по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Инородческий общественный капитал: источники формирования и направления расходования
Лиджиева Ирина Владимировна

кандидат исторических наук

ведущий научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Калмыцкий научный центр Российской академии наук»

358009, Россия, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Илишкина, 8

Lidzieva Irina Vladimirovna

PhD in History

Leading Scientific Associate, the sector of History and Archeology, Kalmyk Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

358009, Russia, respublika Kalmykiya, g. Elista, ul. Ilishkina, 8

irina-lg@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является инородческий общественный капитал как средство интегрирования кочевых народов в общеимперское правовое, экономическое и социокультурное пространство. Особое внимание уделяется проблеме формирования доходной части и расходным статьям финансовых фондов кочевых народов Юга России: калмыков, ногайцев и туркмен. Анализ документальных материалов показал, что указанные финансовые фонды имели калмыки Астраханской губернии, в Ставропольской губернии калмыки Большедербетовского улуса и Магометанский общественный капитал – ногайцы и туркмены, а также мирские капиталы на уровне обществ. Методологической основой исследования являются принципы историзма и объективизма. В качестве методов исследования использованы: статистический, позволивший дать количественную характеристику общественных капиталов кочевых народов и реконструктивный – восстановить бюджетный механизм. Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на основе анализа документальных материалов, рассмотрена проблема формирования и расходования средств инородческих общественных капиталов кочевых народов Юга России в контексте имперской политики, направленной на интеграцию региональных окраин в условиях модернизации экономики в XIX - начале XX вв.

Ключевые слова: инородцы, общественный капитал, бюджет, расходы, доходы, калмыки, ногайцы, Юг России, туркмены, кочевые народы

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.6.25561

Дата направления в редакцию:

01-03-2018


Дата рецензирования:

26-02-2018


Дата публикации:

14-06-2018


Abstract.

The subject of this research is the foreign social capital as the means of integrating the nomadic people into the imperial legal, economic, and sociocultural space. Particular attention is given to the formation revenues and expenditures of the financial foundations of the nomadic people from South Russia: Kalmyks, Nogais, and Turkmens. The analysis of documental materials demonstrated that the indicated financial foundations used to have the Kalmyks of Astrakhan Governorate, Stavropol Governorate and Bolshederbetovsky Ulus, as well as the secular capital at the societal level. Methodological bases contains the principles of historicism and objectivism. The author also uses the statistical method that allowed giving a quantitative characteristic to the social capitals of the nomadic people, as well as the reconstructive method thaet rstored the budget mechanism. The scientific novelty lies in the fact that for the first time leaning on the analysis of documental materials, has been reviewed the problem of formation and depletion of the means of foreign social capitals of the nomadic people of South Russia in the context of imperial policy aimed at integration of the regional suburbs in terms of economic modernization in the XIX – early XX centuries.

Keywords:

South of Russia, nogays, kalmyks, income, expenses, budget, social capital, foreigners, turkmen, nomadic people

По данным приведенным И. В. Бентковским «Кочевые народы магометане: Трухмяне, Едисанцы, Едишкульцы, Джембулуковцы и Караногайцы занимают северо-восточную и восточную часть Ставропольской губернии, а Калмыки, северо-западную. Пространство, занимаемое первыми, по новейшим вычислениям землемера магометанского управления, простирается до 2 284 168, а последними – до 313 106 дес. Всего под кочевьями инородцев 2 597 274 дес., или 24 973 версты» [1, с. 2].

Указанные народы, издавна обитавшие на степных пространствах Юга России, согласно имперскому законодательству сохраняли право на самоуправление в соответствии с их обычаями и традициями. Правовой статус кочевых инородцев закреплялся законодательными актами, направленными на их интегрирование, прежде всего, в экономическое пространство империи, но с сохранением традиционных элементов управления. Деятельность органов местного самоуправления как любого публичного института нуждались в финансовом обеспечении. Законодателем данный аспект был предусмотрен в нормативных правовых актах регулирующих жизнедеятельность указанных народов. Так, например, в статье 90 «Устава для управления ногайцев и других магометан, кочующих в Кавказской области» от 6 февраля 1827 г. отмечается, что «Представляется обществам составить и иметь у себя общественные суммы независимо от сборов денег на повинности» [12].

Статья 4 главы I «Положения об управлении калмыцким народом» от 23 апреля 1847 г. гласит: «Для поощрения и выдачи пособия и наград калмыкам и вообще для устройства их учреждается особенный капитал, под названием общественный капитал калмыцкого народа» [13]. Назначение средств из общественного капитала, источники его пополнения и процедура расходов прописаны в главе VII данного Положения. Однако, «в калмыцком обществе XVIII в., – как отмечает А. И. Карагодин, – существовали две разнотипные формы податей. Кроме известного албана, существовала еще и абулга, о которой не упоминают авторы работ о калмыках. Абулга была характерна для патриархально-общественных отношений, албан – для обществ уже с отношениями эксплуатации. Дальнейшее развитие податных отношений, отчуждение прибавочного продукта непосредственных производителей осуществлялось по линии синтеза абулгагариина (что можно определить как расходы в интересах всего общества) и албана (подать в пользу отдельных лиц)» [5, с. 41].

Таким образом, для финансового обеспечения институтов местного самоуправления кочевых народов Юга России, на законодательном уровне была закреплено право введения денежных сборов для пополнения общественного капитала. Изучение исторического опыта функционирования общественных финансовых фондов, в контексте имперской политики, направленной на интеграцию региональных окраин в условиях модернизации экономики в XIX - начале XX вв., актуально в современных условиях построения гражданского общества, в котором инициатива населения и соответственно финансовые возможности для их реализации являются краеугольным камнем.

Предметом исследования данной статьи является инородческий общественный капитал кочевых народов Юга России, на примере калмыков, ногайцев и туркмен, в XIX – начале XX вв.

В качестве методов исследования использованы: статистический, позволивший дать количественную характеристику общественных капиталов кочевых народов и реконструктивный – восстановить бюджетный механизм.

Согласно статье 84 «Положения об управлении калмыцким народом» 1847 г. «в состав общественного калмыцкого капитала поступают: 1) остатки от суммы, собираемой на содержание управления; 2) суммы, выручаемые за оброчные статьи; 3) сбор за билеты, выдаваемые калмыкам на отлучку для найма в работы; 4) штрафные деньги по решению улусных Зарго, а также штрафы, взыскиваемые за неявку на сход, за оставление на прокормление у калмыков скота, принадлежащего посторонним лицам; 5) деньги, следующие в пользу родового или аймачного зайсанга в тех аймаках, где его не будет» [13].

Источниками дохода магометанского общественного капитала в соответствии со статьей 91 «Устава для управления нагайцев и других магометан Кавказской области» являются: «1) с рыбных ловель, если оные в землях общества имеются; 2) со скота пасомого на степях общества посторонними людьми; 3) с промышленников, производящих по аулам торговлю товарами; 4) из остатков суммы, получаемой от казны за развозку провианта» [12, с. 155].

Анализ нормативных правовых актов, регулирующих жизнедеятельность калмыков Астраханской губернии и магометан Ставропольской губернии, показывает, что основными источниками доходов общественных капиталов являлись суммы, выручаемые за оброчные статьи, учрежденные на землях, отведенных в пользование народа, а также за всевозможные штрафы и сборы.

В соответствии со статьей 86 «Положения об управлении калмыцким народом», расходы из общественного капитала производились Палатою Государственных Имуществ по назначению Главного Попечителя до 300 руб. серебром ежегодно, а на большую сумму, с разрешения Министра Государственных Имуществ [13].

Данные представленные в таблице 1, составлены по отчетам Главного попечителя калмыцкого народа, отложившихся в фондах Национального архива Республики Калмыкия, и показывают состояние общественного калмыцкого капитала с 1872-1891 гг.

Таблица 1. Состояние общественного калмыцкого капитала

Год

Поступило в общественный капитал в текущем году

Размер общественного капитала с остатком прошлого

Израсходовано в текущем году

Из них на народное образование

Из них на народное здравоохранение

1872 г.

153 633,97

313 479,84

207 698,70

14 166,04

4 168,13

1873 г.

58 076,29

217 922,29

214 666,67

14 091,48

3 185

1874 г.

71 043,57

73 100,30

61 987,22

12 265,95

3 335,2

1875 г.

81 169,81

95 941,15

63 437,39

13 873,30

3 160

1877 г.

84 052,63

93 240,35

85 508,40

13 008,49

5 071,99

1878 г.

67 210,46

79 942,42

68 084,75

13 834,54

3 267,50

1885 г.

71 581

77 805

61 849,35

11 527,65

3 281,92

1886 г.

97 844,23

113 800,43

76 501,90

20 004,73

5 222,42

1887 г.

11 1842,51

149 141,68

88 425,76

22 331,68

7 575,81

1888 г.

106 680,39

167 396,31

148 736,29

20 406,10

11 703,70

1889 г.

112 76,61

131 425,59

110 632,20

21 710,10

7 324,38

1890 г.

68 662,94

89 456,52

75 229,80

17 813,65

8 397,37

1891 г.

96 964,85

111 191,57

89 107,61

15 722,84

5 825,45

В таблице 1 представлены сведения о поступлениях в текущем году, остатки с прошлого года, сумма, израсходованная в текущем году, а также расходы на образование и медицинскую часть в Калмыцкой степи. Акцентирование внимания на расходах, связанных с устройством в сфере образования и здравоохранения, по мнению автора, обусловлено тем, что именно эти направления в большей мере соответствуют назначению общественного капитала. Наименьшие суммы поступлений, как видно из таблицы, были в 1873 г. и 1874 г., что было обусловлено суровой зимой и падежом скота и как следствие ухудшением положения населения, что отразилось на сборах в общественный капитал. Так, если в 1874 г. размер поступлений взысканных только с калмыков, не имеющих родовых зайсангов составил 563 руб. 60 коп., то в 1888 г., когда наблюдается одна из наибольших сумм поступлений в счет общественного калмыцкого капитала, – 1 674 руб. 75 коп., т. е. больше почти в три раза. Между тем, как видно из данных представленных в таблице 1, размер расходов на социальные сферы, образование и здравоохранение, пострадал незначительно. На наш взгляд это связано с тем, что, во-первых это незначительные суммы, составлявшие в процентном соотношении не более 20 % от всех годовых доходов. Во-вторых, увеличение финансирования образования было обусловлено правовыми и социокультурными предпосылками индустриализационных процессов, происходивших в стране во второй половине XIX – начале XX вв., которыми и была продиктована необходимость в грамотных и квалифицированных кадрах.

Доходы и расходы общественного калмыцкого капитала за 1874 г. представленные в таблице 2, показывают основные источники поступления и статьи расходования средств, а также конкретизируют статьи расходов. Так, в статью «медицинская часть» включены расходы, понесенные при закупке медикаментов и содержание Яндыковской лечебницы.

Таблица 2. Доходы и расходы общественного калмыцкого капитала

за 1874 год [11, л. 86-89]

Статьи доходов и расходов

Сумма

Доходы

1. 1

За выданные калмыкам билеты для найма в работы

1 905,68

2.

Взысканные разными лицами за содержание из оброка калмыцких земель и других угодий

17 647,81

3.

1) Взысканные с разных лиц за выпас скота на калмыцкой земле

1 429,17

4.

1) Взысканные с разных лиц за порубку леса на лесных плантациях

134,48

5.

1) Собранные с калмыков не имеющих родовых зайсангов в общественный капитал

563,60

6.

1) Перечисленные свободные остатки от сборов калмыков на содержание Управления

49 000

7.

1) Оставшиеся из числа, отпущенные на содержание арестантов и на прочих чиновников

28,71

8.

2) Оставшиеся из числа отпущенных на содержание служащих чиновников Управления

179,26

9.

3) Вырученные через продажу старой лодки в Мочагах

16,55

10.

4) Перечисленные хозяйственной части Управления Гос. Имуществ на пополнение уплаченных за страхование дома с постройками Калмыцкого Управления в общество

123,24

11.

5) Изысканные с Сандлера излишне выданные ему за постройку вещей для Эркетеновского улуса

2

12.

1) Оставшиеся из числа выданных межевщику Купецкому на расходы по вырезке дорог в очередном кочевье калмыков

23,30

Расходы

13.

1. Отпущено на содержание воспитанников училища детей калмыков, обучающихся в гимназии, фельдшерскому искусству, кончивших курс в училище детей калмыков, находившихся для практических занятий при главном Управлении общие расходы на содержание воспитанников

3 739,1

14.

Отпущено на содержание воспитанниц женского калмыцкого училища

3 063,81

15.

Употреблено на расходы на содержание литографии Управления, служащих в оной лиц, заготовление бумаги для печатания разного рода банков

778,65

16.

Выдано служащим по Женскому училищу в пособие за 1873 год

270,81

17.

Выдано на содержание Заведывающего архивом Управления

300 руб.

18.

Отпущено на содержание лесных кондукторов, надзирателей и сторожей находящихся на лесных плантациях, в степях, а реально приобретение культурных инструментов, разных лесных материалов и для платы рабочим по лесоразведению

1653,71

19.

Уплачено за страхование дома Калмыцкого Управления

369,70

20.

Отпущено на содержание улусных школ в казенных улусах

5 463,95

21.

1. Отпущено на содержание участков Казачьей команды, находящихся при разъездных улусных командах из калмыков и ветеринарных учеников на их содержание

612,82

22.

Отпущено на содержание улусных демчеев

100

23.

Выдано пенсии вдове Яндыковского улуса калмычке Булгун

699,99

24.

Выдано бедным калмыкам в пособие

300

25.

Выдано разным чиновникам на уплату прогонов при разъездах их по делам службы, на содержание арестантов

793,43

26.

Перечислено в депозиты Астраханской Казенной Палаты на () средств по счетоводству и хранении Калмыцких сумм

650

27.

Перечислено в депозиты Астраханской Судебной Палаты на добавочное содержание чиновников той Палаты

1 035,39

28.

Перечислено в пособие Государственного Казначейства Контрольного Отделения Департамента Общих дел

3 500

29.

Опущено в Канцелярию прокурора

24,92

30.

Выдано вдове умершего зайсанга Хошеутовского улуса Манжиковой в пособие

60,70

31.

Перечислено в пособие Государственному Казначейству на содержание Калмыцкого Управления

9 589,5

32.

Употреблено на ремонт казенных зданий в улусах

477

33.

Отпущено на содержание Яндыковской лечебницы

3 160

34.

Употреблено на изготовление призов для конной скачки и выставки калмыцкого скота

800

35.

Выдано опекуну над малолетним зайсангом Хошеутовского улуса в пособие

72

36.

Переедено на Департамент общих дел с употреблением на перевод денег в пользу отделения Банка

20 040

37.

Перечисленные в ресурс Государственного Казначейства оставшиеся от жалованья надзирателя Полякова как неправильно поступившие в общественный капитал

40

38.

Выдано поверенному крестьян Астафурову в возврат

155,69

39.

Перечислено в депозиты Правления Рыбных промыслов, ошибочно записанные казначейством арендные деньги, поступившие с купца Афанасьева

701,94

40.

Перечислено в специальные средства Губернской типографии за печатание объявлений в ведомостях

24

41.

Выдано в пособие смотрителю училища

500

42.

Выдано на воспитание детей бухгалтеру Долинскому

150

43.

Отпущено для удовлетворения путевого содержания урядников и приказных

89,33

44.

Отпущено на расходы по устройству лодок в Мочагах и для управления Калмыцким народом

275

45.

Уплачено за квартиру для Лесного надзирателя в Малодербетовском улусе

22

46.

Употреблено при разбивке общаго очередного кочевья на проведение дорог

1 162,86

47.

На заготовление медикаментов для улусов

175,2

48.

Отослано в Киевское Управление Государственных Имуществ для выдачи генерал-майору Костенкову в пенсию

761,49

49.

Отпущено на первоначальное обзаведение при женских школах в улусах

300

50.

Употреблено на заготовление книг для вспомогательных касс в улусах

4,93

51.

Итого по доходной части:

71 043,51

52.

Итого по расходной части:

61 987,22

Распределение расходов по следующим направлениям в процентном соотношении составило: образование – 20,2 %; здравоохранение – 5,4 %; социальная сфера – 3,4 %; охрана общественного порядка – 1 %; управление – 29 % и организационные расходы по управлению – 41 %, т. е. более половины средств общественного калмыцкого капитала направлялось на содержание органов исполнительной власти, в лице Управления калмыцким народом. Статья расходования «социальная сфера» включала оказание помощи не только беднейшему населению, но и выдачу различных пособий. Например, согласно документу Министерства государственных имуществ от 4 октября 1884 г. за № 594 на имя Главного Попечителя калмыцкого народа о том, что «Государь Император», на основании докладной записки попечителя Калмыцкого Базара надворного советника Петра Людвиговича Скибневского от 17 июля 1884 г. о исходатайствовании пособия детям Александра Людвиговича Скибневского, «назначил дочери умершего Надворного советника Скибневского пособия для окончания курса в Астраханской женской гимназии из средств калмыцкого общественного капитала (270 руб.) для уплаты за воспитание в вышеупомянутой гимназии полной пенсионеркой в течение настоящего учебного года» [3, б/л]. В отчете Главного попечителя за 1892 г. значатся суммы к выдаче в виде пособия вдове швейцара Управления калмыцким народом – 225 руб. и дочери коллежского советника Шеверевой – 50 руб. [3, л. 70]. Как утверждает С. В. Фарфоровский, в 1801 г. государь повелевает «удобными и кроткими средствами стараться склонять кочующих людей к перемене образа жизни, к хозяйственному заведению порядочных селений» [18, с. 7], но между тем большая часть средств из фонда, созданного для достижения указанной цели, направляется на выплату жалованья служащим, социальную поддержку их семей и организационные расходы. Во всей этой структуре расходов, практически нет места ассигнованиям на экономические мероприятия, т. е. на то самое «благоустройство», для которого и создавался этот финансовый инструмент.

Основной доходной статьей, как показывают данные представленные в таблице, ежегодно являлась отдача в аренду оброчных земель. Механизм образования указанных земель приведен на примере Большедербетовского улуса С. В. Фарфоровским, который основываясь на данных годового отчета улусного попечителя за 1907 г., приводит следующую информацию: «Пространство, занимаемое улусом, исчисляется в 286 916 десятин земли. Территорию улуса составляют земли: а) душевой надел калмыцких родовых обществ 210 418 десятин, б) надел привилегированного сословия 3 797 десятин, в) надел ламайского духовенства 3 765 десятин, г) отведенные для поселения крещеных калмыков Князе-Михайловского поселка 7 744 десятины, д) 50 173 десятины запасной земли составляют оброчные участки, 225 находятся под хутором, лесом и садом на участке «Башанта» (бывшее имение нойона Гахаева), 68 десятин неудобной земли. Наконец калмыкам принадлежит и 5 020 десятин, находящихся под частью озера Маныч. Свободная калмыцкая земля в количестве 49 880 десятин разделяется на 21 оброчный участок. Эти участки отдаются в аренду с торгов под выпас скота, сенокошение и распашку для посева хлеба не более 1/3 всего участка на сроки от 6 до 12 лет по цене от 60 коп. до 5 руб. за десятину» [17, с. 15]. Подробно процедура сдачи земли в аренду с торгов была рассмотрена автором ранее [6, с. 14-21]. Земли кочевников как Астраханской, так и Ставропольской губерний были расположены в степной зоне, почвы которой не способствовали развитию земледелия, да и большая нагрузка при выпасе скота, приводила к появлению песков. В этих условиях, общества не раз обращались к властям с просьбами о сокращении числа оброчных земель.

Тяжелое материальное положение вынуждало калмыков способы прокормления на стороне, что также становилось источником дохода общественного капитала. Усиления процесса отходничества было связано с климатическими катаклизмами, которые наносили значительный ущерб скотоводческому хозяйству.

Рисунок. 1. Сведения о бюджете калмыцкого общественного капитала (1855-1890 гг.)

Статистические сведения о состоянии общественного калмыцкого капитала за период с 1855 по 1890 гг., основанные на отчетах Главного попечителя калмыцкого народа (рис.1), позволяют сделать вывод о том, что интенсивность процесса приобщения населения Калмыцкой степи к системе рыночных отношений, усилила процесс поляризации общества, т. е. привела к разорению значительной части калмыков-простолюдинов. На протяжении второй половины XIX в. в результате переселения крестьян из центральных губерний империи, а также кризиса кочевого хозяйства в Калмыцкой степи, обусловленного малоземельем, поступление сборов с калмыков неуклонно снижалось. Такой вывод подтверждается сведениями о бюджете общественного калмыцкого капитала за 1855-1890 гг.

В Ставропольской губернии кочевые народы, находившиеся под управлением Главного Пристава кочевых народов, ногайцы и туркмены имели магометанский общественный капитал и калмыки Большедербетовского улуса – калмыцкий общественный капитал. Кроме того у каждого народа в отдельности были свои мирские (домашние) капиталы. Расходование средств мирских общественных капиталов было возможным только по решению общественного схода и с утверждения органов исполнительной власти на местах, т. е. по ходатайству попечителя улуса или частного пристава Главным Попечителем калмыцкого народа Астраханской губернии или Главным Приставом кочующих народов Ставропольской губернии. Так, статья 27 Устава гласит: «Главный Пристав вообще имеет попечение о взыскании доходов в обществах и о умножении их от таких предметов кои не составляют налога, или сбора с народа. Он наблюдает, дабы суммы общественные употреблялись не инако, как по согласию и приговору общества на предметы прямой надобности и чтобы остатки сумм находились в наличности» [12]. Исходя из данного положения, в отчетной документации Управления кочующих народов Ставропольской губернии, было необходимо указывать состояние общественных инородческих капиталов. Так, например, в генеральном отчете Главного Пристава кочующих народов за 1884 г. в разделе «О приходе и расходе сумм по Управлению кочующих инородцев Ставропольской губернии» даны подробные сведения о поступлениях и расходовании средств из общественных капиталов: Магометанского, Калмыцкого, Ачикулакского, Караногайского, Трухменского, а также остаток на 1 января следующего календарного года [2, л. 1-2].

Проект доходной и расходной части аймачного бюджета также должен был утверждаться вышестоящим начальством. Главный пристав кочующих народов Ставропольской губернии в своем письме попечителю Большедербетовского улуса предписывает «разрешить старшинам и опекунам собрать аймачные сходы 30 ноября 1889 г. в родах Большедербетовского улуса для постановления приговоров о приходах, имеющих поступать в 1890 г. и о расходах, предполагаемых в том же году и кроме того старшинам 2-го Багатуктунова рода рассмотреть вопрос об отдачи в аренду участка земли и о раскладке общественных родовых сумм» [14, л. 3].

Проект формирования бюджета общественного управления на предстоящий год расписан в одном из аймачных приговоров Большедербетовского улуса от 26 сентября 1895 г. [10, л. 1-2] и представлен в таблице.

Таблица 3. Проект бюджета аймачного общества на 1896 г.

Ожидаемый доход

Расходы

1) рента за участок в 2 500 десятин – 1 600 руб.;

2) рента за участок в 6 000 десятин за 1892, 1893, 1894, 1895 и 1896 гг. по 200 руб. – 10 000 руб.;

3) рента за участок в 1 500 десятин за 1892, 1893, 1894, 1895, 1896 гг. по 1 100 руб. – 5 500 руб.;

4) рента за участок в 1 200 десятин – 1 200 руб.;

5) за прогон и выпас скота – 100 руб.

Итого: 18 400 руб.

1) жалованье:

– родовому старшине – 120 руб.;

– родовому писарю – 240 руб.

– пяти хотонным старостам по 15 руб. в год – 75 руб.;

– на наем писца для ведения общественных родовых книг – 50 руб. 44 коп.

2) налоги:

– воинский налог – 115 руб.;

– кибиточный сбор – 1 782 руб.;

3) содержание общественных помещений:

– улусной станции – 168 руб. 14 коп.;

– отопление помещений улусного управления – 61 руб.;

– содержание родовой почтовой станции – 808 руб. 16 коп.;

– на отопление общественной родовой канцелярии с 1 января по 1 апреля и с 1 ноября по 1 января 1897 г. по 3 руб. в месяц – 15 руб.;

– на ремонт общественных зданий: родовой канцелярии, казармы улусной команды, хлебных магазинов и сараев – 15 руб.

4) общественные нужды:

– три религиозных буддийских праздника – 60 руб.;

– на приобретение саженцев и разведение общественного леса – 150 руб.;

– на выдачу пособия лишенному зрения калмыку Бадьме Деленгинову – 36 руб.;

5) оплата покупок:

– канцелярские расходы – 15 руб.;

– хлебная сортировка с доставкой из Ростова – 110 руб.;

– покупка 4-х – 233 руб.

Итого: 4 179 руб. 39 коп.

Данные представленные в таблице свидетельствуют о том, что основным источником доходов мирских капиталов являлись оброчные статьи. При этом, по мнению самих чиновников, «многие арендные статьи, давая весьма малый доход в калмыцкий капитал, по случаю неудобства и несвоевременности торгов, что в степи явление обыкновенное и неизбежное, стесняя калмыков пастбищами, являются недостатком в их хозяйстве, вернуть калмыкам нужные для них участки было бы благодеянием» [8, л. 19]. Кроме того, по мнению современных исследователей, «В цифровом выражении земли, переданные властями кочевым народам северо-восточного Кавказа в ˮвечное пользованиеˮ, выглядели довольно внушительно – свыше 2 млн. дес., но большая часть этой земли была непригодна для хозяйственного использования» [4, с. 48].

Несмотря на кажущийся профицитный бюджет, расходные статьи общества очень скромные. Можно предположить, что пункты 2 и 3 таблицы 3, в разделе «доход» имеют формальный характер. Оплата ренты не производилась на протяжении ряда лет арендатором, нойоном Михаилом Михайловичем Гахаевым. В связи с этим общество рассчитывало только на средства, которые реально могли поступить в доход общественного капитала. Следует отметить, что по данным Н. Львовского, содержание улусного управления в Большедербетовском улусе ежегодно обходилось в 6 100 руб., из них только жалованье попечителя улуса составляло 1 500 руб. [7, с. 18]. Кроме того, природные катаклизмы и несчастные случаи могли нанести урон имущественному положению населения, следствием чего являлись незапланированные расходы из общественного капитала. Так, 17 июля 1882 г. во время пожара у калмыков Шеретова и Тарачинерова родов Большедеретовского улуса было уничтожено имущество на общую сумму 7 609 руб. В связи со случившимся Главный Пристав кочующих народов Ставропольской губернии направляет ходатайство на имя губернатора об оказании помощи пострадавшим численность, которых составила 21 человек. По решению Главноначальствующего гражданской частью на Кавказе было выдано «из калмыцкого общественного капитала заимообразное пособие в размере 10 % с суммы понесенного каждым из них убытка, всего 98 руб., сроком на пять лет» [9, л. 11]. В 1888 г., по окончании оговоренного срока, оставшаяся недоимка в размере 57 руб. 30 коп. была списана в связи с несостоятельностью одних и смертью других получивших в 1882 г. пособие.

Динамика состояния общественного калмыцкого капитала Большедербетовского улуса показана на рисунке 2. Значительные колебания доходов в мирской капитал, при традиционном экстенсивном способе хозяйствования, во многом были обусловлены климатическими условиями, а также сокращением пастбищных земель.

Рисунок. 2. Динамика состояния общественного калмыцкого капитала Большедербетовского улуса

Ведомость о состоянии домашних (мирских) капиталов по Трухменскому и Ачикулакскому приставствам за 1898 г., приведенная в отчете Главного пристава кочующих народов и представленная в таблице 3, показывает финансовые возможности отдельно взятого общества.

Таблица 4. Ведомость о состоянии домашних (мирских) капиталов по Трухменскому и Ачикулакскому приставству на 1 января 1899 год [15, л. 10]

Билетами кредитных учреждений

Наличными

Итого

Рубли

Коп.

Рубли

Коп.

Рубли

Коп.

Трухменское приставство:

Трухменскаго Общественнаго Капитала принадлежащего кочевникам.

Аульные капиталы

4 937

37

4 937

37

Эдисан Гора

-

-

55

44

55

44

Малого Барханчика

2 000

-

389

31

2 389

31

Большого Барханчика

42 500

-

2 832

29

45 332

29

Маштак Кулак

28 000

-

976

22

28 976

22

Чур

9 000

-

1 279

72 ½

10 279

72 ½

Кучерли

22 500

-

1 506

5

24 006

5

Куликовы Копани

12 500

-

400

79

12 900

79

Шарахалсун

76 500

-

1 080

8 ½

77 580

8 ½

Юсуп Кулак

12 000

-

819

15

12 819

15

Эдильбай

4 500

-

999

53

5 499

53

Айгур

6 000

519

89

6 519

89

Башанта

2 500

-

306

64 ½

2 806

64 ½

Озек Суат

3 000

-

2 448

37

5 448

37

Училищных сумм по двум школам при Зимней и Летней Трухменских ставках

1 500

-

1 266

56

2 766

56

Итого:

222 500

-

14 880

5 ½

237 380

5 ½

Ачикулакское приставство:

Ачикулакского общественнаго капитала

-

-

401

40

401

40

Едисанского общественнаго капитала

38 500

-

1849

17

40 349

17

Ильяс Киштавскаго аульного капитала

15 000

-

965

63

15 965

63

Камышбурунскаго аульного капитала

500

-

857

15

1 357

15

Училищнаго капитала

2 500

-

18

28

2 518

28

Итого:

56 500

-

4 091

63

60 591

63

А всего по двум приставствам

279 000

-

18 971

68 ½

297 971

68 ½

Основным назначением мирских капиталов являлась благоустройство и оказание социальной помощи нуждающимся. На эти суммы производились и постройки общественных хлебных амбаров, плотин, прудов и колодцев; покупались земледельческие орудия и лесной материал. В целом расходы бюджетов органов местного самоуправления следует разделить, прежде всего, на расходы, связанные с решением вопросов местного значения и расходы, связанные с исполнением государственных повинностей.

Анализ делопроизводственной документации органов местного самоуправления кочевых народов Ставропольской губернии, свидетельствует о том, что между обществами практиковалось оказание взаимопомощи в виде выдачи финансовых средств на определенный срок. Так, в постановляющей части приговора принятого на сходе туркменского народа состоявшегося с 25-30 октября 1912 г. указано: «Принимая во внимание, что единоверное нам Ачикулакское ногайское общество действительно испытывает в настоящее время крайнюю материальную нужду, вследствие которой оно лишено возможности уплатить означенный долг, а потому посоветовавшись между собой единогласно постановили числящийся в недоимке за Ачикулакским ногайским обществом 33 318 руб. 78 коп. не взыскивать с того общества, списав их со счетов нашего общественного капитала» [16, л. 2].

Трудности с выполнением обязательств финансового характера возникали и у арендаторов. Так, на сходе трухменского народа, состоявшегося 15 июня 1915 г. рассматривалось ходатайство Петропавловского сельского общества о сложении арендной платы за участки № 10 и № 11 Старо-Зурмутинской дачи за 1914 г. «в связи с ураганом, оголившим земли 28 февраля 1914 г.» [16, л. 4].

Таким образом, кочевые народы Юга России, на протяжении XIX – начала XX вв. были целенаправленно интегрированы в общероссийское правовое и экономическое пространство, одним из средств введения являлся инородческий общественный капитал. Анализ документальных материалов показал, что указанные финансовые фонды имели калмыки Астраханской губернии, в Ставропольской губернии калмыки Большедербетовского улуса и Магометанский общественный капитал – ногайцы и туркмены, а также мирские капиталы на уровне обществ. Процесс пополнения и расходования средств из указанных фондов регламентировался имперскими законодательными актами. Несмотря на то, что основной их целью являлось эффективное инкорпорирование кочевников в общеимперское правовое, экономическое и социокультурное пространство, что было необходимо в условиях модернизации экономики страны, большая часть перенаправлялась на содержание бюрократического аппарата, а ассигнования средств в экономическую сферу были незначительными. Между тем усилиями самих обществ, финансовые средства инородческих фондов направлялись и на достижение конечных общественно значимых результатов в сфере образования и медицины, создав основу социокультурной инфраструктуры в районах расселения кочевников.

Библиография
1.
Бентковский И. В. Обзор экономического состояния инородцев, кочующих в Ставропольской губернии // Ставропольские губернские ведомости. 1882. 17 июля. № 29.
2.
Генеральный отчет Главного Пристава кочующих народов Ставропольской губернии за 1884 г. 77 л. // Государственный архив Ставропольского края (далее ГА СК). Ф. 101. Оп. 4. Д. 1330.
3.
Годовой отчет Управления калмыцким народом за 1892 г. с приложениями // Национальный архив Республики Калмыкия (далее НА РК). Ф. И-9. Оп. 2. Д. 42.
4.
Калмыков И. Х., Керейтов Р. Х., Сикалиев А. И-М. Ногайцы. Историко-этнографический очерк. Черкесск: Ставропольское кн. изд-во, 1988. 232 с.
5.
Карагодин А. И. Хозяйство и общественно-политический строй приволжских калмыков в последней трети XVIII – первой половине XIX в. Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук, Ростов-на-Дону. 1988.
6.
Лиджиева И. В. Торги по продаже права аренды земельных участков в Большедербетовском улусе: практические особенности // Magna adsurgit: historia studiorum. 2017. № 2. С. 14-21.
7.
Львовский Н. Калмыки Большедербетовского улуса Ставропольской губернии. Казань: Типо-Литография Императ. Ун-та, 1894. 120 с.
8.
Материалы по обследованию калмыцкой степи Астраханской губернии чиновником особых поручений Н. Вревским // Научный архив Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. Ф. 4. Оп. 2. Д. 271.
9.
О выдаче из калмыцкого общественного капитала заимообразно пособия калмыкам, пострадавшим от пожара бывшего 17 июля 1882 г. 66 л. // ГА СК. Ф. 249. Оп. 2. Д. 909.
10.
О приговоре I и II Багатуктуновых родов о приходах и расходах общественных родовых сумм и др. 20 л. // НА РК. Ф. И-21. Оп. 1. Д. 143.
11.
Отчет Управления калмыцким народом за 1874 г. с приложениями. 114 л. // НА РК. Ф. И-9. Оп. 1. Д. 20.
12.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. II. № 878. Отделение первое. 1830. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. 1560 с.
13.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XXII. № 21144. Отделение первое. 1847. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1848. 950 с.
14.
Рапорта старшин и другие материалы о расходовании родовых общественных сумм (28.10.1890-02.01.1891 г.). 96 л. // НА РК. Ф. И-21. Оп. 1. Д. 115.
15.
Список оброчным статьям Трухменского и Ачикулакского приставов за 1899 г. с указанием количества десятин в каждой из оброчных статей. 1899 г. 64 л. // ГА СК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 34.
16.
Уполномоченные о созыве сходов уполномоченных от инородческих обществ в 1915 г. 27 л. // ГА СК. Ф. 249. Оп. 2. Д. 2377.
17.
Фарфоровский С. В. Калмыки Ставропольской губернии. Ставрополь: Тип. Губ. Правления, 1908. 42 с.
18.
Фарфоровский С. В. Ногайцы Ставропольской губернии. Историко-этнографический очерк. Тифлис: Типография К. П. Козлов
References (transliterated)
1.
Bentkovskii I. V. Obzor ekonomicheskogo sostoyaniya inorodtsev, kochuyushchikh v Stavropol'skoi gubernii // Stavropol'skie gubernskie vedomosti. 1882. 17 iyulya. № 29.
2.
General'nyi otchet Glavnogo Pristava kochuyushchikh narodov Stavropol'skoi gubernii za 1884 g. 77 l. // Gosudarstvennyi arkhiv Stavropol'skogo kraya (dalee GA SK). F. 101. Op. 4. D. 1330.
3.
Godovoi otchet Upravleniya kalmytskim narodom za 1892 g. s prilozheniyami // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (dalee NA RK). F. I-9. Op. 2. D. 42.
4.
Kalmykov I. Kh., Kereitov R. Kh., Sikaliev A. I-M. Nogaitsy. Istoriko-etnograficheskii ocherk. Cherkessk: Stavropol'skoe kn. izd-vo, 1988. 232 s.
5.
Karagodin A. I. Khozyaistvo i obshchestvenno-politicheskii stroi privolzhskikh kalmykov v poslednei treti XVIII – pervoi polovine XIX v. Avtoreferat na soiskanie uchenoi stepeni doktora istoricheskikh nauk, Rostov-na-Donu. 1988.
6.
Lidzhieva I. V. Torgi po prodazhe prava arendy zemel'nykh uchastkov v Bol'shederbetovskom uluse: prakticheskie osobennosti // Magna adsurgit: historia studiorum. 2017. № 2. S. 14-21.
7.
L'vovskii N. Kalmyki Bol'shederbetovskogo ulusa Stavropol'skoi gubernii. Kazan': Tipo-Litografiya Imperat. Un-ta, 1894. 120 s.
8.
Materialy po obsledovaniyu kalmytskoi stepi Astrakhanskoi gubernii chinovnikom osobykh poruchenii N. Vrevskim // Nauchnyi arkhiv Kalmytskogo instituta gumanitarnykh issledovanii RAN. F. 4. Op. 2. D. 271.
9.
O vydache iz kalmytskogo obshchestvennogo kapitala zaimoobrazno posobiya kalmykam, postradavshim ot pozhara byvshego 17 iyulya 1882 g. 66 l. // GA SK. F. 249. Op. 2. D. 909.
10.
O prigovore I i II Bagatuktunovykh rodov o prikhodakh i raskhodakh obshchestvennykh rodovykh summ i dr. 20 l. // NA RK. F. I-21. Op. 1. D. 143.
11.
Otchet Upravleniya kalmytskim narodom za 1874 g. s prilozheniyami. 114 l. // NA RK. F. I-9. Op. 1. D. 20.
12.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobranie vtoroe. T. II. № 878. Otdelenie pervoe. 1830. SPb.: Tip. II Otdeleniya Sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii, 1830. 1560 s.
13.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobranie vtoroe. T. XXII. № 21144. Otdelenie pervoe. 1847. SPb.: Tip. II Otdeleniya Sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii, 1848. 950 s.
14.
Raporta starshin i drugie materialy o raskhodovanii rodovykh obshchestvennykh summ (28.10.1890-02.01.1891 g.). 96 l. // NA RK. F. I-21. Op. 1. D. 115.
15.
Spisok obrochnym stat'yam Trukhmenskogo i Achikulakskogo pristavov za 1899 g. s ukazaniem kolichestva desyatin v kazhdoi iz obrochnykh statei. 1899 g. 64 l. // GA SK. F. 249. Op. 1. D. 34.
16.
Upolnomochennye o sozyve skhodov upolnomochennykh ot inorodcheskikh obshchestv v 1915 g. 27 l. // GA SK. F. 249. Op. 2. D. 2377.
17.
Farforovskii S. V. Kalmyki Stavropol'skoi gubernii. Stavropol': Tip. Gub. Pravleniya, 1908. 42 s.
18.
Farforovskii S. V. Nogaitsy Stavropol'skoi gubernii. Istoriko-etnograficheskii ocherk. Tiflis: Tipografiya K. P. Kozlov
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"