Статья 'Монастырь "Вознесенская Давидова пустынь": начало пути (ХVI – ХVII вв.).' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Монастырь "Вознесенская Давидова пустынь": начало пути (ХVI – ХVII вв.).

Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

babi7chi@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.8.27081

Дата направления статьи в редакцию:

07-08-2018


Дата публикации:

26-08-2018


Аннотация.

Предметом исследования данной статьи являются особенности монастырского строительства в России в ХVI - ХVII вв. Объектом - история одного из подмосковных монастырей - Вознесенской Давидовой пустыни.ХVI - ХVII в. стали временем смены идеологических установок, русская православная идеология, уходящая корнями в историю древней Византии, меняется на западные веяния и западные установки. В это время начинается своеобразная монастырская колонизация в России, когда при внешнем монастырском упадке возникало много некрупных монастырей.Цель статьи - исследовать вопросы, связанные с российской властью (княжеской и царской) и монастырским строительством, а также изучить статус монастыря Вознесенская Давидова пустынь, монастырский устав, особенности вотчинного владения, хозяйства и церковного строительства. Статья подготовлена на основе материалов, выявленных в трех архивах: Российском архиве древних актов, Центральном государственном архиве г. Москвы и архиве документов, хранящихся в монастыре "Вознесенская Давидова пустынь". Извлеченные из архивов документы были проанализированы методом исторической реконструкции. Начало монашеской жизни в Давидовой пустыни и становление ее в течение первых двух веков – ХVI-ХVII вв. – до сих пор малоизвестная часть истории обители. Лишь с ХVIII в. история обители открывается перед нами во всех ее проявлениях. Подобных работ до сих пор не было.Между тем освещение истории монастырского строительства в России актуально для современного православного возрождения, многие аспекты которого имеют общие черты с прежними веками (малочисленность братии, "внешнее" финансирование и др.)

Ключевые слова: православие, монастырь, Россия, власть, Давидова пустынь, князья, религиозная политика, монахи, архивы, Москва

Abstract.

The subject of this research is the peculiarities of monastery construction in Russia over the period of the XVI – XVII centuries. The object is the history of one of monasteries outside of Moscow – the Ascension of David Desert. This period signified the change in ideological paradigms: the Russian Orthodox ideology, which takes its roots in the history of ancient Byzantium, shifts towards the Western influences and trends. This is also the beginning of monastery colonization of Russia, when in the overall monastery’s decline have emerged many medium-sized monasteries. The goal of this article lies in examination of the questions related to the Russian power (princely and imperial) and monastery construction, as well as the status of Monastery of the Ascension of David Desert, claustral rule, specificities of allodial possessions, establishment and church construction. The works is prepared on the basis of materials from the three archives: Russian State Archive of Ancient Acts, Central State Archive, and archive of documents preserved in the Monastery of the Ascension of David Desert; the method of historical reconstruction was applied for analyzing these materials. The beginning of monastic life in the David Desert along with its establishment during the first two centuries (XVI – XVII) yet remains a little-known part of history, which defines the relevance of this article.

Keywords:

religious practice, princes, David' pustin', power, Russia, monastery, Orthodoxy, monks, archives, Moscow

Введение

В 2015 г. одному из подмосковных монастырей – Вознесенской Давидовой пустыни исполнилось 500 лет со времени основания. Обитель функционировала все века, за исключением советского периода гонений на православное духовенство. Монастырю удалось пережить не одно реформирование в течение веков и не закрыться. Начало монашеской жизни в Давидовой пустыни и становление ее в течение первых двух веков – ХVI-ХVII вв. – до сих пор малоизвестная часть истории обители. Даже то немногое, что мы знаем об этом периоде жизни монастыря, дошло до нас преимущественно по «вторичным источникам» - по тем документам, в которых описываются факты со ссылками на недошедшие до нашего времени, материалы, т.е. не до конца достоверными. Лишь с ХVIII в. история обители открывается перед нами во всех ее проявлениях [1, с. 143-154]. Между тем начало пути монастырского строительства в ХVI – ХVII в., безусловно, является ключевым этапом, поскольку это было начало обители и несмотря на сложности периода становления монастырю удалось не закрыться со временем, а постепенно развиться.

Предметом исследования данной статьи являются особенности монастырского строительства в России в ХVI - ХVII вв. Объектом - история одного из подмосковных монастырей - Вознесенской Давидовой пустыни. Цель статьи - исследовать вопросы, связанные с российской властью (княжеской и царской) и монастырским строительством, а также изучить статус монастыря "Вознесенская Давидова пустынь", монастырский устав, особенности вотчинного владения, хозяйства и церковного строительства. Статья подготовлена на основе материалов, выявленных нами в трех архивах: Российском архиве древних актов, Центральном государственном архиве г. Москвы и документов, хранящихся в архиве монастыря "Вознесенская Давидова пустынь". Извлеченные из архивов материалы были проанализированы методом исторической реконструкции. Данная статья является первой работой по истории обители в эти века. Извлеченные из архивов материалы были проанализированы методом исторической реконструкции. Начало монашеской жизни в Давидовой пустыни и становление ее в течение первых двух веков – ХVI-ХVII вв. – до сих пор малоизвестная часть истории обители. Подобных работ по истории монастыря "Вознесенска Давидова пустынь" до сих пор не было. Между тем освещение истории монастырского строительства в России актуально для современного православного возрождения, многие аспекты которого имеют общими черты с прежними веками (малочисленность братии, "внешнее" финансирование и др.).

Выбор хронологических рамок - ХVI - ХVII в. стали временем смены идеологических установок, русская православная идеология, уходящая корнями в историю древней Византии, меняется на западные веяния и западные установки. В это время начинается своеобразная монастырская колонизация в России, когда при внешнем монастырском упадке возникало много некрупных монастырей.

Возникновение монастыря и его статус

Начало возникновения монастыря Давидова пустынь восходит к монаху Давиду: «Преподобный Давид, в последнее время жизни Пребодобного Пафнутия Боровского был его учеником, жил в Пафнутьевской обители до 1515 г., в оном году мая в 31 день, оставивши ту обитель, при державе Великого Князя Московского Василия Иоанновича при Митрополите Данииле с двумя монахами и двумя простыми мужи, поселился в Хатунской волости на реке Лопасне во владении Князя Василия Семеновича Стародубского. Основал обитель, поставя келии и созда храм Вознесения Господня, преставился 1525 года сентября 19 дня» [2; 3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л.3]. В Летописи указана дата кончины монаха Давида – 19 сентября 1525 г., между тем в других источниках и прежде всего в книгах более позднего периода – конца ХIХ – начала ХХ вв. указывалась другая,принятая в настоящее время в монастыре, дата - 19 сентября 1529 г. Эта дата исходит из сведений, приведенных в монастырском Синодике 1602 г. , который хранился в монастыре до пожара в 1901 г. Ее приводил в своей книге Н.П. Виноградов [4, с.14]. Есть и третья дата - 18 октября 1520 г. Среди авторов, отстаивавших ее, был известный церковный историк Николай Петрович Барсуков – человек, отлично знавший русские Летописи, одно время работавший в архиве Святейшего Синода Русской православной церкви.

В настоящее время монастырь не имеет Синодика 1602 г., поэтому запись Н.П. Виноградова имеет огромную ценность. Приведем ее: «В лета 7023 при державе царства Российского Государства и Великого князя Василия Иоановича Московского и всея Руси при священном архиепископе Иасафе митрополите московском и всея Русии прииде в сию пустыню старец преподобный отец наш игумен Давид с двема старцами и с двема простыми мужи мая в 31 день» [4, с. 23]. Мы видим в этом документе много неточностей, о которых упомянул и сам Н.П. Виноградов: царь Василий Иоанович правил между 1505 – 1533 гг. и при нем был митрополит Варлаам – 1511- 1522 гг. правления, а митрополит Иосиф был позднее -1539-1555 гг. Н.П. Виноградов подчеркивал, что других письменных, документальных сведений ни о самом преподобном отце Давиде, ни об основании им обители «до нашего времени не сохранилось». Поэтому думается, что полностью «доверять» Синодику 1602 г. вряд стоит. Следует иметь ввиду несколько дат кончины первого настоятеля монастыря Давидова пустынь.

Монах Давид был учеником о. Пафнутия, который умер в 1477 г., поэтому можно предположить, что Давид родился не позднее 1457 г. (возраст ученика все-таки должен был лет 20). Если принять дату его смерти 1529 г., преподобный Давид прожил не менее 70 лет. Давид был похоронен на территории основанной им обители. Мощи Давидова были обнаружены в постсоветское время и ныне хранятся в Знаменском соборе монастыря.

Итак, послушник, будущий монах Давид, пришел в Боровский монастырь, когда в нем был настоятелем о. Пафнутий . Дед о. Пафнутия был из рода «Агафанских, во время нашествия на Россию Батыяиз числа баскаков или князей, принял христианскую веру, его сын – Иоанн, женился на Ифросиньи, родили сына – Парфения». В 20 лет Парфений постригся в монашество в монастыре Высокое (Боровск) и получил имя Пафнутия. Затем по благословению Митрополита Ионы при Великом князе Московском Василии Васильевиче в 1444 г. им был создан новый монастырь в 2-х верстах от монастыря Высокое. Ему удалось привлечь в монастырь значительное число братии, на момент его смерти – 1477 г. в обители было 95 чел., что свидетельствует о безусловной святости его жизни и мудрости управления настоятеля обители. Среди монашествующих был и будущий Преподобный Иосиф Волоколамский , который стал следующим после о. Пафнутия настоятелем монастыря и, безусловно, оказал влияние и на духовное развитие монаха Давида. В 1479 г. о. Иосиф основал новую обитель – Иосифо-Волокамский монастырь, в которой и умер в 1515 или 1516 г. [2; 3. Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л.3].

Монастырь Давидова пустынь появился на берегу р. Лопасня на землях Хатуньской волости, которая принадлежала князю Василию Семеновичу Стародубскому . Василий Семёнович со своими территориями входил в Великое княжество Московское (1508-1517 (1518 гг.). Он был последним князем из рода Рюриковичей . Семья владела большими территориями. В 1506 г. князь В.С. Стародубский женился на Марии Юрьевне Сабурове – сестре первой жены князя московского Василия Иоановича. Князь участвовал в двух войнах с Великим княжеством Литовским (1507-1508, 1512-1522 гг.).

Почему монах Давид ушел из Боровского монастыря? Почему князь Стародубский предоставил ему землю для образования нового монастыря? Почему впоследствии настоятеля Давида поддержали русские цари?

ХVI в. – это было век, когда менялось отношение российского государства к православной церкви. В ХIV – ХV вв. на Руси не было единой государственной власти. Власть была раздроблена и слаба, в этот период именно православная церковь была объединяющей, собирающей и созидающей силой [5, C.163]. В ХVI в. церковь стала терять свою власть и свой авторитет. Господствующее и ведущее положение начинают занимать государственные институты власти и управления. Светская власть начинает формировать светскую нравственность . И в этот момент общего духовного упадка, когда «быт стал уклоняться от правды Божией», происходит невероятное: значительное увеличение монастырей в России . Среди таковых стала и Вознесенская Давидова пустынь.

Как известно, монашество есть иной, удаленный от соблазнов мира образ жизни. Оно появилось практически одновременно с принятием христианства: - в ХI в. Монашество – удел немногих избранных, имеющих непреодолимое внутреннее желание иноческой жизни, всецело посвященной служению Богу. Такой личностью, несомненно, был монах Давид. Но что его сподвигло на создание своей обители? Причины основания обители нам неизвестны, однако, то обстоятельство, что он поселился на княжеских землях , ясно свидетельствует о ключевой роли в этом процессе самого князя Стародубского .

Монастыри ХVI в. стали объектом политического соперничества между князьями и царями земли Русской и Давидова пустынь как и многие другие российские монастыри, стала инструментом этой борьбы, что ярко видно из дальнейшей истории обители: ее основание было связано с желанием князя Стародубского иметь на своих землях свой монастырь. Другого монастыря в Хатуньской волости не было. Для Василия Семеновича наличие монастыря являлось одним из способов политической и иной борьбы, в которой он, тем не менее, проиграл, поскольку довольно скоро для монастыря начинается новый - царский период истории. Уже к 1522-23 гг. Давидова пустынь (т.е. еще при жизни самого Преподобного Давида) получила поддержку царя – Василия Иоановича (1505 – 1533 годы правления) и митрополита Московского Даниила, который стал митрополитом в 1522 г.

При царе Иване Грозном монастырь Давидова пустынь получил царскую грамоту, что означало фиксацию официального статуса при царе Иване Грозном Васильевиче (1547 – 1584 годы правления) [6, с.144].

Таким образом, монастырь уже в ХVI –ХVII в. был связан с царями. Зачем это нужно было царям? Монастыри вообще, и Давидова пустынь, в частности, стала местом внедрения царской власти и царской идеологии этого периода.

До нас дошли сведения, что цари вкладывали средства в строительство отдельных церквей в данной обители. Например, строительство Успенской церкви было связано с памятью Ивана Грозного , и на постройку были даны государственные деньги [6, с. 138]. Его сын - царь Федор Иоаннович предоставил средства для постройки в Давидовой пустыни церкви. Это нам ясно из прошения настоятеля монастыря игумена Онтона (примерно в 1626 г.), в котором он обратился к царю Михаилу Федоровичу с просьбой о помощи в строительстве, так как литовцы разорили эту церковь [4, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369]. В 1908 г. в монастыре «из замечательных вещей … хранятся сосуды, употребляемые при священнослужении, сделанные в 1598 г . повелением царевича Федора» [7, с. 89].

В 1619 г. в пустыне стояли «литовские люди» и в этот момент пропала грамота, выданная монастырю царем Иваном Васильевичем. Вторая грамота была дана взамен пропавшей в 1624 г. царем Михаилом Федоровичем при игумене Антонии [3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 1 об.]. Монастырь получил дубликат 30 апреля 1625 г. На грамоте была большая восковая печать с государственным гербом и было указано « о выдаче жалованной тарханной грамоты на вотчину, рыбные ловли и на всякие угодия, вместо пропавшей грамоты данной Царем Иоанном Васильевичем , в Королевичев приход, когда Литовские люди и черкесы стояли в Монастыре – то утрачена [2; 3, Ф.1447. Оп.1. Д. 15]. На грамоте была большая красная восковая печать с государственным гербом. В этой грамоте были подтверждены права монастыря на владения вотчинами и прочими угодьями [8, 203. Оп.641. Д.43. Ч.1. Л.91]. Этот документ сохранялся в монастыре вплоть до 1901 г., когда в ризнице произошел пожар. Копия ее, как указывал В.Н. Виноградов, хранилась в библиотеке Московского Румянцевского музея [4, с.13].

В середине ХVIII в. поручик пехотного полка проводил исследование монастырских земель, в том числе и земель Давидовой пустыни. Им было отмечено: «Неизвестно, по каким указам сооружен монастырь , первая грамота на монастырь и вотчины – грамота от царя Иоанна Васильевича – пропала в момент, когда в монастыре стояли литовцы и черкасы , вторая грамота – дана вместо первой по просьбе игумена Антония за подписью Михаил Федоровича » [3, Ф.280. Оп.3. Д.174; 6, с.145-154]. Любопытно, что выданная в 1625 г. царем грамота сохранялась в монастыре вплоть до конца 1880-х годов [8, Ф. 454. Оп.3. Д.83. Л. 199-209]. В эти годы сотрудники Императорского Московского археологического общества проводили обследование Давидовой пустыни и видели эту грамоту.

Первая опись монастыря была произведена в 1655 г. по указу патриарха Московского Никона. Она сохранялась в ХIХ в. и ее использовали в своей работе братья Холмогоровы, описывая Давидову пустынь [6, с.139-143]. Данную опись производили дьяк Иван Калитин и подъячий Яков Яковлев . Ими были переписаны церкви монастыря, описаны местные образы, деисусы и пророки, утварь, ризы, колокола на колокольне, государевы жалованные грамоты и крепости, скот (лошади, волы, коровы, мелкая животина), были описаны приписанные к монастырю деревни и крестьяне.

Согласно архивному документу - выписи из копийных писцовой и межевой книг 1681 г. вотчины в Хатунской волости обитель называлась так:«Монастырь Вознесения Господня Давыдова пустыня на реке на Лопасне» [3, Ф.1447. Оп.1. Д.16].

Хотя монах Давид много лет прожил в монастыре, имеющем статус общежительного , в своей пустыни он ввел другой Устав. В документах ХVII в. монастырь назывался особняком . Писцовые книги Московского уезда (1627-1628 гг.) содержат следующие сведения: «монастырь особняк Давыдова пустыня, на речке на Лопасне» [6, с.138]. Монастырь-особняк – это монастырь, в котором за основу жизни был взят «особножительский устав». В давние годы, в середине второго тысячелетия, большинство русских монастырей были именно такие. Другой тип монастыря – общежительный, в то время практически отсутствовал. Лишь в конце ХVIII в. Давидова пустынь примет за основу своей жизни именно общежительный устав со всеми вытекающими из этой перемены последствиями и обстоятельствами [9, с. 230-261].

Но в ХVI –ХVIII в. Давидова пустыня была «особняком». Что это такое? Это означало довольно своеобразное, с современной точки зрения, проживание людей, желающих служить Богу. С одной стороны, в монастырях этого времени братия обязана была исполнять общие правила монашеской жизни, завещанные древними отцами Церкви. С начала XVI в. сохранился образец наказной грамоты, какую давали наши святители особным монастырям. «Настоятель имел совершенную духовную любовь к попам, диаконам и чернецам своей обители и попечение об их спасении, а священники и старцы воздавали своему настоятелю честь с повиновением и послушанием, без его повеления и благословения никуда не выходили из монастыря и во всем жили по чину и уставу иноческого жития». Но, с другой стороны, «каждый инок должен был помышлять прежде всего о житейском: о пище для себя, об одежде, иногда даже о келье и о других вещах и неизбежно должен был иметь частые сношения с миром в ущерб своим духовным занятиям». В таких монастырях монахи за постриг и прием в монастырь могли вносить «вклад», иногда платили и за келью. В ХVI – ХVII в. существовал даже такой термин «вклады на пострижение» [10].

В то время бытовали определенные правила раздела монастырских доходов: «половина всякого жита или зерна, доставляемого монастырскими селами, равно и денег за отдаваемые внаем монастырские земли, должна идти настоятелю; четверть — попам и диаконам, и остальная четверть — чернецам. А из доходов за годичные поминовения, сорокоусты и молебны половина — настоятелю и вся другая половина — попам и диаконам; чернецы же в эти доходы совсем не вступаются». В результате такой финансовой независимости особножительские монастыря были своеобразны и мало «соответствовали своему назначению быть приютами и рассадниками иноческой жизни и далеко не могли сравняться в этом отношении с обителями общежительными» [10].

Поскольку Давидова пустынь как монастырь возник на княжеской земле, то, скорее всего, он создавался именно по инициативе князя Василия Семеновича Стародубского. В то время, когда не было единого централизованного государства, создание монастырей внутри отдельного княжества было одним из инструментов общественно-политического доминирования на Руси. Князь В.С. Стародубский не исключение. Как правило, именно князья обращались к монахам уже существующих монастырей с просьбой организовать в их владениях новый монастырь. И Давидова пустынь, по нашему мнению, именно и стала таким монастырем. Именно поэтому он и был организован как монастырь-собняк, поскольку видимо содержался на княжеские деньги и был некоторое время «княжеским монастырем».

Впоследствии пустынь, как и многие другие монастыри, стала объектом борьбы между князьями и царскими устремлениями к преодолению раздробленности и созданию единого централизованного государства: переход Давидовой пустыни под контроль русских царей и получение «царской регистрации» монастыря в виде царских грамот, в которых четко определялся статус монастыря, его финансовое состояние, показывает, что монастырь лишь поменял источник финансирования, оставаясь особножительным.

Для создания монастыря другого типа – общежительного требовались другие условия создания и функционирования обители, а главное – другие общественно-политические условия, складывающиеся в Российском государстве в целом.

Любопытен факт. Во второй половине ХVII в. Давидовой пустыни впервые пришлось стать филиалом другого монастыря на долгих десять лет. В 1657 г. монастырь был приписан к Воскресенскому Ново-Иерусалимскому монастырю (р. Истра), который был основан годом раньше - в 1656 г. [2; 6, c.30]. Зачем это было сделано? Во второй половине ХVI в. и особенно в ХVII в. была широко распространена практика приписки маленьких и бедных обителей к большим и богатым. Это делалось для приобретения покровительства влиятельного монастыря. Но в данном случае ситуация была иной. Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь основан в 1656 г. патриархом Никоном, по замыслу которого под Москвой должен был быть воссоздан комплекс святых мест Палестины. Земли, на которых предполагалось расположить новую обитель, находились во владении вотчинников, и патриарх добился от царя Алексея Михайловича особого права приобретать земельные владения. До создания обители все земельные приобретения оформлялись на Валдайский Иверский монастырь. К территории будущего монастыря присоединились бывшие земли боярина В. Шереметева, князя А. Трубецкого, стольника Р. Боборыкина. Монастырские сооружения были возведены на землях деревни Редькино, купленной у дьяка Лукьяна Голосова. С целью быстрого развития нового монастыря Давидова пустынь вместе с его вотчинами и была передана Никоновской обители. Безусловно, этот Указ был для самой Давидовой пустыни неблагоприятным. Однако следующему настоятеля обители – Филофею в 1667 г. по Указу царя Алексея Михайловича удалось «освободиться» от этого ига - пустыня «из под ведения Воскресенского монастыря была исключена [2], что было, безусловно, связано с тем, что Никон попал в опалу и Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь был понижен до статуса рядовой подмосковной обители.

Настоятели

Итак, первым настоятелем монастыря был монах Давид. Н.П. Виноградов подчеркивал, что об о. Давиде «неизвестны подробности его святой, подвижнической жизни» [4, с.6]. Хотя Давид был не причислен к лику святых, но уже в Синодике 1602 г. он именовался преподобным , а в документах ХVII в. - чудотворным. В своей книге Н.П. Виноградов приводил рассказы, датируемые ХIХ - ХХ в. о чудесных случаях исцеления благодаря мощам Св. Давида.

Данные о последующих настоятелях Давидой пустыни в ХVI в. дошли до нас благодаря Синодикам 1602 г. и 1655 г. [2]. В ХVI в. было 12 игуменов, столько же в ХVII в. Любопытно, что одним из настоятелей Давидовой пустыни в ХVII в. был архимандрит, митрополит Муромский – о. Аврамий [2]. Он был пострижен в монашество в Спасском монастыре Нижегородской епархии, потом был переведен казначеем в Савинно-Стороженский монастырь, а в 1676 г. назначен игуменом в Давидову пустынь. При нем был старец иеромонах Пахомий, который одновременно исполнял послушание казначея. О. Аврамий вместе с о. Пахомием первыми в обители начали каменное строительство в монастыре – именно при них было начато и закончено в 1682 г. строительство Вознесенского собора [3, Ф.1447. Оп.1. Д.16]. В 1685 г. о. Аврамий был назначен архимандритом в Спасо-Андрониев монастырь, а позднее - митрополитом Рязанским и Муромским. Любопытно, что и в Рязани митрополит Авраамий вел обширное церковное и мона­стырское (белокаменное) строительство (Кремль Переяславля Рязанского – летний кафедральный собор). Умер архимандрит 27 февраля 1708 г. в Московском Знаменском монастыре, где, видимо, и был похоронен.

Братия и монастырский быт

Со времени основания обители в ней было 5 чел.: настоятель, два монаха и два послушника. О. Давид прожил в монастыре не менее 10 лет. Как сказано в архивном деле, он «созда обитель и позва братию», т.е. ему удалось увеличить количество братии, кроме тех, кто с ним пришел. [3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 2 об.]. Через 150 лет, по опубликованным данным, в 1655 г. в монастыре было 10 чел.: игумен Савватий, старец Иосиф - казначей, 2 черных попа Харлапей, Ефрем, 5 монахов (Рафаил, Феодосий, Гурий, Нафанаило, Аврамей) , а также церковный дьячок Офонка Харитонов . В 1658 г. в монастыре появился еще монах Андреян, а в 1680 г. – монах Леонид [4, с.20; 6, с. 139-143].

Службы в монастыре совершались каждый день. В 1689 г. игумен Лаврентий писал в Пушкарский приказ прошение о получении часовни и, между прочим, писал, что «монастырь у них из давних лет и божественная служба совершается во все дни» [4, с.17]. По данным на 1655 г., монастырь имел слуг (4 чел.) [6, с.139-143].

В Давидовой пустыни еще в 1915 г. хранились духовные книги ХVI - ХVII вв.: Евангелие 1606 г. (подарок оттомана Афанасия Сидоровича Коломны), Евангелие 1677 г. (подарок Кандратия Ивановича Лунина), Евангелие 1697 г. и «сосуды, употребляемые при священнослужении, сделанные в 1598 г. повелением царевича Федора», а также священный сосуд 1680 г. и Синодики 1602 г. и 1655 г. [4, с.52-56]. К сожалению, до наших дней эти старинные предметы не дошли.

При о. Давиде было поставлено два деревянных храма: Вознесения с приделом церкви Успения Пресвятой Богородицы, «по левую сторону поставил церковь Николая Чудотворца». Н.П. Виноградов отмечает, что Давид прибыл на новое место с иконой Знамения из Боровского монастыря. Это отчасти странно: икона Знамения предполагала, что игумен построит церковь Знамения, однако речь шла о других храмах [3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 2 об; 4, с.7].

Русско-польская война 1609 -1616 гг., польско-литовское вторжение. Как следует из Описания Давидового монастыря, в 1619 г. в обители стояли «литовские люди». Ими был причинен монастырю различный ущерб, в том числе произошла пропажа грамоты, выданной царем Иваном Васильевичем, в 1613 г. Н.П. Виноградов писал, что в 1619 г. литовцы устроили в монастыре пожар [3, Ф.1447. Оп.1. Д.15; 4, с.12]. Игумен обители Антоний написал прошение на имя царя Михаила Федоровича (годы правления 1613 - 1645) и патриарха Филарета (годы правления 1619 - 1633). Поэтому письмо может быть ориентировочно датировано нами не ранее 1619 г. и не позднее 1625 г. В прошении он указал, что была разорена церковь – «строение было вашего Государева прародителя блаженным памяти царя и государя великого князя Федора Иоанновича всея Руси». Антоний попросил помочь восстановить монастырь и церковь [3, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369]. Таким образом, можно предположить, что литовцы проживали в монастыре лет 5, нанеся огромный урон монашеской жизни.

Инокиня Марфа (Ксения Иоанновна Романова - мать царя Михаила Федоровича , супруга Федора Никитьевича Романова, именовавшаяся в грамотах своего сына «великая государыня») много лет провела в монастырях и много жертвовала монастырям и церквям. Она помогла и Давидовой пустыни. Старица Марфа за свои средства в 1626 г. предоставила монастырю одежду для монашеских служб: « По именному приказу великой старица Марфы Иоановны в пустынь были даны ризы белой тафты ценою 5 руб. 3 алтына с деньгою, ризы миткалинные, ценою 2 р. 10 декабря, епитрахиль рытого бархата, ценою 2 р. 4 алт. 3 деньги, и такие же поручи, ценою 27 алт. 2 деньги, шелковый пояс, ценою 2 руб. с полтиною, епитрахиль бархательная, ценою 22 алтына с деньгою, поручи бархательные, ценою 8 алт. 3 деньги, два миткалинных стихаря, ценою по 2 руб.2 алт. 3 деньги за каждый, и пояс нитяный, ценою 8 алт. 2 деньги» [4, с.12].

Собственность, хозяйственная деятельность

и доходы обители

Как отмечено выше, монастырь был на собственном (или княжеском) содержании, и лишь затем получил царскую и патриаршую поддержку и грамоту «на вотчину, рыбные ловли и на всякие угодия». По ревизии 1763 г. монастырь имел 1430 приписных душ. Н.П. Виноградов подчеркивал, что до конца ХVIII в. Давидова пустынь не отличалась своею материальною обеспеченностью [4, с. 13] . При необходимости настоятели монастыря обращались за помощью к русским царям, которые предоставляли ей государственные деньги.

Монахи, по всей видимости, имели собственные деньги. Это нам ясно из того факта, что в 1600 г. игумен Леонид поставил новый деревянный храм Вознесения Господня, причем в источнике указано, что он поставил этот храм на собственные, «келейные» деньги [2].

По данным на 1627 – 1628 гг. хозяйство монастыря состояло из следующих объектов: «хлебня», «братская поварня», конюшенный двор и липовая роща (15 десятин), которая начиналась сразу же после конюшенного двора. В 1655 г. монастырь владел липовой рощей, которая располагалась сразу за конюшенным двором, а также яблоневым садом, который был около липовой рощи и монастыря. В 1653-57 гг.при игумене Савватии был издан царский Указ «О хранении липовой рощи около монастыря находящейся». Предание гласит, что оная роща сажена Преподобным Давидом». По данным 1655 г., монастырь имел каменный погреб, поварню, конюшню, скотный (тогда он назывался воловой) двор [2; 3, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369; 6, с.139-143].

Вотчины как явление возникли в процессе формирования частной феодальной собственности на землю. Как правило, их собственниками в IX—XI веках были князья, а также княжеские дружинники и земские бояре — наследники прежней родоплеменной верхушки. После принятия христианства сформировалось и церковное вотчинное землевладение , собственниками которого являлись представители церковной иерархии (митрополиты, епископы) и большие монастыри (с ХIV в.). Что давало владение вотчинами монастырю? Как форма землевладения и владения крестьянами вотчина позволяла получать доход. Разумеется, монахи не работали на монастырских землях в этот период, так как их было мало. Монахи монастыря становились как бы аппаратом управления хозяйственной деятельности святой обители. Главным и «многочисленным трудовым элементом монастырской вотчины» становятся монастырские крестьяне, которые попадали в феодальную зависимость монастыря. Крестьяне по отношению к монастырю несли различные повинности: работа на монастырских землях (пашня, сев, сенокошение и т.д.), ловля рыбы для монастыря, изготовление хлеба, варка пива, оплата пошлин и т.д. Как случилось, что маленькая обитель из 5 человек получило такое приобретение? Безусловно, существует взаимосвязь между личным желанием монахом Давидом организовать новый монастырь и стремлением высшего государственного руководства России, и в первую очередь, царя, великих и удельных князей к использованию обителей в самых разнообразных своих стратегических задачах. Российские монастыри на протяжении длительной средневековой истории помимо духовной выполняли самые разнообразные задачи общественно - политического характера. Не стала исключением и Давидова пустынь.

По данным на 1655 г. монастырь имел слуг (4 чел.) и наемных работников (2 чел.) [6, c.139-143].

Монастырь имел свою мельницу. Впервые монастырская мукомольная мельница на р. Лопасни возле деревни Баранцево упоминается в 1627-1628 гг. По данным на 1655 г., на монастырской мельнице использовались немецкие жернова [3, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369; 6, c.139-143]. Немецкие жернова на мельницах появились на Руси уже в ХVI в. В ХVII в. обитель имела и свое конюшенное и скотное хозяйство. По данным на 1655 г. в монастырской конюшне было 7 меринов работных, 4 кобылы, а на скотном дворе было 8 дойных коров, 7 подтелков, 20 овец. Конюшенный двор располагался внутри монастыря, а скотный двор - за территорией [6, c.139-143].

Уже в ХVII в. монастырь начал получать часовни как в Москве, так и в других местах: первое подворье обители появилось в первой половине ХVII в. в г. Серпухове. В 1619 г. в пустыне стояли «литовские люди» и в этот момент пропала грамота, выданная монастырю царем Иваном Васильевичем. Вторая грамота была дана взамен пропавшей в 1624 г. царем Михаилом Федоровичем при игумене Антонии [3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 1 об.]. Саму грамоту они получили 30 апреля 1625 г. На грамоте есть большая восковая печать с государственным гербом. В грамоте указано: монастырю было пожаловано оседлое подворье для приезду пустыни в Серпухове. Это подворье монастырь получил с «осадного времени» [2]. В период между 1664-1699 гг. монастырь получил и часовню в Москве на Ордынской улице, в приходе Св. Георгия на Всполье [2].В 1691 г., при игумене Савватии, монастырь получил место в Москве под часовню у Арбатских ворот. Из копии с грамоты 1691 г. октября 30 дня «видно, что по прошению Игумена Савватия с братию отведено место занимаемое прежде квасными продавцами, подле городовой стены у Смоленских ворот (что ныне Арбатские) под часовню, длиною два сажена шириною одна сажень [2; 8, Ф. 203. Оп.641. Д.43. Ч.1]. Таким образом, монастырь получил землю и сам построил часовню. В 1912 г. настоятель обители, архимандрит Валентин (Егоров) писал, что «земля под домом была дарована в 1690 г. игумену Савватию Государями Иоанном и Петром Алексеевичем по ходатайству Савватия для устройства часовни [8, Ф.203. Оп.532. Д.698]. Арбатская часовня начала приносить обители доходу до 10 рубл. в год [3, Ф.280. Оп.3. Д.174].

Архитектура

План монастыря. В 1627 -1628 гг. монастырь включал в себя следующие постройки: игуменскую келию , 3 братские келии . Хозяйство включало в себя: хлебню, братскую поварню, конюшенный двор, скотный двор, липовую рощу (15 десятин), которая начиналась сразу же после конюшенного двора [3, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369]. В 1655 г. в монастыре было 4 кельи (для 8-и монахов), была деревянная трапеза, каменный погреб, поварня, конюшню, скотный (тогда он назывался воловой) двор [6, с. 139-143]. Монастырь был огорожен забором. Монастырская ограда появится значительно позднее – лишь в ХVIII в.

Вознесенский храм. Первый Вознесенский храм был поставлен при игумене Давиде. Он был сделан с приделом церкви Успения Пресвятой Богородицы [3,Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 2 об.]. Новый деревянный храм Вознесения Господня был поставлен в 1600 г. игуменом Леонидом на собственные, «келейные» деньги [2]. Как мы указывали выше, в 1676 г. при игумене Аврамии началось строительство первой каменной церкви [2; 3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 1 об.]. Закончено строительство было 1 сентября 1682 г. [8, Ф. 203. Оп.641. Д.43. Ч.1.]. Церковь была поставлена на новом месте. Отметим, что поскольку в монастырском Синодике упоминалась имя известного иконописца этого времени Федора Елизарьева, то можно предположить, что храм был расписан именно им. По данным Императорского Московского археологического общества и Академии художеств к концу ХIХ в. Вознесенская церковь сохранилась, как сказано в документе, «в первобытном виде без изменений» [8, Ф. 454. Оп.3. Д.83. Л. 200].

Успенская церковь. Первоначально Успенская церковь была построена в виде придела к храму Вознесения. Отдельная Успенская церковь была начата в память Ивана Грозного на государственные деньги. Набеги литовцев на монастырь привели к разорению Успенской церкви. Игумен обители Антоний обратился к царю с просьбой профинансировать восстановление этой церкви. Новый Успенский храм был построен лишь в первой половине ХVIII в. [3, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369; 4, с.22].

Никольская церковь. Настоятель Давид, как сказано в Летописи, «по левую сторону поставил церковь Николая Чудотворца», т.е. как придел Вознесенской церкви [3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 2 об.; 6, с. 139-143]. Построенная в 1682 г. новая каменная церковь Вознесения по-прежнему имела два придела - Успенский и Никольский.

Часовня – гробница о. Давида. Гробница о. Давида находилась отдельно в деревянной часовне с образом Пречистые Богородицы Одегитрии . В ней, как сказано в источниках ХIХ в., «опочивает Преподобный отец Давыд под спудом, на гробнице покров сукно черное, среди крест серебрянный» [6, с.140-141].

Колокольня. В монастыре была и деревянная шатровая колокольня. По данным на 1655 г., это была рубленная в брус колокольня - вверх шатром. Она имела 5 колоколов: благовестник весом 47 пудов,второй колокол 7 пудов, 3-й колокол – 5 пудов, и остальные 2 малых зазвонных – 1 пуд и полпуда [6, с.139-143]. Любопытно, что по данным Летописи монастыря, которая хранится в архиве обители, в 1650 г. при игумене Ионе был слит колокол весу 38 пудов, который сохранялся там вплоть до 1880-годов [2]. В материалах по охране памятников архитектуры Серпуховского уезда, относящиеся к дореволюционному периоду, указывалось, что на колоколе была надпись - Никифор Баранов [8, Ф.203. Оп.454. Оп.3. Д. 83. Л.198-209]. Видимо речь шла о благовестнике.

Братские корпуса. Как указывалось выше, в 1627 -1628 гг. монастырь включал в себя следующие постройки: игуменскую келию , 3 братские келии . В 1655 г. в монастыре было 4 кельи 8 монахов. Келии располагались рядом с деревянной Вознесенкой церковью [3, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369;Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 3; 4; 6, с. 139-143]. В 1655 г. в монастыре была деревянная ветхая трапезная, которая примыкала к деревянной Вознесенской церкви [3, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л. 3; 4; 6, с.139-143.]

Заключение

Итак, ХVI - ХVII века стали временем своеобразной м онастырской колонизации в России, когда при внешнем монастырском упадке возникало много некрупных монастырей [10, с.14]. Именно в это время появляется мужской монастырь "Вознесенская Давидова пустынь". Как указывал крупнейших монастырской истории И.К. Смолич, ХVI – ХVII вв. – эпоха кризиса и обмирщение русского монашества. ХVII в. - упадок духовных и культурных интересов (как последствия смутного времени). И наконец, надо учитывать Патриарха Никона и его реформу 1656 г. При наличии таких внешних сложных обстоятельств монастырское духовное строительство не могло не испытывать трудности и получить мгновенный расцвет обители было невозможно. Разумеется, владение Давидовой пустыни землей и крестьянами отчасти способствовало «обмирщению монастырской жизни», немногочисленным монахам приходилось много заниматься управлением таким обширным хозяйством. Монастырь становился своего рода хозяйственным предприятием. Большим достижением для Давидовой пустыни явилось то, что ей удалось выстоять в эти два века: монастырь не был упразднен, монашеская жизнь теплилась, монашеское хозяйство пусть небольшое, но имело место быть, развивалось церковное строительство: благодаря архимандриту Авраамию в обители появилась первая каменная церковь. В монастыре было до 10 монахов, это мало, но это была обычная практика того времени. В конце ХVII в. в Московской Руси было 1200 монастырей и, как правило, в них было от одного до трех монахов, редко от 20 до 50 [10, с.177]. Получение статуса «царского монастыря» позволило Давидовой пустыни получить вотчины, рыбные места, что включило его в хозяйственную систему государства и стало началом приумножения монастырских богатств.

Библиография
1.
Бабич И.Л. Вознесенская Давидова пустынь: жизнь монастыря в ХVIII веке // Ис-торический журнал: научные исследования. 2018, № 4.
2.
Летопись с настоятелями Давидовой пустыни. Собрано из Указов, дел и синдиков хранящихся в ризнице, с показанием годов в коих известны // Архив монастыря Давидовой пустыни.
3.
Российский государственный архив древних актов.
4.
Виноградов Н.П. Вознесенская Давидова пустынь. М., 1915. 156 с.
5.
Концевич И.М. Стяжание духа Святого в путях Древней Руси. М., 1993. 229 с.
6.
Холмогоров В.И., Холмогоров Г.И. Исторические материалы о церквах и селах ХVII – ХVIII ст. Вып.7. Перемышльская и Хотунская десятины (Московского уезда). М., 1889. 405 с.
7.
Денисов Л.И. Православные монастыри Российской империи. Полный список мужских и женских монастырей, архиерейских домов и женских общин. М., 1908.
8.
Центральный государственный архив г. Москвы. ЦХД до 1917 г.
9.
Бабич И.Л. Социокультурные и политико-правовые аспекты модернизации монашеской жизни в начале ХIХ в. (введение общежительства как новый этап в жизни российских монастырей на примере Вознесенской Давидовой пустыни) // Социо-динамика. 2016. № 1.
10.
Смолич И.К. История русского монашества. 988-1917. М., 1999. 278 с.
References (transliterated)
1.
Babich I.L. Voznesenskaya Davidova pustyn': zhizn' monastyrya v KhVIII veke // Is-toricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. 2018, № 4.
2.
Letopis' s nastoyatelyami Davidovoi pustyni. Sobrano iz Ukazov, del i sindikov khranyashchikhsya v riznitse, s pokazaniem godov v koikh izvestny // Arkhiv monastyrya Davidovoi pustyni.
3.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov.
4.
Vinogradov N.P. Voznesenskaya Davidova pustyn'. M., 1915. 156 s.
5.
Kontsevich I.M. Styazhanie dukha Svyatogo v putyakh Drevnei Rusi. M., 1993. 229 s.
6.
Kholmogorov V.I., Kholmogorov G.I. Istoricheskie materialy o tserkvakh i selakh KhVII – KhVIII st. Vyp.7. Peremyshl'skaya i Khotunskaya desyatiny (Moskovskogo uezda). M., 1889. 405 s.
7.
Denisov L.I. Pravoslavnye monastyri Rossiiskoi imperii. Polnyi spisok muzhskikh i zhenskikh monastyrei, arkhiereiskikh domov i zhenskikh obshchin. M., 1908.
8.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi arkhiv g. Moskvy. TsKhD do 1917 g.
9.
Babich I.L. Sotsiokul'turnye i politiko-pravovye aspekty modernizatsii monasheskoi zhizni v nachale KhIKh v. (vvedenie obshchezhitel'stva kak novyi etap v zhizni rossiiskikh monastyrei na primere Voznesenskoi Davidovoi pustyni) // Sotsio-dinamika. 2016. № 1.
10.
Smolich I.K. Istoriya russkogo monashestva. 988-1917. M., 1999. 278 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"