в мире в целом, связи между странами продолжают развиваться.

Монголо-корейские отношения в ХХ в. можно условно подразделить на три периода:

- с начала ХХ в. и до Второй мировой войны;

- отношения между Монгольской Народной Республикой (МНР) и Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) во времена холодной войны (1945-1990);

- годы демократии или период после 1990 г. Последний период может быть, в свою очередь, подразделен на: период установления и развития отношений между Монголией и Южной Кореей (Республикой Корея); период активных взаимоотношений между Монголией и Северной Кореей (КНДР).

Основные исторические документы, определяющие первый период:

1. Две рукописи объемом 50 страниц под названием «История падения

империи Хань» (“History of Han state’s Collapse”) и «Слезы по краху государства» (“Tears for State Collapse”) находятся в Государственной центральной библиотеке Монголии [5]. Неизвестно кто был автором и переводчиком этих рукописей. В первой рукописи, «История падения империи Хань», подробно описываются события колонизации Кореи Японией, рассказывается о том, какие страдания пережили коренные жители Кореи в связи с потерей страной независимости. В рукописи уделено внимание вопросу о том, как корейцы могут освободиться от японского гнета, указываются направления развития и укрепления государства. Кроме того, здесь приведен полный перевод переговоров 1904, 1905 и 1910 г., представлены другие соглашения, которые были заключены между Кореей и Японией под давлением последней, даны комментарии. Высока вероятность того, что рукописи, содержащие ценные исторические данные, информацию о международных отношениях и законах того периода, переводились на монгольский язык для извлечения уроков и проведения анализа событий с целью предотвращения колонизации Монголии другими государствами. Рукописи, содержащие достоверную информацию о международной политике того времени, могли быть полезны для Богд Хана, последнего монгольского императора, при определении основных направлений внешней политики.

2. В Центральном государственном историческом архиве Монголии хранится интересный документ, подтверждающий, что Богд Хан наградил корейского медика Ли Тэ-Джуна (Lee Tae Jun) почетным титулом и медальоном «Эрдэнийн очир» («Драгоценный жезл»). Южнокорейский историк Бен Бйонрул (Ban Byonryul) подробно исследовал этот вопроc [5].

3. Мемуары корейских борцов за независимость Ким Куи-Шика (Kim Kyu shik), На Ян-Гуна (Na Yun gun) и Ё Ун-Хёна (Yo Un Hyon) [4]. Ё Ун-Хён подробно описал ситуацию в Монголии в 1921 году, которую имел возможность наблюдать во время своего путешествии в Россию через Монголию. В главах мемуаров «Пересекая монгольскую Гоби» (“Crossing Mongolian Gobi”), «Монастырь» (“Khuree”) и «Две враждующие силы» (“Two Fighting Forces”), которые были напечатаны в 3–7 выпусках корейского ежемесячного журнала "Jung Ang” в 1936 г., он описывает то, что увидел в Монголии.

4. Документы, хранящиеся в архивах Министерства иностранных дел Монголии, содержат информацию о событиях 1920-1930 гг. Всего таких документов 43. Все они могут быть классифицированы по содержанию:

– документы, касающиеся решений Министерства иностранных дел Монголии по официальным заявлениям от 3 тыс. корейских граждан с просьбой предоставления монгольского гражданства;

– документы, касающиеся решений монгольского правительства относительно выделения 1 тыс. юаней (юань – денежная единица) из государственного бюджета для помощи корейским детям-сиротам и перечисления этих средств Посольству Монголии в России для распределения между детьми;

– документы, касающиеся решений правительства Монголии о выделении 1,5 тыс. юаней для помощи корейским гражданам, пострадавшим от голода;

– прошения о выдаче виз, торговые документы, заявления о получении гражданства от жителей Кореи, проживающих на территории Монголии;

– официальные документы, связанные с преступлениями, совершенными корейскими гражданами и судебные решения [1].

5. Письменные прошения Богд Хану от корейских граждан.

В Центральном государственном историческом архиве хранится письмо с просьбой о помощи, которое было доставлено императору посланником из столицы Кореи [5]. Из письма можно понять, что корейцы, иммигрировавшие в российский Петроград, отправили посланника в Монголию, написав в письме следующее: «…Адресат: Благородное Государство, к милости которого взываем. Создание специального института для помощи мальчикам-сиротам было приостановлено в связи с дополнительными затратами на организацию комитета по защите бездомных и голодных…»[2]. Письмо было датировано «22 мая по лунному и 5 июля по солнечному календарю» 1923 г. Рассмотрев это письмо, Центральный Комитет Монгольской Народной Партии направил правительству указание следующего содержания: «30-м собранием руководителей Монгольской Народной Партии принято решение выяснить, действительно ли в Петрограде существует организация под названием «Корейский торговый союз» и действительно ли они отправляли представителя за помощью в Монголию. Если то, что написано в письме, подтвердиться, необходимо выделить 1000 юаней [2] (через Монгольское посольство)». В это время Монгольские газеты часто публиковали статьи о различных аспектах жизни в Корее [2].

Можно считать, что второй период монголо-корейских отношений начался 8 октября 1948 г., когда КНДР выразила официальное желание установить дипломатические отношения с правительством Монголии. Правительство МНР опубликовало свой официальный ответ в газете «Yнэн» от 16 октября (№ 243/4013). В нем говорилось следующее: «Правительство МНР поздравляет жителей Кореи и руководство страны с установлением независимости. С большой радостью принимаем предложение КНДР об установлении дипломатических отношений и экономического сотрудничества между нашими государствами. Мы глубоко убеждены, что эти отношения будут эффективно развиваться, принося пользу нашим народам, которые высоко ценят свободу, дружбу и безопасность в мире» [2].

Монголия стала второй после Советского Союза страной, установившей дипломатические отношения с Северной Кореей. Принимая во внимание, что установленные 13 февраля 1946 г. дипломатические отношения с правительством Китая МНР официально разорвала 6 октября 1946 г., установив 16 октября 1946 г. дипломатические отношения с Китайской Народной Республикой (КНР), Северная Корея также была второй после Советского Союза страной, признавшей МНР [1]. Таким образом, МНР признала КНДР как независимое государство и установила с ней дипломатические отношения 15 октября 1948 г. 11 августа 1950 г. Дж. Самбу, первый посол МНР в независимом государстве КНДР, зачитал письмо о доверии.

Нет необходимости объяснять, что Монголия не смогла установиться никаких отношений с Южной Кореей в связи с существованием биполярной системы и холодной войной в то время. Вскоре после установления дипломатических отношений с Северной Кореей началась Корейская война, которая продолжалась в течение 1950-1953 гг. В этой войне прямо или опосредовано принимали участие многие страны. Супердержавы того времени, США и СССР, а также Китай, влиятельное государство регионального значения, приняли в войне непосредственное участие.

Советский Союз и китайские волонтеры помогали Корейской народной армии оружием, боеприпасами, транспортом, топливом, продовольствием, медикаментами и медицинским оборудованием. Советские военные работали здесь в качестве консультантов. В наиболее острые периоды войны советские воздушные силы сражались против воздушных вооруженных сил США вблизи северной границы Китая по просьбе китайского правительства. СССР готовился направить пять дивизий, чтобы атаковать вооруженные силы США в случае обострения ситуации. КНР отправила в Корею значительное количество военных пехотинцев, которые скромно назывались «волонтерами». Другие страны социалистического лагеря передавали в Северную Корею гуманитарную помощь [4].

Во время Корейской войны МНР оказывала существенную материальную помощь КНДР. Архивные документы свидетельствуют, что Монголия начала поставки гуманитарной помощи в Северную Корею, так называемые подарки (“Gift”), в декабре 1950 г. и продолжала эту практику вплоть до 1955 г. За этот период из Монголии было отправлено двенадцать кораблей с гуманитарным грузом, включая помощь для послевоенного восстановления. Основную часть помощи составляли лошади, крупный рогатый скот, овцы, козы, а также одежда из овечьей кожи, верхняя одежда, валенки, хлопковые рубашки и брюки, обувь, кожаные перчатки на овечьем меху, дубленая кожа, продукты питания, такие как мясо, сливочное и растительное масло, сахар, выпечка, пшеница, рис, мука и спирт. Все это отгружалось сотнями вагонов.

Точные цифры помощи, которую Монголия оказала Северной Корее, еще не подсчитаны. Монгольский исследователь Дж Сукхе написал: «…В период Корейской войны Монголия передала Корее около 226 тыс. голов домашнего скота, 5 тыс. тонн пшеницы, 7,3 тыс. тонн мяса и других пищевых продуктов, 120 тыс. единиц различной одежды. Кроме того, 30 корейских студентов учились бесплатно в Монгольском университете» [3]. Другой монгольский исследователь Б. Лигден говорит о том, что «…в течение 1951-1953 гг. Монголия отправила в Корею 57 тыс. голов крупного и мелкого рогатого скота, 3,8 тыс. тонн мяса и других продуктов питания, 50 тыс. единиц овечьей кожи, 30 тыс. единиц теплой одежды, 30 тыс. пар обуви и других вещей» [4]. Поддержка Монголии существенно помогла жителям Северной Кореи во время войны. Подаренные монгольские лошади назывались «монгольскими добровольцами». Некоторые лошади, особенно отличившиеся в транспортных перевозках боеприпасов и военного оборудования по бездорожью, пересеченной и часто болотистой местности, получили название «лошадей-героев». Их снимки размещались на страницах стенгазет [4].

В Монголии сбор гуманитарной помощи корейским жителям был хорошо организован и регулировался на законодательном уровне специальным указом «Регулирование сбора домашних животных для помощи Корее» [5].

После окончания корейской войны Монголия продолжала оказывать помощь Северной Корее для восстановления. Например, в Решении Политбюро Центрального Комитета МНР № 20 от 25 января 1956 г. говорится следующее: «Политбюро Центрального Комитета MPRP для оказания помощи КНДР постановило:

1. Передать в качестве помощи с целью восстановления экономики и культуры КНДР 12 тыс. голов мелкого рогатого скота (10 тыс. овец и 2 тыс. коз).

2. Выделить требуемую сумму из государственного бюджета для закупки 12 тыс. голов мелкого рогатого скота».

В октябре 1956 г. Центральный Комитет MPRP принял Решение № 762 о выделении в качестве помощи определенного объема пшеницы [5].

Важным аспектом помощи Северной Корее во время Корейской войны, было принятие Монголией корейских детей, потерявших родителей. Не только МНР, но и другие социалистические страны заботились о таких детях. В 1952 г. в Монголию прибыло 197 детей в возрасте 4-7 лет. Сначала они воспитывались в детском саду, а в 1953 г. правительство Монголии открыло для них специальную школу. В детском саду и школе работало порядка 10 учителей и 80 человек административно-обслуживающего персонала [2]. Двухэтажное желтое зимнее здание школы располагалось возле мемориала Зайсан-Толгое на юге Улан-Батора. Летнее здание находилось в Шарша Морьт.

Учебные предметы, кроме корейского языка и литературы, преподавались детям на монгольском языке. Русский язык изучался как иностранный. Через семь лет, в мае 1959 г., дети вернулись на родину. Для их встречи из КНДР была направлена специальная делегация. Транспортные расходы были профинансированы за счет монгольской стороны. Корейская война неблагоприятно повлияла на международный имидж Монголии. США с неприязнью относились к Монголии, у некоторых стран возникли возражения относительно принятия Монголии в состав членов ООН.

Американский исследователь Джаб Наминов-Нурхимов (Jab Naminov-Burhinov) пришел к выводу, что на негативное отношение США к МНР повлияла Корейская война, которой США уделяли большое внимание [3].

Во время процедуры принятия МНР в ООН были высказаны возражения касающиеся того, что МНР помогала во время войны северокорейским коммунистам. Подобное заявление было сделано представителями Тайвань. Кроме того, Япония заявила, что Монголия воевала на стороне Северной Кореи. Так, 2 мая 1951 г. в Токио по радио сообщили, что монгольская кавалерия сражается на северокорейском фронте, и это подтверждает более раннюю информацию о том, что Монголия готовила солдат для Корейской войны [2].

После войны отношения Северной Кореи и Монголии перешли в сферу торговли и экономического сотрудничества. По приглашению правительства Монголии 14-19 июля 1956 г. делегация Северной Кореи под руководством председателя Кабинета Министров КНДР Ким Ир Сена совершила официальный визит в Монголию.

Во время этого визита были достигнуты договоренности об экономическом и культурном сотрудничестве. Монгольская сторона предложила КНДР в качестве помощи 12 тыс. голов скота и 5 тыс. тонн пшеницы [5].

Монгольская делегация под руководством председателя Совета Министров Ю. Цеденбала (Yu.Tsedenbal) находилась в КНДР с ответным официальным визитом с 25 октября по 3 ноября 1956 г.

В 1960 году торговый оборот между двумя странами увеличился в 1,9 раза. По сравнению с 1957 г. экспорт возрос в 1,9 раза, импорт – в 2 раза.

Монголия импортировала из Северной Кореи преимущественно потребительские товары, такие как продукты химии, оконное стекло, фруктовые компоты, рис, вязаную одежду, фарфор, зубную пасту. Основными статьями экспорта были конские хвосты, кожа, в том числе конская, костная мука, другие продукты животноводческой переработки22.

Торговый оборот между двумя странами с того времени стабильно увеличивался. Начиная с 1967 г. торговля велась на основании ежегодного соглашения о взаимном обмене товарами и финансовыми ресурсами между странами.

Можно говорить о том, что отношения между двумя странами успешно развивались до 1990 г., когда идея ленинского социализма потерпела крах. К примеру, в 1961 г. Северная Корея в качестве подарка построила в Монголии) школу с общей спальней и клубом для культурных мероприятий. Позже, в 1988 г., Северная Корея реконструировала школьное здание, оборудовала лаборатории и кабинеты. Когда во время наводнения 1966 г. монгольское правительство отозвало послов из социалистических стран в Улан-Батор, правительства этих стран, в том числе и КНДР, предоставили материальную и финансовую помощь стране в размере нескольких миллионов монгольских тугриков. Кроме того, КНДР передала Монголии 3 тыс. тонн цемента, 10 тыс. единиц малых и металлических лопат, сотни единиц клещей, молотков, пил и топоров [1].

Монгольское правительство поставило в КНДР 10 тыс. тонн пшеницы во время наводнения 1967 г., а также 50 тонн мяса и 4 тыс. метров ковров к XIII Международному молодежному и студенческому фестивалю в 1989 г. Между странами были достигнуты договоренности о совместном строительстве фабрики по производству синтетических волокон с использованием монгольского сырья; порядка 20 студентов обучались в Пхеньяне, однако по каким-то причинам этот проект был свернут. Другие проекты, направленные на совместную эксплуатацию Таван-Толгойского месторождения угля и строительство металлургического завода также не были реализованы.

Таким образом, монголо-корейские отношения успешно развивались вплоть до 1990 г. Первый период ознаменован становлением политических и экономических контактов, возрастанием интереса монголов к повседневной жизни корейцев. Второй период представлен активными взаимодействия Монголии и Северной Кореи. Так, Монголия стала вторым после СССР государством, признавшим образование КНДР. МНР и КНДР развивали между собой многостороннее сотрудничество, оказывая продовольственную помощь Северной Корее в периоды переживаемых там трудностей. Монголия не смогла установиться никаких отношений с Южной Кореей в связи с существованием биполярной системы и холодной войной.

На сегодняшний день Монголия, напротив, активно стремится развивать отношения с Республикой Корея во всех сферах жизнедеятельности. Однако, сформировавшиеся достаточно теплые и доверительные отношения КНДР и Монголии в период биполярной политической системы оказывает благоприятное влияние в урегулировании современных актуальных проблем региональной безопасности. Монголия способствует вовлечению в переговорный процесс и налаживание диалога между КНДР и отдельными странами Северо-Восточной Азии.

Библиография
1.
Архив Министерства иностранных дел Монголии г. Улан-Батор. Ф.3. Оп.20. Д.20.
2.
Архив Монгольской народно-революционной партии. Ф.4. Оп. 23.
3.
Баттор Ж. Mongolian-Korean Relationship in Twentieth Century. 1910-1930 (Монголо-корейские отношения в 20 веке.1910-1930 гг.). – Улан-Батор, 1998. – 342 с.
4.
Рупин Р. Mongols of the twentieth centuary (Монголы в 20 веке).-Блумингтон, 2012. – 258 с.
5.
Центральный государственный исторический архив Монголии. Ф.1. Оп. 5,6
References (transliterated)
1.
Arkhiv Ministerstva inostrannykh del Mongolii g. Ulan-Bator. F.3. Op.20. D.20.
2.
Arkhiv Mongol'skoi narodno-revolyutsionnoi partii. F.4. Op. 23.
3.
Battor Zh. Mongolian-Korean Relationship in Twentieth Century. 1910-1930 (Mongolo-koreiskie otnosheniya v 20 veke.1910-1930 gg.). – Ulan-Bator, 1998. – 342 s.
4.
Rupin R. Mongols of the twentieth centuary (Mongoly v 20 veke).-Blumington, 2012. – 258 s.
5.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Mongolii. F.1. Op. 5,6
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"