по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
И. Т. Тарасов о пределах государственного вмешательства в общественную жизнь при реализации социальной функции государством
Егоров Никита Юрьевич

адъюнкт, Санкт-Петербургский университет МВД России

198206, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, 1

Egorov Nikita Yur'evich

Junior Scientific Associate, the department of Theory of State and Law, St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

198206, Russia, St. Petersburg, Letchika Pilyutova Street 1

EgorSnap@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования явилась актуализированная часть теоретико-правового наследия выдающегося российского юриста конца XIX – начала XX в. – Ивана Трофимовича Тарасова (1849–1929); представления И. Т. Тарасова об особенностях реализации социальной функции государства; о соотношении полицейского, правового и социального государств; о сущности социального государства; о возможности вмешательства государства и пределах государственного вмешательства в различные сферы общественной жизни при решении социально значимых вопросов, а также о соблюдении баланса между выполнением социальной функции и обеспечением прав и свобод человека. Методологическую основу исследования составили общенаучные (исторический, системный, функциональный) и специальные (формально-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой) методы правовых исследований. Использовались методы интерпретации правовых идей и толкования нормативных правовых актов. В современной юридической науке еще не осуществлена комплексная проблемно-теоретическая реконструкция теоретико-правового наследия И. Т. Тарасова. Опираясь на достижения западноевропейской и российской полицейско-правовой теории, И. Т. Тарасов определил круг важнейших проблем, подлежащих решению при формировании социального государства и выполнении социальных функций государства. И. Т. Тарасов одним из первых отечественных полицеистов поставил вопрос о разумном ограничении государственного вмешательства в жизнь общества, о необходимости определения механизма такого вмешательства и законодательного его закрепления. Особое значение И. Т. Тарасов придавал вопросам, касающимся реализации социальной функции правовым государством. Идеи И. Т. Тарасова об ограничении государственного вмешательства в общественную жизнь путем создания его законодательной основы являлись революционными его времени.

Ключевые слова: Тарасов, полицейское государство, правовое государство, социальное государство, социальная функция государства, государственное вмешательство, пределы вмешательства государства, права личности, ограничение прав, российская полицеистика

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.6.25489

Дата направления в редакцию:

20-02-2018


Дата рецензирования:

20-02-2018


Дата публикации:

14-06-2018


Abstract.

The subject of this research is the actualized part of theoretical-legal heritage of the prominent Russian lawyer of the late XIX – early XX century Ivan Trofimovich Tarasov (1849-1929); his representations of the specificities of realization of social function of the state; correlation of the police, legal, and social states; concept of the social state; potential government intervention and its limits into the various spheres of public life in solution of the socially important issues; as well as maintenance of the balance between exercising the social function and ensuring the human rights and freedoms. The methods of interpretation of the legal ideas and normative legal acts were used in the course of this work. The contemporary legal science has not yet performed a comprehensive problem-theoretical reconstruction of the theoretical-legal heritage of I. T. Tarasov. Leaning on the achievements of the Western European and Russian police-legal theory, I. T. Tarasov determined the circle of paramount issues that are subjected to solution in terms of establishment of the social state and execution of social functions. I. T. Tarasov was one of the first national police scientists who raised a question about the reasonable limitation of government intervention into the public life, as well as the need for determination of the mechanism of such intervention and its legislative consolidation. Such ideas proposed by I. T. Tarasov were revolutionary for his time.

Keywords:

the rights of the individual, the limits of state intervention, state interference, the social function of the state, the social state, the rule of law, the police state, Tarasov, the restriction of the rights, and Russian police

Проблеме реализации социальной функции государства в современной России уделяется особое внимание. Интерес государственных и общественных деятелей, ученых, представителей различных институтов гражданского общества обусловлен попыткой многих современных государств перейти на новый качественный уровень взаимоотношений между самим государством и гражданином.

Большинство зарубежных государств в своих основных законодательных актах провозглашают себя социальными государствами. Термин «социальное государство» получил законодательное закрепление в большинстве текстов конституций зарубежных стран. В международно-правовых документах и конституциях различных стран социальное государство рассматривается как государство, которое осуществляет попечение над человеком с целью обеспечения достойного уровня жизни. Не является исключением и Российская Федерация. Статья 7 Конституции Российской Федерации декларирует, что Россия является социальным государством [1], что предполагает осуществление со стороны государственных органов и должностных лиц активной социализаторской роли. Однако реализация социальных функций в обществе всегда ведет к усилению роли государства в управлении общественной жизнью граждан [2, с. 67–86]. В условиях монополизации государством многочисленных функции управления в социальной сфере особую актуальность приобретает проблема полицейского государства и перспективы возвращения к полицейскому государству в реальной жизни. Несмотря на то, что изначально главной целью полицейского государства являлось достижение общего благоденствия и всеобщего счастья [3, с. 183–194], переход от полицейского государства к правовому свидетельствовал о расширении возможностей граждан регулировать отношения с государственными органами на правовой основе, о большей степени гарантированности реализации законодательно закрепленных прав и свобод граждан [4, с. 30–34]. Понимание того, что полное исключение государственного вмешательства в общественную жизнь не только нецелесообразно, но и губительно, требует поиска оптимальных моделей взаимоотношений государства и общества при решении социально значимых вопросов и, прежде всего, при реализации социальной функции государства.

Перед современными государствами возникают новые задачи: необходимость противодействовать международному терроризму, участвовать в информационных войнах с геополитическими конкурентами, урегулировать этнические и межконфессиональные конфликты. Новые вызовы, детерминирующие функционирование современных государств, обуславливают необходимость использования властными структурами различных методов, в том числе и государственного принуждения, для построения на юрисдикционной территории правового государства, имеющего и характеристику социального. Провозглашая себя правовым, государство должно осуществлять свою деятельность в рамках, не дающих возможности злоупотреблений со стороны государственных структур в отношении как отдельной свободной в своем поведении и автономно действующей личности, так и гражданского общества в целом [5, с. 3].

Проблема реализации социальной функции государства привлекала и привлекает до настоящего времени внимание и в дореволюционной, и в советской, и в постсоветской России. Ученые рассматривают социально-философские и историко-правовые (Н. В. Михайлова, Н. Л. Феднева, Л. Н. Кочетковой, С. С. Пирожок), а также отраслевые: (И. А. Алебастрова, С. Ю. Арбузов, Е. В. Аристов, В. Г. Баев В. Г., А. Е. Шуняева, В. Г. Белов, О. В. Пищулин, С. В. Васильева, Г. Гаджиев, К. Р. Галустова, В. А. Григорьева) аспекты проблема реализации социальной функции государства. Однако до настоящего времени остается немало проблем, требующих внимания ученых к вопросам, касающимся соотношения понятий «полицейское государство», «правовое государство», «социальное государство», средств и способов реализации социальной функции государствами в современных условиях.

Во многих случаях истоки и корни современных проблем находятся в историческом прошлом. Когда в современных условиях роль государства в жизни общества увеличивается и на повестку дня встает вопрос о соблюдении баланса прав и свобод человека и гражданина, с одной стороны, и надлежащим выполнении государством социальной функции, с другой стороны, обращение к накопленному опыту осмысления социальных проблем становится неизбежным. Сущность социальной функции государства, пределы вмешательства государства в дела общества при осуществлении социальной функции уже становились предметом исследовательского интереса отечественных мыслителей. В Российской империи к числу таких исследователей относится видный ученый Иван Трофимович Тарасов (1849‑1929).

И. Т. Тарасов является ярким представителем ученых-полицеистов и ученых, занимающихся проблемами административно-правовой науки. Иван Трофимович являлся доктором полицейского права, экстраординарным профессором, действительным статским советником.

Важное место в исследованиях и общественной практике И. Т. Тарасова занимали вопросы теории и практики построения социального государства. Они нашли отражение в таких трудах И. Т. Тарасова, как: «Личное задержание как полицейская мера безопасности» (1875) [6], «Опыт разработки программы и конспекта общей части науки полицейского права» (1879) [7], «Основные положения Лоренца Штейна по полицейскому праву в связи с его учением об управлении» (1874) [8], «Будущая участь малолетних преступников и безприютных детей в г. Киеве» (1875) [9], «Об уважении к женщине» (1881) [10], «Два года с ученою целью. Извлечение из официальных отчетов» (1879) [11], «Иван Посошков» (1880) [12], «Краткий очерк науки административного права» (1888) [13], «О социализме» (1888) [14], «Учебник науки полицейского права» (Вып. I. 1891) [15], «Очерк науки полицейского права» (1897) [16], «Предварительное испытание новичков в исправительных заведениях для малолетних» (1900) [17], «Образование женщин и женский труд» (1903) [18], «Страхование расходов» (1907) [19], «Лекции по полицейскому (административному) праву» (1908–1913) [20], «Генетическое развитие элементов брачного союза» (1912) [21]. Статьи, опубликованные И. Т. Тарасовым в периодических изданиях, также затрагивали проблемы социального государства: «Новый законопроект о призрении бедных» (1893) [22, с. 2],[23, с. 1], «Вотчинный устав и вотчинные установления» (1894) [24, с. 2], «Нужды мелкого народного кредита» (1898) [25].

И. Т. Тарасов родился 7 января 1849 г. в Петербургской губернии в многодетной семье дворян. Отец – доктор при департаменте Генерального штаба, медико-хирург, статский советник Трофим Клементьевич Тарасов [26, оп. 1, д. 3050, л. 1, 2],[27, с. 338]; мать – Мария Евстафьевна Тарасова [26, оп. 1, д. 3050, л. 4, 5, 7]. У родителей не хватало средств для обеспечения детей надлежащим образованием, поэтому И. Тарасов был зачислен в Императорское училище правоведения казенным воспитанником на основании прошения его отца [26, оп. 1, д. 3050, л. 1, 2]. Поэтому проблемы социального обеспечения, участия государства в решении острых социальных вопросов для И. Т. Тарасова были не только предметом интеллектуальной деятельности, но и страницами его личной жизни. В течение всей своей творческой и научной деятельности И. Т. Тарасов особое внимание уделял социальным вопросам: в ярославский период своей педагогической деятельности И. Т. Тарасов проводил практические занятия по наглядному осмотру тюремных замков и исправительных приютов [28, с. 701]; в период зарубежной командировки (1876–1878) изучал специфику деятельности пенитенциарных и исправительных учреждений для несовершеннолетних преступников, работу промышленных предприятий, деятельность обществ и товариществ в европейских государствах [28, с. 701],[29, с. 133]; в 1889 г. занимался сбором сведений о деятельности обществ взаимного поощрения ремесленного труда в Германии и Франции, а также товариществ, учрежденных для облегчения сбыта фабрично-заводских продуктов своих членов. Занимая активную гражданскую позицию, И. Т. Тарасов в Бердичевском уезде Киевской губернии открыл народное училище, сберегательное товарищество и народную чайную; принимал активное участие в организации на окраине Киева колонии для несовершеннолетних преступников. И. Т. Тарасов стал одним из учредителей немиринецкого сельского товарищества потребителей, одним из организаторов общества земледельческих колоний и ремесленных приютов для малолетних преступников и председателем юридической испытательной комиссии [27, с. 339]. И. Т. Тарасов не был ученым, изучавшим право и правовую жизнь по документам за письменным столом. При исследовании научных проблем он часто опирался на свой жизненный опыт и тот эмпирический материал, который получил при знакомстве с различными сторонами жизни различных социальных слоев российского общества.

И. Т. Тарасов исходил из того, что фундаментом для зарождения и становления концепции социального государства являлись учения экономических школ Западной Европы. Поэтому, полагал он, закономерно, что на социальный вопрос смотрят, в первую очередь, как на проблему экономическую и обращают серьезное внимание на вопросы вмешательства государства в жизнь общества. В западной Европе, действительно именно экономический ракурс был доминирующим при определении круга необходимых для решения вопросов социальной сферы. Ученые-обществоведы акцентировали свое внимание на экономической составляющей общественной жизни и на вопросах о пределах вмешательства государства в общественную жизнь.

Одной из первых научных школ, которая исследовала границы вмешательства государственной власти в различные сферы общественной жизни была школа меркантилистов, основателем которой являлся французский ученый-экономист Антуан Монкретьен де Ваттевиль (1576‑1621). Идеологической основой школы меркантилистов было обоснование необходимости активного вмешательства государства в хозяйственную деятельность. Ученые полагали, что ради общего блага возникает необходимость подчинения частного интереса государственной власти; при этом государственная власть не только направляет, но и подчиняет себе хозяйственную деятельность.

Иную позицию занимала экономическая школа физиократов, основанная Франсуа Кенэ (1694–1774). Главной идеей физиократов являлась мысль о том, что для улучшения благосостояния каждого гражданина необходима, прежде всего, свобода. Неразумное пользование свободой – главное «зло» в развитии государства. Государство должно обеспечивать свободу. Чрезмерное государственное управление общественной жизнью бесполезно.

Определить пределы вмешательства государства в общественную жизнь предпринимала либерально-экономическая школа европейских мыслителей, яркими представителями которой являлись Джон Локк (1632–1704), Джон Стюарт Милль (1806–1873), Фридрих Август фон Хайек (1899–1992), Милтон Фридман (1912–2006), Джон Ролз (1921–2002). Идейной основой экономического либерализма было обоснование необходимости минимального вмешательства государства в экономическую деятельность общества при наличии высокого уровня конкуренции.

Понимание невозможности решения социальных вопросов без участия государства способствовало формированию концепции социального государства, которая нашла свое отражение, прежде всего, в трудах немецких ученых XIX в.: Л. Штейна, Ю. Оффнера, Ф. Науманна, А. Вагнера. Теория социального государства была детерминирована и опасностью революционных преобразований, назревавших в Европе в середине XIX в. Отцом теории социального государства называют немецкого философа, историка, экономиста Лоренца фон Штейна (1815–1890). Одной из фундаментальных работ Л. Штейна, касающейся теории социального государства, является «История социального движения Франции с 1789 г.» [30]. Л. Штейн исследовал социальный вопрос во Франции в контексте определения функций полиции и активного развития во Франции науки полицейского права. Л. Штейн оценивал современную ему науку о полиции как неюридическую науку, рассматривавшую индивидов не как субъектов управления, а как объектов управленческой деятельности. Такую оценку разделял и И. Т. Тарасов, подчеркивая, что наука о полиции при рассмотрении пределов вмешательства в общественную и частную жизнь, руководствовалась только целесообразностью, упуская из виду при этом необходимость установления порядка регулирования [16, с. 2].

И. Т. Тарасов был лично знаком с Л. Штейном, слушал его лекции во время зарубежной командировки 1876–1878 гг. Труды Л. Штейна оказали существенное влияние на формирование взглядов и идей Ивана Трофимовича. И. Т. Тарасов был солидарен с Л. Штейном во взглядах на сущность социального государства, которая была обусловлена противостоянием господства одного класса с другим. Л. Штейн считал, что государство должно содействовать низшим классам, достигая при этом юридического равенства и свободы [8, с. 5‑6]. При этом содействие нуждающимся гражданам возможно только при активном вмешательстве государства в общественную жизнь. Такое вмешательство, по мнению Л. Штейна, реально только при осуществлении внутреннего управления государством. Предпосылкой возникновения социального государства Л. Штейн считал философию эвдемонизма [31, с. 236‑242], в соответствии с которой главным назначением государства явилось нравственное и материальное благосостояние народа [8, с. 65]. Но, полагал Л. Штейн, между эвдемонистическим государством, с одной стороны, и правовым и социальным государством, с другой стороны, возникает полицейское государство, которое концепцию эвдемонизма берет за основу своего существования, специфическим образом трактуя понятия «благо» и «всеобщее счастье» [3, с. 183‑194],[4, с. 30‑34]. Не менее важный вклад в развитие концепции социального государства внес еще один выдающийся немецкий ученый, государственный деятель – Роберт фон Моль (1799‑1875), который плодотворно исследовал сферу взаимоотношений и взаимодействия государства и общества. По мнению ученого противопоставление государства и общества является недопустимым. Взаимодействие индивидов и государства должно осуществляется в рамках правового поля, посредством объединения граждан в союзы, организации и группы [32, с. 49‑60].

Российская юридическая мысль XIX в. отождествляла общее государственное управление и полицейскую деятельность. Главным мерилом полицейской деятельности являлось целесообразность в интересах государства. Главной задачей полицейской деятельности выступали безопасность и благоустройство общества [6, с. 1–5]. Термин «благоустройство» чаще всего заменяли термином «благосостояние», который использовался при характеристике социального государства. При зарождении полиции главной задачей было лишь обеспечение безопасности, однако в процессе развития государства на полицию была возложена дополнительная компетенция, в том числе и по обеспечению благосостояния граждан [16, с. 2]. Но это была единая деятельность, считал И. Т. Тарасов, не требующая разделения науки полицейского права на полицию безопасности и полицию благоустройства [6, с. I–IV].

Самый главный вопрос при осуществлении полицейской деятельности, утверждал И. Т. Тарасов, это вопрос о границах вмешательства государства в общественную жизнь. Он является и самым острым при разрешении социальных вопросов. Во многом он зависит от доминирующих представлений о государстве и его задачах, о соотношении личных, общественных и государственных начал в сфере внутреннего управления. Пределы государственного вмешательства зависят от результата постоянного противостояния между государством и обществом, поэтому пределы вмешательства, подчеркивал Тарасов, никогда не будут находиться в статическом положении. Степень государственного вмешательства в деятельность общества обратно-пропорциональна росту активности общественной самодеятельности, но не находится в прямой связи со степенью участия общественных органов в государственных делах, поскольку деятельность общественных органов, в первую очередь, это деятельность, основанная на перепоручении от государства [16, с. 100].

При изучении различных подходов к определению пределов вмешательства государства в жизнедеятельность общества, И. Т. Тарасов указывал на основное упущение ученых, которое заключалось в отсутствии изучения условий, которыми было вызвано усиление правительственного вмешательства и условий, которыми было вызвано изменение соотношений между государственными и общественными организациями [16, с. 103]. Одной из главных причин усиления роли государственных органов в жизни общества, являлся успешный результат предшествующего вмешательства. Однако, по мнению И. Т. Тарасова, такой подход мог привести к тому, что закон мог стать в подчиненное положение к исполнению, а государственное вмешательство в деятельность общественных организаций должно осуществляться в строгом соответствии с законом. Таким образом, делал вывод Тарасов, изначально необходимо создать исполнительный механизм государственного вмешательства в жизнь общества, а потом реализовывать такое вмешательство [16, с. 104].

Вопрос соотношения государственного вмешательства и самостоятельности общественных организаций, являлся одним из ключевых в теоретическом наследии И. Т. Тарасова. Усиление роли государства возможно лишь тогда, когда такое усиление будет предотвращать вред наиболее значительный, нежели вред, полученный при ограничении прав и свобод человека и гражданина, а также вред, полученный в результате государственных расходов на такое вмешательство. Результат государственного вмешательства, должен быть эффективным и полезным, должен в полной мере компенсировать последствия государственных издержек, образовавшихся на основе такого вмешательства, а также компенсировать все ограничения прав и свобод человека и гражданина, возникшие в процессе такого вмешательства [16, с. 104]. Для создания исполнительного механизма государственного вмешательства И. Т. Тарасов предлагал отказаться от расширения сферы центральной власти государства, отказаться от создания «несчетной армии» должностных лиц [33, с. 74–76]. Создание исполнительного механизма государственного вмешательства должно идти параллельно с децентрализацией государственной власти.

Теоретическое наследие И. Т. Тарасова до настоящего времени не получило должного осмысления. Опираясь на достижения современной ему западноевропейской и российской полицейско-правовой теории, И. Т. Тарасов определил круг важнейших проблем, подлежащих решению при формировании социального государства и выполнении социальных функций государства. И. Т. Тарасов одним из первых отечественных полицеистов поставил вопрос о разумном ограничении государственного вмешательства в жизнь общества, о необходимости определения механизма такого вмешательства и законодательного его закрепления. Особое значение И. Т. Тарасов придавал вопросам, касающимся реализации социальной функции правовым государством. Идеи И. Т. Тарасова об ограничении государственного вмешательства в общественную жизнь путем создания его законодательной основы являлись революционными его времени. Они нашли развитие в современных концепциях института крайней необходимости в административно-правовой науке, во введении различных правовых институтов административного права и административного законодательства, фиксирующих пределы вмешательства государства в частную сферу. Осмысление теоретического наследия И. Т. Тарасова может помочь решению многих современных проблем в сфере отношений между государством и обществом.

Библиография
1.
Конституция Российской Федерации от 25 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ «Об изменении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной Думы», от 30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ «О контрольных полномочиях Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации», от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации», от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ «О Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации») // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 31. Ст. 4398.
2.
Нижник Н. С. Омнипотенция полицейского государства в оценке российской полицеистики // Genesis: исторические исследования. 2017. № 11. С. 67–86.
3.
Нижник Н. С. Полицейское государство – государство «всеобщего благоденствия и всеобщего счастья» // Genesis: исторические исследования. 2016. № 6. С. 183–194.
4.
Нижник Н. С. Полицейское государство как средство достижения всеобщего счастья (по страницам работ полицеистов) // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности: Материалы Международной научно-практической конференции, 22–23 сентября 2016 г. / Под общ. ред. В. А. Сосова. Краснодар: Издательский Дом – Юг, 2017. С. 30–34.
5.
Мушкет И. И., Хохлов Е. Б. Полицейское право России: проблемы теории. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1998. 176 с.
6.
Тарасов И. Т. Личное задержание как полицейская мера безопасности. Ч. 1. Киев: Университетская типография, 1875. 229 с.
7.
Тарасов И. Т. Опыт разработки программы и конспекта общей части науки полицейского права. Ярославль: Типография губернского правления, 1879. 242 с.
8.
Тарасов И. Т. Основные положения Лоренца Штейна по полицейскому праву в связи с его учением об управлении. Киев: Университетская типография, 1874. 225 с.
9.
Тарасов И. Т. Будущая участь малолетних преступников и беcприютных детей в г. Киеве. Киев: Киевское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов, 1875. 19 с.
10.
Тарасов И. Т. Об уважении к женщине // Временник Демидовского юридического лицея. Кн. 24. Ярославль: Типография губернского правления, земской управы и Г. Фальк, 1881. С. 1 17.
11.
Тарасов И. Т. Два года на Западе с ученою целью. Киев: Университетская типография, 1879. 133 с.
12.
Тарасов И. Т. Иван Посошков // Юридический вестник. Издание Московского юридического общества. Т. V. М.: Типография А. И. Мамонтова и К°, 1880. № 10. С. 179 209.
13.
Тарасов И. Т. Краткий очерк науки административного права. Т. I. Ярославль: Типо-литография Г. Фальк 1888. 386 с.
14.
Тарасов И. Т. О социализме. Ярославль: Типо-литография Г. Фальк, 1888. 48 с.
15.
Тарасов И. Т. Учебник науки полицейского права. Вып. I. М.: товарищество печатня С. П. Яковлева, 1891. 364 с.
16.
Тарасов И. Т. Очерк науки полицейского права. М.: Высочайше утвержденное товарищество Печатня С. П. Яковлева, 1897. 701 с.
17.
Тарасов И. Т. Предварительное испытание новичков в исправительных заведениях для малолетних. М.: типография О. Л. Сомовой, 1900. 10 с.
18.
Тарасов И. Т. Образование женщин и женский труд. М.: Университетская типография, 1903. 41 с.
19.
Тарасов И. Т. Страхование расходов. М.: Комиссия по устройству общеобразовательных чтений для фабрично-заводских рабочих г. Москвы, 1907. 14 с.
20.
Тарасов И. Т. Лекции по полицейскому (административному) праву. Т. 1–3. М.: Печатня А. И. Снегиревой; Университетская типография, 1908–1913. 243 с; 266 с; 668.
21.
Тарасов И. Т. Генетическое развитие элементов брачного союза. М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1912. 47 с.
22.
Тарасов И. Т. Новый законопроект о призрении бедных. Ч. I // Московские ведомости. М., 1893. № 258. С. 2.
23.
Тарасов И. Т. Новый законопроект о призрении бедных. Ч. II // Московские ведомости. М., 1893. № 259. С. 1.
24.
Тарасов И. Т. Вотчинный устав и вотчинные установления // Московские ведомости. 1894. № 246. С. 2.
25.
Тарасов И. Т. Нужды мелкого народного кредита // Московские ведомости. 1898. № 56. С. 2; № 69, С. 2; № 76, С. 2–3; № 79. С. 2.
26.
Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга Ф. 355.
27.
К сорокалетию научной деятельности И. Т. Тарасова // Исторический вестник. Т. 128. СПб.: Типография А. С. Суворина, 1912. С. 338–340.
28.
Бельский К. П. Тарасов Иван Трофимович // Правовая наука и юридическая идеология России. Энциклопедический словарь биографий: В 2 т. Т. 2. (1917–1964) / Отв. ред. и рук. авт. коллектива В. М. Сырых. М.: РАП, 2011. С. 701–703.
29.
Волков В. А., Куликова М. В., Логинов В. С. Российская профессура. XVIII –начало XX века. Гуманитарные науки. Биографический словарь. Ч. I: А–И. СПб., 2013. С. 133–134.
30.
Штейн Л. фон. История социального движения Франции с 1789 г. СПб., Тип. А. М. Котомина, 1872. 305 с.
31.
Нижник Н. С., Дергилева С. Ю., Геворкян Д. С. Философия эвдемонизма как концептуальная основа теории и практики полицейского государства // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2014. № 3(63). С. 236–242.
32.
Пирожок С. С. Роберт фон Моль: вклад в углубление и систематизацию знаний о государстве, праве и обществе // Genesis: исторические исследования. 2016. № 6. С. 49–60.
33.
Нижник Н. С., Дергилева С. Ю. Государство и право в теоретико-правовых воззрениях А. И. Елистратова. М.: Юрлитинформ, 2017. 376 с.
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii ot 25 dekabrya 1993 g. (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami Rossiiskoi Federatsii o popravkakh k Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii ot 30 dekabrya 2008 g. № 6-FKZ «Ob izmenenii sroka polnomochii Prezidenta Rossiiskoi Federatsii i Gosudarstvennoi Dumy», ot 30 dekabrya 2008 g. № 7-FKZ «O kontrol'nykh polnomochiyakh Gosudarstvennoi Dumy v otnoshenii Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii», ot 5 fevralya 2014 g. № 2-FKZ «O Verkhovnom Sude Rossiiskoi Federatsii i prokurature Rossiiskoi Federatsii», ot 21 iyulya 2014 g. № 11-FKZ «O Sovete Federatsii Federal'nogo Sobraniya Rossiiskoi Federatsii») // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2014. № 31. St. 4398.
2.
Nizhnik N. S. Omnipotentsiya politseiskogo gosudarstva v otsenke rossiiskoi politseistiki // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2017. № 11. S. 67–86.
3.
Nizhnik N. S. Politseiskoe gosudarstvo – gosudarstvo «vseobshchego blagodenstviya i vseobshchego schast'ya» // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2016. № 6. S. 183–194.
4.
Nizhnik N. S. Politseiskoe gosudarstvo kak sredstvo dostizheniya vseobshchego schast'ya (po stranitsam rabot politseistov) // Aktual'nye problemy prava i pravoprimenitel'noi deyatel'nosti: Materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, 22–23 sentyabrya 2016 g. / Pod obshch. red. V. A. Sosova. Krasnodar: Izdatel'skii Dom – Yug, 2017. S. 30–34.
5.
Mushket I. I., Khokhlov E. B. Politseiskoe pravo Rossii: problemy teorii. SPb.: Izdatel'stvo Sankt-Peterburgskogo universiteta, 1998. 176 s.
6.
Tarasov I. T. Lichnoe zaderzhanie kak politseiskaya mera bezopasnosti. Ch. 1. Kiev: Universitetskaya tipografiya, 1875. 229 s.
7.
Tarasov I. T. Opyt razrabotki programmy i konspekta obshchei chasti nauki politseiskogo prava. Yaroslavl': Tipografiya gubernskogo pravleniya, 1879. 242 s.
8.
Tarasov I. T. Osnovnye polozheniya Lorentsa Shteina po politseiskomu pravu v svyazi s ego ucheniem ob upravlenii. Kiev: Universitetskaya tipografiya, 1874. 225 s.
9.
Tarasov I. T. Budushchaya uchast' maloletnikh prestupnikov i becpriyutnykh detei v g. Kieve. Kiev: Kievskoe obshchestvo zemledel'cheskikh kolonii i remeslennykh priyutov, 1875. 19 s.
10.
Tarasov I. T. Ob uvazhenii k zhenshchine // Vremennik Demidovskogo yuridicheskogo litseya. Kn. 24. Yaroslavl': Tipografiya gubernskogo pravleniya, zemskoi upravy i G. Fal'k, 1881. S. 1 17.
11.
Tarasov I. T. Dva goda na Zapade s uchenoyu tsel'yu. Kiev: Universitetskaya tipografiya, 1879. 133 s.
12.
Tarasov I. T. Ivan Pososhkov // Yuridicheskii vestnik. Izdanie Moskovskogo yuridicheskogo obshchestva. T. V. M.: Tipografiya A. I. Mamontova i K°, 1880. № 10. S. 179 209.
13.
Tarasov I. T. Kratkii ocherk nauki administrativnogo prava. T. I. Yaroslavl': Tipo-litografiya G. Fal'k 1888. 386 s.
14.
Tarasov I. T. O sotsializme. Yaroslavl': Tipo-litografiya G. Fal'k, 1888. 48 s.
15.
Tarasov I. T. Uchebnik nauki politseiskogo prava. Vyp. I. M.: tovarishchestvo pechatnya S. P. Yakovleva, 1891. 364 s.
16.
Tarasov I. T. Ocherk nauki politseiskogo prava. M.: Vysochaishe utverzhdennoe tovarishchestvo Pechatnya S. P. Yakovleva, 1897. 701 s.
17.
Tarasov I. T. Predvaritel'noe ispytanie novichkov v ispravitel'nykh zavedeniyakh dlya maloletnikh. M.: tipografiya O. L. Somovoi, 1900. 10 s.
18.
Tarasov I. T. Obrazovanie zhenshchin i zhenskii trud. M.: Universitetskaya tipografiya, 1903. 41 s.
19.
Tarasov I. T. Strakhovanie raskhodov. M.: Komissiya po ustroistvu obshcheobrazovatel'nykh chtenii dlya fabrichno-zavodskikh rabochikh g. Moskvy, 1907. 14 s.
20.
Tarasov I. T. Lektsii po politseiskomu (administrativnomu) pravu. T. 1–3. M.: Pechatnya A. I. Snegirevoi; Universitetskaya tipografiya, 1908–1913. 243 s; 266 s; 668.
21.
Tarasov I. T. Geneticheskoe razvitie elementov brachnogo soyuza. M.: Pechatnya A. I. Snegirevoi, 1912. 47 s.
22.
Tarasov I. T. Novyi zakonoproekt o prizrenii bednykh. Ch. I // Moskovskie vedomosti. M., 1893. № 258. S. 2.
23.
Tarasov I. T. Novyi zakonoproekt o prizrenii bednykh. Ch. II // Moskovskie vedomosti. M., 1893. № 259. S. 1.
24.
Tarasov I. T. Votchinnyi ustav i votchinnye ustanovleniya // Moskovskie vedomosti. 1894. № 246. S. 2.
25.
Tarasov I. T. Nuzhdy melkogo narodnogo kredita // Moskovskie vedomosti. 1898. № 56. S. 2; № 69, S. 2; № 76, S. 2–3; № 79. S. 2.
26.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Sankt-Peterburga F. 355.
27.
K sorokaletiyu nauchnoi deyatel'nosti I. T. Tarasova // Istoricheskii vestnik. T. 128. SPb.: Tipografiya A. S. Suvorina, 1912. S. 338–340.
28.
Bel'skii K. P. Tarasov Ivan Trofimovich // Pravovaya nauka i yuridicheskaya ideologiya Rossii. Entsiklopedicheskii slovar' biografii: V 2 t. T. 2. (1917–1964) / Otv. red. i ruk. avt. kollektiva V. M. Syrykh. M.: RAP, 2011. S. 701–703.
29.
Volkov V. A., Kulikova M. V., Loginov V. S. Rossiiskaya professura. XVIII –nachalo XX veka. Gumanitarnye nauki. Biograficheskii slovar'. Ch. I: A–I. SPb., 2013. S. 133–134.
30.
Shtein L. fon. Istoriya sotsial'nogo dvizheniya Frantsii s 1789 g. SPb., Tip. A. M. Kotomina, 1872. 305 s.
31.
Nizhnik N. S., Dergileva S. Yu., Gevorkyan D. S. Filosofiya evdemonizma kak kontseptual'naya osnova teorii i praktiki politseiskogo gosudarstva // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2014. № 3(63). S. 236–242.
32.
Pirozhok S. S. Robert fon Mol': vklad v uglublenie i sistematizatsiyu znanii o gosudarstve, prave i obshchestve // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2016. № 6. S. 49–60.
33.
Nizhnik N. S., Dergileva S. Yu. Gosudarstvo i pravo v teoretiko-pravovykh vozzreniyakh A. I. Elistratova. M.: Yurlitinform, 2017. 376 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"