Философская мысль
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Философия культуры"
Философия культуры
Гумерова Г.А., Никифорова А.А. - Проблема философии творчества Николая Александровича Бердяева c. 71-89

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.5.12073

Аннотация: Статья посвящена главной теме в жизни русского религиозного мыслителя начала XX века Николая Александровича Бердяева – проблеме творчества. Его понимание творчества имело свою специфику. Под творчеством в собственном смысле он понимал не создание продуктов культуры, не творчество «наук и искусств», не творчество художественных произведений, писание книг, картин и тому подобное, а «потрясение и подъем» всего человеческого существа, направленных на создание иной, высшей жизни, нового бытия. Проведён анализ возникновения культуры из культа, сакральных основ культуры, анализ появления культурных образов и культурных практик из культовой деятельности. Исследовано соотношения культуры и творчества, творчества как внекультурного начала и объективации творчества в культурных формах. Заключается в том, что: - дан систематический анализ идей о культуре русской религиозной философии ХХ века;-показано, что многие идеи современной культурологии относительно происхождения культуры, ее фундаментальных оснований, ее сакральных корней были впервые ясно и глубоко сформулированы именно в русской религиозной философии;-исследуются условия и возможности культурного творчества, возможности выхода творчества за пределы культуры, пути объективации творчества в культурных формах;
Тюгашев Е.А. - Тема Севера в философии Ф. Ницше c. 76-86

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.7.16208

Аннотация: Объектом исследования является комплекс взглядов Ф. Ницше на Север и специфику его культуры в сопоставлении с культурой Юга. Исходя из концепции климатических поясов культуры и позиционируя себя как человека Европейского Севера , Ф. Ницше высоко оценивает наследие относимой к Югу средиземноморской культуры и ищет пути освоения забытых ее достижений. В сравнении с Югом он характеризует такие элементы северной культуры как природу, культурный ландшафт, отношение к труду и миру, протестантизм, музыку и философию. Тематизация ницшевской философии Севера основана на глобальном подходе, который учитывает дополнительность осей "Запад - Восток" и "Север - Юг" в мировом развитии. Новизна проведенного исследования в анализе "северного текста" в философии Ф. Ницше с точки зрения глобальной оппозиции "Север - Юг". Показано, что Ф. Ницше осуществляет фронтальное сопоставление северной и южной культур по отдельным элементам. Оценивая северную культуру как вырождение южной культуры, потенциал Севера он видит в основательности социальной деятельности и способности рефлексии в скрытые пласты культуры Юга.
Беляев В.А. - Модернистская «критика культуры» и диалектика «культурного-посткультурного-интеркультурного» c. 90-178

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.5.12355

Аннотация: Основная цель данной работы – рассмотреть модерн как «критику культуры». Под «критикой культуры» я буду понимать изменение типа социокультурного построения по отношению к традиционному, реализацией которого можно считать средневековый европейский мир. Я буду выделять две интенции «критики культуры»: внутрикультурную (посткультурную) и интеркультурную. Результатом первой интенции должен стать проект «посткультуры», результатом второй интенции – проект «интеркультуры». Логику создания этих проектов и их реализации в самом общем плане я собираюсь показать. Внутрикультурный аспект будет акцентировать все связанное с индивидуальной свободой. «Культура» в этой интенции критики будет выглядеть способом похищения индивидуальной свободы человека. Но похищает ее у человека сам человек, «культурным» способом полагания реальности. Поэтому главным объектом в этой критике будет «человек, культурно полагающий». В качестве позитива будет вырабатываться проект мирового целого только на основе индивидуальной свободы. Интеркультурный аспект критики будет акцентировать те последствие «культурного полагания», которые порождают разделение человечества на «культурные» миры, отрицающие друг друга. Эта интенция будет строить в качестве позитива проект мирового целого на основе «общечеловеческих», «интеркультурных» ценностей. Сложные отношения в проектировании «посткультуры» и «интеркультуры», попытки восстановления «культурных» социокультурных построений на протяжении новоевропейской истории составляют то, что я назвал диалектикой «культурного-посткультурного-интеркультурного». Эту диалектику в самом общем плане я собираюсь показать. Начну я свой анализ с разбора кантовской философии религии, изложенной в «Религии в пределах только разума». Я буду интерпретировать философию Канта как предельно яркое выражение «критики культуры». В этом смысле Кант окажется одним из идеологов модерна, четко выразившим его главные интенции. Я постараюсь вскрыть сквозное действие в развитии его философии, которое будет начинаться с радикальной «критики культуры», а завершаться будет попытками возврата определенных «культурных» принципов – культурными ремиссиями. Его критику религии я также поставлю в перспективу этого сквозного действия. Я покажу, насколько в его философии присутствуют посткультурная и интеркультурная интенции «критики культуры» и диалектика «культурного-посткультурного-интеркультурного». Главным в раскрытии этой диалектики, как она реализуется в самом теле новоевропейского мира, будет анализ феноменов «вечного фашизма» и «вечной культурности». И тот и другой феномен будут связаны с фронтом культурных ремиссий ХХ века, который можно считать ответом на общеевропейскую волну по-сткультурности после Первой мировой войны. Особенно это относится к феномену «вечного фашизма», который я раскрою как предельно жесткое выражение «вечной культурности». Если модерн в целом рассматривать как развертывание «критики культуры», реализующейся в философско-идеологическом плане и в самом теле европейского мира, то логика развертывания посткультурной и интер-культурной интенций этой критики, логика разномасштабных и разнохарактерных откатов к «культурной» архитектуре человека, логика новых волн посткультурной и интеркультурной интенций критики в ответ на откаты и будет составлять модернистскую диалектику «культурного-посткультурного-интеркультурного».
Беляев В.А. - Конструируем модерн как систему антропологических проектов c. 92-197

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.4.11772

Аннотация: Цель этой работы – представить общий план новоевропейской культуры как систему антропологических проектов: «реформации», «просвещения» и «критики культурного разума». В качестве точки отталкивания для развертывания своего дискурса я буду использовать общий план представлений о «диалектике просвещения», созданных в рамках Франкфуртской школы социальной философии. В общем смысле моя позиция является альтернативой тем вариантам представлений о модерне, которые основаны на представлении о том или ином варианте проекта «покорения природы», лежащим в ее основе. Такие представления я воспринимаю как вызов. Ответом на этот вызов является попытка рассмотреть «диалектику просвещения» как результат реализации не проекта «покорения природы», а проектов «покорения человека». Я предлагаю рассматривать Просвещение как чисто антропологический проект, результатом реализации которого и должна была стать то проблемная ситуация, которую распознает Франкфуртская школа. Причем все множество проблемных полей, которые я перечислил, должно в своих основных чертах быть проекциями реализации просвещенческого антропологического проекта. (В том числе и «покорение природы».) Я сказал, что мою позицию можно рассматривать как ответ на позицию Франкфуртской школы. Это не значит, что я буду заниматься критическим анализом ее позиций. Рассмотрение новоевропейской культуры как реализации проекта «покорения природы» достаточно распространено на сегодняшний день. Поэтому я отвечаю на вызов такой распространенности. Франкфуртская школа в данном случае играет роль «представителя позиции». Для меня здесь важно то, что Франкфуртская школа центрирована на той фазе реализации проекта Просвещения, который можно считать интегральным результатом его институциональной победы: середина XIX – середина ХХ в. Интегральная реальность, которая выражается системой понятий: «натурализм», «реализм», «позитивизм», «индивидуализм», «демократизм», «либерализм», «буржуазность», «капитализм», «научность», «рационализм», «сциентизм» – эта реальность стала выраженной во множестве ракурсов (принципов, идеалов, институтов) победой просвещенческого проекта. Те противоречия, которые в ней обнаружились – внутренние реализационные противоречия этого проекта. В том числе и те противоречия, которые кажутся отрицающими сам просвещенческий проект. Пафос моей позиции состоит в обнаружении это внутренней противоречивости. Те противоречие, которые связаны с понятиями: «национализм», «фашизм» и «коммунизм», – я тоже буду раскрывать в контексте диалектики проектов «реформации», «просвещения» и «критики культурного разума».
Мостицкая Н.Д. - Праздничность и повседневность в проекции константности и динамичности бытия культуры c. 129-143

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.4.18338

Аннотация: Особое внимание уделяется анализу процесса взаимодействия и динамики таких форм культуры как праздник и повседневность с точки зрения их логических противоречий и синтеза. Автор исследует диалектический, метафизический и синергийный подходы в изучении феномена праздничности. Обращение к античной традиции философской мысли позволяет раскрывать феномен праздничности как «константности» бытия. Повседневность при этом представлена как «динамичность» бытия, в то же время специфика феномена "повседневности" раскрывается посредством обращения к постмодернистской философии. В качестве обоснования такого подхода автор предлагает синтез метафизического и диалектического методов познания, а также использование синергийной парадигмы, позволяющих объяснить периоды стабилизации и изменения праздничной традиции, а также динамику и вектор развития повседневности. Синтетический подход раскрывает проблему праздничности и повседневности в философско-культурологическом аспекте и составляет новизну данного исследования. Праздничность и повседневность, рассматриваемые как константность и динамичность, используются в качестве элементов системы координат для моделирования коммуникативного пространства в его векторной ориентации, а также описания бифуркационного перехода. Использованию физико-математических параметров синергийного подхода, постулируемого автором в качестве ведущей парадигмы для анализа категорий праздничности и повседневности как константности и динамичности, сопутствует ориентация не только на синтез философских, но и математических категорий .
Волкова Е.Г. - Феномены архаической культуры в концепции В.Я. Проппа (философско-культурологический анализ) c. 170-187

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.5.15688

Аннотация: Объектом исследования в данной статье является научное наследие отечественного фольклориста, филолога, этнографа Владимира Яковлевича Проппа в контексте современной ему эпохи. В качестве предмета исследования выступают идеи этого ученого, связанные с различными феноменами архаической культуры. Особое внимание уделяется анализу его научных представлений о таких явлениях, как архаический миф, сопровождающие его ритуальные практики и восходящие к нему генетически произведения устного народного творчества (прежде всего, волшебная фольклорная сказка). В качестве основных методов выбраны философско-культурологический анализ, метод историко-философской реконструкции, включающий приемы первичного (при рассмотрении источников) и вторичного (при привлечении различного рода литературы по изучаемой теме) исследования, метод сравнительного анализа для выявления интеллектуальных пересечений основных идей ученого с идеями представителей западной и отечественной гуманитаристики. Новизна исследования заключается в том, что в нем не только рассмотрены и проанализированы с философско-культурологической позиции основные положения концепции архаического фольклора Проппа, но и предложен вариант реконструкции его концепции архаического мифа, включающей в себя анализ идей ученого, связанных с онтологическим статусом мифа, его гносеологической функцией, социальным значением.
Амельченко С.Н. - Моделирование в методологическом инструментарии гносеологии и онтологии культуры c. 179-207
Аннотация: Метод моделирования в современной онтологии и гносеологии культуры является слабо разработанным и мало востребованным. Редким примером его применения стала фи-лософская концепция М.С. Кагана, в которой он наглядно представил место культуры в сис-теме бытия. Между тем, некоторые его суждения могут быть развиты и дополнены, что по-зволило бы внести новые коррективы в формирование объективного знания культуры. Этой цели служит анализ структурных составляющих онтологической системы, включающей не указанное Каганом бытие объективированного и индивидуализированного идеального. В статье показано, что именно в этом структурном подразделении бытия продуцируются смыслы, идеалы и цели человека и общества, являющиеся основным источником возникно-вения и развития культуры, признаком ее надбиологического статуса в мировом универсуме, условием ее гармоничной связи с цивилизацией. Проведенное в исследование моделирование позволяет также выявить диалектическую связь, возникающую между структурой бытия, все уровни и формы которого обусловливают формирование культуры, и ролью самой культуры, обеспечивающей многообразие системы бытия и являющейся способом репрезентации таких его компонентов, как человеческое, социальное, идеальное.
Борисов С.В. - Naive philosophizing in the life of a child c. 184-193

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.11.9329

Аннотация: What is naive philosophizing of childhood and what is its particularity? Synthesizing concepts “naivety” and “philosophizing” we come to the concept of “naive philosophizing”. This philosophizing is not the kind overstepping the bounds of ordinary-practical knowledge and, moreover, rooting in mythical consciousness, but the one comprising reflective, existential and critical components. As a matter of fact it is a self-reflection of a myth done by all possible intellectual means, where the myth remains a symbol of unity, pleasure, knowledge and belief. Beginning with such conceptual affects as surprise, doubt, experience of existential conditions, naive philosophizing finds direct continuation in the intellectual game as the form of communication. We consider communication as a necessary condition of realization of naive philosophizing; therefore the best way of its realization is the live conversation in the form of a dialogue or a polylogue provoked by spontaneous asking. Naive philosophizing acts as an attempt of rational comprehension of a myth; however the myth remains the principal means of perception of the world and world-view.
Фатенков А.Н. - Мировоззренческие апории современной России c. 203-262

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.1.10624

Аннотация: В статье анализируется и критически оценивается мировоззренческая ситуация, культивируемая в стране властными структурами. В числе удручающих мировоззренческих феноменов рассматриваются: умаление роли философии, как ответственного свободомыслия, в угоду догматизму религии, декларативному объективизму науки и утилитарно-коммерческому типу мышления; внедрение в коллективное сознание элементов профанной эсхатологии; ставка власти на принцип эффективности в вопросах организации общественной жизни. В соотнесении с аутентично философским взглядом на мир, заданным ещё Гераклитом Эфесским, формулируется и обосновывается ряд конкретных претензий к религиозно-церковным христианским воззрениям и практикам, к альянсу церкви и светской власти. Текст периодически отсылает потенциального читателя к идеям Никколо Макиавелли и Альбера Камю, с их неподобострастным, реалистичным толкованием человеческого удела. Аргументируется необходимость и желательность метафизически корректных дискуссий философов и теологов. Подчёркивается недопустимость и пагубность вульгарно прагматического подхода к сферам образования и науки, неадекватность нормы эффективности при характеристике содержательных социально-культурных процессов и состояний. Для верной оценки качества человеческой жизнедеятельности рекомендуется ориентация на принцип самостоятельности.
Полищук В.И. - Идея культуры c. 204-217
Аннотация: Аннотация: краткий обзор мнений о предмете философии культуры, о роли философии в культуре делает необходимым обоснование категории «идея культуры», которая проявляет себя в создании человеком «вида» и «видимости». Последняя понимается не как иллюзия, а как мир, существующий в качестве способности человека видеть. Выдвигается гипотеза о рождении нового образа культуры, провозвестницей которого является современная философия культуры.
Кузнецов Ю.В. - Проблема демаркации при анализе научной дискуссии в условиях мультикультурализма c. 231-258

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.2.272

Аннотация: В статье рассматривается проблема сохранения значимости аргумента ad homine при различении научных и вненаучных форм дискуссии в условиях мультикультурализма. Актуальность данной проблемы обусловлена изменением статуса субъекта познания, чьи культурные и социальные пресубпозиции не могут игнорироваться при анализе результатов исследовательской деятельности. Сделанные в статье выводы базируются на анализе деконструирующих идею универсальности научного знания концепций.
Корень Р.В. - Философско-этнические исследования функций культуры c. 295-306

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.10.825

Аннотация: В данной статье рассмотрен широкий круг вопросов, связанных с функциями культуры и их сопряжениями. Показана некорректность бытующего среди культурологов мнения о том, что все функции культуры социальны. Многообразие функций культуры может быть сведено к двум основным группам: функции ординарные (повседневные), в том числе социальные, и фундаментальные, обеспечивающие выживание. Фундаментальные функции культуры прояв-ляются именно через этнические процессы (поскольку именно этнос является носителем культуры) и определяются ими в специфическом разнообразии, в зависимости от этнической иерархии. Рассмотрены сущность жизни и сущность человека, а также результаты первичные, которые являются самоцелью. Социальные функции культуры являются отраже-нием вторичных результатов. Но, развивая их в ущерб фундаментальных функций культуры, отражающих первичный, исходный результат выживания, мы уподобляемся наркоману. Осве-щен закон возрастания роли культуры, составляющие процесса коммуникации и определяющая роль информационного компонента триединых систем. Показано, что информатизация общества является культурологической проблемой. Освещен фундаментальный принцип любой науки и искажение информации по пути от источника к потребителю.
Беляев В.А. - К идее интеркультуры c. 309-346

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.5.443

Аннотация: Статья представляет собой краткое введение в теорию интеркультуры, разработанную ав-тором. Интеркультурой автор называет особое социокультурное построение, которое тра-диционно называют новоевропейской культурой. В статье представлены основные поня-тия и принципы теории интеркультуры, ее эвристические возможности в отношении ана-лиза различных ракурсов и размерностей новоевропейского социокультурного мира. На концептуальном уровне раскрывается отличие ценностного строения интеркультуры от строения традиционных социокультурных систем – культур. Раскрывается стратегиче-ское ограничение миросистемы культур. Показывается жизненный вызов, который выте-кает из этого ограничение, и ответом на который можно считать рождение интеркультуры. Вырисовываются стратегические направления развития интеркультурного мира и его стратегические границы. Введение в теорию интеркультуры сочетается с анализом кантовской стратегии построения «вечного мира». Автор показывает, как из–за структуры кантовской работы проступают черты теории интеркультуры. Работа предназначена для всех, кто интересуется философской антропологией.
Беляев В.А. - Кризис интеркультуры и культурные ремиссии c. 580-617

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.7.557

Аннотация: Статья представляет собой очередной шаг введения в теорию интеркультуры, разработан-ную автором. В этой части ведения акцентируется понятие «культурная ремиссия». Куль-турными ремиссиями автор называет формы проявления ценностной геометрии типа «культура» в контексте интеркультуры. Отдельной задачей для автора является показ то-го, как современная идеология либерализма, оперирующая понятиями «глобализация», «обратная глобализация», «либеральное равенство», «стремление к культурному обособ-лению» – тяготеет к теории, подобной теории интеркультуры. Автор показывает, как тео-ретическое пространство интеркультуры, от первых ее идеологов до современных, опери-рует сходной системой принципов и понятий, принимает одни и те же жизненные вызовы, давая стратегически сходные ответы на них – то есть развертывает теоретическое пространство интеркультуры. Одновременно показывается ограниченность таких теорий, тяготение к их взаимному соизмерению и синтезу в одну теорию, которую автор и называет теорией интеркультуры. В качестве примера ограниченной современностью теорией берется книга С.Бенхабиб «Притязания культуры. Равенство и разнообразие в глобальную эру». Автор показывает, как через критический анализ этой монографии можно выйти к понятиям «интеркультура» и «культурные ремиссии». Статья предназначена для всех, кто интересуется философской антропологией.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"