Статья 'Индия XIX века: на пути к становлению единой системы ценностей' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Индия XIX века: на пути к становлению единой системы ценностей

Стрижов Алексей Юрьевич

аспирант, кафедра cоциальной философии, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

603000, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, пер. Университетский, 7, каб. 213

Strizhov Alexey Yurievich

post-graduate student of the Department of Social Philosophy at Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod - National Research University

603000, Russia, Nizhny Novgorod Region, Nizhny Novgorod, per. Universitetsky 7, room no. 213

strizhovay@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2015.4.14548

Дата направления статьи в редакцию:

23-02-2015


Дата публикации:

17-08-2015


Аннотация.

Ценностный фактор играет огромную роль в деле консолидации общества. Культурная «гегемония» правящего класса образует баланс ценностных установок всего социального организма. В XIX веке индийская интеллигенция начала создавать новую идеологию. Столкнувшись с рядом преград на своем пути, идея национального освобождения не могла одинаково быстро прижиться в массах. Предмет нашего исследования – формирование прообраза всеиндийской системы ценностей, который стал значительным шагом к освобождению страны от Британского владычества. За основу данного исследования роли политической и культурной надстройки взята концепция культурной «гегемонии» А. Грамши. Автор статьи предлагает посмотреть на ядро культуры, систему ценностей, как на фактор повлиявший на возникновение в широких массах идей национального освобождения. Сложность образования в колониальной Индии единой системы ценностей связана с внутренним религиозным, этническим, экономическим и географическим разнообразием регионов. Носителю ценности освобождения страны от Британского владычества, которым сначала выступала лишь интеллигенция, необходимо было заручиться поддержкой широких масс. Прообразы единых для всей Индии социально-культурных ценностей можно найти и в доколониальный период, однако стремления к экономической и этико-политической солидарности против власти иностранцев еще не возникало. Зарождение баланса ценностей в социальной среде привело к началу освобождения Индии от Британского владычества, а ценностный фактор стал набирать все больший удельный вес в общественном развитии.

Ключевые слова: колониальная Индия, система ценностей, ценностный фактор, культурная «гегемония», национально-освободительное движение, этико-политическая солидарность, «воображаемые сообщества», общественное развитие, баланс ценностей, освобождение Индии

УДК:

94(540)

Abstract.

Value factor plays a huge role in the consolidation of society. Cultural "hegemony" of the ruling class forms the balance of attitudes of the entire social body. In the XIX century, Indian intellectuals began to create a new ideology. Faced with a number of obstacles in its path, the idea of national liberation could not equally quickly take root among the masses. The subject of our study - the formation of an all-India pre-image system of values, which was a significant step towards the liberation of the country from the British rule.The basis for research on the role of political and cultural superstructure taken the concept of cultural "hegemony" of Antonio Gramsci.The author offers a look at the core of culture, system of values, both factors will affect the appearance of the broad masses of ideas of national liberation. The complexity of education in colonial India unified system of values associated with internal religious, ethnic, economic and geographic diversity of the region. Bearer of values of liberation from British rule, which at first appeared only intellectuals, it was necessary to enlist the support of the masses. The inverse images of uniform for the whole of India socio-cultural values we can find in the pre-colonial period. However, the pursuit of economic, ethical and political solidarity against the power of foreigners has not yet occurred. The origin of the balance of values in the social environment has led to the beginning of the liberation of India from British rule, and evaluative factor began to gain an increasing share in social development.

Keywords:

balance of values, social development, “imagined communities”, ethical-political solidarity, national liberation movement, cultural “hegemony”, factor of values, system of values, colonial India, liberation of India

Ценность образуется за счет единения значения (например, самая очевидная ценность лопаты – польза от ее использования в процессе раскопок) и смысла (роль конкретной лопаты в жизни отдельного человека – ценность всех тех переживаний, что у последнего связаны с ней) [9, С.192-193]. В ходе взаимодействия членов одного и того же коллектива необходимо иметь некоторое единство ценностей. Если не полное принятие одних и тех же предпочтений, то хотя бы – понимание мотивов тех людей, с кем приходится сталкиваться. Иначе говоря, нужна система ценностей. Так, например, известна позиция М.К. Ганди в защиту коров, священных для индуистов. Иногда он даже говорил о том, что вопрос о защите коров не менее важен, чем вопрос свараджа [8, С.167]. Эти взгляды Махатмы можно интерпретировать как один из шагов в сторону консолидации индуистов и мусульман. Необходимо было достичь некоторого внутреннего согласия между двумя самыми большими религиозными группами Индостана.

Сложившаяся система ценностей примиряет людей с разными взглядами, будучи «ядром» культуры. Она мотивирует людей к более частым и доверительным взаимоотношениям внутри «воображаемого» коллектива. В обществе возникает лидирующая идеология, которая позволяет интерпретировать окружающий мир представителям одного сообщества в похожих ценностных категориях. Итальянский коммунист А. Грамши, почувствовав фактор влияния идеологии на общественное развитие, создал концепцию культурной «гегемонии» [4, С.22-23]. Та или иная идеология становится значимой силой тогда, когда люди начинают консолидироваться не просто исходя из экономической необходимости (допустим, профессиональная солидарность), а исходя из этико-политической солидарности [4, С.169].

Если таковая солидарность достигается, то ценностный фактор в развитии общества начинает играть очень важную роль. Так, например, американский культурный антрополог Р. Бенедикт в годы Второй Мировой Войны по заказу Вашингтона занималась изучением моральной силы Японии. Перед исследовательницей стояла задача - определить на какие подвиги население страны восходящего солнца готово пойти ради своего правительства [2].

Исторический опыт доколониальной и колониальной Индии удачно показывает какую роль в развитии общества может играть фактор ценности. Его оформление в качестве действенной силы национально-освободительного движения, видимо, следует отнести к началу XX века, когда у местных интеллектуалов появилось понятие сварадж и конкретные формы эффективного противодействия Британскому владычеству на субконтиненте (гандизм). До этого времени в Индии не было даже представления о том, что все население Индостана - есть некое единое социально-культурное целое, существовали лишь разные по уровню развития экономико-географические районы [6, С. 21-24]. В данной местности никогда не существовало государственных образований, которые бы объединили все многообразие народностей субконтинента. Трудно сказать и то, что это представление появилось и в первой половине XX века. Вспоминая свой опыт общения с населением, Дж. Неру писал в «Открытии Индии»: «Иногда, когда я приходил на собрание, меня приветствовали громовым кличем: «Бхарат Мата ки джаи! » - «Победу Матери Индии!» И тут я неожиданно спрашивал их, что они под этим подразумевают, кто такая эта «Бхарат Мата », «Мать Индия», которой они желают победы? Мой вопрос забавлял и удивлял их; не зная, как на него ответить, они начинали переглядываться между собой, поглядывая на меня. Я продолжал свои расспросы. Наконец какой-нибудь из могучих джатов, на протяжении бесконечного ряда поколений неразрывно связанных с землей, заявлял, что они имеют в виду дхарти , добрую землю Индии. Какую землю? Только ли свой деревенский участок или все участки в их округе, или в их провинции, или во всей Индии? Так продолжался этот обмен вопросами и ответами, пока наконец они не начинали нетерпеливо требовать, чтобы я рассказал им обо всем это подробно» [10, С. 89-90].

Но до начала XIX века (до Индийского возрождения, основу которому положил Р. Рай в Бенгалии [12, С. 305]) не было тех социальных групп, которые могли бы «вообразить» (термин Б. Андерсона [1]) Индию как единое целое и создать идеологию, способную конкурировать с прежней (проанглийской) в широких массах.

Задача была сложной, поскольку новая идеология должна была сделать более привлекательной этико-политическую солидарность, скажем, между брахманами и шудрами, чем экономическую солидарность между брахманами и англичанами. Усложняло положение то многообразие верований и языков различных регионов. Путь их преодоления представляет собой путь становления ценностного фактора в развитии индийского общества.

Для того, чтобы в обществе появилась единая система ценностей необходимо чтобы существовал: (1) субъект, который бы отгородил «своих» от «чужих» так, чтобы его творческую работу поддержали массы; (2) экономическая солидарность; (3) этико-политическая солидарность. (1). В колониальной Индии XIX века этим субъектом стала интеллигенция (в первую очередь, бенгальская) – выходцы из высших классов, которые были достаточно образованными, чтобы читать традиционные священные тексты индийского прошлого (знали санскрит), и имели достаточное европейское образование, которое давало язык категорий для анализа существующего порядка вещей. (2). Но экономическая потребность изменения существующего порядка вещей пока исходила только от интеллигенции – ценность экономической независимости от Англии еще не созрела в широких массах. (3). Для того, чтобы появилась экономическая потребность изменения существующего порядка вещей, необходимо было найти нечто общее между образованными слоями населения и «обычными людьми».

Соприкосновение универсальных и индивидуально-психологических ценностей было не полным. Универсальную ценность перехода к новому общественному устройству осознавалась только частью буржуазии, что делало эти ценности единичными, случайными. В результате, долго не могло возникнуть социально-культурное единство нации. Имелись только прообразы будущей системы ценностей, оформлению которых в единую силу в известной степени поспособствовала колонизация Индии англичанами. С одной стороны, можно сказать, что в доколониальный период некоторое целое образовывала кастовая система, с другой - ее механизм не был никогда, как может показаться сначала, столь жестким. Индолог Е.Ю. Ванина отмечает, что многие литературные памятники средневековья свидетельствуют о практиках нарушения социального лифта - например, когда царем становился шудра [3, С.156]. Развитие кастовой системы в различных регионах Индии было не равномерным, и данная система никогда не существовала в законченном виде, как это видно из брахманистской и ориенталистской литературы [3, С.157]. Анализируя кастовый строй Индии XX века Л. Дюмон пишет о том, что люди одной и той же профессии (в частности, он говорит про цирюльника) в разных регионах имели совершенно разное положение [5, С. 82]. Такая «рыхлость» культуры Индии является, на наш взгляд, одной из отличительных особенностей страны и сегодня. Проявляется эта особенность не только в «гибкости» кастовой системы. Е.Ю. Ванина в своем исследовании способов мышления средневековых индийцев осознанно отходит от этой жесткости и потому, когда, скажем, обращается к образованным слоям населения, не связывает их исключительно со слоем брахманов, но называет из «людьми пера» [3], подчеркивая гибкость сложившегося порядка вещей.

Однако нельзя не отметить, что некоторые общие для всей доколониальной Индии мифы, легенды, символы, возможно , все же существовали. Об этом свидетельствует устная традиция передачи древних священных текстов и эпосов – так, например, не секрет, что сюжеты «Махабхараты» и «Рамаяны» столетиями передавались от поколения к поколению в бесписьменном виде. Очевидно, что кто-то должен был их помнить, и вряд ли это был какой-то отдельный человек, поскольку тексты обоих эпосов огромны и превосходят по объему даже «Илиаду» и «Одиссею». Другое дело, что существовал, скорее, большой не актуализированный капитал исторической памяти народа – герои отдельных регионов, которые с развитием СМИ стали использоваться в качестве подпоры для всеиндийской идеологии, святые места (для отдельных религий) и т.д. Этим хранилищем исторической памяти необходимо было грамотно воспользоваться. Однако процесс выработки всеиндийской идеологии был долгим – идеология освобождения от Британского владычества появлялась не у интеллигенции в целом, но у отдельных ее представителей в наиболее развитых районах (Бенгалия, Бомбей, Мадрас). Дж. Неру писал: «Основным внутренним противоречием в Индии, кроме борьбы всей нации в целом против чужеземного господства, является столкновение между пережитками феодального строя и современными идеями и институтами. Это столкновение происходит как внутри всей нации, так и внутри каждой крупной группы – индусской, мусульманской и других…Развитию этих идей среди индусов мешали замкнутость и окостенелость социального строя, отпугивавшие, кроме того, другие группы населения» [11, С. 111-112].

В XIX веке появился задел для складывания общих для всей Индии национально-освободительных ценностных представлений. Пока субъект (интеллигенция) нового «воображаемого сообщества» не имел достаточной социальной базы. То, что приведет страну к освобождению от Британского владычества в 1947 году стало складываться в самом начале нового столетия:

«Воображение» единства Индии трансформировало субъекта, делая широкие массы населения более патриотично настроенными. Так, например, начинают проводиться праздничные гуляния с чествованием героев недавно открытого прошлого. Особенная роль в распространении патриотизма на базе смешения национализма и индуизма принадлежит Тилаку, который активно вовлекал массы в национальное движение используя народные праздники: посвященные культу Ганапати, Шиваджи Радже Бхосле [13, С. 35]. Кроме того, создавались символы новой Индии (таковым был, в частности, культ уже упомянутой выше Матери Индии), новые общественные организации, собиравшие вокруг себя не только высшие слои общества. Одна из тех политических партий, которая сыграет важную роль в непосредственном освобождении Индии, - Индийский Национальный Конгресс, - складывается еще в конце XIX века (1885г). Ее роль в деле этико-политической консолидации индийцев высоко оценил современный политолог С.Г. Кара-Мурза: «Пожалуй, самое крупное подтверждение верности теории Грамши - успешная стратегия партии Индийский национальный конгресс по ненасильственному освобождению Индии от колониальной зависимости. Множеством «малых дел и слов» партия завоевала прочную культурную гегемонию в массе населения. Колониальная администрация и проанглийская элита были бессильны что-либо противопоставить - они утратили необходимый минимум согласия масс на поддержание прежнего порядка» [7, С. 67].

В начале XX века, можно сказать, система ценностей становится уже фактором, который может вносить некоторые коррективы в процесс общественного развития. Его эволюция связана с эволюцией субъекта «воображающего» единство Индии. Чем шире становится «индийскость», тем сильнее чувствуется влияние ценностного фактора на историю.

Библиография
1.
Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. 288с.
2.
Бенедикт Р. Хризантема и меч: модели японской культуры / Пер. с англ. – 2-е изд. М., СПб: Центр гуманитарных инициатив, 2013. 256 с.
3.
Ванина Е.Ю. Средневековое мышление: индийский вариант / Е.Ю. Ванина; Ин-т востоковедения РАН. М.: Вост. лит., 2007. 375 с.
4.
Грамши А. Избранные произведения в трех томах [Т.3] / А. Грамши. М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. 567 с.
5.
Дюмон Л. Homo hierarchicus: опыт описания системы каст / Пер. с франц. под редакцией Краснодембской Н.Г. Вступительная статья Краснодембской Н.Г. СПб: Издательская группа «Евразия», 2001. 480 с.
6.
Индия: страна и ее регионы. Под ред. Е.Ю. Ваниной. М.: Эдиториал УРСС 2000. 360 с.
7.
Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М.: Издательство: Эксмо, 2005. 832 с.
8.
Комаров Э.Н., Литман А.Д. Мировоззрение Мохандаса Карамчанда Ганди. М.: Изд-во «Наука», Главная редакция восточной литературы, 1969. 236 с.
9.
Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Личность как предмет философского познания. Философская теория личности и ее психологические и биологические основания. Новосибирск: Наука, 1984. 320 с.
10.
Неру Д. Открытие Индии. Кн. 1. Пер. с англ. М.: Политиздат, 1989. 460 с.
11.
Неру Д. Открытие Индии. Кн. 2. Пер. с англ. М.: Политиздат, 1989. 507 с.
12.
Скороходова Т.Г., Раммохан Рай, родоначальник Бенгальского Возрождения (опыт аналитической биографии) / Татьяна Скороходова. СПб: Алетейя, 2008. 372 с.
13.
Юрлов Ф.Н., Юрлова Е.С. История Индии. XX век. М.: Институт востоковедения РАН, 2010. 920 с
References (transliterated)
1.
Anderson B. Voobrazhaemye soobshchestva. Razmyshleniya ob istokakh i rasprostranenii natsionalizma / Per. s angl. V. Nikolaeva; Vstup. st. S. Ban'kovskoi. M.: «KANON-press-Ts», «Kuchkovo pole», 2001. 288s.
2.
Benedikt R. Khrizantema i mech: modeli yaponskoi kul'tury / Per. s angl. – 2-e izd. M., SPb: Tsentr gumanitarnykh initsiativ, 2013. 256 s.
3.
Vanina E.Yu. Srednevekovoe myshlenie: indiiskii variant / E.Yu. Vanina; In-t vostokovedeniya RAN. M.: Vost. lit., 2007. 375 s.
4.
Gramshi A. Izbrannye proizvedeniya v trekh tomakh [T.3] / A. Gramshi. M.: Izd-vo inostrannoi literatury, 1959. 567 s.
5.
Dyumon L. Homo hierarchicus: opyt opisaniya sistemy kast / Per. s frants. pod redaktsiei Krasnodembskoi N.G. Vstupitel'naya stat'ya Krasnodembskoi N.G. SPb: Izdatel'skaya gruppa «Evraziya», 2001. 480 s.
6.
Indiya: strana i ee regiony. Pod red. E.Yu. Vaninoi. M.: Editorial URSS 2000. 360 s.
7.
Kara-Murza S.G. Manipulyatsiya soznaniem. M.: Izdatel'stvo: Eksmo, 2005. 832 s.
8.
Komarov E.N., Litman A.D. Mirovozzrenie Mokhandasa Karamchanda Gandi. M.: Izd-vo «Nauka», Glavnaya redaktsiya vostochnoi literatury, 1969. 236 s.
9.
Moskalenko A.T., Serzhantov V.F. Lichnost' kak predmet filosofskogo poznaniya. Filosofskaya teoriya lichnosti i ee psikhologicheskie i biologicheskie osnovaniya. Novosibirsk: Nauka, 1984. 320 s.
10.
Neru D. Otkrytie Indii. Kn. 1. Per. s angl. M.: Politizdat, 1989. 460 s.
11.
Neru D. Otkrytie Indii. Kn. 2. Per. s angl. M.: Politizdat, 1989. 507 s.
12.
Skorokhodova T.G., Rammokhan Rai, rodonachal'nik Bengal'skogo Vozrozhdeniya (opyt analiticheskoi biografii) / Tat'yana Skorokhodova. SPb: Aleteiya, 2008. 372 s.
13.
Yurlov F.N., Yurlova E.S. Istoriya Indii. XX vek. M.: Institut vostokovedeniya RAN, 2010. 920 s
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"