Статья 'Сеть поселений Кондинского района Уральской области по данным переписи 1926 г. ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Сеть поселений Кондинского района Уральской области по данным переписи 1926 г.

Татарникова Анна Ивановна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник, ФГБУН "Тобольская комплексная научная станция УрО РАН"

626152, Россия, Тюменская область, г. Тобольск, ул. Ак.Ю. Осипова, 15

Tatarnikova Anna Ivanovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, Tobolsk Complex Scientific State of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

626152, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Tobol'sk, ul. Ak. Yu. Osipova, 15

tatob777@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Загороднюк Надежда Ивановна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник, ФГБУН "Тобольская комплексная научная станция УрО РАН"

626152, Россия, Тюменская область, г. Тобольск, ул. Ак.Ю. Осипова, 15

Zagorodnyuk Nadezhda Ivanovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, Tobolsk Complex Scientific State of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

626152, Russia, Tyumen Oblast, Tobolsk, A. Y. Osipova Street 15

niz1957@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2017.10.24105

Дата направления статьи в редакцию:

06-09-2017


Дата публикации:

14-11-2017


Аннотация.

Предметом исследования в настоящей публикации выступает сельская поселенческая сеть Кондинского района Тобольского округа Уральской области, объектом – пространственное размещение, численность, типология, величина (по количеству дворов и числу жителей) и инфраструктура ее населенных пунктов. При этом учтено влияние природно-географических, социально-экономических и иных условия развития сети населенных пунктов. Источниками для изучения развития поселенческой сети района послужили материалы Приполярной переписи 1926-1927 гг., а также списки населенных пунктов Тобольского округа Уральской области на 1 октября 1926 г. В работе нашли применение историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический методы исследования, а также методы графического представления полученных статистических данных. На основе анализа указанных источников выявлено расположение поселений Кондинского района относительно источников водоснабжения, сделан вывод о преимущественно приречном лентообразном их размещении редкоочагового характера. Впервые проведенный количественный и качественный анализ структуры населенных пунктов показал преобладание в типологии поселенческой сети деревень, наличие небольшого числа сел и выселков. Последние образовывались преимущественно в ходе промысловой деятельности местного населения. Поселения района отличались своей малой величиной, составляя в среднем 11 дворов с 41 жителем. Большая часть населенных пунктов имела беспорядочную хаотичную застройку, распланированные улицы и переулки отсутствовали. Социальная инфраструктура поселений Кондинского района к 1926 г. была развита слабо, элементы производственно-экономической и социокультурной инфраструктуры присутствовали в основном в селах и «инородческих» деревнях. Наличием всех элементов инфраструктуры – школы, врачебного пункта, учреждений связи, торговли мог похвастаться только Нахрачинский сельский совет, т. к. с. Нахрачи являлось административным центром Кондинского района.

Ключевые слова: сеть поселений, Кондинский район, Приполярная перепись, списки населенных мест, пространственное размещение, типология поселений, величина поселений, социальная инфраструктура, село, выселок

Работа поддержана программой УрО РАН «Традиции и инновации в истории и культуре» № 15-13-4-1

Abstract.

The subject of this research is the network of settlements of Kondinskiy district of the Tobolsk district of the Urals region. The object is spatial distribution, typology, size and infrastructure of its settlements. Sources for the study of the development of the settlement network of the area were the materials of the Circumpolar census of population of 1926-1927 and lists of localities of the Tobolsk district of the Urals region on October 1, 1926. The analysis of the sources helped to identify the location of settlements relative to water sources. The authors concluded that the settlements were located along rivers at a great distance from each other. The typology of the settlement network was dominated by this type of settlement as "derevnya". The number of "selo" and "vyselok" (the settlement outside the village) is slightly. The settlements outside the village were formed in the course of commercial activities of the population. Settlements in the area were small and amounted, on average, 11 households, 41 person. They had a chaotic structure of buildings, streets and alleys were absent. The social infrastructure of settlements of the area was poorly developed, the village council of Nakhrachi, which was the administrative center of Kondinskiy district, had all the elements of infrastructure (school, medical point, post office, commercial establishments).

Keywords:

typology of settlements, territorial distribution, lists of settlements, Circumpolar census, Kondinskiy district, network of settlements, size of settlements, social infrastructure, village, settlement

Введение

Сельские поселения, являясь важным звеном модернизационных процессов второй половины XIX – начала XX в., играли существенную роль в экономическом и социокультурном развитии страны, ее отдельных территорий.

В зависимости от природно-географических, производственно-торговых, религиозных, образовательных и иных функций сельские населенные пункты выступали составным звеном хозяйственного освоения регионов, их инфраструктура должна была удовлетворять базовые экономические и культурные потребности населения.

Изучение истории образования и функционирования отдельных поселений, развития сети населенных пунктов определенного региона (района) позволяют исследовать локальную практику колонизации слабоосвоенных территорий, определить специфику включения возникающих селений в региональную и всероссийскую (всесоюзную) хозяйственную базу, единое социокультурное пространство территории.

Целью данной статьи является конкретно-историческая характеристика пространственного размещения, типологии, величины, инфраструктуры сельских поселений Кондинского района Тобольского округа Уральской области по данным Приполярной переписи 1926 г.

Для характеристики сельской поселенческой сети вышеобозначенного района необходимо:

1) выявить природно-географические и конкретно-исторические условия и факторы, оказавшие влияние на складывание и развитие здесь сети поселений;

2) провести количественный и качественный анализ структуры поселений вновь образованной административно-территориальной единицы;

3) охарактеризовать социальную инфраструктуру населенных пунктов, что позволит определить уровень производственно-экономического и социально-культурного развития района;

4) проследить влияние процесса модернизации на социальное развитие сельской сети поселений Кондинского района.

Основным источником для написания работы стали материалы Приполярной переписи 1926-1927 гг., опубликованные в 1928 г. в многотомном издании «Населенные пункты Уральской области», где отдельный том посвящен Тобольскому округу [1]. Существенным дополнением к опубликованным источникам выступили списки населенных пунктов с указанием административного деления Тобольского округа Уральской области на 1 октября 1926 г. [7].

Извлеченную из вышеназванных источников информацию о типологии и структуре сельской поселенческой сети, ее развитии существенно дополнили, а в ряде случаев и подтвердили сведения из других, как опубликованных, так и неопубликованных, источников.

Особый интерес представляют описания Кондинского района, составленные участниками Приполярной переписи, – Л.Р. Шульцем, руководителем Уральской экспедиции, некто (С.И. или Ф.И.) Батуриным, ответственным за проведение переписи по Кондинскому району [1, с. X-XII]. Накануне переписи, зимой 1925 г. Л.Р. Шульцем по заданию Уральской плановой комиссии было проведено всестороннее обследование района.

Пространственное размещение и численность поселенческой сети района

Кондинский район был образован в феврале 1924 г. на основании постановлений ВЦИК от 3 и 12 ноября 1923 г. в составе Тобольского округа Уральской области. Территория района была сформирована из Верхне-Кондинской и Больше-Кондинской волостей бывшего Туринского уезда, Кондинской и Меньше-Кондинской – Тобольского уезда. Районным центром было определено село Нахрачи. К осени 1926 г. было создано 6 сельских советов (Болчаровский, Красноярский, Леушинский, Нахрачинский, Учинский, Шаимский) и один тузсовет (Карымский).

Источники показывают, что большинство поселений района располагалось вдоль главной водной артерии – реке Конде, левобережному притоку р. Иртыша. Часть населенных пунктов возникла у озер. Кондинский край, по определению Л.Р. Шульца, «с полным правом мог бы называться (наравне с Финляндией) страной тысячи озер» [2]. Кроме озер отдельные селения района располагались при т. н. «туманах» (протоках, старицах и проч.).

Место для поселения выбиралось так, чтобы обеспечивать жизненные потребности определенного количества людей. При этом наличие источника воды было одним из главных показателей пригодности территории для заселения. Предпринятый нами анализ размещения сети сельских поселений относительно водных источников показал, что большая часть населенных пунктов была расположена при больших и малых реках.

В таблице 1 представлено распределение поселений по виду водных источников (река, туман, озеро).

Таблица 1

Количество поселений района, обеспеченных водой из различных источников, 1926 г. [1, с. 88-105]

сельсоветы

кол-во населенных пунктов

река

«туман»

озеро

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Болчаровский

10

9

90

-

-

1

10

Карымский

17

15

88,2

-

-

2

11,8

Красноярский

9

8

88,9

-

-

1

11,1

Леушинский

28

23

82,2

3

10,7

2

7,1

Нахрачинский

20

18

90

2

10

Сатыгинский

21

18

85,7

2

9,6

1

4,7

Шаимский

23

21

91,3

-

-

2

8,7

Итого по району

128

112

87,5

5

3,9

11

8,6

В аналитической справке, подготовленной Ф. Батуриным, отмечалось: «Селения Кондинского района расположены главным образом по реке Конде, затем по Леушинско-Сатыгинскому туману (озеро длиной около 100 верст), по речкам Юконде и другим притокам реки Конды» [3]. Значительная часть поселений (117 поселений, 91,4 %) разместилась на реках, из них 5 населенных пунктов на «туманах», 11 поселений (8,6 %) – на берегу озер.

Жизнеспособность населенного пункта зависела не только от источника воды, наличия строевого и дровяного леса, но и от других факторов. Если для крестьян южной части Сибири при выборе места поселения ключевым являлось качество земли, то здесь – наличие условий для промыслов, охоты и рыбной ловли. По данным переписи, 90 % населения Кондинского района занимались различными промыслами, что отразилось не только на структуре отдельного хозяйства, но и на поселенческой сети в целом [1, с. XVIII].

Зачастую промысловик вынужден был удаляться от своего селения на значительное расстояние, поэтому на Конде вместе с постоянными (зимними) жилищами существовало значительное число единичных изб, разбросанных по берегам и лесам. Охотники, учитывая сезонность промысла (в основном, зимой), выстраивали их в местах, стоящих в наиболее посещаемых местах. Эти постройки служили им для ночлега и хранения продуктов питания и орудий промысла.

Занятия рыбной ловлей весной и осенью заставляли рыбаков выстраивать на песках и запорах специальные постройки. Если таких изб ставилось в одном месте значительное число, то образовывалось целое селение, которое получало название летних юрт. На территории Болчаровского сельсовета имелись поселения Летняя и Зимняя Пушта, где в первой насчитывалось 19 хозяйств с 66 жителями, а во второй – 9 хозяйств с 39 чел., на территории Нахрачинского – летняя и зимняя Каурья, с количеством хозяйств и жителей, соответственно, 4 хоз. (6 чел.) и 16 хоз. (62 чел.), летняя и зимняя Чекатка – 4 хоз. (15 чел.) и 7 хоз. (48 чел.) [1, с. 88-89, 96-99].

Таким образом, наиболее благоприятные природные условия для строительства жилища складывались в таежных местах Кондинского района, там, где было меньше болот. Северная тайга давала хороший строевой лес для возведения жилых и хозяйственных построек.

В большей степени, нежели природно-географические условия Западной Сибири, влияние на размещение населения, складывание и развитие сети населенных пунктов, их внешний вид и величину оказывал социально-экономический фактор.

По данным переписи, в районе было зарегистрировано 128 населенных пунктов, при этом один населенный пункт приходился на 428,1 кв. км территории края. Самыми крупными селениями являлись села Нахрачи (277 чел.), Леуши (200 чел.), Болчары (158 чел.), юрты Есаул (150 чел.) [1, с. XVII].

Население региона с начала ХХ в. претерпело ряд изменений как относительно своей абсолютной численности, так и этнического состава, условий расселения. В 1903 г. в волостях, составляющих нынешний Кондинский район (кроме селений Рыньинского и Ландинского) было 85 населенных пунктов, в которых проживало 3 271 человек. В 1910 г. те же волости имели 94 населенных пункта с 3 426 жителями. В 1924 г. Кондинский район включал 106 населенных пунктов (4 515 чел.). За это время в Шаимском сельском совете образовалось четыре новых поселения: Саран-суй, Урай, Петропавел и Чантырья, в Леушинском сельсовете – 5 поселков: Корн, Варан-паул, Луговая, Мыс и Гари; то же в Сатыгинском: Денисовка, Путизанцева, Новая, Озеро и Половинка; в Нахрачинском сельсовете вновь образовался поселок Новый Катыш, в Болчаровском поселки: Алексеевский, Пуголь и Шемлинский; последний на месте давно уже вымерших юрт Шемлиных [2, с. 324].

Наблюдался постоянный рост населения и числа населенных пунктов за счет русских переселенцев из смежных районов Ирбитского и Тагильского округов, Уватского и Тобольского районов Тобольского округа. По подсчетам Ф. Батурина, из Тобольского округа вселилось 222 хоз., Ирбитского – 111 хоз., Нижнетагильского – 85 хоз., других округов Уральской области – 3 хоз., из других губерний и областей – 31 хоз. Последние – это «две семьи украинцев, несколько семей вятичей, пермяков» [3, с. 326-327]. Коренное население не препятствовало их вселению как в имеющиеся юрты, так и брошенные.

По данным переписи 1926–1927 г., численность населения Кондинского района определилась в количестве 2 523 муж. и 2 720 жен., или 5 243 душ обоего пола. По численности населения район занимал десятое место в округе и пятое, последнее, место среди северных районов.

Плотность населения района составляла 1 человек на 10 кв. км. Постоянного промыслового населения (вместе с семьями) насчитывается 5 149 чел., в том числе 2 473 муж. и 2 676 жен. [1, c. XVII].

Типическая структура и величина сети поселений

Поселенческая сеть Кондинского района включала в свою типическую структуру села, деревни, выселки. Если в начале 1900-х гг. в «Списках» населенных пунктов рассматриваемой территории преобладали юрты как тип поселения, то в первые десятилетия советской власти их статус был изменен на деревни.

Как видно из таблицы 2, для исследуемого региона были характерны преимущественно деревни. В предварительных списках населенных мест (1926 г.) указан еще один тип поселения – выселок. Он представлял собой тип поселения, образованного в частном порядке путем выхода одной или нескольких семей из основного селения.

Таблица 2

Типическая структура поселенческой сети Кондинского района

(по отдельным сельским советам) [1, с. 88-105]

сельсоветы

кол-во населенных пунктов

село

деревня

выселок

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Болчаровский

10

1

10

9

90

-

-

Карымский

17

-

-

17

100

-

-

Красноярский

9

-

-

9

100

-

-

Леушинский

28

1

3,6

22

78,6

5

17,8

Нахрачинский

20

1

5

18

90

1

5

Сатыгинский

21

1

4,7

20

95,3

-

-

Шаимский

23

1

4,3

22

95,7

-

-

Итого по району

128

5

3,9

117

91,4

6

4,7

Выявляя особенности индивидуальных хозяйств, Ф. Батурин отмечал: «Если спросишь хозяина, сколько у него усадьбы, он сам затрудняется сказать. …Разработанного места мало, и если население не занимается огородничеством, то встречались селения в 5 дворов, занимающие площадь в 50 кв. саж[еней]; из этого видно, до чего скученно расположены строения» [3, c. 365].

Статус большинства крестьянских населенных пунктов зависел в основном от особенностей землепользования. Исключение составляли поселения, имевшие статус села. В Кондинском районе имелось 5 поселений с названным статусом: Болчары (48 хоз., 158 чел.), Леуши (53 хоз., 200 чел.), Нахрачи (95 хоз., 277 чел.), Сатыга (19 хоз., 106 чел.), Шаим (32 хоз., 81 чел.).

Большинство исследователей отмечает, что селом в изучаемый период называли населенный пункт, имеющий церковь. Во всех пяти селах церкви имелись. Вышеперечисленные селения выполняли функции не только религиозных, но и хозяйственных, административных центров.

Правила планировки и застройки населенных пунктов, разработанные центральными властями, не коснулись северных поселений. Исследователь Севера Б. Н. Городков, побывав в 1910 г. на р. Конде, писал: «Живут в избах, по плану своему совершенно подобных избам крестьян Тобольской губернии… У более зажиточных кондинцев дома строятся на городской лад и обставляются с большим или меньшим комфортом… Около дома находятся амбары, по большей части небольшие, выстроенные для предохранения запасов от крыс на нескольких столбах, что придает им сказочный вид избушек на курьих ножках. Самые селения, находящиеся обыкновенно на возвышенном берегу реки, по большей части весьма незначительны по количеству домов, число которых иногда не достигает даже десятка. Особенно это заметно в тех селениях, где нет пришлых русских. Только села более значительны и имеют несколько десятков домов. Дома, довольно часто даже двухэтажные, расположены без всякого плана. Улиц не имеется, но около церкви в селах всегда оставляется площадь, по краям которой находятся общественные здания: школа, волостное правление, хлебозапасный магазин и дома причта…» [4, с. 248-249].

Спустя полтора десятка лет, Л. Р. Шульц зимой 1925 г. по поручению Уралплана недавно созданной Уральской области посетил Кондинский район. Вторя Городкову, он отмечал: «Селения мало чем отличаются от селений прииртышских крестьян, если не считать еще большей, чем в тех, разбросанности и довольно часто попадающихся амбаров на ножках. Улиц, в точном смысле слова, нет даже в таких сравнительно больших селениях, как Болчары или юрты Красноярские…» [2, с. 309-310].

Стихийная планировка населенных пунктов, особенно коренного населения, не ограниченного пространством, отличалась хаотичностью – отмечают участники переписи: «В расположении построек полная безалаберность, изба стоит в одном месте, амбар – в другом, а скотный двор – в третьем, вперемежку идут строения других хозяев, двор или усадьба не огораживаются… Улиц, в точном смысле, нет, постройки не огорожены, расположены как попало, и можно ездить почти вокруг каждой из них» [3, с. 365].

Одной из важных характеристик, демонстрирующих степень развития поселенческой сети исследуемого региона, является величина входящих в нее населенных пунктов. Величина определяется по количеству имеющихся в селениях дворов и числу жителей.

Таблица 3

Количество населенных пунктов и их величина в Кондинском районе

(по отдельным сельским советам) [1, с. 88-105]

Населенных пунктов

Населения обоего пола (чел.)

Количество дворов

На один населенный пункт приходится дворов

Шаимский

23

546 168 7,3

Сатыгинский

21

739

177

8,4

Леушинский

28

1116

270

9,6

Нахрачинский

20

1128

287

14,4

Карымкарский

17

409

108

6,4

Болчаровский

10

686

171

17,1

Красноярский

9

616

177

19,7

Итого по району

128

5243

1358

10,6

Как показывают данные таблицы 3, наибольшей величиной по количеству дворов отличались поселения Красноярского, Болчаровского и Нахрачинского сельских советов, наименьшей – Шаимского. Селения Болчаровского и Красноярского сельсоветов были самыми многолюдными в районе (68–69 жителей, в среднем).

При изучении величины населенных пунктов мы условно разделили их на четыре основные категории. К числу малых поселений были отнесены селения, имевшие от 1 до 25 дворов, к средним – состоявшие из 26–200 усадеб. В связи с широким диапазоном данных внутри названной группы были выделены подгруппы поселений, объединившие те из них, которые имели: 1) от 26 до 50 дворов; 2) от 51 до 75; 3) от 76 до 100; 4) от 101 до 200 домохозяйств. Дополнительная классификация позволила увидеть изменения, проходившие внутри группы поселений средней величины, более четко.

Крупных поселений, где насчитывалось от 201 до 500 дворов, а также наиболее крупных (более 500 дворов) в рассматриваемом районе не было, но они часто встречались в южных районах Сибири.

Таблица 4

Классификация населенных пунктов по количеству хозяйств

[подсчит. по: 1, с. 88-105]

сельсоветы

кол-во населенных пунктов

1-25

26-50

51-75

76-100

101-200

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Болчаровский

10

8

90

1

5

-

-

-

-

1

5

Карымский

17

17

100

-

-

-

-

-

-

-

-

Красноярский

9

7

77,8

2

22,2

-

-

-

-

-

-

Леушинский

28

27

96,4

-

-

1

3,6

-

-

-

-

Нахрачинский

20

18

90

1

5

-

-

1

5

-

-

Сатыгинский

21

19

90,5

2

9,5

-

-

-

-

-

-

Шаимский

23

22

95,7

1

4,3

-

-

-

-

-

-

Итого

128

118

92,1

7

5,5

1

0,8

1

0,8

1

0,8

Проведенная классификация населенных пунктов по количеству хозяйств показывает, что в структуре поселенческой сети района подавляющее большинство селений было малой величины (см. таблицу 4). Они составляли 92 % всей поселенческой сети Кондинского района, тогда как средние по величине селения – лишь 8 %.

Развитие социальной инфраструктуры

Как отмечалось выше, административным центром района было с. Нахрачи. Самые дальние населенные пункты района – дер. Реденькое, Вершина, Есенут и др. – были расположены от Нахрачей на значительном расстоянии. Так, дер. Реденькое Красноярского сельсовета находилась в 232 верстах от районного центра, дер. Вершина Карымского сельсовета – в 174 верстах, дер. Есеунт Шаимского сельсовета – в 405 верстах.

На 1926 г. для сбыта продукции промыслов и приобретения продуктов питания было проложено 7 зимних дорог, из них три в сторону Тобольска, две на Туринск и две на Верхотурье и Надеждинск.

Летнее сообщение района производилось водными путями по р. Конде и Иртышу и пешими тропами. Последние имелись только на Демьянск Уватского района до Болчар, протяжением до 60-ти верст, из которых около половины – на лодке через озера. Имелась возможность добираться пешком по дороге от Шаима на Пелым и Гари, «но там нужно идти болотом около 60 верст». Еще одно возможное летнее сообщение, причем считалось «самым удобным»: от дер. Сотник в направлении на Туринск. По этой дороге приходилось переходить около 10 верст болотами.

Сообщение внутри района зимой производилось на лошадях по протоптанным дорогам. Протаптывание дорог в снегу и установка вех являлись обязательной дорожной повинностью для местного населения. После метели передвижение возможно было только на лыжах.

Извозный промысел для провоза чужого груза был слабо развит, в основном, перевозили собственный товар. Легковая ямщина – провоз пассажиров – производилась местным населением, но постоянно нанятых ямщиков не было.

Мостов в районе было крайне недостаточно, имелись только через некоторые небольшие речки. Летних колесных дорог не было, лишь местами конные и пешие тропы между ближайшими селениями. Наиболее длинная пешая и конная тропа была проложена от Шаима до Учиньи и от Учиньи до Сатыги, где были построены несколько небольших мостиков [3, с. 342-343].

Торговая сеть Кондинского района в момент переписи состояла из 3 государственных и 8 кооперативных торговых пунктов, размещенных в семи селениях: фактории Уральского областного отделения государственной экспортно-импортной торговой конторы – Уралгосторга в селениях Нахрачи, Болчары, Леушах и Шаиме, агентство «РАСО» в с. Нахрачах, общества потребителей в с. Нахрачах, Болчарах, Леушах и Шаиме; отделения потребительских обществ: Нахрачинского – в Карыме, Болчаровского – в д. Кельсиной, Леушинского – в д. Варпаул, Шаимского – в Учинье. После ликвидации агентства «РАСО» было вновь открыто в с. Нахрачах торговое отделение акционерного общества «Сырье».

В марте 1926 г. было образовано Болчаровское кооперативное охотничье-промысловое товарищество с отделениями в с. Нахрачах и д. Согом. В связи с этим Болчаровская фактория Уралгосторга с 1 января 1927 г. была ликвидирована. В целом, отмечается в документах, «потребкооперация … в большинстве слаба, задыхается в кредитах, что имела – раздала населению в долг, кредиты возвращаются населением слабо, а свою задолженность платить надо, в результате – недостаток товаров, слабость заготовок» [3, c. 347].

Кроме перечисленных выше организаций в июне 1926 г. в с. Леушах окружным комитетом Севера был открыт государственный хлебозапасный магазин, в задачи которого входило «снабжение продовольствием местного населения (преимущественно, туземного), нуждающегося в получении продовольственных ссуд особенно весной вследствие неулова рыбы и невыхода пушнины» [5, л. 50], а также «в целях освобождения населения от торгового капитала, с предоставлением беспроцентного долгосрочного кредита» [3, с. 347].

Базаров, ярмарок и торжков в районе не было, для продажи своей продукции население выезжало за пределы района, в основном, в крупные населенные пункты Уральской области: Тобольск, Туринск, Ирбит, Верхотурье, Надеждинск и др. В этот период обсуждался вопрос об открытии зимнего торжка в Леушинском сельском совете.

Скупка по домам пушнины, сбор ее в погашение задолженности по налогам производились факторией Уралгосторга и кооперативными организациями.

По официальным данным переписи, в Кондинском районе было зарегистрировано 24 культурно-просветительных учреждения, в т. ч. 9 школ первой ступени (в селах Болчары, Леуши, Нахрачи, Сатыга, Шаим, деревнях Летняя Пушта, Красный Яр, Учинья), одна школа-семилетка в районном центре, одна школа-интернат в Карыме [1, с. 88-105].

Несколько другая картина вырисовывается по архивным данным. В 1925 г. функционировала школа в дер. Есаул, она располагалась в наемном здании [6]. О наличии здесь школы указывается в списках населенных пунктов на 1 октября 1926 г. [7, c. 21-22].

В дер. Летняя Пушта в 1926 г. была вновь открыта школа, рассчитанная на детей из селений Летней и Зимней Пуштины и Шумиловой, но детей отдали учиться только 7 чел. из местного селения, из других же селений совсем не привезли. В связи с этим по распоряжению райисполкома эта школа была закрыта в январе 1927 г. [3, с. 356].

Специальные здания имели школы в Нахрачах, Леушах, Сатыгино. Это были постройки церковно-приходских школ. В наемных помещениях располагались Карымская школа-интернат (в 1926 г. было начато строительство нового здания), Леушинская, приспособленном – в дер. Учинья [8, л. 73 об.].

Кроме того, в районном центре имелись народный дом, районная библиотека. Народный дом им. Луначарского в с. Нахрачинском был открыт в здании церкви [9, л. 18 об.].

Четыре избы-читальни были открыты в Нахрачах, Болчарах, Леушах и Шаиме, в остальных сельских центрах работали красные уголки. В октябре 1926 г. была начала функционировать Леушинская изба-читальня. Она размещалась в одном здании с сельским советом, занимала комнатку 2х3 м. В комнатах при сельских советах размещались также другие избы-читальни [9, лл. 184, 198 об., 227 и др.].

По одним данным, на 1 октября 1926 г., в Кондинском районе имелись один врачебный участок (Нахрачи), три фельдшерских медицинских, один ветеринарный пункты [7, с. XXXI]. В сведениях по районам в этом же источнике фельдшерские пункты названы только в двух населенных пунктах – селах Болчары и Шаиме [7, с. 19, 23].

В аналитической записке Ф. Батурина указано, что в районе работали три амбулатории для медицинской помощи: в с. Нахрачах, Болчарах и Карыме, где прием вели фельдшеры; имелась свободная вакансия в с. Сатыге, там короткое время работал фельдшерский пункт. Больница еще не была открыта, здание для нее достраивалось: «Медицинской помощью пользуется преимущественно население там, где находится медицинский пункт, и ближайших к нему селений, что же касается отдаленных селений, то там фельдшер бывает очень редко, не более одного раза в год, а в некоторые небольшие отдаленные селения [приезжает] и того реже…» [3, с. 355-356].

В Кондинском районе работало одно почтовое отделение в с. Нахрачи. Доставка почты шла через с. Демьянское Уватского района за 160 верст. Почта в Демьянское и из него зимой ходила один раз в неделю, летом, в зависимости от погодных условий, – один раз в месяц на катере, или лодкой, или пешей тропой. Весной и осенью из-за бездорожья перерыв почтового движения составлял месяц – полтора.

В целом судить об уровне развития инфраструктуры поселенческой сети района можно по данным, представленным в таблице 5.

Таблица 5

Количество селений, имевших различные учреждения социальной инфраструктуры (по сельским советам) [1, с. 88-105]

сельсоветы

селений

пристань

школа

врач. пункт

вет. пункт

телеграф

почта

кооп. организация

Болчаровский

10

2

2

-

-

-

-

1

Карымский

17

-

1

-

-

-

-

1

Красноярский

9

2

1

-

-

-

-

2

Леушинский

28

1

1

-

-

-

-

2

Нахрачинский

20

1

1

1

1

6

1

2

Сатыгинский

21

-

2

-

-

21

3

1

Шаимский

23

1

1

-

-

22

-

1

По району

128

7

9

1

1

49

4

10

Заключение

Таким образом, особенности развития сети поселений Кондинского района Тобольского округа Уральской области в 1926-1927 гг. заключались в редкоочаговом лентообразном (вдоль рек) размещении населенных пунктов, их удаленности на значительные расстояния друг от друга и от районного центра, отсутствии строгой планировочной застройки, преобладании селений малой величины (от 1 до 25 дворов). Людность населенных пунктов района составляла в среднем 41 человек.

Производственно-экономическое развитие поселений Кондинского края характеризовалось отсутствием промышленных заведений фабрично-заводского типа, преобладанием мелких торгово-промысловых предприятий (рыболовных песков, охотничьих товариществ и проч.).

Социокультурная инфраструктура поселенческой сети района была представлена образовательными, медицинскими учреждениями, почтой, телеграфом. Тем не менее, элементы названной инфраструктуры присутствовали далеко не в каждом населенном пункте. Учреждения связи (телеграф и почта, которая доставлялась по реке) имелись практически во всех селениях Сатыгинского и Шаимского сельсоветов, в то время как в населенных пунктах Болчаровского, Карымского, Красноярского и Леушинского сельских советов названные элементы инфраструктуры отсутствовали.

Наиболее развитой в исследуемый период оказалась социальная инфраструктура Нахрачинского сельского совета, в которую входили кооперативная организация, школа, врачебный и ветеринарный пункты, телеграф, почта, имелась пароходная пристань, торговые заведения. Развитие инфраструктуры сельсовета объясняется, прежде всего, административным значением с. Нахрачи как центра обширного слабоосвоенного северного района.

Работа поддержана программой УрО РАН «Традиции и инновации в истории и культуре» № 15-13-4-1

Библиография
1.
Населенные пункты Уральской области. T.XII. Тобольский округ / под ред. И.Н. Гридина, А.А. Колупаева, Ф.Н. Лебедева. Л. Свердловск, 1928. 49+231 с.
2.
Шульц Р.Л. Очерк Кондинского района // Кондинский край XVI – начала ХХ в. в документах, описаниях, записках путешественников, воспоминаниях / под ред. В.И. Байдина. Екатеринбург : изд-во Урал. ун-та, 2006. С. 306-324.
3.
Батурин Ф. Краткое описание Кондинского района Тобольского округа по Всесоюзной переписи 1926-1927 гг. // Кондинский край XVI – начала ХХ в. … С. 324-367.
4.
Городков Б.Н. Река Конда // Кондинский край XVI – начала ХХ в. … С. 245-261.
5.
Государственное бюджетное учреждение Тюменской области «Государственный архив в г. Тобольске» (далее – ГБУТО ГА в Тобольске). Ф. Р690. Оп. 1. Д. 96.
6.
ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. Р676. Оп. 1. Д. 197.
7.
Список населенных пунктов и административное деление Тобольского округа, Уральской области. На 1 октября 1926 года. Тобольск, 1926. 16+95 с.
8.
ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. Р690. Оп. 1. Д. 93.
9.
ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. Р676. Оп. 1. Д. 311.
References (transliterated)
1.
Naselennye punkty Ural'skoi oblasti. T.XII. Tobol'skii okrug / pod red. I.N. Gridina, A.A. Kolupaeva, F.N. Lebedeva. L. Sverdlovsk, 1928. 49+231 s.
2.
Shul'ts R.L. Ocherk Kondinskogo raiona // Kondinskii krai XVI – nachala KhKh v. v dokumentakh, opisaniyakh, zapiskakh puteshestvennikov, vospominaniyakh / pod red. V.I. Baidina. Ekaterinburg : izd-vo Ural. un-ta, 2006. S. 306-324.
3.
Baturin F. Kratkoe opisanie Kondinskogo raiona Tobol'skogo okruga po Vsesoyuznoi perepisi 1926-1927 gg. // Kondinskii krai XVI – nachala KhKh v. … S. 324-367.
4.
Gorodkov B.N. Reka Konda // Kondinskii krai XVI – nachala KhKh v. … S. 245-261.
5.
Gosudarstvennoe byudzhetnoe uchrezhdenie Tyumenskoi oblasti «Gosudarstvennyi arkhiv v g. Tobol'ske» (dalee – GBUTO GA v Tobol'ske). F. R690. Op. 1. D. 96.
6.
GBUTO GA v Tobol'ske. F. R676. Op. 1. D. 197.
7.
Spisok naselennykh punktov i administrativnoe delenie Tobol'skogo okruga, Ural'skoi oblasti. Na 1 oktyabrya 1926 goda. Tobol'sk, 1926. 16+95 s.
8.
GBUTO GA v Tobol'ske. F. R690. Op. 1. D. 93.
9.
GBUTO GA v Tobol'ske. F. R676. Op. 1. D. 311.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"