по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Возбуждение уголовного дела – история возникновения стадии в уголовном процессе России
Федорова Ирина Андреевна

адъюнкт, кафедра уголовного процесса, Уральский юридический институт МВД России

620057, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Корепина, 66, каб. 208

Fedorova Irina Andreevna

Adjunct, the department of Criminal Procedure, Ural Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

620057, Russia, Yekaterinburg, Korepina Street 66, office #208

Fedorova_evsh@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования в данной статье является генезис источников российского уголовно-процессуального права, регламентирующих стадию возбуждения уголовного дела и ее развитие от императорских времен до нашего времени. В статье рассматриваются источники писаного права Российской империи, Союза советских социалистических республик и Российской федерации, их значение в формировании уголовного процесса современной России, а также проводится исследование влияния общественных изменений на уголовно-процессуальное право в общем и на институт возбуждения уголовного дела в частности. При выполнении исследования были использованы общенаучный метод - анализ, частнонаучный метод - исторический и специально-научные методы: формально-юридический и сравнительно-правовой. Основными выводами проведенного исследования является то, что: во-первых, стадия возбуждения уголовного дела закрепилась в отечественном уголовном процессе в качестве самостоятельной полноценной стадии, которая имеет свои задачи, основания, определенный круг участников, процессуальное оформление и итоговые решения; во-вторых, исследуемый институт уголовно-процессуального права требует тщательного его исследования, а также выработки предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной деятельности.

Ключевые слова: возбуждение уголовного дела, стадия, судебная реформа, уголовное судопроизводство, история, заявление о преступлении, предварительная проверка, дознание, полиция, источник права

УДК:

343.13

DOI:

10.7256/2409-868X.2017.3.18202

Дата направления в редакцию:

03-03-2016


Дата рецензирования:

03-03-2016


Дата публикации:

13-04-2017


Abstract.

The subject of this research is genesis of the sources of the Russian criminal procedural law that regulate the degree of criminal case initiation and its development since the imperial times until present day. The article examines the sources of written law of the Russian Empire, Union of Soviet Socialist Republics, and their impact upon the formation of criminal procedure in modern Russia. The author also analyzes the influence of social changes upon the criminal procedural law as a whole, and the institute of initiation of a criminal case in particular. The main conclusions of this work consist in the following positions: firstly, the degree of criminal case initiation has consolidated within the Russian criminal procedure as an independent full-fledged stage that has its own tasks, grounds, specific circle of participants, procedural implementation, and final decisions; secondly, the examined institution of criminal procedural law requires thorough research, as well as formulation of proposals on improving the legislation and law enforcement.

Keywords:

Source of law, Police, Interrogation, Preliminary inspection, Filing of crime, History, Criminal procedure, Judicial reform, Degree, Initiation of criminal case

Познать сущность такого правового явления как возбуждение уголовного дела в современном российском уголовном процессе невозможно без анализа первоисточников его возникновения и развития. Институт возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе прошел несколько этапов, обусловленных значительными изменениями в общественно-политической жизни страны, такими как судебные реформы царской России, Великая русская революция, изменение государственного устройства, распад СССР и возрождение суверенной России. В связи с этим для удобства анализа истории нормативно-правового регулирования рассматриваемого института мы выделим три этапа: 1) дореволюционный (царский) этап, 2) советский этап, 3) современный (постсоветский) этап. Выделенные нами этапы характеризуют развитие института возбуждения уголовного дела в зависимости от определенных событий в жизни российского государства и общества.

В XIV-XVII веках материальные и процессуальные нормы права не рассматривались отдельно друг от друга. Обособление процессуального законодательства впервые наметилось в эпоху правления Петра I. Именно в период его правления наметился поворот уголовного судопроизводства в сторону состязательного типа процесса. Указом «О форме суда» от 5 ноября 1723 был отменен розыск, и суд стал единственной формой отправления правосудия. «Краткое изображение процессов или судебных тяжб» 1715 г. [1, c. 411]. устанавливает два способа возбуждения уголовного дела: частный и публичный (гл. 2 ст. 2) и устанавливается порядок начала процесса. Именно в этот период стадия возбуждения уголовного дела получает наиболее подробную законодательную регламентацию, в отличие от более раннего периода развития российской правовой системы.

В период правления Екатерины II законодательство претерпело некоторые изменения в части процессуального права, еще более углубив намеченный Петром I курс на развитие принципа состязательности. Так, «Учреждения для управления губерний» 1775 г. устанавливали, что суд сам не возбуждает уголовное дело, для этого нужна инициатива заинтересованных лиц (гл. 7 ст. 198) [2, c. 167-168].

Дальнейшее развитие института возбуждения уголовного дела связано с принятием Свода законов Российской империи 1832 г., по которому производство уголовных дел делилось на три части: следствие, суд, исполнение. Следствие разделялось на предварительное, которое предполагало «изыскание всех обстоятельств дела или происшествия, составляющего преступление» и формальное – «собирание доказательств к открытию и обличению виновного». Свод законов не выделял отдельной стадии возбуждения уголовного дела, так же не требовалось вынесения отдельного документа о начале производства по делу.

В процессе производства предварительного следствия разрешалось проводить допросы, личные осмотры, обыски и выемки, экспертизы, а также применять личное задержание подозреваемого. Предварительное следствие было предназначено для установления действительности происшествия, содержащего в себе признаки преступления, и выявления всех обстоятельств, указывающих на преступное деяние. Из указанного можно сделать вывод, что предварительное следствие, установленное Сводом законов Российской империи 1832 г., являлось своеобразным прототипом современной стадии возбуждения уголовного дела.

В результате тщательного изучения многолетнего опыта зарубежных стран в области уголовного судопроизводства в 1864 году был принят Устав уголовного судопроизводства (далее – Устав). Стадии возбуждения уголовного дела, в современном понимании, по Уставу не существовало, но был определен порядок начала производства по уголовным делам, и начало процесса связывалось с наличием законных поводов.

В статье 250 Устава говорится, что полиция, получив сведение о любом происшествии, заключающем всебе признаки преступления или проступка, обязана в срок не позднее суток сообщить об этом судебному следователю и прокурору или его товарищу. Следовательно, полиция не была управомочена рассматривать сообщения о преступлениях, но в некоторых случаях это правило не применялось. Тогда, когда ни судебного следователя, ни прокурора не было «на месте» (ст.252) или признаки преступного деяния сомнительны, источники полученной информации не вполне достоверны (ст.253), полицией проводилось дознание с целью установления факта преступления, а также наличия в нем соответствующих признаков. Оно осуществлялось «посредством розысков, словесными расспросами и негласным наблюдением», но без производства следственных действий (ст.254). Еще в 1990 году В.В. Николюк, В.В. Кальницкий и В.Г. Шаламов писали о том, что при возникновении таких ситуаций органы полиции проводили предварительную проверку первичной информации о преступлении, которая являлась одной из форм дознания[3, c. 7]. По окончанию проведенной проверки полицией составлялось сообщение, которое являлось поводом для начала предварительного следствия.

Таким образом, деятельность полиции по рассмотрению заявлений и сообщений о преступлениях, регулируемая Уставом 1864 года является прототипом той процедуры проверки, которая существует в настоящее время в стадии возбуждения уголовного дела.

Анализируя первый этап развития института возбуждения уголовного дела можно сделать вывод о том, что в указанный период стадия возбуждения уголовного дела еще не выделилась в качестве самостоятельной, но уже наметился ряд характеризующих ее признаков. Проведенная в 1864 году Судебная реформа поспособствовала становлению этого института, о чем свидетельствует изменение порядка начала предварительного следствия, нормативное определение поводов к «начатию» дела. Именно в этот период в научный оборот было введено понятие «возбуждение уголовного дела».

Процесс дальнейшего развития уголовного судопроизводства в России коренным образом изменила Великая русская революция 1917 года, с этого момента начинается советский этап становления стадии возбуждения уголовного дела. В это время появилось множество нормативных актов совершенно перекроивших правовую систему дореволюционной России, в том числе появились документы регламентирующие порядок возбуждения уголовного дела. Самым первым и самым революционным законом советской власти стал Декрет «О суде» №1 от 24 ноября 1917 г. Этим декретом была полностью упразднена дореволюционная судебная система, созданы совершенно новые органы уголовной юстиции, установлены основные принципы осуществления правосудия[4, c. 206].

Важной вехой в становлении стадии возбуждения уголовного дела явилось принятие Постановления НКЮ РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О революционном трибунале печати», которым были закреплены поводы к возбуждению уголовного дела. 7 марта 1918 г. Декрет «О суде» дополнил и изменил некоторые процессуальные положения, регламентирующие первоначальный этап производства по делу: полномочия по возбуждению уголовных дел, относящихся к подсудности окружных судов, возлагались на следственные комиссии. Декрет «О суде» №3 от 20 июля 1918 г. предоставлял указанным комиссиям право осуществлять предварительное следствие по более сложным уголовным делам, подсудным местным народным судам. При этом дело возбуждалось как по постановлению местного суда, так и самой следственной комиссией.

В Инструкции НКЮ РСФСР от 23 июля 1918 г. «Об организации и действии местных народных судов» вопросам возбуждения дела отводилось несколько статей, регламентирующих поводы и порядок начала следствия: предусматривались такие поводы, как просьба граждан, предложение Советов и должностных лиц, а также собственное усмотрение в тех случаях, когда суд (или один из его членов) сам наблюдал нарушение закона.

Условия и процессуальный порядок возбуждения дела подробно описывались в Положениях о революционных трибуналах от 20 ноября 1919 г., был введен такой повод к началу следствия, как явка с повинной (ст. 18 Положения 20 ноября 1919 г.).

Таким образом, в рассматриваемый период нормы, регулирующие институт возбуждения уголовного дела, не были едиными, они не составляли какой-либо единый правовой документ, а были разрознены по различным ведомственным нормативным актам, которые часто противоречили друг другу. В данном случае справедливо высказывание Н.Н. Полянского: «требование строжайшего соблюдения революционной законности могло быть осуществлено лишь при условии создания кодексов по всем отраслям права»[5, c. 22].

Важнейшим итогом судебной реформы 1922 года стало утверждение ВЦИК первого Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (далее – УПК РСФСР). Глава 7 «Возбуждение производства по уголовному делу» содержала нормы, в которых определялись поводы к возбуждению уголовного дела и порядок их рассмотрения. В соответствии со ст. 101, при наличии указанных в законе поводов и при наличии в заявлении указаний на состав преступления уполномоченные органы в пределах своей компетенции принимали решение о начале предварительного следствия или дознания. Несмотря на отсутствие законодательной регламентации предварительной проверки поступившего сообщения о преступном деянии, на практике допускалось ее производство, а некоторых случаях и требовалось, что было вызвано трудностями в процессе реализации положений закона, касающихся разрешения вопроса о наличии или отсутствии основания к возбуждению уголовного дела. Также, законом не требовалось и процессуальное оформление решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом.

Аналогичные положения о возбуждении уголовного дела содержал переработанный и принятый в 1923 г. новый УПК РСФСР. В своем комментарии к УПК 1923 г. М.С. Строгович и Д. А. Карницкий отмечали, что он требовал безоговорочного принятия заявления о любом преступлении любым следователем и судьей, не делая такой оговорки для органов дознания и прокуратуры, так как в круг ведения органов дознания входит расследование по каждому уголовному делу, а прокуратура обязана наблюдать и пресекать нарушения законности, в чем бы это не выразилось [6, c.85].

Для упрощения уголовного судопроизводства циркуляр НКЮ РСФСР 5 июля 1929 г. предлагал отказаться от вынесения постановления о возбуждении дела, а вместо него наносить резолюцию на самом заявлении о преступлении. Такие изменения были восприняты правоприменителем с восторгом, но позже, вследствие серьезных нарушений закона на первоначальном этапе производства по делу, встала необходимость в принятии мер к усилению соблюдения законности и обоснованности возбуждения уголовных дел. А.Я. Вышинский на первом Всесоюзном совещании прокурорско-следственных работников в 1934 году указал, что «в целях устранения необоснованного возбуждения уголовных дел и усиления контроля за этим, установить, что возбуждение уголовного дела и начало расследования могут иметь место только по мотивированному постановлению соответствующего органа, утвержденному прокурором». Этому решению прокурор СССР своим циркуляром придал обязательную силу, а в 1937 году установил типовую форму постановления о возбуждении уголовного дела. Именно в это время окончательно сформировалась стадия возбуждения уголовного дела с задачами и процессуальной формой, аналогичными современным.

Дальнейшее развитие возбуждения уголовного дела связано с принятием в 1960 г. третьего УПК РСФСР. В ст. 108 закреплялись поводы к возбуждению уголовного дела; устанавливались основания к возбуждению уголовного дела (достаточные данные, указывающие на признаки преступления); порядок рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, полномочия государственных органов и должностных лиц, имеющих право возбуждать уголовные дела, а также деятельность прокурора по надзору за законностью принимаемых на данной стадии решений. Отличаясь несколько обвинительным уклоном, УПК РСФСР 1960 г. предусматривал полномочия суда возбуждать уголовное дело, в том числе в отношении лица и применять к нему меру пресечения.

Отличительной особенностью рассматриваемого института стало закрепление в уголовно-процессуальном законе возможности проведения проверки заявлений и сообщений о преступлении. Срок проверки составлял не более трех суток, но в некоторых случаях, в порядке исключения мог быть продлен – не более чем до десяти суток со дня получения сообщения о преступлении. Законодательно были закреплены возможные способы проверки – получение объяснений и истребование необходимых материалов, с 1963 г. стало возможным проведение осмотра места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства, до возбуждения уголовного дела (ст.178 ч.21).

УПК РСФСР 1960 г. регламентировал единую процедуру возбуждения уголовного дела. Одновременно в соответствии со ст. 112 УПК РСФСР устанавливался порядок оформления решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом.

При анализе законодательства, регламентирующего советский этап развития института возбуждения уголовного дела, необходимо отметить, что именно в этот период он формируется как самостоятельная стадия уголовного процесса. Этот процесс вызывал и до сегодняшнего времени вызывает бурные дискуссии в научных кругах. М.С. Строгович, видел основное процессуальное значение этой стадии в том, что «возбуждение уголовного дела – правовое основание для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела»[7, c. 10]. Но некоторые ученые-процессуалисты говорят о необходимости устранения стадии возбуждения уголовного процесса из уголовного судопроизводства России [8, 9]. На наш взгляд, возбуждение уголовного дела – самостоятельная, полноценная и обязательная стадия уголовного процесса.

Принятие Конституции РФ 1993 г. обнаружило противоречия между закрепленными в ней принципами и УПК РСФСР [10, c. 35-42]. Идеи преобразования уголовного процесса в сторону демократизации и приведения норм уголовно-процессуального законодательства в соответствие с конституционными принципами были закреплены в концепции судебной реформы в Российской Федерации, одобренной Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 года, начался современный этап развития уголовного процесса и стадии возбуждения уголовного дела в нем. Авторы концепции указывали, что «демократической направленности предлагаемых преобразований не соответствует сохранение административной по своей природе доследственной проверки заявлений и сообщений о преступлениях до возбуждения уголовного дела» [11, c. 88] и предлагали закрепить возбуждение уголовного дела по любому сообщению о преступлении, если не очевидна его ложность.

В рамках проводимой судебной реформы был принят Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, вступивший в действие 1 июля 2002 г. Он установил целый ряд принципиально новых процессуальных правил, касающихся начала уголовного судопроизводства. Регламентация института возбуждения уголовного дела подверглась существенным коррективам. Введено правило, в соответствии с которым для возбуждения уголовного дела требуется согласие прокурора (ст. 146); в число следственных действий, производимых до возбуждения уголовного дела, включены, помимо осмотра места происшествия, освидетельствование и назначение экспертизы (ст. 146); изменен перечень поводов для возбуждения дела; внесены коррективы в процедуру возбуждения уголовных дел частного обвинения (ст.318).

Уже первые результаты применения УПК РФ выявили трудности в процессе реализации ряда его положений. Применительно к исследуемому институту эти проблемы во многом связаны с отсутствием детальной регламентации порядка деятельности на первоначальном этапе уголовного судопроизводства, а также единой практики применения данных предписаний. Примером может служить норма о проверке сообщения о преступлении, которая закрепляет возможность ее проведения, не указывая при этом, какие конкретные действия могут быть совершены с данной целью.

За 14 лет действия УПК РФ был принят ряд поправок, относящихся, в том числе и к институту возбуждения уголовного дела. В частности, в 2003 году установлено правило, позволяющее производить документальные проверки и ревизии при рассмотрении сообщения о преступном деянии (ч. 2 ст. 144).

Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ
«О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» исключил из круга правомочий прокурора право возбуждать уголовные дела, оставив ему лишь надзорные функции за дознавателем и органом дознания. Также прокурор лишился права отменять постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, признав его незаконным или необоснованным, теперь это правомочие принадлежит руководителю следственного органа. Изменения, внесенные в кодекс в 2010 году, расширили круг проверочных действий, позволив кроме указанных ранее, производить осмотр предметов и трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов; давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Также был введен новый повод для возбуждения уголовного дела – постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Значительные изменения стадия возбуждения уголовного дела претерпела в марте 2013 года, законодатель попытался решить проблему проверочных действий путем их увеличения. На сегодняшний день в стадии возбуждения уголовного дела десять проверочных действий, однако, количество не гарантирует качество, так как проблем их производства и оформления значительное множество. Теперь в ходе проверки сообщения о преступлении допускается производить следующие следственные действия: осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, назначение судебной экспертизы, получение образцов для сравнительного исследования. Кроме следственных действий имеются и иные проверочные действия: получение объяснений; истребование документов и предметов, их изъятие; производство документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов; привлечение к участию в этих действиях специалистов; дача органу дознания поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В заключение хотелось бы отметить, что стадия возбуждения уголовного дела закрепилась в отечественном уголовном процессе в качестве самостоятельной полноценной стадии, которая имеет свои задачи, основания, определенный круг участников, процессуальное оформление и итоговые решения. Хотя первоначальный этап расследования и имеет некоторые пробелы – это не значит, что стадию необходимо исключить из уголовного процесса. Напротив, это свидетельствует о необходимости более тщательного ее исследования, а также выработки предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной деятельности, связанной с реализацией норм данного института.

Библиография
1.
Российское законодательство Х-ХХ в.в. / Под ред. О.И. Чистякова. М, 1986. Т.4 . - С. 411
2.
Российское законодательство Х-ХХ в.в. / Под ред. О.И. Чистякова. М, 1987. Т.5. - С. 167-168
3.
Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. Омск, 1990. - С. 7
4.
Исаев И.А. История государства и права России. Учебное пособие. М., 2003. - С. 206
5.
Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М, 1960. - С. 22
6.
Строгович М.С, Карницкий Д.А. УПК РСФСР: текст и постатейный комментарий / Под ред. Н.Я. Нехамкина. 3-е изд. М., 1928. - С. 85
7.
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2: Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному праву. М., 1970. - С. 10
8.
Вицин С. Институт возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. - 6. - С. 55
9.
Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России. Омск, 2004. - С.197
10.
Ларин А.М. Конституция и уголовно-процессуальный кодекс // Государство и право. - 1993. - 10. - С.35-42
11.
Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. - С.88.
12.
Т.Р. Устов Следственные действия: характерные признаки и особенности обеспечения прав участников при производстве в стадии возбуждения уголовного дела // Право и политика. - 2012. - 12. - C. 2035 - 2043.
13.
В. Н. Григорьев Начало уголовного производства: система сдержек и противовесов // Союз криминалистов и криминологов. - 2013. - 2. - C. 17 - 21.
References (transliterated)
1.
Rossiiskoe zakonodatel'stvo Kh-KhKh v.v. / Pod red. O.I. Chistyakova. M, 1986. T.4 . - S. 411
2.
Rossiiskoe zakonodatel'stvo Kh-KhKh v.v. / Pod red. O.I. Chistyakova. M, 1987. T.5. - S. 167-168
3.
Nikolyuk V.V., Kal'nitskii V.V., Shalamov V.G. Istrebovanie predmetov i dokumentov v stadii vozbuzhdeniya ugolovnogo dela. Uchebnoe posobie. Omsk, 1990. - S. 7
4.
Isaev I.A. Istoriya gosudarstva i prava Rossii. Uchebnoe posobie. M., 2003. - S. 206
5.
Polyanskii N.N. Ocherk razvitiya sovetskoi nauki ugolovnogo protsessa. M, 1960. - S. 22
6.
Strogovich M.S, Karnitskii D.A. UPK RSFSR: tekst i postateinyi kommentarii / Pod red. N.Ya. Nekhamkina. 3-e izd. M., 1928. - S. 85
7.
Strogovich M.S. Kurs sovetskogo ugolovnogo protsessa. T. 2: Poryadok proizvodstva po ugolovnym delam po sovetskomu ugolovno-protsessual'nomu pravu. M., 1970. - S. 10
8.
Vitsin S. Institut vozbuzhdeniya ugolovnogo dela v ugolovnom sudoproizvodstve // Rossiiskaya yustitsiya. 2003. - 6. - S. 55
9.
Derishev Yu.V. Kontseptsiya ugolovnogo dosudebnogo proizvodstva v pravovoi doktrine sovremennoi Rossii. Omsk, 2004. - S.197
10.
Larin A.M. Konstitutsiya i ugolovno-protsessual'nyi kodeks // Gosudarstvo i pravo. - 1993. - 10. - S.35-42
11.
Kontseptsiya sudebnoi reformy v Rossiiskoi Federatsii. M., 1992. - S.88.
12.
T.R. Ustov Sledstvennye deistviya: kharakternye priznaki i osobennosti obespecheniya prav uchastnikov pri proizvodstve v stadii vozbuzhdeniya ugolovnogo dela // Pravo i politika. - 2012. - 12. - C. 2035 - 2043.
13.
V. N. Grigor'ev Nachalo ugolovnogo proizvodstva: sistema sderzhek i protivovesov // Soyuz kriminalistov i kriminologov. - 2013. - 2. - C. 17 - 21.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"