по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Отзыв депутата в Советской России: законодательство и практика реализации (1917 – 1936 гг.)
Саламатова Марина Сергеевна

кандидат исторических наук

доцент, Новосибирский государственный университет экономики и управления - НГУЭУ ("НИНХ")

630099, Россия, Новосибирская область, г. Новосибирск, ул. Каменская, 56

Salamatova Marina Sergeevna

PhD in History

Docent, the department of Theory and History of State and Law, Novosibirsk State University of Economics and Management

630099, Russia, Novosibirskaya oblast', g. Novosibirsk, ul. Kamenskaya, 56

salamatova.m@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования являются основания, условия и практика реализации отзыва депутатов в период становления советской политической системы. Отзыв депутата имел ограниченное распространение в мировой и отечественной практике в первой четверти XX века. Пришедшие к власти большевики, ввели отзыв депутата в советскую избирательную систему, считая его важной формой непосредственной демократии, пересмотрев механизм взаимодействия депутатов и избирателей. Вопреки первоначальным замыслам, отзыв депутата в советской действительности, не стал формой «подлинной пролетарской демократии», реализовывался в рамках директив, спущенных сверху, и не был поддержан сколько-нибудь широкой инициативой населения. Вместе с тем, отзыв депутата не являлся и значимым способом борьбы с оппозиционными депутатами, большевики использовали более жесткие политические практики для вытеснения нелояльных депутатов из составов советов. Исследование основано на методологических принципах историзма, системного анализа и объективности. Принцип историзма позволяет рассматривать эволюцию института отзыва депутатов в контексте исторической эпохи. Системный подход и структурно-функциональный анализ позволили определить механизм функционирования отзыва депутатов, а также место института в советской избирательной системе. Новизна исследования заключается в комплексном изучении правовой регламентации оснований, условий и порядка реализации отзыва депутатов на этапе становления советской избирательной системы. Впервые вводимые в научный оборот источники позволили выявить механизм функционирования, реальное значение института и проблемы реализации отзыва депутатов в советской политической практике.В исследовании делается вывод, что до середины 1920-х гг. институт отзыва депутатов не находил реального развития в советском законодательстве и применения на практике. В период реализации политики «оживления» Советов (1925–1929 гг.) отзыв рассматривался в качестве меры активизации деятельности депутатов Советов, в советском законодательстве были конкретизированы основания, условия и порядок отзыва. На практике отзыв депутата остался невостребованным. Отзыв депутата из формы непосредственного волеизъявления избирателя превратился в одну из форм организационно-массовой работы Советов. В 1930-е гг. отзыв депутата стал одним из элементов механизма выявления и борьбы с «классовыми врагами», но не получил широкого распространения в этом качестве.

Ключевые слова: отзыв депутата, императивный мандат, советская избирательная система, активизация деятельности Советов, большевики, инициатива населения, вытеснение оппозиционных депутатов, основания отзыва, наказы избирателей, советская политическая практика

УДК:

342.534.6

DOI:

10.7256/2409-868X.2017.5.19603

Дата направления в редакцию:

30-06-2016


Дата рецензирования:

30-06-2016


Дата публикации:

16-05-2017


Abstract.

The subject of this study is the terms, conditions and implementation of the recall of deputies in the period of the Soviet political system. The opinion of the Deputy had a limited distribution in the world and domestic practice, in the first quarter of the twentieth century. Came to power, the Bolsheviks introduced a recall of a Deputy in the Soviet electoral system, considering it an important form of direct democracy, revising the mechanism of interaction of deputies and voters. Contrary to initial plans, the recall of a Deputy in the Soviet reality, did not become a form of "genuine proletarian democracy" was implemented under the directives, top-down, and was not supported by any broad initiative of the population. However, the recall of the Deputy was not and meaningful way of dealing with opposition deputies, the Bolsheviks used the more cruel political practices to displace disloyal members of the councils.The study is based on the methodological principles of historicism, system analysis and objectivity. The principle of historicism allows us to consider the evolution of the institution of recall of deputies in the context of the historical era. Systems approach and structural-functional analysis allowed us to determine the mechanism of recall of deputies as well as the place of the Institute in the Soviet electoral system.The novelty of the research consists of a comprehensive study of the legal regulation of the grounds, conditions and procedure for the implementation of the recall of deputies at the stage of formation of the Soviet electoral system. For the first time introduced into scientific circulation sources helped to reveal the mechanism of functioning, the real value of the Institute and the problems of implementation of the recall of deputies in Soviet political practice.Until the mid-1920's the institution of recall of deputies could not find the real development in the Soviet legislation and practice. During the period of implementation of the policy of "revival" of the Soviets (1925-1929) opinion was considered as a measure of the revitalization of the Council deputies, in the Soviet law there were specified grounds, conditions and order of revocation. In practice, the recall of a Deputy remained unclaimed. The recall of a Deputy of the forms of direct will of the voter has become one of the forms of organizational-mass work of the Soviets. In the 1930s the recall of a Deputy was one of the elements of the mechanism of identification and suppression of "class enemies", but not widespread.

Keywords:

displacement of the opposition deputies, initiative of the population, Bolsheviks, activation of the activity of Soviets, Soviet electoral system, imperative mandate, recall of deputies, grounds for recall, electoral mandate, Soviet political practice

Введение

Стремление оптимизировать деятельность депутатского корпуса, согласовать правотворчество с потребностями общества, повысить интерес граждан к решениям представительных органов актуализируют научный и общественный интерес к институту отзыва депутатов как одной из важных форм непосредственной демократии. Истоки формирования неэффективной модели взаимоотношений общества и власти, апатии избирателей в современной России в немалой степени обусловлены особенностями дореволюционной и советской политической истории. Изучение эволюции института отзыва депутатов способствует более глубокому осмыслению политического опыта, практической технологии взаимодействия власти с населением, осмыслению базовых основ советского и современного российского общества.

Отзыв депутата является одной из наиболее изученных форм непосредственной демократии как в советских, так и современных отечественных исследованиях. Правоведы рассматривают отзыв депутата как важный элемент реализации императивного мандата, и один из видов юридической ответственности [1–7]. При этом внимание исследователей преимущественно сосредоточено на эволюции института отзыва депутатов в России и зарубежных странах во второй половине XX столетия, и современных проблемах совершенствования и реализации этого института. В тоже время вопросы становления и реализации института отзыва депутатов в период зарождения советской политической системы изучены крайне фрагментарно и нуждается в дальнейшем исследовании. Настоящая публикация призвана восполнить данный пробел, и посвящена проблемам реализации института в период становления советской государственности.

Отзыв депутата не имел традиций в дореволюционной России, в российском законодательстве о выборах не регулировались основания для лишения мандата, или привлечения к ответственности депутата [8, 9]. Введение института отзыва депутата, являлось новаторской чертой советского избирательного права, хотя сам институт возник задолго до большевиков. Впервые возможность отстранения должностных лиц населением зафиксирована в античных и средневековых государствах Европы (Германии, Франции и Италии XII–XVI вв.), но тогда это было связано не с проявлением непосредственной демократии, а с борьбой враждующих политических группировок за власть. Отзыв депутата, как институт реализации непосредственной демократии, нашел закрепление в законодательной практике ряда зарубежных государств (США, Швейцария) во второй половине XIX и начале XX века. На практике, этот институт использовался крайне редко, в Швейцарии не применялся с восьмидесятых годов XIX в. [6].

Отзыв депутата приобрел новый смысл в революционной практике Парижской Коммуны и первых Советов, возникших в ходе первой русской революции. Парижская Коммуна вводила новый механизм взаимодействия избирателей и депутатов, предполагавший полное подчинение деятельности депутатов в органе власти и избирательном округе, воле и интересам избирателей. В концепции Маркса подчинение городских гласных Парижа избирателям, введение ответственности и сменяемости в любое время, сделало Национальное Собрание в период существования Парижской Коммуны, «первым в истории действительным народным представительством» [10, с. 342]. Опыт введения права отзыва и перевыборов депутатов, реализованный в ходе деятельности первых Советов в 1905 г. в ряде городов (Твери, Костроме и др.) интерпретировался большевиками как важная часть «революционного творчества масс» и проявление пролетарской демократии [1, с. 194–195].

Вводя институт отзыва депутата, большевики, в первую очередь, ориентировались на практику революционных органов, хотя и опыт «уцелевших старых демократических традиций отзыва» им также был известен [11, с. 109]. Восприняв марксистскую модель взаимодействия депутатов и избирателей, Ленин считал отзыв депутата важным признаком подлинной демократии, признавая «право населения отзывать в любое время всех и всяких выборных должностных лиц, представителей» [12, с. 262].

Правовое регулирование отзыва депутатов в Советской России (1917 – 1936 гг.)

Введение отзыва депутатов в политическую практику большевики считали делом неотложным, настаивали на его немедленном закреплении в декрете до принятия первой советской Конституции и основ советского избирательного права. В докладе о праве отзыва на заседании ВЦИК 21 ноября (4 декабря) 1917 г. В. И. Ленин обосновывал право отзыва депутатов и проведения перевыборов необходимостью введения «принципиальных начал подлинного демократизма, наиболее полно учитывающих волю народа» [11, с. 109]. Чем была обусловлена такая поспешность в «учете воли народа»? В первую очередь большевиков волновала возможность отзыва депутатов от оппозиционных партий из Учредительного собрания, на случай, если «воля народа» не совпадет с мнением правящей партии (хотя право отзыва депутатов в 1917 г. вводилось для всех выборных органов, включая Советы всех уровней и земства). Уже первый политический опыт введения отзыва депутатов показывал, что большевики собрались его использовать как способ борьбы со своими политическими оппонентами, вытеснения неугодных правящей партии депутатов Учредительного собрания.

В дальнейшем наличие института отзыва депутатов стало отличительной чертой советской избирательной системы. Первая советская Конституция 1918 г. закрепила «принципиальное положение истинного демократизма», провозглашенное в Декрете о праве отзыва делегатов от 24 ноября 1917 г.[13], распространив право отзыва на депутатов и делегатов съездов советских органов. Конституция устанавливала «право во всякое время отозвать и произвести новые выборы» за избирателями, пославшими в Совет депутата, не определяла основания и условия отзыва, предполагая развитие положений в последующем избирательном законодательстве [14].

Однако в первой половине 1920-х гг. институт отзыва депутатов не находил реального развития в советском законодательстве. Общероссийские и местные избирательные инструкции первой половины 1920-х гг. игнорировали возможность отзыва депутатов Советов или делегатов съездов [15–17]; [18, л. 1–57]; [19, л. 44–46]. Положения о сельских Советах, а также волостных, уездных и губернских съездах, принятые в 1922 и 1924 гг., также не наделяли правом отзыва своих избранников [20–26]. Единственным актом, в котором упоминалась возможность отзыва депутатов как одного из способов привлечения к ответственности депутата, являлось Положение о Советах губернских, уездных и заштатных городов и поселков городского типа от 26 января 1922 г. В соответствии с данным положением, требование об отзыве должно было исходить от «большинства той группы избирателей, каковою отзываемый член был избран в горсовет» [27]. Однако основания, порядок реализации отзыва депутата по-прежнему не устанавливались, создавая благоприятную среду для дискреционных действий административных органов и возможности оказания давления на нелояльных или оппозиционных депутатов.

Ситуация с регламентацией отзыва депутатов из Советов, как и в регулировании других институтов советского избирательного права, изменилась в 1925 г., в связи с объявлением политики «оживления Советов». Отзыв депутата рассматривался как элемент «непосредственной связи избирателя с депутатом, в разворачивающейся кампании широкой отчетности переизбираемых Советов» [28]. Для реализации положений об «оживлении» советов, возможность отзыва депутатов вводилась в инструкцию о выборах, утвержденной декретом ВЦИК 13 октября 1925 г., где предлагалось замещать отозванных депутатов кандидатами этого избирательного участка, избранных вместе с депутатами [29]. Все последующие избирательные инструкции, принятые в 1926 – 1934 гг., также предусматривали возможность отзыва депутатов и замещение выбывших депутатов из списка кандидатов. При этом отзыв депутата обозначался как один из вариантов утраты депутатского мандата, другими причинами могли стать: смерть, смена места жительства, утрата избирательных прав [30–32].

Основания, условия и порядок реализации отзыва депутата впервые в советском законодательстве регламентировались в положении о городских советах от 24 октября 1925 г. Основаниями отзыва могли служить пассивное или «недостойное» поведение депутата: «непосещение заседаний, невыполнение заданий, недостойное члена совета поведение» [33]. Порядок реализации процедуры отзыва депутатов предусматривал проведение отчетного или избирательного собрания, с участием не менее 35 процентов избирателей в присутствии отзываемых депутатов. Решение об отзыве считалось принятым простым большинством избирателей проводимого собрания. По сути, отзыв депутата процедурно совпадал с проведением обычного избирательного собрания. Замещение отозванных депутатов производилось из списка кандидатов к избранным депутатам.

В рамках реализации политики «оживления Советов», высшие советские органы (ЦИК СССР и ВЦИК), пытаясь активизировать деятельность депутатского корпуса и сделать «непосредственную связь населения с депутатами» реальностью, в ноябре 1927 г. провели совещания, посвященные проблемам пассивности членов советов и возможности их отзыва [34, л. 1–81]; [35, л. 384]. По итогам совещания 26 ноября 1927 г. были приняты циркулярные письма ЦИК СССР «Об уточнении законодательства Союзных республик о праве избирателей отзывать своих депутатов» и ВЦИК «Об отзыве депутата», конкретизировавших основания, условия и порядок реализации отзыва депутатов. В циркулярных письмах расширялись основания отзыва депутатов, помимо непосещения заседаний и недопустимого поведения, депутаты лишались мандата за «отказ от выполнения поручения совета и невыполнение наказов избирателей» [34, л. 4–5; 10–10(об)]. Реализация отзыва предполагалась на собраниях избирателей по производственным, профессиональным или территориальным единицам. Инициатива отзыва могла исходить от небольшой группы избирателей «не менее 10 избирателей избирательного участка», профсоюза, советской общественной организации, делегатского собрания, а также городского и сельского совета и вышестоящего исполкома» [34, л. 4, 10].

Положения о городских и сельских советах, принятые в 1930-е гг. дублировали нормы об отзыве депутатов, установленные законодательством во второй половине 1920-х гг., с учетом изменившихся политический реалий и требований избирательного законодательства. Так, положение о сельских советах от 1 января 1931 г. и положение о городских советах от 20 января 1933 г. в качестве оснований отзыва называют не только пассивное или аморальное поведение депутата, но и «искажение депутатом в своей работе классовой пролетарской политики» [36, 37]. Кроме того, на отзыв депутата распространилось и общее требование избирательного законодательства о действительности собрания при явке избирателей не менее 40 процентов.

Отзыв депутатов в советской политической практике

Насколько процедура отзыва была востребована на практике? Высказанное в юридической литературе мнение, о широком использовании в 1918 г. отзыва как «мощного рычага очищения советских органов от меньшевиков, эсеров и пролезших в состав советов эксплуататорских элементов» [38, с. 134]; [4, с. 18] не подтверждается архивными и иными источниками. Нарком внутренних дел А. Г. Белобородов в 1926 г., анализируя практику отзыва депутатов в первой половине 1920-х гг. отмечал: «речь может идти о выбытии членов советов по различным причинам, по проведенному опросу губернских исполкомов, имеются отдельные случаи отзыва депутатов, но статистики за эти годы не велось» [35, л. 381]. Сложно представить на практике, чтобы в разгар Гражданской войны, использовалась столь сложная избирательная процедура, направленная на вытеснение нелояльных депутатов из составов советов. Политическая практика 1918–1921 гг. борьбы с меньшевиками и эсерами включала значительно более жесткие репрессивные меры, чем отзыв депутата: аресты, ссылки, высылку из страны и т.д. [39].

Реальная практика отзыва депутатов начала складываться только в период «оживления» Советов, с целью активизации работы депутатского корпуса и установления «живой связи» депутатов с избирателями. Ведомства, отвечавшие за организацию работы Советов (НКВД и ВЦИК), не вели общей статистики отзывов депутатов в 1920-е–1930-е гг. Выборочные сведения, приводившиеся в отчетах губернских и краевых исполкомов, свидетельствовали о неравномерности отзывов в различных городах и регионах. Число отозванных депутатов по имеющейся статистике, колебалось от 0,4% в Чувашской АССР до 18% в окружных городах Сибирского края, в Новосибирске в 1927 г., например, было отозвано 25% депутатов горсовета. Массовый отзыв депутатов высшие советские органы рассматривали «как нездоровое явление, левый перегиб, дискредитирующий советских депутатов»[34, л. 9(об)]; [40, с. 4].

Недовольство высших органов вызывал и состав отозванных членов Советов. Местные исполкомы настаивали на отзыве пассивных депутатов, в их число в первую очередь попадали женщины, рабочие с производства и бедняки в сельсоветах. Однако в большевистской доктрине эти слои рассматривались как социально близкие, и потому их отзыв рассматривался как нежелательный [41]. Соответственно, 46% рабочих в составе отозванных депутатов в городских Советах Сибири, равно как и 68% женщин (86 человек из 126), отозванных из Советов Великолуцкого округа считались «недопустимым перегибом» [34, л. 8(об), 9(об), 40]; [42, с. 25]. ВЦИК, увещевая сибирские власти более внимательно относиться к депутатам рабочего происхождения, предлагал в отношении рабочих и работниц «использовать моральное воздействие, которое помогло бы депутату исправиться» [34, л. 12].

Какие причины отзыва депутатов являлись наиболее распространенными? Среди оснований отзыва преобладало пассивное поведение депутатов (непосещение заседаний советов, невыполнение заданий советов, неучастие в секциях и т.д.), из 244 депутатов отозванных из горсоветов Сибири 204 человека (83%) было отозвано «за пассивность» [34, л. 9(об)]; [42, с. 25]. В Ярославском горсовете «многие депутаты не посетили ни одного заседания секции», в Воронежском горсовете 57 членов горсовета не были ни на одном пленуме секции, за что и были отозваны избирателями [43, с. 14]. Менее популярными причинами отзыва являлись «отрыв от избирателей» и «различные проступки». Под проступками чаще всего понималось несоответствие морального облика депутатов советским представлениям о народном избраннике: пьянство, драки в совете, склоки, дебоши [40]. Депутат Ленинградского горсовета, рабочий Тимофеев «не оправдал доверия своих избирателей и был отозван за склоку» [43, с. 14]. Депутатов Бийского горсовета Холодильникова и Будова отозвали «за учиненную драку на заседании горсовета», при разбирательстве выяснилось, что причиной неэтичного поведения депутатов стала соперничество за внимание работницы Хлудиловой [34, л. 9]. Плохие отчеты депутатов (краткие, формально и неинтересно сделанные) не рассматривались избирателями как повод для отзыва, поскольку рабочие и крестьяне, кустари и домохозяйки, избранные в Советы, не имели опыта публичных выступлений, в основной массе не являясь выдающимися ораторами, терялись на собраниях [44, с. 17].

Процедура отзыва депутатов преимущественно реализовывалась в городских советах, по признанию советских работников «в деревнях избиратели правом отзыва не пользуются» [44, с. 17]. В качестве исключения назывались лишь несколько регионов. Так, в Вятской губернии в 1928 г. было отозвано избирателями 129 депутатов (0,5% от состава сельских советов), в Нижегородской губернии – 92 депутата (0,9%) [40, с. 3].

Все призывы высших советских органов сделать отзыв депутата не «кампанейшиной», а «систематическим отсевом через избирателей неугодных, нерадивых, пассивных депутатов» [41, с. 2]не находили реальной поддержки у избирателей, и членов Советов. Избиратели игнорировали собрания по отзыву депутатов, не являясь в требуемом законодательством количестве на собрания. Так, в Новосокольническом районе Великолуцкого округа «отзывы депутатов производились при наличии 9% избирателей» [34, л. 40]. В Калужском горсовете «было назначено к отзыву 40 депутатов, но из-за неявки избирателей на собрания, отозвано только 17» [34, л. 38]. Ростово-Нахичеванский горсовет и вовсе решил не связываться со сложной процедурой проведения собраний по отзыву, и «отозвал на пленуме за пассивность 60 человек» [34, л. 42]. Причиной нежелания реализовывать отзыв депутата, как сложную организационную процедуру, избиратели и местные власти называли короткий срок полномочий депутатов, через год была возможность их переизбрать [34, л. 41]; [40, с. 3].

В целом, в 1920-е гг. реализация отзыва депутатов носила характер очередной мобилизационной кампании. На совещании, проведенном по инициативе ВЦИК в ноябре 1927 г., констатировали, что «в большинстве случаев отзывы происходят не по инициативе самих избирателей, а по директиве сверху, кампанейским путем» [34, л. 8]. Во второй половине 1920-х гг. отзыв депутата становится одной из форм активизации организационно-массовой работы Советов, наряду с депутатскими группами, дежурствами депутатов, уполномоченными горсовета, прикреплением в коллектив агитаторов, приемом избирателей у депутатов на дому, секциями по советской работе и т.д. [45]. При этом, отзыву депутатов отводилось далеко не центральное место среди форм «оживления» Советов, отзыв рассматривался не как массовая форма, а как крайний вариант воздействия на отдельных депутатов.

В 1930-е гг., учитывая политические изменения в стране, отзывы депутатов стали элементом механизма борьбы с «классовыми врагами». Отзывы членов низовых Советов приобрели довольно массовый характер. Между избирательными кампаниями 1930/31 и 1934 гг. проводились отчетные кампании Советов, и по их итогам происходили отзывы депутатов [46, л. 6–9]; [47]. По данным ВЦИК в 1931 г. из сельсоветов было отозвано 10,1% депутатов, в 1932 г. – 17,0%. По отдельным краям и областям процент отозванных оказался значительно выше (по Ленинградской области – 59%) [48, л. 42]. Однако большая часть депутатов была лишена полномочий «за бездеятельность» (79,8%), как «классово-чуждые» – 3,3% депутатов и за «искривление классовой линии» были отозваны – 15,5% [49, с. 27]. Отзыв депутатов хотя и использовался в механизме выявления «классовых врагов», но не стал широко распространенной мерой.

Выводы

Анализ российского избирательного законодательства, существовавшего до большевиков, а также мировой практики, свидетельствует об отсутствии широкого распространения института отзыва депутатов в первой четверти XX века. Основными аргументами ограниченного использования императивного мандата стали фактический пересмотр результатов выборов в результате реализации отзыва депутатов, а также ограничение депутатов в свободе голосования и политической деятельности. Большевики не считали эти аргументы убедительными, напротив, им представлялось важным ограничить депутатов наказами своих избирателей, ввести ответственность за их невыполнение, пересмотрев механизм взаимодействия депутатского корпуса и избирателей.

Какова была реальная роль отзыва депутатов в советской избирательной системе? Представляется, что вопреки первоначальным замыслам основателя советского государства, отзыв депутатов не стал формой «подлинной пролетарской демократии», реализовывался в рамках директив, спущенных сверху, и не был поддержан сколько-нибудь широкой инициативой населения. Наряду с этим, и утверждения исследователей, об отзыве как способе борьбы со своими политическими оппонентами и вытеснения неугодных большевикам депутатов, также не обоснованны. Вполне справедливой представляется оценка института отзыва депутатов как «демократической декорации, искусственно показного фасада народовластия» [4, с. 21].

До середины 1920-х гг. институт отзыва депутатов не находил реального развития в советском законодательстве и применения на практике. В период реализации политики «оживления» Советов (1925 – 1929 гг.) отзыв рассматривался в первую очередь как возможность активизации деятельности депутатов Советов, в советском законодательстве были конкретизированы основания, условия и порядок отзыва депутата. На практике отзыв депутата остался невостребованным. В советской реальности отзыв депутата из формы непосредственного волеизъявления избирателя превратился в одну из форм организационно-массовой работы Советов. В 1930-е гг. отзыв депутата стал одним из элементов механизма выявления и борьбы с «классовыми врагами», но не получил широкого распространения в этом качестве.

Библиография
1.
Ким А. И. Советское избирательное право. Вопросы теории, избирательного законодательства и практики его применения. М.: Юрид. лит-ра, 1965. 210 с.
2.
Зражевская Т. Д. Ответственность по советскому государственному праву. Воронеж: изд-во Воронеж.ун-та, 1980. 158 с.
3.
Глотов С., Синюков В. Отзыв депутата: исторический аспект // Конституционный вестник. 1992. №2. С. 21–28.
4.
Малько А. В., Синюков В. Н. Императивный мандат: прошлое и настоящее // Правоведение. 1992. №2. С. 12–22.
5.
Васькова Л. Г. Конституционно-правовое регулирование мандата депутата современного парламента. Автореф. дис… канд.юрид.наук. Тюмень, 2007. 21 с.
6.
Коновалова Л. Г. Институт отзыва депутатов в зарубежных странах: нормативное закрепление и практика реализации // Гражданское общество и правовое государство. 2011. №.2. С. 28–31.
7.
Макарцев А. А. Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации. Новосибирск: НГТУ, 2009. 297 с.
8.
Положение о выборах в Государственную Думу от 6 августа 1905 г. // ПСЗ Российской империи. Собр. III. Т. XXV. Отделение II-е. Спб., 1908.
9.
Положение о выборах в Учредительное собрание от 23 сентября 1917 г. // Российское законодательство X-XX вв. Т. 9. Законодательство эпохи буржуазно-демократической революции. М., 1994.
10.
Маркс К. Гражданская война во Франции // Маркс К., Энгельс Ф. Полн. собр. соч. М. Изд-во полит. лит-ры, 1960. Т. 17. С. 317–370.
11.
Ленин В. И. Доклад о праве отзыва на заседании ВЦИК 21 ноября (4 декабря) 1917 г. // Полн. собр. соч. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1974. Т. 35. С. 109–111.
12.
Ленин В. И. Пролетарская революция и ренегат Каутский // Полн. собр. соч. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1969. Т. 37. С. 235–338.
13.
Декрет ВЦИК от 24 ноября 1917 г. «О праве отзыва делегатов» // СУ РСФСР. 1917. №3. Ст.49.
14.
Конституция РСФСР 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. №51. Ст.582.
15.
Постановление ВЦИК Советов от 2 декабря 1918 г. «О порядке выборов волостных и сельских Советов (Инструкция)» // СУ РСФСР. 1918. №86. Ст. 901.
16.
Декрет ВЦИК от 31 августа 1922 г. «Инструкция о перевыборах городских и сельских советов и о созыве волостных, уездных и губернских съездов советов» // СУ РСФСР. 1922. №56. Ст. 706.
17.
Декрет ВЦИК от 11 августа 1924 г. «Инструкция о перевыборах городских и сельских Советов и о созыве волостных (районных), уездных (окружных) и губернских (областных) съездов Советов» // СУ РСФСР. 1924. №71. Ст. 695;
18.
Государственный архив Российской Федерации. (далее – ГА РФ). Ф.Р.-393. Оп. 22. Д. 7.
19.
ГА РФ. Ф.Р.-393. Оп. 1а. Д. 95.
20.
Положение о сельских Советах от 26 января 1922 г.// СУ РСФСР 1922. №10. Ст. 93.
21.
Положение о волостных съездах Советов и волостных исполнительных комитетах от 26 января 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. №10. Ст. 92.
22.
Положение об уездных съездах, Советах и их исполнительных комитетах от 26 января 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. №10. Ст. 91.
23.
Постановление ВЦИК «Положение о губернских съездах советов и губернских исполнительных комитетах» // СУ РСФСР. 1922. №72–73. Ст. 907.
24.
Постановление ВЦИК от 16 октября 1924 г. «Положение о сельских советах» // СУ РСФСР. 1924. №82. Ст. 827.
25.
Постановление ВЦИК от 16 октября 1924 г. «Положение о волостных съездах советов и волостных исполнительных комитетах» // СУ РСФСР. 1924. №82. Ст. 826.
26.
Постановление ВЦИК от 16 октября 1924 г. «Положение об уездных съездах советов и уездных исполнительных комитетах» // СУ РСФСР. 1924. №82. Ст. 825.
27.
Положение о Советах губернских, уездных и заштатных городов и поселков городского типа от 26 января 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. №10. Ст. 90.
28.
Циркулярное письмо ЦК РКП(б) об очередных перевыборах советов от 25 сентября 1925 г. // Власть Советов. 1925. №40. С. 7.
29.
Декрет ВЦИК от 13 октября 1925 г. «Об утверждении Инструкции о выборах городских и сельских Советов и о созыве съездов Советов» // СУ РСФСР. 1925. №79. Ст. 603.
30.
Декрет ВЦИК от 4 ноября 1926 г. «Об утверждении Инструкции о выборах городских и сельских Советов и о созыве съездов Советов»// СУ РСФСР. 1926. №75. Ст. 577.
31.
Постановление ВЦИК от 20 октября 1930 г. «Об утверждении инструкции о выборах в советы и на съезды советов РСФСР» // СУ РСФСР. 1930. №54. Ст. 654.
32.
Постановление ВЦИК от 1 октября 1934 г. «Об утверждении инструкции о выборах в советы и на съезды советов РСФСР» // СУ РСФСР. 1934. №36. Ст. 226.
33.
Постановление, принятое на 2 сессии ВЦИК XII созыва от 24 октября 1925 г. «Об утверждении Положения о городских советах» // СУ РСФСР. 1925. №91. Ст. 662.
34.
ГА РФ. Ф.Р.-1235. Оп.105. Д.134.
35.
Российский государственный архив социально-политической истории (далее – РГАСПИ). Ф.17. Оп.85. Д.263.
36.
Постановление ВЦИК от 1 января 1931 г. «Об утверждении Положения о сельских советах РСФСР» // СУ РСФСР. 1931. №11. Ст.142. Ст. 31, 32.
37.
Постановление ВЦИК от 20 января 1933 г. «Об утверждении Положения о городских советах» // СУ РСФСР. 1933. №29. Ст.103. Ст. 42.
38.
История советского государства и права: Становление советского государства и права (1917–1920 гг.). В 3-х книгах. Кн. 1. / Под ред. Л. П. Косицына. М.: Наука, 1968. – 607 с.
39.
Меньшевики в большевистской России. 1918 – 1924 . Т.2. Меньшевики в 1919 – 1920 гг. Отв. ред. З. Галили и А. Ненароков. М.: Росспэн, 2000. 936 с.
40.
О практике отзыва депутатов // Власть Советов. 1928. №35–36. С.3–5.
41.
Микчев Т. Одна из важнейших форм советской демократии // Власть Советов. 1929. №43. С.1–2.
42.
Каврайский Б. Под знаком роста (о массовой работе советов в городах Сибири) // Власть Советов. 1928. №33. С.24–26.
43.
Левичев. Важная форма советской демократии // Власть Советов.1928. №1. С.12–15.
44.
Мамаев П. О новых формах отчетности и связи Советов с избирателями // Власть Советов. 1928. №32. С. 17–19.
45.
Щеблецов Л. Под знаком советской демократии (о новых формах организационно-массовой работы горсоветов) // Власть Советов.1928. №51. С.6–8.
46.
ГА РФ. Ф.Р.-1235. Оп.108. Д.604.
47.
Козловский Ю. Отчетная кампания сельских советов // Власть Советов. 1932. №11. С.22–25.
48.
ГА РФ. Ф.Р.-1235. Оп.108. Д.598.
49.
Шостак Г. Частичные перевыборы сельских советов в 1933 г. // Власть Советов. 1933. №17. С.25–27.
References (transliterated)
1.
Kim A. I. Sovetskoe izbiratel'noe pravo. Voprosy teorii, izbiratel'nogo zakonodatel'stva i praktiki ego primeneniya. M.: Yurid. lit-ra, 1965. 210 s.
2.
Zrazhevskaya T. D. Otvetstvennost' po sovetskomu gosudarstvennomu pravu. Voronezh: izd-vo Voronezh.un-ta, 1980. 158 s.
3.
Glotov S., Sinyukov V. Otzyv deputata: istoricheskii aspekt // Konstitutsionnyi vestnik. 1992. №2. S. 21–28.
4.
Mal'ko A. V., Sinyukov V. N. Imperativnyi mandat: proshloe i nastoyashchee // Pravovedenie. 1992. №2. S. 12–22.
5.
Vas'kova L. G. Konstitutsionno-pravovoe regulirovanie mandata deputata sovremennogo parlamenta. Avtoref. dis… kand.yurid.nauk. Tyumen', 2007. 21 s.
6.
Konovalova L. G. Institut otzyva deputatov v zarubezhnykh stranakh: normativnoe zakreplenie i praktika realizatsii // Grazhdanskoe obshchestvo i pravovoe gosudarstvo. 2011. №.2. S. 28–31.
7.
Makartsev A. A. Izbiratel'noe pravo i izbiratel'nyi protsess v Rossiiskoi Federatsii. Novosibirsk: NGTU, 2009. 297 s.
8.
Polozhenie o vyborakh v Gosudarstvennuyu Dumu ot 6 avgusta 1905 g. // PSZ Rossiiskoi imperii. Sobr. III. T. XXV. Otdelenie II-e. Spb., 1908.
9.
Polozhenie o vyborakh v Uchreditel'noe sobranie ot 23 sentyabrya 1917 g. // Rossiiskoe zakonodatel'stvo X-XX vv. T. 9. Zakonodatel'stvo epokhi burzhuazno-demokraticheskoi revolyutsii. M., 1994.
10.
Marks K. Grazhdanskaya voina vo Frantsii // Marks K., Engel's F. Poln. sobr. soch. M. Izd-vo polit. lit-ry, 1960. T. 17. S. 317–370.
11.
Lenin V. I. Doklad o prave otzyva na zasedanii VTsIK 21 noyabrya (4 dekabrya) 1917 g. // Poln. sobr. soch. M.: Izd-vo polit. lit-ry, 1974. T. 35. S. 109–111.
12.
Lenin V. I. Proletarskaya revolyutsiya i renegat Kautskii // Poln. sobr. soch. M.: Izd-vo polit. lit-ry, 1969. T. 37. S. 235–338.
13.
Dekret VTsIK ot 24 noyabrya 1917 g. «O prave otzyva delegatov» // SU RSFSR. 1917. №3. St.49.
14.
Konstitutsiya RSFSR 1918 g. // SU RSFSR. 1918. №51. St.582.
15.
Postanovlenie VTsIK Sovetov ot 2 dekabrya 1918 g. «O poryadke vyborov volostnykh i sel'skikh Sovetov (Instruktsiya)» // SU RSFSR. 1918. №86. St. 901.
16.
Dekret VTsIK ot 31 avgusta 1922 g. «Instruktsiya o perevyborakh gorodskikh i sel'skikh sovetov i o sozyve volostnykh, uezdnykh i gubernskikh s''ezdov sovetov» // SU RSFSR. 1922. №56. St. 706.
17.
Dekret VTsIK ot 11 avgusta 1924 g. «Instruktsiya o perevyborakh gorodskikh i sel'skikh Sovetov i o sozyve volostnykh (raionnykh), uezdnykh (okruzhnykh) i gubernskikh (oblastnykh) s''ezdov Sovetov» // SU RSFSR. 1924. №71. St. 695;
18.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii. (dalee – GA RF). F.R.-393. Op. 22. D. 7.
19.
GA RF. F.R.-393. Op. 1a. D. 95.
20.
Polozhenie o sel'skikh Sovetakh ot 26 yanvarya 1922 g.// SU RSFSR 1922. №10. St. 93.
21.
Polozhenie o volostnykh s''ezdakh Sovetov i volostnykh ispolnitel'nykh komitetakh ot 26 yanvarya 1922 g. // SU RSFSR. 1922. №10. St. 92.
22.
Polozhenie ob uezdnykh s''ezdakh, Sovetakh i ikh ispolnitel'nykh komitetakh ot 26 yanvarya 1922 g. // SU RSFSR. 1922. №10. St. 91.
23.
Postanovlenie VTsIK «Polozhenie o gubernskikh s''ezdakh sovetov i gubernskikh ispolnitel'nykh komitetakh» // SU RSFSR. 1922. №72–73. St. 907.
24.
Postanovlenie VTsIK ot 16 oktyabrya 1924 g. «Polozhenie o sel'skikh sovetakh» // SU RSFSR. 1924. №82. St. 827.
25.
Postanovlenie VTsIK ot 16 oktyabrya 1924 g. «Polozhenie o volostnykh s''ezdakh sovetov i volostnykh ispolnitel'nykh komitetakh» // SU RSFSR. 1924. №82. St. 826.
26.
Postanovlenie VTsIK ot 16 oktyabrya 1924 g. «Polozhenie ob uezdnykh s''ezdakh sovetov i uezdnykh ispolnitel'nykh komitetakh» // SU RSFSR. 1924. №82. St. 825.
27.
Polozhenie o Sovetakh gubernskikh, uezdnykh i zashtatnykh gorodov i poselkov gorodskogo tipa ot 26 yanvarya 1922 g. // SU RSFSR. 1922. №10. St. 90.
28.
Tsirkulyarnoe pis'mo TsK RKP(b) ob ocherednykh perevyborakh sovetov ot 25 sentyabrya 1925 g. // Vlast' Sovetov. 1925. №40. S. 7.
29.
Dekret VTsIK ot 13 oktyabrya 1925 g. «Ob utverzhdenii Instruktsii o vyborakh gorodskikh i sel'skikh Sovetov i o sozyve s''ezdov Sovetov» // SU RSFSR. 1925. №79. St. 603.
30.
Dekret VTsIK ot 4 noyabrya 1926 g. «Ob utverzhdenii Instruktsii o vyborakh gorodskikh i sel'skikh Sovetov i o sozyve s''ezdov Sovetov»// SU RSFSR. 1926. №75. St. 577.
31.
Postanovlenie VTsIK ot 20 oktyabrya 1930 g. «Ob utverzhdenii instruktsii o vyborakh v sovety i na s''ezdy sovetov RSFSR» // SU RSFSR. 1930. №54. St. 654.
32.
Postanovlenie VTsIK ot 1 oktyabrya 1934 g. «Ob utverzhdenii instruktsii o vyborakh v sovety i na s''ezdy sovetov RSFSR» // SU RSFSR. 1934. №36. St. 226.
33.
Postanovlenie, prinyatoe na 2 sessii VTsIK XII sozyva ot 24 oktyabrya 1925 g. «Ob utverzhdenii Polozheniya o gorodskikh sovetakh» // SU RSFSR. 1925. №91. St. 662.
34.
GA RF. F.R.-1235. Op.105. D.134.
35.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii (dalee – RGASPI). F.17. Op.85. D.263.
36.
Postanovlenie VTsIK ot 1 yanvarya 1931 g. «Ob utverzhdenii Polozheniya o sel'skikh sovetakh RSFSR» // SU RSFSR. 1931. №11. St.142. St. 31, 32.
37.
Postanovlenie VTsIK ot 20 yanvarya 1933 g. «Ob utverzhdenii Polozheniya o gorodskikh sovetakh» // SU RSFSR. 1933. №29. St.103. St. 42.
38.
Istoriya sovetskogo gosudarstva i prava: Stanovlenie sovetskogo gosudarstva i prava (1917–1920 gg.). V 3-kh knigakh. Kn. 1. / Pod red. L. P. Kositsyna. M.: Nauka, 1968. – 607 s.
39.
Men'sheviki v bol'shevistskoi Rossii. 1918 – 1924 . T.2. Men'sheviki v 1919 – 1920 gg. Otv. red. Z. Galili i A. Nenarokov. M.: Rosspen, 2000. 936 s.
40.
O praktike otzyva deputatov // Vlast' Sovetov. 1928. №35–36. S.3–5.
41.
Mikchev T. Odna iz vazhneishikh form sovetskoi demokratii // Vlast' Sovetov. 1929. №43. S.1–2.
42.
Kavraiskii B. Pod znakom rosta (o massovoi rabote sovetov v gorodakh Sibiri) // Vlast' Sovetov. 1928. №33. S.24–26.
43.
Levichev. Vazhnaya forma sovetskoi demokratii // Vlast' Sovetov.1928. №1. S.12–15.
44.
Mamaev P. O novykh formakh otchetnosti i svyazi Sovetov s izbiratelyami // Vlast' Sovetov. 1928. №32. S. 17–19.
45.
Shchebletsov L. Pod znakom sovetskoi demokratii (o novykh formakh organizatsionno-massovoi raboty gorsovetov) // Vlast' Sovetov.1928. №51. S.6–8.
46.
GA RF. F.R.-1235. Op.108. D.604.
47.
Kozlovskii Yu. Otchetnaya kampaniya sel'skikh sovetov // Vlast' Sovetov. 1932. №11. S.22–25.
48.
GA RF. F.R.-1235. Op.108. D.598.
49.
Shostak G. Chastichnye perevybory sel'skikh sovetov v 1933 g. // Vlast' Sovetov. 1933. №17. S.25–27.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"