Статья 'Проблемы развития советского гражданского права и процесса в период кодификации середины 1950-х – середины 1960-х гг.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы развития советского гражданского права и процесса в период кодификации середины 1950-х – середины 1960-х гг.

Биюшкина Надежда Иосифовна

доктор юридических наук

профессор, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

603950, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, 23

Biyushkina Nadezhda Iosifovna

Doctor of Law

Prodessor, the department of Theory and History of State and Law, N. I. Lobachevsky Nizhny Novgorod State University

603950, Russia, Nizhny Novgorod, Gagarina Street 23

Asya_biyushkina1@list.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2017.1.20663

Дата направления статьи в редакцию:

07-10-2016


Дата публикации:

09-02-2017


Аннотация.

В статье уделяется внимание тем изменениям в гражданском праве и процессе, которыми характеризовался процесс разработки и проведения кодификации советского законодательства в середине 1950-х – середины 1960-х гг. отмечается причинно-следственная связь изучаемых трансформаций с реформированием сталинской партийно-государственной и политико-правовой модели. Творческой интерпретации подверглось изучение принципов советского гражданского права и процесса, в частности, был проведен детальный анализ положения о независимости судей в Советском государстве. Рассмотрен процесс разработки и принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 8 декабря.1961 г. и Основ гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 г. Изучены и проанализированы мнения советских ученых-цивилистов относительно разработки понятийного аппарата отрасли советского гражданского права. Статья основана на использовании концептуальных положений диалектического метода научного познания. Автором применялись такие общенаучные методы, как системный метод, анализ, синтез, дедукция, индукция, сравнение, описание, что позволило установить особенности претворения в реальность основных принципов советского гражданского права и процесса в изучаемый период. Среди использованных автором специальных и частнонаучных методов необходимо выделить историко-правовой, который позволил определить основные черты развития советского гражданского и гражданско-процессуального права в период кодификации второй половины 1950-х – середины 1960-х гг. Основными выводами проведенного исследования являются выявленные автором многочисленные исключительно значимые изменения в советском гражданском и гражданско-процессуальном праве в изучаемый период, которые были отражены в кодификации второй половины 1950-х – 1960-х гг., что способствовало восстановлению социалистической законности. Автор был сделан оригинальный вывод о том, что проводимая в 50-60-е гг. кодификация советского гражданского права была основана на доктрине, разработанной в трудах исследователей-цивилистов в 1940-1950-х гг., то есть в недрах господствующей системы государственного планирования и в его рамках директивного распределения практически всех материальных ресурсов. Особым вкладом автора в исследование темы является вывод о том, что качественные политико-правовые трансформации, произошедшие в СССР в середине 1950-х – 1960-е гг., способствовали развитию организационно-правовых механизмов защиты и охраны прав советских граждан.

Ключевые слова: гражданское право, гражданский процесс, законодательство, Советское государство, XX съезд КПСС, социалистическая законность, демократизм, гуманизация, право собственности, свобода договора

Abstract.

This article focuses attention of the changes in civil law and procedure, which characterized the process of development and codification of the Soviet legislation over the period of mid 1950’s – mid 1960’s, as well as determines cause-and-effect relationship between the studied transformations and reforms of the Stalinist party-state and political-legal model. Examination of the principles of Soviet civil law and procedure was subjected to creative interpretation; particularly, the author conducted a detailed analysis of provision on the judicial independence in the Soviet State. The work explores the process of formulation and adoption of the fundamentals of civil legislation, as well as fundamentals of civil procedure of the Union of Soviet Socialist Republics and union republics of December 8, 1961. The opinions of the Soviet scholars-civilists related to the development of conceptual apparatus of the branch of the Soviet civil law are being researched and analyzed. The main conclusion of this work consists in the determined by the author multiple and exceptionally important changes in the Soviet civil and civil-procedural law during the studied period reflected in codification of the late 1950-1960’s, which contributed into restoration of the Socialist lawfulness. The author made an original conclusion that the conducted in 1950-1960’s codification of the Soviet civil law was based on the doctrine developed in the works of scholars-civilists in the 1940-1950’s, in other words, within the dominant system of state planning and its frameworks of directive distribution of virtually all material resources. The author’s special contribution lies in the fact that the qualitative political-legal transformations, which took place in USSR over the period of mid 1950’s – mid 1960’s, encouraged the development of the organizational-legal mechanisms of protection and preservation of rights of the Soviet citizens.

Keywords:

Freedom of contract, Property right, Humanization, Democratism, Socialist lawfulness, XX Congress of the Communist Party of the Soviet Union, Soviet State, Legislation, Civil procedure, Civil law

Изменения в области гражданского права и процесса, происходившие в СССР в 50-60-е гг., были обусловлены процессами демонтажа сталинской партийно-государственной и политико-правовой модели. Претворяя в жизнь решения XX съезда КПСС, советское руководство пришло к необходимости проведения масштабной кодификации всего советского законодательства с целью восстановления норм и принципов «социалистической законности».

Провозглашенное на XX съезде КПСС претворение в жизнь таких важных принципов, как социалистическая законность и правопорядок, внутрипартийный демократизм, привело и к их отражению в советском гражданском и гражданско-процессуальном законодательстве изучаемого периода.

В соответствии с решениями XX съезда КПСС принципы демократизма и социалистической законности являлись ключевыми в советском гражданском праве конца 50-х – начала 70-х гг. Акцент на принципе законности положил начало зачаткам формирования гражданского общества, жизнедеятельность которого базируется на основе правовых норм.

В кодификации гражданского и гражданско-процессуального законодательства существовала та же особенность, что и в создании других отраслевых кодексов: первым шагом становилось принятие общесоюзного акта, а впоследствии – кодексов республик в составе СССР.

8 декабря 1961 г. были приняты Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик, которые установили важнейшие цели и задачи в регламентации имущественных и личных неимущественных отношений советских граждан. [1]

Отправной точкой кодификации гражданского законодательства можно считать принятие Верховным Советом СССР Закона «Об отнесении к ведению союзных республик законодательства об устройстве судов союзных республик, принятия гражданского, уголовного и процессуальных кодексов» от 11 февраля 1957 г.[2, ст. 63] во исполнение решений XX съезда КПСС о расширении прав республик в составе СССР. В Основах гражданского законодательства были определены как общие принципы советского гражданского права, так и конкретные гражданско-правовые нормы и институты. Кодификационные работы проводились гласно, с этой целью в марте 1957 г. была создана Юридическая комиссия при Совете министров СССР, в которую были включены крупнейшие ученые-цивилисты рассматриваемого периода (А.И. Лукьянов, А. И. Денисов, В.М. Чхиквадзе, А.И. Мишутин. Создание законопроекта было завершено к сентябрю 1958 г., и он был разослан в союзные республики. Для внесения поправок и замечаний в указанный документ была образована комиссия, состоящая из руководителей некоторых министерств и ведомств, которая возглавлялась председателем Верховного суда СССР А.Ф. Горкиным. После всестороннего обсуждения законопроект Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик был направлен в Совет министров СССР, а на заключительном этапе, после одобрения правительством в мае 1960 г., он был представлен в Президиум Верховного совета СССР. Последующие работы велись в законодательных комиссиях Совета Союза и Совета национальностей Верховного Совета СССР около двух с половиной лет. Согласно новой программе Коммунистической партии, принятой на XXII съезде КПСС, в законопроект были внесены дополнения и уточнения. В результате Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик были приняты 8 декабря 1961 г. и введены в действие 1 мая 1962 г.

Следует отметить, что в гражданском законодательстве исследуемого периода наблюдалось формирование столь важного принципа, как неприкосновенность и защита личной собственности граждан со стороны государства. Отныне имущество советских граждан, помимо норм уголовного права, охранялось также и Основами гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г., в которых определялось, что «личная собственность граждан и право ее наследования охраняются государством» (ст. 25).[1, ст. 25]

В соответствии с Основами гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. были установлены общие принципы регулирования имущественных и личных неимущественных отношений советских граждан, которые распространялись на всю территорию Советского Союза. «Советское гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения» [1, ст. 1]; были также детально регламентированы, авторские права [1, ст. 95-104] и изобретательские права [1, ст. 105 -110] .

Однако с учетом особенностей исследуемого периода развития Советского государства, ярко выраженные социалистические принципы права, как и ранее, довлели над принципом законности, составляющим основу правовой системы. Так, в частности, в разделе II «Право собственности» устанавливалась «государственная (общенародная) собственность; колхозно-кооперативная собственность; собственность профсоюзных и иных общественных организаций» [1, ст. 20]. При этом наблюдалась характерная для советского общества особенность: «основу личной собственности граждан составляют трудовые доходы» [1, ст. 25].

Как и ранее, подчеркивалась главная роль государственной собственности, которая объявлялась всенародным достоянием. «Государственная собственность – общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности. Государство является единым собственником всего государственного имущества» [1, ст. 21].

Рассматривая вопрос о развитии обязательственного права в период кодификации середины 1950-х – начала 1970-х гг., следует уточнить, что господствовавшая до этого времени административно-командная система управления народным хозяйством подверглась относительному реформированию, нашедшему позитивное отражение в реанимации принципа определенной свободы договора для советских граждан и организаций, что и повлияло на восстановление социалистической законности, демократизма в советском гражданском праве.

Вместе с тем, государство при заключении договора продолжало оставаться обязывающей стороной и, таким образом, советское гражданское право по-прежнему сохраняло свойства публичной отрасли. Поэтому характерным для советского гражданского права можно считать тот факт, что главную роль в обязательственном праве играли нормы, которые регулировали в первую очередь заключение договоров между общественными и государственными организациями. [1, ст. 30, 34]

В этой связи, профессор М.М. Агарков отмечал, что «социалистическое право создало новые формы возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. Для анализа этих форм необходимо точное выявление существенных черт таких понятий как сделка, договор, односторонняя сделка»[3, c. 41].

Как справедливо подчеркивала профессор Р.О. Халфина, в советском гражданском праве под договором понималась «взаимная сделка или как соглашение сторон, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения»[4].

Разграничивая односторонние и взаимные сделки, один из основоположников советской цивилистики профессор К.А. Граве установил, что в односторонних сделках юридическое действие исходит только от одного из участников гражданского оборота. Трудно так же не согласиться с мнением этого автора о том, что «гражданско-правовые последствия наступают вне зависимости от действий других участников гражданского оборота»,[5, c. 26] так как договор является результатом волевого добровольного решения каждой из сторон, а его правовые последствия неотвратимы и носят объективный характер.

С точки зрения советского исследователя М.М. Агаркова, «сделка представляет собой сложное правовое явление, состоящее из ряда элементов различного (объективного и субъективного) порядка».[3, c. 41]

Любопытной представляется позиция этого автора, согласно которой сделка по своему содержанию и структуре уподобляется математическому уравнению. Благодаря этому представлению, М.М. Агаркову удалось: 1)добиться такого определения понятия сделки, при котором подчеркиваются ее особые свойства: системность, причинно-следственная обусловленность, структурированность; 2) определить место сделки в системе гражданско-правовых отношений; 3) сформировать представление о механизме (алгоритме) ее реализации.

По мнению выдающегося советского цивилиста О.С. Иоффе, изучая вопрос об основаниях возникновения сделок, отмечал, что «гражданско-правовые сделки и возникающие на их основах гражданские правоотношения представляют собой юридический способ разделения товарной массы на две части…» первая … «поступает в индивидуальное потребление»… вторая – «в потребление производительное».[6]

На наш взгляд, следует подчеркнуть, что проводимая в 50-60-е гг. кодификация советского гражданского права была основана на доктрине, разработанной в трудах исследователей-цивилистов в 1940-1950-х гг., то есть в недрах господствующей системы государственного планирования и в его рамках директивного распределения практически всех материальных ресурсов.

Таким образом, с одной стороны, возникает обоснованное представление о том, что кодификационным работам, проводимым в 1950-1960-е гг., предшествовала серьезная теоретическая разработка основных положений науки советского гражданского права и формирование ее понятийного аппарата. Вместе с тем, сложно предположить, что выдающиеся советские ученые-цивилисты, обосновывая в своих трудах принципы свободы договора, разграничивая понятия односторонней и взаимной сделки и т.д., могли предвидеть ликвидацию сталинского режима и возможность внедрения своих идей не только в действующее законодательство, но и в правореализационную практику.

Кодификация гражданского законодательства обусловила необходимость проведения систематизации и обновления гражданско-процессуального законодательства.

Советское гражданское процессуальное право развивалось в русле преемственности тех принципов, которые возникли и были сформулированы еще в ходе предыдущей кодификации 1922 – 1923 гг. Так, для советского гражданского процесса было характерно действие принципов устности (ст. 94 ГПК РСФСР 1923 г. и ст. 35 Основ гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик 1961 г. 1961г.), гласности (в ст.ст. 94-95 ГПК РСФСР 1923 г. под ним понималось разбирательство дела публично и устно, также этот принцип устанавливался и в ст. 11 Основ гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик 1961 г.) и публичности (ст.ст. 94-95 ГПК РСФСР 1923 г., тогда как в ст.11 Основ гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик 1961 г. под данным принципом понималось открытое судебное разбирательство.), коллегиальности (в ст. ст.21, 22-24 ГПК РСФСР 1923 г. под коллегиальностью подразумевалось рассмотрение дел в составе народного судьи и народных заседателей, а в Основах гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик 1961 г. указанный принцип был установлен в ст.9).[1, ст. 8, 9 11, 12, 35] [7, ст. 21, 22-24, 94, 95]

Принцип независимости судей и народных заседателей носил весьма относительный характер в связи с тем, что отсутствовало положение о несменяемости судейского корпуса, которое призвано служить обеспечением и гарантом вышеназванного основополагающего начала. Данная черта была характерна как для ГПК РСФСР 1923 г., так и Основ гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик 1961 г. А также принцип независимости судей не мог действовать в СССР в виду полного и безоговорочного отрицания принципа разделения властей идеологами и создателями Советской России. Очевидно, что судебная система в этой связи не определялась как самостоятельная ветвь власти.

Кроме того, партийный характер Советского государства, который неукоснительно сохранялся, воспроизводился и культивировался всеми возможными силами и средствами на протяжении всего периода его существования привел к полной зависимости, подчиненному положению всего государственного аппарата, его органов и должностных лиц всепоглощающей власти КПСС, которая являлась ядром политической системы СССР.[8, ст. 617]

Также следует отметить, что для советской политико-правовой действительности было характерно представление о том, что в процессе судебной деятельности судья и народные заседатели осуществляют не правосудие, а государственное управление. Тем самым, происходило совмещение теоретико-правовых понятий: правосудие и государственное управление как части и целого. И, соответственно, правосудие воспринималось как составляющий компонент в системе государственного управления.

В развитии гражданского процессуального права рассматриваемого периода следует отметить установление права советских граждан на обращение в суд за судебной защитой, которое в ГПК РСФСР 1923 г. лишь подразумевалось. Так, в ст. 5. Основ гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 г. был сформулирован принципиально новый для советского права принцип защиты нарушенных прав и их восстановления в судебном порядке. Также были установлены единые нормы гражданского процесса, действовавшие на всей территории СССР, которые пришли на смену законодательству 1920-х гг.

Новый законодательный акт – Основы гражданского судопроизводства Союза СССР и союзных республик был принят на VII сессии Верховного Совета СССР пятого созыва 8 декабря 1961 г. В указанном кодексе в ст. 6 были расширены права лиц, участвующих в деле, в частности, права профсоюзных организаций: гражданское дело могло быть возбуждено «по заявлению профсоюзов…». [1, ст. 4, 6, 8]

В рассмотрении гражданских дел должны были участвовать (как и ранее, в соответствии со ст. 21 ГПК 1923 г.) народные заседатели согласно ст. 8 Основ гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик 1961г.[1, ст. 8]

Порядок избрания народных заседателей устанавливался Основами законодательства «О судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик» 1958 г., а также Законом СССР «Об изменении порядка выборов народных судов» от 1958 г.[8, ст. 1]

В изучаемый период система выборов народных заседателей приобрела одноступенчатый характер, при сочетании принципов профессиональности и территориальности и формальном отсутствии участия представителей КПСС и деятелей профсоюзных органов. Указанные положения радикально отличались от требований Закона СССР «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик» 1938 г., в соответствии с которым народные заседатели «избирались по избирательным округам …гражданами районов… избирательный округ по выборам народных судей и народных заседателей охватывает все население, проживающее на территории деятельности данного народного суда» (ст. 23). При этом выдвижение кандидатов на соответствующие должности ранее осуществлялось: «коммунистическими партийными организациями, профессиональными союзами, кооперативами, организациями молодежи, культурными обществами, а также общими собраниями рабочих и служащих — по предприятиям, военнослужащих — по воинским частям, общими собраниями крестьян — по колхозам, рабочих и служащих совхозов — по совхозам» (ст. 24).[10, ст. 11, 22-24]

Избрание народных заседателей осуществлялось «на общих собраниях рабочих, служащих и крестьян по месту их работы или жительства, военнослужащих – по воинским частям сроком на два года и достигшие ко дню выборов 25 лет» согласно ст.ст. 19, 29 Основ законодательства «О судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик» 1958 г., что подтверждалось ст. 1 Закона СССР «Об изменении порядка выборов народных судов» 1958 г. [11, ст.19, 29] [10, ст. 1]

Возрастной ценз в отношении народных заседателей был повышен до 25 лет с 23 лет, установленных Законом СССР «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик» 1938 г., тогда как общий срок исполнения обязанностей сократился с трех лет до двух.[10, ст. 22] В законе «О судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик» 1958 г. формально не предусматривалось требование об отсутствии судимости к кандидатам в народные заседатели, тогда как ранее оно было обязательным согласно Закону СССР «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик» 1938 г.: «Не могут быть избраны в судьи и народные заседатели лица, имеющие судимость» (ст. 11) [10, ст.11]. Тем не менее, на практике указанный запрет в отношении народных судей и заседателей по-прежнему существовал.

Предполагалось, что участие в гражданском судопроизводстве народных заседателей как самостоятельных участников процесса, обладавших правом на собственное мнение, которое могло не совпадать с позицией судьи, способствовало установлению объективной истины по делу.

Новеллой законодательства 1950-х гг. стало и введение такого института, как товарищеский суд. «В случаях, предусмотренных законом, гражданские дела могут рассматриваться товарищескими либо третейскими судами» (ст.4)[11, ст.4]. Товарищеский суд благотворно повлиял на установление и дальнейшее развитие принципа социалистической законности и, как следствие, оказал положительное влияние на правопорядок.

Таким образом, развитие советского гражданского права и процесса в середине 1950-х – 1970-х гг. характеризовалось глубокой теоретической проработанностью, научной обоснованностью, проведением кодификации, как во всесоюзном масштабе, так и на уровне союзных республик, обусловленной теми процессами, которые происходили в стране после XX съезда КПСС. Благодаря этому, в советское гражданское право и процесс данного периода были внедрены такие принципы социалистической законности как, гласности, устности, публичности, равенства сторон.

Библиография
1.
Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 8.12.1961// Ведомости Верховного Совета СССР, 1961. № 50.
2.
Закон СССР «Об отнесении к ведению союзных республик законодательства об устройстве судов союзных республик, принятия гражданского, уголовного и процессуальных кодексов» от 11.02. 1957 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. № 4.
3.
Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. №№ 3-4.
4.
Халфина Р.О. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве, 1954 http://lib.sale/pravo-grajdanskoe-uchebnik/ponyatie-dogovora-sovetskom-grajdanskom-66383.html
5.
Граве К.А. Сделки // Советская юстиция. 1940. № 14.
6.
Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права-М.: "Статут", 2000. http://civil.consultant.ru/elib/books/3/page_50.html
7.
Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 10.07.1923 г.// СУ РСФСР, 1923, N 46-47.
8.
Конституция СССР 1977 г., ст. 6// Ведомости Верховного Совета СССР, 1977. № 41.
9.
Закон СССР «Об изменении порядка выборов народных судов» от 25.12.1958 г. //Ведомости Верховного Совета СССР, 1959. № 1.
10.
Закон СССР «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик» от 16.08.1938// Ведомости Верховного Совета СССР, 1938. №11.
11.
Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик 25.12.58 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1.
12.
Биюшкина Н.И. Принципы советского права в контексте кодификации 1950-х – 1960-х гг. // Genesis: исторические исследования. - 2015. - 6. - C. 291 - 310. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.17096. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_17096.html
13.
Биюшкина Н.И. Особенности развития советского уголовного и уголовно-процессуального права в период кодификации второй половины 1950-х – 1960-х гг. // Право и политика. - 2016. - 6. - C. 781 - 790. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.6.19522.
References (transliterated)
1.
Osnovy grazhdanskogo zakonodatel'stva Soyuza SSR i soyuznykh respublik ot 8.12.1961// Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR, 1961. № 50.
2.
Zakon SSSR «Ob otnesenii k vedeniyu soyuznykh respublik zakonodatel'stva ob ustroistve sudov soyuznykh respublik, prinyatiya grazhdanskogo, ugolovnogo i protsessual'nykh kodeksov» ot 11.02. 1957 g. // Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR. 1957. № 4.
3.
Agarkov M.M. Ponyatie sdelki po sovetskomu grazhdanskomu pravu // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1946. №№ 3-4.
4.
Khalfina R.O. Znachenie i sushchnost' dogovora v sovetskom sotsialisticheskom grazhdanskom prave, 1954 http://lib.sale/pravo-grajdanskoe-uchebnik/ponyatie-dogovora-sovetskom-grajdanskom-66383.html
5.
Grave K.A. Sdelki // Sovetskaya yustitsiya. 1940. № 14.
6.
Ioffe O.S. Izbrannye trudy po grazhdanskomu pravu: Iz istorii tsivilisticheskoi mysli. Grazhdanskoe pravootnoshenie. Kritika teorii "khozyaistvennogo prava-M.: "Statut", 2000. http://civil.consultant.ru/elib/books/3/page_50.html
7.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks RSFSR ot 10.07.1923 g.// SU RSFSR, 1923, N 46-47.
8.
Konstitutsiya SSSR 1977 g., st. 6// Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR, 1977. № 41.
9.
Zakon SSSR «Ob izmenenii poryadka vyborov narodnykh sudov» ot 25.12.1958 g. //Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR, 1959. № 1.
10.
Zakon SSSR «O sudoustroistve SSSR, soyuznykh i avtonomnykh respublik» ot 16.08.1938// Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR, 1938. №11.
11.
Osnovy zakonodatel'stva o sudoustroistve Soyuza SSR, soyuznykh i avtonomnykh respublik 25.12.58 // Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR. 1959. № 1.
12.
Biyushkina N.I. Printsipy sovetskogo prava v kontekste kodifikatsii 1950-kh – 1960-kh gg. // Genesis: istoricheskie issledovaniya. - 2015. - 6. - C. 291 - 310. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.17096. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_17096.html
13.
Biyushkina N.I. Osobennosti razvitiya sovetskogo ugolovnogo i ugolovno-protsessual'nogo prava v period kodifikatsii vtoroi poloviny 1950-kh – 1960-kh gg. // Pravo i politika. - 2016. - 6. - C. 781 - 790. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.6.19522.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"