Философская мысль
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Социальная философия"
Социальная философия
Кучуков М.М. - Историчность истории как феномена социальной жизни c. 1-16

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.5.12354

Аннотация: На рубеже конца XX — начала XXI века, в процессах хаотизации миропорядка, история проявилась необходимой предпосылкой деструктивной деятельности различного типа социальных субъектов. Возникла проблема определения социальной роли истории, существования разного типа функциональности в контексте социальных процессов. История, существует и как совокупность конкретных и разнообразных действий отдельных людей, человеческих групп, находящихся во взаимосвязи и образующих планетарный социум и как сгусток информации оказывающей влияние на общественную жизнь. Эта вторая ипостась и является предметом анализа. Статья базируется на принципах системности и историзма, единства исторического и логического. Более конкретно, использован метод сравнительно-исторического анализа. Исходным в исследовании является анализа суждений Ф.Ницше о возникновении и существовании истории в жизни человека, о причинах и формах негативного влияния истории на мировоззрение и деятельность человека. Методом сравнительно-исторического исследования выявлены особенности происходящих трансформаций с историей в современности. Научная новизна определяется созданием концепции изменения социальной роли, содержания и формы истории во времени, особенности проявления её историчности в деятельном существовании социума.
Рыскельдиева Л.Т., Коротченко Ю.М. - Текстовая компонента в современных социально-философских исследованиях c. 1-10

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.11.2088

Аннотация: Объектную область составляют современные социально-философские исследования. Предметом является текстовая компонента в современном социально-философском знании. Авторы статьи предлагают обогатить и дополнить предметное поле современных социокультурных исследований рефлексией социально-философских импликаций результатов анализа текстовой культуры. Таким образом, в зону рефлексии авторов попадает феномен публичного текста вообще и публицистические тексты, в частности. При этом они полагают, что валюативный анализ публичного текста позволяет увидеть текстовый характер объекта исследования социальной философии. Данное исследование осуществлено в границах интерпретационной парадигмы современного социально-философского знания, предполагающей рассмотрение социальной реальности как объекта осмысления, понимания и оценки. Это, в свою очередь, позволяет говорить о социальном тексте и как о пространстве реконструирования социальной реальности, и как об инструменте познания общества. Предложенный валюативный анализ реализует ключевые методологические установки в современном социально-философском знании, во-первых, на социокультурную трактовку общественных феноменов, во-вторых, - на междисциплинарный характер их изучения. Новизна полученных результатов связана с введением в область социокультурных исследований такого объекта как текстовая культура, понимаемая как совокупность способов производства, хранения и трансляции текстов. Предложен аналитический проясненный, рефлексивный язык прочтения социального текста, построенный на базе валюативного словаря. Социальный текст определен как авторский текст, сознательно опубликованный и содержащий авторское отношение, позицию или программу действий по образованию общности. Основной вывод заключается в том, что производство, хранение и трансляция текстов – это единственная предметная данность в любом исследовании человека, культуры или общества. Учет специфики текста, с которым работает исследователь, того, как, когда и при каких обстоятельствах он был опубликован, коммуникативной ситуации в его рамках, его цели и адресата поможет социальному философу глубже заглянуть в механизм образования социальных смыслов.
Качулин А.Г. - Сетевое массмедиа и информационное общество: социально-философский анализ процесса формирования новых иерархий c. 1-12

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.9.24127

Аннотация: В статье проводится анализ данных экономического рейтинга крупнейших мировых компаний Financial Times Global 500 за II квартал 2017 года. Показано, что из десяти крупнейших по показателю рыночной капитализации мировых компаний семь связаны с технологиями массовой коммуникации. На основании данных анализа финансовой отчетности компаний и публичной информации об их деятельности, дано социально-философское объяснение резкого роста капитализации этих компаний. Показано, что эти предприятия заняли ключевые позиции в рейтинге под действием глобального тренда, оформившегося после мирового кризиса 2008 года. За счет междисциплинарного подхода, объединяющего инструментарий философии и социологии массовой коммуникации, методы медиаэкологии и медиатеории, исследована природа этого тренда. Показано, что он связан с распространением сетевой технологии массовой коммуникации. Проведено исследование влияния сетевой технологии на социальную структуру. Показано, что сетевые массмедиа оказывают на общество одновременно два противоположных эффекта. Как средство связи сетевое массмедиа оказывает децентрализующее влияние на социум, деконструирует жесткие иерархии и создает сети координации как новые организационные структуры. Но сам процесс децентрализации в рамках сетевого взаимодействия служит целям формирования новой иерархической системы, в рамках которой сетевые массмедиа становятся новыми центрами мирового влияния в качестве организаторов среды функционирования социальных процессов.
Тюгашев Е.А. - Философия как социокультурный феномен c. 1-8

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.10.24144

Аннотация: Объектом исследования выступает феномен философии, который в социальной философии традиционно описывается как форма общественного сознания, а в последнее время - как самосознание культуры. Эти описания предложено соотносить как социоцентризм и культуроцентризм в интерпретации феномена философии. Культуроцентристская интерпретация философии представляется проблемной ввиду того, что, во-первых, часто усматривает возникновение философии только в отдельных культурных центрах, во-вторых, используя понятие культуры как системы программ, не раскрывает механизма формирования самосознания у этой системы программ. Поэтому актуальны критическая рефлексия культуроцентризма и его совмещение с позицией социоцентризма в описании философии как социокультурного феномена. Дилемма социоцентризма и культуроцентризма разрешается на основе использования социокультурного подхода в его рефлексивной интерпретации. Данная интерпретация опирается на общественно-историческую трактовку культуры как конкретно-исторического варианта развития общества и предлагает представление общества как ансамбля взаимодействующих культур, а социокультурного — как социального в культурном разнообразии. Проведенный анализ концепции философии как самосознания культуры позволил сделать вывод о том, что формирование самосознания такого субъекта с необходимостью осуществляется в рамках внешней рефлексии культур, т. е. в комплексе взаимодействующих этносоциальных организмов. В практической деятельности по социокультурной медиации возникает практическая, повседневная философия. Для комплекса социальных организмов, составляющих цивилизацию, профессиональные философы фиксируют в абстрактно-всеобщей форме основания мироустройства в том виде, как они освоены в цивилизационном опыте. Профессиональная философия является самосознанием и рефлексией не просто локальных культур, а культур, притязающих на достижение масштаба мировых цивилизаций. Это обстоятельство объясняет существование центров возникновения философии, а точнее, институционализированной профессиональной философской деятельности в контактных зонах крупнейших цивилизаций.
Сиземская И.Н. - Власть и поэт в России c. 16-25

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.5.18816

Аннотация: В центре внимания автора проблема «Поэт и власть». Рассматривая её в исторической ретроспективе, автор обращается к истории отечественной интеллигенции как феномену русской культуры, связывая её родословную с появлением «служилой интеллигенции» эпохи Петра I. С реформами Петра I появился образованный социальный слой, соединявший духовное творчество со службой в государственных структурах, т.е. с непосредственным сотрудничеством с властью. Результатом совместных усилий, как завершение петровских реформ, явилась дворянская культура, субъектом которой стала отечественная художественная интеллигенция. В статье показано, что на всех этапах своей истории она, следуя идеалам Просвещения, была её носителем и творцом, аккумулирующим нравственно-гуманистические ценности, всегда защищала идеи свободы и социальной справедливости; в постоянном противостоянии консервативным общественным силам, она отстаивала право личности на свободное волеизъявление и духовное (интеллектуальное и художественное) творчество. В рамках выбранного историко-философского анализа автор обращает внимание на тот факт, что русский интеллигент в отличие от европейского интеллектуала, воспринимал себя «чужим» в своей социально-политической среде, оправдывавшей диктат самодержавия, произвол крепостнического строя, поголовное невежество. Автор приходит к выводу, что критическое отношение к действительности, было константой интеллигентского самосознания. Поэтому на всём бытии отечественной интеллигенции лежит отпечаток раздвоенности в её отношениях к власти, противостояние которой к началу XX века приняло форму «противогосударственного отщепенства», как назвал эту черту Струве. В статье отмечено, что эта черта была свойственна поэтам Серебряного века, чему предлагается своё объяснение. Отдельно автором рассматривается история взаимоотношений художественной интеллигенции и власти после Октября 1917 года. Новый политический режим усилил диктат власти в лице Сталина на духовную жизнь общества. Первыми жертвами новой власти были Н. Гумилёв, О. Мандельштам, А. Ахматова. Их творческая судьба и история противостояния тоталитарному режиму стала в статье предметом отдельного рассмотрения.
Грязнова Е.В., Афанасьев С.В. - Индивидуализация человека в информационной социализации c. 17-29

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.1.20968

Аннотация: В условиях информационного общества социальный опыт уже не может передаваться только традиционными методами. Современный человек вынужден с раннего возраста погружаться в информационное взаимодействие, происходящее в поле информационной реальности, создаваемой современными информационными технологиями. Таким образом, второй период социализации личности – индивидуализация, являющаяся наиболее активным этапом образования и воспитания человека проходит в большей степени под управлением не реальных социальных субъектов, а информационных квазисубъектов. В статье рассматриваются возможные негативные последствия подобной индивидуализации. В основе изучения индивидуализации как этапа традиционной и информационной социализации личности используется субъектно-субъектный подход. В работе использовались методы анализа и обобщения. Основными выводами проведенного исследования является обоснование того, что индивидуализация в информационной социализации личности имеет как положительные, так и отрицательные последствия. Наиболее опасными оказываются: возможность формирования усредненной, универсальной личности, лишенной принадлежности к национальной культуре. Причина не только в переносе социализации в информационную реальность, а в передаче функций управления этим процессом информационным квазисубъектам.
Меликов И.М., Храпов С.А. - Феномен "русского религиозного социализма": Н. Бердяев о специфике социализма и советская действительность c. 21-33

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.7.23401

Аннотация: Предметом статьи является социализм, как особая историческая форма бытия духовной и социальной действительности. Актуальность исследования обусловлена значимостью социалистического периода российской истории, а так же 100-летием революции 1917 года. Целью исследования является комплексное осмысление феномена социализма, его реально-исторических проявлений и идеалистической природы в контексте религиозной философии Н.А. Бердяева, посредством социально-философского и теологического анализа. Предмет исследования конкретизируется в следующих разделах статьи: «Постановка проблемы», "Трансформация идей марксизма в «религиозный социализм», "«Религиозный социализм» и советская действительность". Методология исследования строиться на принципах компаративизма, системности и междисциплинарности. Авторами используется историко-философский, социально-философский, социокультурный, социально-теологический подходы к анализу социализма как особой исторической формы бытия духовной и социальной действительности. Новизна исследования отражена в следующих выводах: 1. Трансформация идей марксизма в русский «религиозный социализм», является одним из значимых парадоксальных социокультурных процессов российской истории XX века, во многом, отражающем амбивалетность русского национального характера и противоречивость «души» российского народа. Теократическая форма социализма в нашей стране была неизбежна, в силу, ее религиозно-трансцендентных цивилизационных оснований. Именно поэтому социализм так быстро вошел в идеальные и реальные сферы общественного бытия. 2. Чрезвычайно важной особенностью теократической природы русского социализма является его носитель - советский народ – это явление достаточно уникальное в истории. Его характеризовали, на наш взгляд, три главных признака.Во-первых, это идейность. Не идеологизированность, а идейность. Речь идет не о политической идеологии, а о психологической особенности. Идеи для советского народа были важнее самой жизни. Идеи для него были идеалом жизни, а потому становились своеобразными идолами. Советский человек искал возвышенный идеал, стремился к нему и свою жизнь обязательно соотносил с ним. Коммунизм представлялся советскому человеку идеалом, но только потому, что он сам настроен на идеал. В противном случае любой идеал становится простой фразеологией.Во-вторых, романтизм. Без него советский человек просто не выжил бы в серых буднях социалистической действительности. В-третьих, моральность, граничащая с религиозностью. Советская мораль, ценности которой не отличались от универсально-религиозных, по сути дела и стала основой, если так можно сказать, советской религии.3. Советский строй был теократией, поскольку превыше всего он провозглашал не только духовные, но даже религиозные ценности, наполняя социализм трансцендентными смыслами. Социализм строился на романтике души, он сам вытесняет душу человека из сферы материальной и социальной жизни в сферы значительно возвышенные, в более духовные, пребывая в которых она может обрести романтизм. Социализм не позволяет человеческой душе опуститься на землю, ибо для него это означает смерть. Именно поэтому в годы социализма было создано немало гениальных творений культуры. Советский строй, фактически, прекратил свое существование, когда на смену этим возвышенным качествам пришли приземленная реалистичность и низменная прагматичность.
Гусев Д.А. - Либерализм, православие и национальная идея в условиях переходного периода и кризиса современного российского общества c. 25-62

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.2.14413

Аннотация: Поиск новой национальной идеи в эпоху переходного периода и кризиса современного российского общества является острой и актуальной проблемой. Национальная идея – это «вавилонская башня», в коллективном строительстве которой реализуется некая общая социальная сверхзадача или сверхцель, и именно поэтому она может стать цементирующей основой социума. Ввиду нарастания клерикализации современного российского общества, усиления роли Церкви в политической и культурной жизни страны, можно было бы предположить, что православие могло бы стать основой для новой национальной идеи. Автор статьи обосновывает положение о том, что православное христианство, скорее всего, не сможет стать новой национальной идеей не столько по причине многонационального характера российского государства, сколько по причине того, что одной из основ религиозного мировоззрения является идея личного спасения, которая является по своей сути антиколлективистской, или индивидуалистической. Однако рыночные и либеральные ценности так же, как и ценности религиозного характера, базируются все на той же идее «личного спасения», понимаемого только не в мистически-сверъестественном измерении, а в сугубо светских ментальных координатах: личная карьера, личное обогащение, личный успех; в силу чего поиск адекватной и действенной системы ценностей, которые могли бы сформировать новую национальную идею, до сих пор остается делом будущего.
Гончаров В.В. - Эволюция онтологических принципов в глобальном конституционализме c. 31-47

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.8.19878

Аннотация: В настоящей статье проводится анализ эволюции философских принципов в рамках социальной концепции глобального конституционализма.Автор обосновывает, что социальная концепция глобального конституционализма возникла как следствие общности основной цели социальных концепций неолиберализма и неоконсерватизма, господствующих в США и Западном мире - обеспечение сохранения и развития мировой капиталистической системы.Следовательно, истоки философских принципов глобального конституционализма находятся в социальных концепциях неолиберализма и неоконсерватизма, которые послужили основой разработки процессов глобализации мира по западному образцу. В работе используется ряд методов научного познания: гносеологический; онтологический; формально-логический; диалектический; статистический; сравнительно-правовой; абстрактно-идеалистический; конкретно-исторический. Дальнейшее развитие философских принципов глобального конституционализма как социальной концепции обусловлено их противоречиями с философскими принципами альтернативных социальных концепций, обосновывающих глобализацию "слева" - альтерглобализм; а также социальных концепций противников глобализации общественно-политической, государственно-правовой, финансово-экономической жизни обществ и национальных государств, как "справа" - альтерглобалистов (изоляционистов, пацифистов, анархистов, неомарксистов, "зеленых", защитников животных, борцов за права человека, хиппи, националистов и т.п.), так и "слева" - современных марксистов, пролетарских интернационалистов.
Левикова С.И. - Социальный феномен неформальной молодежной субкультуры (на примере субкультуры растафари: история, социокультурное значение) c. 32-123

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.5.15474

Аннотация: Неформальная молодежная субкультура как социальный феномен, занявший прочное место в структуре современных индустриально развитых обществ, переходящих к ступени постиндустриализма, представляет собой продуцирующие собственные субкультуры самоорганизующиеся социальные группы. Без знания и понимания этого феномена (выявления его сущностных характеристик, законов функционирования, динамики развития и т. п., что представляется возможным сделать лишь при рассмотрении его с позиций социальной философии, отображающей феномен в его целостности), невозможно адекватное отображение современной социальной действительности. В свою очередь сам феномен неформальной молодежной субкультуры включает в себя множество разнообразных неформальных молодежных субкультур (по принципу: «целое» и «часть» или «общее» и «частное»). Подобных «частных» неформальных молодежных субкультур в структуре современных развитых обществ очень много, причем одни из них существуют длительное время, а другие очень непродолжительный период; одни из них имеют название, а другие – нет; одни из них существуют локально в какой-либо местности (стране, городе), а другие распространяются по многим странам мира и носят международный характер. Одной из международных неформальных молодежных субкультур является растафари, существующая уже несколько десятков лет и пришедшая в Россию в 1990-х гг., где она умудрилась прочно обосноваться. Именно эта субкультура рассмотрена в статье с точки зрения ее исторических корней, генезиса, динамики, сущностных характеристик, причин возникновения и распространения по миру, а также ее мировоззрения. Причем автор проводит четкое различие между религиозной сектой растафари и одноименной неформальной молодежной субкультурой, благодаря чему устраняет часто практикуемые ошибке, связанные с отождествлением религиозной секты и неформальной молодежной субкультуры. Социально-философский анализ неформальной молодежной субкультуры растафари в том числе позволяет понять причины того, почему эта субкультура практически не получила распространения в США, и, напротив, прочно укоренилась в России. Методологическим фундаментом исследования являются философские методы и принципы познания – объективность, всеобщая связь, целостность и системность, причинность и детерминизм. Решение изучаемых проблем осуществляется также на основе общенаучных исследовательских подходов, прежде всего – системного и общенаучных методов: синтеза, анализа, методов логического и исторического анализа, индукции, дедукции, идеализации и др. Кроме того, применяются диалектический, феноменологический, герменевтический, логический, исторический методы, а также социально-философский и сравнительный анализы. Новизна исследования заключается в том, что автор провела социально-философский анализ международной неформальной молодежной субкультуры растафари, которая в 1990-х вошла в жизнь российского общества и прочно заняла в нем свое место. Основным вкладом автора в исследование темы является то, что она рассмотрела зарождение растафари как национально-освободительного движения и проследила дальнейшую трансформацию ее сначала в религиозную секту, а затем в неформальную молодежную субкультуру, показав, что и смыслы, и символика и многие сущностные моменты предшествующих стадий растафари вошли в современную одноименную неформальную молодежную субкультуру. Проведя сравнительный анализ неформальных молодежных субкультур растафари, хиппи и готики, автор пришла к основному выводу о том, что по сути эти субкультуры идентичны, а различаются они лишь субкультурными особенностями. Также автор сделала вывод, что для лучшего понимания современных социальных систем необходимо тщательно изучать их структурные элементы, в числе которых и неформальные молодежные субкультуры, одной из которых является растафари.
Пархоменко Р.Н. - Евразийство в современной российской социально-философской мысли: реинкарнация одного понятия c. 33-45

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.3.16491

Аннотация: Предметом исследования являются главные идеи евразийства как масштабного проекта в отечественной философии, в рамках которого были подняты такие проблемы, которые во многом не теряют своей актуальности до сих пор и широко востребованы в современной русской философской мысли и политологии. Автор подробно рассматривает современный вариант евразийства, получивший название «неоевразийства», который сегодня активно развивается А.Г. Дугиным, Н.Н. Моисеевым, А.С. Панариным, Ф.И. Гиренком, В.Я. Пащенко, Б.С. Ерасовым и способен стать, по мнению многих исследователей, магистральным путем развития нашей страны. Методологией исследования является обращение к огромному массиву текстов по проблематике евразийства, которые на сегодня изучены с разной степенью полноты. Основными выводами проведенного исследования является анализ и оценка главных идей евразийства и неоевразийства, помещенных в современный контекст отечественной социально-философской мысли. Особым вкладом автора в исследование темы является мысль о возможности подлинного культурного и экономического возрождение нашей державы, которое может быть достигнуто посредством обращения к имеющим большой потенциал идеям евразийства и неоевразийства, о своеобразной "реинкарнации" идей евразийства в современной философии и политике.
Пархоменко Р.Н. - Дискурс, демократия, политическая публичность как составляющие германской нормативной концепции либерализма (Ю. Хабермас) c. 39-49

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.4.18411

Аннотация: Объектом исследования являются основные понятия социальной теории одного из авторитетнейших современных германских философов Ю. Хабермаса, получившей название «делиберативной демократии». Особое внимание уделяется рассмотрению либерализма, который склонен преувеличивать роль негативных свобод человека, что, в свою очередь, ведет к неприятию т.н. «западного индивидуализма» - прежде всего - в восточных обществах. Вся правовая мощь западных демократий при этом встает на защиту личных интересов человека. Автор подробно рассматривает и вопрос о том, как инструменталистское понимание принципов демократии входит в резкое противоречие с республиканским «вариантом» демократических свобод. Методом исследования является историко-философский анализ основных понятий социальной философии Ю. Хабермаса в соотнесении с главными положениями течений классического либерализма и республиканизма. Особым вкладом автора в исследование темы является попытка выявить достоинства и недостатки теории Ю. Хабермаса. В качестве положительного момента социальной философии Хабермаса отмечен тот факт, что основные положения теории дискурсивной демократии обоснованы достаточно убедительно. Однако недостатком концепции делиберативной демократии является то, что Хабермас в качестве безусловной предпосылки принимает постулат о том, что все люди с необходимостью являются рациональными существами, поведение которых строго регулируется рациональными принципами, выраженными с помощью языка.
Спирова Э.М. - Консерватизм vs либерализм c. 40-60

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.9.16624

Аннотация: Последние десятилетия в России отмечены острой конфронтацией либеральных и консервативных ценностных установок. Российская культура в целом испытала влияние либерализма как одной из основных идеологий ещё в XVIII в. В начале следующего века она вдохновлялась европейскими лозунгами свободы, равенства и братства. Эти ценностные установки воплощались в нашей стране с огромным энтузиазмом. Универсальное либеральное послание использовало юридическое толкование свободы. Сама Конституция толковалась обычно как свод естественных и поэтому законных прав личности. Политики либеральной ориентации с 1991 г., оказавшись у власти, во многом определяли и культурную политику. Однако постепенно в обществе стали возобладать культурные установки консерватизма. В статье рассматриваются причины изменения прежнего курса, даётся анализ специфических консервативных ценностей в России. Отмечается глобалистский аспект этого феномена. Автор статьи использует, прежде всего, компаративистские методы, позволяющие сравнивать особенности консерватизма в России и Китае, даётся также характеристика ценностям консервативной культуры в США. Новизна статьи связана с попыткой показать политические и социокультурные сдвиги в общественном сознании России и сравнить их с аналогичными культурными ориентациями в других крупных странах, прежде всего, Китае и США. Автор доказывает, что, несмотря на сходство общих консервативных устремлений в современной политике, в каждой стране они приобретают особый облик, связанный с реальной политической и экономической ситуацией. Автор раскрывает различие российского и китайского консерватизма в современном мире. Сопоставление этих ценностных установок характеризует нынешнюю геополитическую ситуацию, позволяет дать прогноз на развитие данной тенденции в культурах ведущих стран мира и, таким образом, предвидеть социокультурные последствия консервативного курса.
Лагунова И.С. - Эволюция представлений о личности и современная трансформация сознания c. 52-60

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.3.22226

Аннотация: В статье обозначается проблема влияния научно-технического прогресса на современное развитие личности и изменение ее ценностей. С целью создания наиболее полного представления о глубине человеческого самосознания и стремления к развитию, автор обращается к основным этапам эволюции понятия «личность». При этом, отмечаются различия подходов к определению личности в западных, восточных и русской цивилизациях. Автор определяет современные направления понимания личности, выделяя наиболее радикальные и наиболее приемлемые, способствующие взаимопониманию между людьми разных культур. В процессе исследования проблемы используются сравнительно-исторический, социологический, метод анализа и синтеза и иные методы исследования. Автор определяет сущность негативного влияния современных технологий на личность, указывает на необходимость осмысления обществом поставленной проблемы. Происходящее сегодня изменение массового сознания и "забывание" богатства человеческой личности определяют несомненную актуальность, значимость проблемы. В заключение, предлагаются возможные варианты и перспективы ее решения.
Петров В.Е. - Негативный аспект определения социального пространства: понятие χώρα у Платона и в современности c. 54-81

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.8.16195

Аннотация: Предметом данной статьи является логика понятия χώρα в философии Платона, а также современных мыслителей пост-структуралистского толка (Жак Деррида, Юлия Кристева). χώρα рассматривается в качестве способа негативного определения социального пространства, понимаемого в рамках заданной Анри Лефевром парадигмы «науки о социальном пространстве» в качестве 1) материальной организации общественного бытия и 2) социальной реальности. В фокусе данной статьи понятия социального пространства из работы Лефевра «Производство пространства» (1974), анализ понятия χώρα в диалоге Платона «Тимей», обобщение основных теоретических положений главных современных «хорологов» - Деррида и Кристевой, а также обобщающее сравнение понятий χώρα и социального пространства. Основным методом настоящего исследования выступил сравнительно-исторический метод, благодаря которому были выделены существенные сходства и различия концепции социального пространства у Анри Лефевра с платоновским понятием χώρα и его современными интерпретациями. Основными выводами настоящего исследования, определяющими его новизну, являются положения о том, что платоновская χώρα является определением пространства в его максимально абстрактном виде; это пространство, не обладающее ничем, кроме способности вмещать в себя что-то. Однако, при всей своей абстрактности, в платоновской χώρα все же проявляются две очень существенных характеристики: во-первых, χώρα участвует в некоторого рода упорядочивании, сортировке, и в этом косвенным образом проявляется ее активная и производительная функции; во-вторых, «незаконнорожденный» – с точки зрения истины – разговор о χώρα не может обойтись без обращения к метафорам, то есть, к заимствованию образов тех или иных социальных пространств, предметов или отношений из окружающей нас действительности. Было выяснено и впервые в отечественной философской науке зафиксировано, что современные концептуализации платоновской χώρα нашли свое воплощение в теориях Жака Деррида и Юлии Кристевой. И Деррида, и Кристева, на наш взгляд, видят в платоновском понятии χώρα модель для возможности открытия новых способов осмысления социального пространства, и делают существенные шаги по направлению к их реализации. Оба мыслителя настаивают на необходимости рассмотрения пространства вне его (языковой) репрезентации, на рассмотрении пространства репрезентации («в котором объект и бытийствует, и отражается»), которым и является χώρα. Однако пространство продолжает пониматься ими либо как чистая негативность, пустота (Деррида), либо как привилегированное частичное пространство биосоциальных отношений матери и ребенка (Кристева).
Карагодина О.А. - Благотворительная деятельность и развитие институтов гражданского общества в России c. 62-68

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.7.19482

Аннотация: Предметом исследования являются факторы и ценностно-смысловые основания двух взаимозависимых социокультурных феноменов – «благотворительной деятельности» и «гражданского общества». Дана оценка теоретических воззрений философов Д. Роулза, П. Бурдье и Ф. Фукуямы, анализирующих связи гражданского общества на основе таких ценностей, как доверие, справедливость, ответственность и социальный капитал. Автор исходит из тезиса, что без них невозможно эффективно осуществлять благотворительную деятельность. В работе оценивается гуманистический потенциал благотворительной деятельности как социального явления в контексте необходимости гармонизации общественной среды и формирования институтов гражданского общества. Методологическая основа исследования представлена аксиологическим подходом, с помощью которого исследуется ценностно-смысловое поле благотворительной деятельности и гражданского общества. В процессе работы были использованы также диалектический и герменевтический методы. По итогам проведенного исследования сделан вывод, что на сегодняшний день социальные практики благотворительной деятельности играют важную роль в становлении и развитии гражданского общества в современной России. Они являются значимым фактором эволюции российского суперэтноса. Участие в благотворительной деятельности способствует социальной мобилизации общества и формирует гражданскую активность субъекта на основе принципов солидарности и социальной справедливости.
Канарш Г.Ю. - Советское общество как модернизационный проект c. 62-100

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.6.19665

Аннотация: Статья подготовлена по проекту «Модернизация как мегатренд. Векторы российской модернизации в XIX–XXI вв.» в рамках плановой темы сектора социальной философии Института философии РАН «Социально-философский анализ историй и теорий модернизации». Объект исследования — советское общество, предмет — особенности модернизации советского общества на разных этапах его развития. В статье анализируются: причины и предпосылки Русской революции 1905–1917 гг., модернизационное значение Русской революции (включая этапы 1905 г., Февраля и Октября 1917 г.), исторические альтернативы послереволюционного развития (НЭП и сталинская «революция сверху»), особенности модернизации позднесоветского общества (1950–1970-е гг.). Для решения задач исследования автор обращается к целому ряду подходов и концепций. Среди них: концепция социализма как варианта индустриального развития (наряду с другим вариантом — капитализмом), социализма как «второго мира» в рамках единой индустриальной цивилизации; концепция Русской революции как единого феномена, но включающего в себя ряд стадий или этапов (этап буржуазных революций 1905 и Февраля 1917 г., и этап социальной революции Октября 1917 г.); концепция миросистемного анализа, рассматривающего происходящее внутри России сквозь призму экономического взаимодействия России с Западом в рамках отношений «капиталистический центр — периферия»; концепция догоняющей модернизации и преодолевающая ограниченность последней концепция «национальной модели модернизации»; концепция «Характерологической креатологии», позволяющая анализировать особенности общественной и политической жизни, исходя из природных характеров людей (в том числе, характеров политических лидеров и руководителей государства). Новизна исследования заключается в попытке рассмотреть развитие советского общества от его истоков (Русская революция) до периода кризиса советской системы в 1970–1980-х гг., с точки зрения особенностей его модернизации. Основной вывод автора состоит в том, что понятие «советский проект» является условным. На деле необходимо говорить не об одном, а о некотором множестве проектов модернизации, которые существовали на разных этапах развития советского общества и конкурировали друг с другом. Это: два разных проекта Русской революции (ленинский и плехановский), два проекта развития в послереволюционную эпоху (ленинский и сталинский), различные проекты развития, существовавшие в позднесоветский период (неорыночные и плановые). Основная проблема реформирования советского общества, с точки зрения автора, заключалась в выборе оптимального сочетания плановых и рыночных начал, — что в конечном счете не удалось реализовать в рамках «советского проекта». Между тем, по мнению автора, отдельные проекты развития, выработанные на разных этапах становления советского общества, до сих пор представляют несомненный интерес и являются актуальными (например, проект Новой экономической политики (НЭПа).
Лагунова И.С. - Какова современность для современного человека c. 70-83

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.4.22327

Аннотация: Человека всегда интересовало свое будущее. Его корни он искал в настоящем дне, современности - единственном времени, в котором он мог действовать, менять мир и свою судьбу. Эпоха Просвещения положила начало созданию концепций «современности», определяющих состояние и миссию существующего в ней общества в истории человечества. Впоследствии содержание понятия стало расширяться, приобретая новые значения. Однако, под каким бы углом зрения ни рассматривалось понятие «современность», оно всегда использовалось для оценки реальности и определения потенций развития общества (в случае постмодернизма – их отсутствия). Изучению существующих представлений о понятии «современность», а также характеристик «нашей» современности и посвящена настоящая работа. В ходе исследования проблемы современности анализируется эволюция развития понятия, изменение его семантических свойств. Соответственно, основными методами научного познания, используемыми в статье, являются сравнительно-исторический, конкретно-социологический, формально-логический. В заключение, определяются основные тенденции понимания «современности», среди которых отмечаются концепции, неприемлемые для развития личности общества. Также указываются наиболее существенные, по мнению автора, глобальные проблемы и достижения, существующие сегодня. Автор делает вывод о сложности и взаимосвязанности различных явлений и процессов настоящего и призывает к осознанному выбору будущего человечества на основе анализа (а не бегства от) реальности.
Немцев И.А. - Социально-философские основания устойчивого развития c. 88-101

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.10.1683

Аннотация: Все большую актуальность в мире получает идея, концепция и стратегия устойчивого развития. Проблемы, с которыми сталкивается мировое сообщество, уже невозможно решить силами одного государства, поэтому глобализация и переход к «устойчивости», выступает как необходимость созидания будущего в современном мире. За последнее столетие темпы производства и потребления резко выросли, что негативно сказалось на окружающей среде. Человечество сейчас тратит ресурсов гораздо больше, чем тратило в предыдущие века и чем это «позволительно» для планеты. Возникает противоречие между возможностями природы в ее планетарном масштабе и сложившимися в модели неустойчивого развития сверхпотребностями человечества. На данный момент это противоречие только нарастает, несмотря на попытки различных организаций по всему миру обеспечить отказ от идеологии потребления и создать направленность человечества на сохранение окружающей среды (коэволюцию человека и природы). Общество сейчас поставило себя в такие условия, когда оно обязано для дальнейшего своего существования согласовывать свои действия с живой природой. Взгляды человека на природу лишь как на источник ресурсов должны поменяться в XXI в., иначе человечество придет к катастрофе. Методологической основой исследования являются социально-философские методы и принципы научного познания. Применяются такие общенаучные методы, как сравнение, абстрагирование, идеализация, моделирование, анализ, синтез и др. Достижение поставленной цели осуществляется на основе положений о человечестве, как глобальной взаимосвязанной и саморазвивающейся системе (глобальный эволюционизм), а также на основе принципа всеобщей связи явлений, принципа развития и др. Анализ и решение изучаемых проблем осуществляется на основе общенаучных исследовательских подходов. Решение изучаемых проблем осуществляется на основе положений и выводов по исследуемой тематике, содержащихся в трудах современных отечественных и зарубежных авторов, исследователей и мыслителей. Автор рассматривает социально-философские основания концепции устойчивого развития. В статье приведена связь между составляющими компонентами устойчивого развития (социальной, экономической и экологической) и базовыми потребностями человека, а также выделена безопасность, как метакомпонента, основанная на триединстве компонент (что делает концепцию более системно-целостной). Автором раскрыт социально-философский смысл идеи устойчивого развития как возможной глобальной идеи человечества и связанного с этим становления глобальной устойчивой человеческой цивилизации. Обеспечение глобально-космической безопасности и становление ноосферной устойчивой глобальной цивилизации автором рассматривается как конечная цель исторического развития человечества (на планете Земля), за которой последует освоение космоса.
Гомбоева Л.В. - Добросовестный авторитаризм: оправдание, обоснование и задачи c. 96-106

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.5.22796

Аннотация: Предмет исследования. Настоящая статья посвящена исследованию добросовестного авторитаризма как необходимого на нынешнем этапе развития страны типа социального устройства и его задач. Автор статьи вводит понятие «добросовестность» в политологический дискурс, обосновывает положения о том, что одними законами в современных условиях правовой реальности нельзя приблизиться к демократии, что власть нужно воспитывать, впрочем, как и весь народ, что добросовестность является проявлением глубинной сути человеческого сознания. В числе основных задач авторитарной власти названы и раскрыты: материальная – по обеспечению экономического роста и благосостояния народа; деструктивная – по борьбе с «развращенными элитами»; воспитательная – по формированию нравственно-здорового психологического климата в стране; само-ограничительная – ограничение собственной власти ради предотвращения нравственного вырождения общества и самого носителя власти. В статье использованы такие методы научного исследования, как: формально-логический; историко-философский; анализа; синтеза; аналогии. Методология исследования состоит в последовательном обосновании необходимости авторитарного авторитаризма в стране, определении добросовестности как проявления глубинного уровня сознания, в формулировании цели и задач добросовестного авторитаризма. Новизна статьи состоит во введении понятия «добросовестный авторитаризм» в политологический дискурс, в обосновании его необходимости. В заключении делается вывод о том, что авторитаризм все еще необходим нашему обществу, но он должен быть добросовестного образца, то есть правящие элиты должны не только заботится о материальном и духовном благополучии людей, но и самим участвовать в создании и культивировании условий, ограничивающих их власть и способствующих развитию человека и общества.
Касаткина С.С. - Семиотический подход к исследованию города как системы c. 101-110

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.6.22944

Аннотация: В данной статье представлены принципы семиотического подхода к изучению пространства города. Целью исследования служит семиотический анализ города как системы, заключающийся формировании его концептуальных значений и смыслов. Характеристика ряда параметров города осуществлена в контексте семиозиса знаковой системы урбосферы. Семиотические признаки города, идентифицированные благодаря выделению параметров его концепта, структуры и субстрата позволили представить город как систему с присущими ему чертами открытого, диалогичного, функционального и мобильного пространства, автономного существования, целостного восприятия внутренних и внешних значений, структурного конгломерата компонентов среды, стабильного развития, темпорального определения существования города. Системный анализ позволяет раскрыть актуальные тенденции философского постижения города в вопросах социальных отношений в городской среде, а так же многообразие элементов субстратного уровня города. Методология исследования базируется на семиотическом подходе изучения системы города, в котором рассматривается символьно-знаковые значения его концепта, структуры и субстрата. Город является социальным феноменом, наполненным современными символами урбанизации, глобализации и информатизации. Их определение и выявление закономерностей обуславливают новизну работы. Основными выводами исследования является представление о том, что каждый параметр системы города имеет свои символические критерии, согласно которым город определяется особыми статусными позициями. Структура и субстрат города, будучи сферой семиотического исследования, демонстрируют взаимодействие субъектов городского пространства с социальными институтами городской среды.
Королев С.А. - Микроструктуры в российском пространстве власти: архетипы и механизмы функционирования c. 103-165

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.5.546

Аннотация: В статье анализируются механизмы функционирования микроструктур в российском пространстве власти. Основное внимание концентрируется при этом на ряде типологических и/или архетипических структур, важнейшей из которых является двор (дом-двор). Речь идет как о нормативных параметрах функционирования данного микросоциума, изложенных в частности, в известном сочинении XVI в. «Домострой», так и о реальных практиках отправления власти в такого рода микрокосмах власти, часто выходящих за рамки нормативности. Рассматриваются также два типа микросоциумов, существующих в глобальном пространстве власти, – «церковь» и «секта». Они основаны на двух типах дисциплины – авторитарной дисциплине и дисциплине косвенного регулирования. Автор исследует ситуацию сосуществования авторитарной дисциплины и дисциплины самоорганизации, с одной стороны, и технологий власти и механизмов контроля, с другой, называя своеобразный баланс между ними дисциплинарным равновесием. Автор обращает внимание на универсальность принципов организации социума на микро- и макроуровне, при этом важнейшем инструментом структурирования микросоцуума властью становится иерархизация. Отмечается, что в российском пространстве на макроуровне определяющими всегда являлись жесткие, монголоморфные технологии. Но на микроуровне в течение столетий, начиная с системы, описанной в «Домострое», доминировали автохтонные технологии.
Сидорова Г.П. - Субъект советской хозяйственной культуры в массовом искусстве 1960–1980-х: образы тела c. 126-140

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.1.228

Аннотация: Предметом исследования является репрезентация советской хозяйствен-ной культуры 1960-1980-х гг. в советском массовом искусстве. Хозяйственная культура понимается как способ человеческой деятельности, в совокупности всех форм предметности культуры, направленный на получение материальных благ. Цель исследования – на основе выявленных особенностей, основных тенденций и культурной динамики репрезентации советской хозяйственной куль-туры в массовом искусстве реконструировать процесс взаимосвязи и взаимовлияния материальной, духовной и художественной подсистем советской куль-туры в организации социалистического хозяйства. Методология исследования: системный подход, метод исторической типологизации, культурно-исторический (диахронический), семиотический, герменевтический анализ произведений искусства. Исследование показало: в художественных репрезентациях тела советского человека отобразились типологические особенности советской хозяйственной культуры 1960–1980-х: противоречивое соединение доминирующей административно-командной и теневой рыночной экономических систем, индустриальной и традиционной культур. Через художественные образы тела субъекта хозяйственной культуры отобразилось советское общество: смешанный тип индустриального и доиндустриального, традиционного и инновационного, закрытого и открытого, массовое, потребительское. Искусство отобразило советского человека разных аксиологических типов: от «строителя коммунизма» в абсолютном меньшинстве до «обывателя» в подавляющем большинстве. Телесные образы советского человека – производителя и потребителя материальных благ в динамике от времени «оттепели» к «семидесятым» отразили смещение ценностных ориентаций от социалистических к традиционным ценностям и ценностям массового общества потребления, показали рассо-гласованность идеологического и повседневного дискурсов о ценностных ориентациях. Материалы и выводы исследования могут быть использованы в преподавании культурологии, философии культуры, отечественной истории, истории искусства. Результаты исследования могут помочь в формировании ценностных ориентаций молодого поколения.
Маркин А.В. - Наука грядущего права c. 129-140
Аннотация: В статье дается логическая и ценностная характеристика философского знания в качестве науки о возможном праве. В ней затрагивается проблема правовой эволюции, прогресса права, представлений о нем. Исследуется предназначение философского знания о праве как интеллектуального инструмента поиска будущего, желаемого права и как критерия истинности действительного права. Анализируется соотношение догматического и творческого начал в юриспруденции.
Щупленков О.В., Щупленков Н.О. - Аксиологическое осознание идеи российской государственности в контексте национального характера c. 135-194

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.12.9902

Аннотация: Общая цель статьи — не только уточнение философско-методологической структуры дискурса о национальном характере (разумеется, за пределами самоочевидных общих особенностей этого строя мысли как религиозно-философского и т. д.), но и более глубокое понимание содержательной стороны соответствующих концепций в аспектах выявления в ней планов сущего и должного.Анализ концепций русского национального характера, выдвинутых Б.П. Вышеславцевым, Н.А. Бердяевым и Н.О. Лосским, подтвердил предположение о «синкретической» природе этой рефлексии, содержащей компоненты эмпирико-теоретические, ценностно-мировоззренческие, ценностно-проективные из сферы философии культуры, а также принципы культурной политики. При исследовании этих концепций необходим дифференцированный подход, позволяющий отделить гипотезы, нуждающиеся в опытной проверке, от ценностно-мировоззренческих положений, сущее от должного и т. д. с тем, чтобы многообразное и разноплановое интеллектуальное содержание использовалось в границах своей оправданной и эффективной применимости.В данной работе мы рассмотрим на примере исторической и философской дискуссии К.Д. Кавелина и М.П. Погодина, соотношение культурно-исторического опыта русского народа с философскими положениями середины XIX века. Вопрос о специфике, аксиологическом значении феномена государственности и его влиянии на характер культуры общества традиционно является одним из наиболее актуальных в отечественной философской мысли. В статье предпринята попытка разобраться в причинах неослабевающего интереса к комплексу вопросов, связанных с идеей государственности.
Ильин И.В. - Лакановское означающее в контексте социально-пространственной трансформации капитализма c. 135-173

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.6.15805

Аннотация: Предметом настоящего исследования является концепция означающего Жака Лакана в аспекте его положений об определении/отчуждении субъекта в означающем, а также отношения к своему учителю - Зигмунду Фрейду. В статье проводится социально-историческая, материалистическая критика этой концепции с позиций марксизма. Контекстуализация психоаналитической концепции означающего Лакана позволяет пролить свет на социально-пространственную трансформацию капитализма (и проблемы рабочего класса), начавшуюся во второй половине ХІХ века, невольным теоретиком которой стал французский мыслитель. Методологическим основанием проведенного исследования является сравнительно-исторический подход, послуживший важным средством распознания сходных по структуре положений концепции Лакана и дискурса социально-пространственной трансформации капитализма в указанный период. Другим необходимым подходом стал герменевтический подход, позволивший сделать тексты Лакана предметом контекстуализирующей интерпретации. Основными выводами проведенного исследования являются следующие положения: лакановский психоаналитический дискурс введен в контекст социально-пространственной трансформации капитализма; показана генеалогическая связь понимания определения/отчуждения субъекта в означающем в учении Лакана с психологическим дискурсом приема на работу, психологизацией отчуждения в начале ХХ века.
Ликсунова А., Тараданов А.А. - О ценности, достоинстве и чести: логика понятий c. 139-146

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.12.2121

Аннотация: Ценности являются архиважными элементами человеческой культуры, определяя прошлое, настоящее и будущее всего человечества. Вся человеческая деятельность определяется и регулируется существующей системой ценностей. Анализ любой системы ценностей показывает, что достоинство человека имеет приоритет над другими ценностями, потому как человек сам везде ищет ценность, и стремится сам познать и проявить свою индивидуальную ценность, своё личное достоинство. Понятие достоинства почти всегда рассматривается в связке с понятием чести; порой достоинство заменяют честью и наоборот; высказывают предположения, что честь и есть то самое достоинство. Однако, при всей активности использования понятия ценности в социально-гуманитарном дискурсе, категориального определения ценности в литературе не выработано. Именно неопределенность, напряженность, двусмысленность, и зависимость между социальными и личностными аспектами понятия «честь» делают ее роль в обществе столь социально изменчивой. В результате честь всегда имеет конкретно-историческое содержание, изменяющееся вслед за изменениями корпоративной нормы и «суверена» (субъекта, перед которым личностью приняты долговые обязательства). Из диалектики исполнения долга и сохранения «лица» и происходят и слава, и трагедия человека чести! Методологическую основу данной статьи составили диалектические принципы системности и объективности исследования, благодаря которым раскрывается содержание рассматриваемой проблемы. Новизна исследований связана с тем, что область ценностей определена в границах добродетели и порока, при этом добродетель определена как гармония-мера добра и зла, а порок - как их дисгармония (чрезмерность того или другого). Ценность определена как конкретно-историческая мера добродетели и порока, в которой добродетель есть приоритет «общественного идеала», а порок – потакание «орга-низменным» потребностям.Достоинство определено как добродетель соразмерности (гармонии) норм «общественного блага» и личных убеждений, а порочность – как их дисгармония: самомнение (эгоцентризм) – или гипертрофированное подчинение «общественному мнению» (ритуализм).Честь определена как достоинство гармонии (соразмерности) исполнения долга (принятых обязательств) и сохранения «лица» (соответствия поведения норме референтного (чаще всего корпоративного) сообщества).
Прохоров М.М. - Истина и действительность c. 293-387

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.6.333

Аннотация: Статья является пятой в цикле, начатом статьей «Бытие и история: взаимосвязь и определение». Во Введении раскрывается сущность и предыстория вопроса об истине. Первая глава посвящена исследованию истины и концепции модальности И. Канта, подвергнутой критике Гегелем, связи понимания истины с классической, неклассической и постнеклассической наукой, а также анализируется проблема границ применимости истины. Во второй главе познание и истина исследуются в условиях современной постнеклассической эпохи и идеала постнеклассической науки. В третьей главе раскрываются два главных предрассудка по поводу истины в современной литературе, предлагается метод их преодоления путем установления границ действия категорий истины, лжи и заблуждения. В четвертой главе статьи анализируется «сущее относительно бытия» и истина, что вводит истину в контекст коррелята «бытие и сущее», которому соответствует союз философии и науки. В пятой главе статьи истина исследуется как свойство знания, над которым надстраиваются концепции истины и ее критериев; раскрывается их единство и многообразие. Статья завершается общими выводами.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"