по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Ретроспективный взгляд на историю развития национального рока в советской грамзаписи с позиции социальных коммуникаций
Синеокий Олег Владимирович

кандидат юридических наук

доктор наук по социальным коммуникациям, профессор, Запорожский национальный университет

69002, Украина, г. Запорожье, ул. Жуковского, 66

Sineokii Oleg Vladimirovich

PhD in Law

Professor of the Department of Journalism at Zaporizhzhya National University

69002, Ukraine, g. Zaporozh'e, ul. Zhukovskogo, 66

olegwsineoky@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В данной статье представлена хронология основных событий и трендов в истории советского рока с анализом в разрезе развития системы музыкальных коммуникаций в СССР, т.е. еще одна версия формирования и становления отечественной рок-музыки – ряд позиций пересмотрен автором, многие дополнены новыми обнаруженными фактами, выведены новые взаимосвязи. Предметом статьи является особенности формирования национальной рок-музыки в разрезе эволюции системы грамзаписи в СССР. В этой связи исследуемый феномен представлен в виде двуединого социально-коммуникационного конструкта, функционирующего в культурном пространстве (звукозапись + рок-музыка). Автор выдвигает и аргументирует тезис, согласно которому дуалистическая природа звукозаписи рок-музыки выражается в том, что данный музыкальный феномен одновременно является институтом социальной коммуникации. Постижение организации звукозаписи рок-музыки и его научное описание связано с изменением глубины исторического видения и предполагает привлечение материала, выходящего за рамки одного научного направления. Автор ведет научный поиск, опираясь на наиболее значимые идеи исследователей, принадлежащим к различным областям современного гуманитарного знания, где приоритетами выступают сравнительно-историческая методология музыкознания и теория социальных коммуникаций. Это дало возможность определить основные этапы и охарактеризовать закономерности эволюции звукозаписи рок-музыки в СССР как коммуникационной и коммуникативной категорий. Новизна настоящего исследования состоит в том, что впервые комплексно исследована категория «звукозапись рок-музыки в СССР» как неотъемлимая часть системы социальных коммуникаций. Авторский вклад в дополнении истории звукозаписи рок-музыки в СССР новыми (потерянными) историческими событиями обусловлен применением альтернативного подхода. На примере рок-клубов расширено представление о музыкальных организациях в условиях социализма. Основным выводом заключается в том, что в результате совокупного действия социально-исторических, политических, информационных и экономико-технологических факторов к середине 1970-х гг. в СССР сформировалось несколько регионально-национальных школ звукозаписи рок-музыки в виде «мозаичной системы» социокультурной коммуникации, имеющей в своей основе сложные многоуровневые корреляции.

Ключевые слова: миньон, грампластинка, магнитоальбом, рок-музыка, рок-группа, вокально-инструментальный ансамбль, бит, гибкая пластинка, «Фирма Мелодия», звукозаписи

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.3.16850

Дата направления в редакцию:

01-11-2015


Дата рецензирования:

11-02-2016


Дата публикации:

28-06-2016


Abstract.

This article presents a chronology of the main events and trends in the history of Soviet rock in the context of the development of the system of music communication in USSR, in other words one more version of formation and establishment of the Russian rock music – the author reconsidered a number of position, complemented many of them with the newly revealed facts, and determines the new correlations.  The subject of this work is the peculiarities of formation of the national rock music within the framework of evolution of the gramophone recording system in USSR. Due to this fact the phenomenon of our inquiry is presented in a form of dual socio-communicational construct that functions in the cultural space (sound recording + rock music). The author suggests and argues a thesis, according to which the dual nature of the rock music recording is expressed in the fact that the aforementioned musical phenomenon also represents an institution of social communication. The author is first to comprehensively explore the category of “rock music recording in USSR” as an intrinsic part of the system of social communication. On the example of rock clubs, the author expands the idea about music organizations in the conditions of socialism. The main conclusion consists in the following: as a result of a joint action of socio-historical, political, information, and economic-technological factors, by the middle of the 1970’s several regional-national schools of rock music recording were formed in USSR as a “mosaic system” of sociocultural communication, which was founded on the complicated multilevel correlations.

Keywords:

Rock music, Tape album, Vinyl record, Minion, Flexible disk, Melodiya record label, Sound recording, Rock group, Vocal-instrumental ensemble , Beat

Введение

Как известно, особый сектор массовой музыки получил название «рок». Рок-искусство – многогранный и противоречивый феномен [1, С. 84–89]. Рок-музыка является весомой частью массовой музыки и одной из многих частей, которые помогают сформировать систему международного развлекательного бизнеса. Звукозапись рок-музыки, развитие которой происходило за счет художественного освоения технических возможностей, является уникальным феноменом звуковой культуры. Это говорит о том, что социальномузыкальную сферу рока следует рассматривать как сердцевину институализации звукозаписи. После крушения «социалистического содружества» и мирной смены общественного строя в восточноевропейских странах, а затем и распада Советского Союза, прошла четверть века. И только теперь происходит переоценка многих явлений в нашем недавнем прошлом, модифицируются подходы к пониманию ряда его узловых моментов. В этой связи актуальность темы обусловлена необходимостью создания социокоммуникационной модели системы звукозаписи рок-музыки.

Рок-музыка выступала предметом исследования разных наук и рассматривалась с различных позиций: эстетической, музыковедческой, искусствоведческой, социально-исторической, философской и др. В отечественном научном знании рок-музыка как особое явление современной жизни и искусства выступала предметом исследования разных наук и рассматривалась, прежде всего, с позиций культурологии (Л.Л. Васильева, А.С. Запесоцкий, Е.В.Касьянова, М.С. Цапко и др.), музыкознания (А.С. Козлов, В.Н. Сыров, А.М. Цукер, Е.А. Савицкая, И.А. Чижова, Е.В. Мякотин и др.), социологии (Н.Б. Гончарова, Г.Ю. Квятковский, Н.И. Комарова и др.), социальной философии (Г.Б. Власова, И.Л. Набок, И.А. Новиков и др.), филологии (И.В. Лисица, О.Э. Никитина, М.Б. Шинкаренкова и др.) и др.

Немало статей, затрагивающих вопросы звукозаписи во взаимосвязи с рок-музыкой, было опубликовано в специализированной периодике (Л.Ф. Волков-Ланнит, С.В. Зинюк, А.И. Железный, Ю.И. Козюренко, А.М. Лихницкий, Л.Б. Переверзев, Ф.И. Раззаков, А.К. Троицкий, Д.П. Ухов, О.А. Феофанов и др.). Социокультурные аспекты рок-музыки отчасти рассматриваются в работах немецкого философа, социолога леворадикальной ориентации, композитора и теоретика музыки Теодора Адорно.

А.К. Троицкий справедливо отмечает, что «в 1950-ые гг. рок-музыки у нас не было» [2, С.73]. Г. Фельдман делает вывод о том, что при всех местных особенностях и нюансах никакого обусловленного объективными причинами особого «российского пути» в рок-н-ролле нет [3, С.61-62].

Составить песню с хорошим русским текстом и «фирменным звучанием» действительно очень непросто [4, С. 19-20]. Чаще всего указывают, что во времена СССР русский рок шел именно по «питерскому» пути [5, С. 8]. С данной точкой зрения есть все основания не согласиться, поскольку рок-музыка в регионах – сибирском и уральском с их «ядреным ароматом таежно-степной вольницы», южном и некоторых др., – была достаточно самобытной, не повторяя ленинградские находки. Таким был дуализм русского рока, включающим «взаимное обогащение русской Европы и русской же Азии» (из предисловия) [6, С. 3]. А.С. Козлов указывает, что (мировая) рок-музыка в ее первозданном виде просуществовала лишь одно деcятилетие – с 1966 по 1975 гг. [7]. По всей видимости автор имел в виду классический (т.е. западный) рок, поскольку полноценное формирование этого направления популярной музыке в условиях социалистического общества оказалось сдвинутым почти на десятилетие. А.М. Цукер характеризует рок как социомузыкальный феномен в рамках массовой музыки («между профессионализмом и фольклоризацией») и рассматривает ВИА и рок-музыку в контексте отечественной культуры [8].

Отдавая должное всем исследователям, затрагивавших данную проблематику, следует признать, что рок-музыка гораздо в меньшей степени изучена в зеркале развития звукозаписи, равно как и непосредственно организация музыкально-издательских корпораций (лейблов, фирм, студий).

Рамки многих условных терминов весьма размыты. Одним из таких является понятие «национальный рок». С одной стороны, в целом, понятие «национальный рок» до сих пор вызывает категорическое неприятие у некоторых исследователей и знатоков, которые убеждены в интернациональном характере данного явления. Однако, с другой, – социально-коммуникативное содержание рока значительно глубже, чем музыкальная составляющая. Попробуем разобраться так каким оно было, это уникальное пространство рока в СССР?

Рок в РСФСР, БССР, МССР и Республиках Советской Прибалтики

Термин «рок» еще не был введен в лексический оборот, но рок-н-ролл все же проник в СССР еще в середине 1950-х гг., а первыми слушателями были «стиляги», которые составляли узкий социальный круг. Но свой музыки стиляги в СССР не создали. В 1950-е гг. в СССР создается сеть коммуникаций в виде республиканских концертных организаций, в структуре которых обязаны осуществлять свою профессиональную деятельность эстрадные коллективы [9].

При Латвийской государственной филармонии с 1957 г. начал функционировать Рижский эстрадный оркестр, а в 1963 г. при Липецкой филармонии основан инструментальный квартет – ЭЛЕКТРОН. В начале 1960-х гг. параллельно сформировался особый кластер так называемой «вспомогательной звукозаписи» в виде сопровождающих инструментальных составов» для аккомпанирования и записи вокалистов.

К этому времени эра свинговых биг-бэндов завершилась и началась эра вокально-инструментальных ансамблей, – как отмечает Я. Басин, – мир заболел «битломанией» [10, С. 42-49]. Хотя нужно заметить, что в СССР бит возник в 1961 г.: в Москве первый самодеятельный ансамбль РЕВЕНДЖЕРС («Мстители»), участники которого исполняли рок-н-ролл на английском языке был создан в 1961 г. Одна из первых «тяжелых» групп (со временем с ярко выраженной хард-роковой ориентацией) на территории бывшего Советского Союза была создана в 1962 г. NEPTŪNS (НЕПТУН) в г. Лиепая (Латвийская ССР). В первый состав (участников поименно установить не удалось) входили молодые рыбаки колхоза «Boļševiks» (Большевик). Примерно на этот период приходится становление первой волны эстонского бита в виде самодеятельных групп JUUNIORID, OPTIMISTID, MIKRONID, KONTRASTID и VIRMALISED. В Литовской ССР в рассматриваемый ранний период также постепенно появлялись «свои битлы» – AITVARAI, ANTANELIAI, KERTUKAI (создана в 1966 г. студентами Каунасского политехнического института) и др.

В 1963 г. основана московская бит-группа БРАТЬЯ или БРАЗЕРЗ (заметим, что наименование «бит-группа» впервые официально было применено только в 1983 г. в названии ленинградского бит-квартета СЕКРЕТ).

Фонетика русского языка трудно ложилась на рок-н-ролльный ритм, отсюда эпоха российской рок-поэзии началась только в 1965 г. [11]. Первой бит-песней, написанной на русском языке, является «Где тот край?» (1965), автором которой стал лидер московской группы СОКОЛ Юрий Ермаков. Один из участников первого состава СОКОЛ В. Черныш параллельно с работой в этой группе собрал новый бит-проект под названием МЕЛОМАНЫ.

В 1965 г. создаются первые ленинградские самодеятельные бит-группы КОЧЕВНИКИ (первоначальное название THE REBELS, а с 1970 г. –САВОЯРЫ), ГАЛАКТИКА, ТАКИЕ ЖЕ, СТРАННИКИ, THE PHANTOMS. На следующий год в Ленинграде создаются биг-бит-группы АВАНГАРД-66, ДИЛЕТАНТЫ, САДКО, ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, СИНЯЯ ПТИЦА (самый первый ансамбль из множества проектов с таким названием, основанный братьями Розенталь; к сожалению, записей именно этой группы не сохранилось), СКОМОРОХИ и первый состав рок-группы МИФЫ Сергея Данилова и Геннадия Барихновского. Кроме того, в это же время в Москве были основаны СЛАВЯНЕ, КАРНАВАЛ, ОРФЕЙ (с таким названием позже было много профессиональных и самодеятельных ансамблей), РЕБЯТА (будущие СКИФЫ).

В массовой музыке этого времени наблюдалось расслоение, возникновение множества направлений, жанров и стилей. Иногда музыканты аранжировали отечественные произведения, виртуозно вставляя туда цитаты из песен БИТЛЗ. Так сделали, например, в 1970 г. на концерте ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ советскую песню «Летите, голуби, летите!» музыканты шикарно закончили гитарной цитатой из композиции «Something» (1969) от БИТЛЗ. Указанный концерт транслировало Центральное телевидение и меломаны-битломаны несколько дней обсуждали это удивительное событие [12, С. 211].

В конце 1963 г. Ю. Саульский на стихи Михаила Танича создал первый советский твист «Черный кот», записанный в Доме звукозаписи под оркестровую фонограмму в исполнении Тамары Миансаровой. Особую популярность приобрели польские версии под названием «Czarny kot» в исполнении женских бит-групп FILIPINKI и ALI-BABKI (в инструментальном сопровождение группы TAIFUNY). Исходя из высокой популярности польских кавер-версий этого хита фирма грамзаписи «Muza» оперативно выпускает миньон FILIPINKI с ярким твистом «Wala-Twist» («Валентина-твист» или «Твист для Терешковой»). По итогам конкурса «Лучшая песня 1965» твист «Королева красоты» в исполнении Муслима Магомаева стал победителем.

Сначала ВИА отождествляли с бит-группами, но на протяжении 1960-х гг. вокально-инструментальный жанр сформировался как самостоятельное направление. Советские ВИА возникли одновременно с первыми бит-группами в середине 1960-х гг., причем в музыкальном плане вначале особой разницы между этими двумя направлениями не наблюдалось. Разница была в правовом статусе – официальные (профессиональные) и самодеятельные (любительские).

Первые музыкальные группы с официальным статусом «ВИА» – московский ансамбль ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА и ленинградский эстрадный коллектив ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – появились на профессиональной советской эстраде в 1966 г. В этом же году Юрий Саульский основал оркестр «ВИА-66», где в джазовых композициях активно использовались вокальные партии.

В 1966 г. в Минске создана одина из первых белорусских бит-групп ЗОЛОТЫЕ ЯБЛОКИ с солистом Леонидом Борткевичем (со временем одним из фронтменов ВИА ПЕСНЯРЫ). В репертуар ансамбля ЗОЛОТЫЕ ЯБЛОКИ было включено довольно много песен THE BEATLES, исполняемых на языке оригинала (английском). В 1967 г. в Москве созданы группы ТРОЛЛИ, РЕБЯТА, ЛУЧШИЕ ГОДЫ, THE SAINTS (предшественники групп РУБИНЫ и РУБИНОВАЯ АТАКА), ОЛОВЯННЫЕ СОЛДАТИКИ, КРАСНЫЕ ДЬЯВОЛЯТА, ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН. В это же время был созданы ленинградские ЛИРА и ФАВОРИТЫ, а также состоялись первые концерты ФЛАМИНГО. В 1968 г. созданы московские группы ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА, АТЛАНТЫ (первый проект Константина Никольского), НОВЫЙ ЭЛЕКТРОН и ПОЮЩИЕ СТРУНЫ (при Воронежской филармонии), THE KIDS (предшественники группы МАШИНА ВРЕМЕНИ). В этот год в Ленинграде созданы такие бит-группы – одна с необычным названием САША-218 (указанный ансамбль иногда выступал под страшной вывеской «Гнездо наркоманов»), а вторая – ПОСТ, виртуозно и зрелищно играла импортный хард-рок.

Во второй половине 1960-х гг. в советской популярной музыке появляются непрофессиональные самодеятельные движения, объединяющие в одном лице автора музыки, текста песни и исполнителя, хотя к этому времени советская рок-музыка пока еще представляла собой адаптированное заимствование готовых форм западных композиций. Творчество пионеров жанра представляло собой воспроизведение произведений западного рока, иногда с текстами, переведенными на русский язык, часто с придуманными созвучно английским словам вставками, применяемыми для ритмики.

В 1967 г. в кафе «Молодежное» на улице Горького начал действовать Московский бит-клуб. 12-14 апреля 1968 г. в Минске в помещении радиотехнического института состоялся 1-й Белорусский биг-бит фестиваль.

Постепенно к концу 1960-х гг. вырисовалось два пути русского бита – самодеятельные рок-группы и профессиональные ВИА, разница между которыми становилась ощутимой.

В 1969 г. выходит гибкий миньон с записью молдавского ВИА НОРОК под названием «О чем плачут гитары» (ГД-0001619-1627). Стиль можно охарактеризовать как органичную смесь «фолка», «поп-музыки» и «бита».

В 1973 г. «Фирма Мелодия» выпустила первый миньон под каталожным номером 33Д-00034545-6 с записью вокально-инструментального ансамбля ЦВЕТЫ (руководитель – Стас Намин) как победителя московского конкурса художественной самодеятельности. На пластинке были представлены три трека «Не надо», «Есть глаза у цветов» и «Звездочка моя ясная». Так посредством государственной звукозаписи композиции, которые отдаленно все же можно было отнести к категории «рок на русском языке», стали доступными массовому советскому слушателю уже на пластинке. И уже в следующем году песню ЦВЕТОВ «Честно говоря», практически сразу ставшую «советским хитом», выпускает на миньоне «Фирма Мелодия» и Всесоюзная театральная фабрика на маленькой четырехдюймовой пластиночке (33ИД36313/2-1) (сегодня этот диск у коллекционеров считается большим раритетом).

В 1976 г. журнале «Клуб и художественная самодеятельность» впервые опубликован составленный по письмам читателей список популярнейших советских ВИА. Первое место заняли ПЕСНЯРЫ, за ними следовали АРИЭЛЬ, САМОЦВЕТЫ, ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА, ПЛАМЯ, ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ, ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ и другие. Публикации о вокально-инструментальных ансамблях носили преимущественно негативный характер, в результате создалась даже определенная социальная инерция непринятия жанра ВИА. Первый опыт развернутого исследования жанра ВИА был предпринят в 1980 г. [13]. Следует отметить, что в книге Юрия Маликова, которую было выпущено к юбилею ВИА САМОЦВЕТЫ, автор временами переходит к открытой пропаганде вокально-инструментального искусства, критики современной поп-культуры и рассказа об успехах ВИА САМОЦВЕТЫ и вообще эстрады советского периода [14]. Впервые полная история ВИА была представлена только в 2007 г. известными в музыкальном мире журналистами и музыковедами В. Щё лкиним и С. Фроловым [5]. Следует отметить, что, несмотря на весьма интересный фактический материал, в книге «Легенды ВИА», уважаемые авторы допустили ряд неточностей. Так, в частности, киевская джаз-роковая группа КРОК неверно названа КРОКИ, по ошибке отождествляются понятия «Эстонская филармония» и «Таллинская филармония», встречаются ошибки и в написании некоторых фамилий музыкантов (например, соло-гитарист Мардалейшвилли–Мардалейшвили), указаны некоторые спорные даты и др.

До 1972 г. советским людям диско было не известно, в это же время в Советском Союзе были широко распространены танцевальные вечера «под магнитофон». ВИА же, в целом, предпочитали работать в сформированному к началу 1970-х гг. новом жанре «советская эстрадная песня», где политико-идеологический компонент практически отсутствовал (лирические шлягеры, сентиментальные баллады о любви и т.п.). Это, несмотря на схожесть некоторых музыкальных структур, социально отдаляло их все дальше от рок-музыки. География ВИА, пропагандирующих советскую песню, была чрезвычайно широка, в данном жанре были представлены все республики, входившие в СССР. Название «ВИА» прочно вошла в эстрадный обиход, определив жанр, стал составной частью советской массовой музыкальной культуры. С cередины 1970-х гг. рельефно прослеживалась тенденция тяготения ведущих советских ВИА к большим формам музыкально-эстрадного представления, таким как рок-опера и рок-мюзикл.

В 1974 г. в Латвии, а в 1976 г. в Литве состоялись премьеры рок-оперу «Ugnies medžioklė» («Загонщики огня»), поставленной молодым каунасским композитором Гядрюсом Купрявичюсом (именно он считается родоначальником литовского арт-рока и джаз-рока). Всего же, за семилетний период постановок указанная рок-опера была показана 185 раз, причем не только в СССР, но без особых запретов и за рубежом.

В 1979 г. выходит в свет знаковая пластинка с записью фолк-рок-оперы под названием Гусляр (С 60-12727-28) в исполнении ВИА ПЕСНЯРЫ. Музыку написал Игорь Лученок на стихи белорусского поэта и драматурга Янки Купала. В декабре 1980 г. «Фирма Мелодия» выпустила первую в СССР зонг-оперу Александра Журбина (музыка) и Юрия Димитрина (либретто) Орфей и Эвридика, написанную и поставленную в театре в 1975 г. Запись сделана ВИА ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ совместно с Оркестром Ленинградского государственного академического малого театра оперы и балета при участии семерых специально приглашенных вокалистов. Двойной альбом был изготовлен Ленинградским заводом грампластинок и вышел под номером С60-13833-36.

В 1982 г. выпущена двойная пластинка с записью рок-оперы Алексея Рыбникова Юнона и Авось (С60-18627-008), содержащей в музыкально-звуковом разрезе уже значительно меньше элементов непосредственно рока, нежели предыдущие подобные произведения. Как видно, в это время рок-музыканты уже активно работали в области крупных музыкальных форм: украинская фолк-рок-группа МУЗЫКА с ударением в названии на второй слог и АРАКС, принимавшие участие в музыкальном сопровождении постановок спектакля «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» на музыку Алексея Рыбникова.

В 1978 г. «Фирма Мелодия» выпустила этот музыкальный материал двойной пластинке в виде рок-оперы под соответствующим названием и с хорошим дизайном конверта. Фонограмма была записана ВСГ, а пластинки выпускались МОЗГ, Апрелевским и Ташкентским заводами (С60-11191-94). Название группы АРАКС на обложке не фигурирует, но в качестве музыкантов, принимавших участие в записи, указаны, наряду с большим количеством других инструменталистов и певцов, все участники этой группы. Истоки группы АРАКС уходят в конец 1960-х гг., когда студентами МГУ Эриком и Гариком Касабовыми – выходцами из Баку, и Алексеем Пантелеевым было создано пауер-трио (по типу действующих как раз в тот период «звездных» британцев CREAM) под названием ЭКОНОМИСТЫ. По воспоминаниям очевидцев, ребята играли западный рок (TEN YEARS AFTER, DEEP PURPLE, SANTANA, LED ZEPPELIN) настольно точно, что сложные инструментальные композиции в их исполнении практически нельзя было отличить от оригинала. Вскоре вместо Алексея Пантелеева соло-гитаристом стал Юрий Шахназаров (единственный москвич в этом коллективе, по отцу армянин), а Юрий Сааков выполнял функции менеджера группы. Исходя из географическо-национальных аспектов и мощного саунда название группы было решено изменить на АРАКС (как известно, есть такая очень бурная река, расположенная на границе Турции с Ираном)… Через несколько лет их выступление случайно услышал Марк Захаров, после чего в 1974 г. пригласил на работу в Московский театр имени Ленинского комсомола [15], где происходили уже дальнейшие измнения в составе.

Тем не менее, талантливому коллективу, к сожалению, так и не удалось выпустить в СССР на пластинке свою полноценную запись, сделанную в 1980 г. для будущего концептуального альбома Колокол тревоги). АРАКС принес в официальный сектор советской музыкальной сцены русифицированный вариант западного хард-рока. В советский грамзаписи АРАКС оставил след на сборных дисках («Песни на стихи Виктора Дюнина»), в виде миньонов и как сопровождающий инструментальный состав Юрия Антонова, а также на однотрековой пластинке Всесоюзного театрального общества (33ИД41902).

Убийство певца Виктора Хары, совершенное пиночетовцами после военного переворота в Чили 11 сентября 1973 г., не оставило равнодушными советских артистов. В знак скорби и солидарности с чилийским народом советский ВИА ПЕСНЯРЫ практически молниеносно – в 1974 г. впервые исполнили «Песню памяти Виктора Хары», музыку к которой написал И. Лученок, стихи – Б. Брусников, а спел руководитель ансамбля – Владимир Мулявин. В том же году пластинка была изготовлена на Апрелевском заводе. Мощная и вместе с тем проникновенно-трогательная песня, представляющая классический вариант подстиля «полит-рок»: «Больно гитаре – пуля задела, стынет мотив на высокой волне. Нота сорвалась и заалела капелькой крови на мертвой струне: вместе с гитарой счастье убили. Друг, над расстрелянной песней не плачь! Новую песню выстрадай, Чили, а над расстрелянной песней не плачь...». Эти же трагические события стали лейтмотивом рок-оперы Александра Градского на либретто Маргариты Пушкиной (название страны и имя Виктора Хары в рок-опере не упоминается), записанной в 1983–1985 гг. ВСГ и выпущенной «Фирмой Мелодия» в 1985 г. в виде альбома в стиле «симфо-рок/арт-рок» из двух виниловых пластинок под названием «Стадион» (С60-22727-007). В записи принимали участие хор и симфонический оркестр под управлением Александра Петухова, а также специально приглашенные рок-вокалисты (Александр Лосев, Владимир Кузьмин, Андрей Макаревич, Александр Кутиков и др.) и другие эстрадные певцы (Иосиф Кобзон, Алла Пугачева, Михаил Боярский и др.).

Возвращаясь в середину 1970-х гг., заметим, что большинство отечественных рок-музыкантов стремились и пытались петь на русском или своем национальном (украинском, белорусском, латышском, эстонском и других языках народов СССР) языке [16, С. 53-57]. В 1971 г. создан один из знаковых эстонских рок-коллективов – группа RUJA, в музыкальной основе котрого был програссивный рок с элементами фолк-рока, хард-рока и рокабилли. Затрагивая метаморфозы развития прибалтского рока как особого феномена, следует уточнить, что на протяжении 1970-х гг. главным центром «прибалтийской» рок-музыки был латвийский город Лиепая. В этой связи, в качестве примера, нужно отметить, что именно в этом городе в 1974 г. была создана группа КРЕДО (руководитель – Валдис Скуиньш), два диска которого «Фирма Мелодия» выпустила в 1986 г. В этом же городе берет свое начало мощнейший рок-проект – группа LĪVI (основатели – Ēriks Ķiģelis и Juris Pavītols), с 1976 г. заложивший базис школы латвийского хэви-метал. Хронологически забегая вперед заметим, что «Фирма Мелодия» выпускала три диска LĪVI (в 1985 г. – миньон под названием «Aprīļa Pilieni», а в 1986 и 1988 гг. – «гиганты»).

Первыми заметными авторами, создавшими с середины 1970-х гг. полноценные поэтические рок-тексты на русском языке, стали Андрей Макаревич (МАШИНА ВРЕМЕНИ), Алексей Романов (ВОСКРЕСЕНИЕ, СВ) и Константин Никольский (ЦВЕТЫ, ФЕСТИВАЛЬ, ВОСКРЕСЕНИЕ).

Говоря о феномене «ансамблевой культуры» в СССР, следует особо отметить, что на просторах СССР было много и региональных рок-групп –практически в каждом населенном пункте были свои маленькие «битлы». И это без учета феномена школьных и студенческих ВИА. Во Львове [17, С. 250-264], Таллине [18] и некоторых других городах появились черты глубинных структур «гаража», который уже позднее стал «социальным роком», а затем – панком.

В 1975 г. состоялись первые выступления ленинградских рок-групп АПРЕЛЬ и CASCADE STUDIO Владимира Густова при клубе «Петроградец».

В 1976 г. ВПТО «Фирма Мелодия» выпустила три знаковые пластинки, которые фактически ознаменовали наступление в СССР новой эпохи звукозаписи рок-музыки: музыкальную сказку «Алиса в стране чудес» в виде альбома из двух пластинок, рок-оперу Андрея Богословского «Алые паруса», записанную в исполнении ВИА МУЗЫКА, и альбом Давида Тухманова По волне моей памяти. Последний диск можно считать первым официально записанным и изданным советским концептуальным альбомом в стиле «рок». Эта пластинка печаталась, чаще всего Апрелевским заводом, в т.ч. в четырех вариантах из цветового винила – красном, зеленом, желтом и розовом.

Следует заметить, что в это же время идея формирования советской джаз-роковой школы не встретила поддержки со стороны джазменов. Дело в том, что в советском джазовой среде, рок считался чем-то примитивным и плебейским. И дело здесь было не только в «кастовой» ограниченности, скорее – в незнании, ведь тогда достать записи фирменных рок-групп было крайне трудно. 17 ноября 1973 г. московская молодежь смогла впервые услышать джаз-рок на концерте, а именно – композиции группы BLOOD, SWEAT & TEARS в исполнении ансамблем А. Козлова. Заметим, что именно с 1975 г. советская власть начала не только «впускать» к себе зарубежных «звезд», но и активно «выпускать» на Запад наших поп-исполнителей, среди которых первыми стали ПЕСНЯРЫ с масштабными гастролями по США в ноябре 1976 г. в сопровождении американской фолк-рок-группы NEW CHRISTLE MINSTRELS [19, С. 128]. И одновременно в этом же году было принято решение открыть в СССР музыкальные училища с джазовым уклоном [20, С. 34-35]. В указанный период джаз-рок-группа АРСЕНАЛ под управлением А. Козлова исполняла джаз-роковые композиции преимущественно на английском языке (в отличие от других советских рок-групп, которые в это время активно перестраивались на тексты на русском). И одно, и другое вызывало недовольство власти, поэтому А. Козловым был найден следующий выход: со второй половины 1977 г. АРСЕНАЛ полностью исключил из своего репертуара вокальные номера, сосредоточившись на инструментальных пьесах. Отсюда формула группы стала такой: инструментальный джаз-рок (без вокала) с секцией духовых. В итоге, А. Козлов получил возможность официально записываться в студийных условиях и с 1979 г. начался относительно устойчивый выпуск (практически ежегодно) альбомов под брендом «джаз-рок ансамбль АРСЕНАЛ», даже включая самый неблагоприятный период для отечественного рока (1983–1985 г.).

В 1977 г. были созданы арт-рок-проект Павла Смеяна и Тимура Мардалейшвилли ВИКТОРИЯ, а также многочисленные группы – МАЛЬВЫ (Киев, «Укрконцерт», официально – Житомирская филармония, с группой сотрудничали Леонид Борткевич из ПЕСНЯРОВ, Николай Гнатюк и Владимир Мигуля АПРЕЛЬ (Москва, Архангельская филармония), ПЛАЙ (Кишинев), ЧЕРЕМОШ (Черновицкая филармония), НАВО (Ташкент, «Узбекконцерт»), МЕТРОНОМ (Москва, «Москонцерт»), ВИТАМИН (Таллин, Эстонская филармония), ЖИВА ВОДА (Черновицкая филармония), рок-группа ЗЕМЛЯНЕ (Ленинград, Кемеровская филармония), ЭХО ВИЛЬНЮСА (Вильнюс, Литовская филармония), САДО (Бухара, «Узбекконцерт»), НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ВИЗИТ (Ленинград) и рок-группы МАГНЕТИК БЭНД (Таллин). Кстати, именно последний из названных, несомненно лучший эстонский хард-роковый с элементами блюза коллектив во времена СССР, в 1980 г. на известном рок-фестивале «Тбилиси–80» разделил первое место с группой МАШИНА ВРЕМЕНИ. В 1982 г. «Фирма Мелодия» выпустила диск-гигант с записями MAGNETIC BAND (С60-17019-20), тираж которого в 1983 г. по дополнительному заказу печатался на Рижском заводе грампластинок (что в принципе не было характерным для этого производителя, который по общему правилу не выпускал дополнительных тиражей). С 1984 г. коллектив стал называть себя GGG (GUNNAR GRAPS GROUP), включая в свoй концертный репертуар композиции LED ZEPPELIN и THE ROLLING STONES.

В 1977 г. на «Фирме Мелодия» выходит диск-гигант молдавской группы КОНТЕМПОРАНУЛ (создана в 1974 г. и получившая официальный правовой статус при Министерстве культуры Молдавской ССР) под одноименным названием, которое в переводе с молдавського означает «Современник» (С60-09707-08). Записанные песни исполнялись на молдавском языке и включали стилевое разнообразие: «поп», «фанк», «соул» и «рок». А в следующем году «Фирма Мелодия» выпускает долгоиграющую пластинку еще одной молдавской группы ОРИЗОНТ (С60-10691-92), в музыке котрого были своеобразно синтезированы «диско», «фанк», «поп», «фолк» и, от части, «рок».

В 1978 г. основаны группы: МОЛОДЫЕ ГОЛОСА (Тамбовская филармония, прообраз хард-рок-группы КРУИЗ), РЕЦИТАЛ (Москва, «Росконцерт»), ЧУДНОЕ МГНОВЕНЬЕ (Псковская филармония), ДИАЛОГ (Николаев-Донецк-Москва-Кемерово), ГОЛОС ЮНОСТИ (Ленинград), МОБИЛЕ (Эстонская филармония), ДРЕВО ЖЕЛАНИЯ (Тбилиси, Грузинская филармония), ЦУНАМИ (Московская областная филармония), НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС (Свердловский архитектурный институт), ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ (Михаил Мень). В этом же году сформированы латвийская рок-группа CORPUS с участием Ēriks Ķiģelis и таллинский РОК-ОТЕЛЬ под руководством Иво Линна (ранее участвующий в работе ансамбля АПЕЛЬСИН). Рокабилльная грампластинка этой группы «Фирмой Мелодия» (C60-19321-002) выпущена в 1983 г., в трек-листе которой была кавер-версия на эстонском языке «Галстук» (Kikilips) одного из первых в истории рок-н-ролла рокабильных хитов – «Lucky Lips» (авторы Jerry Leiber и Mike Stoller), оригинал которого был записан в 1956 г. Автором эстонского текста является бас-гитарист РОК-ОТЕЛЯ Хейго Мирка (ранее – ОПТИМИСТЫ, ПСИХО). В 1984 г. Иво Линна сольно записал эстонскую кавер-версию на рок-хит FOREIGNER «Blue Morning» (1978) под названим «Kurb Hommik», ставшую доступной жителям Эстонской ССР в формате видеоклипа (один из первых на то время), т.к. по общесоюзному телевидению клип не транслировался. В 1987 г. «Фирма Мелодия» выпустила еще одну долгоиграющую пластинку группы РОК-ОТЕЛЬ (C60-24421-009). Выпускались и другие записи этой группы, в т.ч. на сборниках и кассетах.

К 1979 г. окончательно сформированы рок-группы ВОСКРЕСЕНИЕ (первоначально как ВОСКРЕСЕНЬЕ) Алексея Романова и КАРНАВАЛ Александра Барыкина, ЗАРОК Владимира Ермолина. Тогда же в Москве создана группа 99 ПРОЦЕНТОВ, ставшая основоположником «айрон-мейденовского» звучания в русскоязычной «тяжелой музыке», а МАШИНА ВРЕМЕНИ приобрела официальный статус при «Росконцерте».

Лучшие образцы западного рока доходили до советского слушатели не только в интерпретациях столичных коллективов на официальных и подпольных концертах. Местные группы часто умудрялись вставлять в свои выступления рок-номера даже на танцах в сельских клубах. В частности, диссертанту удалось присутствовать на одном из подобных мероприятий, где в самый разгар танцев в райцентре безымянная группа с драйвом исполнила на английском «All Night Long» (1979) RAINBOW в версии, близкой к оригиналу. Однако, к сожалению, документальных подтверждений подобных событий (кроме воспоминаний очевидцев) практически не сохранилось.

На Апрелевском заводе усиленно разрабатывалась четырехканальная стереофоническая (квадрофоническая) аппаратура звукозаписи [21, С. 57]. Первый и единственный эксперимент в советской грамзаписи по освоению четырехканального звучания состоялся в 1980 г., когда был записан и выпущен альбом под названием Кантри-фолк-рок-группа «Яблоко». Пластинка стоила дороже, чем обычная – 6 руб., а общий тираж составил 18 000 копий [22, С. 9].

В этом же году вышел первый (отчасти тематический) альбом ГРУППЫ СТАСА НАМИНА Гимн Солнцу (C60-14203-04). Общий тираж пластинки был непривычно большим для советской музыкальной продукции в стиле «рок»: только АЗГ сразу изготовил 110 000 экз., а затем до 1982 г. перманентно печатался практически всеми заводами грампластинок.

В Свердловске, после распада СОНАНСА, Александром Пантыкиным и Иваном Савицким в 1980 г. создана группа УРФИН ДЖЮС, ставшая одной из самых ярких и культовых в русском роке 1980-х гг. Образованы ИНГУРИ (Тбилиси), ОРИГИНАЛ («Узбекконцерт»), ЗОДЧИЕ (в этом московском музыкальном коллективе работали Юрий Лоза и Валерий Сюткин), ФОРВАРД Алексея Фадеева и ПЕПЕЛ Евгения Иванова, ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР Святослава Задерия, ЗООПАРК Майка Науменко (все – Ленинград), РОК-АТЕЛЬЕ (Московский театр имени Ленинского комсомола) Криса Кельми, СМЕЩЕНИЕ Алика Грановского, ЗОДИАК (Рига) Яниса Лусенса. Говоря о последнем проекте, следует отметить, что «Фирмой Мелодия» оперативно «год-в-год» был выпущен дебютный альбом Disco Alliance, где исполнители были обозначены как «инструментальная рок-группа ЗОДИАК». Эта диск-гигант (С60-13771-2) занимает уникальное место в истории не только отечественной и даже мировой электронной музыки. Своим техно-минимализмом, сыгранном Unplugged , он поразительным образом опередил свое время. На нем можно обнаружить зё рна урбанистических стилей – «техно», «транс» и «диско-хаус». Безусловно, в западной музыке тех лет у ЗОДИАКА как пионеров советской электронной музыки есть корни, можно даже отыскать некоторые параллели (SPACE, Жан-Мишель Жарр и т.п.), но нет ни одного прямого аналога. Группе под бессменным руководством Яниса Лусенса удалось с 1983 по 1989 гг. выпустить на «Фирме Мелодия» еще три альбома, но ни один не поднялся выше дебютной записи, практически ставшей «классикой» рок-электроники.

В 1981 г. созданы группы ЭЛЛАДА (Тбилиси), АЛЬЯНС (Москва), ЛИДЖЕНДА (Кишинев), КРУИЗ (Тамбов), АЛЬЯНС (Москва-Долгопрудный), КИНЕМАТОГРАФ (Москва), ЭКСПРЕСС («Госконцерт», под управлением Александра Пульвера – не путать с одноименным венгерским ансамблем), КАБИНЕТ (МГУ), КИНО (Ленинград), ПИКНИК (Ленинград), МЮЗИК-СЕЙФ (Таллин, солист – Тынис Мяги), РЕДКАЯ ПТИЦА (Москва, руководитель Алексей Аедоницкий), ДДТ (Уфа-Ленинград), КГБ (Киев, психоделический инструментал, предшественник КОЛЛЕЖСКОГО АСЕССОРА), а также состоялись первые концерты латвийской хард-рок-группы PĒRKONS.

В этом году «Фирма Мелодия» выпустила гибкую пластинку группы Криса Кельми РОК-АТЕЛЬЕ (Г62-09305-6) с двумя треками «Распахни окно» и «Я пел, когда летал» в исполнении автора слов к этим песням, поющего бас-гитариста Александра Смеяна, к сожалению, трагически погибшего до выхода этого диска. И тем не менее, этот внешне неброский релиз занял важное место в истории звукозаписи советской рок-музыки. Запись была сделана в 1980 г. в стиле «прогрессивный рок» с элементами арт-рока, солирующей флейтой и выразительным мужским вокалом (звукоинженер Анатолий Вайнштейн).

В конце 1970-х – в начале 1980-х гг. Ленинград стал неофициальной столицей советского рок-движения. 7 мая 1981 г. при Ленинградском межсоюзном доме самодеятельного творчества (ЛМДСТ), который располагался на ул. Рубинштейна, 13, был официально создан первый в СССР рок-клуб (первоначальное название – «ЛенКлуб Любителей Музыки» [23, С. 68]). В 1983 г. был образован Рижский рок-клуб, а в Ленинграде состоялся Первый фестиваль Ленинградского рок-клуба, в котором приняли участие группы МЕЛОМАНЫ, МИФЫ, МАНУФАКТУРА, ЗООПАРК, ПИКНИК, РОССИЯНЕ, СТРАННЫЕ ИГРЫ, АКВАРИУМ, ТАМБУРИН и некоторые другие [2, С. 261]. С тех пор подобные фестивали проводились ежегодно.

В первой половине 1980-х гг. фонограммы отечественных рок-музыкантов, не имеющих соответствующего официального статуса, в виде грампластинок не могли быть выпущены – все шло на подпольно изготовленные кассетные альбомы. В 1982 г. группа христианского рока ТРУБНЫЙ ЗОВ в СССР подпольно записала свой первый магнитоальбом «Второе Пришествие», а Егор Летов в Омске основал ПОСЕВ (позже изменили название на ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА). В рассматриваемый период произошло еще одно событие, оставившее след в истории советской звукозаписи рок-музыки – это пластинка Давида Тухманова (композитор и продюсер проекта) под названием НЛО, записанная молодой рок-группой МОСКВА (С60-18069-70), фактически специально созданной для этой записи при Студии Давида Тухманова в 1981 г. Альбом записан в стиле «прогрессив-рок» с отчетливыми вкраплениями хард-рока. Даже в условиях советской цензуры некоторые из критиков-современников не побоялись назвать этот альбом «недооценённым шедевром» (С. Челяев). Но были и противоположеные мнения. В результате пластинку в условиях СССР постигла неудача, в т.ч. коммерческая, поэтому проект продолжения и развития не получил.

В 1981 г. выходит первый миньон рок-группы КАРНАВАЛ (А. Барыкин и В. Кузьмин) с песнями «Внезапный тупик», «Пустое слово» и «Я знаю теперь» (С62-16227-8), в которых отчетливо проявлялись элементы «новой волны».

С 1982 г. пионеры латвийского авангарда – группа NSRD (одним из основателей проекта был Юрий Бойко) начали записываться на магнитную ленту в надежде выпустить пластинку, но этого, к сожалению, не произошло.

К 1983 г. основными каналами распространения рок-музыки были концерты, тиражирование магнитоальбомов и пластинок и, конечно, нелегальный и «пиратский» секторы звукозаписи. Однако, в 1983 г. ситуация с рок-музыкой разительно отличалась от той, которая была в 1978 г. – западный рок стал намного менее популярным. Он стал терять статус культурной откровенности и образца стиля жизни. А русскоязычный рок стал пользоваться значительным спросом. В качестве иллюстрации можно привести такой пример. Исполнение АРАКСОМ в 1981 г. в конце своих концертов «Burn» (1974) из репертуара DEEP PURPLE на английском языке с практически точной копией блэкморовского соло, разложенного Тимуром Мардалейшвилли и Вадимом Голутвиным на две гитары, приводило публику в неописуемый восторг. Однако уже на следующий год кавер-версии таких мощных мирових рок-хитов «на все времена», как «Fool For Your Loving» (1980) WHITESNAKE и «Stumblin’ In» (1978) от Криса Нормана и Сюзи Кватро, которыми ленинградский ФОРВАРД завершал свои выступления (кстати, роль Сюзи неплохо исполняла поющая бас-гитаристка Ирина Комарова) уже воспринимались большинством как посредственное подражание, тем более для этого были дополнительные основания (в частности, полностью пропущенное гитаристом-вокалистом группы Владимиром Ермолиным соло Муди/Марсдена и другие заметные огрехи) [24, C. 371]. И практически в это же время казанские хард-рокеры ВОЛЖАНЕ (формально группа была основана в 1977 г., но её истоки ведут в 1966 г.; руководители – Виталий Курамшин и Рахим Абдуллазянов) сделали свой вариант исполнения на русском языке еще одного хита «Don’t Break My Heart Again» (1981) тех же WHITESNAKE под своим говорящим названим «Я играю рок» (1983–1984). Заметим, что это было время максимальных гонений на рок за весь советский период. Русская версия, исполняемая ВОЛЖАНАМИ на концертах, имела более ощутимый успех, нежели англоязычные двойники.

Таким образом происходит социально-коммуникационное оформление новой музыкальной субкультуры. В 1983 г. созданы группы АЛЬФА (Москва, руководитель – Сергей Сарычев), МАНУФАКТУРА (Ленинград), ПРИМУС (Москва, лидер – Юрий Лоза), ФОРУМ (Ленинград, руководитель – Александр Морозов), ГАЛАКТИКА (Москва, Калужская филармония, стиль от джаз-рока к хард-н-хэви), КАРАВАН (Таллин), ГУЛЛИВЕР (Москва), НАУТИЛУС (рок-группа с участием Евгения Маргулиса, Сергея Кавагоэ и некоторых других музыкантов), ФЕНИКС (рок-группа с участием Евгения Маргулиса и Тимура Мардалейшвилли), БРАТЬЯ ПО РАЗУМУ (Челябинск-70), АРТА (Кишинев), МАХАВОК (Таллин), КВАДРО (московская инструментальная фьюжн-группа), бит-квартет СЕКРЕТ (Ленинград), БРАВО (Москва), КРЕМАТОРИЙ (Москва), АВГУСТ Олега Гусева (Ленинград), АЛИСА (Ленинград). В этот год Леонид Борткевич уходит из ПЕСНЯРОВ и собирает собственный ВИА МАЛЬВЫ.

В 1983 г. «Фирма Мелодия» выпустила пластинку под названием РОК-ГРУППА «МОСТ». Музыка Сергея Баневича (С60-18839-003), записанные на которой инструментальные композиции на несколько порядков выше и интереснее «вокально-инструментальных» (хотя в записи этого альбома участвовало пять (!) приглашенных вокалистов).

В 1984 г. основной целью власти было прекратить перезапись и тиражирование магнитоальбомов отечественного рока. В конце правления Ю.В. Андропова, незадолго до его смерти, ситуация с рок-музыкой в СССР кардинально изменилась. Период с 1984 по март 1985 гг. ознаменовался усилением борьбы с рок-музыкой. Это идеологическое направление стало одним из приоритетных проектов Генерального секретаря ЦК КПСС К.У. Черненко. Еще за полгода до своих «выборов» в июне 1983 г. Черненко выступил с программным докладом «Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии». В нем, в частности, он подвергнул критике самодеятельные эстрадные группы, которые «наносят идейный и эстетичный ущерб». Указанный доклад стал началом крупномасштабной борьбы с исполнителями российского рока.

К этому времени дискотека стала самостоятельной и специфической формой организации досуга советской молодежи. Причем, действовали дискотеки трех основных типов: танцевальная, лекционно-тематическая и театрализованная, а также различные комбинации между собой и с другими формами организации досуга. Рекомендовалось проверять студии звукозаписи и дискотеки на предмет выявления «магнитофонных записей рок-групп, в творчестве которых допускаются искажения советской действительности и пропагандируются чуждые нашему обществу идеалы и настроения». Дополнительной причиной такой запретительной рекомендации стал и тот факт, что «в последнее время значительно обострился интерес зарубежных туристов к творчеству некоторых самодеятельных советских рок-групп, а также факт радиотрансляции их произведений в зарубежных странах…» [18, С. 261]. «Hа основании приказа № 361 от 25.07.1984 г. «Об упорядочении деятельности ВИА и повышении идейно-художественного уровня их репертуара в свете требований Июньского (1983) Пленума ЦК КПСС», с целью усиления борьбы с влияниями буржуазной идеологии, повышение идейно-художественного уровня самодеятельных ВИА, рок-групп, качества работы этих коллективов рекомендуем запретить проигрывание и демонстрацию в Москве грампластинок, компакт-кассет, видеороликов, книг, плакатов и другой продукции, которая отражает деятельность таких групп…» [25]. Далее в списке было выделено московские, ленинградские и свердловские группы. Из других регионов под запрет попали ЗИМНИЙ САД (Киев), ДДТ (Уфа) и КОРД (Черновцы). В последнем «запретном» варианте среди украинских исполнителей к группе ЗИМНИЙ САД добавлена еще инструментальная (?) киевская арт-джаз-рок-группа КРОК [26]. После серии «разоблачительных» статей многими региональными управлениями культуры были выпущены, так называемые, «запретные списки», в которых в целом значилось более 70 западных и около 40 советских рок-групп. Анализ отысканных всевозможных перечней запрещенных в СССР рок-исполнителей, выходивших в 1983–1985 гг., показал высокий уровень несовпадения наименований «на местах» (30% – то есть более трети). Отсюда следует, что скорее всего общесоюзного полного исчерпывающего списка запрещенных исполнителей не существовало. На региональном уровне такие перечни имели существенные отличия, исходившие из самых разных оснований – большей частью субъективного характера местных идеологических работников. Отдельно отмечалось, что приведенные сведения о зарубежных и советских рок-группах подлежат быстрому старению, поскольку идейные позиции, которые отражаются в информационных сообщениях, исходящих из песен большинства западных ансамблей находятся в постоянной зависимости от политической конъюнктуры. Отсюда предлагалось не считать данный список исчерпывающим и предлагалось заинтересованным организациям регулярно знакомиться с публикациями в «Melody Maker», «New Musical Express», «Billboard» и других музыкальных изданиях западных стран, а также прослушивать рекламные тиражи зарубежных фирм грамзаписи, изготовляемые о ограниченном количестве ВПТО «Фирма Мелодия» [27, С. 67-71]. Сектор «запрещенных списков» можно разделить на основные группы: 1) зарубежные «капиталистические»; 2) зарубежные «социалистические»; 3) советские «русскоязычные»; 4) советские «национальноговорящие» (украинские, белорусские, прибалтийские, среднеазиатские и т.п.).

Анализ собранных данных свидетельствует о том, что наименьший уровень «советского идеологического запрета на рок» выпадал на вторую категорию – зарубежных «социалистических» исполнителей: не обнаружено достоверной документальной информации о восточно-европейских рок-исполнителях, которые в период 1983–1985 гг. были бы под запретом в СССР. Среди запрещенных групп отдельно был определен «СКОРПИОН», что в связи с неточностью написания названия нуждается в уточнении: скорее всего речь шла о западно-германском SCORPIONS, нежели о венгерском SKORPIÓ.

Со второй половины 1983 и в течение 1984 гг. выступления на «квартирниках» и подобных самодеятельных неофициальных концертах с экономико-правовой точки зрения рассматривались как угроза монополии «Росконцерта», а следовательно – субъекты данных деяний могли быть привлечены к уголовной ответственности. В этот период, в частности, состоялись судебные процессы над участниками таких групп, как ВОСКРЕСЕНИЕ, ТРУБНЫЙ ЗОВ, БРАВО и др. В Ижевске арестовали несколько народных умельцев, которые занимались разработкой и производством специальных приставок для обработки звука. В Одессе был осужден на пять лет лишения свободы звукорежиссер, в студии звукозаписи которого были найдены пленки с запрещенными на тот момент аудиозаписями.

В это время была созданы инструментальный ансамбль ARGO, игравший «синти-поп» и принесший в литовский рок электронное звучание, ставший позднее легендарным в Литве коллектив FOJE, а также группу ANTIS, которых можно отнести к основоположникам литовского прогресивного рока [28]. В их композициях удачно сочетались «арт-рок», «новая волна», «пост-панк» и некоторые другие модные авангардные течения.

В 1984 г. на Вильнюсской студии грамзаписи был записан альбом группы ELECTROS, который в этом же году был изготовлен на Рижском заводе грампластинок в виде необычного диска со сложным названием на литовском – Kauno «Elektros» Gamyklos Vokalinis Instrumentinis Ansamblis / A. Navako Vadovaujamas Ansamblis ‎– Vokalinės Ir Instrumentinės Jaunimo Grupės (С60-20067-008), что означало «Произведения для молодежных вокальных и инструментальных групп в исполнении вокально-инструментального ансамбля каунасского завода “Электра” ». Стиль альбома можно охарактеризовать как некий синтез поп-рока с «новой волной», «фьюжн» и «джаз-роком». Инициатором данного проекта был джазовый композитор Arūnas Navakas.

На закрытом совещании в Министерстве культуры РСФСР звучало такое: «На это время, в Советском Союзе, насчитывается близко 30 000 профессиональных и непрофессиональных ансамблей. Наша обязанность заключается в том, чтобы снизить это число к нулю» [29]. Отмечают, что с 1984 г. репертуар рок-музыкантов должен был состоять на 80% из произведений советских композиторов и «лицемерных песен о Ленине» [30, С. 126]. Следствием такой политики стала отмена практически всех «электрических рок-сейшенов».

Существует версия, согласно которой, в Москве, за полтора года не было проведено ни единого полноценного рок-концерта [31, С. 226]. Тем не менее, в самый раз гар «социально-музыкальных репрессий» в 1984 г. были созданы московские рок-группы – РОНДО (Южно-Сахалинская областная филармония), ОЛИМПИЯ Андрея Сапунова, ЗДОРОВЬЕ (Петр Подгородецкий и др.), ленинградские – ПОП-МЕХАНИКА Сергея Курехина, СТАРТ (руководитель – Владимир Ермолин), ЗЕНИТ (никакого отношения не имевшая к одноименному футбольному клубу) и ГРАНД-ЦИРК Алексея Тополова, новосибирская – КАЛИНОВ МОСТ, рижская – ЦЕМЕНТ, Валерием Янюшкиным основана хард-рок-группа ВИЗИТ. Рижской группе PĒRKONS удалось исполнить на сцене рок-ораторию «Как море, как земля, как небо» авторства Юрия Кулакова и Юрия Сеяна на стихи известного в Латвии журналиста Мариса Чаклайса.

Мощный рост рока как молодежной субкультуры приводит к выходу ее во второй половине 1985 г. из подполья. Дискотеки стали не только местом для танцев и отдыха, а также оперативного получения музыкальной информации, но и для молодежных дискуссий [32]. Некоторые советские вузы начали готовить специалистов для дискотек, в чем все отчетливее проявлялись тенденции к профессионализации диско-движения в СССР. Снова активизировалось рок-движение: 23 октября 1985 г. при ДК им. Горбунова была образована «Московская рок-лаборатория» [33, С. 146-152], в Москве созданы АРИЯ, АНТРЕ, МОНИТОР, АТТРАКЦИОН, СУББОТНИК, МИСТЕР ТВИСТЕР, МАРТИН, МЕТАЛЛОКОРД Сергея Маврина. В Тюмени создана группа ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ. В Ленинграде возникли НОЛЬ Федора Чистякова, ИГРЫ (создана братьями Сологубами после распада СТРАННЫХ ИГР), АВИА, ПРИСУТСТВИЕ (хард-рок-детище Максима Кузнецова) и панк-рок-проект ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК. Из Череповца в Москву приехал Александр Башлачев, вскоре превратившийся в великого русского рок-поэта.

С этого времени в музыкальной звукозаписи также произошли существенные изменения в выпуске форматов фонографической продукции, в т.ч. с записями отечественных поп- и рок-исполнителей. На Ленинградской студии звукозаписи рок-группой ЗАРОК (Владимир Ермолин, Михаил Боярский, Сергей Дегтярёв, Игорь Григорьев) записан миньон с четырьма треками в «битловском духе», который в следующем году ВПТО «Фирма Мелодия» выпустила под названием «День, который жду…». Кроме того, с 1985 г. началось производство серии «По Вашим письмам», в рамках которой выпускались миньоны на 45 оборотов в минуту в виде рекламных анонсов будущих дисков-гигантов. Такой формат позволял оперативно выпускать популярные песни, не дожидаясь, пока аудиоматериал будет отобран на полноценную долгоиграющую пластинку. В это же время стали выходить новые серии миньонов «Дебют» и «Дискоклуб». В 1985 г. вышел диск-гигант эстонской арт-рок-группы IN SPE (С60-23199 000) с записями композиций, достаточно непростых для воспрития неподготовленными слушателями.

В 1986 г. «Фирмой Мелодия» стала выпускаться для торгующих организаций экспресс-информация о новинках в жанре эстрадной музыки, пользуясь которой магазины могли самостоятельно заказать модные диски. В том же году Константин Никольский (экс-ВОСКРЕСЕНИЕ) сформировал новый проект ЗЕРКАЛО МИРА, также были созданы СТАЛКЕР Андрея Державина, СЮРПРИЗ (Москва), АНОР (Ташкент), МАКИ (Москва), ВА-БАНКЪ (Москва), АВАНТЮРА (Калининград). Александр Слизунов, Андрей Сапунов, Евгений Маргулис объединились под новым рок-брендом ЛОТОС. Сергей Чесноков и Алексей Никаноров из ЧЕРНОГО КОФЕ с участием Владимира Бажина и Николай Горенко создали жесткий хэви-метал-проект ТЯЖЕЛЫЙ ДЕНЬ и уже в следующем году «Фирма Мелодия» выпустила «гигант» под названием В полет, причем почти одновременно с миньоном. Но больше в СССР виниловые диски этой группы не выходили.

Во второй половине 1980-х гг. абсолютным лидером тиражирования стал первый диск МАШИНЫ ВРЕМЕНИ – В добрый час (C60-24865-005). В течение почти двух лет – с конца 1986 г. до середины 1988 г. – было отпечатано 2418830 штук пластинок. Общий же тираж дисков МАШИНЫ ВРЕМЕНИ к 1988 г. превысил четыре миллиона. Еще одной группой, оказавшейся в лидерах, стал ДИАЛОГ, чей альбом Просто, появившийся в конце 1985 г., разошелся миллионным тиражом (1329680). К концу 1987 г. диск Круиз-1 достиг тиража 1050080 копий. Следует отметить, что в 1986–1987 гг. Апрелевским, Ленинградским и Ташкентским заводами был выпущен миньон МАШИНЫ ВРЕМЕНИ с песнями из кинофильма «Начни сначала» (С62-24719-002) со скоростью вращения 45 об/мин (с точки зрения форматов фонографической продукции это было нетипичным для советской звукозаписывающей отрясли, т.е. как настоящий западный «сингл»).

На ежегодном музыкальном телеконкурсе Латвийской ССР «Mikrofons» лауреатом стал Родриго Фоминс с песней «Meitenei Kafejnīcā» (композитор – Vilnis Krieviņš, слова – Austra Skujiņa), русскоязычная версия которой под названием «Вместе с грустью приходишь ты» была выпущена «Фирмой Мелодия» в 1988 г. на диске – гиганте Ансамбль РЕМИКС / Поет Иго (Родриго Фоминс) (C60-27519-004). Автором русского текста указанной песни выступил сам Родриго Фоминс, к тому времени основавший в городе Лиепая группу LIEPĀJAS BRĀĻI («Лиепайские братья»), ставшую весьма заметным явлением в латвийском роке. Остальные песни на указанном диске также представлены на русском языке, но в записях сохранились и латвийские версии.

6 декабря 1986 г. Сергеем Кузнецовым и Юрием Шатуновым создана группа ЛАСКОВЫЙ МАЙ, ставшая одним из наиболее успешных диско-проектов в советском шоу-бизнесе позднего периода. В следующем году был образован еще один диско-проект, ставший знаковым, – ЭЛЕКТРОКЛУБ Давида Тухманова. В Москве сформированы модные поп-проекты АТС, МИРАЖ, САКВОЯЖ, КВАРТАЛ, СТАРЫЙ ПРИМУС, МАСТЕР, МАРКИЗА. При Марийской филармонии образована хард-рок-группа ЧЕРНЫЙ КОФЕ, продюсером которой с 1987 г. стал Ованес Мелик-Пашаев. С конца 1987 до середины 1988 г. самой востребованной среди покупателей стала пластинка Переступи порог хэви-метал-группы ЧЕРНЫЙ КОФЕ. Рекордный тираж в 1394970 экземпляров был достигнут на пике интереса к новому для обычного слушателя «тяжелому» стилю (исключая искушенных рок-меломанов). Андрей Большаков в Москве создает «металлическую» группу МАСТЕР. В октябре в КЗ «Россия» состоялась премьера новой музыкально-поэтической программы ВИА ПЕСНЯРЫ под названием «Во весь голос». Композитором и гитаристом Игорем Романовым (который в 1983–1986 гг. на телезаписях ЗЕМЛЯН имитировал пение вместо реального вокалиста и клавишника Сергея Скачкова, находившегося на заднем плане) в Ленинграде сформирована группа СОЮЗ, а музыкальным центром Владимира Киселева организована группа РУССКИЕ.

В 1987 г. «Фирма Мелодия» пошла на риск и выпустила на диске-гиганте необычное рок-произведение с философским подтекстом – вокальную сюиту под названием Размышления шута (С60-26447-004), написанную Александром Градским и записанную группой СКОМОРОХИ частями в 1971–1974 гг. в стиле «барокко-рок» с элементами хард-рока и «битловскими интонациями». Запись на этой грампластинка без преувеличения остается документальным памятником эпохе раннего русского рока.

В 1990 г. «Фирма Мелодия» выпустила долгоиграющую пластинку под не совсем точным названием «6 Ленинградский фестиваль рок-музыки» (С60-30155-006), на которой были размещен семь песен (ТЕЛЕВИЗОР, АЛИСА, ДДТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, ДЕТИ, ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, МИФЫ), записанных с пульта 4–10 июня 1988 г. Огорчило то, что записи настоящего открытия этого фестиваля – харьковской группы РАЗНЫЕ ЛЮДИ (это было одно из их последних выступлений под старым названием ГРУППА ПРОДЛЕННОГО ДНЯ) с харизматичным фронтменом Александром Чернецким. Видимо руководство ВПТО еще не было готово к социально-острым текстам такого высокого уровня (даже для того позднего «перестроечного времени»), представленными на этом, пожалуй, лучшем за всю его историю фестивалем Ленинградского рок-клуба, харьковчанами.

Заметим, что записи таких музыкантов Ленинградского рок-клуба, как СТРАННЫЕ ИГРЫ, АЛИСА, КИНО, КИНО, ЗООПАРК, ТЕЛЕВИЗОР, ПИКНИК, РОК-ШТАТ, а также ЗЕМЛЯНЕ и АВГУСТ (не входившие в этот рок-клуб) к 1988 г. были не столь востребованы и соответственно тиражи этих пластинок не достигали миллионного рубежа, а исчислялись лишь (!) сотнями тысяч. Из ленинградцев на тот период пальму первенства удерживал бит-квартет СЕКРЕТ с первым диском-гигантом (1279540 экземпляров). Тиражи в пределах десятков тысяч издавались пластинки групп из Прибалтики (РОК-ОТЕЛЬ, ЭОЛИКА, ЛИВЫ, РУЯ, АНТИС) [34, С. 49-50].

В это время особым успехом пользовались латвийские OPUS PRO, FERRUM, CREDO, SAIME, TUTAIDAS ROZE, PROVENTUS и др. В 1988 г. создаются московские ТВОЙ ДЕНЬ, РЕПОРТАЖ, АЭРОТОН, СТЕЛЛА, ВОСТОК, ВОСТОЧНЫЙ ЭКСПРЕСС, СТАДИОН, ДОМИНО, УГОЛ ЗРЕНИЯ, ПАРК ГОРЬКОГО, РАУНД, ОКНО; в Саратове продюсером Сергеем Лисовским – КОМБИНАЦИЯ; в Музыкальном центре Владимира Киселева – САНКТ-ПЕТЕРБУРГ-2.

В 1989 г. Москве создана хард-рок-группа КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ, а «Фирма Мелодия» выпускает целый ряд «хэви-металлических» пластинок, который условно открыл День гнева рок-группы МАГНИТ (С90-28449-003). В это же время Бари Алибасов формирует абсолютно новый для отечественной эстрады диско-проект – шоу-группу НА-НА, а «Фирма Мелодия» продолжила работу в болем серьёзном секторе музыкального производства, выпуская грампластинок в стиле «джаз-рок», среди которых особо следует выделить диски – 1) проект эстонских музыкантов «Cергей Манукян и группа АВИЦЕННА», записаный на Таллинской студии грамзаписи и выпущенный первоначально Апрелевским заводом грампластинок, а в следующем году и на кассете под маркой нового эстонского производителя «Tallinna Helikassetitehas», 2) альбом Призраки старого города джаз-группы АРХАНГЕЛЬСК (руководитель – Владимир Резницкий), записанный на эстонском радио и напечанный АЗГ.

В 1990 г. Рижским заводом грампластинок выпущена догоиграющая пластинка латвийской рок-группы JUMIS (ex-SIPOLI, TURAIDAS ROZE, EOLIKA) под названием на английском языке Skys Eye (С60-30147-004). В этом же году реализован сольный проект музыкантов группы АВТОГРАФ Леонида Гуткина и Артура Беркута, получивший название РОКОКО, а Юрий Азеншпис создал синти-поп-группу ТЕХНОЛОГИЯ. В этом же году «Фирма Мелодия» выпустила второй LP ЧЕРНЫЙ КОФЕ, названный Вольному – воля (С60-29491-006), на котором рядом с несомненным фронтменом Дмитрием Варшавским ярким и крепким бэк-вокалистом предстает один из лучших на то время бас-гитаристов в СССР Игорь Куприянов (АФАЛИНЫ, АРСИС, РОКАППЕТИТ и др.). Но после записи этого альбома Куприянов покидает ЧЕРНЫЙ КОФЕ и записывает на ВСГ первую сольную пластинку под названием Попытка к бегству, выпущенную в 1991 г. лейблом «Sintez Records». Сегодня эта запись является одной из лучших в арсенале русского мелодик-хард-рока (в музыкальном плане эту запись можно сравнить со стилистикой известного немецкого хард-н-хэви-проекта BONFIRE. В 1991 г. «Фирма Мелодия» выпускает долгоиграющую пластинку рок-группы АЛЬФА под одноименным названием (С60-32045-003), на которой была представлена подборка песен, в которой явно не хватало главных хитов этого проекта.

Украинский рок

В СССР исполнение песни на украинском языке было потенциальным признаком успеха. Несмотря на факт существования и развития в течение определенного времени в пределах одной страны, российский и украинский рок заметно отличаются и не только своими музыкальными характеристиками, но и различными интонационными корнями. Как отмечает Е. Шевченко, термин «украинская популярная музыка» возник как результат теоретического анализа научной, научно-публицистической и искусствоведческой литературы [35, C.8].

1 января 1966 г. в Харькове местными рок-группами в ДК железнодорожников был проведен первый в Украине бит-сейшн. В 1968 г. в Киеве состоялся I конкурс вокально-инструментальных ансамблей «Биг-бит», в котором призерами стали ЭОЛИКА (Рига), ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ (Киев), АВАНГАРД (Харьков), САДКО (Киев). В начале 1970-х гг. на гребень общественного интереса выходят украиноязычные ВИА.

Наиболее распространенное название традиционного в Украине состава инструментального ансамбля «тройственная музыка» [36] стал применяться и в поп-музыке того времени. Первой рок-группой, которая начала украинизацию молодежной поп-музыки, был киевский БЕРЕЗЕНЬ, основными участниками которой были Александр Авакян (гитара, фортепиано, тексты и музыка) и Юрий Бесценный (гитара, банджо, вокал). Эта группа просуществовала с 1962 по 1974 гг. За этот период авторский репертуар группы насчитывал до 40 песен. Одной из первых львовских биг-битовых групп, которые в начале 1960-х гг. начали играть собственные песни, были ЛИСЫ под управлением Чугунова [37, C. 124]. Само название ЛИСЫ во множественном числе напоминает названия аналогичных западных биг-битовых и ритм-энд-блюзовых групп того времени [18, C. 254]. С 1965 г. получил известность биг-бэнд МЕДИКУС. Ко второй волне киевского бита чаще всего относят группу ЭНЕЙ, которая просуществовала с 1968 по 1977 гг. В 1970 г. эта группа дебютировала на телевидении и почти два года коллектив был безоговорочным лидером украинской рок-музыки. Почти все участники группы в свое время учились в музыкальной школе, владели музыкальными инструментами, пели и сочиняли музыку. Источники вдохновения этого проекта в украинской народной песни, инструментальном фольклоре, классической музыке и творчестве THE BEATLES, DEEP PURPLE, LED ZEPPELIN. В 1967 г. в Киеве была создана группа THE BELLS, однако через два года, в результате слияния с группой Киевского инженерно-строительного института, название переформатировано на русскоязычную версию – КОЛОКОЛА. В 1971 г. группа изменяет транскрипцию названия на украинский – ДЗВОНИ. В репертуаре соединяются обработки украинских народных песен, американские шлягеры и собственные произведения на украинском языке. Стилистика аранжировок складывалась с использованием яркой духовой секции под влиянием латиноамериканского рока, Карлоса Сантаны, а многоголосные вокальные бэк-граунды продолжали развитие находок CROSBY, STILLS, NASH & YOUNG. В 1974 г. группе удалось официально записать долгоиграющий диск «Biзерунки шляхів» (С60-06699-700), который выпускался различными заводами грампластинок «Фирмы Мелодия» в 1976 и 1977 гг. После этого события группа получает официальный правовой статус вокально-инструментального ансамбля при Укрконцерте, но под новым названием – ГРОНО. Буквально через год основные участники ГРОНО переходят в состав ВИА ЧАРІВНІ ГІТАРИ.

С 1974 г. составляются рекомендательные списки произведений украинских композиторов [38]. На смену биг-бита, господствующим стилем в украинской рок-музыке стал джаз-рок по типу CHICAGO и BLOOD, SWEAT & TEARS, а также немного меньше – блюз и арт-рок.

«Фирма Мелодия» выпустила несколько грампластинок группы ЧАРІВНІ ГІТАРИ с песнями советских и зарубежных авторов в стиле джаз-рок. Именно в стиле джаз-рок развивались АРНИКА с сильной духовой секцией, а также группы МАНДРИ, ЛАБИРИНТ и, частично, ВАТРА и СВИТЯЗЬ. Это были группы с большими инструментальными составами. Так, АРНИКА во время ее концертов в клубах исполняла много западной музыки (LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE, SWEET), а трио Александра Балабана ОРЕОЛ играло на танцах в центре Львова длинные импровизационные композиции, созвучные легендарным блюз-роковым CREAM и GRAND FUNK RAILROAD [18, C. 256]. Первой джаз и арт-роковой сюитой в СССР, которая вышла на долгоиграющей грампластинке «Фирмы Мелодия» (C60-05183-4), стала композиция Виктора Морозова «Весна», записанная группой АРНИКА в 1974 р. Буковинская СМЕРИЧКА и волынский СВИТЯЗЬ, между которыми стилистически много общего – поп-фолк с инструментальными экскурсами в сферу джаз-рока – на протяжении своего музыкального пути меняли немало инструментальных составов. Синтезировала украинский фолк с биг-битом группа ОПРИШКИ (руководитель – Руслан Ищук) из Ивано-Франковска. Этот студенческий коллектив получил возможность записывать миньоны в 1972 г. (33Д-00032553) и 1973 г. (ГД 0003715-16), а также пластинку формата «гранд» (33Д35119-20).

Большинство групп копировали англо-американских музыкантов, осваивая таким образом новый музыкальный язык и манеру исполнения. Наиболее яркими представителями подобного подхода были такие украинские группы, как ОНСЕ, ОДНАЖДЫ, ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ, КРАСНЫЕ ДЬЯВОЛЯТА и САДКО. Они самобытно и вдохновенно интерпретировали репертуар THE EVERLY BROTHERS, THE DAVE CLARK FIVE, THE SHADOWS и др., убедительно интерпретируя западные бит-стандарты, придумывали инструментальные пьесы с нетривиальными названиями «Когда у комара болят гланды», «13 морковок для кролика», а также песни на английском, русском и украинском языках. Группа Владимира Ходзицкого КРАСНЫЕ ДЬЯВОЛЯТА вошла в историю не только киевского рок-движения. Они принципиально не составляли собственную музыку, но раньше и лучше других освоили сложные композиции THE ROLLING STONES, LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE, CHICAGO, MAHAVISHNU ORCHESTRA. Сам Ходзицкий впоследствии стал лидером известной джаз-рок-группы КРОК.

Без всякого сомнения, главным хитом 1971 г. в СССР была песня украинского композитора Владимира Ивасюка «Червона рута» в первом варианте исполнения от ВИА СМЕРІЧКА, а затем перепетая десятками других исполнителей (и даже польской бит-группой NO TO CO в стиле «хард-рок»).

В 1973 г. в г. Запорожье был создан один из лучших на то время в УССР ансамбль ГОЛОСА ДРУЖБЫ, который исполнял музыкальные композиции в стилистике GRAND FUNK RAILROAD. Коллектив имел официальный статус ВИА при Запорожской областной филармонии (руководитель группы – Илья Бенсман). В 1974 г. И. Бенсманом создана вторая рок-группа при Запорожской филармонии – КРЫЛЬЯ. Одним из знаковых явлений украинской рок-сцены 1970-х гг. была легендарная львовская группа ВУЙКИ (известные также под другими названиями – СУПЕР-ВУЙКИ, РИТМЫ КАРПАТ, НО ПАСАРАН!).

Название ВУЙКИ была протестом против пренебрежения коммунистическим советским руководством местного западно-украинского населения [39, C. 8]. Лидером группы в период наибольшей активности (1975–1981 гг.) был Илья Лемко (сценический псевдоним учителя истории Ильи Семенова) [40, C. 419]. В состав группы (вместе с операторами и менеджерами) входили люди пяти национальностей, которые поддерживали украинскую национальную идею. ВУЙКИ играли западные рок-произведения – композиции THE DOORS, LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE, RAINBOW, постепенно создавая и свой авторский репертуар [18, C. 259]. Большую популярность приобрела песня «Розцвіла червона конюшина» (1979), имеющая сатирическое антисоветское содержание [40, C. 419] (именно из этой песни был заимствован известный лозунг – «Sravpes!» – «Ср…в пес на КПРС!»). К сожалению, с тех времен не сохранилось звукозаписей данного проекта. Благодаря ВУЙКАМ и «Святому саду», как месту встреч «советских» хиппи в конце 1970-х гг., 10 июня 1976 г. во Львове фактически полулегально состоялся первый условно «всесоюзный» рок-фестиваль в мини-формате («Республика Святого Сада»), на котором присутствовали более ста участников. На звание столицы украинского рока – как по количеству групп, так и по богатству стилей – мог претендовать только Харьков, который иногда называли «украинским Ленинградом», в отличие от Киева, где надзор со стороны коммунистической власти за рокерами всегда был весьма суровым [41].

В конце 1970-х и до середины 1980-х гг. все события в украинском роке проходили в русле «общесоветской концепции», которая выше была охарактеризована. С 1986 г. началось возрождение рок-жизни и на Украине [26]. В Харькове образованы: блюз-роковая группа ШОК (одним из участников которой стал Павел Михайленко – позже ГПД и РАЗНЫЕ ЛЮДИ) и ДОЖДЬ Александра Долгова и Сергея Куликова. В Днепропетровске образована одна из самых ярких украинских хэви-метал-групп под названием ТОК (позже – Т.О.К., чтобы избежать участившихся, искажающих смысл переводов на украинский – «струм»). В Харькове в 1987 г. (еще до знакомства с Александром Чернецким) Павлом Михайленко совместно с Олегом Клименко, Евгением Обрывченко и Владимиром Кириллиным создана ГРУППА ПРОДЛЕННОГО ДНЯ (ГПД).

Одной из наиболее популярных на Украине рок-группы в 1986–1987 гг. была киевская ЭДЕМ, участники которой стояли у основания Киевского рок-клуба. В 1988 г. в Полтаве создается диско-проект ФРИСТАЙЛ. В это же время в Харькове оформился ансамбль Сергея «Сэра» Щелкановцева под названием КПП (первоначально как «КровьПролитПросвет»), ориентированный на тяжёлую музыку (смесь трэша, панка и хард-рока). Также в этот год родилась самая значительная из севастопольских хард-рок-групп – ЛИ’ДЕР, которая практически одновременно записывает два магнитоальбома По разные стороны баррикад и День сумашествия, а в 1990 г. «Фирма Мелодия» выпускает грампластинку под названием Деньги за веру. В 1992 г. на фирме Центра Стаса Намина «SNC Records» выходит альбом Дорога на …, весь тираж которого был оченб быстро распродан в СССР и за рубежом.

В 1989 г. в г. Запорожье созданы ШКОЛА ТАНЦЕВ (основатель – Сергей Зарудняк) и ОСТРОВ ПАТМОС (лидер – Сергей Цымановский). Выступления группы ОСТРОВ ПАТМОС с виртуозной джаз-роковой программой и элементами этно-блюза высоко оценил сам Джо Завинул из WEATHER REPORT. В том же году записан альбом Танці группы ВВ. Во второй половине 1980-х гг. в украинском роке продолжали доминировать тяжелые стили – «хард-рок», «хэви-метал» и «хард-н-хэви», все большее влияние приобретал «пост-панк», «новая волна» и сатирически-юмористический т.н. «стёб-рок» в стилистике театрализованного национального панка. Наряду с этим продолжали развиваться «арт-рок» и» джаз-рок». Одним из направлений, который перерос в отдельный жанр, стал «акустический фолк-рок», называемый «песенной поэзией» [42] иногда отождествляемый с советским термином «бардовская песня» [18, C. 263].

Жанрово-стилевые особенности рок-музыки Республик Закавказья и Средней Азии

Одной из знаковых «гаражных» рок-групп Грузинской ССР конца 1960-х – начала 1970-х гг. была БЕРМУХА (BERMUKHA). Руководителем группы был соло-гитарист Бачи Китиашвили, по технике исполнения которому в тот период в Тбилиси не было равных. Стиль приближался к вязкому хард-року (по типу BLACK SABBATH), исполнение песен было двухголосным и преимущественно на грузинском языке. Выступления чаще всего проходили в Клубе Стоителей.

Лидером армянской рок-сцены 1970-х гг. было хард-роковое трио, выступавшее под нехитрым названием 1+2. Не будет лишним назвать и других представителей армянской рок-сцены во времена социализма: АРАКЯЛНЕР, ЕРАЗОХНЕР, СУПЕР, САРДЕР, ИДЕЯ, АЙАС, ТЕСЛИК, РАЛЛИ, АСПАРЕЗ [43]. Кстати, последней, из названных выше, группе в 1988 г. удалось записать на ВСГ настоящий «хэви-металлический» альбом Анафема,спетый на армянском языке, который был выпущен «Фирмой Мелодия» (С60-30393-008) в 1990 г.

Анализ творчества таких групп, как ЭСКУЛАП, ХУРАМИТЫ, ПЯЗЯВЯНГ, ЦВЕТ, ЭКСПЕРИМЕНТ ОК, АШУГИ, ДЖУР-БЯ-ДЖУР, ТРИ ОГНЯ, СЕИРЛИ СЭСЛЕР, БРЕВИС, АКЦИЯ и др. дает представление о многогранности палитры азербайджанского рока 1960-х – 1980-х гг. Однако в официальной грамзаписи выходили пластинки вокально-инструментальных ансамблей, которых можно лишь отдаленно отнести к категории «рок». В 1976 г. «Фирма Мелодия» выпустила диск-гигант под названием Государственный вокально-инструментальный ансамбль Азербайджана «Гая» (С60-06819-20) с записями музыкальных композиций с стиле «фанк», «соул» и «поп».

Казалось бы невероятным, но одна из первых советских биг-бит-групп возникла в г. Чарске Восточно-Казахстанской области. Речь идет о проекте ИНТЕГРАЛ, основанном Бари Алибасовым и Михаилом Араповым в 1962 г. первоначально – в статусе джаз-ансамбля. С 1965 г. коллектив был трансформирован в бит-группу и стал работать в г. Усть-Каменогорске Казахской ССР, активно гастролируя и исполняя западные рок-н-роллы и песни собственного сочинения (с середины 1970-х по начало 1980-х гг. коллектив был прикреплен при Саратовской филармонии). В целом же, рок-движение в Центральной (Средней) Азии развивалось не столь бурно, как в других регионах, но и не менее драматично. Традиционное восточное почитание старших обусловило большее чем где-либо уважение к фольклору.

Музыкальные привязанности потенциальной рок-аудитории тем самым изначально развивались своеобычно, затормозив любые прорывы европейского авангарда. Народная музыка Востока не скована жесткими рамками, предполагает большое ритмическое многообразие и свободные, развернутые во времени импровизации. Начало развития рок-музыки в среднеазиатских республиках относится ко второй половине 1960-х гг., когда у ташкентских меломанов появились первые грамзаписи БИТЛЗ, РОЛЛИНГ СТОУНЗ и др. На рубеже 1970-х гг. алма-атинские ОПТИМИСТЫ, ИСКАТЕЛИ, АЛЬТАИР исполняли песни в эстрадном стиле того времени, с той лишь разницей, что их немногочисленные выступления заражали энтузиазмом. Получил широкую известность созданный студентами Казахского политехнического института в 1967 г. в Алма-Ате ВИА ДОС-МУКАСАН, впоследствии ставший культовым. Ансамбль исполнял собственные произведения на казахском и русском языках a также народные казахские песни в собственной аранжировке. В 1971 г. занял первое место на Всесоюзном фестивале дружбы народов в Ташкенте. В 1974 г. ансамблю присуждается почетное звание – лауреат премии Ленинского комсомола Казахстана. В 1980 г. к 40-летию образования Казахской ССР ансамбль осуществляет постановку первой казахстанской рок-оперы «Жер-уйык» на музыку Т. Мухамеджанова. В 1985 г. ансамбль становится лауреатом ХII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве [44].

К первой половине 1970-х гг. относится появление в республиках Средней Азии групп, исповедовавших синтез рока с джазом. Музыканты, привыкшие к сложным ритмам и необычным для европейского слуха созвучиям и тембрам, увлеклись джаз-роком и фьюжн, минуя несколько переходных этапов. О текстовой основе вообще никто не задумывался.

Ансамбль ГЮНЕШ, организованный в 1970 г. при Гостелерадио Туркмении, исполнял исключительно произведения местных авторов в своеобразной восточно-джазово-роковой аранжировке и на долгие годы задал тон музыкальному развитию большей части региона. В 1980 г. на конкурсе работ звукорежиссеров была отмечена запись этого ансамбля, заставившего звучать народную музыку в стиле джаз-рок [45, C. 44-50]. В 1982 году ансамбль был удостоен звания за­служенного коллектива республики [46, C. 57, 59].

На рубеже 1960–1970-х гг. широкую известность в молодежной среде приобрели СКИФЫ, собравшиеся в 1970 г. в Ташкентском институте физкультуры. Эта группа играла западные произведения из репертуара известных исполнителей с уклоном в хард-рок. В стиле джаз-рок работала группа СИНТЕЗ (руководитель — композитор У. Салихов). Но музыканты группы делали акценты не на инструментальную музыку, а на песню, сочетающую национальное своеобразие музыкального языка с джаз-роковой аранжировкой. По-иному сложилась судьба джаз-роковой группы ИНТЕР, созданной в 1973 г. В ее состав вошли студенты и выпускники консерватории, поэтому группа делала упор на аранжировки. Летом 1974 г. ИНТЕР становится лауреатом всесоюзного конкурса «Молодые голоса», и большая часть музыкантов переходит в эстрадный оркестр Гостелерадио Узбекской ССР.

Группа БУМЕРАНГ, созданная в Алма-Ате братьями Ибрагимовыми в 1976 г., с самого начала больше тяготела к джазу. Однако это не помешало ему стать сопровождающим составом Розы Рымбаевой (1979) и сменить название на АРАЙ. Иногда группа выступала как на различных джазовых фестивалях, так и играя традиционную эстрадную программу. К 1983 г. АРАЙ становится признанным лидером казахской поп-музыки.

К этому времени в Казахстане и Туркмении музыкальная сцена уже сложилась [47]. Благодаря джазовым фестивалям в Фергане (1977, 1978) приобретает известность группа, плодотворно и интересно работающая в джаз-роке: САТО из Ферганы. Диски САТО Эфсане (1986) и Передай добро по кругу (1987) дают полное представление о творческой ориентации и мастерстве этой группы. Кроме оригинальных композиций участников САТО на дисках были представлены обработки азербайджанских, болгарских, крымско-татарских, узбекских народных мелодий (!).

В 1979 г. в Концертном зале им. Я. Свердлова в Ташкенте дебютировала рок-группа АЗИЯ (заметим, что это произошло на несколько лет ранее известной зарубежной супер-группы ASIA), в композициях которой преобладал джаз-рок и арт-рок, чувствовалось заметное влияние YES и ELP. АЗИЯ дважды становилась лауреатом джазовых фестивалей в Красноярске (1981, 1982) [48].

Трудности узбекского ВИА ЯЛЛА связаны с преодолением вековой национальной традиции одноголосного пения — характер­ной особенности музыкально­го фольклора республик Средней Азии. Творчески подойдя к пе­реосмыслению национальной му­зыки в связи с сегодняшними тре­бованиями вокально-инструмен­тального жанра, музыканты опи­раются на то общее, что сближает биг-бит с узбекским фолькло­ром,— многообразные ритмиче­ские трансформации. В тради­ционную для ВИА музыкально-ритмическую ткань органично «вплелись» звучания народных ин­струментов. Через исполнение русских пе­сен, где демонстриро­валась способность узбекских му­зыкантов к многоголосному пе­нию, тактично преодолевалась одноголосная певческая традиция. Вскоре в репертуаре ансамбля появились и национальные песни, исполняемые многоголосно [13, C. 27-28]. На X Всемирном фестивале молодежи и студентов, проходившем в 1973 г. в Берлине, ЯЛЛА стал в числе лауреатов и записала 15 песен на немецком языке, половина из которых попала в первую десятку национального хит-парада ГДР. В 1975 г. сингл ансамбля ЯЛЛА был выпущен на немецком языке лейблом «Амигой» – YALLA – Wie Schade // Das Wird Ein Tag Sein (4-56-148). «Фирма Мелодия» выпустила диск группы ЯЛЛА в 1982 г. под названием их главного хита Три колодца (С60-16641-2). Материал для альбома был записан на Ташкентской студии звукозаписи.

Отечественные рок-группы, исполнявшие песни на английском языке, в Средней Азии особого успеха не имели. Ничего похожего на абсолютный запрет рок-музыки в среднеазиатских республиках во времена СССР не наблюдалось. Здесь рок сформировал свой музыкальный язык, свою моду и свой сценический дизайн. Многим национальным исполнителям и музыкальным коллективам удалось записать на местных государственных студиях звукозаписи полноценные альбомы в стиле «джаз-рок» и «арт-рок» [49, C. 39-68].

Итак, есть достаточно оснований согласиться с А. Гаевским в том, что конец 1970-х – начало 1980-х гг. действительно можно без преувеличения считать золотым веком среднеазиатского джаз-рока. По крайней мере, в трех республиках – Казахстане, Туркменистане и Узбекистане в этот период расцвел отечественный этно-джаз-рок [50, C. 18-19]. На просторах Средней Азии возникла и получила самобытное развитие бинарная пара – грамзапись и национальный джаз-рок. Скрещение народных мелодий с джазом и роком породило интересные записи, которые вошли в историю благодаря «Фирме Мелодия».

Заключительные положения и основные выводы

Начиная с середины 1960-х гг. огромное количество музыкальных звуковых сообщений по сути «витало в эфире», оставаясь не закрепленными на носителях. Если «нелегальные» записи с использованием особой системы кодов все же распространялись, то преобладающее количество концертных выступлений самодеятельных рок-групп «первой волны» никак не фиксировались. Это свидетельствует о наличии в музыкальном пространстве социалистического общества особой подсистемы – недокументной рок-коммуникации , которая стала вынужденной альтернативой звукозаписи.

Изучение закономерностей развития звукозаписи рок-музыки остается актуальной научной проблемой, поскольку рок всегда был не только рефлексией на состояние культуры в определенный исторический отрезок времени, но и объектом технологических инноваций, средством самовыражения в новом звуке, в конечном итоге сформировавшем современную систему музыкального бизнеса и индустрии звукозаписи.

К середине 1960 гг. рок в полной мере раскрыл свои коммуникативные функции как средства общения, передачи и сохранения идей, ценностей.

Будучи особой системой средств коммуникации, рок как генератор энергоинформационных волн стал распространяться по всему миру, постоянно при этом видоизменяясь. В итоге с конца 1960 гг. до начала 1990 гг. в мире произошел колоссальный культурный сдвиг. В этой связи рок сформировал свой «язык», свою моду, свой сценический дизайн и свою систему связи. Рок детерминировал усовершенствование системы грамзаписи, в то время как другие способы записи звука и передачи аудиоинформации не могли создать альтернативной модели механизма для становления самой рок-музыки.

В 1970-е годы развитие сегмента «рок» проходило в СССР в общей палитре популярной музыки, которое складывалась из нескольких направлений:

1) ВИА, исполнявшие легкую музыку, близкую по звучанию к западным хитам, преимущественно в стиле «поп» и «диско», которые ввиду своего официального правового статуса при областных филармониях могли быть подвержены т.н. «насильственному продюсированию» (например, принудительные концерты на БАМе и т.п.), а в музыке ВИА стала ощутимой шаблонность;

2) инструментальные группы и джаз-роковые коллективы, которые имели возможность играть прогрессивную музыку (в смысле гармонии, импровизации, ритма, оркестровки), так как их не ограничивал текст песен;

3) рок-группам не нужно было «сдавать программу комиссии» с песнями советских композиторов, однако они и не имели права работать профессионально, зарабатывая своей музыкой деньги;

4) ресторанные ансамбли, которые играли западные рок-композиции наряду с песнями «по заказу»;

5) школьные и студенческие (курсантские) ВИА, которые копировали официально доступные рок-песни (ЦВЕТЫ, ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА), и рок-сегмента, включающего получивших к тому времени известность (МАШИНА ВРЕМЕНИ, ВОСКРЕСЕНИЕ), а также пытались играть ряд зарубежных хитов (иногда перерабатывая их в чисто инструментальные пьесы).

До конца 1970-х гг. роль рок-клубов в общей структуре советского клубного движения была незначительной. Время от времени проходили интересные мероприятия, но системной деятельности в сфере объединения рок-музыкантов и любителей рок-музыки в указанный период не было.

Рок-клубы во времена СССР были музыкальными организациями вначале в неофициальном статусе (при кафе, учебном заведении и т.п.), а впоследствии приобрели особый статус хозрасчетной организации (даже с правом выпуска грампластинок, как Московская рок-лаборатория), профсоюзного движения и т.п., но, по сути, оставаясь общественной организацией. В 1986 г. рок-клубы создаются в Свердловске, Кишиневе, Киеве (при ДК «Большевик»), при Латвийском государственном университете и некоторых других местах. На протяжении 1987–1988 гг. было создано около 50 рок-клубов. В Риге в 1989 г. был создан первый в СССР специальный клуб, объединивший диск- и тейп -жокеев (то есть ведущих, кто на вечеринках имеет дело исключительно с магнитофонными лентами вместо пластинок). Рок-клуб и диско-клубы были особыми клубными типами, между которыми в коммуникативной плоскости имеются существенные различия. Основное назначение рок-клубов – это создание музыкальной продукции (как правило, в стиле «рок»), а диско-клубов – ее потребление (как правило, в стиле «диско»). Постепенно популярность термина «дискотека» раздвинуло границы его понимания и повседневного употребления [51, C. 154-293]. Но к середине 1990-х гг. дискотека как массовая форма проведения досуга для молодежи в своем виде 1970–1980-х гг. постепенно ушла в прошлое.

Надо признать, к концу существования СССР попытки прорваться к западному слушателю и занять прочное место в зарубежной рок-индустрии со стороны советских рок-музыкантов успехом не увенчались (в частности, проекты 1989 г. «Radio Silence» и «Парк Горького», равно как и другие более поздние).

В завершение следует сказать, что в последнее время нередко звучат утверждения о том, что якобы рока в СССР не было, а информация об этом явлении была под официальным запретом со стороны коммунистической власти . Данные утверждения не соответствуют реально существовавшему положению дел по данному вопросу, а звучат с пропагандистско-идеологических позиций. В советском медиа-пространстве рок-музыка стала относительно открыто легализироваться с 1974–1975 гг. В это время на страницах СМИ стало заметно больше материалов о роке. [52, C. 58-76].

Но уже значительно позднее – в конце 1980-х гг. отечественная рок-музыка – массовое, мобилизационное искусство – лишь воспринималось как революционный гимн, однако по сути такой уже не была. Ключевые политические телепрограммы – «Взгляд» и «Пятое колесо» – регулярно перемежались клипами рок-песен. «Но, – как справедливо аргументирует А.В. Магун, – если мы возьмем сами песни, то увидим их глубоко амбивалентное содержание. Иногда революционный порыв сочетается с меланхолией и демобилизующей рефлексией». Указанный автор в своей статье «Перестройка как консервативная революция?» (2010) показывает, что у Цоя амбивалентность либеральная, но у других рокеров 1980-х гг. она носит более консервативный характер (Борис Гребенщиков, Юрий Шевчук и некоторые др.). Так, Шевчук, как и другие рокеры, используя официально разрешенное в СССР выражение политической позиции – пацифизм, – сочетает его с идеологией хиппи 1960–1970-х гг. и выражает через их посредство политически радикальные взгляды. Его песня «Революция» на риторическом уровне «работает» именно за счет своей «революционности». Но […] в революционную форму вкладывается контрреволюционное содержание [53, С. 231–249]. Это в очередной раз подтверждает тезис о том, что подобные рок-песни периода конца 1980-х гг. «революционными манифестами» на самом деле не были.

Так «вместе с распадом СССР распалось и советское рок-н-ролльное пространство» (В. Марочкин [54]). С начала 1990-х гг. новые лейблы самостоятельно формировали политику по отбору материала для размещения на пластинки. Лучшие образцы зарубежного рока сразу же стали приоритетами. С 1992 по 1994 гг. произошло определенное насыщение рынка, в т.ч. благодаря масштабному переизданию рок-музыки в «пиратском» режиме [55]. В последнее время все чаще звучит мысль, что гибель СССР обессмыслила жизнь рокеров, а к 1996 г. появилось первое поколение, которое могло с уверенностью сказать – «я ненавижу рок» [56].

... Сегодня на постсоветском пространстве существует невероятно большое (по количественнім показателям) множество техничных, но творчески - весьма посредственных рок-групп, на региональном уровне функционируют многочисленные рок-клубы, но... этот "рок" теперь не играет значительной роли ни в музыкальной жизни, ни в социальной сфере. Можно сказать, что шоу-бизнес и политика в новом обличье приручили бывший советский рок (точнее - то, что от него осталось), вырастив суррогатное ответвление/поколение, но это, как говорит известный телеведущий, "уже совсем другая история"... Так не надо переписывать нашу непростую советскую рок-историю: она заслуживает того, чтобы ее знали "в оригинале".

Библиография
1.
Кумичев И.В. Рок-искусство и дионисийство / И.В. Кумичев, В.Х. Гильманов // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. – 2013. – Вып. 8. – С. 84–89.
2.
Троицкий А. Гремучие скелеты в шкафу: (избранное у себя) : [сб. ст.] : в 2 т. / А. Троицкий. – Том 2 : Восток алеет (1978–1991). – СПб. : Амфора, ТИД Амфора, 2008. – 273 с.
3.
Фельдман Г. Еще раз о нашем англоязычном роке / Г. Фельдман // Music Box. – 2008. – № 2 (48). – С. 61–62.
4.
Малолетов Д. Русский язык и западная музыка… / Д. Малолетов // Music Box. – 2008. – № 4 (50). – С. 19–21.
5.
Щелкин В. Легенды ВИА / В. Щелкин, С. Фролов ; [П. Шаболтай – предисловие]. – М. : Грифон, 2007. – 464 с.
6.
Поэты русского рока / Идея Антона Соя ; [cост. А. Соя, И. Гудкова, А. Рухловой, И. Цуладзе ; биогр. справки А. Бурлаки, Е. Борисовой и др.]. –СПб.: Азбука-классика, 2004. – Т. 1. – 448 с.
7.
Козлов А.С. Рок: истоки и развитие / А.С. Козлов. – М. : Мега-Сервис, 1998. – 192 с.
8.
Цукер А.М. Отечественная массовая музыка: 1960–1990 : [учебное пособие] / А.М. Цукер. – Изд. 2-е, испр. и доп. – Ростов н/Д: РГК им С.В. Рахманинова, 2012. – 189 с.
9.
Браславский Д. Эстрадные ансамбли / Д. Браславский. – М. : Советская Россия, 1975. – 112 с.
10.
Басин Я. Джаз на перекрестках классовой борьбы (из цикла «Музыка и тьма») / Я. Басин // Jazz квадрат. – 2007. – № 5. – С. 42-49.
11.
Егоров Р. Хипподром: поэзия потерянного поколения / Р. Егоров. – М.: Prondo.ru, 2013. – 208 с.
12.
Капитановский М. Во всем виноваты «БИТЛЗ» / М. Капитановский. – М.: Вагриус, 2006. – 380, [3] с.
13.
Яшкин В.К. Вокально-инструментальные ансамбли / В.К. Яшкин. – М. : Знание, 1980. – 48 с.
14.
Маликов Ю. Мой адрес не дом и не улица… / Ю. Маликов. – М. : Новости, 2009. – 202, [20] с.
15.
Имена. Рок-группа АРАКС (Часть I) // Rockmusic.ru от 28.04.2002 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.araks-rock.ru/stat/html/35-rm_28_04_02.html.
16.
Зинкевич В. Отечественный рок: вчера и сегодня / В. Зинкевич // Советская музыка. – 1991. – № 10, октябрь. – С. 53–57.
17.
Окаринський В. Нарис історії західно-української (галицької) рок-музики (1960-ті – початок 1980-х рр.) / В. Окаринський // Україна-Європа-Світ : [зб. наук. праць]. – 2010, Вип.4. – С. 250–264.
18.
Ojakäär V. Popmuusikast / V. Ojakäär. – Tallinn: Eesti Raamat, 1978. – 427 lk.
19.
Раззаков Ф. Другой Андрей Макаревич. Темная сторона биографии знаменитого рок-музыканта / Ф. Раззаков. – М.: Алгоритм, 2011. – 736 с.
20.
Козлов А. Феномен импровизации / А. Козлов // Джаз. Ру. – 2007. – № 7. –С. 34–35.
21.
Михайлов С.З. Старейшее предприятие фирмы (Апрелевский ордена Ленина завод грампластинок) / С.З. Михайлов // Мелодия. – 1984. – № 2. – С. 57.
22.
Сухорадо В.В. Фирме «Мелодия» – 20 лет / В.В. Сухорадо // Мелодия. – 1984. – № 2. – С. 9.
23.
Житинский А.Н. Путешествие рок-дилетанта: [музыкальный роман] / А.Н. Житинский. – Л. : Лениздат, 1990. – 415 с.
24.
Синеокий О.В. Бит двух цивилизаций Cага о правовой грамзаписи поп-музыки до и после гибели мировой системы социализма / О.В. Синеокий; [Петар Янятович (Сербия), Йозеф «Йожо» Раж и Михал Чимера (Словакия) – предисловие, Игорь Куприянов (Россия) – послесловие]; под. ред. А. Галина. – Вып. 3. – М. : Изд-во ИП Галина Е.Г., 2012. – 568 с.
25.
Список запрещенных групп // Молодежная культура 80-х в СССР [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.kompost.ru/nt_spisok_zapresennyh_grupp.html.
26.
Всё о музыкальных стилях и группах : Украинский рок [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://musicstyles.org/sovetskij-rok/rok-gruppy/strany /ukrainskij-rok/.
27.
Курнацька Г.М. Сучасна самвидавна музична періодика в Україні: специфіка і функції / Г.М. Курнацька // Держава та реґіони. Серія : Соціальні комунікації. – 2011. – № 1. – C. 67–71.
28.
Баранова Ю. «Еще в тревожной тишине звучит саундтрек...». Прибалтийской рок – часть третья: Литва / Ю. Баранова // Baltic.ru: Аналитический портал о Балтийском регионе [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/pribaltiyskoy-rok-chast-tretya-litva_12022015//
29.
Кушнир А.И. Золотое подполье. Полная иллюстрированная энциклопедия рок-самиздата. История. Антология. Библиография / А.И. Кушнир. – Нижний Новгород : Деком, 1994. – 366 с.
30.
Троицкий С.Е. ОбрАДно в СССР: [угарные мемуары СССР металиста] / С.Е. Троицкий. – М.: Алгоритм, 2012. – 384, [2] с.
31.
Троицкий А. Рок-музыка в СССР: [опыт популярной энциклопедии] / А. Троицкий. – М.: Книга, 1990. – 385 с.
32.
Музыка и молодежь (проблемы клубного движения). – М. : Общество «Знание» РСФСР, 1986. – 48 с.
33.
Тимощенкова Г.А. Вокруг рок-музыки: [прочтение в контексте времени] / Г.А. Тимощенкова // Библиография. – 2000. – № 1. – С. 146–152.
34.
Зинюк С. Хит-парад и тиражи грампластинок / С. Зинюк // Мелодия. – 1989. – № 1. – С. 49-50.
35.
Шевченко О.Г. Українська популярна музика: витоки та проблематика (1920–1990 рр.): автореф. дис. … канд. мистецтвознавства : 26.00.01 / О.Г. Шевченко ; Київський національний університет культури і мистецтв. – К., 2010. – 20 с.
36.
Хай М.Й. Музично-інструментальна культура українців: дис. … доктора мистецтвознавства: 17.00.03 / М.Й. Хай. – К. : НАН України ; Інститут мистецтвознавства, фольклористики та етнології ім. М.Т. Рильського, 2008. –579 с.
37.
Лемэр Ф.Ш. Музыка XX века в России и в республиках бывшего Советского Союза / Ф.Ш. Лемэр. – СПб. : Гиперион. 2003. – 526 с.
38.
ЦГАОР УССР, ф. № 5116, оп. 19, д. 1072.
39.
Перетятько Ю. Львівський рок: півстоліття боротьби. [Мемуарно-довідкова збірка] / Ю. Перетятько. – Львів : Лібра-ВР, 2007. – 120 с.
40.
Перетятько Ю. Історія львівського рок-н-ролу [Post-Поступ. 1993. № 39 (102)] / Ю. Перетятько [за участю С. Маковецького, І.С., Д.К., С.Н., В.М., А. Тихого] // Антологія публікацій у газеті «Post-Поступ» (1991–1994) / [упоряд. О. Кривенко]. – Львів : ЗУКЦ, 2005. – С. 418–421.
41.
Юдин А. Чиж. Рожден, чтобы играть / А. Юдин. – СПб. : АСТ, Aстрель-СПб, 2009. – 562 с.
42.
Логачева Т.Е. Русская рок-поэзия 1970–1990-х гг. в социокультурном контексте: автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.01.01 / Т.Е. Логачева ; МГУ. – М., 1997. – 25 с.
43.
История рок-музыки в Армении [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rockar.narod.ru/.
44.
Старейшему казахстанскому ВИА «Дос-Мукасан» – 40 лет! // Центр-Азия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1195595340.
45.
Наумов Д. Ритмы древней земли / Д. Наумов // Мелодия. – 1980. – № 3. – С. 44–50.
46.
Мигуля А. Вижу землю (о группе «Гюнеш») / А. Мигуля // Мелодия. – 1985. – № 1. – С. 57–59.
47.
Казахский рок / Казахстан и Туркмения: рок-музыка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://musicstyles.org/sovetskij-rok/rok-gruppy/strany/kazaxskij-rok/.
48.
Узбекский рок / Узбекистан: рок-музыка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://musicstyles.org/sovetskij-rok/rok-gruppy/strany/uzbekistanskij-rok/.
49.
Синеокий О.В. Социодинамика среднеазиатского рока в парадигме советской звукозаписи / О.В. Синеокий // Nota Bene: Социодинамика. – 2015. – № 6. – С. 39–68.
50.
Гаевский А. Дервиши в джаз-роке: забытые жемчужины Средней Азии / А. Гаевский // InRock. – № 2 (46). – 2011. – С. 18–19.
51.
Синеокий О.В. Синеокий О.В. Феномен диско-коммуникации: социально-экономическая природа, психологический механизм, политико-географическая структура, информационно-правовые тренды / О.В. Синеокий // Nota Bene: Теоретическая и прикладная экономика. – 2012. – № 1. – С. 154–293.
52.
Синеокий О.В. Рок в советской печати, «самиздате», постсоветских книгах и журналах (историко-культурологический анализ) / Nota Bene: О.В. Синеокий // Человек и культура. – 2015. – № 5. – С. 58–76.
53.
Магун А.В. Перестройка как консервативная революция? / А.В. Магун // Неприкосновенный запас. – 2010. – № 6 (74). – С. 231–249.
54.
Марочкин В.В. Повседневная жизнь российского рок-музыканта / В.В. Марочкин. – М. : Мол. гвардия, 2003. – 403, [13] с.
55.
Синеокий О.В. Апрелевский мегазавод и другие предприятия грампластинок: некоторые артефакты советской рок-коммуникации / О.В. Синеокий // NB : Культуры и искусства. – 2013. – № 2. – С. 197–272.
56.
Синеокий О.В. Коммуникативный анализ легального и контрафактного рекорд-контента на российско-украинском фонографическом рынке / О.В. Синеокий // Nota Bene: Финансы и управление. – 2012. – № 1. – С. 83–155.
57.
Лоботомия в стиле рок–4. Вечно молодые, вечно пьяные 20.06.2015 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://kob.su/news/lobotomiya-v-stile-rok-4-vechno-molodye-vechno-pyanye.
References (transliterated)
1.
Kumichev I.V. Rok-iskusstvo i dionisiistvo / I.V. Kumichev, V.Kh. Gil'manov // Vestnik Baltiiskogo federal'nogo universiteta im. I. Kanta. – 2013. – Vyp. 8. – S. 84–89.
2.
Troitskii A. Gremuchie skelety v shkafu: (izbrannoe u sebya) : [sb. st.] : v 2 t. / A. Troitskii. – Tom 2 : Vostok aleet (1978–1991). – SPb. : Amfora, TID Amfora, 2008. – 273 s.
3.
Fel'dman G. Eshche raz o nashem angloyazychnom roke / G. Fel'dman // Music Box. – 2008. – № 2 (48). – S. 61–62.
4.
Maloletov D. Russkii yazyk i zapadnaya muzyka… / D. Maloletov // Music Box. – 2008. – № 4 (50). – S. 19–21.
5.
Shchelkin V. Legendy VIA / V. Shchelkin, S. Frolov ; [P. Shaboltai – predislovie]. – M. : Grifon, 2007. – 464 s.
6.
Poety russkogo roka / Ideya Antona Soya ; [cost. A. Soya, I. Gudkova, A. Rukhlovoi, I. Tsuladze ; biogr. spravki A. Burlaki, E. Borisovoi i dr.]. –SPb.: Azbuka-klassika, 2004. – T. 1. – 448 s.
7.
Kozlov A.S. Rok: istoki i razvitie / A.S. Kozlov. – M. : Mega-Servis, 1998. – 192 s.
8.
Tsuker A.M. Otechestvennaya massovaya muzyka: 1960–1990 : [uchebnoe posobie] / A.M. Tsuker. – Izd. 2-e, ispr. i dop. – Rostov n/D: RGK im S.V. Rakhmaninova, 2012. – 189 s.
9.
Braslavskii D. Estradnye ansambli / D. Braslavskii. – M. : Sovetskaya Rossiya, 1975. – 112 s.
10.
Basin Ya. Dzhaz na perekrestkakh klassovoi bor'by (iz tsikla «Muzyka i t'ma») / Ya. Basin // Jazz kvadrat. – 2007. – № 5. – S. 42-49.
11.
Egorov R. Khippodrom: poeziya poteryannogo pokoleniya / R. Egorov. – M.: Prondo.ru, 2013. – 208 s.
12.
Kapitanovskii M. Vo vsem vinovaty «BITLZ» / M. Kapitanovskii. – M.: Vagrius, 2006. – 380, [3] s.
13.
Yashkin V.K. Vokal'no-instrumental'nye ansambli / V.K. Yashkin. – M. : Znanie, 1980. – 48 s.
14.
Malikov Yu. Moi adres ne dom i ne ulitsa… / Yu. Malikov. – M. : Novosti, 2009. – 202, [20] s.
15.
Imena. Rok-gruppa ARAKS (Chast' I) // Rockmusic.ru ot 28.04.2002 [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.araks-rock.ru/stat/html/35-rm_28_04_02.html.
16.
Zinkevich V. Otechestvennyi rok: vchera i segodnya / V. Zinkevich // Sovetskaya muzyka. – 1991. – № 10, oktyabr'. – S. 53–57.
17.
Okarins'kii V. Naris іstorії zakhіdno-ukraїns'koї (galits'koї) rok-muziki (1960-tі – pochatok 1980-kh rr.) / V. Okarins'kii // Ukraїna-Єvropa-Svіt : [zb. nauk. prats']. – 2010, Vip.4. – S. 250–264.
18.
Ojakäär V. Popmuusikast / V. Ojakäär. – Tallinn: Eesti Raamat, 1978. – 427 lk.
19.
Razzakov F. Drugoi Andrei Makarevich. Temnaya storona biografii znamenitogo rok-muzykanta / F. Razzakov. – M.: Algoritm, 2011. – 736 s.
20.
Kozlov A. Fenomen improvizatsii / A. Kozlov // Dzhaz. Ru. – 2007. – № 7. –S. 34–35.
21.
Mikhailov S.Z. Stareishee predpriyatie firmy (Aprelevskii ordena Lenina zavod gramplastinok) / S.Z. Mikhailov // Melodiya. – 1984. – № 2. – S. 57.
22.
Sukhorado V.V. Firme «Melodiya» – 20 let / V.V. Sukhorado // Melodiya. – 1984. – № 2. – S. 9.
23.
Zhitinskii A.N. Puteshestvie rok-diletanta: [muzykal'nyi roman] / A.N. Zhitinskii. – L. : Lenizdat, 1990. – 415 s.
24.
Sineokii O.V. Bit dvukh tsivilizatsii Caga o pravovoi gramzapisi pop-muzyki do i posle gibeli mirovoi sistemy sotsializma / O.V. Sineokii; [Petar Yanyatovich (Serbiya), Iozef «Iozho» Razh i Mikhal Chimera (Slovakiya) – predislovie, Igor' Kupriyanov (Rossiya) – posleslovie]; pod. red. A. Galina. – Vyp. 3. – M. : Izd-vo IP Galina E.G., 2012. – 568 s.
25.
Spisok zapreshchennykh grupp // Molodezhnaya kul'tura 80-kh v SSSR [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://www.kompost.ru/nt_spisok_zapresennyh_grupp.html.
26.
Vse o muzykal'nykh stilyakh i gruppakh : Ukrainskii rok [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://musicstyles.org/sovetskij-rok/rok-gruppy/strany /ukrainskij-rok/.
27.
Kurnats'ka G.M. Suchasna samvidavna muzichna perіodika v Ukraїnі: spetsifіka і funktsії / G.M. Kurnats'ka // Derzhava ta reґіoni. Serіya : Sotsіal'nі komunіkatsії. – 2011. – № 1. – C. 67–71.
28.
Baranova Yu. «Eshche v trevozhnoi tishine zvuchit saundtrek...». Pribaltiiskoi rok – chast' tret'ya: Litva / Yu. Baranova // Baltic.ru: Analiticheskii portal o Baltiiskom regione [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/pribaltiyskoy-rok-chast-tretya-litva_12022015//
29.
Kushnir A.I. Zolotoe podpol'e. Polnaya illyustrirovannaya entsiklopediya rok-samizdata. Istoriya. Antologiya. Bibliografiya / A.I. Kushnir. – Nizhnii Novgorod : Dekom, 1994. – 366 s.
30.
Troitskii S.E. ObrADno v SSSR: [ugarnye memuary SSSR metalista] / S.E. Troitskii. – M.: Algoritm, 2012. – 384, [2] s.
31.
Troitskii A. Rok-muzyka v SSSR: [opyt populyarnoi entsiklopedii] / A. Troitskii. – M.: Kniga, 1990. – 385 s.
32.
Muzyka i molodezh' (problemy klubnogo dvizheniya). – M. : Obshchestvo «Znanie» RSFSR, 1986. – 48 s.
33.
Timoshchenkova G.A. Vokrug rok-muzyki: [prochtenie v kontekste vremeni] / G.A. Timoshchenkova // Bibliografiya. – 2000. – № 1. – S. 146–152.
34.
Zinyuk S. Khit-parad i tirazhi gramplastinok / S. Zinyuk // Melodiya. – 1989. – № 1. – S. 49-50.
35.
Shevchenko O.G. Ukraїns'ka populyarna muzika: vitoki ta problematika (1920–1990 rr.): avtoref. dis. … kand. mistetstvoznavstva : 26.00.01 / O.G. Shevchenko ; Kiїvs'kii natsіonal'nii unіversitet kul'turi і mistetstv. – K., 2010. – 20 s.
36.
Khai M.I. Muzichno-іnstrumental'na kul'tura ukraїntsіv: dis. … doktora mistetstvoznavstva: 17.00.03 / M.I. Khai. – K. : NAN Ukraїni ; Іnstitut mistetstvoznavstva, fol'kloristiki ta etnologії іm. M.T. Ril's'kogo, 2008. –579 s.
37.
Lemer F.Sh. Muzyka XX veka v Rossii i v respublikakh byvshego Sovetskogo Soyuza / F.Sh. Lemer. – SPb. : Giperion. 2003. – 526 s.
38.
TsGAOR USSR, f. № 5116, op. 19, d. 1072.
39.
Peretyat'ko Yu. L'vіvs'kii rok: pіvstolіttya borot'bi. [Memuarno-dovіdkova zbіrka] / Yu. Peretyat'ko. – L'vіv : Lіbra-VR, 2007. – 120 s.
40.
Peretyat'ko Yu. Іstorіya l'vіvs'kogo rok-n-rolu [Post-Postup. 1993. № 39 (102)] / Yu. Peretyat'ko [za uchastyu S. Makovets'kogo, І.S., D.K., S.N., V.M., A. Tikhogo] // Antologіya publіkatsіi u gazetі «Post-Postup» (1991–1994) / [uporyad. O. Krivenko]. – L'vіv : ZUKTs, 2005. – S. 418–421.
41.
Yudin A. Chizh. Rozhden, chtoby igrat' / A. Yudin. – SPb. : AST, Astrel'-SPb, 2009. – 562 s.
42.
Logacheva T.E. Russkaya rok-poeziya 1970–1990-kh gg. v sotsiokul'turnom kontekste: avtoref. dis. … kand. filol. nauk : 10.01.01 / T.E. Logacheva ; MGU. – M., 1997. – 25 s.
43.
Istoriya rok-muzyki v Armenii [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.rockar.narod.ru/.
44.
Stareishemu kazakhstanskomu VIA «Dos-Mukasan» – 40 let! // Tsentr-Aziya [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1195595340.
45.
Naumov D. Ritmy drevnei zemli / D. Naumov // Melodiya. – 1980. – № 3. – S. 44–50.
46.
Migulya A. Vizhu zemlyu (o gruppe «Gyunesh») / A. Migulya // Melodiya. – 1985. – № 1. – S. 57–59.
47.
Kazakhskii rok / Kazakhstan i Turkmeniya: rok-muzyka [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://musicstyles.org/sovetskij-rok/rok-gruppy/strany/kazaxskij-rok/.
48.
Uzbekskii rok / Uzbekistan: rok-muzyka [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://musicstyles.org/sovetskij-rok/rok-gruppy/strany/uzbekistanskij-rok/.
49.
Sineokii O.V. Sotsiodinamika sredneaziatskogo roka v paradigme sovetskoi zvukozapisi / O.V. Sineokii // Nota Bene: Sotsiodinamika. – 2015. – № 6. – S. 39–68.
50.
Gaevskii A. Dervishi v dzhaz-roke: zabytye zhemchuzhiny Srednei Azii / A. Gaevskii // InRock. – № 2 (46). – 2011. – S. 18–19.
51.
Sineokii O.V. Sineokii O.V. Fenomen disko-kommunikatsii: sotsial'no-ekonomicheskaya priroda, psikhologicheskii mekhanizm, politiko-geograficheskaya struktura, informatsionno-pravovye trendy / O.V. Sineokii // Nota Bene: Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika. – 2012. – № 1. – S. 154–293.
52.
Sineokii O.V. Rok v sovetskoi pechati, «samizdate», postsovetskikh knigakh i zhurnalakh (istoriko-kul'turologicheskii analiz) / Nota Bene: O.V. Sineokii // Chelovek i kul'tura. – 2015. – № 5. – S. 58–76.
53.
Magun A.V. Perestroika kak konservativnaya revolyutsiya? / A.V. Magun // Neprikosnovennyi zapas. – 2010. – № 6 (74). – S. 231–249.
54.
Marochkin V.V. Povsednevnaya zhizn' rossiiskogo rok-muzykanta / V.V. Marochkin. – M. : Mol. gvardiya, 2003. – 403, [13] s.
55.
Sineokii O.V. Aprelevskii megazavod i drugie predpriyatiya gramplastinok: nekotorye artefakty sovetskoi rok-kommunikatsii / O.V. Sineokii // NB : Kul'tury i iskusstva. – 2013. – № 2. – S. 197–272.
56.
Sineokii O.V. Kommunikativnyi analiz legal'nogo i kontrafaktnogo rekord-kontenta na rossiisko-ukrainskom fonograficheskom rynke / O.V. Sineokii // Nota Bene: Finansy i upravlenie. – 2012. – № 1. – S. 83–155.
57.
Lobotomiya v stile rok–4. Vechno molodye, vechno p'yanye 20.06.2015 g. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://kob.su/news/lobotomiya-v-stile-rok-4-vechno-molodye-vechno-pyanye.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"