Статья 'Делимитация российско-китайской границы в период с XVI века до 1917 года ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Делимитация российско-китайской границы в период с XVI века до 1917 года

Севостьянова Елена Васильевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра мировой экономики, предпринимательства и гуманитарных дисциплин, Читинский институт (филиал) Байкальского государственного университета

672000, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Анохина, 56

Sevostyanova Elena

PhD in History

Docent, the department of International Economics, Entrepreneurship and Humanitarian Disciplines, Chita Institute (Branch) of Baikal State University

672000, Russia, Zabaikal'skii krai, g. Chita, ul. Anokhina, 56

Sevostyanova.elena@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Скобина Елена Александровна

доцент, кафедра гражданского и уголовного права и процесса, Читинский институт (филиал) Байкальского государственного университета

672000, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Анохина, 56

Skobina Elena Aleksandrovna

Docent, the department of Civil and Criminal Law and Procedure, Chita Institute (Branch) of Baikal State University

672000, Russia, Zabaikal'skii krai, g. Chita, ul. Anokhina, 56

skobinamalyshenko@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.5.26151

Дата направления статьи в редакцию:

28-04-2018


Дата публикации:

19-05-2018


Аннотация.

В статье рассматриваются ключевые вехи делимитации российско-китайской границы в период с XVI в. до 1917 г. Выделены особенности делимитации. Россия и Китай – государства, в истории которых не было полномасштабных военных вооружённых конфликтов, а разрешение вопросов, касающихся делимитации и демаркации, в основном, происходило мирным путём, несмотря на территориальные споры, геополитические и торгово-экономические разногласия. Несмотря на сложность переговоров, попытки односторонней денонсации, обе стороны искали компромисс и признавали линию разграничения. В статье на основе хронологического и проблемно-исторического метода анализируются ключевые вехи делимитации и демаркации границ. Обоснованы выводы о существовании объективной необходимости фактического установления и юридического оформления линии границы. Юридическое оформление границы отставало от ее фактического установления, поскольку, с одной стороны, обе стороны объективно не имели необходимых ресурсов. С другой стороны, обе империи имели тщательно скрываемые колонизационные планы. Делимитация происходила на территориях, которые не принадлежали ни Российской, ни Китайской империи, но были одинаково важны для обеих стран. Делимитация территорий соответственно меняла их правовой статус. Делимитация не только учитывала существующие естественные преграды – реки и горные хребты, но и впервые устанавливала искусственно определенную рубежную линию. Совершенствовалась юридическая сторона оформления договоров: устанавливалась юрисдикция нарушителей границы, определялся правовой режим проверки границы, устанавливались и оформлялись протоколами пограничные знаки. О сложности процесса демаркации свидетельствует уже тот факт, что юридическое оформление границы, начавшееся с 1689 г., продолжалось и в XXI в.

Ключевые слова: делимитация границы, демаркация границы, российско-китайская граница, территориальное разграничение государств, Россия, Китай, Забайкалье, правовой статус, юридическое оформление границы, пограничные знаки

Abstract.

This article examines the key landmarks in delimitation of the China-Russia border since the XVI century until 1917, as well as its peculiarities. Russia and China are the two state that historically never had any serious armed clashes, and most questions regarding delimitation and demarcation were settled peacefully, despite the geopolitical and economic frictions, as well as territorial disputes. Regardless of difficult negotiations and an attempt of unilateral denunciation, both parties searched for a compromise and recognized the line of demarcation. Based on the chronological and problem-historical method, the article analyzes the key landmarks in delimitation and demarcation of the borders. A conclusion is substantiated on the existence of an objective need for factual establishment and legal formalization of the borderline. The legal formalization of the border lagged behind its factual establishment because on one hand, both parties did not have the required resources, while on the other – both empires had the concealed colonization plans. The delimitation took place in the territories that belonged neither to Russian or Chinese empires, but were of same importance for both countries. Their legal status has been changed accordingly. Delimitation not only considered the existing natural barriers – rivers and mountain ridges, but for the first time established the artificially determined landmarks. Legal aspect of agreement execution was improved by establishing jurisdiction for border violators, determining the legal regime of border checking, formalizing the border markers by protocols. The difficulties with the demarcation are already confirmed by the fact that the legal arrangement of 1689 continued into the XXI century.

Keywords:

Russia, territorial delimitation of states, the Russian-Chinese border, border demarcation, delimitation of the border, China, Transbaikalia, legal status, legal registration of the border, border signs

Мировое сообщество государств построено по территориальному признаку. В международном праве территория государства, признана одним из главных его признаков. Особенностью государственной территории является то, что она находится под суверенитетом государства, проявлением государственного суверенитета является юрисдикция государства. Границы имеют большое значение для определения пределов территории, обеспечения безопасности государства. На основании международных договоров и внутреннего национального законодательства государство устанавливает правовой режим территории [1]. Действующее законодательное определение понятия «государственная граница РФ» указывает, что это линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющая пределы государственной территории РФ и её суверенитета.

Цель статьи – рассмотреть ключевые аспекты юридического оформления российско-китайской границы в период с XVI в. до 1917 г. Внимание авторов к заявленной теме определено, в первую очередь, географическим положением Забайкальского края, двенадцать районов которого непосредственно граничат с Китаем, общая протяженность границы составляет 1086,7 км. Забайкальский край является приграничным регионом: двенадцать его районов (Акшинский, Борзинский, Газимуро-Заводский, Забайкальский, Калганский, Краснокаменский, Красночикойский, Кыринский, Могочинский, Нерчинско-Заводский, Ононский, Приаргунский) непосредственно граничат на юге - с Восточным и Хэнтийским аймаками Монголии, а также с Автономным районом Внутренняя Монголия и провинцией Хэйлунцзян Китая.

Определение границ государства осуществляется с помощью процедур делимитации (договорного определения линии границы и нанесения её на карту) и демаркации (установления на местности обозначения – специальных пограничных знаков, которые оформляются протоколом о демаркации). Демаркация проводится специальными комиссиями из представителей сопредельных государств на паритетных началах. Результаты демаркации фиксирует протокол – описание прохождения границы и карта с нанесением линии границы, а также протоколы на каждый пограничный знак [2].

Исторически территории государств менялись несколько тысяч раз только по мирным договорам. Наряду с ними существовали и так называемые исторически сложившиеся границы, не оформленные договорами, но признаваемые государствами на практике. Вопросы о территориальном разграничении государств во все времена оставались спорными и во все времена интересовали исследователей. Страбон в I в.н.э. писал о естественных (природных) границах между полисами. Г. Гроций рассматривал условия, при которых «споры о царствах и их границах никогда не прекратятся» и причины, при которых «узаконяется продолжительное владение» [3, с.230].

Цивилизационное развитие породило проблемы искусственных границ, создаваемых в результате сложных геополитических компромиссов, зачастую закреплявших «мимолетное стечение обстоятельств», порождавших международную напряженность и территориальные споры [4, 5]. Проблемы разграничения не утратили своей актуальности: территориальные споры, информационное давление, агрессивная риторика характерны и для современной геополитической ситуации [7, 8]. По мнению некоторых авторов, в вопросе о границах российско-китайские отношения, при всей их позитивной динамике, объективно сохраняют «деструктивный потенциал» [9, с. 184]. Не стоит забывать и о том, что Россия и Китай всегда имели разные «цивилизационные контуры», и это всегда сказывалось и сказывается на восприятии и толковании «китайского (российского) фактора», как в российском массовом общественном сознании, так и в китайской официальной историографии. Китай считает своей территорией все дальневосточные российские территории вплоть до Байкала, и время от времени указывает на несправедливость всех двусторонних договоров, за исключением Нерчинского (особенно «несправедливыми» считает Айгуньский 1858 г. и Пекинский 1860 г. договоры, установившие современную границу) [10]. Несмотря на территориальные разногласия, Россия и Китай – государства, в истории которых не было полномасштабных военных вооружённых конфликтов, а разрешение вопросов, касающихся делимитации и демаркации, в основном, происходило мирным путём, хотя юридическое оформление границы началось с 1689 г. и завершилось только в 2008 г. подписанием Соглашения о режиме российско-китайской границы, Россия передала спорную территорию площадью 337 км. кв. Китаю (остров Большой на реке Аргунь, острова Большой Уссурийский и Тарабаров на реке Амур). В настоящее время линия границы между Российской Федерацией и КНР определяется межправительственным соглашением о режиме российско-китайской государственной границы, которое до настоящего времени не ратифицировано.

Термин «граница» употребляется в российских документах с первой половины XIV в., но понятие «государственная граница» зафиксировано гораздо позже - в конце XVIII - начале XIX в. К концу первой четверти XVIII в. сформировалась терминология структур, обеспечивающих охрану границ: «застава», «засада», «караул», «станица», «стража», «таможня» [11]. В Словаре церковно-славянского и русского языка 1848 г. понятие «граница» определяется как предел, рубеж, отделяющий одну землю от другой [12, с. 289]. Этимологический словарь ведет происхождение термина «граница» от общеславянского «granica», древнерусского «грань» - понятия, известного с XIV века, которое означало знак на деревьях и на границе земельных и бортных участков» [13].

Изучением возникновения и развития границ занимается лимология (от греческого limes – граница), наука, которая возникла в конце xix в. и получила своё развитие в Европе и США. С.И. Дмитриева указывает, что в последнее время традиционно применяется термин «Border (Boundary) Studies – граничные (пограничные исследования), который указывает на то, что эти исследования носят междисциплинарный характер, представляют собой синтез разных наук - географии, истории, политологии, экономики, экологии и являются одним из направлений политической географии. Возникновение и развитие лимологии связано с развитием государств, их взаимоотношений друг с другом, определением границ и их юридическим закреплением.

Для установления границ исторически всегда была важна их протяженность. Российско-китайская граница – это вторая по протяжённости сухопутная граница России, она проходит по суше, рекам, озёрам и распадается на два участка: западный (около 50 км.) и восточный (4159 км.). Граница проходит по реке Аргунь, которая в пределах Китая носит название Хайлар, что в переводе с тунгусского означает «извилистая река», «широкая река» [17, с. 39]; по протоку реки Амур, которая в отечественной топонимике указана как «большая река», древние китайцы называли её Хэй-шуй – «чёрная река», современное китайское название – Хэйлунцзян – «река чёрного дракона» [18, с. 29] и притоку Амура – реке Уссури (этимология названия не вполне известна, существует две версии, по одной – название происходит от нанайского гидронима «Усур», что означает название одного из древних аборигенных родов, по второй версии (в китайской транскрипции) – Усулитцзян, формат «цзян» означает «река») [19, с. 121].

Отправной точкой изучения процесса установления границ стал XVIII в. С XIX в. стали проводиться систематические исследования [14, 15, 16, с. 121]. А. Ю. Плотников отмечает, что первые отечественные публикации следует отнести к началу второй половины XIX в. [20] и указывает работу Н.Н. Бантыш-Каменского [21], основанную на архивных документах Коллегии Иностранных дел, содержащих Нерчинский (1689 г.) и Буринский (1727 г.) договоры, положившие начало оформлению границ государств в договорном отношении (делимитации). Полагаем, что работы редактора журнала «Ежемесячные сочинения» Академии наук Г.Ф. Миллера по изучению истории Сибири, опубликованные в XVIII в., также заслуживают внимания [22, с. 16], хотя носят в большей степени описательный, нежели исследовательский характер.

Подготовка и подписание первого российско-китайского Нерчинского договора 1689 г. анализировались П.Т.Яковлевой [23]. Значение договора, по её мнению, заключалось в том, что впервые между государствами была установлена граница, признан суверенитет обеих сторон, заключён мир и договор о торговле. Для Китая договор имел важное геостратегическое значение, поскольку Китай подвергался угрозе интервенции со стороны западноевропейских государств. Для российской стороны договор был проявлением политической воли и договором со значительными уступками. Приобретая мир и свободу торговли, Россия теряла значительную часть территорий на востоке по Амуру, которые осваивались казаками в середине XVII в. Амур попадал по контроль цинских войск, на северном его берегу образовывалась зона незаселённых земель, любая деятельность русских в этом районе была прекращена.

Результаты Нерчинского договора, с точки зрения геополитических результатов и процедуры размежевания, в отечественной литературе, в большинстве своём, оцениваются негативно. В.С. Мясников полагает, что договор следует считать насильственным, так как он был вынужденно заключён под угрозой применения силы. Кроме того, Нерчинский договор как юридический документ абсолютно не совершенен, поскольку граница не была установлена в общепринятом международном смысле: делимитация границы отражена в нём крайне неудовлетворительно, тексты, составленные на русском, маньчжурском и латинском языках содержат противоречивые неидентичные переводы, географические ориентиры не ясны, обмен картами не произведён. Формально договор не ратифицирован специальными актами [24, с. 449.,].

О том, что существует разница в переводах, свидетельствует хотя бы тот факт, что в китайской версии перевода указано, что договор был заключён на пяти языках: латинском, маньчжурском, китайском, монгольском и русском - с помощью миссионеров-иезуитов Гербильона и Перейры [25]. В русском тексте упоминается только о том, что тексты составлены на двух языках – латинском и русском, и даже не говорится о китайском экземпляре перевода договора [26, с. 9-11]. Поскольку переводы были непрофессиональными, сделанными с переводов иезуитов, разночтения встречаются в каждой статье. Не было точного установления и обустройства линии границы, её режима. Неопределённость в указании географических ориентиров, обозначенных в договоре, объясняется отсутствием у обеих сторон точных карт района размежевания. Этот «географический туман» по выражению А.Ф. Миддендорфа, позволял местному населению двух государств постоянно нарушать границу [27, с. 159].

Однако А.Р. Артемьев выделил и проанализировал ряд «историографических заблуждений»: неверную исходную посылку о том, что до Нерчинского договора Амур и его низовья находились под контролем русских и заблуждение о том, что восточный участок границы не имел точных географических ориентиров, поскольку этот район не был изучен обеими сторонами. Сопоставляя документы, автор пришел к выводу, что русско-китайская граница, установленная по Нерчинскому договору 1689 г. в западной части Приамурья, имела чёткие географические привязки; обе стороны ясно представляли границы собственных территорий вблизи Охотского побережья, поэтому сразу оговорили вопрос о неразграниченной территории, которая на тот момент никому не принадлежала [28, с. 17-22].

Считаем необходимым привести точку зрения В.Г. Шведова и А.Н. Махинова, которые подошли к оценке данного договора комплексно и выделили как негативные, так и позитивные его последствия. С одной стороны, Россия потеряла почти 1 млн. кв. километров, в том числе плодородные земли среднеамурских равнин, обширные угодья пушного промысла в Нижнем Приамурье, стратегические высоты Большого и Малого Хингана, Фыньшуйгана и Ванданьшаня, представляющие собой участок выхода в незамерзающую акваторию Тихого океана, Восточная Сибирь лишилась возможности выполнения транзитных функций в пределах страны. С другой стороны, Нерчинский договор позволил России отстоять право на обладание Забайкальем и Якутией, зафиксировал суверенитет племён Нижнего Приамурья, установил возможность свободы действия благодаря режиму совместного владения бассейном Уды. Кроме того, результаты Нерчинского договора позволили русским в XIX в. восстановить своё присутствие в Приамурье и вернуться к северному участку границы, который остался неразмеченным на момент заключения договора [29, с. 197-198].

Нерчинский договор представлял собой начальный этап последующего территориально-политического передела территории по р. Амур. Б.Г. Курц отмечал, что со времени заключения Нерчинского договора китайцы стали трактовать его в одностороннем порядке в свою пользу. Они категорически не хотели поддерживать двухстороннюю торговлю в приграничных государствах, так как торговцы часто прибывали без проезжих грамот, сами они не ездили на территорию соседнего государства и неохотно принимали у себя русских купцов, настаивавших на беспошлинной торговле [30, С.55]. Кроме того, положение усугублялось нарастанием пограничных конфликтов, вызванных кражами, грабежами и убийствами, перебежчиками, в том числе, и маньчжурами. Всё вышеуказанное диктовало необходимость урегулирования вопросов о границе, что в итоге привело к заключению нового договора.

Российская дипломатия вновь пошла на уступки. Так, по мнению Н.Н. Константиновой, переговоры были перенесены непосредственно на границу России и Монголии в район реки Буры (20 вёрст от будущей Кяхты) из-за желания цинской администрации решать пограничные дела на месте [31, с.11-12]. Во время длительных переговоров России удалось преодолеть территориальные притязания Китая, в результате был подписан Буринский договор, ставший второй определяющей вехой в формировании забайкальской границы. По условиям договора, граница между Китаем и Россией проходила от сопки Абагайту до перевала Шабин-Дабага на Алтае, северная сторона отошла России, южная – Китаю. Заключительные статьи договора определяли порядок приёма послов, юрисдикцию нарушителей границы и правила ратификации договора путём обмена сторонами его экземплярами. Для исполнения договора были созданы две пограничные комиссии из представителей обеих сторон, которые занялись маркировкой границы – установкой пограничных знаков (было установлено 87 маяков, представляющих собой каменные холмы) и формированием караулов.

К договору были приложены Разменное письмо при урочище Абагайту-сопке об определении границ между Россией и Китаем (от 12.10.1727 г.) и Разменное письмо о дополнительном определении границ между Россией и Китаем (от 27.10.1727) с описанием прохождения линии границы от будущей Кяхты до Аргуни и до Алтайских гор. К договору прилагался реестр - перечень поставленных пограничных знаков [26, с. 12-17, 31, с.55]. Кроме территорий на юге нынешнего Красноярского края, русская сторона уступила также район озера Далай-Нор.

Буринский трактат вошёл в качестве статьи в договор, подписанный 21.10.1727 г. в Кяхте, отсюда и его название – Кяхтинский. Значение данного трактата велико - он содержал описание границы, следовательно, был делимитационным. Впервые в истории русско-китайских отношений договор предусмотрел демаркацию границы, установил порядок контактов властей приграничных районов, в том числе, по выдаче перебежчиков. Кроме того, договор зафиксировал соглашение о торговле. Специально оговаривались места торговли и взимания пошлин: с российской стороны построены торговые слободки «Кяхта» на р. Кяхта и «Цурухайтуй» на р. Аргунь; с китайской стороны напротив Кяхты появилась «Маймачинская».

Фактически договор положил начало русско-китайской торговле. В период 1772-1774 гг. велась интенсивная работа пограничной администрации по составлению карт, были учреждены караулы пограничной стражи. В целом закончился первоначальный этап становления русско-китайской границы в Забайкалье.

Вместе с тем, согласно архивным материалам на русском языке из бывшего Пекинского императорского дворца [32, с. 14], в результате открытия торга в Кяхте, на пограничных территориях продолжало сохраняться напряжение между китайскими и русскими подданными: ссоры возникали как из-за перебежчиков, так и из-за торговых пошлин. Атмосфера была накалена до того, что в 1760 г. появилась угроза войны. Успокоение наступило лишь после 1768 г., после заключения дополнительных статей к Кяхтинскому договору. По сути, это дополнение было победой китайских дипломатов, которая выразилась в том, что на торговых местах – в Кяхте и Цурухайтуе – торговля должна была осуществляться беспошлинно.

С середины XVIII в. идея возвращения Амура России вынашивалась, как государственными деятелями, так и исследователями. Сторонниками этой идеи были сибирский губернатор В.А. Мятлев, учёный гидрограф Ф.И. Соймонов, капитан А.И. Чирков, участник второй Камчатской экспедиции, комендант канцелярии пограничных дел в Селенгинске В.В. Якоби. Они продолжали организовывать экспедиции, исследовали границу и территории вокруг неё, составляли карты местности, планы включения народов, не имеющих своей государственности, в сферу влияния России. Из-за нерешенных вопросов делимитации и демаркации границы, Нерчинская экспедиция 1753-1765 гг. скрывала свои истинные геополитические и колонизационные цели, прежде всего, от Китая и потому именовалась «секретной». Географические, геодезические, этнографические, гидрографические исследования велись в бассейнах рек Шилка, Хилок, Нерча, Амур, Ингода, Аргунь. Однако 17 июня 1765 г. деятельность Нерчинской экспедиции была остановлена из-за решительного протеста китайских властей [43, с.77].

Первое полное описание русско-китайской границы (порядок российских крепостей и караулов, без маяков) было дано в работе основоположника российской синологии Н.Я. Бичурина в первой половине XIX в. [33, с. 391-394].

С 08.09.1855 г. до 16.05.1858 г. длился очередной этап договорных русско-китайских отношений о границе Дальнего Востока. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьёв в ходе переговоров о незаселённых приамурских землях аргументировал необходимость решения пограничного вопроса по реке Амур агрессивной политикой западных держав на Дальнем Востоке, которые систематически пытались внедриться как на территорию России, так и на территорию Китая.

В итоге переговоры закончились подписанием Айгунского договора, который состоял всего из трех статей. По нему левый берег реки Амур, начиная от реки Аргунь до Охотского моря, правый берег вниз по течению до р. Усури и Уссурийский край представляли собой кондоминиум, также как реки Амур, Сунгари и Уссури, которые были открыты для свободного плавания только русских и китайских судов [34, с.110-112]. Однако заключение договора отнюдь не означало, что российско-китайское разграничение на Дальнем Востоке окончательно завершилось. Делимитация дальневосточной границы продолжилась в этом же году подписанием 01.06.1858 г. Тяньцзиньского договора [26, с. 30-34]. В статье 9 документа говорилось о том, что неопределённые части границ между Китаем и Россией будут безотлагательно исследованы на местах доверенными лицами от обоих правительств, и заключённое ими условие о граничной черте составит дополнительную статью к данному трактату.

Окончательно определил границу, порядок дипломатических сношений и торговлю в Кульдже Пекинский договор от 02.11.1860 г., дополнивший Айгунский. По нему восточная граница между двумя государствами устанавливалась, начиная от слияния рек Шилки и Аргуни вниз по течению реки Амур до места её слияния с рекой Уссури. Земли по левому берегу (на север) р. Амур отошли России, а земли на правом берегу, до устья р. Уссури – Китаю. Далее линия границы от устья р. Уссури до озера Хинкай шла по рекам Уссури и Сунгача. Было определено, что земли, лежащие по правому (восточному) берегу принадлежат России, а по левому (западному) – Китаю. Затем пограничная линия проходила от истока реки Сунгача, пересекала озеро Хинкай и шла к реке Бэлэн-хэ (Тур), от устья последней – по горному хребту к устью реки Хубиту, оттуда по горам, лежащим между реки Хуньчунь и морем, до реки Тумыньцзян. Указанные земли на восточной стороне отошли Российскому государству, а на западе – к Китаю [35, с.277].

К договору прилагалась карта восточного участка русско-китайской границы. В результате Уссурийский край окончательно закрепился за Россией. Кроме того, была определена западная граница между странами, которая проходила по естественным ориентирам - направлению гор и течению рек. На западном участке было намечено общее направление прохождения границы между Китаем и Российской империей относительно озёр Зайсан и Иссык-Куль (позже граница окончательно оформилась Чугучакским протоколом 1864 г.).

В соответствии со ст. 3 договора, в 1861 г. доверенные лица (комиссары) обоих государств собрались для совместной демаркации границы в Уссурийском крае. Демаркация завершилась двусторонним подписанием Протокола от 16.06.1861 г., оформленного как дополнительная статья к Пекинскому договору [26, с. 41-42]. Стороны составили и утвердили детальную карту, на которой прохождение линии границы показано непрерывной чертой. Документы для ясности были переведены на китайский и маньчжурский языки, а на карте названия мест были написаны на маньчжурском языке [36, с. 224].

Статья 8 Пекинского договора закрепляла процессуальное правило, согласно которому лица, совершившие серьёзные преступления на пограничной территории, должны быть осуждены судом той страны, подданными которой они являются.

Северо-западная граница между Россией и Китаем была определена 25.09.1864 г. в Чугучакском протоколе о размежевании [37]. Согласно протоколу, граница шла от пограничного знака Шабан-Дабаха по Саянскому хребту, за основание был принят водораздел: те земли, по которым реки текут на восток и на юг отмежевали к Китаю, а земли по течению рек на запад и на север – России. На основании протокола граница устанавливалась от Алтая до Тянь-Шаньского хребта и далее по его южной части до хребта Цунлин, который китайцы считали своей западной границей [38]. Демаркации не произвели: помешало восстание тайпинов, а также антикитайские мусульманские восстания на территории Кашгарии. Работы по демаркации были возобновлены в 1867 г., а окончательное уточнение границ было завершено постановкой пограничных знаков в 1869 г.

Начавшееся в 1864 г. дунгано-уйгурское восстание и образование независимых от Цинской империи владений вновь поставили на повестку дня вопрос о границах. В итоге, по Петербургскому договору об Илийском крае и торговле в Западном Китае (от 12.02.1881 г.) определялась новая линия границы. Западная часть Илийского края была присоединена к России, граница следовала от гор Беджинтау, по течению реки Хоргос, до впадения в р. Или, на юг по горам Узунтаю, оттуда на юг по черте, определённой в Чугучакском протоколе [26, с. 54-60]. Земли в верховьях Чёрного Иртыша передавались России для переселения уйгур и дункан, пожелавших сменить гражданство. На добровольное переселение был определён один год. Для осуществления торговли было установлено 35 пограничных знаков. В исполнение договора в 1882-1884 гг. была проведена демаркация границы от перевала Улан-дабага хребта Сайлюгем на Алтае до перевала Уз-бель Сарыкольского хребта на Памире. Каждые три года российские и китайские чиновники должны были проводить совместную проверку линии границы.

Протокол описания государственной границы между Россией и Китаем на участке от верховья реки Нарынкол до перевала Бедель был подписан в Кашгаре в ноябре 1882 г., протокол описания границы на участке от перевала Бедель до перевала Уздель (Ново-Маргеланский протокол) был подписан в мае 1884 г. [39, с. 94]. Граница была чётко определена, обозначена на карте и отмечена на местности пограничными знаками. Протоколами были определены режим проверки границы, правила пользования водой приграничных рек. В результате обе стороны выполнили все условия договора и снизили напряжённость двусторонних отношений.

И.Ф. Бабков в XIX в. отмечал, что мировой прогресс не мог не отразиться на решении пограничных вопросов, страны постепенно теряли замкнутость, горы уже не представляли тех непреодолимых преград, какими они были прежде. Контакты между народами не только усилились, но и стремительно развивались, как на суше, так и на море, поэтому изменился и взгляд на значение естественных рубежей как государственных границ, в том числе, и в азиатских странах [40, с. 524].

Летом 1886 г. в Хуньчуне было подписано соглашение, подтвердившее границы 1860 г. по Пекинскому договору. В.Г. Дацышен пишет о том, что, не смотря на уступки, российская сторона считала, что работа пограничной комиссии не только ликвидировала серьёзную пограничную проблему, но и была выгодна для России. Особое значение было в том, что китайцы поставили на границе огромные металлические пограничные столбы с отлитыми текстами документов. Это указывало на то, что Китай официально признал существующую линию границы, а простые китайцы, считавшие пребывание русских в Приамурье временным, обязаны были подчиниться установленному порядку границы.

Одним из важных вопросов в российско-китайских отношениях был корейский, так как экспансия Китая, Японии и Англии Корейского полуострова могла повлечь за собой угрозу для России. В 1886 г. в Тяньцзине состоялись переговоры между Россией и Китаем по вопросу о Корее. В результате устного соглашения всё побережье Посьет оставалось за Россией, которая заверила, что никогда не займет никакой корейской территории и потребовала такого же обязательства от китайской стороны [41, с.154].

В начале XX века Россия и Циньская империя вели переговоры по аргуньскому участку границы. Окончание переговоров ознаменовалось подписанием в 1911 г. Цицикарского договора, однако демаркацию границы по данному договору смогли осуществить лишь в 1915 г. Согласно договору, из 280 имеющихся островов на реке Аргунь за российской стороной были закреплены 160, а за китайской – 120. Протокол стал международным правовым документом, определявшим линию границы между двумя государствами на Аргуньском участке вплоть до 1991 г., когда между РФ и КНР было подписано соглашение о восточном участке границы [42, с.324 -340].

С 1910 г. начался процесс национального самоопределения монголов и тувинцев, занимавших территории, входившие в состав Цинской империи, что неизбежно повлекло изменение линии границы между Китаем и Россией.

В результате Синьхайской революции Маньчжурская династия в Китае перестала существовать, её власть сменила Китайская Республика, которая официально признала все договоры, ранее заключённые Китаем.

Таким образом, завершился очередной этап установления российско-китайской границы в Забайкалье, на Дальнем Востоке, в Приамурье и Семиречье. Заключение российско-китайских договоров о делимитации границы в XIX веке не только разрешило сложный вопрос о разграничении территорий, который существовал более полутора веков, но и в сложившейся международной ситуации (агрессии западных держав в отношении Китая), создал прочную основу для сближения двух приграничных держав.

Подводя итоги, можно констатировать, что на протяжении более трехсот лет Российская и Цинская империи были объективно вовлечены в решение стратегически важного вопроса о границах. При этом обе страны продолжали имперскую политику, скрывая друг от друга свои колонизационные планы: Российская империя присоединила Сибирь, Дальний Восток, Казахстан и Среднюю Азию; Маньчжурская империя Цин присоединила Корею, Северную Маньчжурию, часть Приамурья, Монголию, Джунгарское ханство и Восточный Туркестан.

Сложность раннего этапа формирования российско-китайской границы была обусловлена тем, что границы государств были размыты неосвоенными приграничными территориями и, соответственно, в этот период не могло быть ни полноценной делиминации, ни точной демаркации. Расширение торговых отношений требовало более точного юридического оформления границ. Однако на некоторых участках границы (по Айгуньскому и Пекинскому договорам) не были проведены демаркационные работы, только отмечена линия делимитации. В итоге в начале XX в. Китай и Россия были втянуты в юридическое урегулирование государственной принадлежности островов на Амуре, демаркация которых затянулась до 90-х гг. XX в.

Особенностью приграничных отношений было то, что обе страны взаимодействовали на территориях, которые им формально не принадлежали, но были жизненно важными для них. Установление между странами линии границы способствовало разрешению приграничных конфликтов, развитию торговли, освоению новых земель.

Несмотря на многие исторические события, происходившие в период XVI – начала XX веков между соседними государствами, Китай и Россия предпочитали решать проблемы путём поиска взаимоприемлемых компромиссов и переговоров, которые зачастую проходили долго и не всегда просто. Началом делимитации российско-китайской границы можно считать заключение Нерчинского договора 1689 года, а завершающим этот этап развития отношений можно считать Цицикарский договор 1911 г.

С 1917 г. начинается новый этап двусторонних отношений, который является предметом отдельного исследования.

Библиография
1.
Егоров С. А. Международное право / Б. М. Ашавский, М. М. Бирюков, В. Д. Бордунов и др.; отв. ред. С. А. Егоров. 5-е изд., перераб. и доп. М. : Статут, 2014. – 1087 с.
2.
Прохоров А. К. К вопросу о советско-китайской границе. / А. К. Прохоров. – М. : Междунар. отношения, 1975. – 287 с.
3.
Гроций Гуго О праве войны и мира. М. : Ладомир, 1994. – 868 с.
4.
Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства: Историко-географическое исследование / А. Н. Насонов. – М. : Издательский дом: Изд. АН СССР.-1951 с.-282 с.
5.
Бабурин С. Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы / С. Н. Бабурин. – М.: Изд. МГУ. – 1997. – 480 с.
6.
Бабурин С. Н. Мир империй. Территория государства и мировой порядок: Монография. / С. Н. Бабурин. – СПб.: Изд. Юридический центр-Пресс. – 2005. – 770 с.
7.
Орлов А. С. Понятие международного территориального спора // Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право. – 2010. – вып. 3. – С. 94-100.
8.
Самойленко П. Ю. Территориальные споры в АТР и возможности усиления России в регионе // Таможенная политика на Дальнем Востоке. – 2015. – № 2. – С. 16-25.
9.
Костюченко А. П. Территориальные споры и проблема демаркации границы СССР (России) с Китаем в 1960-1990 гг. // Научный диалог. – 2017. – № 2. – С. 184-191.
10.
Ястремский А. М. Отношения Китая с соседями в контексте его территориальных притязаний // Мировая политика. — 2015. – № 3. – С.23.
11.
Дмитриева С. И. Лимология: учебное пособие / Сост. Дмитриева С. И. – Воронеж. : ВГУ. – 2008 – 112 с.
12.
Словарь церковно-славянского и русского языка. Составленный 2-м отделением Императорских наук. – Т. 1. – Санкт-Петербург. – 1847 г. – 414 с.
13.
Семёнов А. В. Этимологический словарь русского языка. – М. – Изд. : «ЮНВЕС». – 2003. – 704 с.
14.
Трусевич Х. И. Посольские и торговые сношения России с Китаем (до XIX в.). – М. – 1882. – 312 с. // Режим доступа / twirpx.com›file/299013/;
15.
Венюков М. Опыт военного обозрения русских границ в Азии.-СПб. – 1873-1876. // Режим доступа / https://www.twirpx.com/file/865064/;
16.
Соловьёв Ф. В. Словарь китайских топонимов на территории советского Дальнего Востока / Ф. В. Соловьев. – Владивосток. – 1975. – 222 с.
17.
Балабанов В. Ф. В дебрях названий / В. Ф. Балабанов. – Изд. 2-е испр. и доп. Чита.: Экспресс-издательство. – 2006. – 104 с.
18.
Лаптев А. С. История географических названий Руси. – М. : ЛитРес. – 390 с. // Режим доступа / https://www.litres.ru/andrey-laptev/istoriya-geograficheskih-nazvaniy-rusi
19.
Березницкий С.В. Проект по возобновлению второй Камчатской экспедиции (1753 – 1765 гг.) // Вестник Дальневосточного отделения Российской академии наук. – 2013. – № 1. – С. 48-54.
20.
Плотников А. Ю. Формирование дальневосточной границы России в XVIII – первой половине XX вв. – Автореф. дисс. докт. истор. наук. – М. – 2009 // Режим доступа / http://www.dissercat.com/content/formirovanie-dalnevostochnoi-granitsy-rossii-v-xviii-pervoi-polovine-xx-vv
21.
Бантыш-Каменский Н.Н. Дипломатическое собрание дел между российскими и китайскими государствами с 1619 по 1792 годы / Н. Н. Бантыш-Каменский – Казань. – 1882 // Режим доступа / https://www.prlib.ru/item/407573
22.
Миллер Г.Ф. История Сибири в 2-х томах (1768г. на нем. языке, перевод на русский 1774г.); О первых Российских путешествиях в Китай (перераб. гл. 7 Истории Сибири) (1756 г.); Изъяснения сумнительств, находящихся при постановлении границ между Российским и Китайском государством 7197 [1689] (Апрель 1757 г.) // Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие / Западов А.В. История русской журналистики XVIII –XIX веков. – 3-е испр. – М. :«Высшая школа». – 1973. –520 с. // Режим доступа / http://www.bsu.ru/content/page/1415/hec/ff/zapadov.pdf
23.
Яковлева П. Т. Первый русско-китайский договор 1689 г. / П. Т. Яковлева. – М. : АН СССР. – 1958. – 212с.
24.
Мясников В. С. Империя Цин и Русское государство в XVII в. / В. С. Мясников. – 2-е изд. доп. – Хабаровск. : Хабаровск. кн. изд. – 1987. – 512 с.; Мясников В. С. Россия и Китай: историческое прошлое, современность и перспективы отношений (Семь особенностей и семь моделей отношений России с Китаем) // Российско-китайские исследования. – 2017. – Том 1. – № 1. – С. 10-21.
25.
TREATY OF NIBUCHU (1689)†28th year of Kang Xi, 7th month, 24th day [7th September 1689; August 27, O.S.] // Режим доступа / http://www.chinaforeignrelations.net/node/200
26.
Русско-китайские отношения. 1689-1916 годы. Официальные документы. М. : АН СССР. Институт китаеведения. Изд. восточной литературы. – 1958 г. – 138 с. // Режим доступа / http://www.runivers.ru/bookreader/book473931/#page/11/mode/1up;
27.
Миддендорф А. Ф. Путешествие на север и восток Сибири / А. Ф. Миддендорф. – СПб. – 1860. – Ч. 1. Север и восток Сибири в естественноисторическом отношении. Отдел 1 География и гидрография. –357 с.
28.
Артемьев А.Р. О некоторых спорных вопросах пограничного размежевания между Россией и Китаем по Нерчинскому договору 1689 г. // Вестник ДВО РАН. – 2002. – № 1. – С. 17-22.
29.
Шведов В. Г., Махинов А. Н. Российское землепроходческое движение в Приамурье (XVII век): историко-географическая ретроспектива / В. Г. Шведов., А. Н. Махинов. – Биробиджан. : Изд-во ГОУВПО «ДВГСГА». – 2011. – 219 с.
30.
Курц Б.Г. Русско-китайские сношения в XYI, XVII, XVIII столетиях. / Б. Г. Курц. – Всеукраинская научная ассоциация востоковедения. Днепропетровск. : Гос. изд-во Украины. – 1929 г. – 159 с.
31.
Константинова Н.Н. Рубеж полуденного края (Формирование и охрана забайкальской границы в середине XVII-начале XX веков) / Н. Н. Константинова; отв. ред. А.В. Константинов. – Чита. : Экспресс-издательство. – 2014. – 208 с.
32.
Архивные материалы на русском языке из бывшего Пекинского императорского дворца. Письма, полученные из России в годы царствований Кан-Си и Цянь-Лун. – Пер. с кит. Ван Чжи-Сян; ред. рус. текста Лю Цзе-Жун. / Гос. Бейпин. Дворцовый музей.-Бейпин. – 1936. – 312 с. // Режим доступа / http://elib.shpl.ru/nodes/14524#page/42/mode/inspect/zoom/8
33.
Бичурин Н. Я. Статистическое описание Китайской империи в 2-х частях. (СПб. 1842) / Н. Я. Бичурин. – М. : Восточный Дом. – 2002. – 464 с.
34.
Сборник договоров России с Китаем 1689-1881гг. – СПб.: издание Мин. иностранных дел. Тип. Императорской Академии наук. – 1889. – 271с. // Режим доступа / www.prlib.ru/item/442818
35.
Беспрозванных Е. Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений: XVII середина –XIX в. / Е. Л. Беспрозванных. – Хабаровск.: хаб. кн. изд-во. – 1986. – 336 с.
36.
Барон Буксгевден А. Русский Китай. Очерки дипломатических сношений России с Китаем. Пекинский Договор 1860 г. – Порт-Артур.: изд. кн. склада «Новый край». – 1902. – 239 с.
37.
ADDITIONAL TREATY OF PEKING [BEIJING], 1860 // Электронный ресурс / http://www.chinaforeignrelations.net/node/234
38.
Ткаченко Б. И. Формирование западной части государственной границы между Россией и Китаем в договорных документах XIX –начала XX века // Режим доступа / https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-zapadnoy-chasti-gosudarstvennoy-granitsy-mezhdu-rossiey-i-kitaem-v-dogovornyh-dokumentah-xix-nachala-xx-vv
39.
Дацышен В. Г. История российско-китайских отношений в конце XIX-начале ХХ вв. / В. Г. Дашицен – М.: Директ-Медиа. – 2014. – 593 с.
40.
Бабков И. Ф. Воспоминание о моей службе в Западной Сибири 1859 – 1875 г. / И. Ф. Бабков. – С.Петербург. : Типография Кишбаурма В.О. – 1912. – 575 с. – С. 524.
41.
Нарочницкий А. Л., Губер А. А., Садковский М. И., Бурлингас И. Я. Международные отношения на Дальнем Востоке. Книга первая. С конца XVI в. – до 1917 г. – АН СССР. Институт Дальнего Востока. – М.: «Мысль» 1973. – 326 с. – С. 154.
42.
Мясников В. С. Договорными статьями утвердили: дипломатическая история русско-китайской границы XVII-XX вв. / В. С. Мясников. – 2-е изд., доп. – Хабаровск. – 1997. – 543 с.
References (transliterated)
1.
Egorov S. A. Mezhdunarodnoe pravo / B. M. Ashavskii, M. M. Biryukov, V. D. Bordunov i dr.; otv. red. S. A. Egorov. 5-e izd., pererab. i dop. M. : Statut, 2014. – 1087 s.
2.
Prokhorov A. K. K voprosu o sovetsko-kitaiskoi granitse. / A. K. Prokhorov. – M. : Mezhdunar. otnosheniya, 1975. – 287 s.
3.
Grotsii Gugo O prave voiny i mira. M. : Ladomir, 1994. – 868 s.
4.
Nasonov A. N. «Russkaya zemlya» i obrazovanie territorii drevnerusskogo gosudarstva: Istoriko-geograficheskoe issledovanie / A. N. Nasonov. – M. : Izdatel'skii dom: Izd. AN SSSR.-1951 s.-282 s.
5.
Baburin S. N. Territoriya gosudarstva. Pravovye i geopoliticheskie problemy / S. N. Baburin. – M.: Izd. MGU. – 1997. – 480 s.
6.
Baburin S. N. Mir imperii. Territoriya gosudarstva i mirovoi poryadok: Monografiya. / S. N. Baburin. – SPb.: Izd. Yuridicheskii tsentr-Press. – 2005. – 770 s.
7.
Orlov A. S. Ponyatie mezhdunarodnogo territorial'nogo spora // Vestnik Udmurtskogo universiteta. Seriya Ekonomika i pravo. – 2010. – vyp. 3. – S. 94-100.
8.
Samoilenko P. Yu. Territorial'nye spory v ATR i vozmozhnosti usileniya Rossii v regione // Tamozhennaya politika na Dal'nem Vostoke. – 2015. – № 2. – S. 16-25.
9.
Kostyuchenko A. P. Territorial'nye spory i problema demarkatsii granitsy SSSR (Rossii) s Kitaem v 1960-1990 gg. // Nauchnyi dialog. – 2017. – № 2. – S. 184-191.
10.
Yastremskii A. M. Otnosheniya Kitaya s sosedyami v kontekste ego territorial'nykh prityazanii // Mirovaya politika. — 2015. – № 3. – S.23.
11.
Dmitrieva S. I. Limologiya: uchebnoe posobie / Sost. Dmitrieva S. I. – Voronezh. : VGU. – 2008 – 112 s.
12.
Slovar' tserkovno-slavyanskogo i russkogo yazyka. Sostavlennyi 2-m otdeleniem Imperatorskikh nauk. – T. 1. – Sankt-Peterburg. – 1847 g. – 414 s.
13.
Semenov A. V. Etimologicheskii slovar' russkogo yazyka. – M. – Izd. : «YuNVES». – 2003. – 704 s.
14.
Trusevich Kh. I. Posol'skie i torgovye snosheniya Rossii s Kitaem (do XIX v.). – M. – 1882. – 312 s. // Rezhim dostupa / twirpx.com›file/299013/;
15.
Venyukov M. Opyt voennogo obozreniya russkikh granits v Azii.-SPb. – 1873-1876. // Rezhim dostupa / https://www.twirpx.com/file/865064/;
16.
Solov'ev F. V. Slovar' kitaiskikh toponimov na territorii sovetskogo Dal'nego Vostoka / F. V. Solov'ev. – Vladivostok. – 1975. – 222 s.
17.
Balabanov V. F. V debryakh nazvanii / V. F. Balabanov. – Izd. 2-e ispr. i dop. Chita.: Ekspress-izdatel'stvo. – 2006. – 104 s.
18.
Laptev A. S. Istoriya geograficheskikh nazvanii Rusi. – M. : LitRes. – 390 s. // Rezhim dostupa / https://www.litres.ru/andrey-laptev/istoriya-geograficheskih-nazvaniy-rusi
19.
Bereznitskii S.V. Proekt po vozobnovleniyu vtoroi Kamchatskoi ekspeditsii (1753 – 1765 gg.) // Vestnik Dal'nevostochnogo otdeleniya Rossiiskoi akademii nauk. – 2013. – № 1. – S. 48-54.
20.
Plotnikov A. Yu. Formirovanie dal'nevostochnoi granitsy Rossii v XVIII – pervoi polovine XX vv. – Avtoref. diss. dokt. istor. nauk. – M. – 2009 // Rezhim dostupa / http://www.dissercat.com/content/formirovanie-dalnevostochnoi-granitsy-rossii-v-xviii-pervoi-polovine-xx-vv
21.
Bantysh-Kamenskii N.N. Diplomaticheskoe sobranie del mezhdu rossiiskimi i kitaiskimi gosudarstvami s 1619 po 1792 gody / N. N. Bantysh-Kamenskii – Kazan'. – 1882 // Rezhim dostupa / https://www.prlib.ru/item/407573
22.
Miller G.F. Istoriya Sibiri v 2-kh tomakh (1768g. na nem. yazyke, perevod na russkii 1774g.); O pervykh Rossiiskikh puteshestviyakh v Kitai (pererab. gl. 7 Istorii Sibiri) (1756 g.); Iz''yasneniya sumnitel'stv, nakhodyashchikhsya pri postanovlenii granits mezhdu Rossiiskim i Kitaiskom gosudarstvom 7197 [1689] (Aprel' 1757 g.) // Ezhemesyachnye sochineniya, k pol'ze i uveseleniyu sluzhashchie / Zapadov A.V. Istoriya russkoi zhurnalistiki XVIII –XIX vekov. – 3-e ispr. – M. :«Vysshaya shkola». – 1973. –520 s. // Rezhim dostupa / http://www.bsu.ru/content/page/1415/hec/ff/zapadov.pdf
23.
Yakovleva P. T. Pervyi russko-kitaiskii dogovor 1689 g. / P. T. Yakovleva. – M. : AN SSSR. – 1958. – 212s.
24.
Myasnikov V. S. Imperiya Tsin i Russkoe gosudarstvo v XVII v. / V. S. Myasnikov. – 2-e izd. dop. – Khabarovsk. : Khabarovsk. kn. izd. – 1987. – 512 s.; Myasnikov V. S. Rossiya i Kitai: istoricheskoe proshloe, sovremennost' i perspektivy otnoshenii (Sem' osobennostei i sem' modelei otnoshenii Rossii s Kitaem) // Rossiisko-kitaiskie issledovaniya. – 2017. – Tom 1. – № 1. – S. 10-21.
25.
TREATY OF NIBUCHU (1689)†28th year of Kang Xi, 7th month, 24th day [7th September 1689; August 27, O.S.] // Rezhim dostupa / http://www.chinaforeignrelations.net/node/200
26.
Russko-kitaiskie otnosheniya. 1689-1916 gody. Ofitsial'nye dokumenty. M. : AN SSSR. Institut kitaevedeniya. Izd. vostochnoi literatury. – 1958 g. – 138 s. // Rezhim dostupa / http://www.runivers.ru/bookreader/book473931/#page/11/mode/1up;
27.
Middendorf A. F. Puteshestvie na sever i vostok Sibiri / A. F. Middendorf. – SPb. – 1860. – Ch. 1. Sever i vostok Sibiri v estestvennoistoricheskom otnoshenii. Otdel 1 Geografiya i gidrografiya. –357 s.
28.
Artem'ev A.R. O nekotorykh spornykh voprosakh pogranichnogo razmezhevaniya mezhdu Rossiei i Kitaem po Nerchinskomu dogovoru 1689 g. // Vestnik DVO RAN. – 2002. – № 1. – S. 17-22.
29.
Shvedov V. G., Makhinov A. N. Rossiiskoe zemleprokhodcheskoe dvizhenie v Priamur'e (XVII vek): istoriko-geograficheskaya retrospektiva / V. G. Shvedov., A. N. Makhinov. – Birobidzhan. : Izd-vo GOUVPO «DVGSGA». – 2011. – 219 s.
30.
Kurts B.G. Russko-kitaiskie snosheniya v XYI, XVII, XVIII stoletiyakh. / B. G. Kurts. – Vseukrainskaya nauchnaya assotsiatsiya vostokovedeniya. Dnepropetrovsk. : Gos. izd-vo Ukrainy. – 1929 g. – 159 s.
31.
Konstantinova N.N. Rubezh poludennogo kraya (Formirovanie i okhrana zabaikal'skoi granitsy v seredine XVII-nachale XX vekov) / N. N. Konstantinova; otv. red. A.V. Konstantinov. – Chita. : Ekspress-izdatel'stvo. – 2014. – 208 s.
32.
Arkhivnye materialy na russkom yazyke iz byvshego Pekinskogo imperatorskogo dvortsa. Pis'ma, poluchennye iz Rossii v gody tsarstvovanii Kan-Si i Tsyan'-Lun. – Per. s kit. Van Chzhi-Syan; red. rus. teksta Lyu Tsze-Zhun. / Gos. Beipin. Dvortsovyi muzei.-Beipin. – 1936. – 312 s. // Rezhim dostupa / http://elib.shpl.ru/nodes/14524#page/42/mode/inspect/zoom/8
33.
Bichurin N. Ya. Statisticheskoe opisanie Kitaiskoi imperii v 2-kh chastyakh. (SPb. 1842) / N. Ya. Bichurin. – M. : Vostochnyi Dom. – 2002. – 464 s.
34.
Sbornik dogovorov Rossii s Kitaem 1689-1881gg. – SPb.: izdanie Min. inostrannykh del. Tip. Imperatorskoi Akademii nauk. – 1889. – 271s. // Rezhim dostupa / www.prlib.ru/item/442818
35.
Besprozvannykh E. L. Priamur'e v sisteme russko-kitaiskikh otnoshenii: XVII seredina –XIX v. / E. L. Besprozvannykh. – Khabarovsk.: khab. kn. izd-vo. – 1986. – 336 s.
36.
Baron Buksgevden A. Russkii Kitai. Ocherki diplomaticheskikh snoshenii Rossii s Kitaem. Pekinskii Dogovor 1860 g. – Port-Artur.: izd. kn. sklada «Novyi krai». – 1902. – 239 s.
37.
ADDITIONAL TREATY OF PEKING [BEIJING], 1860 // Elektronnyi resurs / http://www.chinaforeignrelations.net/node/234
38.
Tkachenko B. I. Formirovanie zapadnoi chasti gosudarstvennoi granitsy mezhdu Rossiei i Kitaem v dogovornykh dokumentakh XIX –nachala XX veka // Rezhim dostupa / https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-zapadnoy-chasti-gosudarstvennoy-granitsy-mezhdu-rossiey-i-kitaem-v-dogovornyh-dokumentah-xix-nachala-xx-vv
39.
Datsyshen V. G. Istoriya rossiisko-kitaiskikh otnoshenii v kontse XIX-nachale KhKh vv. / V. G. Dashitsen – M.: Direkt-Media. – 2014. – 593 s.
40.
Babkov I. F. Vospominanie o moei sluzhbe v Zapadnoi Sibiri 1859 – 1875 g. / I. F. Babkov. – S.Peterburg. : Tipografiya Kishbaurma V.O. – 1912. – 575 s. – S. 524.
41.
Narochnitskii A. L., Guber A. A., Sadkovskii M. I., Burlingas I. Ya. Mezhdunarodnye otnosheniya na Dal'nem Vostoke. Kniga pervaya. S kontsa XVI v. – do 1917 g. – AN SSSR. Institut Dal'nego Vostoka. – M.: «Mysl'» 1973. – 326 s. – S. 154.
42.
Myasnikov V. S. Dogovornymi stat'yami utverdili: diplomaticheskaya istoriya russko-kitaiskoi granitsy XVII-XX vv. / V. S. Myasnikov. – 2-e izd., dop. – Khabarovsk. – 1997. – 543 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"