Статья ' К вопросу о юридическом закреплении правового статуса иностранного военнопленного в Российском законодательстве (1829-1904) ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о юридическом закреплении правового статуса иностранного военнопленного в Российском законодательстве (1829-1904)

Цветков Алексей Олегович

кандидат юридических наук

капитан полиции

644032, Россия, г. Омск, ул. 2-Я солнечная, 30А

Tsvetkov Aleksei Olegovich

PhD in Law

police captain

644032, Russia, g. Omsk, ul. 2-Ya solnechnaya, 30A

tsvetkoff.lesha@yandex.ru

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.1.16568

Дата направления статьи в редакцию:

06-10-2015


Дата публикации:

22-01-2016


Аннотация.

Статья посвящена исследованию развития правового статуса иностранного военнопленного в отечественном законодательстве. В ней анализируются Положения о военнопленных первой половины XIX− начала XX вв., определяется суть социально-юридического фактора в закреплении правового статуса иностранного военнопленного в российском праве. Правовой статус военнопленного в российском законодательстве имел собственную юридическую конструкцию, в которой основными элементами выступали не права и обязанности в общегражданском смысле а перечень дозволений и запретов налагаемых на лицо пребывающее в плену. В результате эволюционирования данная правовая модель расширилась дополнительными элементами и с течением времени перешла в современное законодательство о военнопленных. Сегодня, при попадании в плен, государство должно гарантировать право на жизнь и гуманное обращение для военнопленного. Кроме того за военнопленным сохраняется правосубъектность в объеме необходимом для поддержания его жизнеспособности и функционировании государства в сложный период войны. В статье использованы общенаучный метод анализа, а также сравнительно-правовой, формально-юридический и исторический методы исследования. Новизна исследования заключается в рассмотрении формирования правового статуса военнопленного на территории России как комплексной категории имеющей собственный генезис а не привнесенный из вне и адаптированный к условиям внутригосударственной политики содержания военнопленных. В ходе исследования автор приходит к выводу об обоснованности предположений о собственной правовой традиции закрепления правового статуса иностранного военнопленного свойственной отечественной юридической науке.

Ключевые слова: Россия, военное право, плен, правовой статус комбатанта, права, обязанности военнопленного, принцип гуманности, военный, «сила и честь», положения о военнопленных, юридическая наука

Abstract.

This article is dedicated to the research of development of the legal status of a foreign prisoner of war within the Russian legislation. The author analyses the Regulations on prisoners of war during the early XIX and beginning of the XX centuries, and determines the essence of the social-legal factor in establishment of the legal status of a foreign prisoner of war within the Russian law. The legal status of a prisoner of war in the Russian legislation had its own juridical structure, in which the principal elements were not the rights and responsibilities in the general civil sense, but a list of permissions and prohibitions placed on the individual held captives. As a result of evolving, such legal model was expanded by the additional elements, and within time transformed into the modern legislation on prisoners of war. Today, in the event that a person is captured, the government has to ensure the right to life and humane treatment of the captives. The scientific novelty consists in the examination of the establishment of the prisoner of war legal status on the Russian territory as a complex category that has its own genesis, and not the borrowed and adopted to the conditions of the internal governmental policy on treatment of prisoners of war.

Keywords:

Russia, military law, captivity, the legal status of a combatant, rights, duties, prisoner of war, the principle of humanity, military, "strength and honor", situation of prisoners of war, jurisprudence

«Сила и Честь» - этот тезис, поставленный в начале статьи должен привлечь внимание к социально-правовому аспекту статуса военнопленного, где «сила» — это столкновение войск в результате, которого комбатант может реализовать свое право на жизнь сдавшись в плен, а «честь» — это отношение государства к побеждённому врагу основанное на действующем законодательстве и уважении.

Военный плен на территории России исторически не имел форму наказания, и не преследовал цель физического уничтожения противника. Плен в России скорее можно отнести к способу временного ограничения свободы, вызванного чрезвычайными обстоятельствами войны для лиц из числа состава вооруженных сил противника и сопровождающего его гражданского персонала. В след за развитием категории права, как регулятора общественных отношений, наступление плена с юридической стороны предполагало появление достаточно подробного правового материала, посвященного вопросу регулирования пребывания военнопленных.Характерной чертой отечественного законодательства выступает создание и перенесение из положения в положение доктринальных принципов данной категории.

«Два элемента обуславливают юридическое положение пленного в различные эпохи у различных народов: право государственное и право общенародное. Пленный есть новое, пришлое лицо, добытое войною. Если право известного народа мало развито, если в нем нет присутствия высших нравственных начал, то понятно, что оно ставит пленного в самое худшее социальное положение, которое имеет.»[1,с.1]. Следовательно, положение пленного регулируется двумя методами: правом позитивным (законы и подзаконные акты) издаваемое государством и правовым обычаем (общенародное, интуитивное отношение к пленным). На этих двух методах, по сути, строится любое положение личности, а не только военный плен. Развитие права как «фундамента» для построения общественных отношений между государствами, частными лицами, социальными классами является результатом длительной эволюции. Еще более длительную эволюцию прошел институт правового положения пленного.

Отношение Российского государства к пленным традиционно гуманно. Эта традиция хорошо была известна его соседям в Европе и на Востоке. В некоторых вопросах сношений со своими врагами в области позитивного права были достигнуты и закреплены принципы во многом схожие с теми, что позже составили основу международного права о военнопленных в период последующих войн в том числе Первой мировой.

Исследование истории становления правового статуса военнопленного на территории России, следует начать с Высочайше утвержденного Положения о военнопленных 1829 года[2]. Структура документа содержит 5глав, состоящих из 59 статей. Круг субъектов, на которых распространяется данное Положение, определен ст.2 и 3. Так, пленные делились на два разряда: «... взятые в плен на поле брани с оружием в руках и ... пленные без оружия, добровольно отдавшиеся и переметчики»[2, с. 478]. Основными субъектами в правоотношениях государство-военнопленный выступают, прежде всего, должностные лица исполнительной власти, представляющие гражданское и военное ведомства. Они в свою очередь обеспечивают реализацию механизма правового статуса военнопленного. Одним из структурных элементов данного механизма является совокупность дозволений и обязанностей, возлагаемых на военнопленного.

Согласно настоящего документа дозволения, отнесенные к категории прав, состоят из следующих положений:

- свободе совести. Свое выражение она получила посредствам того, что пленные ни под каким видом не могут быть стеснены в обрядах Богослужения;

- неприкосновенности собственности. Все, что было изъято у пленного возвращается, кроме того, он имеет право вывезти то, что смог приобрести за период пребывания в плену;

- охране здоровья. Пленные должны были приниматься во все больницы наравне с чинами Русской армии.

- возможности проживания на квартирах.

-выплате денежного содержания.

- запрете на попрошайничество. Военнопленный, находящийся на территории России в качестве законного представителя своего отечества и армии имеет право на сохранение чести как нравственной добродетели присущей статусу воина пусть и находящегося во временном ограничении свободы.

К обязанностям, т.е. запретам, установленным для пленных следует отнести следующее:

- пленным запрещалось просить милостыню. Из права на сохранение чести, в данном случае, вытекает сама обязанность следовать определенным нормам поведения. Так же, пленные подлежали ответственности за совершенные ими поступки в рамках действующего законодательства. Особенностью положения пленных в данном случае выступает тот факт, что они получают по сути, полную правосубъектность наделяясь, согласно данного Закона, правами Российско-Императорских подданных.

Вопрос о правах в данном контексте необходимо отличать от тех общих прав, которые дает гражданину Основной закон государства. В данном случае, мы имеем дело с совершенно иной стороной взаимоотношений, где государство хотя и является основным субъектом, но принимает на себя совершенно иные обязательства по отношению к личности военнопленного. Подобного рода дозволения есть волеизъявление военного начальства и определяются они ровно в том количестве, в каком им позволит выразиться воля лица, обличенного военной распорядительной властью в отношении пленных. Нормативно-правовые предписания (здесь имеется ввиду настоящее Положение) призваны регламентировать волеизъявление такого лица, создавая определенные рамки поведения, учитывающие основной принцип статуса пленного состоящий в том, что он является законным представителем своего отечества, и с ним необходимо обращаться достойно, без проявления необоснованной жестокости.

Положения, отраженные в данном документе, закрепляют правовой статус военнопленного, основываясь на принципах сохранения жизни и здоровья, достоинства, гуманизма, предоставления льгот определенной категории пленных. В нем впервые встречается официальное разделение на группы пленных в зависимости от условий попадания в плен. При этом между ними не делается принципиального различия в правах и обязанностях. Характерной чертой данного документа является еще и то, что право на денежное довольствие распространяется на рядовой и унтер-офицерский состав, что повышает не только возможность выживания в условиях плена, но и позволяет приобретать продукты потребления. Приравнивание пленных к русским поданным, в вопросах ответственности, не является новеллой для отечественного законодательства. Изначально подобная традиция формируется в период Русско-Шведской войны, на примере указа Петра Ι регламентирующего отношение к пленным шведам. В данном случае следует говорить о продолжении данной линии и перехода подобных предписаний в правовую традицию для законодательства о военнопленных.

Следующим документом в контексте исследования становления правового статуса военнопленного будет Положение о пленных 1854 года[3]. Документ состоит из ΙV глав,VIотделений и 47 статей. Субъектный состав, представленный в данном положении не тождественен субъектам первого разряда Положения 1829 года. Так, к первому разряду относятся экипажи неприятельских судов в полном составе, иностранцы всех наций, в рядах Турецких войск находившиеся в них и возможно не принадлежащих к боевому составу. Ко второму разряду, как и в предыдущем положении, относятся лица, взятые в плен без оружия, добровольно сдавшиеся и перебещики. Из нововведений следует упомянуть положение, закрепленное в ст. 9 о том, что на каждые 50 человек пленных предполагалось избирать из своей среды старшину, в обязанности которого входили надзор за порядком, распоряжение и учет продовольствия и тд.

Оно во многом схоже с предыдущим и основано на тех же принципах. Изучив документ и сравнив его с предыдущим прослеживается определенная преемственность.Применимо к пленному законодательство становится на путь гуманного отношения создавая, таким образом, определенную традицию. Как результат государство, посредствам нормативно - правовых предписаний создает и гарантирует не только жизнь, но и возможность не утрачивать правосубъектность в ее основах, как - то осуществление прав и исполнение обязанностей пусть и в плену. Плен все более становится областью специального правоприменения, основанного на гуманном отношении к законному защитнику своего отечества, пребывающего на территории другого государства, коим является солдат армии противника. Нормы, составляющие этот документ отличны по объему затрагиваемых аспектов жизни военнопленного от изложенных в последующих Положениях. Но уже сейчас мы можем наблюдать совершенно четкую правовую традицию характерную как для формы изложения, так и для смысла подобных документов.

Высочайше утвержденное Временное Положение о военнопленных 1877 года[4]. Положение содержит 4 главы, 62 статьи.

Анализируемый документ значительно отличается от ранее рассматриваемых и привносит определенные существенные изменения в правовой статус пленного. Так, мы более не встречаем разделения пленных на группы по способу попадания в плен. Выделяется определенная субъектная группа по национальному признаку и не имеющая право на статус пленного. Вводятся новые представители государства в отношениях с пленными играющие важную роль в обеспечении механизма реализации правового статуса военнопленного. Среди материальных благ, на которые мог рассчитывать пленный, произошло уточнение норм снабжения, которые представляются вполне удовлетворительными для поддержания жизнедеятельности военнопленного. Отдельно регламентируются трудовые отношения. При этом сохраняются основные права пленного, которые мы уже встречали в ранее представленных Положениях о военнопленных порядок отправки к местам постоянного пребывания на территории России. Остается разделение пленных по воинскому званию при этом для офицеров устанавливается дополнительная привилегия в виде возможности проживания на съемных квартирах. Все изложенное дает основание полагать, что нормативно-правовые предписания, закрепленные в исследуемом документе, расширили категорию правового статуса пленного, наделив ее дополнительными элементами. Впервые, мы говорим здесь о механизме реализации правового статуса пленного основываясь именно на новой более детальной разработке этого процесса.

Очередным положением о пленных стало Временное положение о военнопленных Высочайше утвержденное 13 мая 1904 года[5]. Документ состоит из 5 глав, включающих 76 статей.

Настоящий документ в самом начале дает расширенное определение военнопленного. Так, согласно ст.1 Главы 1 любое лицо, захваченное русскими войсками в составе японских вооруженных сил, будет считаться пленным. Такое определение пленного как любого представителя вооруженных сил неприятеля захваченного русской армией является новшеством привнесенным настоящим Положением. Кроме того, военному плену могут быть подвергнуты японские подданные входящие в состав экипажей японских торговых судов. Из анализа первоначальных положений следует, что военному плену может быть подвергнуто как, любое лицо из числа вооруженных сил и торгового флота Японии так и газетные корреспонденты, репортеры, маркитанты. Положения о гражданских пленных в виде обслуживающего персонала и членов гражданского флота следует так же отнести к нововведениям принесенным настоящим документом. Наиболее значимыми в контексте исследования данного документа и правового статуса пленного является диспозиция ст. 3, которая предписывает, что с военнопленными, как с законными защитниками своего отечества, надлежит обращаться человеколюбиво. Положение, закрепленное в диспозиции ст. 3 подчеркивая статус военнопленного является ключевым. Пленный - это именно законный защитник своего отечества. Данный принцип является доктринальным для этой категории определяющей все последующее развитие правового статуса военнопленного. Нормативное выражение данного принципа мы находим в анализируемых нормативно - правовых документах впервые. В последующем он переходит в Положение о законах и обычаях сухопутной войны, являющимся приложением к Гаагской конвенции 1907 г., где получает свое нормативное выражение в ст.4 Главы ΙΙ. Анализируя предшествующие Положения о пленных, нами уже упоминался данный принцип исходя из смысла изложенных в нормах предписаний. Здесь же человеколюбивое отношение к пленному получило нормативное выражение.

Права, точнее дозволения пленным остаются на свободу совести, к которой мы относим положение ст. 4 " Военнопленные, ни под каким видом, не должны быть стесняемы в исполнении обрядов богослужения по своему вероисповеданию...". Частной собственности, закрепленной в ст. 5 " Собственность военнопленных, за исключением оружия, лошадей, военных бумаг, остается неприкосновенною". Право на принятие помощи от частных лиц, и от обществ оказания помощи военнопленным (ст. 15), а также право на составление духовного завещания, что ранее не предусматривалось.

К обязанностям следует отнести соблюдение законов Российской империи и в связи с этим подсудности пленных военным судам (ст. 6), при захвате в плен сообщить свое настоящее имя и чин (ст. 10), пленные могли быть подвергнуты содержанию в городе, крепости или лагере (ст. 7). Среди перечня дозволений и обязанностей категория правового статуса пленного не претерпевает серьезных изменений по сравнению с предыдущими положениями. Более того, заходя вперед можно это же самое сказать и о Положении о военнопленных 1914 года. Из этого следует вывод о формировании определенных традиций в наделении пленного совокупностью дозволений и обязанностей на период пребывания на территории Российского государства.

Наиболее значительным преобразованием привнесенным настоящим Положением является введение Центрального Справочного Бюро о военнопленных. Нормативно-правовая основа его деятельности закреплена в ст. 19-21 Главы 1. В его функции входило согласно ст. 21: получение от Главного Штаба и других государственных органов всех необходимых сведений для составления именной карточки о каждом военнопленном; сбор и хранение любых личных вещей оставшихся после сражения или личных вещей пленных умерших в госпиталях и лазаретах; сообщение в МИД сведений о всех взятых в плен подданных иностранных государств находившихся в японской армии и флоте, об умерших пленных и т.д. Данный государственный орган является центральным справочным и информационным субъектом государственной политики в отношении пленных. Также он является одним из центральных звеньев в цепи механизма реализации правового статуса пленного на территории России. По сути, он служит единственной возможностью отследить судьбу военнопленного и, что не маловажно, позволяет ему не терять связь с внешним миром, его родиной, семьей.

Проанализировав настоящее Положение о военнопленных, следует отметить, что существенной отличительной особенностью его нормативно-правового построения является внедрение определенных ключевых понятий как-то сам плен ст.1-2 (любое лицо, захваченное русской армией из числа военнослужащих японской армии и флота), как разновидности плена ограничение свободы гражданских лиц из числа экипажей судов, либо следующих за армией вспомогательного персонала, напрямую не участвующего в военных действиях. Нормативное закрепление основного принципа правового статуса военнопленного, не потерявшего актуальности и в наши дни как-то человеколюбивое к нему отношение и, в конечном итоге,сама композиционная структура документа представляется вполне обоснованной и выверенной с наличием в ней описательной части норм довольствия для различных групп военнопленных свидетельствующая как раз о соблюдении принципа человеколюбивого отношения к законному защитнику своего отечества, попавшего в плен.

Подводя итог истории развития юридического закрепления правового статуса иностранного военнопленного, следует сказать, что на первоначальном этапе военнопленные подразделялись в зависимости от характера попадания в плен на взятых с оружием в руках и сдавшихся добровольно. Между данными группами не было существенных различий в их статусе. К примеру, сдавшиеся добровольно получали те же дозволения, что и лица, взятые в плен с оружием в руках.

Отдельным элементом в конструкции правового статуса военнопленного выступает право на сохранение достоинства присущего статусу пленного занимаемого им на родине. Такая позиция подкреплена рядом норм, запрещающих попрошайничество, унизительный для военного труд, использование рабского труда и т.д. Создается и возводится в ранг закона основополагающий принцип правового статуса военнопленного - человеколюбивое обращение. Этому способствует определенная традиция гуманного поведения по отношению к военнопленному.

Государство, посредствам нормативно-правовых предписаний формирующих правовой статус иностранного военнопленного на территории России создавало и гарантировало не только жизнь, но и возможность не утрачивать правосубъектность в ее основах, как - то осуществление прав и исполнение обязанностей для военнопленного. Оно выступало не только в роли обязывающей, но и в качестве охранительной стороны наделяя военнопленного защитой посредством подчинения его собственной юрисдикции, ограждая от противоправных посягательств, ставя под защиту права, равно как и собственных граждан.

Библиография
1.
Алексеев Н.Н. Военный плен и международное право / Н.Н. Алексеев // Юридический вестник. – М., – 1915. С. 17-33.
2.
Альбат Г.П. Сборник международных конвенций и правительственных распоряжений о военнопленных. – М. 1917. – 81.с;
3.
Вопросы мировой войны / под ред. М.И. Туган-Барановского. – Петроград, 1915. – 509 с.
4.
Гессен В.М. Война и право // Вопросы мировой войны / под.ред. М.И. Туган-Барановского. – Петроград, 1915. – С. 484-505.;
5.
Головин H. H. Россия в Первой мировой войне / Н.Н. Головин. – Париж, 1939. – 216/245 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/research/0/chm/golovnin_nn.zip.
6.
Догель М.И. Юридическое положение личности во время сухопутной войны. Ко мбатанты / М.И. Догель. – Казань, 1894. – 368 с.;
7.
Жданов Н.М. Русские военнопленные Первой мировой войны / Н.М. Жданов. – М., 1920. – 376 с.
8.
Камаровский Л.А. Право войны / Л.А. Комаровский. – М., 1905. – 60 с.
References (transliterated)
1.
Alekseev N.N. Voennyi plen i mezhdunarodnoe pravo / N.N. Alekseev // Yuridicheskii vestnik. – M., – 1915. S. 17-33.
2.
Al'bat G.P. Sbornik mezhdunarodnykh konventsii i pravitel'stvennykh rasporyazhenii o voennoplennykh. – M. 1917. – 81.s;
3.
Voprosy mirovoi voiny / pod red. M.I. Tugan-Baranovskogo. – Petrograd, 1915. – 509 s.
4.
Gessen V.M. Voina i pravo // Voprosy mirovoi voiny / pod.red. M.I. Tugan-Baranovskogo. – Petrograd, 1915. – S. 484-505.;
5.
Golovin H. H. Rossiya v Pervoi mirovoi voine / N.N. Golovin. – Parizh, 1939. – 216/245 s. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://militera.lib.ru/research/0/chm/golovnin_nn.zip.
6.
Dogel' M.I. Yuridicheskoe polozhenie lichnosti vo vremya sukhoputnoi voiny. Ko mbatanty / M.I. Dogel'. – Kazan', 1894. – 368 s.;
7.
Zhdanov N.M. Russkie voennoplennye Pervoi mirovoi voiny / N.M. Zhdanov. – M., 1920. – 376 s.
8.
Kamarovskii L.A. Pravo voiny / L.A. Komarovskii. – M., 1905. – 60 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"