Статья 'Проблемы реформирования горнозаводского производства Российской империи в последней четверти XVIII века и проект его преобразования А.А. Мусина-Пушкина. ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы реформирования горнозаводского производства Российской империи в последней четверти XVIII века и проект его преобразования А.А. Мусина-Пушкина.

Манин Вячеслав Анатольевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра Государственного и муниципального права, Сургутский государственный университет

628406, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ автономный округ, г. Сургут, ул. 30 Лет, 60, кв. 28

Manin Vyacheslav Anatol'evich

PhD in Law

PhD student at Saratov State Academy of Law, asociate professor of the Department of State and Municipal Law at Surgut State University

628406, Russia, Khanty-Mansijsk Autonomous District, Surgut, str. 30 Let, 60, ap. 28

v.manin@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-868X.2015.3.14851

Дата направления статьи в редакцию:

30-03-2015


Дата публикации:

09-05-2015


Аннотация.

Проблемы реформирования горной отрасли Российской империи был связан с экономикой и практикой государственного строительства и имел важное значение для государства, т.к. это отрасль не только составляла фундамент обороноспособности страны, но и обеспечивала казне значительную часть доходных статей, в том числе за счет таможенных сборов. В условиях реформирования в период правления Екатерины Великой проявляются существенные элементы упадка горнозаводского производства в России, которые выдвигают требование выработки новых начал организации, управления и законодательного оформления горнозаводского производства. Методами исследования являются: метод источниковедческого анализа, сравнительно-исторический, сравнительно-правовой, логический, лексический, системный, метод герменевтики. Эта попытка была сделана в первое десятилетие правления Александра I, однако, основные идеи и подходы были выработаны в правление его отца Павла I. В этой связи особе место среди этих предложений занимает проект А.А. Мусина-Пушкина который до сих пор должным образом никогда не исследовался.

Ключевые слова: Горнозаводская промышленность, Горное законодательство, А.А. Мусин-Пушкин, Берг-Коллегия, Екатерина Великая, Павел Первый, проекты реформ, история русской прмышленности, Ведомственное управление., История Российской империи

Abstract.

The problems of mining industry reformation in the Russian Empire were connected with the economy and the practice of State construction works and were of great importance for the country because this industry was not only a foundation of the country’s defense capacity but also provided the budget with a lot of items of income, including customs duty. In the conditions of reformation during the period of Ekaterina the Great’s reigning the elements of decline of the mining manufacture in Russian can be seen. They demand to work out a new administrative, organizational and legal basis of the mining industry. Methods of research are a method of historical sources analysis, comparative and historical, rather-legal, logical, lexical, systematic methods and a method of hermeneutics. This attempt was made during the first decade of Alexander I rule, but the main ideas and approaches were formed during his father Pavel I reign. In connection with this, a special place is taken by the A.A.Musin-Pushkin’s project which has not been properly investigated till now.

Keywords:

Mining industry, Mining legislation, AA Musin - Pushkin, Berg - Collegium, Catherine the Great, Paul first, reform projects, Russian history prmyshlennosti, Departmental management ., The history of the Russian Empire

Начиная с пер. пол. XVIII века, горнозаводская промышленность России начинает играть значительную роль в экономической жизни империи.

И если в первую половину столетия мы наблюдаем быстрый рост интересующей нас отрасли промышленного производства, и активное вмешательство государства не только в правовое регулирование и опеку над зарождающей металлургией, но и в активное заводское строительство от собственного имени, то во второй половине, и в особенности в последней четверти столетия наблюдается стагнация, и упадок, вплоть до второй четверти XIX столетия.

Говоря об особенностях развития в данный период, мы должны согласиться с рядом ученых, [1] что в основе организационной структуры и ее основной единицей отрасли был не завод как таковой, а многопрофильное хозяйство, объединяющее целый ряд производств которые традиционно в европейских странах, обыкновенно функционируют как отдельные отрасли промышленности: добыча полезных ископаемых, металлургия, и металлообработка, заготовка топлива.

Поэтому, говоря об отрасли в указанный период, мы должны в первую очередь учитывать многопрофильность горнозаводской промышленности России, которая не могла не сказаться как на системе управления, так и на особенностях ее правового регулирования.

Изменение системы управления, которая во многом диктовалась как концепцией административно-территориальной губернской реформы, так и общим изменением взглядов на систему отраслевого управления государства, в основе которой лежала еще коллежская реформа Петра I, во многом к тому времени утратившая свою эффективность.

Но эти изменения диктовались не только, а может даже и не столько устарелостью данных институтов.

Отказ России от политики меркантилизма и переход к фритредерству это не только дань западному заимствованию, но и во многом ответ абсолютистского государства, для которого интересы правящего сословия, в основе экономического положения которого лежал аграрный сектор и связанная с ним система традиционных ценностей, противоречащим им интересам отечественной промышленности. [2]

Попытка перехода во многом на территориальную систему управления промышленностью, и закрытие центральных ведомств управления промышленностью в том числе и Берг-коллегии,негативно сказалось на развитии отечественной промышленности. [3]

Общее руководство казенных палат и раздробленность по губерниям, прежде всего в Пермской губернии приводят к тому, что основным показателем эффективности руководства стало только количество выплавки металла, и доходы казны без учета развития самих заводов. [4]

Особенно тяжело это сказалось на казенной промышленности, тем более что фактически руководство отечественной горной отраслью оказалось дополнительной функцией обязанностей вице-губернатора, чаще всего у которого отсутствовала надлежащая техническая подготовка.

Орган, который фактически заменяет с 1782 г. берг-коллегию на местах – третья экспедиция горных дел, во главе со специалистами в рангах советника и асессора, не имели большого авторитета в казенной палате, и в решении вопросов касающихся промышленного производства зачастую оказывались в меньшинстве.

Проблема отсутствия регламентирующих документов еще больше затрудняло руководство, так как применение законодательства по аналогии (по генеральному регламенту и по судебному процессу оказывался в данной области неэффективным. [5]

Кроме того руководство горнозаводским производством оказывалось, сложным для чиновников губернского управления не только в виду отсутствия у большинства из них специальных знаний, но из-за количества вопросов руководства горнозаводским развитием которое, зачастую, оказывалось намного более трудоемким и обширным, чем остальные отрасли губернского хозяйства.

Традиционно слабое материальное вознаграждение, медленный карьерный рост для чиновников занимающихся горным управлением, заставлял наиболее талантливых из них переходить на иные места службы с более с более перспективной карьерным ростом.

Хотя с самого начала правительство видело недостаточность такой организации центрального отраслевого управления, но формирование в 1783 г. по примеру существовавшей экспедиции о государственных доходах особых для винных и соляных дел, специальной экспедиции и для горных дел, которая фактически должна была окончательно заменить Берг-коллегию, [6] страдало теми же недостатками что реформированное по тому же принципу местное горное управление, при том, что цель ее деятельности, а именно только надзор за получением дохода и доставка их в казну было выражена еще более определенно.

Хотя компетенция экспедиции по отношению казенной промышленности и немногим уступала бывшей Берг-коллегии,[7] однако, на практике эта система оказалась мало действенной и неэффективной.

Кроме того, постоянные привлечение горных чиновников для других канцелярских дел, мало связанных с их прямыми обязанностями, что было достаточно обычным явлением на уровне губернской администрации, еще более затрудняли управление заводами.

Указ 1786 года о запрете привлекать чиновников горной экспедиции при Олонецкой казенной палате, для иных целей, не связанных с их прямыми обязанностями, [8] оказался малоэффективен, и не мог существенно улучшить положение, даже будучи распространенным через четыре года на остальные губернии. [9]

Все это потребовало кардинального реформирования горного управления, однако, вплоть до смерти Екатерины II, несмотря на осознанность центральной власть данной проблемы, существенных изменений не произошло. [10]

Во многом этот феномен, может быть, по нашему мнению, объяснен, теоретически достаточно стройной системой государственных органов, хотя во многом и умозрительной, созданной в ходе реформ Екатерины II.

Отметим, что данная система управления горнозаводской промышленности, во многом имела теоретическое обоснование и во взглядах самой императрицы, достаточно определенно выраженных в ее «Наказе».

Беда данной реорганизации была в том, что исходя из, в общем то, европейской системы управления, характерной например для австрийской империи, со значительной долей унификации характерной для унитарного государства, система не учитывала особенностей характерного для Российской империи природно-географических особенностей и иных факторов,[11] оказывающих значительное влияние на управление горной отраслью экономики.

Возвращение к системе Берг-коллегии, а тем более развитие данной системы, оказалось бы с точки зрения тогдашних теорий не логичной, тем более, что и сама старая система страдала значительными недостатками.

С приходом к власти нового императора Павла I происходит отказ от некоторых преобразований совершенных его матерью Екатериной, в частности восстановление, как первый этап собственного реформаторства. [12]

При этом, исходя из того как быстро этот институт был восстановлен и начал функционировать доказывает, что власть старалась быстрее отказаться от некоторых не во всем удачных преобразований Екатерины. [13]

Это доказывает и восстановление штатов новой Берг-Коллегии по образцу 1763 года, а самой коллегии по состоянию до 1775 г., т.е. до губернской реформы, изменившей систему управления отраслью. При этом передача ей губернских экспедиций или учреждение при ней экспедиции для решения старых дел[14] и другие подобные мероприятия,[15] в том числе восстановление старой Канцелярии Главного правления заводов[16; 17] могли быть лишь некрепким основанием для бедующего реформаторства.

Однако мы не можем согласиться с т.з., утвердившимся в историографии, в том числе посвященной развитию горнозаводской промышленности, о решающей роли в этих преобразованиях стремление Павла I отменить все нововведение матери. [18]

Однако восстановив сам орган, власть не отказалась от фактической отмены горной регалии, которая являлась одним из основных вплоть до жалованной грамоты дворянству 1782 года принципов существования горнозаводской промышленности в России.

Нужна была программа реформ, которой у власти на тот момент еще не было.

Как, впрочем, и реформирования других отраслей государственного управления.

Именно к этому времени относится проект неизвестного автора, свидетельствующий о попытках реформирования системы коллежского управления, который озаглавлен «Проект начертания прав и обязанностей различных правительственных коллегий», подробный анализ которого в своей статье дал А.И. Парусов.[19]

Документ без подписи, он разработан неизвестным лицом, дата составления «проекта» отсутствует. По мнению автора статьи «по некоторым признакам он написан по истечении первой декады декабря 1800 года».

В этом проекте, в том числе, уделено место и системе Берг-Коллегии. О ней в проекте говорится, что она «имеет начальство над всеми зависящими от нее местами: железными, медеплавильными, минеральными, Нерчинскими, литейными, Оло­нецкими и Луганскими и прочими казенными, партикулярными и банковскими, а также Екатеринбургским департаментом. Горные заводы имеют главнейшей обязанностью своею горное и заводское производство». В «Проекте», сказано об экспедици­ях названной коллегии. Так, счетная экспедиция ведет бухгал­терские книги, «сочиняет генеральные отчеты и ведомости, про­изводит расчеты по нарядам с Адмиралтейством» и проч. Экспе­диция для решения старых дел оканчивает дела, производив­шиеся до 1797 года по горной части. Здесь же упоминается о монетном департаменте, который «равен коллегии». Прези­дент в нем тот же, что и в Берг-коллегии. Под его ведением производится тиснение золотой и серебряной монеты.[20]

Фактически это была попытка представителей государственной власти отказаться от наиболее неудачных преобразований предыдущего царствования. Что бы сделать реформы более осмысленными Павел предложил лицам, вступающим в руководство центральными ведомствами страны представлять программы будущих преобразований. Но из-за смены на тот момент руководителя Берг-Коллегии записка была составлена А.А. Мусиным–Пушкиным занимавшего на тот момент должность вице-президента. [21]

Данная записка не только дает развернутую характеристику состояния горнозаводской отрасли, но и в отличии от именного указа о восстановлении коллегии пытается наметить направления переустройства этой важнейшей для России сферы экономики.

Прежде всего, причиной упадка горной отрасли А.А. Мусин-Пушкин считает алчность частных промышленников, варварски относящихся к природным богатствам, прежде всего рудникам, из которых они стараются извлечь только наиболее богатые ископаемые, что делает их дальнейшую разработку нерентабельной. При этом экономия происходит не только за счет разработки богатых руд, но и крупных технологических нарушений, в частности эти нарушения приводят к тому, что значительная часть рудников из-за такой варварской разработки оказывается затопленной. Примером чему, по мнению автора проекта в первом случае могли служить рудники Походяшиных, а во втором Сибирякова. Но данная болезнь характерна не только для частной промышленности. Извлечение прибыли, как основная цель развития промышленности в России, характерна и для казенных заводов, где дела обстоят немногим лучше, чем у частного заводовладельца. Система, созданная Екатериной II, по мнению вице-президента Берг-коллегии, приводит к тому, что во главе заводов становились люди, которые не обладали ни знаниями, необходимыми для этой должности, ни тем более моральными основами, которые могли бы принести пользу порученному им делу. [22, Л 6 об. – 7]

Все это приводит к значительным не только убыткам казны, которая является основным потребителем продуктов металлургических предприятий, но и угрожает обороноспособности страны. Причины этих недостатков – этот представитель Павловской бюрократии видит в тех многочисленных льготах и ослаблении государственного контроля по сравнению с европейской промышленностью. Прежде всего, богатство недр и обширность площадей, выделяемых под заводы, делает в России не нужным то рациональное отношение, которое существует на заводах в Западной Европе. Не возникает в России также проблем с рабочей силой из-за излишнего числа крестьян, которые правдами и неправдами приписываются к заводам, что резко контрастирует с Западной Европой, с ее дорогим трудом, что является стимулом для европейских промышленников для постоянных технологических преобразований в отрасли. Слабый контроль со стороны центральных государственных ведомств в России, в особенности за доходами и расходами промышленников, еще более усугубляет эту плачевную ситуацию. Из всего этого А.А. Мусин-Пушкин выводит ряд причин, которые, по его мнению, и привели к кризису промышленности в России.

1. Дешевизна земли и леса, что позволяет владельцам нарушать рекомендации по их рациональному использованию. Все это приводит к тому, что топливо и руды вблизи заводов очень быстро истощаются, а дальность их перевозки при такой хищнической эксплуатации значительно удорожает продукцию.

2. Хотя крестьяне по большей части на заводах являются приписными, однако обращение с ними не соответствует их статусу. Нахождение при заводах большого числа крепостных уравнивает их статус в пользу последних. Такое положение не выгодно и казне, так как значительная часть таких крепостных крестьян попадает на завод незаконно в качестве беглых, что еще более усиливает их бесправие. Льготное налогообложение таких людей приводит к тому, что казна за них получает не по 3 рубля 70 копеек, а только по 70 копеек подушной подати. По мнению вице президента Берг-коллегии только взыскание этой недоимки может принести в казну «многие сотни тысяч рублей».

3. Частные заводчики имея целью только извлечение прибыли без должного контроля как со стороны государства, так и со стороны самих предпринимателей оценивают эффективность работы заводских приказчиков только по уровню прибыли. Такой неумелый менеджмент неизбежно приводит предприятие в упадок. [22; Л. 7 об. – 9]

Поэтому автор предлагает программу реформирования не только горного управления, но и горной отрасли в целом, написанной более чем на тридцати листах. Однако, сразу отметим неравномерность тех предложений. При этом технологической стороне отрасли и управлению на уровне отдельного рудника или предприятия уделяется больше внимания, чем реформированию самой Берг-Коллегии. По нашему мнению, во многом эта структура связана с развитием предшествующего законодательства, основанного на административном прецеденте, как одном из двух основных источников, вобравшем опыт функционирования горной промышленности в течение всего XVIII столетия, а второе неплохим знанием зарубежного законодательства и обыкновений горных районов Западной Европы.

В предложении особо подчеркивается, что эффективность заводского производства зависит во многом от того, кто и как этим производством управляет. Поэтому подготовка и расстановка кадров является важнейшей задачей Берг-Коллегии.

Прежде всего, программа начинается, и это традиционно, начиная с уставов В.Н. Татищева, с характеристики должностей начальников заводов. Но в отличие от устава В.Н. Татищева в документе не раскрываются правомочия начальника, а основное внимание уделяется принципам его назначения.

По мнению А.А. Мусина-Пушкина, подготовка начальника должна соответствовать предмету его назначения. Для этого он должен получить фундаментальное горное образование. Автор останавливается на особенностях такой подготовки. В данном случае А.А. Мусин-Пушкин выступает как прагматик, что вообще характерно для царствования Павла I, предлагает значительно усилить блок общетехнических дисциплин и прикладные знания, зато уменьшить подготовку по общекультурным дисциплинам, характерным для тогдашнего дворянского образования. Такая подготовка не только позволит руководителю заводского производства применить полученные знания с большой пользой и избежать упадка заводского производства, как это было в предшествующих период, но и поведение, и чин дали бы такому руководителю не только признание подчиненных, но и уважение со стороны руководителей и чиновников из других отраслей управления.

Такая подготовка дала бы горному офицеру возможность карьеры в выбранной из области. С другой стороны без разрешения Берг-Коллегии такие специалисты не могли уйти в другие виды службы. Только это позволит исправить положение, которое сложилось на важнейших заводах к моменту восстановления Берг-Коллегии.

Куда большее внимание в докладе уделено Горному Совету. Зачатки этого совета существовали с момента учреждения в Екатеринбурге Сибирского Обер бергамта. Примером такого совета послужила практика, утвержденная бывшим президентом Коммерц-Коллегии М.Ф. Саймоновым, для Колывано-Воскресенского и Нерченского округов.

Такие советы предлагается ввести при всех заводских округах и сделать практику их созыва ежегодной, с созывом на него руководителей всех подчиненных предприятий, они должны представить как отчет за истекший год с включением в него как данных о производстве, рудниках, так и по итогам собственноручных наблюдений и отчетов подчиненных горных офицеров. К отчету должен прилагаться развернутый план работы на следующий год с соответствующими чертежами. На основе этих отчетов главный горный начальник делает свои предложения Совету. В документе все эти предложения достаточно детализированы.

По каждому пункту составляется решение в форме приказа или положения. Затем оно утверждаются Берг-Коллегией и рассылается как нормативный документ подчиненным заводам. Фактически такие акты служат перспективным планом развития заводского производства. В данном случае А.А. Мусин-Пушкин просто предлагает внедрить Фактически это должно в какой-то мере компенсировать слабую оперативность управления Берг-Коллегии подчиненным ей предприятиям, находящимся на Урале и в Сибири. Таким образом, речь идет об определенной децентрализации управления с усилением в нем органов местного горного начальства. Таким образом, в данном проекте заложено предложение и система, которая будет реализована в 1806 г. в Горных положениях. При этом решение Горных Советов должно распространяться не только на казенные, но и на частные заводы. Хотя для частной промышленности эти решения не должны быть на столько обязательными. Особое внимание автор положения обращает на финансовое обеспечение деятельности заводов. Традиционная централизованная система финансового обеспечения, по мнению автора, является значительным тормозом в развитии заводского производства. Заводам нужен постоянный оборотный капитал, которого они при существующей системе не имеют. Поэтому часто за подрядные работы они вынуждены расплачиваться долговыми расписками. Для разрешения этой проблемы необходимо, чтобы Берг-Коллегия обладала определенными суммами, необходимыми для кредитования предприятий. Существующая же система оплаты через местные казенные палаты приводит к тому, что даже за выполненную работу средства получают через длительное время вплоть до следующего финансового года. На практике это приводит к тому, что из выделенных сумм на текущий финансовый год заводы не получают и половины необходимых средств. При этом по данным Берг-Коллегии такая практика распространена повсеместно вне зависимости от губернии, где заводы находятся. Такая система финансирования – одно из главных причин, приводящих к расстройству заводского производства. Кроме того, к недостаткам данной системы относится слабый учет особенностей заводского производства: наличие при заводах значительного количества работ, требующих небольших сумм оплаты. Как результат – при отсутствии медной монеты невозможно, даже при наличии на заводе необходимой суммы, оплатить работы, так как в заводских округах не только сторублевые, но и двадцатипятирублевые ассигнации негде разменять даже в окрестностях до трехсот верст. Это еще более удивительно, что такое положение складывается даже для медиплавильных заводов, продукция которых идет для монетного двора. Поэтому рекомендуется не менее трети ассигнований на заводские нужды посылать медной монетой, а Берг-Коллегия должна иметь собственный бюджет, необходимый для поддержания постоянного заводского действия.

Важнейшей основой нормального заводского горного производства является обеспечение предприятий полезными ископаемыми. Автор в своих представлениях неоднократно останавливается на этом важнейшем вопросе и посвящает проблеме правильной эксплуатации рудников достаточно обширную четвертую главу. [22; Л. 14 – 16] Эксплуатация рудников в России, по его мнению, одна из самых слабых сторон развития русской горнозаводской промышленности. Это происходит по причине того, что при устройстве шахт целью является добыча только самых богатых пластов, даже без исследования самого рудного места. Как результат шахты расположены неправильно, эксплуатируются безграмотно, что приводит к их затоплению или постоянной угрозе обвала. Причина этого в том, что заводы, стараясь выплавить наибольшее количество металла, не всегда способны выполнить это на основе небогатых руд. Также экономически оказывается невыгодной эксплуатация истощающегося рудника или глубокие шахтные разработки. Поэтому при находке нового богатого месторождения старое забрасывается, а введение его вновь в эксплуатацию уже не всегда рентабельно. Результатом этого является наличие при заводах значительного числа шахт, а в разработке находится только незначительное их число. Чтобы заводы могли всегда быть обеспечены необходимыми припасами, надо, по примеру Западной Европы, смешивать богатые и небогатые руды, что надолго продлило бы возможность заводского действия. И на долгосрочную перспективу (10–12 лет) в среднем выходило бы не меньшее количество металла, чем при постоянном поиске и эксплуатации только богатых месторождений. В этом отношении частные заводы находятся в лучшем положении, чем казенные, так как постоянный план выплавки на казенных предприятиях не дает возможности правильной эксплуатации рудников. Поэтому, в проекте предлагается целая программа организации правильной эксплуатации рудных богатств, начиная от исследования рудного места опытными маркшейдерами, правильной постройки шахт и заканчивая обогащением руды, которая, конечно, является дорогостоящей операцией, но зато ведет к экономии при выплавки и, в особенности, при ее транспортировке. Особенно это важно при добыче драгоценных металлов, где перевозка руды составляет наиболее высокую статью расходов в их производстве.

Важнейшим основанием развития металлургической промышленности в России на протяжении всего XVIII века было обеспечение заводов топливом. В России, в отличие от Англии, единственным видом топлива был древесный уголь. Поэтому охрана и разумная эксплуатация лесов были основой жизнедеятельности предприятий. Будучи одним из наиболее выдающихся ботаников своего времени, автор «Представления … » не мог не затронуть этого вопроса. Приводя примеры нерационального использования лесных богатств в пятой главе о лесах, автор говорит, что, несмотря на неплохую законодательную базу об охране лесов, она фактически никогда не соблюдается. Поэтому основное внимание уделяется именно не ее изменению, а комплексу мероприятий по воспроизводству леса. По мнению А.А. Мусина-Пушкина, вырубленный лес должен засеваться через три года после вырубки, чтобы можно было успеть почистить это место от сухостоя. Сеять семена хвойных деревьев он советует вместе с овсом. Не снятый овес защитит молодые всходы деревьев от гибели. Еще одним важным нововведением, по сравнению с предшествующей практикой, было предложение Мусина-Пушкина засевать заводские леса новыми сортами деревьев, вывезенных из Америки, особенно из Канады. При этом он использует европейский опыт Англии и Германии. Выгода, по мнению автора, в том, что американские деревья достигают двойной высоты и растут по сравнению с местными. Это позволило бы почти вдвойне увеличить топливную базу предприятий. Охрану лесов он советует реформировать по европейскому примеру, фактически предлагая учредить службу лесничих, но уже поставленную на научную основу. [22; Л. 16 – 17]

Будучи Вице-президентом Берг-Коллегии Апполос Апполосович, не мог не остановиться на требованиях, предъявляемых при основании и эксплуатации предприятий. Прежде всего, он выдвигает требование по размещению самих металлургических заводов. Надо отметить, что эти требования достаточно традиционны. Это обеспечение заводов водой и лесом, как основой энергетики и топлива. Новым тут является требование, чтобы заводы располагались недалеко от приписных селений, чтобы работникам удобно было выполнять свои обязанности. По мнению автора, это требование при большинстве заводов не выполняется, особенно это характерно для частных заводов. Размеры завода, а именно количество плавильных печей, должны учитывать климат, место, на котором предприятие находится. Зачастую излишняя высота платин, чрезмерное количество печей и избыток людей не соответствуют количеству металла, которое выплавляет предприятие. Он пишет о том, что не редко две трети мощности завода не используется из-за недостатка руд, морозов, высокого уровня воды.

Поэтому он советует иметь при заводах запас руд и топлива на несколько лет.

Будучи пытливым естествознателем, А.А. Мусин-Пушкин сравнивает организацию заводского действия в Западной Европе и России не в пользу последней. Одним из основных недостатков, которые характеризуют русскую металлургическую промышленность, по его мнению, является слабое использование техники. В частности, железных плющилин для листового железа, волочилен для мелкого сортового железа, толчилин и промывалин, новых конструкций печей и мехов. По его замечанию, основанному на английском опыте, новая техника дает меньший угар, ведет к более экономичному расходованию топлива и руды (на примере Англии) поэтому обладает значительной экономической выгодой. Также он упоминает некоторые технологические процессы, в частности при производстве серебра или обогащении руд. Однако, характеризую русскую промышленность, он признает, что не может быть пока достаточно объективен в характеристике ее технологического состояния, так как Коллегия не имеет пока отчетов начальников заводов, а сам он заводов в действии не видел, поэтому более объективное мнение он может составить только позднее. [22; Л. 17 – 18]

В литературе устоялось мнение о жесткости представлений А.А. Мусина-Пушкина на управление заводами. В проекте выделялась мысль и цитировалось предложение об управлении казенными заводами «военной рукой». [23] Считаем, что данная цитата из «Мнения … » приведена неверно. Предложение «… что заводы российские должны управляться военной рукой … » относятся к VII главе, посвященной положению заводских служащих. Сетуя на недостаток заводского населения, А.А. Мусин-Пушкин предлагает селить при заводах рекрутов. Это предложение далеко не ново, впервые оно было высказано В.Н. Татищевым, а реализовано В.И. де Геннином. При этом предложение автора и его обоснование очень близко к тому, о чем писал в своих письмах В.И. де Геннин. Это и необходимость создания штата наследственных мастеровых, крепко связанных с конкретным предприятием, и рассмотрение предприятий как укрепленных пунктов с кочевыми народами. Но главная мысль, которая заключается в этом предложении и которая будет реализована уже в царствование Александра I – это создание при заводах штата неприменных рабочих и освобождение преписанных заводам крестьян от заводских работ. По мнению автора, чтобы обеспечить завод припасами, ежегодно необходимо огромное число крестьян, труд которых крайне не эффективен. Во-первых, эти работы отвлекают крестьян от их сельскохозяйственных занятий и наносят значительный вред их хозяйствам. Во-вторых, производительность этих крестьян очень невысока. В-третьих, крестьяне не обладают должной квалификацией, поэтому потери от их работы достаточно высоки. Фактически в «Предложении … » А.А. Мусина-Пускина были заложены основы реформ приписных крестьян, успешно реализованные в 1807 году. Это и поселение постоянных работников при заводах, и отвод для них нужного количества земли, и передача им для поднятия хозяйства от заводов скота и земледельческих орудий. С другой стороны прекратится разорение заводских крестьян, а хлебом, который они дополнительно вырастят, можно будет обеспечить завод провизией, не покупая его дорого на рынке. В данном случае Мусин-Пушкин выступает как социальный реформатор, и даже проводит эксперимент на Локтевском заводе, под управлением Берг-гауптмана В.С. Чулкова,[24] который подтверждает эффективность его предложений. Эффективность этих предложений также подтверждает реализация его «Записки … » о создании при Колывано-Воскресенских заводах казенных рудовозов. Поэтому он предлагает распространить эту практику на все казенные заводы и на другие категории рабочих. [22; Л. 18–19 об.]

Продолжением г главы, которую сам автор считает в своем мнении одной из центральных является IX глава «о приписных крестьянах на казенных заводах».

В существовании этого социального слоя он видит основное отличие русской промышленности от европейской.

Эту систему А.А. Мусин-Пушкин подвергает острой критике. Он пишет о чрезмерном количестве приписных при казенных заводах. Невыгодность этого положения он обосновывает следующим рассуждением:

Эти крестьяне от других податей казенных освобождаются, а их обязанности, только на первый взгляд очень выгодны для казны, однако учитывая не всегда близкое их расположения их жилья от места выполнения заводских работ, что редко учитывается заводской администрации, то мы видим что такая организация работ оказывается малоэффективной.

Работы выполняются медленно, при этом потери при перевозке достаточно значительны. Вынужденные приходить на работы зачастую за несколько сотен верст, крестьяне вынуждены нести многочисленные издержки на пропитание. В результате, что бы заработать положенный оклад в сумме один рубль семьдесят копеек на заводских работах они вынуждены затратить свыше десяти рублей.

Все это ведет к постоянному росту крестьянских недоимок и разорению крестьян с одной стороны, и к невыполнению заводских работ в необходимом объеме с другой.

Всех этих недостатков, по мнению Вице-президента Берг-Коллегии можно было бы избежать, если бы использовалась предложенная им система рационального заводского хозяйствования.

Это и рациональное использование лесов с постоянным их возобновлением, это и грамотная эксплуатация рудников, с наиболее полным извлечением их них полезных ископаемых «от самой природной границы».

И, в конце концов, передачи выполняемых приписными крестьянами работ силами постоянных заводских служителей.

В этом случае количество заводских работ выполняемых крестьянами значительно бы уменьшилось, и не было бы для них так обременительно, что с одной стороны увеличило бы сумму налогов в пользу казны, а с другой способствовало бы более успешному крестьянскому хлебопашеству. [22; Л. 20 об.–21]

Важную роль в эффективности центрального и местного управления горнозаводским производством, по мнению А.А. Мусина-Пушкина, должна играть заводская отчетность которую он предлагает кардинально. Этой проблеме он посвящает XI главу о ведомостях заводских.

Первым его предложением является выработка образцовой формы, где большинство данных будут представлены в табличном виде. При этом «каждая статья заводского производства не должна смешиваться с другой, но ясно изображать сущно к ней относящейся производство.». [22; Л. 23]

Поражает всесторонний охват проработки этого вопроса: это и подробное состояние рудников вплоть до времени открытия и количества добытой за время разработки руды, число работников, свойство горной породы, протяжение жил «удобствы и не удобствы рудника» [22; Л. 23] и т.д. Так же подробно разработаны ведомости об использовании и возобновлении лесов, условия плавки и т.д. Так автор предлагает обратить внимание на наличие и особенности использования при заводах машин, и т.д.

Особое внимание А.А. Мусин-Пушкин предлагает обратить на экономическую составляющую производства. Это и цена добычи и перевозки руды, стоимость топлива и производства металла, эксплуатационные расходы различных заводских механизмов. Особо указывается на необходимость не только предоставление счетов и бухгалтерских расчетов истекшего года, но и примерный заводской бюджет будущего года.

Уточняется и периодичность подачи сведений «подчиненные начальства ежедневные, главные начальства еженедельные, Берг-Коллегия же по крайней мере месячные ведомости о запасах людях казне, провианте и действии заводском имели» [22; Л. 23об-24.]

Тема, которая красной нитью проходит через все «Предложение … » А.А. Мусин-Пушкина, является добыча полезных ископаемых. Он посвящает ей не только специальную главу «О рудниках», но и XIV главу «О приисках». В этой главе он ищет способы сделать поиск полезных ископаемых эффективнее и привлечь к нему местное население. Прежде всего, он предлагает каждому заводскому начальству ежегодно весной отправлять на геологоразведку специальную партию под руководством деятельного и опытного горного офицера. При этом поиск руд должен осуществляется не только специальными партиями, но и населением, мастеровыми и крестьянами.

Фактически, это не что иное, как развитие предложения заложенного еще в Горном уставе В.Н. Татищевым, и вызвавшая на тот момент споры и противодействие частных заводовладельцев.[25] не утвержденную из-за противодействия частных заводчиков о выплате за находку руды не только единовременной премии в зависимости от содержания в руде металла, но и создания системы дальнейшего вознаграждения рудоискателя с учетом постоянного платежа в зависимости от времени существования прииска, с учетом количества выплавленного из добытой руды металла. Эта система должна распространяться не только на частных рудоискателей, но и на специальные разведывательные партии, в том числе финансируемые от казны. При этом система вознаграждения казенной партии разработана им более разнообразно. Это и увеличение денежного жалования, и перевод в следующий чин. Итогом этой системы, по мнению автора, будет являться значительное увеличение эффективности геологоразведки, которая из-за личной незаинтересованности чаще приносит убытки, чем прибыль. Эту же систему он предлагает распространить и на изобретателей, мастеровых и офицеров, если их изобретения будут приносить реальную выгоду заводскому производству. [22; Л. 26об-27]

Важнейшим предложением, относящимся к экономике заводского производства, является предложение А.А. Мусина-Пушкина по организации доставки казенного железа к потребителям. Система, принятая при горном производстве в России, вызывает у А.А. Мусина-Пушкина острую критику. Он показывает экономическую, по его мнению, невыгодность осуществления караванных перевозок путем подряда частных лиц.

По мнению автора, заключенные таким образом договоры почти всегда настолько невыгодны для казны, что намного выгодней осуществлять такие перевозки силами самого горного ведомства.

Прежде всего, недостатки этой системы он связывает с недостаточной юридической проработкой договоров. Они составляются настолько неясно, что фактически выводят нарушителей из-под юридических санкций, а если санкции и налагаются, то они зачастую не соразмерны ущербу и не возмещают полностью убытки казны. Поэтому зачастую эти договоры нарушаются. Примером этого, по его мнению, может служить практика гибели товара на мелком месте, а затем его продажа окрестным жителя по рыночной цене. Казне же этот убыток возмещается по цене производства. В результате подрядчик получает тройную прибыль, а казна – одни убытки. Прежде всего, А.А. Мусин-Пушкин советует в обязательном порядке отправлять с караванами горных офицеров ответственных за перевозку. Он предлагает даже создать специальную службу сопровождающих караваны. Соответственно, на этой службе лежало бы руководство доставкой металла, а на подрядчике – только обслуживание судов, используемых для этой цели. При этом, по мнению автора, потери бы значительно уменьшились, а действенный надзор за всем процессом со стороны горных чиновников способствовал бы уменьшению злоупотреблений. Пока эта система не создана, А.А. Мусин-Пушкин предлагает ограничиться половинными мерами: присутствием представителей от ближайших горных начальств по пути следования каравана, которые в обязательном порядке должны присутствовать при оценке утраченного металла и при перезагрузке и осуществлять учет на всем пути продвижения. Это позволит Коллегии знать истинную цену производства с учетом платы за перевозку и компенсации утраченного. [22; Л. 27–27 об., 28 об.]

Также А.А. Мусин-Пушкин обращает внимание на сохранение здоровья работающих на заводах. Он пишет о том, что в связи особенностями работы на горных предприятиях, в том числе и высокой степенью травматизма, что еще отягощается расположением большинства заводов далеко от центра, необходимы особые меры социальной поддержки.

Прежде всего он предлагает учредить особые пособия при центральных заводах, значительно превосходящие по размерам имеющиеся.

Прежде всего, обращается внимание на создание эффективной лекарской службы, где одним из главных компонентов было бы подготовка достаточного числа учеников.

Кроме того необходимо и создание при заводах специальных аптек, с набором лекарств, учитывающих специфику профессиональных заболеваний. Организация медицинской службы должна быть основана тех же основаниях, как и в армии. А.А. Мусин-Пушкин высказывает пожелание, что бы присылаемые в Сибирь медики были обучены азам проведения естественно научных исследований, что, несомненно, будет полезно для изучения этих территорий. [22; Л. 28 об. -29.]

Заканчивает свое предложение автор общим заключением и замечанием о заводах нерчинских. Частое обращение автора именно к кабинетским заводам связано с тем, что не только он, но и его отец, бывший в начале царствования Екатерины II президентом Берг-Коллегии, хорошо знали положение на этих заводах, а их кабинетская принадлежность, то есть фактическое сохранение центрального управления, системы, возникшей до екатерининских реформ, сохранившееся профессиональное управление позволяло не только использовать достаточно передовую технология, но и проводить определенные социальные эксперименты. Главная цель его «Мнения … », как считает и сам А.А. Мусин-Пушкин, – это доказательство выгоды уменьшения заводских работ для приписных крестьян при замене их труда трудом меньшего числа постоянных работников. При этом замена рекрутчины работой на заводах облегчит участь многих людей, так как заводская работа не в пример легче воинской службы.

Особое внимание А.А. Мусин-Пушкин обращает на необходимость реформы на Нерчинских заводах. По мнению автора, недостатки заводов связаны с общей системой, когда во главу угла ставится необходимость выплавки количества серебра не меньше прошлогоднего, и успешность работы завода определяется этим единственным показателем. Данная система имеет несколько негативных последствий. Во-первых, она связана с тем, что пытаясь не уменьшить выплавку, все найденные рудники вводят в обработку без достаточных геологических исследований, снимая только самые богатые пласты, что делает в дальнейшем эксплуатацию этих рудников нерентабельной. Такая хищническая добыча приводит к тому, что, во-первых, на заводе отсутствует необходимый запас, обеспечивающий длительную работу предприятия, и, во-вторых, страдает возможность технического перевооружения предприятия. Подобные методы работы приводят к тому, что поддерживать добычу на должном уровне становится все труднее, и, кроме того, теряются другие составляющие нерчинских руд, прежде всего свинец, который необходим как для армии, так и для внутреннего потребления страны. Поэтому А.А. Мусин-Пушкин предлагает уменьшить количество выплавки серебра, но из этих руд выплавлять большее количество свинца. Такое варварское отношение к добычи свинца приводит к его резкому удорожанию, что негативно сказывается на потребителях. Эта упущенная выгода никак не компенсируется увеличением добычи серебра. Поэтому при поиске руд, а также при их добычи, следует большее внимание уделять не только рудам богатым серебром, но и пластам, содержащим большое количество свинца. Поэтому уменьшение на несколько лет нормы добычи серебра привело бы к возможности модернизации заводов, а новые технологии, позволяющие избегать потери свинца в качестве отходов, могли бы компенсировать потери казны.

Однако, несмотря на высокую должность автора проекта, длительное время его предложения не были рассмотрены. В частности, он жаловался занявшему вновь после длительного перерыва пост президента Берг Коллегии, М.Ф. Саймонову, что его предложения более года не были рассмотрены. [26]

Но кратковременность и непоследовательность правления Павла I не позволили, несмотря на попытки горного руководства, приступить к действенным реформам, хотя попытки начать работу по целостной систематизации горного законодательства и оптимизации горного управления были сделаны. Это не только восстановление системы Берг-коллегии, но и попытки реформировать горное управление на местах, и прежде всего, на Урале. Центральным органом по управлению Уральской горной промышленности становилась основанная В.Н. Татищевым в 1834 г. Канцелярия Главного заводов Правления, в начале, в том виде, как она существовала до передачи горного ведомства в ведение казенных палат, во главе с Главным начальником канцелярии Главного заводов Правления и Монетных дел.

В помощь ему в соответствии с указом Берг-Коллегии от 13 июня 1799 г. учреждался горный совет, с совещательными функциями.[27] Кроме руководства непосредственно заводами по указу от 30 мая 1797 года в ведомство Екатеринбургских заводов передавались все заводские поселения.

В подчинении Канцелярии находились горные начальства, исходя из принципов управления которых условно можно разделить на две группы. В первой из которых характерно сочетание принципов коллегиальности и единоначалия (Гороблагодатское горное начальство и Богословское банковское заводоначальство) и вторая, где преобладал принцип единоначалия (Командир Пермских медеплавильных заводов, Начальник Камских заводов, Начальник Златоустовских Банковских заводов), где руководители начальств не имели в своем подчинении совещательного коллегиального органа. По мнению Е.С. Тулесова этот момент связан с тем обстоятельством, что государство постоянно стремилось к экономии средств. .[28] Не отрицая данного фактора, хотелось бы обратить внимание на одно обстоятельство. Заводы первой группы вошли в подчинение канцелярии сразу же после ее восстановления как уже существующие структуры. Предприятия второй группы были подчинены позднее и их руководителей непосредственно назначала Канцелярия. В этом виден определенный эксперимент горнозаводского руководства, но и определенная тенденция, характерная для административных реформ Павла I.

Еще более отчетливо она выразилась в высочайшем указе от 9 ноября 1800 г. [29] Этот акт интересен нам прежде всего законодательным закреплением предложений, высказанных ранее в проектах. Отметим особо в этой связи положение «Об укомплектовании горных заводов неприменными мастеровыми» которое фактически должно было уничтожить институт приписного крестьянства, при этом идеи заложенные в основу этой реформа полностью соответствовали эксперименту проведенному А.А. Мусиным-Пушкиным и описанным им в VII главе. Даже нормативы, предложенные им (58 неприменных работников от тысячи душ приписных крестьян) были разработаны в ходе данного эксперимента. Быстрое окончание правления Павла I не позволили на тот момент реализоваться данным положениям указа, однако вызванное этим недовольство приписных крестьян не дало правительству надолго отложить этот вопрос.

Оценивая с т.з. соотношения правовых традиций и новаций данный акт интересен и тем, что восстанавливая и уточняя отдельные прерогативы горного ведомства, возвращаясь в этом к периоду до ликвидации Берг-коллегии, но и поднимал такие вопросы, которые уже через несколько лет лягут в основу «Проекта Горного положения» например, в финансовом отношении были определены источники содержания отдельных органов, а в административном плане упорядочивался институт ежегодной ревизии подведомственных предприятий со стороны должностных лиц Берг-коллегии. Содержащиеся в указе нормы передачи в ведомство Берг-коллегии заводских лесов увеличивало самостоятельность хозяйственного распоряжения ресурсами и ограждало заводы от возможных споров со стороны гражданской власти.

Восстановление института награждения должностных лиц за рационализацию производства и увеличения выгод казны с определением нормы поощрения и механизма назначения с участием Горного совета и центрального ведомства указ создавал предпосылки для будущей основы кардинальной реформы проведенной уже в начале следующего века.

Библиография
1.
Россия в XVII – начале XX в.: региональные аспекты модернизации. Екатеринбург: УрО РАН, 2006. С. 194.
2.
Флорен Андерс. Классовая борьба и протоиндустриализация (Борьба за контроль над произ-водством в железодобывающих районах Норы и Линда в Швеции в XVII – XVIII вв.) // Метал-лургические заводы и крестьянство. Проблемы социальной организации промышленности Рос-сии и Швеции в раннеиндустриальный период. Сб. науч. тр. Екатеринбург, 1992. С. 12
3.
ПСЗРИ-1. Т. XXI Спб., 1830. № 15660. Упразднение Берг-Коллегии.
4.
ПСЗРИ-1. Т. XX Спб., 1830 № 14392 Учреждение об управлении губерний Российской империи. Гл. IX. Ст. 120.
5.
Высочайше утвержденные доклады и другие сведения о новом образовании горного началь-ства и управлении горных заводов. СПб., 1807. С. 69-71.
6.
ПСЗРИ-1. Т. XXI Спб., 1830 № 15739. Учреждение особой Экспедиции для Горных дел при Экспедиции о Государственных доходах
7.
ПСЗРИ-1. Т. XXI Спб., 1830 № 15740. О высочайшем соизволении о введении проекта о должности Экспедиции для Горных дел.
8.
ПСЗРИ-1. Т. XXII. Спб., 1830 № 16433. Об учреждении при Кончь-озере чугуноплавильного завода. п. 11.
9.
ПСЗРИ-1. Т. XXIII. Спб., 1830 № 16915. Об освобождении Горных Экспедиций от участия в делах Казенных Палат.
10.
Лоранский А.М. Краткий исторический очерк административных учреждений горного ве-домства России 1700-1900 годы СПб. 1900. С. 44.
11.
Заключение института Государства и Права РАН на проект федерального закона "о недрах" //www.duma.gov.ru/cnature/workgroups/nedra/ran.htm заглавие с экрана.
12.
ПСЗРИ-1. Т. XXIV. Спб., 1830.. № 17567. О восстановлении Берг, Мануфактур и Комерц-коллегий на таких основания кои оные находились до 1775 г.
13.
ПСЗРИ-1. Т. XXIV. Спб., 1830 № 17676. О восстановлении при Берг-коллегии прежней воинской роты.
14.
ПСЗРИ-1. Т. XXIV. Спб., 1830 № 17658. Об учреждении в Берг-коллегии специальной экспедиции для решения старых дел.
15.
ПСЗРИ-1. Т. XXIV. Спб., 1830 № 17567. О восстановлении Берг, Мануфактур и Комерц-коллегий на таких основания кои оные находились до 1775 г.
16.
Высочайше утвержденные доклады и другие сведения о новом образовании горного начальства и управлении горных заводов. СПб., 1807. С. 69-71.;
17.
Тулесов Е.С. История управления горнозаводской промышленностью Урала на рубеже XVIII и XIX веков. Екатеринбург, 1999. С. 63.
18.
Зубков К.И., Корепанов И.С. и др. Территориально-экономическое управление России XVIII-нач. XX века С. 130.
19.
Парусов А.И. Из истории аппарата управления Россией втор. пол. девяностых годов XVIII века.// Уч записки Горковского гос. Университета Сер. 58. под ред. проф. В.В, Пугачева. Горь-кий, 1963. С. 113-175.
20.
Парусов А.И. Из истории аппарата управления Россией... С. 153.
21.
Раскин М.Н. Аполлос Аполлосович Мусин-Пушкин. Л., Наука. 1981.
22.
РГИА Ф. 37. Оп.1 Д. 1.
23.
Белов В.Д. Исторический очерк Уральских горных заводов. СПб., 1896. С. 44.;
24.
Тулесов Е.С. История управления горнозаводской промышленностью Урала на рубеже XVIII и XIX веков. Екатеринбург, 1999. С.63.
25.
Гришаев В.Ф. Алтайские горные инженеры. Барнаул. 1999. С. 68-70.
26.
Горловский М.А., Павленко И.Е.Материалы совещания уральских промышленников 1734-1736 гг. Исторический архив. 1954 Т. IX., С. 37-40;
27.
Гольденберг Л.А. Михаил Федорович Саймонов (1730-1804). М. 1973. С. 142.
28.
ГАСО Ф. 24. Оп.3 Д. 224. Л. 118.;
29.
Тулесов Е.С. Реформа горного управления в 1802-1806 гг. // Третьи Татищевские чтения. Екатеринбург, 2000. С. 111-112.;
References (transliterated)
1.
Rossiya v XVII – nachale XX v.: regional'nye aspekty modernizatsii. Ekaterinburg: UrO RAN, 2006. S. 194.
2.
Floren Anders. Klassovaya bor'ba i protoindustrializatsiya (Bor'ba za kontrol' nad proiz-vodstvom v zhelezodobyvayushchikh raionakh Nory i Linda v Shvetsii v XVII – XVIII vv.) // Metal-lurgicheskie zavody i krest'yanstvo. Problemy sotsial'noi organizatsii promyshlennosti Ros-sii i Shvetsii v ranneindustrial'nyi period. Sb. nauch. tr. Ekaterinburg, 1992. S. 12
3.
PSZRI-1. T. XXI Spb., 1830. № 15660. Uprazdnenie Berg-Kollegii.
4.
PSZRI-1. T. XX Spb., 1830 № 14392 Uchrezhdenie ob upravlenii gubernii Rossiiskoi imperii. Gl. IX. St. 120.
5.
Vysochaishe utverzhdennye doklady i drugie svedeniya o novom obrazovanii gornogo nachal'-stva i upravlenii gornykh zavodov. SPb., 1807. S. 69-71.
6.
PSZRI-1. T. XXI Spb., 1830 № 15739. Uchrezhdenie osoboi Ekspeditsii dlya Gornykh del pri Ekspeditsii o Gosudarstvennykh dokhodakh
7.
PSZRI-1. T. XXI Spb., 1830 № 15740. O vysochaishem soizvolenii o vvedenii proekta o dolzhnosti Ekspeditsii dlya Gornykh del.
8.
PSZRI-1. T. XXII. Spb., 1830 № 16433. Ob uchrezhdenii pri Konch'-ozere chugunoplavil'nogo zavoda. p. 11.
9.
PSZRI-1. T. XXIII. Spb., 1830 № 16915. Ob osvobozhdenii Gornykh Ekspeditsii ot uchastiya v delakh Kazennykh Palat.
10.
Loranskii A.M. Kratkii istoricheskii ocherk administrativnykh uchrezhdenii gornogo ve-domstva Rossii 1700-1900 gody SPb. 1900. S. 44.
11.
Zaklyuchenie instituta Gosudarstva i Prava RAN na proekt federal'nogo zakona "o nedrakh" //www.duma.gov.ru/cnature/workgroups/nedra/ran.htm zaglavie s ekrana.
12.
PSZRI-1. T. XXIV. Spb., 1830.. № 17567. O vosstanovlenii Berg, Manufaktur i Komerts-kollegii na takikh osnovaniya koi onye nakhodilis' do 1775 g.
13.
PSZRI-1. T. XXIV. Spb., 1830 № 17676. O vosstanovlenii pri Berg-kollegii prezhnei voinskoi roty.
14.
PSZRI-1. T. XXIV. Spb., 1830 № 17658. Ob uchrezhdenii v Berg-kollegii spetsial'noi ekspeditsii dlya resheniya starykh del.
15.
PSZRI-1. T. XXIV. Spb., 1830 № 17567. O vosstanovlenii Berg, Manufaktur i Komerts-kollegii na takikh osnovaniya koi onye nakhodilis' do 1775 g.
16.
Vysochaishe utverzhdennye doklady i drugie svedeniya o novom obrazovanii gornogo nachal'stva i upravlenii gornykh zavodov. SPb., 1807. S. 69-71.;
17.
Tulesov E.S. Istoriya upravleniya gornozavodskoi promyshlennost'yu Urala na rubezhe XVIII i XIX vekov. Ekaterinburg, 1999. S. 63.
18.
Zubkov K.I., Korepanov I.S. i dr. Territorial'no-ekonomicheskoe upravlenie Rossii XVIII-nach. XX veka S. 130.
19.
Parusov A.I. Iz istorii apparata upravleniya Rossiei vtor. pol. devyanostykh godov XVIII veka.// Uch zapiski Gorkovskogo gos. Universiteta Ser. 58. pod red. prof. V.V, Pugacheva. Gor'-kii, 1963. S. 113-175.
20.
Parusov A.I. Iz istorii apparata upravleniya Rossiei... S. 153.
21.
Raskin M.N. Apollos Apollosovich Musin-Pushkin. L., Nauka. 1981.
22.
RGIA F. 37. Op.1 D. 1.
23.
Belov V.D. Istoricheskii ocherk Ural'skikh gornykh zavodov. SPb., 1896. S. 44.;
24.
Tulesov E.S. Istoriya upravleniya gornozavodskoi promyshlennost'yu Urala na rubezhe XVIII i XIX vekov. Ekaterinburg, 1999. S.63.
25.
Grishaev V.F. Altaiskie gornye inzhenery. Barnaul. 1999. S. 68-70.
26.
Gorlovskii M.A., Pavlenko I.E.Materialy soveshchaniya ural'skikh promyshlennikov 1734-1736 gg. Istoricheskii arkhiv. 1954 T. IX., S. 37-40;
27.
Gol'denberg L.A. Mikhail Fedorovich Saimonov (1730-1804). M. 1973. S. 142.
28.
GASO F. 24. Op.3 D. 224. L. 118.;
29.
Tulesov E.S. Reforma gornogo upravleniya v 1802-1806 gg. // Tret'i Tatishchevskie chteniya. Ekaterinburg, 2000. S. 111-112.;
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"