Статья 'Деятельность чекистов Алтайского края по обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Деятельность чекистов Алтайского края по обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции

Шатилов Сергей Петрович

кандидат юридических наук

доцент, Барнаульский юридический институт МВД России

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Малахова, 122

Shatilov Sergei Petrovich

PhD in Law

Docent, the department of Theory and History of State and Law, Barnaul Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

656049, Russia, Altai Krai, Barnaul, Malakhova Street 122

Shatilov_sp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Заречнев Дмитрий Олегович

кандидат исторических наук

доцент, Барнаульский юридический институт МВД России

656019, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Гущина, 173 д

Zarechnev Dmitrii Olegovich

PhD in History

Docent, the department of Tactical and Special Training, Law Institute of Ministry of Internal Affairs of Russia

656019, Russia, Altai Krai, Barnaul, Guschina Street 173 D

Shatilov_sp@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2017.8.22243

Дата направления статьи в редакцию:

08-03-2017


Дата публикации:

25-08-2017


Аннотация.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в процессе деятельности НКГБ по обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции в годы Великой Отечественной войны. Предметом исследования являются основные направления деятельности НКГБ предполагавшие проведение достаточно большого количества значимых для военного времени мероприятий по обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции в годы Великой Отечественной войны. Актуальность статьи заключается в том, что по настоящее время такой исторический феномен, как перевод промышленности СССР на военные рельсы, а также весьма сжатые сроки проведенной эвакуации не перестают вызывать удивление в рамках общественного исторического сознания, как в России, так и за рубежом, становясь специальным предметом исторического познания. В статье авторы впервые рассматривают региональный срез данных исторических процессов, а именно подвергли анализу и оценке деятельность чекистов на территории Алтайского края по обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции в годы Великой Отечественной войны. Методологической основой исследования являются принципы историзма, объективности и системности. Исходя из этих и других методологических принципов в статье по анализируемой проблеме широко использовались традиционные общенаучные формально-логические методы: дедукция, индукция, сравнительный и ретроспективный анализ и синтез, а также использован ретроспективный метод; проблемно-исторический метод и др. Научная новизна исследования заключается в том, что авторами впервые в отечественной истории предпринята попытка комплексного анализа основных направлений деятельности НКГБ по обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции в годы Великой Отечественной войны. Основными направлениями являлись: обеспечение сохранности имущества, борьба с хищениями, обеспечение режимности работы объектов, борьба с дезертирством и распространением провокационных слухов. Основными выводами проведенного исследования являются: во-первых, в годы Великой Отечественной войны органы НКГБ привлекались для решения не свойственных им задач, они активно участвовали в перестройке экономики страны на военный лад, совместно с администрацией предприятий принимали меры по выполнению оборонных заказов; во-вторых, особые отделы НКГБ осуществляли контроль за действиями руководителей предприятий и заводов по введению в строй эвакуированных предприятий перепрофилированных на нужды военного времени; в-третьих, в годы войны привлечение органов НКГБ к обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции было вынужденной мерой, призванной компенсировать неэффективность работы в экстремальных условиях других структур государственного аппарата; в-четвертых, в ходе реализации задач по обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции органы государственной безопасности нередко использовали репрессивные методы, добивались выполнения поставленной цели под угрозой привлечения граждан к уголовной ответственности.

Ключевые слова: эвакуация, чекисты, завод, постановление, указ, распоряжение, Великая Отечественная война, промышленность, экономическая функция, предприятия

Abstract.

The object of this research is the social relations emerging in the work process of the People's Commissariat for State Security (NKGB) on ensuring security of transition of manufacturing industry to defense production during the period of Great Patriotic War. The subject of this research is the key directions of NKGB activity that suggested realization of significantly large amount of the important for wartime events aimed at ensuring security of transition of manufacturing industry to defense production. Relevance of this article is defined by the fact that until present time such historical phenomenon as converting the Soviet manufacturing industry into wartime footing alongside the fairly compressed timeframe of the conducted evacuation, remain to evoke astonishment within the public historical consciousness in Russia and abroad, becoming a special topic of historical cognition. The author for the first time examine the regional aspect of the aforementioned historical processes, namely the Chekist activities in Altai Krai pertaining to ensuring security of transition of manufacturing industry to defense production during the Great Patriotic War.  The scientific novelty lies in the authors’ attempt to comprehensively analyze the key directions of the work of NKGB on this matter, which included: preservation of possessions, fight against embezzlement, object secrecy, counteracting desertion and distribution of provocative rumors. The authors conclude that during the period of Great Patriotic War, the People's Commissariat for State Security were involved in the unusual to them objectives, actively participated in converting the national economy into wartime forint, as well as in conjunction with the corporate management adopted measures for executing the defense order. Separate departments of NKGB exercised control over the actions of chief executives and factories on putting in the evacuated enterprises restructured for the needs of wartime. It is also underlined that transition of manufacturing industry to defense production was a compulsory measure for compensating the inefficiency of work of other departments of the state apparatus under the extreme circumstances. In the course of implementation of transition of manufacturing industry to defense production were often applied the repressive methods, including the threat of holding citizens criminally accountable.

Keywords:

Enterprises, Economic function, Manufacturing industry, Great Patriotic War, Order, Decree, Decision, Factory, Chekists, Evacuation

Вторжение Германии произошло в экономически важные регионы Союза Советских Социалистических Республик, где в мирное время была сосредоточена значительная часть промышленной и сельскохозяйственной продукции страны, что привело к существенным экономическим потерям на начальном этапе войны. В первые месяцы Великой Отечественной войны существенно сократился объем промышленного производства, особенно это коснулось оборонных отраслей, объем валовой продукции промышленности CСCP уменьшился в 2,1 раза [1, с. 806]. В связи с утратой важных сельскохозяйственных регионов страны возникла напряженная ситуация со снабжением Красной Армии и Военно-морского флота, а также гражданского населения товарами первой необходимости.

Существенные потери в различных секторах экономики вызвали необходимость в кратчайшие сроки максимально сохранить предприятия, находившиеся в зоне риска.

Руководством советского государства было принято решение об эвакуации предприятий и людских ресурсов в тыловые районы.

Базовым нормативным правовым актом военного времени, регулирующим общественные отношения, возникающие в процессе эвакуации, было Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 июня 1941 г. «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества» [9, с. 81]. В связи с масштабным отступлением частей Красной Армии Советом народных Комиссаров СССР и Центральным Комитетом ВКП(б) 29 июня 1941 г. была принята директива, которая содержала требование об эвакуации материальных ценностей в случае вынужденного отхода Красной Армии, а если эвакуировать не представлялось возможным, следовало уничтожать их [12, с. 15]. Данное постановление внесло ясность на местах, урегулировало и сыграло значительную роль в организации перебазирования производственных сил западных районов страны на Восток [10, с. 61].

Только в начале войны в районы тыла было эвакуировано 2743 промышленных предприятий [1, с. 408], из них более 40 крупных промышленных предприятий на территорию Алтайского края [3, с. 77], в течение 1941 – 1943 гг. в край прибыли свыше 150 тыс. эвакуированных граждан СССР [11, с. 152-153].

Многие предприятия промышленности в годы войны требовали контрразведывательного обслуживания, в связи с чем, были перепрофилированы на выпуск продукции, необходимой фронту [2, с. 74], приобретая оборонное значение. В годы войны чекистами Алтайского края на этих предприятиях реализовывались мероприятия по обеспечению сохранности эвакуированного имущества, режимности объектов, проводилась борьба с распространителями провокационных слухов, дезертирством и т.д.

В годы Великой Отечественной войны особую значимость приобрела сохранность имущества во время транспортировки и по месту его прибытия. 14 декабря 1941 г. ГКО СССР было издано Постановление «Об охране народно-хозяйственных грузов на железнодорожном транспорте», в котором было определено 59 наименований грузов, подлежащих охране при перевозке [8, л.1.].

В связи с тем, что в конце 1941 г. хищения грузов на водном транспорте достигли больших размеров, ГУМ НКВД СССР была принята Директива № 29/6-1530 от 25 апреля 1942 г., в которой были определены мероприятия, направленные на поддержание порядка на водном транспорте, с целью предотвращения хищений грузов [8, л. 133].

С началом военных действий в Алтайский край постоянно прибывали различные грузы с товарно-материальными ценностями, на которые нередко не было никаких документов, их хранение было ненадлежащим. Все это создавало благоприятные условия для хищений эвакуированных предприятий. Так, в докладной записке начальника УНКВД по Алтайскому краю сообщались, что в Рубцовском районе арестована преступная группа, состоящая из 10 работников эвакуированного завода «Сельмаш», которая в течении нескольких месяцев похитила заводского оборудования на общую сумму 10000 руб. [6, л. 265]

Чекисты Алтайского края проводили профилактические мероприятия: устраивали засады, задерживали лиц без прописки, находящихся на железнодорожных путях, подвергали аресту лиц, подозреваемых в совершении грабежей и хищении на транспорте, что не могло не приносить своих положительных результатов [8, л. 86].

Так, в ходе оперативно-следственных мероприятий был установлен факт хищения 3000 метров мануфактуры при эвакуации текстильной фабрики из г. Дедовск. В процессе следствия было установлено, что начальник эшелона – заведующий центральными складами данной фабрики продал в пути следования эшелона этот материал, а вырученные деньги присвоил себе [6, л. 266].

Также проводились проверки предприятий и организаций при их приеме, развертывании и введении в строй. Так, в спецсообщении начальника УНКВД по Алтайскому краю от 24 июня 1942 г. секретарю Алтайского крайкома ВКП(б) доводилась информация о состоянии эвакуированного оборудования Ельцовского кожзавода. «В адрес Барнаульского Государственного кожзавода за время с 16 декабря 1941 г. по март 1942 г. поступило эвакуированное оборудование в количестве 46 вагонов. Все поступившее оборудование и кожа свалены в кучи под открытым небом на железнодорожной площадке Союзтранса. В связи с наступившим потеплением таяния снега, оборудование подвергается порче и приходит в негодность» [4, л. 84-85].

По результатам таких сообщений в партийных органах проходили заседания, в ходе которых намечались пути устранения недостатков, одним из которых являлось ходатайство перед прокуратурой о возбуждении уголовных дел в отношении должностных лиц, халатно выполняющих свои обязанности.

Обеспечивая режимность предприятий, чекисты проводили мероприятия по проверке наличия пропусков их достоверности и единообразия, соответствия контрольно-пропускных пунктов инструкции о работе особо режимных предприятий, следили за отсутствием на территории предприятий общественных учреждений и т. д.

В спецсообщении УНКВД по Алтайскому краю от 3 апреля 1942 г.«О нарушении пропускного и внутреннего режима на заводе №17» доводится информация секретарю Алтайского крайкома ВКП(б) о выявлении ряда нарушений пропускного и внутреннего режима. Так, директор завода на протяжении января-марта 1942 г. г. вопреки действующей инструкции систематически отдавал распоряжения охране пропускать на территорию завода лиц, не работающих на предприятии, не прошедших специальной проверки в органах НКВД. В качестве примера приводится следующий случай: по личному распоряжению директора завода 5 марта 1942 г. без предварительной проверки, санкции НКВД и надлежащего оформления пропусков, на завод была пропущена 10-я строительная колонна «Стройгаз» в количестве 400 чел, сотрудники которой выполняли строительные работы на территории завода до 15 марта 1942 г. без соответствующего оформления пропусков [5, л. 418].

Также архивные документы свидетельствуют, о выявлении случаев, когда директора заводов своим распоряжением допускали к работе лиц, которым Народным комиссариатом внутренних дел в допуске к работе по результатам проверки было отказано. Так, в марте 1942 г. УНКВД Алтайского края отказал в допуске к работе трем лицам, как имевшим компрометирующие материалы, однако директор завода, зная об этом, вопреки существующей инструкции дал распоряжение комендатуре выдать этим лицам пропуска и допустить их к работе на заводе [5, л. 419].

Также чекистами проводились проверки на соответствие контрольно-пропускных пунктов инструкции о работе особо режимных предприятий. В марте 1942 г. было установлено, что на заводе №17 проходная будка, выполняющая роль контрольно-пропускного пункта не отвечает предъявляемым требования по пропускной способности, в результате чего по окончании трудовой вахты рабочие стоят в очереди по 5-10 мин. [5, л. 420]

В годы войны чекистами Алтайского края проводилась работа по проверке недопущения размещения на территории особых объектов общественных учреждений. Так, в первом квартале 1942 г. на заводе №17 сотрудниками УНКВД было установлен факт размещения хозяйственных отделов, партийной и комсомольской организации, завкома и других общественных учреждений на территории завода, тогда как согласно существующей инструкции о работе особо режимных предприятий эти отделы должны быть размещены вне территории завода [5, л. 420].

В годы Великой Отечественной войны сотрудниками УНКВД по Алтайскому краю постоянно проводилась работа по выявлению на эвакуированных предприятиях и заводах лиц распространявших провокационные слухи, (панические проявления) проводивших антисоветскую агитацию.

Достаточно часто чекисты в результате оперативных мероприятий выявляли лиц среди рабочих и служащих высказывающих недовольство в отношении эвакуации заводов из прифронтовой полосы вглубь страны, агитировавших к дезертирству с предприятий и заводов и возвращению к прежним местам своего жительства, несмотря на то, что местожительство отдельных лиц временно было оккупировано немецкой армией.

Наиболее часто выявление провокационных слухов и антисоветской агитации проявлялось среди отдельных рабочих, инженерно-технических работников и служащих, прибывших по эвакуации из городов Москвы, Ворошиловграда, Подольска. Так, на заводе №17 одним из рабочих, высказывалась мысль, что «завод напрасно эвакуировали, высшим руководством страны предпринимаются попытки уничтожить промышленность, вывозя предприятия в неизвестном направлении» [7, л. 194]. Другой рабочий этого же завода говорил, что «не настоль Германия обессилена, чтобы не захватить всю страну. Если бы я стоял у власти, то не проводил эвакуации заводов» [7, л. 194].

Справедливо будет отметить, что причины таких высказываний крылись в следующем: во-первых, семьи некоторых рабочих и служащих не были эвакуированы и оставались на оккупированной территории. Так, в начале 1942 г. трое рабочих дезертировали в Ворошиловград, где оставили не эвакуированные семьи [5, л. 56]; во-вторых, отсутствием надлежащей заботы со стороны руководства предприятий и заводов о создании бытовых условий. Так, один из рабочих высказал в присутствии трудового коллектива мысль, что «если ему не дадут лучшую квартиру, которая состоит из одной проходной комнаты, то к весне он вернется домой» [5, л. 57].

На многих предприятиях ненадлежащим образом было организовано питание рабочих. Проявлялось это в обеспечении рабочих обедами, приготовленными из просроченных продуктов, в отдельных случаях обеды предоставлялись в недостаточном количестве, на некоторых предприятиях и заводах небыли оборудованы столовые, в связи с чем, обеды с других пунктов питания доставлялось в холодном виде. Так, 16 ноября 1941 г. на заводе №17 в связи с отсутствием собственной столовой пища изготавливалась в столовой Сибтекстильстроя и доставлялась столовую завода холодной. Для подогрева пищи требовалось 2 часа вместо одного, тем самым нарушался график ее выдачи [7, л. 195]. В связи с неорганизованностью общественного питания, имели место опоздания рабочих к рабочим местам, что приводило к простаиванию на длительное время оборудования. Это в свою очередь подрывало плановые поставки военной техники на фронт и наносило существенный вред реализации функции защиты отечества.

Как мы видим, в годы Великой Отечественной войны органы НКГБ привлекались для решения не свойственных им задач, они активно участвовали в перестройке экономики страны на военный лад, совместно с администрацией предприятий принимали меры по выполнению оборонных заказов. Особые отделы НКГБ осуществляли контроль за действиями руководителей предприятий и заводов по введению в строй эвакуированных предприятий перепрофилированных на нужды военного времени [13, с. 90].

В годы войны привлечение органов НКГБ к обеспечению безопасности перевода промышленности на выпуск оборонной продукции было вынужденной мерой, призванной компенсировать неэффективность работы в экстремальных условиях других структур государственного аппарата. Однако в ходе реализации этих задач органы государственной безопасности нередко использовали репрессивные методы, добивались выполнения поставленной цели под угрозой привлечения граждан к уголовной ответственности. Однако благодаря именно этим мерам за годы Великой Отечественной войны на предприятиях Алтайского края не было совершено не одной диверсии.

Библиография
1.
Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия / М.: Сов. энциклопедия. – 1985. – 832 с.
2.
Гашенко В. А. Участие Новосибирского Управления НКВД в партийной жизни области накануне и в годы Великой Отечественной войны // Вестник Томского государственного университета. – 2012.– № 354. – С. 74–76.
3.
Гончаров В. Д. Вклад Алтайского края в победу над фашистской Германией в Великую Отечественную победу 1941-1945 гг. / Барнаул: ИП Колмогоров И. А. – 2016. – 608 с.
4.
Государственный архив Алтайского края (ГАРФ). ГААК Ф.1. Оп. 18. Д. 157.
5.
Государственный архив Алтайского края (ГАРФ). ГААК Ф.1. Оп. 18. Д. 158.
6.
Государственный архив Алтайского края (ГАРФ). ГААК. Ф. 1. Оп. 18. Д. 155.
7.
Государственный архив Алтайского края (ГАРФ). ГААК. Ф. 1. Оп. 18. Д. 27.
8.
Государственный архив Алтайского края (ГАРФ). ГААК. Ф. 9415. Оп. 3. Д. 86.
9.
Ковалев И. В. Транспорт в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.) / М.: Наука. – 1981. – 480 с.
10.
Крюков А. И. Пути и тревоги. Записки военного железнодорожника. 2-е изд., испр. и доп. / Петрозаводск: Карелия. – 1979. – 267 с.
11.
Мелехова Ю. А. Продовольственное обеспечение эвакуированных граждан в 1941-1943 годах (на материалах Алтайского края) / Вестник Пермского университета. – 2015. – № 2(29). – С. 152–153.
12.
Ханин С. В., Вирабов В. С. Организационные и правовые основы взаимодействия милиции и населения в межвоенный период и годы Великой Отечественной войны // Юридическая наука и практика : Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2013. – № 22. – С. 14–18.
13.
Шатилов С. П., Шатилова О. А. Правовые формы реализации правоохранительной функции в годы Великой Отечественной войны // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2011. – №1. – С. 89–91.
References (transliterated)
1.
Velikaya Otechestvennaya voina. 1941-1945: Entsiklopediya / M.: Sov. entsiklopediya. – 1985. – 832 s.
2.
Gashenko V. A. Uchastie Novosibirskogo Upravleniya NKVD v partiinoi zhizni oblasti nakanune i v gody Velikoi Otechestvennoi voiny // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2012.– № 354. – S. 74–76.
3.
Goncharov V. D. Vklad Altaiskogo kraya v pobedu nad fashistskoi Germaniei v Velikuyu Otechestvennuyu pobedu 1941-1945 gg. / Barnaul: IP Kolmogorov I. A. – 2016. – 608 s.
4.
Gosudarstvennyi arkhiv Altaiskogo kraya (GARF). GAAK F.1. Op. 18. D. 157.
5.
Gosudarstvennyi arkhiv Altaiskogo kraya (GARF). GAAK F.1. Op. 18. D. 158.
6.
Gosudarstvennyi arkhiv Altaiskogo kraya (GARF). GAAK. F. 1. Op. 18. D. 155.
7.
Gosudarstvennyi arkhiv Altaiskogo kraya (GARF). GAAK. F. 1. Op. 18. D. 27.
8.
Gosudarstvennyi arkhiv Altaiskogo kraya (GARF). GAAK. F. 9415. Op. 3. D. 86.
9.
Kovalev I. V. Transport v Velikoi Otechestvennoi voine (1941–1945 gg.) / M.: Nauka. – 1981. – 480 s.
10.
Kryukov A. I. Puti i trevogi. Zapiski voennogo zheleznodorozhnika. 2-e izd., ispr. i dop. / Petrozavodsk: Kareliya. – 1979. – 267 s.
11.
Melekhova Yu. A. Prodovol'stvennoe obespechenie evakuirovannykh grazhdan v 1941-1943 godakh (na materialakh Altaiskogo kraya) / Vestnik Permskogo universiteta. – 2015. – № 2(29). – S. 152–153.
12.
Khanin S. V., Virabov V. S. Organizatsionnye i pravovye osnovy vzaimodeistviya militsii i naseleniya v mezhvoennyi period i gody Velikoi Otechestvennoi voiny // Yuridicheskaya nauka i praktika : Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii. – 2013. – № 22. – S. 14–18.
13.
Shatilov S. P., Shatilova O. A. Pravovye formy realizatsii pravookhranitel'noi funktsii v gody Velikoi Otechestvennoi voiny // Vestnik Altaiskoi akademii ekonomiki i prava. – 2011. – №1. – S. 89–91.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"