по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Костяные украшения населения Алтая гунно-сарматского времени
Трифанова Сынару Вениаминовна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник, руководитель отдела исторических наук Научно–исследовательского центра истории и культуры тюркских народов, Горно-Алтайский государственный университет

649000, Россия, республика Алтай, г. Горно-Алтайск, ул. Ленкина, 1

Trifanova Synaru Veniaminovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, Head of the Scientific Research Center for History and Culture of Turkic Peoples, Gorno-Altaisk State University

649000, Russia, respublika Altai, g. Gorno-Altaisk, ul. Lenkina, 1

trifanovasv@mail.ru
Соенов Василий Иванович

кандидат исторических наук

главный научный сотрудник, руководитель Научно–исследовательского центра истории и культуры тюркских народов, Горно-Алтайский государственный университет

649000, Россия, республика Алтай, г. Горно-Алтайск, ул. Улагашева, 16, оф. 5

Soenov Vasilii Ivanovich

PhD in History

Chief Scientific Associate, Head of the Scientific Research Center for History and Culture of Turkic Peoples, Gorno-Altaisk State University

649000, Russia, respublika Altai, g. Gorno-Altaisk, ul. Ulagasheva, 16, of. 5

soyonov@mail.ru

Аннотация.

Статья посвящена результатам изучения костяных украшений из памятников Алтая гунно-сарматского времени как источника информации о материальной и духовной культуре населения. Материалом служили более 300 археологических находок из девяти некрополей и одного городища, полученных на Алтае в разные годы авторами статьи и другими исследователями. Особое внимание уделяется результатам изучения наиболее распространенных изделий: костяных бусин, блях из раковин, подвесок из зубов животных, а также когтей животных и птиц. Исследование базируется на системном подходе и принципе историзма. Используются методы морфологического анализа разновидностей костяных украшений, а также реконструкции инструментария и технологических операций. Данная категория инвентаря позволяет получить информацию о различных видах хозяйственной деятельности населения, а также о мировоззрении, общественных явлениях и отношениях. Новизна работы заключается в том, что, во-первых, нет специальных работ по изучению костяных украшений населения Алтая гунно-сарматского времени и их классификации; во-вторых, в научный оборот вводятся неопубликованные коллекции, которые представлены предметами из могильников Айрыдаш–1, Степушка–2 и Верх-Уймон. Авторы делают вывод, что косторезное дело было одной из хорошо развитых отраслей домашнего ремесла. Этому способствовала доступность сырьевых материалов для косторезного дела, которые являлись преимущественно остатками постоянного процесса употребления мяса диких и домашних животных.

Ключевые слова: Алтай, археология, гунно-сарматское время, костяные украшения, бусы, подвески, клык животного, раковины каури, когти птиц, оберег

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.12.28417

Дата направления в редакцию:

25-12-2018


Дата рецензирования:

18-12-2018


Дата публикации:

08-01-2019


Работа подготовлена при финансовой поддержке научно-исследовательского проекта госзадания Минобрнауки РФ «Хозяйственная и социальная адаптация человека к природно-климатическим условиям Алтайских гор во второй половине голоцена» (№ 33.1971.2017/4.6).

Abstract.

 
This article is dedicated to the results of examination of bone ornaments from the Altai cultural heritage of Hunno–Sarmatian period as the information source on the material and spiritual culture of population. More than 300 of archeological findings out of nine necropolises and a hillfort, collected in Altai over the year by the authors and other scholars, serve as the material for this research. Particular attention is given to the results of study of the more popular artefacts: bone beads, shell badges, animal tooth and claw necklaces. The article is based on the systemic approach and principle of historicism. The authors apply the methods of morphological analysis of the varieties of bone ornaments, as well as reconstruction of manufacturing process. This category of inventory allows acquiring information on the types of economic activity of the population, as well as the outlook upon social phenomena and relations. The scientific novelty lies in the fact that there is no special studies dedicated to examination of bone ornaments of Altai population of Hunno–Sarmatian period and their classification; the unpublished collections presented by the items from the tombs Ayrydash-1, Stepshka-2 and Top-Uimon are introduced into the scientific discourse. It is concluded that the bone-carving art was one of the well-developed branches of the local craftwork due to availability of materials that were mostly the remains from consuming the meat of wild and domestic animals.
 

Keywords:

animal canine, pendants, beads, bone ornaments, Hunno–Sarmatian period, archeology, Altai, cowry shells, bird claws, amulet

1. Введение.

Как показывают многолетние естественнонаучные и археологические исследования, фауна Алтая всегда была богата и разнообразна в силу географических особенностей высотной поясности региона, как в плейстоцене, так и в голоцене. Это благоприятно сказывалось на жизнедеятельности человеческих коллективов, обитавших в Алтайских горах в древности, средневековье и этнографическое время. Животный мир обеспечивал людей пищевыми ресурсами и оказывал значительное влияние на материальную и духовную культуру. Неизбежные остатки при употреблении мяса диких, затем и домашних животных – это кость, которая непременно использовалась нашими практичными предками. Она служила строительным материалом, топливом, поделочным сырьем. Многие предметы быта, орудия труда, предметы вооружения и др. изготавливались из кости или с использованием костного материала. Поэтому вполне естественно, что человек использовал кость для изготовления украшений, которые играли очень важную роль в отражении социального статуса, служили оберегами и т.д. Украшения первоначально предназначались для того, чтобы вызывать у других людей различные эмоции – удивление, уважение, страх и др. В разные исторические эпохи менялись материалы изготовления изделий, способы ношения и назначение украшений.

В погребальных комплексах населения Алтая гунно-сарматского времени найдена значительная коллекция украшений из нескольких видов материалов [19]. Несмотря на довольно длительный период изучения памятников гунно-сарматского времени костяные украшения до сих пор исследованы недостаточно. Это связано с тем, что изделия обычно просты, относительно немногочисленны и малоинформативны по причине отсутствия орнаментации. Между тем уже накоплено некоторое количество экземпляров изделий, позволяющее выявить определенные закономерности в формировании совокупности предметов, диагностирующих населения Алтая гунно-сарматского времени, а также предположить некоторые функции изделий. Данная статья посвящена украшениям, изготовленным из такого костного сырья, как кости, клыки, когти и раковины. Основу статьи составляют археологические материалы, полученные на Алтае в разные годы авторами и другими исследователями. Не во всех раскапывавшихся памятниках гунно-сарматского времени удалось найти украшения из кости, они обнаружены только в девяти могильниках и одном городище (рис. 1). Число учтенных изделий – более 300. Часть используемых источников ранее опубликована в научной литературе: украшения из могильников Белый Бом–2, Бике–1, Верх-Уймон (частично), Катанда–1, Кок-Паш, Курайка, Чендек и городища Нижний Чепош–3. Неопубликованные материалы, которые вводятся в научный оборот, представлены украшениями из могильника Айрыдаш–1 (раскопки А.С. Суразакова), могильников Степушка–2 и Верх-Уймон (раскопки авторов).

2. Материалы.

Для удобства сравнительного анализа морфологических признаков костяных украшений населения Алтая изделия гунно-сарматского времени разделены нами на четыре категории: 1 – бусы, 2 – бляхи, 3 – подвески, 4 – другие украшения.

Бусы – это украшение в виде нанизанных на нитку шариков, зерни [9, с. 64]. Количество бусин в могилах различное: от одной до десяти и более. В процессе систематизации 240 костяных бусин из памятников Алтая гунно-сарматского времени нами установлено, что все они имеют круглую форму в поперечном сечении, поэтому по форме продольного сечения изделия нами выделены четыре типа бусин.

Тип 1. Бусины шарообразной формы.

Подтип 1. Бусины шарообразной формы. Включает 11 экземпляров (Айрыдаш–1, к. 80, 103, 125,172, Катанда–1, к. 6; Чендек, к. 8) (рис. 4 – 1 ).

Подтип 2. Бусины шарообразной формы симметрично усеченные поперечно под углом 1-5°. Включает 3 экземпляра (Айрыдаш–1, к. 80, 177) (рис. 4 – 2 ).

Тип 2. Бусины эллипсообразной формы симметрично усеченные поперечно под углом 1-5°. Включает 13 экземпляров (Айрыдаш–1, к. 80, 125, 168, 172, 177; Курайка, к. 48; Степушка–1, к. 46; Чендек, к. 8) (рис. 4 – 3 ).

Тип 3. Бусины биконической формы. Включает 2 экземпляра (Айрыдаш–1, к. 80) (рис. 4 – 4 ).

Тип 4. Бусины прямоугольной формы.

Подтип 1. Бусины прямоугольной формы. Включает 184 экземпляра (Айрыдаш–1, к. 80, 125, 168, 172, 175, 177, 181; Курайка, к. 8, к. 103; Бике–1, к. 11, 26; Чендек, к. 8) (рис. 4 – 5 ).

Подтип 2. Бусины прямоугольной формы асимметрично усеченные поперечно под углом 3-5°. Включает 28 экземпляров (Айрыдаш–1, к. 107, 177; Курайка, к. 6, 8) (рис. 4 – 6 ).

На могильниках Айрыдаш–1 (рис. 2 – 3, 4, 6, 7, 9–14 ), Бике–1 (рис. 2 – 20, 21 ), Катанда–1 (рис. 3 – 7 ), Курайка (рис. 3 – 10-13 ), Степушка–2 (рис. 3 – 23 ), Чендек (рис. 3 – 25 ) костяные бусины находились в области головы и верхней части груди, вероятно, они относились к украшениям головного убора или накосных украшений [3, с. 78–79]; [6, рис. 28 – 2;40 – 8 ; 44 – 8; 46 – 12]; [11, с. 113]; [12, рис. 13 – 7]; [13, рис. 613 – 6].

Следующий блок костяных украшений бляхи – представляют собой «жесткую пластину как опознавательный знак или как украшение (с выдавленным рисунком, надписью, номером)» [9, с. 52]. Бляхи относятся к категории нашивных украшений. Они имеют одно, в редких случаях по два отверстия в центре пластины. Рассмотренные бляхи разделены нами на два отдела по общей форме контура. Типы определяются по форме сечения бляхи, подтипы – по наличию дополнительных деталей.

Отдел 1. Круглые бляхи. Включает 3 экземпляра.

Тип 1 . Бляха выгнутая со сквозным отверстием в центре.

Подтип 1. Бляха выгнутая со сквозным отверстием в центре (Айрыдаш–1, к. 124) (рис. 4 – 7 ).

Подтип 2. Бляха выгнутая с загибом одного края со сквозным отверстием в центре (Чендек, к. 8) (рис. 4 – 8 ).

Тип 2. Бляха прямая с выступом на одном краю и со сквозным отверстием в центре (Верх-Уймон, к. 13) (рис. 4 – 9 ).

Отдел 2. Полуовальная бляха. Включает 1 экземпляр.

Тип 1. Полуовальная выгнутая бляха с одним большим и тремя маленькими отверстиями (Айрыдаш–1, к. 151) (рис. 4 – 10 ).

На могильнике Айрыдаш–1 (к. 124, 151) бляхи лежали на правой стороне груди погребенных женщин (рис. 2 – 5, 8 ). На могильнике Верх-Уймон (к. 13) бляха лежала у левой бедренной кости мужского костяка (рис. 3 – 3 ) [11, рис. 43 – 11]. На могильнике Чендек (к. 8) бляха зачищена в погребении подростка около левого локтя (рис. 3 – 24 ) [11, рис. 10 – 3 ; 13 – 7].

Достаточно распространенной категорией украшений являются подвески – подвешенные украшения [9, с. 533]. Обнаруженные в могильниках Алтая 17 подвесок нами предварительно разделены на четыре отдела по материалу изготовления (зубы животных, когти птиц и животных, раковины, кость).

Отдел 1. Подвески из клыков животных.

Тип 1. Подвеска без отверстий и дополнительных деталей. 5 экземпляров (Курайка, к. 6; Бике–1, к. 2) (рис. 4 – 11 ).

Тип 2. Подвески со сквозным отверстием. 7 экземпляров (Айрыдаш–1, к. 55; Бике–1, к. 11, 21; Степушка–2, к. 2) (рис. 4 – 12 ).

Тип 3. Подвеска с дополнительными деталями из бронзовой проволоки. 3 экземпляра (Верх-Уймон, к. 13, 38) (рис. 4 – 13 ).

Все подвески из клык благородного оленя – марала (рис. 2 – 2, 16, 19 ; рис. 3 – 2, 5, 18 ) лежали рядом с шейными позвонками или в верхней части грудной клетки [6, рис. 28 – 3 ; 40 – 8]; [11, рис. 25; 43 – 7]; [14, рис. 87 – 2].

Отдел 2. Подвески из когтей птиц и животных.

Тип 1. Подвеска со сквозным отверстием. 4 экземпляра (Белый Бом–2, к. 10, 14; Нижний Чепош–3; Степушка–2, к. 5) (рис. 4 – 14 ).

Подвески из когтей птиц и животных являются довольно редкой категорией украшений. На могильниках Белый Бом–2 и Степушка–2 в мужских погребениях обнаружены в области тазовых костей подвески из когтей птиц и животных, вероятно, их носили на поясе (рис. 2 – 22, 23; 3 – 21 ) [2, с. 117, 120]; [17, рис. 135 –17].

Отдел 3. Подвески из раковин каури.

Тип. 1 Подвеска без отверстий и дополнительных деталей. 24 экземпляра (Айрыдаш–1, к. 151, 181; Бике–1, к. 18, 21, 26; Верх-Уймон, к. 1, 3) (рис. 4 – 15 ).

Тип 2. Подвеска со сквозным отверстием. 1 экземпляр (Айрыдаш–1, к. 181) (рис. 4 – 16 ).

Раковины каури были распространенным украшением преимущественно располагались в верхней части грудной клети и вокруг черепа погребённых (рис. 2 – 7, 14, 17, 18, 20, 24, 25 ) [6, рис. 37 – 1, 2 ; 40 – 3-5; 44 – 6]; [11, рис. 13 – 7 ; 27 – 5].

Отдел 4. Подвески из астрагалов.

Тип. 1. Подвеска со сквозным отверстием. 1 экземпляр (Нижний Чепош–3) (рис. 4 – 17 ).

Находка астрагала с тонким сквозным отверстием на территории городища Нижний Чепош–3, позволил нам предположить, что его носили в виде подвески, поэтому мы его включили в нашу классификацию (рис. 3 – 15 ) [17, рис. 135 – 14].

Отдел 5. Подвески из костей рыбы.

Тип. 1. Подвеска со сквозным отверстием. 1 экземпляр (Нижний Чепош–3) (рис. 4 – 18 ).

Позвонок крупной рыбы со следами обработки позвоночного канала, обнаруженный на территории городища Нижний Чепош–3 мог служить в качестве подвески (рис. 3 – 17 ) [17, рис. 135 – 15].

Отдел 6. Подвески, изготовленные из кости.

Тип 1 . Фигурная с орнаментом. (Степушка–2, к. 2) (рис. 4 – 19 ).

Тип 2. Имитация клыка марала. 4 экземпляра (Степушка–2, к. 2) (рис. 4 – 20 ).

Подвески, вырезанные из кости, также являются штучными украшениями. Нами обнаружена одна фигурная подвеска с орнаментом (рис. 3 – 20 ) [13, рис. 111 – 4]. Привлекают внимание подвески, вырезанные из кости, имитирующие клык марала (рис. 3 – 19 ) [13, рис. 108 – 4-7].

В памятниках Алтая гунно-сарматского времени обнаружены костяные застежки – приспособления для скрепления, соединения бортов одежды, краёв чего-нибудь (пуговицы и петли, крючки, кнопки, молнии) [9, с. 423]. Застежки разделены на три типа по материалу изготовления.

Тип 1. Застежка из астрагала с двумя сквозными отверстиями. 2 экземпляра (Айрыдаш–1, к. 22, Степушка–2, к. 40) (рис. 4 – 21 ).

Тип 2. Застежки из клыков марала с двумя сквозными отверстиями. 2 экземпляра (Верх-Уймон, к. 37) (рис. 4 – 22 ).

Тип 3. Застежка из трубчатой кости с двумя сквозными отверстиями. 2 экземпляра (Кок-Паш, к. 36) (рис. 4 – 23 ).

Тип 4. Застежка из раковины с двумя сквозными отверстиями. 1 экземпляр (Айрыдаш–1, к. 181) (рис. 4 – 24 ).

Застежки из клыков марала и астрагала были найдены в мужских погребениях, тогда как застежка из раковины каури обнаружена в женском [1, с. 181]; [13, рис. 557 – 5]; [14, рис. 65 – 4, 7].

На могильнике Катанда–1 в женском погребении в области головы обнаружена рыбья(?) кость в виде полумесяца (рис. 3 – 8 ), служившая частью головного убора, одно костяное украшение головного убора в форме треугольной пластины (рис. 3 – 6 ) [3, с. 78–79]. Эти украшения нами не включены в классификацию, так как это единичные артефакты и неясно какие функции они выполняли.

3. Обсуждение.

Согласно перечню, приведенному в предыдущем разделе, население Алтая в гунно-сарматское время использовало различные виды украшений из кости. Для изготовления украшений использовались трубчатые и плоские кости, астрагалы, цельный рог, кости рыб, когти животных и птиц, зубы животных, раковины моллюсков, и пр. [5]; [16, с. 32]. Широкое использование кости заключалось в ее доступности и легкости обработки. При сравнительной твердости кость и рог отличаются от камня пластичностью и вязкостью, они легче поддаются обработке, включая пилку, резку, рубку, скобление и шлифовку [18]. Трасолгические исследования костяных украшений Алтая гунно-сарматского времени позволили установить, что для обработки кости в большинстве своем применялись универсальные инструменты: ножи, резцы и предметы для их заточки. Можно отметить использование таких инструментов, как сверла-перки, шабер. Также отметим, что для обработки кости применялись следующие операции: строгание, резанье, а также скобление, сверление, шлифование [5]; [16, с. 39–41].

Изучение костяных украшений позволяет получить дополнительную информацию о различных видах хозяйственной деятельности населения. Разумеется, более полные сведения о специфике охоты, скотоводства, рыболовства и пр. могут дать кухонные остатки, найденные в слоях поселений. Но при сложившейся ситуации, характеризующейся отсутствием выявленных поселенческих комплексов гунно-сарматского времени на Алтае (за исключением северной горно-таежной части региона), предметы украшения из погребений становятся важным источником по хозяйственной деятельности, поскольку путями получения сырьевых материалов для косторезного дела были именно скотоводство, охота, собирательство и торгово-обменные отношения. Получение косторезного сырья, связанное со скотоводством и собирательством, намело сезонный характер. Приобретение сырья с помощью торгово-обменной деятельности также носило определенную периодичность. Добыча сырья посредством охоты не ограничивалось сезонностью [4, с. 6]; [5]; [15, с. 74, 143]; [16, с. 37–39].

Самым распространенным видом костяных украшений являлись бусы . Они обнаружены в детских, женских и мужских погребениях. Изготавливались из трубчатых костей и представляли собой изделия шарообразной, эллипсообразной, биконической и прямоугольной формы симметрично усеченные поперечно с просверленным отверстием. Большая часть бусин располагались в области головы или верхней части груди погребенных. Для женских могил характерно наличие одной или нескольких низок бус, составленных из одинаковых или разных по форме бусин. Бусы входили в состав накосных украшений. Например, на могильнике Бике–1 в кургане 26 от затылочной части черепа до середины лопаток были зачищены 12 бусин – они могли быть деталями накосного украшения. Пять бусин найденные в кургане 28 лежали в области черепа и могли служить как украшениями головного убора, так и накосными украшениями. Бусы также применялись для декорирования элементов одежды: воротника, пояса, отворотов и пр. (Айрыдаш–1, к. 80, 168, 173, 181; Верх-Уймон, к. 1). Одну крупную бусину носили в виде подвески, такое использование было характерно для мужчин и детей (Курайка, к. 6, к. 21; Айрыдаш–1, к. 146, 164). Крупными костяными бусинами украшали гривны, для этого их нанизывали на дрот гривны (Айрыдаш–1, к. 173, 174, 177; Курайка, к. 48). В некоторых случаях бусы выполняли функции застежки–пуговицы (Айрыдаш–1, к. 103, 67, 97; Степушка–2, к. 46). Доступность сырья и легкость изготовления объясняет широкое распространение костяных бусин.

Большое распространение в гунно-сарматское время получили подвески из когтей животных, птиц и зубов животных. Основная часть подвесок из клыка марала, рассмотренных нами происходили из трех мужских и двух женских погребений (Айрыдаш–1, к. 55; Бике–1, к. 11, 21; Степушка–2, к. 2). Семь клыков марала имеют сквозные отверстия у корня зуба для нанизывания на нить, шнур или для пришивания (рис. 2 – 2, 16, 19 ; 3 – 18 ). Привлекают внимание две подвески из могильника Верх-Уймон, они имеют дополнительные детали из бронзовой проволоки. В одном случае проволока была продета в поперечное сквозное отверстие у корня зуба, образуя небольшую петлю, а после была скручена (рис. 3 – 2 ). В другом случае клык просверлен по длине, в отверстие продета бронзовая проволока, затем скрученная в виде трехлистника (рис. 3 – 5 ). Глубина канала сверления во второй подвеске демонстрирует высокое мастерство ремесленника или использование станкового инструмента. Подвески из клыков марала декорированные бронзовой проволокой найдены в захоронениях воинов, погребённых в сопровождении коня и с полным комплектом вооружения, включающим составной лук, железный палаш, колчан со стрелами, боевые ножи и пр. В кургане 37 могильника Верх-Уймон в области пояса погребённого обнаружены два двудырчатых блока из клыка марала (рис. 3 – 3 ). Они, видимо, служили в качестве застежек в составе поясного набора воина и являлись показателями статуса владельца. Необходимо отметить, что материал для таких подвесок добывался во время охоты и с одной особи марала получали только в два клыка. Подвеска из клыка марала являлась престижным видом украшения. Особо подчеркнем наличие подвесок, вырезанных из кости и имитирующих клыки марала. Они обнаружены в кургане 2 могильника Степушка–2 (рис. 3 – 19 ). Это свидетельствует, что подвеска из клыка марала выполняла важную функцию, поэтому ее подделывали – имитировали из другого костного материала.

Зубы хищных животных также использовались в качестве подвесок. В кургане 6 могильника Курайка в области шеи погребенного ребенка лежали четыре зуба животных (рис. 3 – 9 ). Они не имели сквозных отверстий, что говорит о том, что применялся какой-то другой способ для фиксации этих украшений (например, обвязка прядей) или их носили на шее в специальных мешочках. В кургане 13 могильника Верх-Уймон на шее погребённого зачищена подвеска из зуба животного с бронзовой проволокой. Проволока была продета в поперечное сквозное отверстие у корня зуба, образуя небольшую петлю, а после была скручена (рис. 3 – 1 ). Подвеска неполной сохранности, поэтому определить видовую принадлежность животного затруднительно. Она была в паре с подвеской из клыка марала. На могильнике Бике–1 в кургане 2 у нижней челюсти погребённого найден обломок клыка животного без сквозного отверстия (рис. 2 – 15 ). Получение когтя или зуба дикого животного, а также когтя птицы могло носить случайный характер, либо они добывались для каких-то специальных целей, так как хищные птицы и звери не являлись традиционным объектом охоты населения Алтая [15].

Следующим распространенным видом украшений являются раковины каури . Их использовали в качестве украшений с древности и до этнографической современности. В гунно-сарматское время они также имели широкое распространение (Айрыдаш–1, к. 151, 181; Верх-Уймон, к. 1, 3; Бике–1, к. 18, 21; Курайка, к. 103; Чендек, к. 8, 10), ими декорировали головные уборы, прически, обшивали элементы одежды. Например, в кургане 21 могильника Бике–1 раковины каури найдены над правым плечом, у локтя правой руки и у коленного сустава правой ноги, такое расположение раковин могло быть связано с накосным украшением – косоплеткой.

В гунно-сарматское время население Алтая широко использовало большие бляхи из металла, кости, раковин для украшения верхней одежды и аксессуаров. Они в отличие от бляшек имеют большие размеры и одно (в редких случаях два) отверстия в центре изделия. Бляхи из раковин зафиксированы в четырёх погребениях (Айрыдаш–1, к. 124, 151; Верх-Уймон, к. 13; Чендек, к. 8). На могильнике Айрыдаш–1 в кургане 124 в женском погребении бляха лежала выше правой ключицы, вероятно, служила застежкой верхней одежды. Представляет собой плоскую, округлую в плане бляху с отверстием в центре. Диаметр – 4 см. В кургане 151 бляха из раковины лежала над головой справа от теменной части черепа погребённой женщины. Бляшка имела сегментовидную форму. Размеры – 3,5х5 см. Первоначально она была круглой формы и имела одно отверстие в центре. Однако после того как бляха сломалась в ней просверлили еще три небольших отверстия и, вероятно, стали использовать для украшения головного убора или накосного украшения. В кургане 13 могильника Верх-Уймон в мужском погребении обнаружена круглая в плане бляха из раковины с отверстием в центре. Диаметр – 3,7 см. Она лежала на палаше, возможно, служила украшением ножен палаша. В кургане 8 могильника Чендек около левого локтя погребенного лежала круглая в плане бляха из белой раковины с отверстием в центре. Диаметр – 3,5 см. Использование изделий, изготовленных из стенок раковин крупных моллюсков и дополнительно украшенных с помощью раковин каури демонстрируют торгово-обменные связи населения, так как данные виды моллюсков не встречаются на территории Алтая и близлежащих регионов.

На могильниках Айрыдаш–1 и Степушка–2 найдены астрагалы почти идентичные – оба имели по два сквозных отверстия (рис. 2 – 1 ; рис. 3 – 21 ). В кургане 22 могильника Айрыдаш–1 астрагал найден в погребении человека. На могильнике Степушка–2 в кургане 40 астрагал, возможно, относился к снаряжению коня, являясь седельной застежкой. Астрагал, найденный на территории городища Нижний Чепош–3, имел одно аккуратное отверстие. Он мог служить в качестве подвески (рис. 3 – 21 ) [15, с. 38]. Просверленные астрагалы использовались в утилитарных целях как «держалки» [7, с. 141] или как подвески к детским колыбелям. Известны находки астрагалов в слоях поселений и святилищ, иногда они входят в состав погребального инвентаря. Узкой хронологической привязки обработанные астрагалы не имеют [17, с. 29].

На памятниках Алтая гунно-сарматского времени известны украшения, изготовленные из костей рыбы . На территории городища Нижний Чепош–3 зафиксирована бусина, изготовленная из позвонка крупной рыбы. По определению к.б.н. С.С. Онищенко, позвонок мог принадлежать либо щуке, либо тайменю, обитавшим в Катуни. Диаметр позвонка – 1,8 см, а диаметр просверленного отверстия 0,8 см с одной стороны и 0,4 см – с другой. В женском погребении могильника Катанда–1 найдено украшение из рыбьей кости в виде полумесяца. Нижний Чепош–3 и Катанда–1 находятся на берегу Катуни, поэтому рыболовство являлось одной из основных отраслей хозяйства.

Несмотря на то, что кость являлась мягким материалом, из которого можно врезать красивые украшения и орнаментировать их различными узорами в памятниках Алтая гунно-сарматского времени подобных украшений почти нет. Единственный экземпляр подвески в виде вытянутого пятиугольника орнаментированной небольшими округлыми углублениями (рис. 3 – 20 ) обнаружен на могильнике Степушка–2. Подвеска находилась у правой локтевой кости погребенной.

Украшения, являющиеся неотъемлемой частью культуры – это концентрированное отражение истории народа, духовности, символическая модель культурно-исторических связей, которые обладают как утилитарными, так и символическими свойствами [10]. Утилитарные функции украшений заключаются в их практической полезности: они могли выполнять функции застежек – приспособлений для соединения различных элементов одежды, обуви и прочего. Магическая функция – одна из самых ранних, и она была призвана защищать человека от воздействия злых духов. Особым статусом обладали магические предметы со своими собственными внутренним миром, волей, душой, личностью. Они выступали как посланники богов или духов, охранители людей, защитники племени, покровители рода [10]. Магическими функциями наделялись не только сами предметы, но и материал, из которого они были изготовлены. Подвески из клыков животного служили в качестве амулетов [19, с. 110–111]. Дифференцирующими украшения могут быть, например, в детских погребениях, где зачастую инвентарь одинаков как для девочек, так и для мальчиков. Художественно-эстетическая функция украшений, так же, как и одежды, заключается в ее способности доставлять человеку чувственно-эмоциональное удовлетворение своей художественностью, гармонией с окружающей средой, внешним обликом и личностью человека. Социальная функция включает визуально-коммуникативную функцию, которая несет информацию о владельце [8].

Для женщин украшения выполняли преимущественно апотрепеическую функцию и социально-эстетическую. В мужских погребениях Алтая гунно-сарматского времени украшений немного. В основном это подвески из зубов и когтей животных, одна или две бусины. Несомненно, подвески из зубов и когтей животных кроме обережной функции могли и выполнять социальную функцию – подтверждение или демонстрация силы мужчины. Например, медведь считался тотемным животным, поэтому подвеска из клыка медведя служил оберегом, в то же время мужчина, добывший клык медведя является сильным и смелым охотником. Эти украшения могли быть добыты самими мужчинами и демонстрировали их силу и смелость. Клык марала являлся оберегом, так как марал издревле считался тотемным животным, солярным символом населения Алтая.

4. Заключение.

Итак, изученные виды костяных украшений дают информацию о том, что косторезное дело было одной из хорошо развитых отраслей домашнего ремесла населения Алтая гунно-сарматского времени, поскольку изготавливались на месте из имеющегося сырья, а не являлись результатом торгово-обменных операций, как некоторые другие виды украшений. Для изготовления костяных украшений в большинстве своем применялись универсальные инструменты и технологические операции, что объясняет простоту изготовления и широкое распространение костяных украшений: бус, подвесок, блях, пронизок и др. Рассмотренные выше украшения преимущественно располагались вокруг головы и верхней части грудной клетки, вероятно, они входили в состав украшений головных уборов, накосных украшений, деталей одежды. Костяные изделия, как и другие виды украшений, выполняли магическую и художественно-эстетическую функции, а также несли социальную функцию, демонстрируя особый статус владельца. Предметы украшения населения Алтая гунно-сарматского времени, несмотря на свою простоту, являются достаточно информативным источником из археологических памятников, где зачастую нет другого инвентаря. Материал, техника изготовления, месторасположение украшений дают информацию о материальной и духовной культуре древнего населения, о торговых связях и многом другом.

Рис. 1. Карта расположения памятников Алтая гунно-сарматского времени

с костяными украшениями. 1 – Нижний Чепош–3; 2 – Бике–1;

3 – Айрыдаш–1; 4 – Степушка–2; 5 – Чендек; 6 – Верх-Уймон;

7 – Катанда–1; 8 – Белый Бом–2; 9 – Кок-Паш; 10 – Курайка.

Рис. 2. Костяные украшения из памятников Алтая
гунно-сарматского времени.

Рис. 3. Костяные украшения из памятников Алтая
гунно-сарматского времени.

Рис. 4. Классификация костяных украшений

из памятников Алтая гунно-сарматского времени.

Библиография
1.
Бобров В. В. Восточный Алтай в эпоху Великого переселения народов (III–VII века) / В. В. Бобров, А. С. Васютин, С. А. Васютин. Новосибирск : ИАЭТ СО РАН, 2003. 224 с.
2.
Глоба Г. Д. Раскопки курганного могильника Белый Бом–II / Г. Д. Глоба // Археологические исследования в Горном Алтае в 1980–1982 годах. Горно-Алтайск : ГАНИИИЯЛ, 1983. С. 116–126.
3.
Захаров А. А. Материалы по археологии Сибири. Раскопки акад. В.В. Радлова в 1865 г. / А. А. Захаров // Труды ГИМ. Москва : ГИМ, 1926. Вып. 1. С. 71–106.
4.
Константинов Н. А. Охота как часть системы природопользования населения Алтая в древности и средневековье / Н. А. Константинов, В. И. Соенов // Древности Сибири и Центральной Азии. Сборник научных трудов. Горно-Алтайск: ГАГУ, 2017. № 8(20). С. 3-7.
5.
Константинова Е. А. Ремесленные производства населения Горного Алтая гунно-сарматского времени : дисс. … канд. ист. наук / Е. А. Константинова. Барнаул, 2014. 332 c.
6.
Кубарев В. Д. Курганы урочища Бике / В. Д. Кубарев, С. М. Киреев, Д. В. Черемисин // Археологические исследования на Катуни. Новосибирск : Наука, 1990. С. 43–95.
7.
Кызласов Л. Р. Таштыкская эпоха в истории Хакасско-Минусинской котловины (I в. до н.э. – V в. н.э.) / Л. Р. Кызласов. М.: МГУ, 1960. 198 с.
8.
Лапшина Л. В. Курс лекций. Конструирование одежды [Электронный ресурс] / Л. В. Лапшина. Режим доступа : https://docplayer.ru/26528911-Kurs-lekciy-konstruirovanie-odezhdy.html.
9.
Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. М.: Школа "Языки славянской культуры", 2003. 1488 с.
10.
Сертакова И. Н. Символика и культурно-историческое значение украшений в традиционной культуре // Аналитика культурологии. 2012. №23 [Электронный ресурс] / И. Н. Сертакова, Т. В. Мудрецова. Режим доступа : https://cyberleninka.ru/article/n/simvolika-i-kulturno-istoricheskoe-znachenie-ukrasheniy-v-traditsionnoy-kulture.
11.
Соенов В. И. Исследования на могильнике Курайка / В. И. Соенов, А. В. Эбель // Древности Алтая. Известия лаборатории археологии. Горно-Алтайск : ГАГУ, 1998. № 3 С. 113–135.
12.
Соенов В. И. Курганы гунно-сарматской эпохи на Верхней Катуни / В. И. Соенов, А. В. Эбель. Горно-Алтайск : ГАГПИ, 1992. 116 с.
13.
Соенов В. И. Отчет об археологических разведках в Майминском районе Республики Алтай и аварийных раскопках на могильнике Степушка–2 в Онгудайском районе в 2010 году / В. И. Соенов. Горно-Алтайск: ГАГУ, 2011. 441 л. Архив НИЦ ИКТН ГАГУ.
14.
Соенов В. И. Отчет об археологических разведках в Чемальском, Майминском, Улаганском, Кош-Агачском, Усть-Коксинском районах Республики Алтай и раскопках на могильнике Верх-Уймон в 2004 году / В. И. Соенов. Горно-Алтайск, 2005. Архив НИЦ ИКТН ГАГУ.
15.
Соенов В. И. Охотничья деятельность населения Алтая в I тыс. н.э. / В. И. Соенов, Н. А. Константинов. Горно-Алтайск : ГАГУ, 2014. 310 с.
16.
Соенов В. И. Ремесленные производства населения Алтая (II в. до н.э. – V в. н.э.) / В. И. Соенов, Е. А. Константинова. Горно-Алтайск : ГАГУ, 2015. 248 с.
17.
Соенов В. И. Чепошские городища / В. И. Соенов, С. В. Трифанова, Н. А. Константинов, Е. А. Штанакова, Д. В. Соенов. Горно-Алтайск : ГАГУ, 2011. 228 с.
18.
Сорокин А. Н. К вопросу о специфике костяных и роговых орудий в качестве археологических источников // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. 2014 [Электронный ресурс] / А. Н. Сорокин. Режим доступа : https://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-spetsifike-kostyanyh-i-rogovyh-orudiy-v-kachestve-arheologicheskih-istochnikov.
19.
Трифанова С. В. Украшения населения Саяно–Алтая гунно-сарматской эпохи : дисс. … канд. ист. наук / С. В. Трифанова. Барнаул, 2006. 261 c.
References (transliterated)
1.
Bobrov V. V. Vostochnyi Altai v epokhu Velikogo pereseleniya narodov (III–VII veka) / V. V. Bobrov, A. S. Vasyutin, S. A. Vasyutin. Novosibirsk : IAET SO RAN, 2003. 224 s.
2.
Globa G. D. Raskopki kurgannogo mogil'nika Belyi Bom–II / G. D. Globa // Arkheologicheskie issledovaniya v Gornom Altae v 1980–1982 godakh. Gorno-Altaisk : GANIIIYaL, 1983. S. 116–126.
3.
Zakharov A. A. Materialy po arkheologii Sibiri. Raskopki akad. V.V. Radlova v 1865 g. / A. A. Zakharov // Trudy GIM. Moskva : GIM, 1926. Vyp. 1. S. 71–106.
4.
Konstantinov N. A. Okhota kak chast' sistemy prirodopol'zovaniya naseleniya Altaya v drevnosti i srednevekov'e / N. A. Konstantinov, V. I. Soenov // Drevnosti Sibiri i Tsentral'noi Azii. Sbornik nauchnykh trudov. Gorno-Altaisk: GAGU, 2017. № 8(20). S. 3-7.
5.
Konstantinova E. A. Remeslennye proizvodstva naseleniya Gornogo Altaya gunno-sarmatskogo vremeni : diss. … kand. ist. nauk / E. A. Konstantinova. Barnaul, 2014. 332 c.
6.
Kubarev V. D. Kurgany urochishcha Bike / V. D. Kubarev, S. M. Kireev, D. V. Cheremisin // Arkheologicheskie issledovaniya na Katuni. Novosibirsk : Nauka, 1990. S. 43–95.
7.
Kyzlasov L. R. Tashtykskaya epokha v istorii Khakassko-Minusinskoi kotloviny (I v. do n.e. – V v. n.e.) / L. R. Kyzlasov. M.: MGU, 1960. 198 s.
8.
Lapshina L. V. Kurs lektsii. Konstruirovanie odezhdy [Elektronnyi resurs] / L. V. Lapshina. Rezhim dostupa : https://docplayer.ru/26528911-Kurs-lekciy-konstruirovanie-odezhdy.html.
9.
Ozhegov S. I., Shvedova N. Yu. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka: 80 000 slov i frazeologicheskikh vyrazhenii / S. I. Ozhegov, N. Yu. Shvedova. M.: Shkola "Yazyki slavyanskoi kul'tury", 2003. 1488 s.
10.
Sertakova I. N. Simvolika i kul'turno-istoricheskoe znachenie ukrashenii v traditsionnoi kul'ture // Analitika kul'turologii. 2012. №23 [Elektronnyi resurs] / I. N. Sertakova, T. V. Mudretsova. Rezhim dostupa : https://cyberleninka.ru/article/n/simvolika-i-kulturno-istoricheskoe-znachenie-ukrasheniy-v-traditsionnoy-kulture.
11.
Soenov V. I. Issledovaniya na mogil'nike Kuraika / V. I. Soenov, A. V. Ebel' // Drevnosti Altaya. Izvestiya laboratorii arkheologii. Gorno-Altaisk : GAGU, 1998. № 3 S. 113–135.
12.
Soenov V. I. Kurgany gunno-sarmatskoi epokhi na Verkhnei Katuni / V. I. Soenov, A. V. Ebel'. Gorno-Altaisk : GAGPI, 1992. 116 s.
13.
Soenov V. I. Otchet ob arkheologicheskikh razvedkakh v Maiminskom raione Respubliki Altai i avariinykh raskopkakh na mogil'nike Stepushka–2 v Ongudaiskom raione v 2010 godu / V. I. Soenov. Gorno-Altaisk: GAGU, 2011. 441 l. Arkhiv NITs IKTN GAGU.
14.
Soenov V. I. Otchet ob arkheologicheskikh razvedkakh v Chemal'skom, Maiminskom, Ulaganskom, Kosh-Agachskom, Ust'-Koksinskom raionakh Respubliki Altai i raskopkakh na mogil'nike Verkh-Uimon v 2004 godu / V. I. Soenov. Gorno-Altaisk, 2005. Arkhiv NITs IKTN GAGU.
15.
Soenov V. I. Okhotnich'ya deyatel'nost' naseleniya Altaya v I tys. n.e. / V. I. Soenov, N. A. Konstantinov. Gorno-Altaisk : GAGU, 2014. 310 s.
16.
Soenov V. I. Remeslennye proizvodstva naseleniya Altaya (II v. do n.e. – V v. n.e.) / V. I. Soenov, E. A. Konstantinova. Gorno-Altaisk : GAGU, 2015. 248 s.
17.
Soenov V. I. Cheposhskie gorodishcha / V. I. Soenov, S. V. Trifanova, N. A. Konstantinov, E. A. Shtanakova, D. V. Soenov. Gorno-Altaisk : GAGU, 2011. 228 s.
18.
Sorokin A. N. K voprosu o spetsifike kostyanykh i rogovykh orudii v kachestve arkheologicheskikh istochnikov // Izvestiya Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Geoarkheologiya. Etnologiya. Antropologiya. 2014 [Elektronnyi resurs] / A. N. Sorokin. Rezhim dostupa : https://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-spetsifike-kostyanyh-i-rogovyh-orudiy-v-kachestve-arheologicheskih-istochnikov.
19.
Trifanova S. V. Ukrasheniya naseleniya Sayano–Altaya gunno-sarmatskoi epokhi : diss. … kand. ist. nauk / S. V. Trifanova. Barnaul, 2006. 261 c.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"