Статья 'Становление дореволюционного российского законодательства о защите прав покупателей. ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Становление дореволюционного российского законодательства о защите прав покупателей.

Богдан Варвара Владимировна

доктор юридических наук

профессор, ФГБОУ ВО "Юго-Западный государственный университет"

305040, Россия, Курская область, г. Курск, ул. 50 Лет Октября, 94, оф. 535

Bogdan Varvara Vladimirovna

Doctor of Law

Docent, the department of Civil Law, Southwest State University

305040, Russia, Kurskaya oblast', g. Kursk, ul. 50 Let Oktyabrya, 94, of. 535

KurskPravo@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-420X.2014.4.13355

Дата направления статьи в редакцию:

18-10-2014


Дата публикации:

01-11-2014


Аннотация.

Регулирование отношений с участием потребителей имеет большое значение для любого демократического государства, поскольку данная сфера носит не только экономический, но и общенациональный социальный характер. Даже в древнейшее время законодатели стремились обеспечить интересы покупателей, главным образом, контролируя правильность ведения торговой деятельности. Вместе с тем, в дореволюционный период не существовало специальных норм, предусматривающих ответственность продавца непосредственно перед покупателем. Законы Российской Империи не сформировали защиту прав потребителей как самостоятельный институт гражданского права, а лишь создали его некоторые элементы. Но эти элементы, главным образом, формирование права на качество, прослужили основой для дальнейшего развития норм, охраняющих права покупателей. В процессе исследования автором использовались аналитический, проблемно-хронологический, сравнительно-исторический методы, применение которых к изучению исторического прошлого предусматривает анализ происходивших событий в их взаимосвязи и соответствующем конкретно-историческом контексте. Научная новизна исследования проявляется в том, что автор показывает влияние теории и практики дореволюционной защиты прав покупателей на необходимость понимания гармоничного сочетания (соотношения) публично-правовых и частноправовых средств, способов и форм воздействия на нарушителя законодательства о защите прав потребителей в их современном значении. Автор приходит к выводам, что отечественное дореволюционное законодательство и научная доктрина не предусматривали специальных норм о защите прав потребителя; для дореволюционного законодательства, регулирующего отношения с участием потребителей, характерна публично-правовая природа; были созданы предпосылки понимания защиты прав потребителей как комплексного правового явления, связанного с активным государственно-правовым регулированием.

Ключевые слова: права потребителей, история, дореволюционное законодательство, право на качество, частное право, публичное право, защита прав потребителей, исторические предпосылки, Правительствующий Сенат, Гражданское уложение

Abstract.

Regulation of the relations with participation of consumers is of great importance for any democratic state as this sphere carries not only economic, but also national social character. Even in the most ancient time legislators sought to provide interests of buyers, mainly, controlling correctness of conducting trade activity. At the same time, during the pre-revolutionary period there were no the special norms providing responsibility of the seller just before the buyer. Laws of the Russian Empire didn't create consumer protection as independent institute of civil law, and only created its some elements. But these elements, mainly, formation of the right for quality, served a basis for further development of the norms protecting the rights of buyers. In the course of research by the author analytical, problem and chronological, comparative-historical methods which application to studying of the historical past provides the analysis of the occurring events in their interrelation and the corresponding concrete historical context were used. Scientific novelty of research is shown that the author shows influence of the theory and practice of pre-revolutionary protection of the rights of buyers for need of understanding of a harmonious combination (ratio) of public and private-law means, ways and forms of impact on the violator of the legislation on consumer protection in their modern value. The author comes to conclusions that the domestic pre-revolutionary legislation and the scientific doctrine didn't provide special norms on protection of the rights of the consumer; for the pre-revolutionary legislation governing the relations with participation of consumers the public nature is characteristic; prerequisites of understanding of consumer protection as the complex legal phenomenon connected with active state and legal regulation were created.

Анализ дореволюционного российского законодательства, как древнейшего (Русская Правда, Псковская Судная грамота, Новгородская Судная грамота и др.), так более позднего, свидетельствует о том, что защита прав потребителей возникла и развивалась одновременно с экономической, торговой и хозяйственной жизнью российского общества и государства, но как самостоятельный правовой институт сформировалась лишь к середине XX вв. Необходимость возникновения данного института обусловливалось имущественным неравенством (положением) покупателя (заказчика) в системе договорных отношений. Логика жизни требовала создания дополнительных гарантий и преимуществ для наиболее слабой стороны участников договорных отношений.

Анализируя древнерусское законодательство, можно сделать вывод о том, что законодательные акты русского государства (московский период), уделяли большое внимание нормам обычного права, отличались консерватизмом, и не содержали правовых норм об ответственности за продажу некачественных товаров и ненадлежащее оказание услуг.

На наш взгляд, толчком к развитию соответствующих норм, послужило формирование права на качество товаров, работ, услуг (в современном понимании) как основополагающего права потребителя в эпоху Петра I. Им было создано большое количество норм, посвященных защите прав покупателей, например, Сенатский указ от 18 сентября 1713 г., предписывающий продавать в мясных рядах здоровую скотину [3, с. 631]; Устав воинских артикулов 1716 г. предусматривал наказание за обмер и обвес (арт. 200) [1, с. 364].

11 января 1723 г. Петр I издал Указ о качестве, который впервые в России регламентировал безопасность отечественной продукции и защиту прав потребителей: были сформулированы требования государства к качеству продукции, созданы основы по контролю и государственному надзору за качеством продукции, установлены меры ответственности за выпуск бракованного товара. Петр I создал в г. Архангельске правительственные бракеражные комиссии, которые занимались проверкой качества экспортируемого из России льна, древесины, пеньки и др., применение в производстве тульских самоваров и павловских замков [3, с. 54].

Характерно, что малочисленные нормы гражданско-правового характера о защите прав покупателей в дореволюционный период не носили общего или специального характера. Отправной точкой для создания соответствующих законодательных предписаний послужило развитие понятия «качество» в широком смысле, наделенного технологическим, правовым, социальным содержанием. Именно с XVIII в. прослеживалась взаимозависимость качества товара и процесса стандартизации, выступающей основным средством регулирования качества товара.

Свод законов Российской империи содержал существенные положения о качестве товаров и ответственности продавцов. Так, согласно Своду, продавец должен был «передать покупщику имущество той самой доброты, какой оно должно быть на основании условия или предварительно по обоюдному соглашению утвержденных образцов» (ст. 1516) [6, с. 467]. Правила о качестве распространялись и в отношении найма квартир, иных помещений.

Судебная практика исследуемого периода сформировала правило, согласно которому после сдачи дома в наем, хозяин был обязан поддерживать имущество в исправном виде, отвечал за скрытые недостатки и пороки, которые могли обнаружиться в имуществе к ущербу пользования [5].

Ряд положений, защищающих интересы покупателей, нашли свое отражение в Своде кассационных положений Правительствующего Сената. В соответствии с положением 2056 ошибка или заблуждение в достоинстве вещи, состоящей предметом договора, служило основанием для признания его недействительным. Ответственность продавца за ненадлежащее качество вещи возникала в следующих случаях:

- если он недобросовестно умолчал о негодности вещи;

- если вещь оказалась несходной с установленным образцом или низшего качества;

- если скрыл от покупателя недвижимости такие ее недостатки, обнаружение которых свидетельствуют, что покупатель получил не то, что хотел получить;

- если проданное (с торгов) имущество оказалось не того качества, которое было указано в описи [9, ст.ст. 2289, 2290, 6833, 6874].

Если проданная вещь оказывалась не того качества, которое было оговорено в договоре, то вопрос о ее принятии зависел от покупателя. Принятие им проданной вещи не лишало права возбудить спор о том, что ему была передана вещь не того качества, которое было установлено. По закону покупатель имел право:

- требовать передачи ему купленного товара, что не лишало его права требовать возмещения убытков, причиненных непередачей имущества;

- требовать возврата денег, уплаченных за купленное, но не переданное имущество;

- требовать от продавца возврата разницы между уплаченной суммой и действительной стоимостью вещи, принятой покупателем, если она была несоответствующей условиям договора. Этим разъяснением Сената была исправлена крупная ошибка, допущенная р.74 № 264, в котором устанавливалось несовместимое с понятием об обязательствах контрагентов по договору начало, основанное на поговорке «видели очи, что покупали» [9, ст. 6784]. В тоже время, если продавец не обязался заменить другой проданную им вещь, даже в случае признания ее некачественной, то он не мог быть принужден к такой замене.

- требовать расторжения договора купли-продажи: продавец, передававший покупателю вещь не соответствующую условиям сделки, мог быть понужден к ее принятию обратно независимо от того, уплачена ли за нее покупная цена или нет [9, ст.ст. 6780, 6781, 6782, 6783, 6784, 6790, 6791].

Недобросовестность продавца при продаже движимых вещей, умолчание о скрытых недостатках, введение покупателя в заблуждение давали последнему право на предъявление иска о возмещении убытков: «неисполнение договора одной стороной дает другой стороне право на взыскание убытков» [9, ст. 2277]. Спор о достоинствах проданной вещи был возможен и после принятия ее покупателем и уплаты за нее денег.

Обязанность вознаграждения контрагенту за причиненные ему вред и убытки неисполнением договора не было обусловлено тем, сказано ли об этом в договоре или нет. При этом убытки, причиненные неисполнением договора, могли быть взысканы независимо от взыскания неустойки. Неустойка была двух видов: законная и добровольная. Законная неустойка устанавливалась только по договорам займа, облеченных в форму заемного письма. Ни по каким другим договорам и обязательствам законная неустойка не полагалась. В тоже время добровольная неустойка могла быть установлена по любому обязательству. Размер добровольной неустойки не устанавливался: она могла быть определена в размере известной суммы, уплачиваемой единовременно, и в виде периодических платежей; а могла быть назначена на каждый день просрочки платежа.

Вызывает особый интерес мнение Государственного Совета о качественном оказании услуг общественного питания, включая время торговли (Правила для торговли питями в казенных винных лавках от 31.10.1897 г.), санитарно-гигиенические требования к используемой посуде («недопущение отпуска питей в грязной посуде, посуде с недостаточным весом» и др.).

Так, например, в г. Белгороде действовало «Обязательное постановление» Белгородской городской думы о внутреннем устройстве открываемых в г. Белгороде пивных лавок с продажей питей распивочно и на вынос, о соблюдении в лавках благочиния и благоустройства [2, л. 25-26]. Открытие пивных лавок в черте города допускалось лишь с разрешения городской управы, после осмотра помещения уполномоченными представителей управы. Комнаты пивных лавок должны были иметь много света, хорошую вентиляцию, содержаться в чистоте и опрятности; подаваемая посетителям для распития напитков посуда должна была быть чистой и не могла подаваться после ее употребления.

В местном законодательном акте особо оговаривались условия информирования посетителей о режиме работы пивной лавки, сведения о владельце лавки и производителе напитков, предлагаемых к продаже, информация о документах, разрешающих данный вид деятельности (патент и настоящее обязательное постановление вывешивались в пивной лавке на видном месте), а так же ценах на продаваемые напитки и закуски [2, л. 25-26].

В Торговом Уставе (1903 г.) содержались нормы, направленные на защиту прав покупателей. Согласно ст. 739 «при всякого рода сделках мене, купле, продаже и прочих должны применяться меры и весы, удовлетворяющие требованиям ст. 740-749» [7, ст.739.]. Устав предусматривал ответственность продавцов за применение мер и весов, не имеющих установленных клейм. По Мнению Государственного Совета от 15 мая 1900 г. «О распространении на губернии Воронежскую, Курскую… узаконений о казенной продаже питей», ограждение интересов потребителей заслуживало «особого, серьезного внимания, и в этом отношении заботы правительства должны быть направлены, прежде всего, к тому, чтобы введением в Империи правильной организации мер и весов и установлением надлежащего надзора за мерами, употребляемыми в торговле, устранялась возможность обмера и обвеса, а так же, чтобы случаи торгового обмана не оставались без возмездия» [8, с. 92].

Действовавшие в течение многих лет положения Свода Законов Российской империи страдали казуичностью, бессистемностью, создавая значительные трудности для юридической практики. В связи с изложенным, законодательное регулирование отношений между участникам имущественного оборота, нуждалось в дальнейшем совершенствовании.

Отметим, что в конце XIX - начале XX вв. была предпринята попытка разработки проекта Гражданского уложения Российской Империи (далее – Проект) [4, с. 321-607]. Проект расширил список статей, регулирующих договор купли-продажи, увеличил объем прав покупателей при обнаружении в проданном имуществе недостатков, распространил правила о надлежащем качестве на движимое и недвижимое имущество, возложил на покупателя обязанность немедленно осмотреть купленный товар и при наличии в нем недостатков незамедлительно сообщать об этом продавцу (в противном случае он лишался права ссылаться на недостатки), закрепил право покупателя на расторжение договора, уменьшение покупной цены при обнаружении недостатков в проданной вещи.

Проект Гражданского уложения на более высоком уровне урегулировал права и обязанности продавца и покупателя при заключении договора купли-продажи, обнаружении недостатков в проданном имуществе. К сожалению, в силу известных исторических причин, Проект так и не стал законом.

Таким образом, анализируя дореволюционный путь развития российского законодательства о защите прав потребителей, можно сделать следующие выводы. Законы Российской Империи не сформировали защиту прав потребителей как самостоятельный институт гражданского права, а лишь создали некоторые элементы данного института. Законодательство царской России регламентировало общественные отношения «продавец-покупатель» с помощью норм публичного и частного права, включая государственное право (определение порядка ведения торговой деятельности, распределение полномочий по контролю за ней), уголовное право (конфискация имущества, телесные наказания, уголовные преследования волхования и зелейничества), гражданское право (право на расторжение договора). В регулировании исследуемых правоотношений доминировало публичное начало, что существенным образом влияло на применение гражданско-правового механизма по защите прав потребителей. Проблемы обеспечения надлежащего контроля по соблюдению правил ведения торговой деятельности, качество выполняемых работ и оказываемых услуг затрагивали коренные интересы, как отдельных граждан, так и всего общества и государства в целом, требовали активного вмешательства со стороны государства. Теория и практика дореволюционной защиты прав потребителей привели к современному пониманию необходимости гармоничного сочетания (соотношения) публично-правовых и частно-правовых средств, способов и форм воздействия на нарушителя законодательства о защите прав потребителей.

Библиография
1.
Артикул воинский // Российское законодательство X-XX веков. Т.4 / отв. ред. А.Г. Маньков. – М.: Юрид. лит., 1986.
2.
Государственный архив Курской области. Ф.1. Оп. 1. Д.7733.
3.
Законодательство Петра I. – М.: Юрид. лит, 1997.
4.
Кодификация российского гражданского права / под ред. С.С. Алексеева. – Екатеринбург: Ин-т частного права, 2003.
5.
Победоносцев К.П. Курс гражданского права. – С.-Петербург, Синодальная типография, 1896 г. // СПС «Гарант: «классика российской цивилистики – гражданское право – обязательственное право – договор купли-продажи»»..
6.
Свод Законов Российской империи. – Т10. – СПб, 1907.
7.
Свод законов Российской империи. Устав торговый. – Т.11. – Ч.2. – С.-Пб., 1903. Ст.739.
8.
Систематический свод узаконений, распоряжений министерства Финансов и разъяснений Правительствующего Сената по казенной продаже питей / сост. А.А. Евреинов. – М., 1901.
9.
Сводъ кассационныхъ положений по вопросамъ русскаго гражданскаго материальнаго права за 1866-1905 годы. / Составитель В.П. Исаченко. – СПб, 1906.
10.
Раскотиков И.С. Гражданское законодательство как инструмент защиты публичных и частных интересов // Право и политика. - 2014. - 5. - C. 601 - 611. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.5.11714.
References (transliterated)
1.
Artikul voinskii // Rossiiskoe zakonodatel'stvo X-XX vekov. T.4 / otv. red. A.G. Man'kov. – M.: Yurid. lit., 1986.
2.
Gosudarstvennyi arkhiv Kurskoi oblasti. F.1. Op. 1. D.7733.
3.
Zakonodatel'stvo Petra I. – M.: Yurid. lit, 1997.
4.
Kodifikatsiya rossiiskogo grazhdanskogo prava / pod red. S.S. Alekseeva. – Ekaterinburg: In-t chastnogo prava, 2003.
5.
Pobedonostsev K.P. Kurs grazhdanskogo prava. – S.-Peterburg, Sinodal'naya tipografiya, 1896 g. // SPS «Garant: «klassika rossiiskoi tsivilistiki – grazhdanskoe pravo – obyazatel'stvennoe pravo – dogovor kupli-prodazhi»»..
6.
Svod Zakonov Rossiiskoi imperii. – T10. – SPb, 1907.
7.
Svod zakonov Rossiiskoi imperii. Ustav torgovyi. – T.11. – Ch.2. – S.-Pb., 1903. St.739.
8.
Sistematicheskii svod uzakonenii, rasporyazhenii ministerstva Finansov i raz''yasnenii Pravitel'stvuyushchego Senata po kazennoi prodazhe pitei / sost. A.A. Evreinov. – M., 1901.
9.
Svod'' kassatsionnykh'' polozhenii po voprosam'' russkago grazhdanskago material'nago prava za 1866-1905 gody. / Sostavitel' V.P. Isachenko. – SPb, 1906.
10.
Raskotikov I.S. Grazhdanskoe zakonodatel'stvo kak instrument zashchity publichnykh i chastnykh interesov // Pravo i politika. - 2014. - 5. - C. 601 - 611. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.5.11714.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"