по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Архимандрит Паисий (Соколов) как настоятель Вознесенской Давидовой пустыни (середина ХIХ в.)
Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

irina@babich1.net
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматривается деятельность одного из крупных настоятелей российского монастыря - Вознесенской Давидовой пустыни, - архимандрита Паисия (Соколова). Дворянин, с университетским образованием он решил посвятить себя православному монашеству. На это решение повлиял один из авторитетных старцев России - прп. Макарий Оптинский. О. Паисий много сделал для процветания монастыря (увеличение численности монахов, улучшение быта монахов, нравственности монахов, улучшил финансовое состояние монастыря, ремонт монастырских зданий и строительство новых здания, в частности, постройка колокольни). Статья написана на основе исторического метода с привлечением новых архивных материалов, извлеченных из московских архивов (Центральный государственный архив г. Москвы, Российский государственный архив древних актов, Отдел рукописей РГБ. Фонд Оптиной пустыни), а также важных письменных источников ( писем о. Паисия Соколова). Архимандрит Паисий, пришедший в Вознесенскую Давидову пустынь, в 1843 г., провел целый ряд реформ в монастыре, позволивших обители достичь процветания. Таким образом, со временем настоятельства о. Паисия закончился длительный период модернизации общины, которая началась еще в конце ХVIII – начале ХIХ в., когда в Давидовой пустыни был введен общежительный Устав, в противовес особножительному, бытовавшему ранее в обители.

Ключевые слова: монастырь, Россия, Макарий Оптинский, Священный Синод, Архимандрит Паисий, Вознесенская Давидова пустынь, Православие, Архитектура, Колокольня, Монахи

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.1.17513

Дата направления в редакцию:

06-01-2016


Дата рецензирования:

07-01-2016


Дата публикации:

22-01-2016


Abstract.

This article examines the activity of one of the prominent hegumen of the Russian monastery – Ascension Desert of St. David – Archimandrite Paisios (Sokolov). Being an educated nobleman he decided to dedicate his life to the Orthodox monasticism. He was influenced by the reputable Russian elder Makary Optinsky. Paisios contributed a lot into the prosperity of the monastery (increase the number of monks, improved their living conditions, level of ethics, financial situation of the monastery, as well as construction of the new buildings, particularly the bell tower). The research is based on the historical method, with attraction of the new archive materials extracted from the Moscow archives, and the important written sources such as the letters by Paisios Sokolov. Since his appearance in the Ascension Desert of St. David monastery in 1843, he conducted a number of reforms that allowed the monastery to reach prosperity; it is marked as a long period of modernization of the community, which has started back in the end of the XVII-beginning of the XIX centuries.

Keywords:

monastery, Russia, Macarius of Optina, The Holy Synod, Archimandrite Paissy, Ascension David deserts, Orthodoxy, Architecture, Bell tower, monks

Введение

Изучение православной жизни на Северном Кавказе в течение ХIХ – ХХ вв. [1; 2; 9] привело нас к изучению православия в Центральной России. В 1843 г. в один из подмосковных монастырей – Вознесенскую Давидову пустынь был назначен новый настоятель, который в значительной мере изменил жизнь этой обители – архимандрит Паисий (Соколов Петр Ильич) . О. Паисий происходил из тульских дворян, родился 19 января 1806 г., был сыном секретаря тульского губернского Правления. В 1822 г. молодой Петр поступил в Московский университет по словесному и медицинскому отделению, но его не окончил, так как решил посвятить себя монашеству.

В начале своего духовного пути игумен Паисий, будучи еще студентом университета Петром, познакомился с прп. Макарием Оптинским , который в то время еще находился в Богородицкоq Площанском пустыне. Известно письмо игумена Паисия прп. Макарию, датируемое 21 марта 1831 г. [6, Ф. 213. Кор.82. Ед.хр. 40. Л.1-3]. В этом письме он писал, что ранее получал письма от прп. Макария. Это свидетельствует о том, что они были знакомы. Предположительно, общение с будущим старцем и повлияло на решение студента Московского университета Петра оставить светскую карьеру и стать монахом. Став впоследствии игуменом о. Паисий продолжал общаться с прп. Макарием Оптинским на протяжении многих лет. Известно, что в 1852 г., будучи настоятелем Давидовой пустыни, он приезжал в скит Оптиной пустыни для встречи с прп. Макарием, который в то время его возглавлял [4].

Итак, в 1826 г. он поступил в Краснослободский Спасо-Преображенский монастырь, 13 сентября 1830 г. пострижен в монашество и назван Паисием.

Приведем его послужной список: 26 февраля 1833 г. посвящен в иеродиаконы, 28 августа 1834 г. – переведен в Пензенский архиерейский дом . 19 февраля 1835 г. определен помошником эконома, 24 феавраля 1835 г. посвящен в иеромонахи, 1 апреля назначен на должность эконома. 2 сентября 1836 г. по собственному прошению уволен и 16 сентября вернулся в Краснослободский монастырь 2 мая 1837 г. отправлен на излечение в Москву. 20 сентября 1837 перемещен в Спасо-Фиванский монастырь , 22 января 1839 г., переведен казначеем в Можайский Лужецкий монастырь , 11 июня 1839 –в Иосифо-Волоцкий монастырь, и наконец, 31 марта 1843 г. настоятелем Давидовой пустыни. 30 сентября 1853 г. был назначен благочинным общежительных монастырей. 18 июля 1854 г. назначен настоятелем Лужецкого монастыря. 17 августа 1859 г. - настоятелем Московского Покровского монастыря, где и умер 11 апреля 1866 г. Архимандритом стал 18 июля 1854 г. [10, Ф.203. Оп. 746. Д. 876. Л.49; 3, с.70]

Игумен Паисий очень полюбил Давидову пустынь. В письме к брату он писал, что хотел бы остаться в этой обители простым монахом, и даже подготовил для себя келию [5, № 40. с.356-357]. С 1826 г. игумен Паисий проживал в разных местах, и нигде ему не было так хорошо, как в пустыни. В свою очередь, давидовские монахи его полюбили и обращались с ним, как игумен Паисий сам писал «как с братом в простоте сердца», подчеркивая, что «это есть источник к покою и дело истое любви» [5, № 40. с.356]. У него была большая семья, его братья и сестры, мать навещали его, о чем настоятель писал своему двоюродному брату, иеромонаху Иосифу [5, № 40. с.356]. В Серпухове жил его родной брат - Иван. Он там лечился, но был уже при смерти. Игумен Паисий писал о. Иосифу: «Ежели умрет, положу его в обители у себя» [5, № 40. с.356]. Брат Иван действительно умер и был похоронен в монастыре.

Увеличение численности

монахов

В Давидовой пустыни было немного монахов. Настоятель о. Паисий в своих письмах в брату о. Иосифу сетовал, что монашествующих, которые были способны исполнять послушания, было в Давидовой пустыни мало, поэтому он активно стремился увеличить численность братии. Он подчеркивал: «хозяйство довольно хлопотливое, а из братии мало к тому способных» [5, № 35. с.321]. Поэтому архимандрит начал активно увеличивать численность монашествующих и не просто увеличивать, а духовного их окормлять и развивать. При о. Паисии в монастырь пришло много послушников, которых он постепенно постригал в монахи и рукополагал в иеродиаконы и иеромонахи.

В 1843 г. в монастыре было около 20 чел., а уже через несколько лет – около 50 чел, из них около 20 послушников. Примечательно, что в Давидову пустынь пришел и молодой дворянин Сухотин – будущий иеромонах Мефодий, что, безусловно, связано с тем, что и сам настоятель был дворянином и, возможно, послушник был с ним знаком ранее. Ко времени ухода о. Паисия из монастыря в обители было более 70 чел., и около 30 послушников. Безусловно, это огромная заслуга настоятеля Давидовой пустыни.

При настоятеле Паисии в Давидовой пустыни появился послушник Сухотин. Начало монашеского служения он начал в Иосифо-Волоколамском монастыре, куда поступил 6 марта 1841 г. По собственному желанию 26 апреля 1843 г. он перевелся в Вознесенскую Давидову пустынь, где 16 октября 1845 г. был пострижен в монахи с именем Мефедия, 12 января 1846 г. посвящен в сан иеродиакона и спустя 4 дня в сан иеромонаха , 24 марта 1849 г. назначен казначеем. Он родился в 1805 г. в дворянской семье, получил образование во 2-м кадетском корпусе в Петербурге, где преподавали не только военные науки, но и богословие, а также языки – греческий, латинский, французский и немецкий. Таким образом, мы видим, что он перевелся в Давидову пустынь сразу же после назначения туда дворянина Паисия (Соколова) – 31 марта – 26 апреля . Оба дворяне, могли быть знакомы ранее. Именно о. Мефодий стал одним из лучших учеников о. Паисия и со временем сам возглавил монастырь.

16 октября 1854 г. Сухотин был переведен на должность настоятеля Екатерининской пустыни. В архиве сохранился подробный исходящий журнал Екатерининской пустыни за 1854-1866 гг., из которого следует, что строитель-иеромонах Мефодий много внимания уделял как поддержанию строений в надлежащем порядке, так и духовной жизни братии и всех насельников.

Важен и тот факт, что о. Мефодий покинул Давидову пустынь сразу же после ухода архимандрита Паисия. Архимандрит Пимен писал в своих «Воспоминаниях», что о. Мефодий был весьма умный и благонамеренный человек. Архивные данные подтверждают это мнение. Братия Екатерининской пустыни в период правления Мефодия увеличилась до 35-37 человек. На покой строитель-иеромонах Мефодий был уволен в январе 1865 г. из-за тяжкой болезни: его разбил паралич. Скончался он в Покровском монастыре в том же 1865 г. Причем в это же время до 1866 г. настоятелем Покровского монастыря был опять - таки о. Паисий. Значит, он принял своего ученика уже больным человеком. Сам архимандрит умер там же через год в том же Покровском монастыре.

Деятельность настоятеля

по улучшению монастыря

Надо сказать, что грех винопития был характерен для российских монатсырей и настоятели усиленно с этим боролись. При о. Паисии практически удалось «справиться» с грехом нетрезвости. В это время оставался лишь монах, склонный к винопитию, причем о. Паисий не хотел отдавать его в другой монастырь на исправление, так как, как он сам указывал, «ему удавалось влиять на иеромонаха» и он меньше пил. В своем письме к брату монах Иосифу в 1847 г. он писал: «К Вам (имеется ввиду Краснободский монастырь – прим. И.Б. ) переводится наш иеромонах». Он выпивал, и его туда отправили под надзор [5, № 43. с.388].

В 1847 г. о. Паисий так описывал монастырские службы в Давидовой пустыни:«Служба, хотя была не очень порядочна, но начинает приходить в лучшее. Утром с 2 часов читают два поучения, обедня с 9-ти, за вечерию читается правило Красно-Слободское – три правила и акафист, а вечером молитва после ужина в церкви» [5, № 35. с.321]. Из этого отрывка из письма о. Паисия своему брату о. Иосифу видно, что настоятель ввел некоторые правила, которые бытовали в Краснослободском монастыре.

Во время настоятельства о. Паисия монастырь приобрел уважение и авторитет среди жителей Серпуховского уезда, и близлежащих деревень: в монастыре стало много прихожан. В 1846 г. о. Паисий писал: «Около нас болезнь (холера – прим. М.Б. ) появилась к концу июня и то только в одной деревне, в 3-х верстах, умерло человек 30. Страх произвел в народе благодетельное действие, покаяние и молитву. Все обратились к своим приходам или к нам в обитель. На Петров день у нас было 300 причастников и в следующий день - более того [5, № 37. с.332].

В Давидовой пустыни, как нам известно, совершались крестные ходы, в частности, в этот период совершался крестный ход до монастырской часовни Св. Георгия, которая располагалась по пути к сел. Семеновское, в к верстах. Во время бедствий и болезней монахи совершали крестные ходы. О. Паисий писал, что во время холеры, буйствовавшей в 1847 г. в уезде, монахи совершали крестные ходы «с иконами по всем деревням» [5, №37. с.332]. Совершалось в монастыре и поминовение усопших, с древних времени в монастыре существовали Синодики, в которых вписывались имена благодетелей и их роды.

В 1843 г., когда строитель о. Паисий прибыл в монастырь, он писал в своих письмах, что «здесь ничего дурного не встретил. Братство все, кажется, доброе, скромное и мною, как видно не тяготится». Монахи устроили, как он отмечал «целую церемонию встречи» нового настоятеля.

Финансирование

монастыря

С 1848 г. Московская Духовная консистория установила более жесткий контроль за финансовой деятельностью монастырей, в том числе и Давидовой пустыни. В этот год о. Паисий получил предписание от благочинного монастырей Московской епархии игумена о. Назария об обязанности в январе каждого года направлять тетрадь всех расходов и приходов , в том числе и расходов на венчики и листы разрешительной молитвы [7, Ф.1447. Оп.1. Д.9. Л. 1 а.]. В нашем распоряжении имеется ведомости о приходах и расходах в Давидовой пустыни за 1853 - 54 гг., составленные настоятелем о. Паисием [7, Ф.1447. Оп.1. Д.10. Л.1 – 3 об.]. Приведем ее подробно.

Итак, остаток на 1853 г. в монастыре было 707 руб. Основные доходы монастыря заключались в следующем:

1. Уездное Казначейство выплачивало монастырю незначительную сумму 85 руб. 71 коп.

2. Продажа свечей – 185 руб. 37 коп., «кошельковая» - 43 руб. 42 коп., совершение треб (молебны, панихиды, проскомидии) – 147 руб. 83 коп., продажа просфор - 85 руб. 95 коп., доходы с лавок во время ярмарки и праздника Вознесения – 85 руб., доход, который давала монастырская гостиница и от заказа лошадей для приходов – 38 руб. 15 коп., доход от аренды земли на лето (Георгиевская пустошь) – 25 руб.

3. продажа того, что производил монастырь: кирпича – 71 руб. 50 коп., яблок – 12 руб., картофеля – 17 руб. 30 коп., лошадей – 22 руб.

4. получение денег на поминовение и благотворение – 130 руб. 42 коп.

5. получение процентов с «вечных билетов» (т.е билетов Сохранной казны) и Опекунского совета – 527 руб. 65 коп.

Четыре первые статьи приносили монастырю очень незначительный доход, на который не мог бы содержаться монастырь. Основной статьей доходов составляли доходы от московских часовен и домов, которые имел монастырь, а также с монастырской мельницы:

1. аренда монастырской мельницы – 428 руб. 58 коп.

2. аренда дома у Арбатской площади – 571 руб. 43 коп.

3. аренда двух лавок и калачных мест при часовнях в Москве – 285 руб. 31 коп.

4. доходы из часовни у Москворецкого моста (молебны) – 9330 руб. 75 коп.

5. доход от часовни у Калужской заставы - 120 руб. 44 коп.

Итак, монастырские доходы составляли 12213 руб. 82 коп., с остатком за 1852 г. = 12920 руб. 85 коп. серебром. Расходы за 1853 г. составили 10882 руб. 64 коп. Таким образом, мы видим, что если не доходы от часовни у Москворецкого моста, то монастырь был бы бедным.

В чем состояли основные расходы в 1853 г.

1. на церковные требы 751 руб. 85 коп(покупка муки для просфор 57 пудов = 72.60, красного вина 4 ведра – 26.00, восковых свечей 3, 5 пуда = 70 р., деревянного масла 6, 5 пудов – 64.20, ладону простого, парчи 40 арш, бархату 18 аршин, шелковой материи 36 аршин = 177.07, крестов шитье 15, коленкуру 40 арш – 160.00, ковра = 14.75), а также на устройство ризницы – 158.00

2. на братскую трапезу = 1786 руб.

Много средств уходило на ремонт зданий в монастыре: печные израсцы (потрачено 370 руб.), гжельский кирпич, много строительных материалов, краски и т.д., а также оплата работ по постройкам в монастыре и оплату годовым рабочим = всего 3123 руб. 12 коп.

В 1854 г. монастырь получил дохода вместе с остатком за 1853 г.- 13.844 руб. 08 коп., а истратил в течение года - 12.467 руб. 45 коп. В 1854 г. доходы и расходы были примерно одинаковыми, с той лишь разницей, что в 1854 г. монастырь купил лошадь, 4 коровы, 2 телушки за сумму 145 руб. 57 [7, Ф.1447. Оп.1. Д.10. Л.4 – 6].

Значительной статьей дохода монастыря стали так называемые билеты Сохранной казны. Такие билеты покупались отдельными людьми - благодетелями и дарились монастырю. Билеты приносили каждый год доход – 5 процентов от его стоимости.

Билеты Сохранной казны являлись надежным капиталом Давидовой пустыни, по мере необходимости их можно было обменять на наличные деньги. Так, в 1845 г., когда строитель о. Паисий проводил в монастыре ремонтные работы, и ему нужны были средства, чтобы оплатить покупку строительных материалов, он обратился в казну с просьбой вернуть оттуда билет, который ранее положил строитель о. Афанасий для «обналичивания». О. Паисий в 1844 г. использовал и другой билет Сохранной казны, полученной по завещанию помещицы, которая жила близ монастыря Елизаветы Зыбиной [10, Ф.203. Оп.628. Д.120]. О. Паисий писал в письме к своему брату монаху Иосифу в 1848 г.: «Вчера стукнуло 54 года, не богатею, только лишь концы с концов сходятся, а еще не без долга» [5, № 40. С.356-357]. О. Паисий много средств тратил на обустройство монастыря.

О. Паисий в своем письме к брату монаху Иосифу отмечал в 1848 г.: «Хозяйство довольно хлопотливое»[5, № 35. С.321]. Монастырское хозяйство по-прежнему включало в себя земледелие, скотоводство, садоводство , но появились и новые направления, в частности, производство кирпича. В обители процветало садоводство . В своих письмах строитель о. Паисий писал, что в монастыре есть хорошие сады, а также за монастырем сад, довольно большой, с плодами, благодаря чему в монастыре «яблок мочится на целый год для трапезы по праздникам»

Безусловно, для его руководства требовалось значительное время настоятеля и монахов монастыря.

В монастыре была своя мельница, которую настоятель сдавал в аренду. Для сдачи мельницы в аренду монастырь отправил рапорт Митрополиту Московскому Филарету за подписью настоятеля Давидовой пустыни о. Паисия. Обратим внимание, что в это время мельница стала сдаваться не на 4 года, а уже на 8 лет. В 1849 г. настоятель о. Паисий просил митрополита Филарета вновь заключить Договор с Герасимом Петровым на следующие 8 лет (предыдущий договора был с 1842 г. по 1850 г. тоже с Г. Петровым, который начал арендовать мельницу с 1829 г. Митрополит разрешил. Договор между монастырем и крестьянином оформлялся у нотариуса в г. Серпухове.

Обратим внимание на важное условие в Договоре: «требуемый для монастыря молоть хлеб, рушать крупу и ежели устроиться солодовка, то ростить и молодть солод, сколь для монастыря потребно будет я содержатель обязуюсь все то исполнять без задержки, не требуя за это платы», т.е. монастырский хлеб Герасим Петров должен был обрабатывать бесплатно.

Монастырская мельница, которую обитель продолжала сдавать в течении всего ХIХ в., не только приносила доход монастырю, но и рождала различные проблемы.

Такие проблемы возникли в 1840- е годы, об этом мы узнали из архивного дела - Об оказании Давидой пустыни защиты об убытках чинивших содержателем мельницы от подпора воды нижней мельницы устроенной при деревне Горки и о поставлении столбов (1847-1848 гг .) [10, Ф.203. Оп. 631. Д.164. Л. 1- 17].

В 1843 г. монастырь находилась в аренде у Г. Петрова на 8 лет с оплатой 428 руб. 57 коп. серебром в год. За 1843 г. Г. Петров заплатил за аренду, но потом появились проблемы с эксплуатацией мельницы. В 1842 г. в селении Семеновское , где проживала известная фамилия Орловых была построена бумагопрядильная фабрика и реконструирована мельница в соседней деревне Горки: мукомольная мельница стала каменной.

В это время там проживали Екатерина Владимировна Новосильцева (урожденная Орлова). Перестроенная мельница в Горках повысила уровень воды на р. Лопасне и это отразилось на работе монастырской мельницы, которая также располагалась на р. Лопасне, но выше по течению. Вначале монастырь попытался решить вопрос полюбовно с Е.В. Новосильцевой, без судебного разбирательства, так сказать, «по соседней приязни», как сказано в архивном деле, для чего настоятель беседовал с вотчинным начальством Быковым , однако договориться не удалось, и дело о причинении ущерба монастырю было передано в Серпуховской уездный суд.

Судебные разбирательства растянулись на несколько лет. За это время собственник имения Семеновское, фабрики и мельницы Горках сменился – в 1846 г. имение купили Беклемишевы ( полковник А.И. Беклемишев и его жена Надежда). Они пообещали решить вопрос по-соседски, однако опять ничего не предпринималось.

В результате о. Паисий 12 октября 1847 г. в Московскую духовную Консисторию отправил рапорт настоятеля вместе с братией – иеромонахами Гедеоном, Михаилом и Мефодием, в котором они просили Духовную консисторию и лично митрополита Московского Филарета посодействовать решению этого вопроса. Митрополит Филарет отреагировал на эту просьбу и 10 ноября того же года отправил письмо московскому гражданскому губернатору - Ивану Васильевичу Капнисту , в котором описал спорный вопрос и в свою очередь попросил посодействовать урегулированию дела до наступления зимы. Кроме того митрополит назначил своего депутата от духовной стороны, который должен был следить за этим делом в суде – священника церкви Старого Спаса – Иоанна Смирнова .

Серпуховской суд рассмотрел дело и вынес решение в пользу Давидовой пустыни, однако даже после письма митрополита Филарета ничего сделано не было новыми хозяевами Беклемишевыми.

19 февраля 1848 г. митрополит Филарет отправил новое письмо И.В. Капнисту. И лишь к лету следующего года все было сделано - 19 июня 1848 г. Митрополит Филарет получил рапорт от священника Иоанна Смирнова, в котором он указал, что жена полковника Беклемишева выполнила все необходимые работы по снижению уровня воды в р. Лопасне и возмещению причиненного ущерба.

Усадьба Семеновское первоначально принадлежала А.Г. Орлову - Чесменскому, получившего село Семеновское вместе с частью Хатуньской волости (деревни Талеж, Ивановское, Игнатьево, Авдотьино, Протасово) в 1702 г. от императрицы Екатерины II. В 1783 г. официально усадьба была куплена его братом – графом Владимиром Григорьевичем Орловым , хотя в реальности он начал уже строиться с 1775 г. Он вышел в 1770 г. в отставку и поселился в Семеновском, который потом добавил к названию Отрада . Умер он в 1831 г. Граф начал активно расстраивать свою усадьбу, в том числе построил Никольскую церковь, а на берегу р. Лопасни построил английский парк. Он устроил усыпальницу с захоронениями своего сына Александра и жены - Елизаветы Ивановны, которая умерла в 1817 г. После В.Г. Орлова с 1831 г. усадьба стала принадлежать его дочери – Екатерине Владимировне – в замужестве Новосильцевой (именно она фигурировала в вышеприведенном архивном деле). При ней был возведен Мавзолей Орловых с Успенской церковью (ар. Жилярди и помошник В.И. Ушаков, 1833 г. ). Она построила школу и богодельню . В усадьбе Семеновское висел портрет князя Ивана Петровича Оболенского. В 1845 г. имение было продано сыну сестры – Натальи Владимировны, в замужестве Давыдовой – Владимиру Петровичу Орлову – Давыдову , который умер в 1882 г. Потом имение перешло его сыну – Анатолию Владимировичу Орлову-Давыдову . Видимо при продаже усадьбы Семеновского в 1845 г. часть земель Орловых отошли к Беклемишевым, в том числе и мельница при р. Лопасня в деревне Горки. Беклемишевы купили имение Нерастанное, ранее принадлежавшее Федору Григорьевичу Орлову (неизвестно, когда, но в районе середины ХIХ в.). Аркадий Илларионович Беклемишев (1791 – 1873 гг.) , полковник в отставке, походный шталмейстер Генерального Штаба, был старше жены на 26 лет, и его жена – Надежда - дочь московского купца Владимира Семеновича Алексеева ( 1795-1862 гг.) – он купил своей дочери имение Нерастанное, которое тогда так не называлось. Название «Неразстанное» (Нерастанное) возникло как раз при жизни Беклемишевых: когда умерла жена (проезжала Лопасню, коляска упала и Надежда умерла в 1865 г., родилась в 1825 г.). Аркадий в знак смерти построил Тихвинскую церковь (арх. Каминский ). Детей в семье не было. В память о Надежде муж создал Приют для престарелых и немощных дворянок , в котором жили, например, София и Мария Чуфаровские – владельца Мелихово.

Интересно, что сын Владимира Семеновича Алексеева – Сергей был отцом всемирно известного театрального деятеля К.С. Станиславского. В.С. Алексеев имел золотоканительную фабрику. После смерти Аркадия Беклемишева владельцами Нерастанного стали Михаил Александрович Алексеев и Александра Ниловна (в девичестве Беклемишева). В период настоятельства о. Паисия было много сделано для поддержания монастырских построек в надлежащем виде. В 1848 г. был выстроен новый братский двухэтажный каменный корпус на 20 келий [3, с.42].

Ремонт монастырских зданий

При о. Паисии к 1853 г. стены Вознесенской церкви монастыря были расписаны клеевою живописью, в трапезе были поставлен новый иконостас – окрашенный желтой красою с позолоченными резными деталями [10, Ф.203. Оп.641. Д.43. Л.28]. Посередине церкви висело меджное посеребренное паникадило, местами вызолоченное, о 24-х подсвечниках, а в трапезной – посеребренное о 14 подсвечниках [10, Ф.203. Оп.641. Д.43. Л.30].

В 1848 г. во время настоятельства о. Паисия Никольская церковь была заново расписана живописью (оплата живописцам - 800 р.) [3, с.39]. В 1853 г. при о. Паисии было дано описание интерьеров церкви: трехярусный иконостас резной с колоннами и позолоченный, по обеим сторонам клироса помещены иконы в киотах, стены и своды церкви расписаны масляными красками. Посередине церкви висело большое медное посеребренное и места позолоченное паникадило с 20 подсвечниками. В трапезной, которая была при Никольской церкви, помещались две иконы в киотах, стены и свод ее также как и сама церковь были расписаны масляными красками. Пол был деревянный.

Между 1837 и 1843 гг. были разобрана старая колокольня Знаменской церкви. Сама церковь была вновь покрыта крышею с главою [8, с.20]. Иконостас в это время был простой, крашенный масляной краской и местами позолоченный [10, Ф. 203. Оп.641. Д.43. Ч.1. Л. 31].

В Знаменском храме находились мощи Давида – основателя монастыря в 1515 г.В 1840-х годах в монастыре жил некий послушник Даниил Шапошников . Он утверждал, что 19 сентября 1841 г. от мощей Давида пахло кипарисом в день представления Давида. 27 апреля 1843 г. в монастыре гостил родственник настоятеля Паисия монах из Иосифо-Волоцкого монастыря казначей Соколов и он почувствовал запах, исходящих от мощей [7, Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л.7].

В 1845 г. была сделана отделка ризницы, которая располагалась между Вознесенской и Никольской церквями [3, с.42]. В 1854 г. еще при настоятельстве о. Паисия была построена новая ризница, которая располагалась там же. На первом этаже находились хозяйственные помещения и дымовая труба от трапезной кухни, на втором этаже – собственно ризница.

До 1845 г. колокольня монастыря располагалась между Вознесенской и Никольской церквями, в Знаменской церкви. Строитель о. Паисий пытался ее модернизировать: в 1843 г. она была наполовину разобрана и покрыта вновь «крышею с главой», однако это его не удовлетворило и настоятель принял решение строить новую колокольню, причем для ее изготовления на собственном заводе было заготовлено 90 тыс. кирпича [3, с.40].

Место для колокольни было выбрано другое – за монастырской оградой в 15 саженях (т.е. более 30 метров), таким образом, во время настоятельства о. Паисия территория монастыря была немного расширена. Колокольня была построена за год: начата в 1844 г., а уже 1 августа 1845 г. закончена. В допожарной ризнице находился план новой колокольни, датируемый 1845 г. [10, Ф. 203. Оп.641. Д.43. Ч.1]. Н.П. Виноградов приводит фамилия мастеров, которые участвовали в ее строительстве: Малахов золотил крест, Шатров (тесть Малахова) делал главу, Макарухин – « яблоко»[1] . На постройку колокольни было истрачено 12050 руб. Глава колокольни была крыта белым железом, впоследствии ее украсили позолоченными медными звездами [8, с.21.28].

Любопытно следующее. Настоятель Паисий писал своему брату монаху Иосифу о строительстве колокольни в 1846 г., что у него нет уверенности, правильно ли он сделал какой-то угол в колокольни. Видимо о. Паисий не нанимал архитектора. Колокольня Давидовой пустыни являлась копией колокольни Московского Симонова монастыря в Москве [5, №37. С.332].

Далее у о. Паисия появилась проблема отлития колоколов, для этого надо было найти благодетелей [3, с.40]. Он поехал в Москву на две недели, чтобы найти деньги: требовалась значительная сумма. Видимо это ему удалось, так как уже в 1848 г. был слит колокол 205 пудов ценою 2625 руб. и устроены новые боевые часы стоимостью 800 руб. [3, с.40].

Всего на колокольне было 12 колоколов, первый колокол – 205 пуд. 29 ф. Надпись на колоколе - «Во славу божию сооружен сей колокол в обители преп. Давида по благословении Филарета Митрополита Московского и коломенского при строителе иеромонахе Паисии 1845 декабря 25 дня на заводе почетного гражданина Дмитрия Самгина» [10, Ф.203, Оп.454. Оп.3. Д. 83. Л.198-209].

Остальные колокола были, видимо, перенесены со старой колокольни. На двух колоколах были надписи: один колокол был сделан в 1769 г. при строителе Михаиле жителем Алексеем Васильевым . Мастер Семен Мозжухин. Второй колокол был сделан мастером Никифорос Барановым при игумене Ионе (1758 г.) [10, Ф.203, Оп.454. Оп.3. Д. 83. Л.198-209]. На остальных колоколах не было надписей.

Монастырь заказал изготовление часов для своей колокольни известной фирме братьев Бутеноп . Иван Бутеноп и его брат Николай, московские купцы, выходцы из Голландии, в 1830 г. основали в Москве на Мясницкой улице механическое заведение по производству сельскохозяйственных машин, пожарных труб и башенных часов. Изделия фирмы неоднократно удостаивались наград на всероссийских мануфактурных выставках. Причем если Николай больше занимался сельским хозяйством, то Иван именно часами. «Механическое заведение братьев Бутеноп», кроме сельскохозяйственной техники, выпускало и часы-куранты. Своеобразной рекламой служил собственный дом на Мясницкой, в котором въездную арку украшали куранты и небольшая башенка со звоном.

К середине XIX в. в столице насчитывалось 35 часовых мастерских, занимавшихся в основном сборкой часов из деталей, получаемых из-за границы, и только две из них (да еще одна в Петербурге) изготавливали башенные часы для всей России. Поэтому конкуренции практически не было. Куранты, изготовленные на заводе братьев Бутеноп, звонили в обеих столицах, в Твери, Астрахани и т.д. Их часы украшали колокольни Страстного монастыря в Москве и Петропавловского собора в Петербурге.

В 1849 г. Бутенопы устанавливали часы на башне Большого Кремлевского дворца, а в 1851 г. им предложили отремонтировать куранты Спасской башни Кремля.

Часы для монастыря были сделаны к 22 ноября 1845 г., о чем свидетельствует документ – письмо братьев настоятелю монастыря о. Паисию [7, Ф.1447. Оп.1. Д. 8]. Это были «башенные часы недельного хода с минутным боем и почертвертным боем в восемь колоколов, кои колокола должны быть из оной пустыни, минутный же колокол за наш счет с четырьмя циферблатами и минутными стрелками» стоимостью в 800 руб. На изготовление часов ушло три месяца. Братья обязались, что в случае неисправности присылать мастеров. В 1845 г. около колокольни была сделана сторожка. Значит, вход в монастырь был перенесен и находился около колокольни.

Заключение

Архимандрит Паисий, пришедший в Вознесенскую Давидову пустынь, в 1843 г., провел целый ряд реформ в монастыре, которые привели к процветанию обители. Таким образом, как нам представляется, со временем настоятельства о. Паисия закончился длительный период модернизации общины, которая началась еще в конце ХVIII – начале ХIХ в., когда в Давидовой пустыни был введен общежительный Устав, в противовес особножительному, бытовавшему ранее в обители.

Библиография
1.
Бабич И.Л., Кратова Н.В., Байрамкулова А.А.. Макоева А.А. Ислам и христианство в судьбах народов Кавказа. Черкесск. 2015
2.
Бабич И.Л. Эволюция православной церкви в период епископства святителя Игнатия Брянчанинова // Genesis: исторические исследования. 2015. № 1.
3.
Виноградов Н.П., дьякон. Вознесенская Второклассная Общежительная Давидова пус-тынь, Серпуховского уезда, Московской губернии. Краткий исторический очерк с рисун-ками. К 400-летию ее существования (1515 – 1915 гг.). М., 1915.
4.
Летопись Оптиной пустыни. 1852 г. // Отдел рукописей РГБ. Фонд Оптиной пустыни 214. Опт – 361.
5.
Паисий, арх. Письма // Московские епархиальные ведомости. 1877.
6.
Паисий, арх. Письма // Отдел рукописей РГБ. Фонд Оптиной пустыни
7.
Российский государственный архив древних актов.
8.
Токмаков И. Историко-археологическое описание Вознесенской Давидовой пустыни. М., 1892.
9.
Христианство на Северном Кавказе: история и современность. М., 2011.
10.
Центральный государственный архив г. Москвы. ЦХД до 1917 г.
11.
Воронцова И.В. Церковная публицистика середины XIX в. как православный ответ на вызовы современности (архимандрит Климент (Можаров), епископ Смоленский Иоанн (Соколов) и архиепископы Херсонский Никанор (Бровкович) и Харьковский Амвросий (Ключарев)) // Политика и Общество. - 2015. - 11. - C. 1572 - 1585. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.11.11973.
12.
Кулакова И.П. Женские обители и социум имперской России: московский Страстной монастырь в XVIII–XIX вв. // Исторический журнал: научные исследования. - 2014. - 6. - C. 677 - 692. DOI: 10.7256/2222-1972.2014.6.14910.
References (transliterated)
1.
Babich I.L., Kratova N.V., Bairamkulova A.A.. Makoeva A.A. Islam i khristianstvo v sud'bakh narodov Kavkaza. Cherkessk. 2015
2.
Babich I.L. Evolyutsiya pravoslavnoi tserkvi v period episkopstva svyatitelya Ignatiya Bryanchaninova // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2015. № 1.
3.
Vinogradov N.P., d'yakon. Voznesenskaya Vtoroklassnaya Obshchezhitel'naya Davidova pus-tyn', Serpukhovskogo uezda, Moskovskoi gubernii. Kratkii istoricheskii ocherk s risun-kami. K 400-letiyu ee sushchestvovaniya (1515 – 1915 gg.). M., 1915.
4.
Letopis' Optinoi pustyni. 1852 g. // Otdel rukopisei RGB. Fond Optinoi pustyni 214. Opt – 361.
5.
Paisii, arkh. Pis'ma // Moskovskie eparkhial'nye vedomosti. 1877.
6.
Paisii, arkh. Pis'ma // Otdel rukopisei RGB. Fond Optinoi pustyni
7.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov.
8.
Tokmakov I. Istoriko-arkheologicheskoe opisanie Voznesenskoi Davidovoi pustyni. M., 1892.
9.
Khristianstvo na Severnom Kavkaze: istoriya i sovremennost'. M., 2011.
10.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi arkhiv g. Moskvy. TsKhD do 1917 g.
11.
Vorontsova I.V. Tserkovnaya publitsistika serediny XIX v. kak pravoslavnyi otvet na vyzovy sovremennosti (arkhimandrit Kliment (Mozharov), episkop Smolenskii Ioann (Sokolov) i arkhiepiskopy Khersonskii Nikanor (Brovkovich) i Khar'kovskii Amvrosii (Klyucharev)) // Politika i Obshchestvo. - 2015. - 11. - C. 1572 - 1585. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.11.11973.
12.
Kulakova I.P. Zhenskie obiteli i sotsium imperskoi Rossii: moskovskii Strastnoi monastyr' v XVIII–XIX vv. // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. - 2014. - 6. - C. 677 - 692. DOI: 10.7256/2222-1972.2014.6.14910.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"