Статья 'Основные направления партийно-государственной политики СССР в области судебного управления (1970-1980)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Основные направления партийно-государственной политики СССР в области судебного управления (1970-1980)

Абдулин Роберт Семенович

доктор юридических наук, кандидат педагогических наук

доцент, Курганский государственный университет, заведующий кафедрой уголовного права, судья Курганского областного суда в отставке, Заслуженный юрист Российской Федерации

640000, Россия, Курганская область, г. Курган, ул. Пушкина, 187

Abdulin Robert Semenovich

associate professor of the Department of Criminal Law and Process at Kurgan State University, resigned judge of the Kurgan Regional Court, honored lawer of the Russian Federation. 

640000, Russia, Kurganskaya oblast', g. Kurgan, ul. Pushkina, 187

abrosem@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2015.2.14134

Дата направления статьи в редакцию:

06-01-2015


Дата публикации:

07-02-2015


Аннотация.

Предметом исследования являются основные направления партийно-государственной политики СССР в области судебного управления в период с 1970 по 1980 гг. Данный период характеризуется контрреформированием государственно-правовых преобразований , проведенных с середины 1950 до середины 1960 гг. В целом, несмотря на противоречивый характер, преобразования в жизни советского общества, связанные с этим историческим периодом, были значительными и представляли собой один из самых важных периодов в истории СССР с точки зрения модернизации. Автор статьи показывает, что последующие изменения в партийной и государственной власти привели к частичному возвращению командно-административной модели судебного управления, характерного для сталинской эпохи. При написании статьи автор обратился к помощи таких общенаучных принципов как объективность и историзм в изучении явлений развития партийно-государственной политики СССР в области судебного управления. Используя принцип всестороннего подхода к изучаемой проблеме автор статьи целостно воссоздал исторический процесс изменений в области судебного управления. Новизна исследования заключается в том, что автор статьи наряду с исследованием историко-правовых аспектов проблемы, связанных с функционированием системы органов судебного управления, значительное место уделяет теоретическим и практическим положениям партийно-государственного управления судебными органами. В ходе исследования им предпринята попытка на основе комплексного подхода осмыслить процесс воссоздания учреждений юстиции, изъятия у вышестоящих судов полномочия по судебному управлению и передаче органам юстиции, усиления партийного руководства органами судебного управления и судами.

Ключевые слова: политика, Коммунистическая партия, судебное управление, модель, юстиция, децентрализация управления, Верховный суд, преступность, организационное руководство, репрессия

Abstract.

The subject of the study are the main directions of the party-state policy of the USSR in the field of judicial administration in the period from 1970 to 1980. This period is characterized by Counterreform state legal reforms conducted from mid 1950 to mid-1960. Overall, despite the controversial transformation in the life of Soviet society associated with this historical period, there were significant and represented one of the most important periods in the history of the Soviet Union in terms of modernization. The author shows that subsequent changes in the party and the government led to a partial return of the administrative-command model of judicial control characteristic of the Stalin era.

Keywords:

The Supreme court, decentralization of management, justice, model, judicial administration, Communist Party, policy, crime, organizational leadership, repression

Период с 1970 по 1980 гг., один из самых противоречивых в истории модернизации судебного управления, поскольку реформа данного института обернулась контрреформой, повернувшей вновь к централизации и усилению позиции исполнительной и партийной власти. К тому времени судебные органы в результате децентрализации государственного управления и судебной реформы 1960-х гг. стали достаточно самостоятельными. Определенным шагом к этому послужила ликвидация министерств юстиции и передача функций судебного управления вышестоящим судам. Судебное управление сосредоточившись в вышестоящих судах, существенно изменило свою организационную структуру, качество и свойство, отражая перемены происходящие в государстве. Безусловно, в главном судебное управление все же повторяло многие формы и методы такого управления предыдущих исторических периодов (начиная от самодержавия и до 1960-х гг.) и оставалось довольно консервативным. Однако это лишний раз подчеркивало, что судебное управление как отрасль государственного управления имело достаточно глубокие исторические корни и последующие изменения, происходящие в этой сфере, были просто немыслимы без объективного учета опыта прошлого. В результате ликвидации министерств юстиции круг субъектов судебного управления внутри самой судебной системы был значительно расширен. На смену диктата исполнительных органов в лице органов юстиции пришли такие органы судебного управления как пленумы Верховного Суда СССР, РСФСР и других союзных республик, президиумы республиканских, краевых (областных) и приравненных к ним судов. Ключевым фактором обновления политической и общественной жизни страны и постепенного демонтажа административно-командной модели судебного управления становится официальное признание негативных явлений вмешательства отдельных должностных лиц и советско-партийных органов в разрешение судебных дел. По этому поводу в конце 1953 года ЦК КПСС даже принял постановление «О фактах вмешательства некоторых местных партийных органов в решение судебных дел»[1]. Таким образом, в действиях государства в отношении судебных органов была видна нацеленность на повышение их прозрачности, демократизации, на перерастание судебного управления во внутрисудебное самоуправление, что поднимало активность широких слоев судейского сообщества. Все это, безусловно, вызывало огромный и интерес отечественных исследователей к истории советской судебной системы и пересмотру взглядов о дальнейшем качественном развитии судебного управления как отрасли государственного управления.

Между тем происходящие позитивные изменения в области судебного управления со сменой в середине 1960-х гг. политического руководства страны были приостановлены, а затем и вовсе подверглись контрреформированию. Поводом к этому послужило принятие совместного Постановления ЦК КПСС и Совмина СССР № 634 от 30 августа 1970 г. «О мерах по улучшению работы судебных и прокурорских органов», в котором под предлогом улучшения работы судебных органов, предполагалось восстановление в СССР учреждений юстиции[2]. Кстати, следует отметить, что принятый документ не был чем–то новым в истории судебного управления, поскольку примерное постановление, но несколько с иным названием «О порядке руководства судебными органами РСФСР», уже принималось 30 января 1928г. совместным постановлением ВЦИК и СНК РСФСР[3]

Спустя месяц после принятия Постановления ЦК КПСС и Совмина СССР № 634 Президиум Верховного Совета СССР издаёт Указ «Об образовании союзно-республиканского Министерства юстиции СССР». Несколько позже были восстановлены Министерство юстиции РСФСР и других союзных республик. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12.08.1971 № 2013-VIII «О внесении изменений и дополнений в законодательство СССР в связи с образованием союзно-республиканского Министерства юстиции СССР» на органы юстиции возлагается организационное руководство судебными органами союзных республик и военными трибуналами, руководство адвокатурой, нотариатом и иными учреждениями юстиции; систематизация и подготовка предложений о кодификации законодательства, а также осуществление других функций в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик. Одновременно вносились дополнения и в Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик, утвержденные Законом СССР от 25 декабря 1958 года.

Таким образом, особенностью исследуемого исторического периода является смена вектора партийно-государственной политики в сторону пересмотра децентрализации государственного управления и возврат к сталинской системе максимальной централизации управления. Органам юстиции были вновь возвращены функции по судебному управлению, но только уже в качестве «организационного руководства судами». Несмотря на то, что на органы юстиции возлагалась функция лишь организационного руководства, тем не менее, они несли «ответственность перед партией, государством и народом» за состояние организации работы судебных органов. В этих целях обновленные органы Министерства юстиции наделялись полномочиями по проверке организации работы судебных органов, заслушиванию руководителей судов и судей не только по организации судебной деятельности, но и по нарушениям процессуальных норм. Под благовидным предлогом улучшения организации деятельности судебных органов, Министр юстиции СССР был вправе вносить на рассмотрение Пленума Верховного Суда СССР предложения о даче судам руководящих разъяснений по вопросам материального и процессуального применения законодательства[4,c.30-32]. Даже поверхностный анализ полномочий органов юстиции показывает, что проводимые преобразования в области организационного руководства судами были нацелены на возвращение сталинской модели судебного управления. Они не отличались особой новизной и сколько-нибудь ощутимой самостоятельностью предложенных идей. В содержательном плане институт организационного руководства судами практически ничем не отличался от судебного управления сталинской эпохи и в основном сводился вновь к руководству судами, организации неукоснительного исполнения решений Коммунистической партии в судебных органах, воспитанию послушания судей. Поскольку, как и прежде, первостепенные задачи работников юстиции и судов в области обеспечения отправления правосудия, определялись исходя из решений и рекомендаций партийно-государственных органов по борьбе с преступностью. Именно это и определяло сферу наиболее тесного сотрудничества органов юстиции, суда и прокуратуры на данный исторический период[5]. Следует отметить, что в этот исторический период в довольно обширном блоке руководящих судебных документов были постоянные ссылки и обращения к партийным документам, давались подробные комментарии принятых партийных решений. К числу таких постановлений следует отнести: «О задачах судов по выполнению постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР» от 6 октября 1970г., «О задачах судебных органов в связи с решениями XXIII съезда КПСС» от 1 июля 1966г., «О задачах судебных органов в связи с решениями декабрьского (1969г.) Пленума ЦК КПСС» от 18 марта 1970г.,[6] «О дальнейшем совершенствовании деятельности судов по осуществлению правосудия в свете решений XXIV съезда КПСС» от 7 июля 1971г.[7], в которых постоянно указывалось на руководящую роль партийных органов, в том числе и в деятельности судебных органов. Названные постановления носили общий организационно-управленческий характер и ставили перед судами задачи по различным направлениям их деятельности, в том числе по обеспечению всестороннего взаимодействия с органами партийной и исполнительной власти, улучшения координации работы с правоохранительными органами по борьбе с преступностью.

Несмотря на то, что руководящие указания Пленума Верховного Суда СССР и Пленумов Верховных судов союзных республик должны были даваться лишь по вопросам применения законодательства. Тем не менее, в них помимо вопросов применения законодательства, давались конкретные указания органам юстиции и вышестоящим судам об обеспечении единообразного понимания судьями политики КПСС и Советского правительства в сфере осуществления правосудия, концентрации их внимания на основных политических вопросах деятельности судебных органов на данном историческом этапе развития советского общества.

Как уже указывалось выше, во всех актах, возрождавших органы юстиции, содержались довольно жесткие требования о том, что они (органы юстиции) не должны действовать в ущерб независимости судов, соблюдать принцип независимости судей и подчинения их только закону. Тем не менее, на практике все это выглядело совершенно иначе. Министерства юстиции СССР и РСФСР, министерства юстиции автономных республик, отделы юстиции исполнительных комитетов краевых, областных, городских Советов народных депутатов, как и в сталинский период, продолжали заслушивать доклады председателей судов и судей по вопросам как организации деятельности судов, так и качества отправления правосудия. Полномочия органов юстиции, теперь уже по организационному руководству судами нашли свое дальнейшее закрепление в законах о судоустройстве. Например, согласно ст. 19 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР», принятом в июле 1981 г., в компетенцию Министерства юстиции РСФСР, министерств юстиции автономных республик, отделов юстиции исполнительных комитетов краевых, областных, городских Советов народных депутатов в обобщенном виде входили: разработка предложений по вопросам организации судов, проведение выборов судей и народных заседателей; руководство работой с кадрами судов, проверка организации работы и деятельности судов, изучение и обобщение судебной практики, координация этой деятельности соответственно с Верховным судом РСФСР, верховными судами автономных республик, краевыми, областными, городскими судами, судами автономных областей и автономных округов, организация работы по ведению судебной статистики. В названный выше Закон была введена еще одна новелла, как считает автор статьи, направленная непосредственно на ущемление независимости судов. Так, в соответствии с п. 6 ст. 37 Закона председатели краевых, областных, городских и других судов областного уровня были обязаны представлять отчет и докладывать о деятельности суда соответствующему Совету народных депутатов.

В исследуемый период в сферу организационного руководства судами входили и другие направления деятельности органов юстиции. Например, органы юстиции определяли состав районного (городского) народного суда, количество народных судей и народных заседателей, замещали временно отсутствующего председателя районного (городского) народного суда или народного судьи, определяли порядок избрания и подотчетности краевого, областного, городского суда, суда автономной области и суда автономного округа. На них же лежала обязанность организации досрочного освобождения судей от занимаемых должностей и право привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Наряду с этим органы юстиции издавали ведомственные нормативные акты, в том числе приказы, инструкции и разъяснения по вопросам организационного руководства судами, обязательные для судей и работников судов. К ним в полной мере можно отнести такие приказы и постановления как «О дополнительных мерах по реализации замечаний и предложений избирателей, высказанных в ходе выборов народных судей», «О резерве кадров руководителей органов юстиции и судов», «Об итогах работы по укреплению материально-технической базы судов», «О допускаемых в судах нарушениях процессуальных и профессионально-этических норм судопроизводства», «О совершенствовании деятельности органов, учреждений юстиции и судов в условиях расширения демократии и гласности» и др. Таким образом, можно констатировать, что относительная организационная самостоятельность и независимость советских судов, появившаяся в 1963 г. в связи с упразднением органов юстиции, была практически утрачена с воссозданием органов юстиции. Теперь указания по организации судебной деятельности давались не вышестоящими судами (исключением являются постановления Пленумов Верховного Суда СССР), а в основном органами юстиции, причем с обязательными ссылками на решения съездов и пленумов ЦК КПСС.

Справедливости ради следует отметить, что органы юстиции после их воссоздания все же не мало сделали для организационного обеспечения деятельности судов. Например, нельзя не отметить их усилия по обеспечению судов надлежащими помещениями, принятию мер по улучшению организации работы в судах, оснащению современной на тот период организационной техникой и решение иных вопросов по многим другим направлениям судебной деятельности. Тем не менее, стиль руководства органов юстиции ничуть не изменился и остался прежним, вплоть до их вмешательства в процессуальную деятельность судов и дачи указаний по конкретным делам. Безусловно, все это наносило серьезный ущерб независимости и самостоятельности судей и тем самым еще более обостряло далеко не простые взаимоотношения между органами юстиции и судами. Показателен в этом отношении приказ Министра юстиции РСФСР от 4 ноября 1988 г. «О превышении полномочий и нарушении служебной этики начальником отдела юстиции Свердловского облисполкома т.Дмитриевым Г.П.», из которого видно, что при рассмотрении административного материала о нарушении установленного порядка проведения митингов судья Л.С. Кудрин счел необходимым исследовать дополнительные материалы и слушание отложил. Однако запрошенные материалы ему представлены не были, тогда судья прекратил производство по делу за отсутствием состава административного правонарушения. Указанные действия вызвали неодобрение у отдельных должностных лиц города, и судья был приглашен к начальнику отдела юстиции на беседу, проходившую с участием прокурора района и начальника РУВД, где ход судебного разбирательства получил критическую оценку. Как указано в приказе, начальник отдела юстиции Г.П. Дмитриев вместо оказания конкретной помощи в рассмотрении новой, к тому времени сложной категории дел, встал на путь администрирования и не только не оградил судью от неприкрытого давления, но и распорядился передать находившиеся в производстве аналогичные дела другому судье, а затем приехал в суд и прервал судебное заседание, которое вел судья и потребовал от него объяснений, высказав ему претензии, которые объективно были расценены как вмешательство в судебную деятельность. В данном случае судья за свою «строптивость» и ненадлежащее исполнение своих обязанностей по инициативе начальника отдела юстиции был досрочно освобожден от должности судьи, и только его жалоба в Министерство юстиции РСФСР послужила поводом для проведения проверки, восстановления на работе и наказания начальника отдела юстиции. Как видно из приведенного примера, за органами юстиции по-прежнему, хотя и в ограниченных пределах, продолжало сохраняться право проведения проверок в судах и, тем самым, оказания влияния на судей и выносимые ими судебные решения. Об этом красноречиво свидетельствует, в том числе, и следующая справка управления судебных органов Министерства юстиции РСФСР (1988 г.) «О допускаемых в судах нарушениях процессуальных и профессионально-этических норм судопроизводства». В ней в обобщенном виде приведены многочисленные нарушения, выявленные органами юстиции при проверке в судах как организационных, так и процессуальных вопросов (нарушение процессуальных норм о самоотводе судьи, нарушение требований закона при постановлении обвинительного приговора и др.). За каждый случай допущенных нарушений процессуального закона, как указано в обобщении, судьи привлечены к дисциплинарной ответственности.

В исследуемый исторический период Министерством юстиции РСФСР были разработаны методические рекомендации №К-8-392 от 11 июля 1988 г. «Об организации работы по предупреждению незаконного осуждения граждан», в которых министерствам и отделам юстиции на местах давалось указание о проведении служебных проверок в отношении народных судей по всем фактам необоснованных осуждений. При этом в приказном порядке рекомендовалось устанавливать причины судебных ошибок, а судей постановивших незаконные приговоры привлекать к строгой ответственности. Помимо того, в целях предупреждения недопустимости таких фактов предлагалось каждый такой случай рассматривать на заседаниях коллегий или оперативных совещаниях с заслушиванием руководителей судов и судей. В методических рекомендациях также предписывалось обо всех случаях проведения таких служебных проверок в отношении судей, направлять в Министерство юстиции РСФСР специальные донесения, в которых в обязательном порядке указывать конкретную вину судей, вынесших приговор, а также данные на членов вышестоящего суда, не исправивших их ошибку, и о принятых к ним мерах[8, c.45,170,185]

Как указывалось выше, руководящая роль органов юстиции проявлялась по различным направлениям организационной деятельности судов. Так, приказом начальника отдела юстиции Курганского облисполкома №128 от 13 ноября 1981 г. за искажения, допущенные при составлении государственной статистической отчетности по рассмотрению уголовных и гражданских дел в Щучанском районном суде Курганской области, был поставлен вопрос об освобождении от должности председателя районного суда[9, c.79-80].

По мнению автора статьи, историографический анализ исследуемого исторического периода обусловливает выделение двух основных подпериодов изучения истории судебного управления. Первый из них относится к началу 1970-х и до середины 1980 гг., а второй охватывает конец 1980-х до середины 1990 гг., то есть практически до начала нынешнего столетия. Следует отметить, что в рамках указанных исторических периодов, вплоть до середины 1990 гг., эволюция института судебного управления исследовалась крайне ограниченно и в основном такие работы были посвящены развитию судебной системы. Однако в череде таких работ встречаются и исследования посвященные организации судебной деятельности и судебному управлению[10]. Безусловно, характерной чертой работ первого периода (1970–середина 1980 гг.) является общая методология, в основе которой лежит концепция коммунистического строительства. Положительным в этих работах является то, что звучавшие в них концептуальные установки в некоторой степени способствовали утверждению в обществе уважения к закону, призывали к настойчивой борьбе с преступностью. И совершенно не случайно начало данного периода государственной политики в области юстиции совпадает с активизацией борьбы с преступностью. С принятием 23 июля 1966 г. постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по усилению борьбы с преступностью» были внесены изменения в уголовное законодательство, которые и определили линию дальнейшего поведения правоохранительных органов страны, в том числе и судов. Отличительная черта уголовной политики страны в этот период-это жесткая карательная практика. Предполагалось, что строгость уголовных наказания непременно приведет к снижению преступности, вплоть до полной ее ликвидации. Например, одним из направлений борьбы с преступностью государство выбрало борьбу со всеми видами хулиганства. Как отмечает В.И. Радченко: «В основе такой политики лежала простая идея в стиле вульгарного марксизма. Поскольку в социалистическом обществе ликвидированы социальные корни преступности, проблема заключается в распущенности отдельных личностей, то есть хулиганов, ибо на хулиганской почве совершается большинство всех преступлений»[11]. Подобный подход не замедлил дать свои результаты, поскольку по данным приведенным В.И. Радченко, уже в 1966 г. количество осужденных к лишению свободы увеличилось в полтора раза - до 491,3 тысячи человек. Практически с этого периода в стране начинается непрерывный рост как преступности, так и судимости. Все это противоречило партийно-государственной политике в области организации борьбы с преступностью, проводимой сразу после сталинского периода. В этот период (середина 1950 –х и до середины 1960 –х гг.) в стране уделялось серьезное внимание предупреждению преступности путем мобилизации всех возможностей общества. Советские судьи были нацелены на приоритетность мер воспитательно-профилактического характера и ориентированы на значительное усиление роли общественности в борьбе с преступностью и ослабление мер уголовно-правового принуждения. В связи с чем в их правосознании к 1970 –м гг. уже сформировалась идеология замены мер уголовного наказания воспитательным воздействием со стороны общественности. В результате по многим уголовным делам небольшой и средней тяжести лица, совершившие преступления, осуждались к мерам наказания, не связанным с лишением свободы. Под влиянием такой государственной политики было принято специальное постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 апреля 1965г. «О практике передачи судами дел и материалов на рассмотрение товарищеских судов».

Однако к началу 1970 гг. эти ориентиры сменились, и наметился поворот к применению самых строгих мер уголовного наказания в отношении не только рецидивистов и лиц, совершавших тяжкие и особо тяжкие преступления, но и мелких хулиганов, совершивших такое правонарушение дважды в течение одного года. Таким образом, партийно-государственная политика в области борьбы с преступностью становится стабильно жесткой, репрессивной, в которой не последнюю роль играют и судебные органы. Все это нашло отражение в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР, посвященных общим вопросам борьбы с преступностью: «Об улучшении деятельности судов по борьбе с преступностью» от 26 августа 1966г., «О деятельности судов по борьбе с рецидивной преступностью» от 18 марта 1970г. и др.

Рассматриваемый период характерен и тем, что судьи и председатели судов, как правило, являясь членами КПСС и депутатами советов различных уровней, по–прежнему продолжали испытывать систематическое давление со стороны партийных и сросшихся с ними советских органов, в результате чего нередко допускалось необоснованное осуждение граждан. По данным, опубликованным в газете «Известия», 27% работников правоохранительных органов и 47% граждан признали типичным явлением давление на суд со стороны партийных и советских органов. Многие считали причиной необоснованного осуждения лиц, неугодных местным властям, круговую поруку властей и правоохранительных органов, в том числе и судей[12, c.219]. Исследования Института государства и права АН СССР показали, что степень давления на суд и судей продолжает возрастать. Если в 1970-х гг. лишь 10% опрошенных судей заявили, что подвергались всякого рода незаконным воздействиям, то в начале 80-х годов на это указали 25% судей, а в конце 80-х годов об этом заявили уже более половины[13].

Вероятно, такие формы и методы судебного управления и руководства продолжали бы применяться и поныне, но в стране начались огромные политические и демократические преобразования, повлиявшие и на будущее судебной системы России. К ним можно в полной мере отнести начало судебной реформы, объявленной в 1988 г. на общесоюзном уровне. По мнению автора статьи, как ни парадоксально, но именно к заслуге Коммунистической партии следует отнести то, что XIX Всесоюзная конференция КПСС[14,с.462] продемонстрировала необходимость широкомасштабной перестройки в стране и подвела вплотную к принятию первого Закона СССР от 4 августа 1989 г. «О статусе судей в СССР», ставшего важным шагом на пути утверждения самостоятельной и независимой судебной власти.

Из изложенного видно, что процесс формулирования концепции государственной политики в сфере судебного управления связан с изменением модели судебного управления на «организационное руководство судами». В связи с чем определяются цели и компетенция данных органов, совершенствуется их структура, организационное обеспечение деятельности, кадровое и финансовое обеспечение, система учета и контроля над деятельностью судебной системы. Однако целью государственной политики в сфере судебного управления является не обеспечение самостоятельности и независимости судей и судебной системы, а направление их деятельности на применение репрессивных мер, связанных борьбой с преступностью, и установлением контроля над судебной системой. Для реализации этих целей государству необходимы было возродить специальные органы управления в системе исполнительных органов власти (органы юстиции), которые уже были в сфере судебного управления. Тем самым в судебном управлении стали функционировать методы управления, действовавшие до либерализации и демократизации общественно-политического строя (1950-1970гг.). Таким образом, была вновь воссоздана система судебного управления сталинского периода, но все же не в виде применения командно–административного регулирования деятельности судебных органов, а в более мягкой форме -организационного руководства судами.

Библиография
1.
ГАРФ. Ф. 353. Оп. 13. Д. 197. Л. 46.
2.
Шамба Т. М. Ленинские принципы партийного руководства правоохранительными органами//Правоведение. 1976. № 5
3.
СУ РСФСР. 1928. №46. Ст.343.
4.
Социалистическая законность. 1972. №6.С. 30-32
5.
Теребилов В.И. Укрепление законности – общая задача органов юстиции, суда и прокуратуры //Социалистическая законность. 1972. № 6.
6.
Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1970.
7.
Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. № 4. С. 7.
8.
Приказы, указания, инструкции Верховного Суда РСФСР, Министерства юстиции СССР и РСФСР, нотариата, адвокатуры. Архив Курганского областного суда. Д. № 3/1988. C.45,170,185
9.
Архив отдела юстиции Курганского облисполкома. Ф.№ р-2312. Оп.1л. Д.236. С.79-80.
10.
Божьев В.П., Добровольская Т.Н., Перлов И.Д. Организационное руководство судами в СССР (судебное управление) / под общ. ред. И.Д. Перлова. М.: Изд-во Юридическая литература, 1966;
11.
Радченко В.И. Хорошо сидим. Почти четверть мужского населения уже прошла тюремные университеты //Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2008. № 4.
12.
Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М.:Наука, 1990.С. 219.
13.
Савицкий В. Выборы судьи //Правда.1988.19 мая.
14.
КПСС в резолюциях.1988. Т.13. С. 462.
References (transliterated)
1.
GARF. F. 353. Op. 13. D. 197. L. 46.
2.
Shamba T. M. Leninskie printsipy partiinogo rukovodstva pravookhranitel'nymi organami//Pravovedenie. 1976. № 5
3.
SU RSFSR. 1928. №46. St.343.
4.
Sotsialisticheskaya zakonnost'. 1972. №6.S. 30-32
5.
Terebilov V.I. Ukreplenie zakonnosti – obshchaya zadacha organov yustitsii, suda i prokuratury //Sotsialisticheskaya zakonnost'. 1972. № 6.
6.
Sbornik postanovlenii Plenuma Verkhovnogo Suda SSSR 1924-1970.
7.
Byulleten' Verkhovnogo Suda SSSR. 1971. № 4. S. 7.
8.
Prikazy, ukazaniya, instruktsii Verkhovnogo Suda RSFSR, Ministerstva yustitsii SSSR i RSFSR, notariata, advokatury. Arkhiv Kurganskogo oblastnogo suda. D. № 3/1988. C.45,170,185
9.
Arkhiv otdela yustitsii Kurganskogo oblispolkoma. F.№ r-2312. Op.1l. D.236. S.79-80.
10.
Bozh'ev V.P., Dobrovol'skaya T.N., Perlov I.D. Organizatsionnoe rukovodstvo sudami v SSSR (sudebnoe upravlenie) / pod obshch. red. I.D. Perlova. M.: Izd-vo Yuridicheskaya literatura, 1966;
11.
Radchenko V.I. Khorosho sidim. Pochti chetvert' muzhskogo naseleniya uzhe proshla tyuremnye universitety //Vestnik Federal'noi palaty advokatov RF. 2008. № 4.
12.
Borodin S.V. Bor'ba s prestupnost'yu: teoreticheskaya model' kompleksnoi programmy. M.:Nauka, 1990.S. 219.
13.
Savitskii V. Vybory sud'i //Pravda.1988.19 maya.
14.
KPSS v rezolyutsiyakh.1988. T.13. S. 462.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"