Статья 'Влияние славянского, римского, немецкого права на формирование российских источников права' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Влияние славянского, римского, немецкого права на формирование российских источников права

Ярушева Любовь Владимировна

аспирант кафедры теории и истории государства и права Уральского Финансово-Юридического института

620075, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Карла Либкнехта, 1

Yarusheva Liubov

Post-graduate student, the department of Theory and History of State and Law, Ural Financial-Law Institute

620075, Russia, Yekaterinburg, Karla Libknekhta Street 1

pochtaangels@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.1.16313

Дата направления статьи в редакцию:

05-09-2015


Дата публикации:

22-01-2016


Аннотация.

Предметом исследования в данной статье является генезис российских источников права и их развитие под влиянием римского права и немецкой пандектной системы. В статье рассматриваются источники обычного и писаного права Древней Руси, их значение для современного российского права, проводится исследование влияния рецепции римского писаного права на отечественное законодательство в эпоху становления Древнерусского государства и в императорской России, а также исследуется влияние пандектной системы на российскую кодификацию. При выполнении исследования автором были использованы общенаучный метод (анализ), частнонаучный метод (исторический) и специально-научные методы: формально-юридический, сравнительно-правовой. Основными выводами проведенного исследования является то, что: во-первых, источники российские права имеют славянские корни, поскольку их (источников права) фундаментом являются правовые обычаи племен восточных славян; во-вторых, на протяжении почти всего своего существования русское писаное право имело «римское содержание», поскольку во множестве источников отечественного права присутствовали адаптированные к российским условиям нормы римского права; в-третьих, с начала XX века российские источники права приобрели «немецкую форму» после применения пандектной системы при проведении кодификации российского законодательства.

Ключевые слова: источники права, правовые обычаи, славяне, Древнерусское государство, писаное право, "Русская правда", Византия, римское право, рецепция, пандектная система

Abstract.

The subject of this research is the genesis of the Russian legal sources and their development under the influence of the Roman law and the German pandectic system. This article examines the sources of the Ancient Rus customary and written laws, their significance for the modern Russian legislation. The author conducts research on the effect of the reception of Roman written law upon the Russian legislation during the establishment of the Ancient Rus, as well as the Imperial Russia; the influence of the pandectic system upon the Russian codification is also being analyzed. Among the main conclusions are the following: firstly, the Russian legal sources have Slavic roots, and are based on the legal customs of the Eastern Slavic tribes; secondly, throughout its entire existence, the Russian written law had a “Roman content” due to the fact that in many Russian sources there could be found a number of adopted to the Russian conditions norms of the Roman law; and thirdly, since the early XX century, the Russian legal sources attained the “German shape” after the implementation of the pandectic system in the course of conducting codification of the Russian legislation.

Keywords:

sources of law, legal practices, Slavs, Ancient Russian State, written law, " Russian Truth", Byzantium, Roman law, reception, pandectists

Источник права (форма права, правовой памятник) — исходящая от государства или признаваемая им официально-документальная форма выражения и закрепления норм права. В настоящее время в Российской Федерации источниками права являются законы, подзаконные акты, правовые договоры и иные источники (правовые обычаи, судебная практика, международные договоры и общепризнанные принципы и нормы международного права). Источники российского права как целостная часть российской правовой системы прошли длинный путь развития. Прежде чем приобрести привычный нам вид, они, пройдя тысячелетнюю историю, последовательно испытали на себе влияние славянского, римского и немецкого права, каждое из которых оставило свой след.

История становления российского права уходит корнями в древность к племенам восточных славян. Регулирование общественных отношений внутри племени осуществлялось при помощи обычая — сложившегося в повседневной жизни правила поведения, общепризнанного и передающегося по традиции из поколения в поколение. Обычаи племенного строя были выражены только в устной форме и облечены в форму сказаний, пословиц, песен, поговорок («вор ворует – мир горюет», «молодой на битву, а старый – на думу» [1]). Хранителями обычаев являлись старейшины – наиболее опытные и влиятельные члены родов. К древнейшим нормам обычного права восточных славян можно отнести кровную месть, круговую поруку, умыкание невесты, многожёнство, особую словесную форму заключения договора, наследование в кругу семьи и др. После возникновения Древнерусского государства (862 г.) племенные обычаи, будучи воспринятыми государством в качестве правовых, постепенно переросли в нормы великокняжеского правосудия. Часть обычаев, санкционированных возникающим государством, видоизменилась, некоторые утратили свою силу. К примеру, кровная месть запрещается в XI в. и заменяется денежным штрафом.

Поскольку обычное право – это неписаное право, до наших дней источники обычного права восточнославянских племен в большинстве своем не сохранились. Упоминания о них, хоть и очень отрывочные, содержатся в некоторых древнерусских летописях: в «Повести временных лет» (начало XII в.) указано, что славянские племена «имяху бо обычаи свои и законъ оць своихъ и преданья кождо свои нравъ» [2] («имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, и каждые – свой нрав» [3]). В обобщенном виде нормы обычного права содержатся в первом кодифицированном акте древнерусского права – «Русской правде» (XI в.). В IX веке предположительно действовал устный свод правовых обычаев – «Закон русский» (также не дошел до нашего времени), юрисдикция которого распространялась на территорию Киевской Руси. Этот свод впервые был упомянут в греко-русском договоре 907 г., где сказано, что Олега и его мужей водили на присягу «по Роускомоу закону». Исследователи до сих пор не пришли к единому мнению, о том был «Закон русский» устным или письменный сборником. Петербургский ученый М. Б. Свердлов, исследовавший историю Древней Руси, установил, что «Закон Русский», воспроизводил нормы обычного уголовного права восточнославянских племен и впоследствии эти нормы были использованы при составлении статей русско-византийских договоров и «Русской Правды» (нормы о повреждении глаза, носа, о краже жита из ямы и гумна и др.).

На протяжении столетий обычное право существовало в русской крестьянской общине, практически не изменяясь, поскольку крестьяне, составлявшие подавляющее большинство населения, в повседневной жизни предпочитали руководствоваться обычаями, считая, что «поступать по старине, значит поступать по праву». [4] Обычай отошел на второй план, уступив место закону, только в XVIII веке в результате петровских преобразований законодательства.

Несмотря на то, что в нашем государстве обычное право в настоящее время почти не применяется (по действующему гражданскому законодательству источником права признаются обычаи, принимаемые исключительно в сфере предпринимательских отношений – обычаи делового оборота), нельзя считать его архаичным, поскольку оно до сих пор способно влиять на законодательство, привнося в него самобытные черты. В Российской Федерации – многонациональном государстве, на территории которого проживает более 180 народов, имеющих своё собственное этническое самосознание, правовой обычаи представляется весьма актуальным. В качестве подтверждения вышесказанному можно указать, что Уголовный кодекс Российской Федерации не признает преступлением ношение холодного оружия в местностях, где это является принадлежностью национального костюма (Дагестанская, Северо-Осетинская, Кабардино-Балкарская республики) или связано с охотничьим промыслом (некоторые районы Крайнего севера и Дальнего Востока).

Возвращаясь к памятникам древнерусского права, нужно сказать, что оно было богато писаными источниками. Принятие Русью христианства в 988 г. способствовало массовому проникновению на Русь письменности, что привело к возникновению писаного права, а также к объединению норм этого права – кодификации.

Наиболее ранними рукотворными памятниками права, дошедшими до нас в составе «Повести временных лет», являются договоры Руси с Византией – первые известные международные договоры Древней Руси, заключенные еще до принятия христианства в 907 (существование этого договора до сих пор подвергается сомнению), 911, 945 и 971 гг. В них нашли отражение нормы византийского и древнерусского права, относящиеся к торговому, процессуальному, уголовному и международному праву. Договоры Руси с Византией обычно заключались в двух экземплярах: один – на древнерусском языке (в значительной степени на разговорном языке, обычно использовавшемся в то время при посольских переговорах), второй – на греческом языке, после чего стороны обменивались договорами. Интересно и то, что отдельные нормы, содержащиеся в русско-византийских договорах, не утратили актуальности и ныне. Так, например, договор 911 г. устанавливает обязанности «руссов» и византийцев, связанные с сохранностью имущества разбитого о берег чужеземного корабля, пока не появится законный обладатель: «Если лодья будет выброшена бурею на чужую землю и там ее найдет кто-нибудь из нас, Руси. Если лодья окажется неповрежденной с товаром, то следует ее снабдить (необходимым) и отослать обратно в христианскую землю (Византию), при этом проводим ее через опасные места, пока не дойдем до безопасного места; если же такая лодья по причине бури (кораблекрушения) или посадки на мель не может возвратиться в те места, то мы, Русь, помогаем гребцам этой лодьи, проводим их здоровыми с товаром; это в случае близости греческой земли. Если же такая беда случится близ русской земли, то проводим ее в русскую землю, да продадут товар этой лодьи и что можно выручат от продажи самой лодьи. Когда же пойдем в Грецию с торговлей или в посольство к вашему царю, то честно отдадим все имущество их лодьи. Если же приключится убийство кого-либо из лодьи кем-либо из нас, Руси, или будет что-либо взято, то виновный подлежит указанному выше наказанию от тех (т.е. греков)» [5]. К. В. Базилевич указывает, что «в то время как повсюду на западе действовало еще феодальное «береговое право», по которому все имущество корабля, потерпевшего крушение у чужого берега, переходило в собственность владельцев прибрежной территории» данная статья «хотя и имеет односторонний характер (в ней ничего не говорится о потерпевших кораблекрушение русских судах), тем не менее свидетельствует о большом развитии международного права этих государств» [5]. Схожего мнения придерживается и Л. П. Белковец: «…эти памятники демонстрируют довольно высокий уровень права не только Византийской Империи, но и Руси, выступавших в них как равные партнеры» [4].

В качестве источников древнерусского писаного права также можно выделить ряды – внутренние договоры. Ряды заключались между населением и князем (в Ипатьевской летописи XV в. говорится о заключении с Рюриком ряда об условиях его пребывания на северном престоле) и между отдельными русскими князьями, в которых состоявшие во враждебных отношениях князья предлагали друг другу «урядиться любо войною, любо миром». О содержании рядов известно очень мало, скорее всего, они касались повседневных вопросов и не содержали общих положений.

Но все же основу писаного законодательства составляла уже упомянутая «Русская Правда» – первый и крупнейший раннефеодальный кодекс Древней Руси, изданный в период правлении Ярослава Мудрого и его сыновей и действовавший вплоть до XV века. Основу «Русской правды» составляли обобщенные местные правовые традиции и обычное право. Заслуженный русский историк права Н. Л. Дювернуа отмечал, что русское право в ту эпоху «…развивается не в законах, а в обычаях, оно еще скрыто, в сознании людей и обнаруживается только в их действиях» [6]. Помимо правовых обычаев «Русская правда» содержала и законотворческую деятельность русских князей XI-XII вв., и обобщенную судебную практику, и право византийских источников (однако необходимо отметить, что кодекс не был результатом рецепции византийского права). По своему содержанию «Русская правда» во многом напоминала раннефеодальные юридические кодификации германских народов, так называемые варварские правды (Салическая правда, Баварская правда), в связи с чем некоторые исследователи рассматривают «Русскую Правду» как результат рецепции скандинавского или немецкого права.

«Русская Правда» как источник древнерусского права имела огромное значение, поскольку явилась основой для создания других, более поздних правовых источников русского права таких, как международный договор Новгорода и Смоленска (XII—XIII вв.), общерусского свода норм эпохи Ивана III – Судебника 1497 г. и др.

Существовали и иные источники права: Новгородская и Псковская судные грамоты, на основании которых сегодня главным образом можно судить о праве древних Новгорода и Пскова, княжеские грамоты, дополнявшие «Русскую правду» и имевшие местное значение, договоры с вольными слугами и с дружиной, заключавшиеся в основном в устной форме, судебные решения и пр.

Таким образом, древнерусское право как таковое возникло из обычного права восточных славян, существовавшего еще до зарождения государственности и на протяжении столетий игравшего определяющую роль в российском правотворчестве. На основе обычного права сформировались первые письменные источники древнерусского права, с которых началась история российского законодательства.

Древнерусское право перестает обладать признаками древнего права в его восточном варианте в X веке после того, как развитие российской правовой системы начинается под влиянием византийского права в результате восприятия восточно-римской модели христианства – православия. С этого момента начинается процесс рецепции римского права.

Рецепция римского права на Руси имела свои особенности: она происходила не посредством школы глоссаторов – средневековых юристов, занимавшиеся римским правом, – как это происходило в европейских государствах, а при помощи восприятия византийского (греко-римского) права, проводником которого была церковь: «Здесь (в Древней России) не закон утверждает силу веры, а сила веры освящает власть закона» [6].

После принятия христианства как господствующей религии на Русь хлынул поток переводной греческой литературы, как светского, так, главным образом, религиозного содержания: евангелия, псалтыри, жития святых. Помимо прочего византийскими священнослужителями был привезен основной источник византийского церковного права – номоканоны, которые впоследствии легли в основу многих источников русского права: церковных Уставов князей Владимира, Ярослава, Всеволода, Судного закона, принятых в XI в., а также Кормчих книг (Древнеславянская кормчая XIV титулов, Синодальная Кормчая и др.). Кормчие книги стали результатом объединения номоканонов с правилами из других отечественных правовых источников в более полные сборники права, проведенного русскими переписчиками в XIII в. Большей частью они относились к области семейно-брачного права и просуществовали вплоть до XIX века (последнее издание — 1816 г.)

Также на формировании писаных источников права древнерусского государства существенное влияние оказали нормы, заимствованные из римских правовых источников, таких как Свод Юстиниана, на переводы из которого прямо ссылались многие судебники Древней Руси (судебный сборник конца XIII в. Мерило Праведное, Судебник 1497 г.), Эклога — краткий свод византийского законодательства VIII века, содержавшийся в Кормчей книге, а также взятый в качестве образца для многих статей «Русской правды», Прохирон — сборник норм византийского права 879 г., почти буквально переведенный на славянский язык и под названием «Закона Градского» вошедший в печатную Кормчую книгу 1652 г.

Под влиянием византийского права произошли серьезные изменения в законодательстве Древней Руси. Во-первых, неоценимо важным является то, что византийская церковная культура создала предпосылки для зарождения на Руси славянской письменности, что в дальнейшем послужило к формированию писаного права. Во-вторых, рецепция римского права на этом этапе русской правовой истории положила начало для перехода отечественного права от варварского состояния к цивильному: уже в XI в. все членовредительные и болезненные наказания уступили место денежным штрафам, произошли серьезные изменения в семейно-брачном праве и др. После падения Византийской империи в XV в. российское право стало развиваться самостоятельно, однако влияние византийского права сохранилось на Руси вплоть до конца XVII века.

Второе обращение российского законодательства к источникам римского права произошло в XVIII веке в рамках законодательной реформы Петра I. Но теперь образцом для копирования стали не византийские, а западноевропейские источники права, основанные на римском праве. Начиная с XVIII века в России начинается масштабное заимствование текстов западного права, в первую очередь – шведские, германские, французские и датские законы (в основу утвержденного в 1720 году Генерального регламента или Устава коллегиям был положен шведский Канцелярский устав 1661 г., Артикулы Воинские 1716 года были полностью заимствованные из шведских военных артикулов 1621-1632 гг.). Заимствованные элементы римского права обнаруживались в ряде новых Уставов и Регламентов, изданных Петром I: Торговый, Морской, Ремесленный, Воинский уставы, Духовный регламент и др. После петровских реформаций законодательства обычай как источник права перестает занимать определяющее место в правотворчестве, наибольшая юридическая сила закрепляется за письменным нормативно-правовым актом, в частности – за законом.

Рецепция римского права продолжалась в правотворчестве и последующих императоров. Так, С. В. Пахман отмечал, что в плане кодификации, изложенном Екатериной II в «Начертании о приведении к окончанию Комиссии проекта нового Уложения» 1768 г. «в разделении всей системы гражданского права по трем категориям понятий: лиц, вещей и обязательств…видно влияние господствовавшей в то время системы римской, отразившейся впоследствии и в кодификации XIX века» [7]. Следы влияния римского права (хоть и опосредованно) обнаруживаются и в Своде Законов Российской империи 1833 г. Его составитель граф М. М. Сперанский, несмотря на свой патриотизм и убеждение в том, что «… другие народы вступили в гражданскую жизнь с великим наследством. Мы, напротив, ничего почти не наследовали от Римлян и весьма мало от Греков. Все богатство наше в сем роде есть наше собственное, благоприобретенное» [8], заимствовал из французского Кодекса Наполеона 1804 г. его конструктивную сторону, основанную на системе римского права. Но стоит отметить, что заимствованы были только форма и некоторые положения, применимые к российскому законодательству того времени. Сам свод был основан на российских источниках.

Российское законодательство развивалось под сильнейшим влиянием западного права (в первую очередь под влиянием романо-германских правовых традиций) вплоть до Октябрьской революции 1917 года, в результате чего был заимствован внушительный массив западноевропейских нормативно-правовых текстов.

Таким образом, на протяжении веков, начиная с византийского периода и до XX столетия, заимствованные нормы римского права содержались во множестве российских правовых источников. Несмотря на то, что рецепция римского права была весьма сложным и зачастую мучительным процессом, отечественное право испытало на себе благоприятное ее воздействие, поскольку процесс рецепции шел от прямого копирования (перевода и принятия) источников зарубежного права к созданию собственных источников на основе заимствованных принципов, развивая при этом и свои национальные особенности. И хоть в настоящее время само римское право уже не представляет практического интереса, черты его рецепции до сих пор содержатся в отечественном гражданском праве – это институты и многие нормы римского обязательственного и вещного права, наследственного права, методы толкования правовых источников и т. д. Кроме того, наше гражданское законодательство содержит множество римских правовых терминов, таких как виндикация, негаторный иск, деликт, офферта, акцепт и др.

Но если влияние римского права на российское законодательство широко освещено в отечественной литературе, то о влиянии немецкой пандектной системы на российскую кодификацию упоминается довольно редко. Пандектная система – система расположения норм гражданского права по образцу, предполагающая деление на общую и несколько специальных (особенных) частей, в которых более детально регламентируется каждый из правовых институтов. Нормы права в нормативном правовом акте при такой системе располагаются по принципу «от общего к частному». Пандектная система пришла на смену институциональной, берущей свое начало от системы «Институций» крупнейшего римского юриста Гая, исходящая из последовательного деления гражданского права на три основных раздела: 1) о лицах, 2) о вещах, 3) об исках. По институциональной системе построен французский Гражданский кодекс 1804 года (кодекс Наполеона).

Пандектная система была разработана при попытках построить новую систему германского гражданского права немецкими юристами Гуго, Гейзе и Савиньи, «который в своем известном сочинении - "Sistem des heutigen rцmischen Rechts" дал окончательную форму новой системе, которую сам же развил в указанном сочинении» [9]. В результате всеохватывающей систематизации источников римского частного права, прежде всего, Юстиниановых Дигест (пандектов), проведённой в XVIII—XIX вв. немецкими правоведами – пандектистами была выделена общая часть, которой не было в институциональной системе, а материал гражданского права был сгруппирован по четырем основным институтам: вещного, обязательственного, семейного и наследственного права.

Первым кодексом, написанным по пандектной системе, стало Германское гражданское уложение 1896 г. В дальнейшем эта система с теми или иными модификациями была использована в Швейцарии, Австрии и ряде других государств континентальной Европы, а также в России. Г. Ф. Шершеневич в своей работе «Общая теория права» 1910 г. выделил главным достоинством пандектной системы – «постепенный переход от простого к сложному» и указал, что «при всех недостатках пандектная система продолжает господствовать в законодательствах и науке, потому что не открыта лучшая система» [10].

В нашей стране пандектная система впервые была применена в Гражданском кодексе РСФСР 1922 года. В дальнейшем эту систему восприняли другие отрасли права. Способ структурного разделения кодекса на две части и четкое разделение функциональной роли этих частей легли в основу при проведении кодификации в советскую эпоху. Основополагающие кодексы того времени (Уголовный, Гражданский) и современных их наследники сформированы именно по такой системе.

Пандектная система, разработанная германскими учеными, более оптимальна с позиции техники изложения и систематизации правовых норм, по϶ᴛᴏму именно она была воспринята в Российской Федерации, став своего рода «моделью» кодификации российского законодательства.

В заключении хотелось бы сказать, в истории права нет ни одной национальной правовой системы, которая развивалась бы исключительно самостоятельно, не испытав на себе влияния других правовых систем. И Россия не стала исключением. Однако, российские источники права, прошедшие длительный и сложный процесс формирования, по своей природе являются уникальными. Исторически основываясь на обычаях восточных славян и традициях православия, писаное российское право на протяжении столетий образовывало своеобразный симбиоз норм русского и римского права, а применение пандектной системы приобщило Россию к так называемой «германской ветви» континентального гражданского права. Но, несмотря на оказывавшееся веками иностранное влияние, источники российского права сумели сохранить свою индивидуальность, историческую и национальную самобытность и независимость, и в настоящее время во многом являются даже более передовыми, нежели источники права европейских государств.

Библиография
1.
Шумилов В. М. Правоведение. М. 2009. С.12
2.
http://lib.ru/HISTORY/RUSSIA/povest.txt
3.
http://istorikazov.ru/dokumenty_povest_vremennyh_let.html#glava20
4.
Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России. Новосибирск. 2000. C. 14-15.
5.
Базилевич К. В. Из истории морских походов в VII-XII вв. ХLegio Военно-исторический портал античности и средних веков
6.
Дювернуа Н. Л. Источники права и суд в Древней России: опыты по истории русского гражданского права. М. 1869. С. 318-327
7.
Пахман С. В. История кодификации гражданского права. Т.II. СПб. 1876. С.276
8.
Уортман Р. С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. Т.1.: От Петра Великого до смерти Николая I. М. 2002 г. С.47.
9.
Гамбаров Ю. С. Гражданское право. Общая часть. СПб. 1911
10.
Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Т. III-IV. М. 1910. С.224
11.
Керимов Д. А. Кодификация и законодательная техника. М. 1962. С. 39-40
12.
Кикотя В. Я., Лазарева В. В. Теория государства и права. М. С. 288.
13.
Летяев В. А. Рецепция римского права в России ХIХ — начала ХХ в. (историко-правовой аспект). Влг. 2001. С.15, 75
14.
Пресняков А. Е. Княжое право в древней Руси. Лекции по русской истории. Киевская Русь. М. 1993
15.
Ткаченко С. В. Рецепция права: идеологический компонент//Государство и право// Юридические науки. № 2-2014.
16.
Томсинов В. А. Хрестоматия по истории отечественного государства и права IX в.-1917 г. М. 1999. C. 27
17.
Саидов А. Х. Сравнительное правоведение. М. 2003. С.47
18.
Сенякин И. Н., Барсукова В. Н. Журнал Юридическая техника № 6-2012. С.466-467
19.
Свердлов М. Б. От Закона Русского к Русской Правде. М. 1988. С.170.
20.
Суханов Е. А. Гражданское право: Общая часть. Т.I. М. 2008. С.4
21.
Черных В. В. История России (IX–XX века): курс лекций. Иркутск. 2003. С. 41.
22.
Юшков С. В. История государства и права России (IX-XIX вв.) Ростов н/Д. 2003. С.151
23.
Сахаров А. Н. Русско-византийский договор 907 г.: реальность или вымысел летописца? Вопросы истории. № 2-1978. С. 115-135
24.
Чашин А. Н. Теория государства и права. М. 2008. С.189
25.
С.В. Кодан Формирование источниковедения истории государства и права России (XVIII – первая четверть XIX вв.) // Политика и Общество. - 2013. - 5. - C. 649 - 661. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.05.14.
References (transliterated)
1.
Shumilov V. M. Pravovedenie. M. 2009. S.12
2.
http://lib.ru/HISTORY/RUSSIA/povest.txt
3.
http://istorikazov.ru/dokumenty_povest_vremennyh_let.html#glava20
4.
Belkovets L. P., Belkovets V. V. Istoriya gosudarstva i prava Rossii. Novosibirsk. 2000. C. 14-15.
5.
Bazilevich K. V. Iz istorii morskikh pokhodov v VII-XII vv. KhLegio Voenno-istoricheskii portal antichnosti i srednikh vekov
6.
Dyuvernua N. L. Istochniki prava i sud v Drevnei Rossii: opyty po istorii russkogo grazhdanskogo prava. M. 1869. S. 318-327
7.
Pakhman S. V. Istoriya kodifikatsii grazhdanskogo prava. T.II. SPb. 1876. S.276
8.
Uortman R. S. Stsenarii vlasti. Mify i tseremonii russkoi monarkhii. T.1.: Ot Petra Velikogo do smerti Nikolaya I. M. 2002 g. S.47.
9.
Gambarov Yu. S. Grazhdanskoe pravo. Obshchaya chast'. SPb. 1911
10.
Shershenevich G. F. Obshchaya teoriya prava. T. III-IV. M. 1910. S.224
11.
Kerimov D. A. Kodifikatsiya i zakonodatel'naya tekhnika. M. 1962. S. 39-40
12.
Kikotya V. Ya., Lazareva V. V. Teoriya gosudarstva i prava. M. S. 288.
13.
Letyaev V. A. Retseptsiya rimskogo prava v Rossii KhIKh — nachala KhKh v. (istoriko-pravovoi aspekt). Vlg. 2001. S.15, 75
14.
Presnyakov A. E. Knyazhoe pravo v drevnei Rusi. Lektsii po russkoi istorii. Kievskaya Rus'. M. 1993
15.
Tkachenko S. V. Retseptsiya prava: ideologicheskii komponent//Gosudarstvo i pravo// Yuridicheskie nauki. № 2-2014.
16.
Tomsinov V. A. Khrestomatiya po istorii otechestvennogo gosudarstva i prava IX v.-1917 g. M. 1999. C. 27
17.
Saidov A. Kh. Sravnitel'noe pravovedenie. M. 2003. S.47
18.
Senyakin I. N., Barsukova V. N. Zhurnal Yuridicheskaya tekhnika № 6-2012. S.466-467
19.
Sverdlov M. B. Ot Zakona Russkogo k Russkoi Pravde. M. 1988. S.170.
20.
Sukhanov E. A. Grazhdanskoe pravo: Obshchaya chast'. T.I. M. 2008. S.4
21.
Chernykh V. V. Istoriya Rossii (IX–XX veka): kurs lektsii. Irkutsk. 2003. S. 41.
22.
Yushkov S. V. Istoriya gosudarstva i prava Rossii (IX-XIX vv.) Rostov n/D. 2003. S.151
23.
Sakharov A. N. Russko-vizantiiskii dogovor 907 g.: real'nost' ili vymysel letopistsa? Voprosy istorii. № 2-1978. S. 115-135
24.
Chashin A. N. Teoriya gosudarstva i prava. M. 2008. S.189
25.
S.V. Kodan Formirovanie istochnikovedeniya istorii gosudarstva i prava Rossii (XVIII – pervaya chetvert' XIX vv.) // Politika i Obshchestvo. - 2013. - 5. - C. 649 - 661. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.05.14.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"