Статья 'Управление островами Северного Ледовитого океана в 1920-х гг.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Управление островами Северного Ледовитого океана в 1920-х гг.

Рощевская Лариса Павловна

доктор исторических наук

доктор исторических наук, главный научный сотрудник, отдел междисциплинарных исследований, ФИЦ "Коми научный центр, Уральское отделение РАН"

167982, Россия, республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 24

Roshchevskaya Larisa Pavlovna

Doctor of History

Doctor of Historical Sciences, chief researcher, the Department of Humanities Interdesciplinary Research FIC "Komi Scientific Center of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences"

167982, Russia, respublika Komi, g. Syktyvkar, ul. Kommunisticheskaya, 24

lp38rosh@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.4.25890

Дата направления статьи в редакцию:

30-03-2018


Дата публикации:

18-04-2018


Аннотация.

Предметом исследования являются деятельность органов местной исполнительной власти на островах Северного Ледовитого океана, разнообразные обязанности и научные интересы начальника Управления островами Северного Ледовитого океана ботаника И. А. Перфильева: характеристика экономического состояния арктической суши и ее места в народном хозяйстве, организация управления огромной территории островов в 1920-х гг., исследования по систематике и изучению растительности островов. Поставлены задачи проанализировать документальную базу по истории органов местной исполнительной власти и изучения растительных ресурсов островов Ледовитого океана в 1920-х гг. с позиций социальной истории науки. Для периодизации деятельности Управления использован сравнительно-сопоставительный метод. Критерием периодизации являются административные изменения в управлении островами. В истории Управления выделено три периода: 1917-1925 гг., март 1925 – июнь 1927 гг., 1927-1934 гг. В контексте обоснования геополитических и социально-экономических интересов страны проанализированы документальные сведения об освоении островов как части территории России, определены география и размеры региона, руководителем которого являлся в 1920-х гг. И. А. Перфильев. Новизна работы заключается в том, что выявлен комплекс опубликованных работ Перфильева и впервые введены в научный оборот его рукописи, сохраненные в Институте биологии Коми НЦ УрО РАН. Выделены направления деятельности Перфильева в Арктике в 1920-х гг.: организация управления территорией островов; характеристика занятий населения, развитие оленеводческого хозяйства; изучение флоры островов как кормовой базы для оленей.

Ключевые слова: Арктика, геополитическое пространство, социокультурные проблемы, социальная история науки, Управление островами, Северный Ледовитый океан, растительные ресурсы, флористические исследования, Перфильев Иван Александрович, народное хозяйство

Abstract.

The subject of this research is the activity of the branches of local executive authorities on the islands of Arctic Ocean, various responsibilities and scientific interests of the head of Administration of the Islands of Arctic Ocean I. A. Perfiliev: characteristic of economic situation of arctic land and its place in national economy; organization of control over a vast territory of the islands in 1920’s; explorations of systematics and study of flora of the islands. The goal is to analyze the documental base on history of the branches of local executive authorities and examination of plant resources of the islands of Arctic Ocean in 1920’s from the perspective of the social history of science. For periodization of activity of the Administration is applied a comparative method; the criterion for periodization is the administrative changes in control over the islands. The history of Administration counts three periods: 1917-1925; March of 1925 – June of 1927; 1927-1934. In the context of substantiation of the geopolitical and socioeconomic interests of the country, the author analyze the documental data on development of the islands as a part of Russia, reveal the geography and sizes of the region headed by I. A. Perfiliev during the 1920’s. The scientific novelty lies in introduction into the academic discourse of Perfiliev’s manuscripts preserved in the Institute of Biology of Komi Scientific Center, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences. The author determines the vectors of Perfiliev’s activity in Arctic in 1920’s: organization of control over the islands; characteristic of people’s occupation; development of deer farming; exploration of flora of the islands as deer forage.

Keywords:

floristic research, plant resources, Arctic Ocean, management of islands, social history of science, socio-cultural problems, geopolitical space, Arctic, Perfiliev Ivan Alexandrovich, National economy

Арктические районы играют все большую роль в глобальной политике и экономике, становятся объектом территориальных, ресурсных и военно-стратегических интересов ряда государств. Сохраняя уникальную природную среду и экосистему, арктические районы привлекают внимание политиков и ученых как регион геополитического значения. Комплексное изучение региона в географическом, ресурсном, историческом и других подходах и ракурсах содействует развитию стратегического потенциала государства. Объектом геополитики как науки является планетарное пространство и ресурсы, которыми оно обладает, геополитические процессы и явления в мировом сообществе как системе. Предметом геополитики является взаимосвязь государственной политики и пространственных характеристик государственности, геополитические интересы и отношения субъектов мировой политики [1].

Арктика включает морские воды и сушу. Определяют основные параметры мощи арктического государства географическое положение, природные ресурсы и климат, протяженность территории, численность населения, национальный характер.

В ХХ в. преимущественное внимание уделяли открытию Северного морского пути и его освоению, что объяснялось большей известностью героических плаваний кораблей в условиях Северного Ледовитого океана. Большое звучание получали сенсационные известия об открытии неизвестных островов. На втором месте находились геологические изыскания на островах, но учитывая экстремальные условия арктического климата, освоение открытий геологов началось несколько позже. Заслуги России состоят в открытии многих арктических территорий, их географическом и юридическом обозначении, в начальном освоении. Изучение растительных ресурсов островов значительно отставало от аналогичных процессов в других регионах севера и востока страны.

Морское могущество России на севере определялось наличием выходов к морю, и возможностью установления и развития морских торгово-экономических связей с другими странами. Морское побережье позволяло в перспективе строительство портов. Однако арктические острова были изучены недостаточно. В силу экстремально сурового климата население на большой части суши отсутствовало или являлось временным. Господствовало убеждение, что иностранцам принадлежит первенствующая роль в открытии и освоении региона. Вставал вопрос, как сохранить или повысить численность населения, чтобы обслуживать морской транспорт. В 1920-х гг. поэтому актуальным был и другой вопрос: каковы природные продовольственные ресурсы на островах, чтобы обеспечить население хотя бы минимальным набором продуктов.

Для этого требовалось изучить обстоятельно географические, природно-климатические, демографические, социальные, экономические и культурные условия жизни на островах. Получению наиболее полных знаний об объекте исследования, помимо структурного анализа, способствует изучение его эволюционных преобразований во времени и в пространстве.

Историография, источники, задачи

Проблемам определения границ в Северном Ледовитом океане и освоения суши посвящено немало трудов. В 1920-х гг. впервые обратили внимание на острова как на регион, перспективный для развития экономики. В.Л. Лахтин писал, что в полярных пространствах не было «никаких экономических интересов до появления современных авиационных возможностей». Когда в 1926 г. совершен первый пролет над Северным полюсом, территория сделалась возможной ареной столкновении интересов государств [2]. В 1920-х гг. начальник Управления островами Северного Ледовитого океана И. А. Перфильев отметил, что Арктика привлекает внимание иностранных и советских ботаников и существует обширная литература о Новой Земле. При этом публикации иностранных специалистов в скандинавских журналах недоступны для широкого использования [3]. Геоботаник А. А. Дедов подчеркивал, что именно И. А. Перфильев провел широкие исследования растительности в пастбищно-геоботаническом отношении и являлся автором одной из первых ботанических работ на русском языке по Арктике [4]. В справочнике административно-территориального деления Архангельской области в информации об Управлении основной акцент сделан на перечислении всех населенных пунктов на островах [5]. «Полярная энциклопедия» отметила, что главной задачей Управления островным хозяйством Северного Ледовитого океана явилось снабжение населения продуктами питания [6]. Комплекс исторических, экономических, политических, и геологических факторов позволил сделать вывод, что арктические пространства не могут рассматриваться под тем же углом зрения, что и пространство вообще [7].

            Интерес России к геополитическим проблемам было возможно выяснить при помощи различных исторических источников. Прежде всего, это законодательные документы, определяющие цели и формы управления островами [8]. Другую группу составляют исследования специалистов разных отраслей. Растительность островов Северного Ледовитого океана изучали только попутно, к тому же в условиях суровой Арктики не это являлось главной задачей исследователей, прибывавших на любой из этих участков суши. В советское время одними из первых побывали на островах в 1921-1925 гг. и изучали флору островов Вайгач, Колгуев и Новой земли ботаники А. И. Толмачев и общественный деятель Европейского севера Иван Александрович Перфильев (1882-1942).

Среди руководителей Управления островами Северного Ледовитого океана И. А. Перфильев являлся наиболее крупным общественным деятелем, но его хозяйственно-управленческая сфера на посту начальника не нашла достаточного освещения в литературе. Иван Александрович приехал в Архангельск в 1924 г., имел значительный опыт в организации новых органов власти, входил в формирующуюся советскую управленческую элиту в Вологодской и Архангельской губерниях. Как член партии с 1918 г. он был посвящен и во многие проблемы политической борьбы на Севере после окончания Гражданской войны. Позже он входил в Совет Северного бюро Полярной комиссии АН СССР. В 1939 г. ему присудили ученую степень доктора биологических наук без защиты диссертации.

Задачи данного сообщения: проанализировать накопленную документальную базу по истории органов местной исполнительной власти и изучения растительных ресурсов островов Северного Ледовитого океана в 1920-х гг. с позиций социальной истории науки.

            Географические и природно-климатические условия жизни на островах

            К островам Северного Ледовитого океана в середине 1920-х гг. относили западную часть Ледовитого океана – территорию Баренцева моря. В акватории Баренцева моря и была расположена большая часть островов. Территория включала три архипелага (Земля Франца Иосифа, Северная Земля, Новая Земля), острова Колгуев, Вайгач, Матвеев и несколько более мелких. Соловецкий архипелаг в Белом море, неплохо освоенный, не был включен в число островов Ледовитого океана.

            В составе архипелага Земля Франца-Иосифа насчитывают 192 острова. 87 % суши покрыто ледниками, поэтому архипелаг не обитаем. О существовании архипелага русские учёные знали с XVIII в., но официальное открытие произошло в 1872 г. Название присвоено в честь австрийского императора. Российская экспедиция И. И. Ислямова в 1914 г. подняла здесь русский флаг и провозгласила российской территорией. Архипелаг Северная земля (до 1926 г. – Земля Николая II) также необитаем, площадь его составляет около 37 тыс. км², открыт в 1913 г. российской экспедицией. Площадь крупнейшего острова 14 170 км², большая его часть покрыта ледниками. Высшей точкой является гора А. П. Карпинского (высота 963 м). Архипелаг Новая Земля расположен между Баренцевым и Карским морями, состоит из множества малых и двух больших островов, разделенных узким проливом Маточкин Шар. Общая площадь более 83 тыс. км². Около половины площади занимают ледники мощностью свыше 300 м.

            Ближе всего к континенту находятся острова Колгуев и Вайгач. О. Колгуев расположен в 80 км от Канинского полуострова на континенте. По словам И. А. Перфильева, остров «представляется куском, как бы оторванным от материковой тундры побережья Северного Ледовитого океана» [9]. Древесная растительность отсутствует, встречаются только кустарники ивняка (Salix glauca, Salix lanata, Salix phylicifolia и др.) и широко распространенной березы карликовой (Betula nana). Это зона тундры. Низины сильно заболочены, остров покрыт густой сетью ручьев, рек и озёр. Имеются два посёлка. На острове субарктический, очень сырой климат: минимальные температуры достигают −45 C, максимальные +30 C. Остров был населен только кочевыми ненцами (самоедами), занимавшимися оленеводством и рыболовством. На южном берегу находится пос. Бугрино, где в 1925-1939 гг. действовала метеорологическая станция. О. Вайгач расположен на границе Баренцева и Карского морей (площадь 3,4 тыс. км²). Поверхность равнинная, с двумя параллельными грядами, высотой до 157 м. Много озёр и болот. Растительность тундровая – мхи и лишайники, в южных районах произрастают низкорослые или стелющиеся сосудистые растения. На острове расположен один поселок. В 1921 г. в юго-западной части острова обнаружили полиметаллические руды, которые начали разрабатывать с 1930 г. Небольшой о. Матвеев в Баренцевом море покрыт тундровой растительностью. Остров привлекал исследователей, т.к. находился на пути следования на Вайгач и Новую Землю.

Из этой краткой характеристики следует, что острова Ледовитого океана занимают обширную территорию, но являются пограничными районами России, в их изучении и освоении были заинтересованы многие страны. Так как территория почти целый год покрыта льдом, это предопределяет использование ее природных ресурсов и освоения. Район характеризуется, прежде всего, арктическим суровым климатом. Осадков выпадает от 400 до 600 мл в год, распространена вечная мерзлота.

Лучше всего в хозяйственном, политическом и административном отношениях были освоены Новая Земля, Вайгач и Колгуев.

Управление островами Северного Ледовитого океана

            В царской России административно-территориальное устройство почти не заселенных островов не являлось приоритетным. Только в 1916 г. в ноте Министерства иностранных дел России впервые закреплен юридический суверенитет государства на сухопутные полярные районы, в том числе острова вдоль Российского побережья. Другим государством, на законодательном уровне юридически точно заявившим о секторальных пределах своих прав в Арктике, стала Канада в 1923 г.

            Позицию императорской России продолжила и Советская Россия. В 1921 г. Совнарком СССР принял декрет «Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море». Право заниматься промыслами получили русские граждане по особым письменным разрешениям. В 1926 г. в Постановлении Президиума ЦИК СССР «Об объявлении территории Союза СССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане», были четко названы границы полярных территорий СССР.

            Юридическое обоснование владения островами позволило решать вопросы их управленческой структуры. В царской России имелась Комиссия по заведыванию колониями на Новой Земле, в 1917 г. перешедшая в подчинение Архангельской губернской земской управы. Комиссия действовала и в первые годы советской власти. Понимая значение арктической территории, Советская Россия стремилась обустроить острова в административно-территориальном отношении, т.к. встал вопрос об их охране. С этой целью создано Управление островами Северного Ледовитого океана. В истории Управления как административно-управленческой структуры можно выделить три периода: 1917-1924 гг., март 1925 – июнь 1927 гг., 1927-1934 гг.

            Сразу после окончания гражданской войны в апреле 1920 г. президиум Архангельского губернского исполнительного комитета создал особый орган – Управление островным хозяйством Северного Ледовитого океана (Островхоз). В его распоряжении находились архипелаг Новая Земля, полуостров Югорский и острова Вайгач, Долгий, Колгуев, Матвеев, Моржовец, Сенгейский и др. Территория в составе Советской России значительно увеличилась. Главная задача Управления заключалась в снабжении населения продуктами питания, орудиями промыслов, мануфактурой. В обмен с островов вывозили шкуры морского и пушного зверя, птицу и рыбу. Руководителями Островхоза были Н. Д. Пирогов, В. Н. Хруцкий, член архангельского губисполкома с 1918 г. И. Я. Гагарин и И. А. Перфильев.

            Декретом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета 24 января 1922 г. всем гражданам предоставили право беспрепятственного передвижения по всей территории РСФСР. Это противоречило принятому ранее декрету Совнаркома СССР «Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море», в котором русские граждане получали право заниматься промыслами по особым письменным разрешениям.

На местах Управление представляли уполномоченные, призванные наладить снабжение населения продовольствием, организовать прием и отправку на Большую землю продуктов промысла. С уполномоченными находились несколько милиционеров для предотвращения промысла норвежцев у берегов Новой Земли. Считается, что должности уполномоченных упразднены в 1921 г. Но старший инспектор Островхоза в 1922 г. писал, что на о. Колгуев в «единственном становище Бугрино» в маленьком домике находятся Колгуевский исполком, а также живут уполномоченный островного хозяйства и уполномоченный оленеводческой артели «Север», которые управляли островным хозяйством. Для решения каких-либо вопросов собирали общее собрание. И. А. Перфильев вспоминал: на собраниях «почти всегда ставятся вопросы практические, хозяйственные. Решение общего собрания обычно строго проводится в жизнь всеми самоедами» [9. С. 90]. Колгуевский островной поселковый совет организован только 16 сентября 1924 г.

            В 1917-1924 гг. на Колгуеве продолжало соседствовать самоедское и государственное оленеводство, часть стада оставалась в руках самоедов-оленеводов. Когда в 1923-1924 гг. на острове проходила национализация кулаческих оленьих стад и передача их государственной организации, местными органами власти становились старосты промысловых артелей.

            Другим своеобразным опытным районом стала Новая Земля. 30 июня 1924 г. Президиум ВЦИК утвердил Положение об Управлении островами, в котором предусматривалась колонизация территорий Новой Земли и некоторых островов. Тогда же опубликовано постановление «О порядке осуществления мероприятий, имеющих целью охрану туземцев Севера от эксплуатации».

16 сентября 1924 г. президиум Архангельского губисполкома утвердил план организации поселковых советов на правах волостных. На архипелаге в становище Малые Кармакулы организовали Новоземельский поселковый Совет, затем переведенный в Белушью Губу, где и состоялся съезд представителей всех становищ. Началась подготовка к выборам Совета депутатов острова. Выборы состоялись 15 марта 1925 г., что явилось важным фактом организации новой государственности в Арктике. Но на первых порах советы не могли решить многие хозяйственные задачи.

В ноябре 1925 г. Островхоз исчерпал свои возможности и был преобразован в Управление островами Северного Ледовитого океана, функции которого были расширены в сторону организационно-управленческих.

30 марта 1925 г. ВЦИК и Совет Народных Комиссаров РСФСР «в целях предупреждения хищнического использования богатств природы и эксплуатации населения островов, состоящих в ведении Управления» отменил право свободного въезда на острова и ввел новый порядок. Для проживания на о. Вайгач, о. Колгуев и Новой Земле, для занятий торговлей и промыслами въезд был возможен лишь с разрешения Управления. Исключение предоставлялось только членам союзного/российского правительства и членам Комитета содействия народам Севера. Регистрации подлежали государственные торговые и промышленные предприятия, кооперативные организации в соответствии с планом снабжения островов; участники научных экспедиций. В связи с этим постановлением функции и обязанности начальника Управления стали сильно отличаться от созданных местных советов.

Должность начальника новой структуры занял руководитель Островхоза и член Комитета Севера при Архангельском губисполкоме И. А. Перфильев. По некоторым данным, он занимал эту должность относительно недолго с марта 1925 по июнь 1927 гг.        Но в Архангельском областном краеведческом музее сохранилось несколько его личных документов, из которых видно, что 15 апреля 1927 г. Перфильева назначили уполномоченным по Управлению островами и выдали 28 мая 1927 г. «удостоверение на должность» за № 5553. 31 мая 1927 г. президиум Архангельского губернского исполкома постановил освободить Перфильева от работы в Губплане «ввиду нового назначения на должность уполномоченного по управлению островами Северного Ледовитого океана». Сохранился также акт от 4 января 1928 г. о сдаче Перфильевым всех дел по должности уполномоченного управлением островов [10].

Иными словами, Перфильев являлся руководителем Управления островами более длительный период до начала 1928 г. Вероятно, он использовал вторую половину 1927 г. для поездки на острова с научными целями. Недаром в автобиографии Иван Александрович вспоминал, что Вологодский обком ВКП(б) «отпустил меня на север в Архангельск, где я каждый год выезжал в Арктику». В книге «Материалы к флоре островов Новой Земли и Колгуева» он упомянул, что находился на о. Колгуев с 29 июля по 19 августа 1927 г. вторично посетил осенью 1927 г. и 4-30 сентября 1928 г.

На новой должности Перфильев начал энергичную деятельность в хозяйственной сфере, приступил к изучению растительных ресурсов, подготовил и издал статистический обзор «Архангельская губерния. Краткая экономическая география губернии». На заседании Бюро по изучению производительных сил плановой комиссии Северного края 25 февраля 1925 г. выступил с докладом «Об изучении тундровых пастбищ»[10. КП-5006/75 а, КП-5006/75 б]. Перфильев стремился на месте получить необходимую литературу по природе островов и от имени Северного комитета обратился в Комитет РСФСР содействия народностям Северных окраин с просьбой прислать литературу по быту малых народностей [10. КП-5006/73]. Перфильев практически расширял деятельность Управления. В 1927 г. в докладе о работе Управления на заседании Северного комитета основное внимание он уделил результатам ознакомления с хозяйством на о. Колгуев. Освобождение И. А. Перфильева от обязанностей начальника связано не только с реформированием Управления, но и с ухудшением его здоровья. В 1928 г. он вышел на пенсию, но не прекратил научной деятельности.

            Серьезные изменения в управлении островами проведены в 1929-1930-х гг. Постановления ВЦИК и СНК об управлении и изменении порядка въезда выделили острова в отдельную единицу районирования [11]. Из Новоземельской акватории были вытеснены норвежские промысловики и скупщики, возросла численность населения островов. В 1929 г. при образовании Северного края в составе Архангельской, Вологодской, Северо-Двинской губерний и Автономной области Коми (зырян), в Архангельскую область вошли острова Ледовитого океана. На островах создана структура обеспечения сквозного морского хода через моря Северного Ледовитого океана.

Хозяйственная деятельность управления островами

Другим направлением деятельности Управления островами стала хозяйственная деятельность. Освоение началось с Новой Земли, где строили жилые дома, школы-интернаты для детей всех становищ. Появились больница, медицинские пункты, столовые с хлебопекарней, бани, магазины. Создано несколько новых становищ. В июле 1925 г. Совнарком СССР освободил оседлое население от платежа всех государственных прямых налогов и сборов, а предприятия на Новой Земле – от промыслового налога [12]. Новоземельские промысловики стали поставлять на материк шкуры белых медведей и морских зверей, меха пушных зверей (песцов), клыки моржей, мясо, шерсть и пыжик оленей, яйца птиц, гагачий пух, рыбу голец и омуль.

Управление оказывало организационную поддержку научным исследователям. Новоземельскому отряду Северной гидрографической экспедиции помогало достроить радиостанцию на Маточкином Шаре. Поддержка Управления способствовала Новоземельскому отряду Северной экспедиции ВСНХ обнаружить у Южного острова несколько новых бухт. Новоземельская экспедиция Института по изучению Севера обнаружила летом 1925 г. на восточном побережье Северного острова несколько не нанесенных ранее на карты заливов и бухт. Географические открытия требовали расширения сферы влияния Управления островами, куда направили несколько изыскательских экспедиций: геолого-поисковую партию, геологическую экспедицию Северного геологоразведочного треста, Медную партию Московского геологоразведочного института, начали вести исследования ледникового покрова. И на о. Колгуев в 1925 г. после открытия полярной станции в пос. Бугрино, начались регулярные гидрометеорологические наблюдения [13].

Работа начальником Управления островами Ледовитого океана, по-видимому, отнимала все время, т.к. требовалось выполнение самых разных организационных мероприятий. Но И. А. Перфильев понимал, что для коренного населения мясо оленей являлось основным питанием и необходимо, прежде всего, организовать хорошие оленьи пастбища, выяснить их наличие и ресурсы. С этим связаны его поездки острова. Как писал Перфильев, тогда он не преследовал цель «специального изучения растительности этих холодных малоприветливых стран. Основными заданиями моими были, главным образом, хозяйственные» [3. С. 3].

В 1926 г. на пароходе «Мурман» гидрографической экспедиции Перфильев посетил на Новой Земле Белушью губу, Карельский мыс, Малые Кармакулы, Пуховую губу, о. Пуховый, Маточкин Шар и Поморскую губу, где произошла пересадка на пароход «Декрет», шедший в обратный рейс. Перфильев побывал в бухте Варнека на о. Вайгач. На суше ботанику удавалось находиться на каждой стоянке только по нескольку часов. Чтобы зафиксировать наибольшее число растительных видов он передвигался зигзагами, что позволило осмотреть бόльшую территорию. Летом 1927 г. Иван Александрович посетил о. Колгуев. Основное внимание было уделено исследованию арктической флоры. Эта экспедиция отражена в нескольких публикациях и документах, сохраненных в Институте биологии Коми НЦ УрО РАН.

Изучение флоры островов Новой Земли и Колгуева

И. А. Перфильев всегда тщательно собирал литературные данные и обдумывал специфику флоры и природы Арктических островов. Его специальных работ по этой теме обнаружено более десяти. Результаты поездки 1926 г. описаны в книге «Материалы к флоре островов Новой Земли и Колгуева», изданной тиражом 250 экз. на собственные средства и распространявшейся бесплатно. Наиболее подробно и многогранно отражена географическая и растительно-хозяйственная характеристика о. Колгуев [14]. Некоторые сведения приведены в публикациях по близкой тематике, написанных после 1927 г. [15, 16, 17].

            Книга «Материалы к флоре островов Новой Земли и Колгуева» целиком посвящена растительности Арктических островов. Всякий новый материал, по его мнению, полезен при разрешении интересных проблем флористики, систематики и фитосоциологии (раздела биологии на стыке ботаники, географии и экологии). «Поэтому я нахожу возможным, – объяснял автор, – опубликовать свои небольшие, главным образом флористические материалы, собранные попутно во время досуга и в своих служебных поездках по Новой Земле, о. Колгуеву и о. Вайгачу». Гербарный материал Перфильев отправил в Московский университет.

            В список растений, собранных на западном побережье южного острова Новой Земли и в бухте Варнека на Вайгаче, включено 160 номеров. Перфильев заключил, что наибольшее влияние на растительность оказывает не климат, а рельеф местности, который он характеризовал, как и растительность до мельчайших подробностей. Раньше исследователи замечали лишь небольшое разнообразие растительных сообществ с доминированием лишайников, но И. А. Перфильев подчеркивал, что на островах существует только тундровый мохово-лишайниковый тип растительности. Богатый конкретный материал позволил автору выйти на теоретический вывод: Новой Земле преобладает горно-арктическая растительность, которая моложе альпийской [3. С. 50].

Среди рукописных документов в Институте биологии Коми НЦ УрО РАН сохранены «Программа по изучению ягеля как производительной силы», полевой дневник о поездке на пароходе «Мурман» на о. Колгуев, небольшой русско-ненецкий словарь и рукописная тетрадь «Еще о растительности о. Колгуева». Тетрадь не датирована, но в ней имеются примечания: «Звездочкой отмечены виды, не найденные в прошлом годе и отсутствующие в «Материалах к флоре о.о. Новой Земли и Колгуев». Архск, 1928», «черновые записи карандашом за май 1929 г.», «гербарные образцы 1930 г.».

Тетрадь содержит латинские списки растений с точным описанием внешнего вида местонахождения, цветения, созревания плода, обсеменения, отмирания, «подготовки к перезимованию». Тетрадные поля пестрят дополнениями: «по А. П. Шенникову». «Еще прикинуть! Примеры (сосна, ель) и вообще лист[овые]. Хвойные на пределах своего существования», «Подтверждает мои предпол[ожения]», «Во внимание при следующем описании вида». В фенологических заметках имеется описание погоды на о. Маточкин Шар в 1925-1928 гг. по данным Управления по обеспечению безопасности кораблевождения на Северных морях. Для ботаника было важно, что «уже к началу сентября растительность острова находилась в последней стадии развития. Растения в большинстве закончили цветение и плодоносили или (меньшая часть) доцветали и плодоносили». Описания растений перемежаются рассуждениями автора на тему: «Чем объяснить запаздывание развития злаков, а также и разных видов, встреченных на о. Колгуев?».

Тут же зафиксированы первые обобщения: «Очевидно 1) Нов[ая] Земля. Раст[ения], находящиеся в сильно угнетающих условиях существования. 2) Колгуев, также в значительной степени условия угнетения сильны. 3) Тундры (северная ее часть) на открытых и р[авнинных местах] также в угнетенном состоянии, а в закрытых в более нормальных для существования их [зародыш] совсем иной. 4) В лесной зоне на торф[яном] бол[оте] условия […] нормальные, она в оптимальных условиях существования. Это растения не тундровой а лесной полосы!» (л. 60).

Разнообразные и точные наблюдения позволили Перфильеву сделать ряд фундаментальных научных предложений по развитию тундровых пастбищ, которые он рассматривал, как составную часть производительных сил.

Статистический обзор островов Ледовитого океана

            Статистический обзор островов Ледовитого океана представлен Перфильевым к книге «Архангельская губерния. Краткая экономическая география губернии». В предисловии он писал, что это первый опыт мало изученной экономической географии губернии. В книге четыре главы. Первая посвящена характеристике границ, площади, населения и путей сообщения. Вторая характеризует климат, почвы, животный мир и растительность. В третьей главе говорится о распределении площади губернии по угодьям, движении пашни и сенокосов и в целом о сельском хозяйстве. Последняя глава называется «Внеземледельческие занятия населения, соотношение частей дохода хозяйства и промышленность губернии».

По сведениям Перфильева, на о. Колгуев жило 175, на Новой земле – 157., на о. Вайгач – 26 чел., всего на всех островах по данным 1924 г. – 843 чел. [18] Автор писал, что экономика островов определяется размерами морских перевозок. Перфильев признал, что пастбищное оленеводство здесь носит покровительственный характер. Одним из результатов национализации 1923-1924 гг. стал пересчет всех оленей. Выяснилось, что на острове насчитывалось около 7400 голов. Он подчеркивал, что все внеземледельческие промыслы на Новой Земле в 1922 г. дали 56 348 руб., а в 1923 г. – 50 127 руб. но этот доход можно увеличить. Общая рыночная продукция тундрового оленеводства не велика и идет только на нужды самоедского населения. Тормозит развитие хозяйства островов отсутствие точных карт, т. к. «существующие географические карты соответствуют действительности лишь в очень отдаленной степени» [14. C. 35].

Перфильев писал, что отсутствует всестороннее описание о. Колгуев, хотя здесь имеется сравнительно большое оленеводческое хозяйство. Поэтому надо изучить его производительные силы: лишайники, ягельники и цветковые, от количества которых зависит корм оленям: «уже теперь на острове создалось положение, когда зимнего ягельного корма начинает не хватать и хозяйство в целом испытывает напряженное состояние, т.к. ягельники уже при таком количестве оленей являются сильно выкормленными и истощенными».

            Выводы

            С позиций современной науки, создание такой должности как начальник Управления островами Северного Ледовитого океана с определенными организационными функциями можно рассматривать как защиту геополитических границ страны. Деятельность И. А Перфильева была направлена на защиту и расширение социально-экономических интересов страны в районах Арктики. Его организационная работа как начальника Управления островов Северного Ледовитого океана была значительно расширена серией публикаций, содержащих новые сведения об этой части суши. Однако экономическая слабость России в этом регионе отчасти объясняет, почему его деятельность на этом посту оказалась непродолжительной. Ликвидация структуры Управления вызвана победой советской выборной демократической системы местного управления. Труды исследователя наполнены этнографическими наблюдениями о ненцах, живущих на Новой Земле, Колгуеве и Вайгаче, флористическими данными.

            Основным результатом научной деятельности И. А. Перфильева явилась его двухтомная работа «Флора Северного края», в которой автор подчеркивал, что северная граница растительности распространяется на архипелаги Земля Франца Иосифа и Новая Земля. Он значительно расширил список растений, выявленных на островах [19]. Научные исследования северных территорий Перфильева были тесно взаимосвязаны с государственно-политическими задачами освоения Арктики. Научный интерес Перфильева к систематике арктической флоры, современниками был оценен как выдающееся научное достижение страны.

Работы Перфильева позволяют выделить несколько крупных направлений его деятельности в Арктике: характеристика экономического состояния арктической суши и ее места в народном хозяйстве (занятия населения, развитие оленеводческого хозяйства, состояние кормовой базы для оленей), организация управления огромной территории островов в 1920-х гг., исследования по систематике и изучению растительности островов. В совокупности эти данные расширяют сведения об освоении Российской Арктики и развитии планомерных научных исследований в контексте формирования государственной территории.

Библиография
1.
http://all-politologija.ru/knigi/politologiya-uchebnoe-posobie/sushhnost-geopolitiki-i-osnovnye-geopoliticheskie-koncepcii 29.08.2016
2.
Лахтин В. Л. Права на северные полярные пространства. М.: Литиздат Народного Комиссариата по иностранным делам, 1928. 48 с. С. 12-13.
3.
Перфильев И. А. Материалы к флоре островов Новой Земли и Колгуева. Архангельск, 1928. 73 с.
4.
Дедов А. А. Иван Александрович Перфильев (К 15-летию со дня смерти) // Изв. Коми филиала Всесоюзного географического общества. Сыктывкар, 1957. Вып. 4. С. 169.
5.
Административно-территориальное деление Архангельской губернии и области в XVIII-XX веках. Справочник / сост. Л.В. Гундакова, Л.Н. Хруцкая, Н.А. Шувалов. Архангельск, 1997. 413 с.
6.
Поморская энциклопедия. Т. 1. История Архангельского севера. Архангельск: Поморский гос. ун-т, 2001. С. 415.
7.
Жудро И. С. Эволюция международно-правового режима Северного Ледовитого океана и национальные интересы России // Московский журнал международного права. 2016. № 2.
8.
Вылегжанин А. Н. Правовое положение Арктического региона в документах // Арктический регион. Проблемы международного сотрудничества. Т. 3. М., 2013. С. 27–29.
9.
Перфильев И. А. Краткий очерк самоедского быта на острове Колгуев // Северное хозяйство. 1928. № 1-2. С. 82-92.
10.
Архангельский областной краеведческий музей (АОКМ) КП-5006/49, КП-5006/50, 5006/51, 5006/55.
11.
Северная Азия. 1929. № 3. № 1025.
12.
О льготах населению островов Северного Ледовитого океана, подведомственных Управлению по колонизации и эксплуатации промысловых хозяйств на островах Северного Ледовитого океана. 21 июля 1925 г. Постановление Совнаркома СССР // Библиотека нормативно-правовых актов СССР http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_2400.htm 08.03.2018.
13.
Государственный архив Архангельской области. О становище Бугрино о. Колгуев. Архивная справка (Администрация МО Колгуевский сельсовет // http://kolgadm.ru/istoriya.html 07.03.2018).
14.
Перфильев И. А. Краткий очерк географии острова Колгуев // Северное хозяйство. 1928. № 10-12. С. 78-84.
15.
Перфильев И. А. Оленьи пастбища Северного края / ред., предисловие И. А. Перфильева. Сб. 1. Архангельск: изд. Севкрайгосторга. 1930.
16.
Перфильев И. А. Схема организации обследования тундровых пастбищ в Сибири // Советский север. 1931. № 1.
17.
Перфильев И. А. Эндемики Архангельской флоры // Ботанический журнал. Т. XXIV. 1939. № 4. С. 292-311.
18.
Перфильев И. Архангельская губерния (краткая экономическая география губернии). Архангельск: Изд-во «Призыв», 1925. 114 с. С. 9-10.
19.
Перфильев И. А. Флора Северного края. Ч. I. Высшие споровые, голосеменные и однодольные. Архангельск: Севкрайгиз, 1934. 160 с.; Ч. II-III. Двудольные. Архангельск: Севкрайгиз, 1936. 398 с.
References (transliterated)
1.
http://all-politologija.ru/knigi/politologiya-uchebnoe-posobie/sushhnost-geopolitiki-i-osnovnye-geopoliticheskie-koncepcii 29.08.2016
2.
Lakhtin V. L. Prava na severnye polyarnye prostranstva. M.: Litizdat Narodnogo Komissariata po inostrannym delam, 1928. 48 s. S. 12-13.
3.
Perfil'ev I. A. Materialy k flore ostrovov Novoi Zemli i Kolgueva. Arkhangel'sk, 1928. 73 s.
4.
Dedov A. A. Ivan Aleksandrovich Perfil'ev (K 15-letiyu so dnya smerti) // Izv. Komi filiala Vsesoyuznogo geograficheskogo obshchestva. Syktyvkar, 1957. Vyp. 4. S. 169.
5.
Administrativno-territorial'noe delenie Arkhangel'skoi gubernii i oblasti v XVIII-XX vekakh. Spravochnik / sost. L.V. Gundakova, L.N. Khrutskaya, N.A. Shuvalov. Arkhangel'sk, 1997. 413 s.
6.
Pomorskaya entsiklopediya. T. 1. Istoriya Arkhangel'skogo severa. Arkhangel'sk: Pomorskii gos. un-t, 2001. S. 415.
7.
Zhudro I. S. Evolyutsiya mezhdunarodno-pravovogo rezhima Severnogo Ledovitogo okeana i natsional'nye interesy Rossii // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 2016. № 2.
8.
Vylegzhanin A. N. Pravovoe polozhenie Arkticheskogo regiona v dokumentakh // Arkticheskii region. Problemy mezhdunarodnogo sotrudnichestva. T. 3. M., 2013. S. 27–29.
9.
Perfil'ev I. A. Kratkii ocherk samoedskogo byta na ostrove Kolguev // Severnoe khozyaistvo. 1928. № 1-2. S. 82-92.
10.
Arkhangel'skii oblastnoi kraevedcheskii muzei (AOKM) KP-5006/49, KP-5006/50, 5006/51, 5006/55.
11.
Severnaya Aziya. 1929. № 3. № 1025.
12.
O l'gotakh naseleniyu ostrovov Severnogo Ledovitogo okeana, podvedomstvennykh Upravleniyu po kolonizatsii i ekspluatatsii promyslovykh khozyaistv na ostrovakh Severnogo Ledovitogo okeana. 21 iyulya 1925 g. Postanovlenie Sovnarkoma SSSR // Biblioteka normativno-pravovykh aktov SSSR http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_2400.htm 08.03.2018.
13.
Gosudarstvennyi arkhiv Arkhangel'skoi oblasti. O stanovishche Bugrino o. Kolguev. Arkhivnaya spravka (Administratsiya MO Kolguevskii sel'sovet // http://kolgadm.ru/istoriya.html 07.03.2018).
14.
Perfil'ev I. A. Kratkii ocherk geografii ostrova Kolguev // Severnoe khozyaistvo. 1928. № 10-12. S. 78-84.
15.
Perfil'ev I. A. Olen'i pastbishcha Severnogo kraya / red., predislovie I. A. Perfil'eva. Sb. 1. Arkhangel'sk: izd. Sevkraigostorga. 1930.
16.
Perfil'ev I. A. Skhema organizatsii obsledovaniya tundrovykh pastbishch v Sibiri // Sovetskii sever. 1931. № 1.
17.
Perfil'ev I. A. Endemiki Arkhangel'skoi flory // Botanicheskii zhurnal. T. XXIV. 1939. № 4. S. 292-311.
18.
Perfil'ev I. Arkhangel'skaya guberniya (kratkaya ekonomicheskaya geografiya gubernii). Arkhangel'sk: Izd-vo «Prizyv», 1925. 114 s. S. 9-10.
19.
Perfil'ev I. A. Flora Severnogo kraya. Ch. I. Vysshie sporovye, golosemennye i odnodol'nye. Arkhangel'sk: Sevkraigiz, 1934. 160 s.; Ch. II-III. Dvudol'nye. Arkhangel'sk: Sevkraigiz, 1936. 398 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"