Статья 'Исторические типы взаимодействия гражданского общества и государства' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Исторические типы взаимодействия гражданского общества и государства

Фетюков Фёдор Викторович

кандидат юридических наук

преподаватель, ФГБОУ ВО "Уральский государственный юридический университет"

620137, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 114

Fetyukov Fedor Viktorovich

PhD in Law

Head of the Scientific Research Sector, Educator, the department of Theory of State and Law, Ural State Law Academy;

620137, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 114

fetukov@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.2.18360

Дата направления статьи в редакцию:

15-03-2016


Дата публикации:

01-04-2016


Аннотация.

Объектом исследования являются правовые отношения, складывающиеся между гражданским обществом и государством в различных сферах общественной жизни. Предметом исследования выступают исторические типы взаимодействия гражданского общества и государства. На основе анализа научных данных о закономерностях взаимодействия гражданского общества и государства в XIX – начале XXI вв. автором выделены и рассмотрены два исторических типа этого взаимодействия в рассматриваемый период: "социальный контракт" и "социальное иждивенчество". При этом автор обращает особое внимание на недостатки рассмотренных типов и их неприменимость на современном этапе развития общественных отношений. Уровень философской методологии в исследовании представлен общими принципами познания (достоверность, критицизм, доказательность, опытная обоснованность, объективность и др.) и категориальным строем науки в целом. Уровень общенаучных принципов и форм исследования характеризуется использованием системного метода, метода восхождения от абстрактного к конкретному, а также общих логических методов: анализ, синтез, абстрагирование и аналогия. В основе рассмотрения типов взаимодействия гражданского общества и государства лежит принцип историзма и метод эмпирической типизации.На уровне конкретно-научной методологии в настоящем исследовании был использован специально-юридический метод. Научная новизна исследования состоит в типизации взаимодействия гражданского общества и государства в в XIX – начале XXI вв., а также в обосновании вывода о неприменимости в настоящее время таких исторических типов взаимодействия гражданского общества и государства как «социальный контракт» и «социальное иждивенчество».Основной вывод проведенного исследования заключается в том, что в основе взаимодействия гражданского общества и государства на современном этапе развития общественных отношений лежит идея диалоговой коммуникации, которая позволяет рассчитывать на взаимопонимание и удовлетворение интересов, как гражданского общества, так и государства.

Ключевые слова: взаимодействие, гражданское общество, государство, исторический тип, диалог, коммуникация, идея, согласование, интересы, экономические права

Abstract.

The object of this research is the legal relations established between the civil society and the government in various spheres of social life. The subject is of the historical types of cooperation between the civil society and the government. Based on the analysis of scientific data about the regularities of cooperation between the civil society and the government in the XIX – beginning of XXI centuries, the author determined and examines two historical types of such cooperation: “social contract” and “social dependence”. At the same time, the author focuses attention on the flaws of the reviewed types and their inapplicability on the modern stage of development of the public relations. Scientific novelty consists in typification of collaboration between the civil society and the government in the XIX – the beginning of XXI centuries, as well as in substantiation of the conclusion about the current inapplicability of such historical types as “social contract” and “social dependency”. The main conclusion consists in the fact that in the foundation of such cooperation on the main state of development of the public relations lies the idea of dialogue communication, which allows expecting the mutual understanding and satisfaction of interests of both, the civil society, and the government.

Keywords:

idea, communication, dialog, historical type, government, civil society, cooperation, agreement, interests, economic rights

На основе анализа научных данных о закономерностях взаимодействия гражданского общества и государства в XIX – начале XXI вв. следует выделить и рассмотреть исторические типы этого взаимодействия в рассматриваемый период. Для решения поставленной исследовательской задачи автором использован метод эмпирической типизации [12, с. 984].

Взаимодействие гражданского общества и государства по типу социального контракта. На либеральных идеях, питавших буржуазные революции, впоследствии была основана концепция классического либерального государства. Различные источники свидетельствуют о том, что в XVIII и более чем в половине XIX в. классическое либеральное государство существовало в Великобритании. Подобные либерально-капиталистические государства существовали и в других странах.

Отношения между государством и обществом (в XIX в. последнее развивается в гражданское общество) в рамках этой концепции строились по типу социального контракта. Как отметил М. Н. Марченко со ссылкой на работу Г. Маклиннана, Д. Хелда и С. Холла «Идея современного государства», в соответствии с социальным контрактом индивид и гражданское общество действовали исключительно в сфере частных интересов и отношений собственности, а государство – лишь в публичной сфере. При этом права и свободы индивида, защищать которые согласно «социальному контракту» обязано государство, были объявлены «естественными». Среди таких прав особо выделялись право и свобода «свободно покупать и продавать труд», владеть и распоряжаться частной собственностью, «быть полностью свободным при условии ненарушения прав других лиц», право на невмешательство государства в частную жизнь, «рассматривать свой дом как неприступную крепость» [1, с. 6]. Таким образом, роль государства была существенно ограничена выполнением лишь таких публичных функций, как обеспечение общественного порядка, внешней безопасности государства и безопасности личности, охрана собственности и имущественных прав граждан.

Развитие взаимодействия между классическим либеральным государством и гражданским обществом по типу социального контракта имеет историческую обусловленность: в рассматриваемый период шел процесс формирования раннеиндустриальных капиталистических отношений. Экономические отношения регулировались не государством, которое непосредственно не вмешивалось в них, а рыночными механизмами на основе свободной конкуренции. По этой причине взаимодействие гражданского общества и государства по типу социального контракта исключено в настоящее время. В современных условиях экономическая политика государства обеспечивает имущественный оборот, развитие отраслей производства, защиту конкуренции. Без активного участия государства в экономической сфере невозможно создать необходимые условия для обеспечения общественных потребностей. Поэтому роль ночного сторожа, отведенная государству при взаимодействии с гражданским обществом по типу социального контракта, заменена ролью крепкого хозяйственника. Активная роль государства проявляется и в других сферах общественных отношений: образование и наука, социальная сфера и др.

Взаимодействие гражданского общества и государства по типу социального контракта основано на разделении сфер деятельности. В современном государстве границу между общественными и государственными сферами деятельности обозначить достаточно сложно. Необходимость повышения эффективности государственной деятельности является одной из причин сочетания государственной и общественной деятельности в некоторых областях общественных отношений, которые в этом случае становятся сферами взаимодействия гражданского общества и государства. Более того, граница между общественной и государственной сферами деятельности в современном государстве весьма динамична. Динамика проявляется, с одной стороны, в огосударствлении некоторых сфер деятельности, с другой стороны, в делегировании обществу определенных полномочий в сферах государственной деятельности.

Взаимодействие гражданского общества и государства по типу социального иждивенчества. Во второй половине XIX века складывающееся гражданское общество экономически развитых стран стало нуждаться не только в обеспечении правопорядка, в частности, в защите частных имущественных интересов, но и в социальных (нормирование продолжительности рабочего времени и времени отдыха, социальное обеспечение нетрудоспособных и др.) и политических правах (всеобщее равное избирательное право, право политических партий на участие в выборах, учет мнения профсоюзов). Противоречивые интересы гражданского общества препятствовали самостоятельному обеспечению им социальных и политических прав, поэтому за государством наряду с обязанностью защищать экономические права и свободы граждан была закреплена обязанность осуществления политической (государственной) власти в различных областях общественных отношений в интересах всех слоев населения. Таким образом, классическое либеральное государство стало приобретать социальное содержание, а сама концепция классического либерального государства трансформировалась в концепцию либерально-демократического государства.

С принятием в Германии и Великобритании социального законодательства по вопросам обеспечения социальных гарантий работников, оплаты труда, страхования постепенно складывается теория социального государства. Впервые термин «социальное государство» в середине XIX века употребил немецкий государствовед Лоренс фон Штейн в работе «История социального движения во Франции с 1789 года по наши дни». По мнению фон Штейна, государство должно «осуществлять экономический и общественный прогресс всех его членов, так как развитие одного является условием и следствием развития другого…»[13, p. 215].

Суть теории социального государства сводится к признанию за каждым гражданином вне зависимости от сложившегося имущественного положения и занимаемого им социального статуса (классовой принадлежности), т.е. на основе формального равенства, права на получение от государства различных социальных благ, в которых он остро нуждается вследствие возникновения состояния уязвимости (безработица, болезнь, старость и др.).

Социальное государство призвано служить интересам общества. Оно сглаживает имущественное и иное социальное неравенство, помогает слабым и обездоленным, заботится о предоставлении каждому работы или иного источника существования, о сохранении мира в обществе, формировании благоприятной для человека окружающей среды [2, с. 140]. Разумеется, на имущественное положение и социальный статус гражданина влияют его индивидуальные качества: физиологические, интеллектуальные и др. Поэтому цель социального государства заключается не в устранении, а в «выравнивании» социального неравенства, преодолении резких различий в имущественном положении, повышении социального статуса индивида [6, с. 22].

Теория социального государства приобрела особую популярность в США после мирового экономического кризиса 1929-1933 гг., а затем и после Второй мировой войны. «Новый курс» президента Ф. Рузвельта был направлен на предотвращение социальных революций. Для этого была поставлена задача существенного повышения уровня социального благополучия (в современной трактовке – качества жизни) американского общества за счет законодательного закрепления и реализации социальных гарантий рабочим (пенсии, пособия, ограничение продолжительности рабочего времени и др.), материальной поддержки фермерам и других мер. Эта же задача была поставлена и перед правительствами других западных стран.

В середине XX века теория социального государства получает развитие в теории государства всеобщего благосостояния (благоденствия). В западной литературе эта теория известна как «Welfare State». Ее представители заявляли о необходимости (обязанности) государства оказывать помощь и поддержку гражданам, которые нуждаются в этом вследствие рыночной экономики. К примеру, социальный теоретик Клаус Оффе, отметил «…явное обязательство государственного аппарата предоставлять помощь и поддержку (в денежном или натуральном выражении) тем гражданам, которые испытывают особую нужду и риски, являющиеся характеристиками рыночной экономики; эта помощь обеспечивается в виде законного требования, право на которое предоставляется гражданам» [8, с. 43].

Поставленная перед государством задача обеспечения «всеобщего благосостояния» привела к усилению его роли в экономике (регулирование производства, формирование экономической политики, владение собственностью) и в целом к существенному расширению объема государственной деятельности. Следствием этого становится рост государственных расходов.

Специфика взаимодействия гражданского общества и государства в период расцвета теории социального государства (теории государства всеобщего благосостояния) заключалась в том, что государство «вышло из тени» и стало проявлять активность в большинстве областей общественных отношений, преследуя в качестве цели «всеобщее благоденствие» народа, а гражданское общество стало выполнять функцию общественного контроля за государственной деятельностью, располагая правом требовать от государства помощи и поддержки в условиях рыночной системы хозяйствования. Такой тип взаимодействия гражданского общества и государства диаметрально противоположен тому типу, который предусмотрен доктриной классического либерального государства. Как было отмечено в одном из исследований, гражданское общество в 80-х гг. XX века окончательно сложилось в виде общества благоденствия, его политико-правовой надстройкой стало социально-правовое государство; такое общество и государство являлись диалектическим отрицанием классического гражданского общества XIX века и его правового государства [5, с. 23].

При всех внешних достоинствах такого типа взаимодействия, связанного с государственным попечением над обществом, следует отметить его скрытый недостаток. Высокая социальная защищенность влечет за собой потерю активности, трудового стимула граждан, а также прогрессирующий рост налоговых платежей в бюджет государства. Следовательно, в рамках реализации теории социального государства гражданское общество, с одной стороны, получает от государства широкий комплекс социальных благ, а с другой стороны, приобретает широкий спектр обязательств по уплате налогов и иных обязательных платежей в государственный бюджет.

Миф о государственном патернализме, культивируемый в общественном сознании, приводит к формированию социального иждивенчества, т.е. пассивного ожидания помощи от государства. В таком случае гражданское общество утрачивает свои сущностные черты – экономическую самостоятельность, способность к самоорганизации и активной деятельности. При этом обратная связь со стороны гражданского общества практически отсутствует, поэтому взаимодействие между гражданским обществом и государством, построенное по типу социального иждивенчества, имеет односторонне направленный характер.

Проиллюстрируем отмеченный недостаток на примере ситуации, сложившейся в социальной сфере в ряде государств Европейского союза. Социальное законодательство развитых европейских стран (Германии, Швейцарии, Франции) создает благоприятные условия для проживания на их территории мигрантов из менее развитых стран всего мира. Причем для многих из мигрантов основным благоприятствующим фактором являются не условия для труда и саморазвития, а именно условия проживания, связанные с гарантиями государственного социального обеспечения.

Естественно, что источником обеспечения социальных обязательств названных государств является их собственный бюджет, большая часть которого формируется за счет налоговых платежей. Необходимо понимать, что цель социального государства состоит в сглаживании социального неравенства, устранении кардинальных различий в имущественном положении, причиной которых обычно является возникновение состояния уязвимости человека (безработица, болезнь, старость и др.). Поэтому с точки зрения социальной справедливости забота государства об имущественном положении, социальном статусе человека должна проявляться лишь вследствие возникновения ситуации его уязвимости, объективно препятствующей трудовой деятельности, повышению социального статуса, самоорганизации и т.д.

В целом кризис теории социального государства (теории государства всеобщего благосостояния) наметился еще вначале 80-х г. XX века. Он был связан с неспособностью выполнения государством взятых перед обществом обязательств по удовлетворению социальных потребностей. Ситуацию усугубляло появление новых социальных рисков, а, следовательно, необходимости поиска новых форм их компенсации. «Взяв на себя обязательства, выполнить которые оно не в состоянии, государство порождает растущие, не могущие быть удовлетворенными ожидания, становится одновременно и чрезмерно разросшимся и слабым» [11, с. 198]. Сторонники ограниченного участия государства в жизни общества вновь стали настаивать на необходимости признания минимальной роли государства и максимальной роли свободного конкурентного рынка товаров и услуг. Осуществление социальной функции государства теряет приоритетное значение.

На закате ХХ века учеными было предложено два пути решения проблем социального государства: стратегия государства социальных инвестиций и концепция «Workfare State».

Стратегия государства социальных инвестиций основана на идее о необходимости вложений в человеческий капитал, который составляют здоровье людей, высокий профессионализм экономически активного населения, поощрение инициативы, творчества, готовности встретить новые угрозы [11, с. 221]. Однако такой подход лишь конкретизирует объекты государственного попечения. Концептуально стратегия государства социальных инвестиций не выходит за рамки государственного патернализма и чревата развитием социального иждивенчества.

Концепция «Workfare State» или концепция «государства, благоприятствующего труду», основана на идее обеспечения государством каждому гражданину лишь основных потребностей (прожиточный минимум, образование, здравоохранение, инфраструктура) в тех объемах, в которых общество с учетом экономической обстановки может это себе позволить. Остальные потребности человека он должен удовлетворять, опираясь на собственный труд [5, с. 28]. Безусловным достоинством этой концепции является ориентация на собственные силы человека и, как следствие, стимулирование его трудовой активности. Слабая сторона концепции заключается в том, что ее практическое осуществление приводит к зацикленности каждого человека на обеспечении собственных потребностей. При этом социально незащищенные слои общества могут рассчитывать на обеспечение государством только минимальных благ.

Таким образом, взаимодействие гражданского общества и государства по типам социального контракта и социального иждивенчества объединяет отсутствие стремления взаимодействующих сторон к диалогу по различным вопросам организации жизни общества, в результате которого путем согласования взаимных притязаний должно быть достигнуто взаимопонимание и удовлетворение взаимных интересов сторон. Так, в ходе взаимодействия по типу социального контракта индивид и гражданское общество действовали исключительно в сфере частных интересов и отношений собственности, а государство – лишь в публичной сфере. При этом функции государства в публичной сфере сводились к обеспечению общественного порядка, внешней безопасности государства и безопасности личности, охране собственности и имущественных прав граждан. Взаимодействие по типу социального иждивенчества основано на обязанности государства не только защищать экономические права и свободы граждан, но и в интересах всех слоев населения осуществлять политическую (государственной) власть в большинстве областей общественных отношений. При этом деятельность гражданского общества ограничивается лишь требованием от государства удовлетворения растущих потребностей общества.

Применительно к современному этапу развития общественных отношений взаимодействие гражданского общества и государства не соответствует рассмотренным выше типам.

В отличие от концепции классического либерального государства, противопоставившей гражданское общество государству, в современных юридических исследованиях явно прослеживается тенденция к пониманию гражданского общества как сообщества, ценностно консолидированного с государством, в наибольшей степени соответствующая фундаментальным основам российской правовой жизни [10, с. 24]. Государство рассматривается в качестве неотъемлемого партнера становления и развития гражданского общества [9, с. 61]. Во взаимоотношениях гражданского общества и государства подчеркивается ярко выраженный социально-партнерский характер. Социальное партнерство (при широком подходе охватывающее все общество), рассматриваемое в качестве формы взаимодействия гражданского общества и государства [7, с. 82], «…позволяет им свободно выражать свои интересы и находить цивилизованные способы их гармонизации и реализации в процессе достижения общей цели» [3, с. 93 – 94].

Таким образом, будущее взаимодействия гражданского общества и государства связывается с институциализацией для всего спектра общественности процессов коммуникативного взаимодействия [11, с. 221], а также с построением конструктивного диалога между гражданским обществом и государством [4, с. 51,52].

Как представляется, в основе взаимодействия гражданского общества и государства на современном этапе развития общественных отношений лежит идея диалоговой коммуникации, которая позволяет рассчитывать на взаимопонимание и удовлетворение интересов, как гражданского общества, так и государства.

Библиография
1.
Государство и гражданское общество: правовые проблемы взаимодействия: Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции. Туапсе, 18-19 сентября, 2006 г. / Под ред. Г. Н. Чеботарева. Издательство Тюменского государственного университета, 2007. – 316 с.
2.
Модернизация России в экономике и политике. – Екатеринбург: Изд-во: АМБ, 2012. – 375 с.
3.
Модель И. М., Модель Б. С. Социальное партнерство в системе общественных отношений // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. Вып. 1. Екатеринбург: УрО РАН, 1999. С. 54.
4.
Новикова О. В. Эффективная модель взаимодействия государства и гражданского общества в современной России: формирование структурно-институционального консенсуса // Вестник ПАГС. – 2009. – №3. – С. 48 – 53.
5.
Охохонин, Е. М. Правовые основы формирования социального государства: монография / Е. М. Охохонин, А. С. Шабуров. – Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2012. – 141 с.
6.
Права человека и правовое социальное государство в России / отв. ред. Е. А. Лукашева. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. – 400 с.
7.
Руденкин В. Н. Социальное партнерство государства и гражданского общества: сущность, исторические типы, формы реализации // Вестник Уральского института экономики, управления и права. – 2011. – №4. – С. 80 – 97.
8.
Сидорина, Т. Ю. Государство всеобщего благосостояния: от утопии к кризису. – М.: РГГУ, 2013. – 356 с.
9.
Согласование интересов субъектов права как предпосылка формирования гражданского общества в Российской Федерации: монография: В.Е. Халиулин. – С.: «Издательство «Научная книга», 2010. – 200 с.
10.
Цыбулевская О. И. Государство и гражданское общество: методологический аспект взаимодействия // Ответственность власти перед гражданским обществом: механизмы контроля и взаимодействия: сборник научных статей. – Саратов: Изд-во Поволж. ин-та управ. им. П.А. Столыпина, 2014. – С. 18 – 24.
11.
Шелистов, Ю. И. Правовая государственность: природа и перспективы: Научное издание. – Калуга: «Эйдос», 2003. – 224 с.
12.
Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: «Канон +» РООИ «Реабилитация», 2009. – 1248 с.
13.
Stein L., von. Gegenwart und Zukunft der Recht-und Staatswissenschaften Deutschlands. Stuttgart, 1876.
14.
Зайцев А.В. Диалог государства и гражданского общества, его роль и место в институциональном дизайне публичной политики // Политика и Общество. - 2014. - 12. - C. 1469 - 1478. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.12.12563.
15.
Зайцев А.В. Институционализация диалога государства и гражданского общества в контексте нормативной модели диалогической демократии // Социодинамика. - 2014. - 7. - C. 64 - 82. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.7.12541. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12541.html
16.
Зайцев А.В. Делиберативная демократия в контексте диалога государства и гражданского общества // Политика и Общество. - 2013. - 10. - C. 1231 - 1236. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.10.7708.
References (transliterated)
1.
Gosudarstvo i grazhdanskoe obshchestvo: pravovye problemy vzaimodeistviya: Sbornik statei po itogam Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Tuapse, 18-19 sentyabrya, 2006 g. / Pod red. G. N. Chebotareva. Izdatel'stvo Tyumenskogo gosudarstvennogo universiteta, 2007. – 316 s.
2.
Modernizatsiya Rossii v ekonomike i politike. – Ekaterinburg: Izd-vo: AMB, 2012. – 375 s.
3.
Model' I. M., Model' B. S. Sotsial'noe partnerstvo v sisteme obshchestvennykh otnoshenii // Nauchnyi ezhegodnik Instituta filosofii i prava Ural'skogo otdeleniya Rossiiskoi akademii nauk. Vyp. 1. Ekaterinburg: UrO RAN, 1999. S. 54.
4.
Novikova O. V. Effektivnaya model' vzaimodeistviya gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva v sovremennoi Rossii: formirovanie strukturno-institutsional'nogo konsensusa // Vestnik PAGS. – 2009. – №3. – S. 48 – 53.
5.
Okhokhonin, E. M. Pravovye osnovy formirovaniya sotsial'nogo gosudarstva: monografiya / E. M. Okhokhonin, A. S. Shaburov. – Ekaterinburg: Ural'skii yuridicheskii institut MVD Rossii, 2012. – 141 s.
6.
Prava cheloveka i pravovoe sotsial'noe gosudarstvo v Rossii / otv. red. E. A. Lukasheva. – M.: Norma: INFRA-M, 2011. – 400 s.
7.
Rudenkin V. N. Sotsial'noe partnerstvo gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva: sushchnost', istoricheskie tipy, formy realizatsii // Vestnik Ural'skogo instituta ekonomiki, upravleniya i prava. – 2011. – №4. – S. 80 – 97.
8.
Sidorina, T. Yu. Gosudarstvo vseobshchego blagosostoyaniya: ot utopii k krizisu. – M.: RGGU, 2013. – 356 s.
9.
Soglasovanie interesov sub''ektov prava kak predposylka formirovaniya grazhdanskogo obshchestva v Rossiiskoi Federatsii: monografiya: V.E. Khaliulin. – S.: «Izdatel'stvo «Nauchnaya kniga», 2010. – 200 s.
10.
Tsybulevskaya O. I. Gosudarstvo i grazhdanskoe obshchestvo: metodologicheskii aspekt vzaimodeistviya // Otvetstvennost' vlasti pered grazhdanskim obshchestvom: mekhanizmy kontrolya i vzaimodeistviya: sbornik nauchnykh statei. – Saratov: Izd-vo Povolzh. in-ta uprav. im. P.A. Stolypina, 2014. – S. 18 – 24.
11.
Shelistov, Yu. I. Pravovaya gosudarstvennost': priroda i perspektivy: Nauchnoe izdanie. – Kaluga: «Eidos», 2003. – 224 s.
12.
Entsiklopediya epistemologii i filosofii nauki. – M.: «Kanon +» ROOI «Reabilitatsiya», 2009. – 1248 s.
13.
Stein L., von. Gegenwart und Zukunft der Recht-und Staatswissenschaften Deutschlands. Stuttgart, 1876.
14.
Zaitsev A.V. Dialog gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva, ego rol' i mesto v institutsional'nom dizaine publichnoi politiki // Politika i Obshchestvo. - 2014. - 12. - C. 1469 - 1478. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.12.12563.
15.
Zaitsev A.V. Institutsionalizatsiya dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva v kontekste normativnoi modeli dialogicheskoi demokratii // Sotsiodinamika. - 2014. - 7. - C. 64 - 82. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.7.12541. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12541.html
16.
Zaitsev A.V. Deliberativnaya demokratiya v kontekste dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva // Politika i Obshchestvo. - 2013. - 10. - C. 1231 - 1236. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.10.7708.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"