по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редколлегия > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Современное образование
Правильная ссылка на статью:

Системная культурология как Метанаука: Философско - культурологические исследования
Корень Роберт Викторович

докторант, кафедра Президиум Национальной казачьей Академии, Межрегиональное общественное научно-образовательное учреждение "Национальная казачья Академия"

350049, Россия, г. Краснодар,
ул. Северная, 265, оф. 30.


Koren' Robert Viktorovich

First Vice-President at Presidium of the National Cossack Academy

350049, Russia, Krasnodar, ul. Severnaya  265, of. 30.

kasrob@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье подчеркнута актуальность перехода культурологии на «рельсы» метанауки. Рассмотрены общие подходы к определению «метанаука», предыстория зарождения этого термина, его двойственность и системный этап развития метанауки. Проанализировано начало становления культурологии как науки и отношение к нему гуманитариев и представителей естественных наук. Показано, что Системная культурология способна исполнять роль Метанауки, включающей в предмет своего ведения все науки, а кроме того, религиоведение, сознание и информацию. Элементы (ипостаси) Системной культурологии как триединой системы: теоретическая, фундаментальная и прикладная культурологии могут рассматриваться как частные метанауки.Целью теоретической культурологии является исследование и наработки методологически выдержанных теорий (парадигм) культуры, увеличение их разнообразия. Кроме того, теоретическая культурология должна систематизировать парадигмы культуры и её функции, культурологические категории, понятия, закономерности, динамику и т.д.. Целью фундаментальной культурологии является обеспечение выживания (спасение) человечества, функции семантического фильтра по отношению к наработкам теоретической культурологии на предмет целостности и обеспечения выживания, а также постановка задач для прикладной культурологии. Целью прикладной культурологии является усложнение своей внутренней структуры путем рефлексии (в широком понимании: как надстраивание управляющими системами) и «окультуривание» (культурологизация) отраслевых наук (видов деятельности).Проанализирована прикладная культурология как синтез культурологии и направлений (видов) деятельности.

Ключевые слова: системная культурология, теоретическая культурология, фундаментальная культурология, прикладная культурология, двойственность, понятие метанауки, триединые системы, системология, отрасль деятельности, синтез

DOI:

10.7256/2306-4188.2013.3.9103

Дата направления в редакцию:

27-08-2013


Дата рецензирования:

28-08-2013


Дата публикации:

1-9-2013


Abstract.

The author of the article underlines the importance of the transfer of cultural studies to the sphere of metascience. The author describes general approaches to the definition of metascience, pre-history of that term, its duality and the system stage in the development of metascience. The author analyzes the beginning of formation of cultural studies as a branch of science as well as views of liberal arts and natural science on the matter. It is shown that the system cultural studies can actually perform the role of Metascience which scope includes all sciences, religion and teachings about consciousness and information. Elements of the System cultural studies as a triune system ( theoretical, fundamental and applied cultural studies) can be viewed as particular branches of metascience. The purpose of theoretical cultural studies is to study and develop well-established cultural theories (paradigms) and to expand their variety. In addition, the theory of cultural studies is necessary for systematizing cultural paradigms and functions, cultural categories, terms, patterns and dynamics. The purpose of fundamental cultural studies is to guarantee survival (redemption) of the mankind. The purpose of applied cultural studies is to make the internal structure more complex through reflection (broadly defined as 'upbuilding of management systems) and culturization of particular branches of science (activities). Applied cultural studies are aso analyzed as the synthesis of cultural studies and directions (activities) of cultural research.  

Keywords:

systematology, triune system, definition of metascience, duality, applied cultural studies, fundamental cultural studies, theoretical cultural studies, system cultural studies, branch of activity, synthesis

Двуликий янус на очередном социально – гуманитарном перепутье

Культурология с момента своего зарождения, получив двойное имя: «наука о культуре» и «культурология», стараниями российских гуманитариев, превратилась в «двуликого Януса» и оказалась обреченной на многочисленные перепутья.

Всё началось с того, что приватизировав эволюционную (естественнонаучную) культурологию Л. Уайта, российские гуманитарии, в духе времени, изменили ей род («пол»), превратив в сугубо гуманитарную науку (или среднего рода «гуманитарное знание»). Соответственно, в вузах появляются не кафедры культурологии, а гермафродиты: теории и истории культуры, философии и культурологии, социологии и культурологии, культурологии и экономики, культурологии и деловых коммуникаций и т.д.

Х.Г.Тхагапсоев [1, с. 5-15] отмечает следующие несуразности: 1) «В среде гуманитариев стала расхожей грустная шутка о том, что у нас существует два типа культурологии – «скучная» и «увлекательная». «Скучная», что строится (или пытается строиться) по критериям и принципам научности, т.е. предметной конкретности и методологической системности, стремиться объяснить культуру и ее закономерности на основе неких общих фундаментальных принципов, теоретических схем и операциональных концепций, как это принято в науке. «Увлекательная», напротив, предстает как компиляция ярких и разноречивых дефиниций, как феерические ряды культурных событий, артефактов, известных и малоизвестных имен. Налицо, что называется, предметная размытость, методологическая противоречивость, статусная неопределенность, вариативный и версионный характер культурологии»; 2) «… насколько это обосновано и рационально – изучать некий предмет «как он есть» (т.е. культуру) в рамках одной науки (культурологии), а сущность этого предмета оставлять в рамках совсем другой науки (философии культуры)».

Дело все в том, что бравый гуманитарный рассудок, не сдерживаемый ни какими барьерами и границами, имеет тенденции уклоняться в дурную бесконечность. Доказательством этого является наличие 2000 определений концепта «культура» [2, с. 15]. Внешними проявлениями дурной бесконечности являются эффекты и результаты, изложенные Г.Х. Тагапсоевым относительно «увлекательной» культурологии

Вторая несуразность имеет не только методологический, но и организационный аспект шараханий из стороны в сторону. Так В.М. Межуев вначале высказал точку зрения – культурология не нужна, поскольку есть философия, которая обеспечивает методологическую базу, а все прочее, что нужно для изучения культуры, обеспечивается рядом частных наук, таких как антропология, история, литературоведение и др. Если вот эти науки «суммировать», то для культурологии места не останется [3, с. 108]. А через некоторое время заявил: «Я думаю, что культурология рано или поздно придёт на смену экономическим и политическим наукам, может быть, даже и самой философии … Когда общество будет жить и развиваться по законам культуры, культурология, несомненно, станет ведущей отраслью научного знания» [4, с. 30].

Приведем высказывание А.И.Шендрика: «История сыграла с культурологией злую шутку: не став подлинной наукой со всеми присущими ей атрибутами, культурология волей судеб обрела статус учебной дисциплины. Это породило коллизию огромной разрушительной силы, привело к ряду негативных последствий, одним из которых стало сформировавшееся в массовом сознании стойкое негативное отношение к культурологии как науке, так и к учебной дисциплине» [3, с. 116].

Несуразностью веет и в высказывании Ю.М. Шора: «… культурология – и наука и не-наука, обладает собственным предметом (да и предмет какой-то странный!) и не обладает им, разделяет его с другими областями знания, отделена от других дисциплин и сливается с ними» [5, с. 110-111].

Журнал «Вопросы культурологии» № 2/2008 посвящен культуре и культурологии в пространстве гуманитарных наук и гуманитарного знания в целом. Эта тема, по мнению ряда исследователей, является сегодня весьма актуальной . Вызвано это, прежде всего, сложностью и многогранностью объекта и предмета наук о культуре, отсутствием достаточного количества масштабных трудов по систематизации культурологической методологии и методики , и в значительной мере – претензиями (отнюдь не безосновательными) культурологии на статус методологии всего корпуса гуманитарных наук , фактически метанауки . Первое обстоятельство (отсутствие систематики) рассмотрено в работе Т.С.Лапиной [6], в которой автор выделяет три сущностные черты культуры: ее созидательно-деятельностный, гуманистический и ценностный характер. Второе – в работе И.А.Манкевич [7], в которой она анализирует становление культурологии как метанауки в ее связи с другими науками. В разделе «История и науки о культуре» - статья О.Ф.Смазновой [8]. Ее автор исследует этические основы российской культурной традиции.

Заострив внимание читателей на актуальности совместного рассмотрения культуры и культурологии и, особенно, на становлении культурологии как метанауки , Редакция ограничила (сузила) проблему пространством гуманитарных наук и гуманитарного знания, что, само по себе, понижает статус метанауки и методологически некорректно.

В условиях таких неопределенностей «двуликого Януса», И.И.Докучаев [9, с. 4] рассматривает возможности использовании культурологии в качестве некого «тяни-толая» по отношению социально-гуманитарных наук.

Рассматривая проблемы науки, автор выделяет среди них проблему распада науки на «глухие друг к другу дисциплины, неизбежно связанный с накоплением информации конкретного плана, недоверием, ‑ характерным для позитивизма, ‑ к теории и широким философским обобщениям». Выходом из этого положения явилась интеграция науки. Однако сама интеграция происходила не одинаково, это был сложный и многогранный процесс.

Далее И.И.Докучаев пишет: «Объединить что-либо можно по-разному. Можно, например, построить нечто более крупное и включить в его состав объединяемые явления в качестве частей или вариантов. Можно же посмотреть на одно под углом зрения другого, присоединить его к нему. Первый способ объединения я называю трансгрессией , второй – редукцией . Трансгрессия есть отрицание каких-либо границ , то есть специфики любой из объединяемых наук; редукция есть отрицание специфики только одной науки в пользу другой.

В ходе редукции происходит приращение научного знания, а в ходе трансгрессии – лишь его объединение, ибо в первом случае новое знание образуется за счет метафоризации, а во втором новое знание есть лишь результат аналитического абстрагирования уже имеющихся общих компонентов объединяемых концепций… Так происходит и тогда, когда мы объединяем две науки (трансгрессия – Р.К.). Новая наука окажется с большим предметом и с бедным знанием о нём, именно поэтому такую науку всегда будут упрекать в том, что собственного предмета у неё нет… Однако возможен и другой путь обобщения двух дисциплин – редукция. Это происходит тогда, когда результаты одной науки переводятся на язык другой… В этом случае возникает новое знание, которое в силу собственной неопределенности обладает эвристическим потенциалом. Эта неопределенность может содержать много интересных открытий, но может оказаться лишь туманом, скрывающим уже известные вещи или просто банальности ».

Как можно понять автора, он для культурологии рекомендует именно редукцию. Обращаем внимание читателей на то, что «отрицание границ» и «абстрагирование» являются признаками гуманитарного бравого рассудка, предыдущая фраза с её «открытиями-туманами» является проявлениями дурной бесконечности «увлекательной» культурологии.

Кроме того, работа И.И.Докучаева содержит многочисленные методологические некорректности. Во-первых, в её основе лежат признаки математического понятия «множество», альтернативой которому является «система». Во-вторых, утверждение о том, что «в ходе трансгрессии – лишь объединение знания» (т.е. простое суммирование) противоречит эмерджентным свойствам больших систем, не говоря уже о триединых системах. В-третьих, выкладки автора свидетельствуют об отсутствии у него системной логики и понятия системологии .

Кроме того, приллюстрированные подходы не учитывает общую предысторию метанауки, её двойственный характер и тесную связь с системологией, что расширяя эмпирические знания о проблеме, не позволяет проникнуть в её сущность. Последнее можно достичь только при самых широких обобщениях [10, с.] и использовании теории триединых систем [11].

Общее определение метанауки, предыстория, двойственность

МЕТАНАУКА – (англ. metascience; нем. Metawissenschaft) - Универсальная наука; наука, претендующая на обоснование и изучение различных наук на основе особого, общего для них метаязыка. (Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009).

Метанаука - это элемент системы Знания, необходимый для её нормального функционирования и разумного развития. Многоотраслевая метанаука непосредственно выполняет в системе Знания функции науки о науках, обеспечивающие их развитие, а так же связи такого важного элемента системы Знания, как философия с иными элементами системы Знания. (Википедия).

Метапсихология (metapsychology) — В буквальном смысле слова термин М. означает то, что находится «за» психологией или «позади» нее, так же как термин «метафизика» означает то, что находится «за» физикой или «позади» нее. Эти два значения связаны между собой, но не идентичны. (Психологическая энциклопедия).

Наука наук, познание познания, наука о науке, знание знания, наукоучение, науковедение , метатеория , теория познания , метафизика - вот множество генетически близких понятий к понятию метанаука. Специфические функции многоотраслевой метанауки в системе Знания обусловлены как этим её целевым назначением, так и функциональной недостаточностью генетически родственных ей элементов, уже прописанных в системе Знания и формально узаконенных в своём официальном научном статусе.

Характеризуя набор функций системы Знания интегрально, следует отметить, что в нём просматривается аналогия с набором функций «живого организма» (или живой клетки, связывающей живую и неживую природу, являющуюся наименьшим фракталом триединой системы, в которой вселенским космогоническим фракталом является Бог, по образу и подобию которого построены клеточные ядра всех живых существ на Земле – от растений до человека [12, с. 50], ибо это поистине живое Знание, но, к сожалению, пока не является общепризнанным.

Термин «метанаука», несмотря на свою краткость, благозвучность, переводимость и другие достоинства, имеет отрицательную характеристику. Он омоним. Под ним скрываются два различных понятия , каждое из которых имеет свою историю.

Пониманиеметанауки как более общей науки относительно какой либо дисциплины вытекает из буквального перевода древнегреческого термина «мета» (за, после). Его широкое распространение - дело, скорее, случая, чем необходимости. В первом веке до н.э. греческий ученый Андроник из Родоса решил привести в порядок рукописи Аристотеля. После группы сочинений о физике (ta physika) он поместил ряд рукописей о проблемах бытия и познания, объединив их под названием «То, что после физики» (ta meta ta physika). В дальнейшем термин «метафизика» прижился и получил множество трактовок, перешел на новый уровень общности. Одним из толкований метафизики, метанауки стало ее понимание как более общей науки .

Вторым пониманием термина метанаука является его трактовка как науки о науке . Оно также связано с переводом греческого термина «мета». Но история его становления другая. В рамках немецкой философии XVIII‑XIX вв. дискуссии были очень распространены. На критику философы отвечали критикой и не только позитивных взглядов ученого, но и критикой его критики. Появился термин метакритика , под которым понимался ответ на критику, критика критики. Определенную роль в становлении этого термина сыграли работы И.Гамана, например, его «Метакритика пуризма чистого разума», направленная против «Критики чистого разума» И.Канта. Термин «метакритика» стал переходным к пониманию метанауки как науки о науке. Сначала появилась метаматематика и металогика. Затем термин переняли ученые других специальностей. К 60-м годам ХХ в. понимание метанауки как науки о науке закрепилось .

Обе трактовки термина «метанаука» имеют право на существование. Но их следует четко различать в связи с принципиально различным содержанием.

Принцип ориентации познания

Для создания теории, объясняющей феномен развития метанауки, основополагающее значение имеет принцип ориентации познания . Он предельно прост. Его разработка ‑ первый шаг, который необходимо сделать для построения теории метанауки. Одного этого принципа недостаточно, но все последующие теоретические построения базируются на нем.

Суть принципа ориентации познания в следующем. Наука в процессе своего развития ориентируется в двух диаметрально противоположных направлениях . Ее основной задачей является познание реальности , но с другой стороны, оно невозможно без самоосмысления (рефлексии), исследований, носящих вспомогательный характер, например, без развития истории и методологии науки. Конечно, сама наука ‑ часть реальности, и поэтому научное самопознание неразрывно с научным познанием в целом. Но говоря о науке как о системе , можно отметить относительную противоположность собственно научного познания , направленного на внешний относительно науки мир, и самопознания , направленного внутрь самой науки. Их взаимодействие позволяет науке существовать и развиваться.

В частных науках принцип ориентации познания не получил глубокой теоретической разработки, но и здесь он формулировался много раз, в самых различных областях и разное время. Двойственность научного познания ученый, думающий не только над узкими проблемами своей диссертации, не может не заметить. С другой стороны, для представителей частных наук не столь уж важно насколько теоретически обоснован этот принцип. Важно, что он существует и на его основе можно решить ряд проблем, в частности, классификации науки (как начального этапа, предшествующего систематике ). Это и обусловило существующее положение с разработкой этого принципа в частных науках. Многие констатируют существование двойственной ориентации познания в современной науке, но мало кто последовательно проводит эту мысль.

Парадокс бесконечного удвоения метанауки

Парадокс бесконечного удвоения метанауки возникает вследствие относительности проявления принципа. Мы попытались рассмотреть парадокс бесконечного удвоения метанауки в целом. Для его решения важно четко подразделять онтологический и гносеологический уровни познания, аналогично тому, как это делалось с апориями Зенона. В апориях делимитация уровней необходима, чтобы отделить теоретическую обоснованность от реального процесса. Даже в случае отсутствия теоретических доказательств нет оснований отрицания реального движения, так как апории легко решаются на практическом уровне. Целесообразно аналогично подходить к парадоксу бесконечного удвоения метанауки.

Его гносеологический аспект не имеет позитивного теоретического решения. Нельзя установить предел удвоения метанауки. Об этом можно лишь догадываться. Но ничего определенного, теоретически обоснованного сказать невозможно. Есть негативное теоретическое решение гносеологического аспекта, заключающееся в отрицании априорных границ удвоения метанауки. Это открытый вероятностный процесс, характер которого определяется, прежде всего, потребностями развития собственно науки. Заранее их предвидеть нельзя. Процесс удвоения метанауки ‑ одно из естественных проявлений общего развития науки. Этому удвоению не следует удивляться и тем более делать из него трагедию.

Онтологический аспект парадокса бесконечного удвоения метанауки решается на практическом уровне. Исторический предел удвоения метанауки зависит от потребностей развития науки. Сколько раз потребуется удваивать метанауку, столько раз это необходимо делать. От адекватности понимания запросов собственно науки зависит плодотворность ее развития.

Из теоретического решения ясно, что предела удвоению метанауки нет. Это открытый закономерный процесс. Разумно ориентироваться на практическое решение парадокса деления метанауки. Решение носит строго исторический характер и должно учитывать как особенности развития метанауки, так и запросы собственно науки. Для каждого этапа развития науки - свое решение данного вопроса. Оно будет специфическим и для каждой частной метанауки.

В следующем подразделе принцип конкретизируется и рассматривается в процессе развития науки. Это позволяет решить оставшиеся открытыми проблемы и прежде всего, вопрос о том, насколько далеко должно пойти удвоение метанауки на современном этапе.

Mодель развития метанауки

Мы определили науку как систему , образуемую собственно наукой и метанаукой ‑ двумя противоположными подсистемами. Их взаимодействие формирует целостность (правда, плоскостную). Отношения между собственно наукой и метанаукой не статичны. Чтобы понять суть метанауки, необходимо исследовать эволюцию взаимодействия этих подсистем.

За основу исследования эволюции метанауки взяты ее взаимоотношения с собственно наукой. Упрощенно ситуацию можно представить следующим образом. Собственно наука ставит перед метанаукой задачи и, тем самым, определяет основные направления ее развития. Это решающий фактор. Все остальные, в частности, практика, внешняя относительно науки, рассматривается через призму собственно науки. Внешняя практика непосредственно на метанауку не влияет. Она дает заказ собственно науке. Для его выполнения необходима соответствующая метанаучная база . Для ее разработки метанаука получает заказ от собственно науки. Метанаука выполняет вспомогательные функции относительно собственно науки.

Собственно наука и метанаука, образуя единую систему, должны иметь относительно равные уровни развития. Отставание метанауки ведет к неэффективному использованию потенциала собственно науки. Отставание собственно науки ведет к тому, что метанаука не получает объективной основы для развития. Тезис об относительно одинаковых уровнях развития собственно науки и метанауки является законом, определяющим важнейшие особенности развития науки как системы, состоящей из противоположных подсистем.

Изложенные теоретические положения позволяют построить универсальную модель развития метанауки. Она носит абстрактный характер. В модели описаны фундаментальные черты эволюции метанауки. Пространственно ‑ временные рамки реализации общих закономерностей в частных метанауках существенно различаются. Это связано с особенностями конкретной истории соответствующих собственно наук.

Видимой «первопричиной» развития метанауки, с которой имеет смысл анализировать ее эволюцию, является отделение умственного труда от физического. Это исходный момент. Разделение создало благоприятные предпосылки для прогресса духовной сферы деятельности, привело к относительно быстрому ее развитию. Накапливаются знания, развиваются познавательные способности людей. Закладываются предпосылки развития науки, искусства и т.п.

Фактически это стало возможным тогда, когда у сообщества людей появился витальный избыток энергии в виде пищи, позволивший ему целенаправленно думать (рефлексировать).

Кто есть кто? и что есть что?

Этап становления культурологии как метанауки является тем водоразделом, на котором заканчивается деление культурологии на «развлекательную» и «скучную»1, поскольку первая, просто-напросто, лишается «сцены», а её «артисты» (личный состав) должны однозначно определиться кто они: артисты или ученые.

Как отмечалось во вступлении «призрак бродит», в значительной мере – претензиями (отнюдь не безосновательными) культурологии на статус методологии всего корпуса гуманитарных наук , фактически метанауки . Однако, сторонники и противники культурологической метанауки еще не определились с вопросом: что есть что?

Пожалуй, первым, кто почти 20 лет назад связал культурологию с метанаукой был В.В.Савельев [13, с. 44], который не только не был поддержан гуманитариями, но и спустя более 10 лет принижается в величии своего подвижнического порыва: «Возможно, культурология обнаруживает ‑ по инерции ‑ желание “поиска неведомой нам прежде исследовательской парадигмы, которая наметилась в конце 80-х годов”. Но и этот запал гаснет. Сегодня культурология не оправдала надежд одних, так как “проявила свою несостоятельность в той мере, в какой она претендовала на научность, и вопреки всем попыткам, хотя поверхностным и конъюнктурным, вместить в себя принцип научности” [14, с. 37], но других привлекает до сих пор - именно тем, за что ее критикуют: литературностью, описательностью, невниманием к абстрактным определениям культуры и игнорированием метафизических и теоретико-познавательных проблем культуры как таковой» [15].

Два заметных события характеризуют культурную жизнь России на переломе П и Ш тысячелетий: осознание культурологии как метанауки [13] и институализация медиа как «медиафилософии» [15]. Причем, оба эти объекта исследования (ОИ) прямо или косвенно связаны с Аристотелем, а в наше время, с главным медиашаманом России В.В.Савчуком. Последовательность появления рассматриваемых ОИ с разницей в несколько лет, дает основание предположить, что второй ОИ явился реакцией на появление первого ОИ. Немаловажную роль, в ракурсе метанауки, имеет болезненная, как потерпевшего, реакция В.В.Савчука: «Культуролог в России больше, чем философ?» и его уничижительное отношение к культурологии: «Некоторые по-прежнему именуют себя культурологами, дистанцируясь от скомпрометировавшей себя на родной почве философии. Иные же называют себя культурологами, так как у них не хватает ни сил, ни призвания дисциплинировать себя в одном из традиционных дискурсов. Часть профессионального сообщества, не справляясь с настоящим, занимают себя историей культуры, родного края, литературы, философии» [15]. Мы солидарны с Савчуком по поводу «личного состава» культурологов и их поведения [16], но это не дает оснований поносить культурологию как таковую. Особенно В.В.Савчука не устраивает представление культурологии в качестве метанауки (цитата приведена выше). Проводя бравым рассудком дискурс в этом ключе В.В.Савчук, с одной стороны, препятствует становлению культурологии как метанауки, а, с другой стороны, в качестве альтернативного суррогата афиширует и активно продвигает «медиафилософию» [16; 17, с. 151], которая, при самых благоприятных условиях развития, не сможет подняться выше частной субнауки.

Попытки представления культурологии как культурологической парадигмы или метанауки предпринимаются рядом гуманитариев [7; 18, с. 20]. Однако, это делается локально, неуклюже и внесистемно, что отражает восприятие явления (сферу эмпирического знания), привлекающее внимание любознательных, но не решает проблему познания сущности культурологии как метанауки (соответствующего сфере теоретического знания). Все упирается в гносеологическое познание, свойственное гуманитариям, и которое имеет ограничения рационалистического, рассудочного, понимания истины, которое порой отклоняется в дурную бесконечность. Природа, в отличие от бравого рассудка, избегает уходить в дурную бесконечность . Формального умножителя всегда настигает коллапс. В синергетике это называют самоорганизованной критичностью [19]. Для познания сущности культурологии как метанауки необходимы: онтологическое познание, системная логика, системология и функциональный инструментарий.

Отличие научной парадигмы, с одной стороны, от философского дискурса, с другой - от методологии частных наук, состоит в том, что здесь, во-первых, возможна (и происходит) органичная интеграция результатов и методов различных областей социально-гуманитарного знания вокруг актуального проблемного поля (то есть исследовательская мотивация не столько связана с «холодным» интересом интеллекта, сколько детерминирована целостным стремлением личности понять ситуацию и оптимизировать ее с помощью ресурсов и в рамках своей научной компетенции); во-вторых, в парадигмальном знании большое значение имеет экзистенциально-ориентированная методология; в-третьих, формирующие парадигму науки интегрируют специфический метод познания, в структуре которого важнейшее место занимает креативно-онтологическая линия. Парадигмальный метод предполагает задействование не только рациональных ресурсов личности, но и включение иных ее энергий , с помощью которых не просто понимается, но создается модель культурной реальности - картина «мира культуры». В результате научной рефлексии и интерпретации «текстов культуры» (то есть знания, полученного в рамках других наук) культурологический дискурс не только анализирует, но и «собирает» культурную реальность, «разбросанную» по проблемным областям социально-гуманитарного знания, онтологизирует культуру как целостность.

Необходимость междисциплинарной научной интеграции была вызвана несколькими обстоятельствами: во-первых, понимание сущности даже отдельных культурных феноменов в рамках частной науки требовало междисциплинарной методологии и неизбежно принимало межпредметный характер; во-вторых, рефлексия культуры как целостности не могла стать объектом какой-либо одной науки - таких масштабов объект познания «размывал» их предметную область; в-третьих, в мире появился круг проблем, «онтологический масштаб» которых превышал гносеологические возможности каждой науки в отдельности. Произошло осознание ограниченных возможностей и даже исчерпанности классических наук в отдельности решать принципиально новый класс задач - в том числе и в силу аналитического («абстрактного») характера традиционных научных дисциплин. Гуманитарное сообщество целенаправленно искало новые формы координации и вырабатывало способы «подключения» науки к значимым для жизни общества сферам деятельности [20].

«Подобное богатство проблемного и научного спектров культурологии свидетельствует не только о разнообразии научных форм, в которые может облекаться культурологическая мысль, но и о взаимодополнительности ее различных аспектов, складывающихся в своей совокупности в единую комплексную дисциплину - знание о культуре как многогранном и многомерном явлении. Таким образом, культурология стала не просто «"кустом" частнонаучных подходов к своему предмету (культуре) - социологического, психологического, этнологического, политологического, семиотического, философского, эстетического, экологического и тому подобных, которые в сумме и составляют обобщенное проблемное поле междисциплинарных исследований культуры» [21]. Произошел системный синтез , результат которого (эмерджентность ) представляет собой нечто большее , нежели сумма исходных явлений.

Системный этап развития культурологической метанауки

Существенно то, что основной причиной перехода метанауки к системному этапу развития является не потребность обоснования собственно научного познания как гносеологической процедуры, как было при переходе на историко-методологический этап, а необходимость целостного изучения науки с целью ее оптимальной организации, совершенствования всей системы отношений, складывающейся в процессе научной деятельности. Осознание этого положения весьма важно. Оно объясняет, почему метанаука так долго находилась на историко-методологической стадии и в принципе не меняла своей качественной структуры, несмотря на быстрый прогресс собственно науки. Оно существенно и для определения общей структуры метанауки на системном этапе развития. Из него ясно, что без радикального изменения структуры задач, стоящих перед системной метанаукой, не выполнить. Помимо частных моментов процесс перехода на системный этап имеет и фундаментальные черты, присущие всем метанаукам независимо от специфики собственно наук, обусловливающих их развитие.

Вопрос о структуре метанауки тесно связан с основополагающими принципами концепции метанауки. Она определяет радикальное расширение структуры при переходе на системный этап. Задача ‑ в создании возможности целостного исследования науки как сложной системы со всех логически необходимых и практически возможных точек зрения. Это положение - руководящее при конкретном определении структуры метанауки.

Изложенное выше в большей степени относится к частным метанаукам, фиксируемым строчечными буквами, и формируемым на основе диалектического принципа от частного – к общему. Совершенно иной подход к Системной культурологии как Метанауке (с заглавной буквы), формируемой по образу и подобию порождающей матрицы – вселенского космогонического фрактала [12], выступающего как системообразующий и управляющий фактор (генерирующий центр). В определенной степени это связано и с особенностями культурологии .

Культурология – обязательный предмет изучения во всех вузах России. Отсюда следует первая особенность культурологии: это предмет и общеобразовательный, и специальный, что необходимо учитывать при разработке новой номенклатуры научных специальностей.

Если гуманитарии свое внимание сосредоточили на теориях и истории культуры, отчасти на философии культуры, то представители других специальностей (этнологии, естественных, технических и т.д.) развили семантику фундаментальной, прикладной и системной культурологии, преодолев противоречие «двух культур» Ч.Сноу, чего не смогли сделать гуманитарии. Отсюда следует вторая особенность культурологии: это не только (и не столько) гуманитарная дисциплина, но, в первую очередь, естественнонаучная (естественноисторическая).

Научно-методологические разработки автора дают веские основания для представления фундаментальной культурологии как науки выживания человечества, в рамках которой полностью поглощается экология , а частным случаем является возможность оздоровления отдельного человека с использованием средств культуры и искусств (как альтернатива таблеточному лечению) [22]. Из изложенного следует третья (и, пожалуй, основная) особенность культурологии: фундаментальная культурология как наука выживания .

В гносеологическом плане эта новая специальность знаменует переход культурологии на качественно более высокий уровень познания: от восприятия явления, характерного для старой специальности 24.00.01, к познанию сущности явления культуры (культурологии). В методологическом плане – это переход от линейно-плоскостной аристотелевской логики «исключения третьего» к системной логике – логике изучения систем и построения моделей, отражающих свойства и структуру системы (объекта). В информационном плане новая специальность означает переход от классификации, слабо структурирующей информацию, к систематике, обеспечивающей структурную информацию (информативность). При этом удельная информация (приходящаяся на одну связь) возрастает с 0,5 до 2,5 (т.е. в 5 раз) [11].

Переход к Системной культурологии как Метанауке стал возможным только после разработки теории триединых систем как методологической основы и функционального инструментария фундаментальных исследований [11] и энергоинформационных и функциональных основ фундаментальной культурологии [23], созданных автором.

Системная культурология представляет собой триединую систему : Теоретическая культурология – Фундаментальная культурология – Прикладная культурология и обеспечивает общее целеполагание входящих в нее основных элементов (ипостасей), выступающих как частные культурологические метанауки : теоретическая, фундаментальная и прикладная культурологии. Эти частные науки создают условия необходимые, но недостаточные для Системной культурологии как Метанауки. Достаточность обеспечивают системология [24] включающая теорию триединых систем) и история традиций культуры русов (Ведическая культура) [25], в совокупности с тремя частными культурологическими метанауками.

В Системной культурологии Теоретическая и Прикладная культурологии образуют структуру цикла взаимодействия (диалектической борьбы) противоположностей, а Фундаментальная культурология является принципом дополнительности (системообразующим и управляющим фактором, генерирующим центром). Поэтому, если не была бы создана фундаментальная культурология, то ни о какой Системной культурологии не было бы речи.

Целью теоретической культурологии является исследование и наработки методологически выдержанных теорий (парадигм) культуры, увеличение их разнообразия. Кроме того, теоретическая культурология должна систематизировать парадигмы культуры и её функции, культурологические категории, понятия, закономерности, динамику и т.д.. Целью фундаментальной культурологии является обеспечение выживания (спасение) человечества, функции семантического фильтра по отношению к наработкам теоретической культурологии на предмет целостности и обеспечения выживания, а также постановка задач для прикладной культурологии. Целью прикладной культурологии является усложнение своей внутренней структуры путем рефлексии (в широком понимании: как надстраивание управляющими системами) и «окультуривание» (культурологизация) отраслевых наук (видов деятельности).

Теоретическая культурология должна поглотить философию культуры. Такую возможность не исключает В.М.Межуев – тот самый В.М.Межуев, который доказывал её (культурологии) несостоятельность. «Я думаю, что культурология рано или поздно придёт на смену экономическим и политическим наукам, может быть, даже и самой философии … Когда общество будет жить и развиваться по законам культуры, культурология, несомненно, станет ведущей отраслью научного знания» [4, с. 30].

Прикладная культурология – это не мелкотрвачатое гуманитарное знание: культурология рекламы (качество которой определяется количеством продаж) [26], представления о культурной политике, развитии культуры менеджмента, инфраструктуре региональной культуре, работе разнообразных учреждений культуры, их задачах и т.д. [27, с. 109] или какое значение для культуры имеет будущая Олимпиада в Сочи? [28, с. 110]. Прикладная культурология в Системной культурологии – это совершенно другое, требующее самостоятельного изложения, следующего ниже.

Прикладная культурология как синтез культурологии и отраслей деятельности

Прикладная культурология на уровне номенклатуры специальностей научных работников – это синтез культурологии и отраслей (видов) деятельности, а на уровне учебных специальностей вузов – это синтетические специальности различных наук.

Классическим примером практической реализации прикладной культурологии является недавно изданная книга доктора биологических наук, профессора А.М.Бурдуна «Культурология и Органическая система земледелия» [29].

Посмотрим какие прикладные культурологии «прорисовываются» в настоящее время и дадим им краткую характеристику. При этом следует отметить, что прикладные культурологии являются результатом эниологического этапа отражения культуры [30, с. 81-93], на котором она из развлекательной и затратной отрасли превращается в созидательный и управляющий фактор.

Кроме того, следует отметить, что в прикладных культурологиях происходит «окультуривание» (культурологизация) видов (отраслей) деятельности за счет явного или скрытого воздействия культуры как энергоинформационной управляющей системы [30].

1) Прикладная культурология земледелия. Как таковой она родилась под воздействием культурологических разработок с широкими философскими обобщениями автора этой статьи. С их помощью А.М. Бурдун смог понять, объяснить и обобщить результаты своих многолетних селекционно-генетических наработок. Результат явился торжеством естественноисторического подхода (знания) к проблемам земледелия [29].

При этом подходе ясно определяется цель определения культуры «возделывание»: как преобразование естественной окружающей среды в искусственную (доместификация). И только в этом случае можно вести речь о культуре как артефакте.

Переходным понятием от ведической истории культуры (традиции) к культурологии земледелия является образ Матери-Земли. Но образ Мать-Земля является концептом (базовым, фундаментальным понятием) [31, с. 401] или архетипом культуры [32] и к нему А.М.Бурдун пришел не гуманитарным, а естественноисторическим путем.

К Органической системе земледелия А.М.Бурдун подошёл через свойство биоценозов . И здесь интересное «совпадение». Ст. Лем [33] интуитивно высказал предположение, что архетип коллективного бессознательного (открытый врачом-психиатром Карлом Юнгом) подобен биоценозу. Как объективно-природная и социально обусловленная матрица архетип коллективного бессознательного (архетип культуры) пребывает в ноосфере и транслируется оттуда в случае необходимости, пробуждаясь в каждом из нас как спящая почка на дереве. Если это увязать с информацией, то архетипы культуры – это следы закристаллизованной информации, позволившие организму (системе) выжить. Культуролог-аграном может управлять содержанием информации, что соответствует данному нами определению концепта «культура» как энергоинформационная управляющая система [34].

В агрофитоценозах, как и других сообществах, обмен информацией между внешней средой и членами ценоза – особями своего вида являются обязательным условием существования каждой особи. К удивлению, в растительных сообществах (в отличие от человеческих, наделенных бравым рассудком) моральные правила являются обязательными к исполнению и растения проявляют толерантность .

Суть Органической системы земледелия заключается в получении стабильно высоких и высококачественных урожаев возделываемых растений по ресурсо-, средо-, энерго-, почвосберегающим технологиям без минеральных удобрений и пестицидов адаптированных систем сортов культур на каждом поле. При этом урожайность при использовании культурологии земледелия увеличивается примерно в 2 раза. Это является еще одним доказательством декларации о том, что фундаментальная культурология как наука выживания поглощает экологию .

Культурология земледелия проверена на опытных полях с получением значительного повышения урожайности. В настоящее время она внедряется в ряде фермерских хозяйств. Для повсеместного внедрения нужны политические решения. При этом необходима вузовская подготовка по синтетической специальности культуролог-аграном .

2) Культурология воспитания и образования (Меметика). Меметика – наука, изучающая мемы и их распространение в человеческом сообществе; одно из ответвлений современного этапа эволюционного направления в исследовании культуры [35, с. 359].

Авторы [35]. указывают, что меметика до сих пор не развилась в точную науку: ей не хватает формализации, определенных результатов, а также проверяемых опытным путем гипотез.

В настоящее время ситуация изменилась. Формализация возможна на основе Всеобщего принципа максимума информации. В соответствии с фракталом научно-философской фундаментальности знания (образования): Концепции современного естествознания – Философия – Фундаментальная культурология представляется возможность укрупнить знания на основании фундаментальных, опустив второстепенные, описательные (фундаментализация образования).

В отличие от генов, мемы являются артефактами : мелодии, идеи, фасоны одежды, молитвы с их обрядами, технологии производства, строительства, обучения и т.д. Они сами являются продуктами научения . Мемы «перепрыгивают» из мозга одного человека в мозг другого, вызывая процесс «имитации». Очевидно, чем компактней, гармоничней и естественней будет мем (т.е. несущим структурированную информацию), тем легче он будет имитироваться в мозгу обучаемого (подражателя). Такими свойствами обладают триединые системы (ТЕС), поэтому на их основе следует вести обучение в системе образования.

Табличная форма представления ТЕС позволяет создавать компактные учебники, учебные пособия и справочники, что повышает усвояемость изучаемого материала и его запоминание.

Реализация мероприятий, изложенных в двух последних абзацах, позволяет значительно сократить сроки обучения, что в настоящее время является трудноразрешимой проблемой.

3) Культурология оздоровления с использованием средств культуры и искусств (как альтернатива медикаментозно-таблеточному лечению).

В индивидуальном порядке проверена автором на себе с положительными результатами. Для группового (коллективного) оздоровления необходимо создание хозрасчетных научно-исследовательских лабораторий, а затем распространение этой практики на клубы санаториев, домов и баз отдыха. Для массовой реализации культурологии оздоровления требуется вузовская подготовка по синтетическим специальностям (названия условно-функциональные): 3.1) Культуролог-технолог по управлению здоровьем; 3.2) Психолог-культуролог по оздоровлению; 3.3) Менеджер культуролог-психоаналитик клубной работы по оздоровлению

4) Культурология градостроительства. Призвана решать ряд проблем, среди которых женского алкоголизма, правоцируемого семантикой архитектуры застройки «спальных» микрорайонов, в том числе «столбовой» застройкой.

Вторая всеобщая проблема транспортных пробок, которая может решаться принципиальной ликвидацией или значительным сокращением транспортных потоков за счет организации их замены информационными потоками и «окультуривания» отдельных микрорайонов больших городов.

5) Культурология естественного управления и принятия решений. Управление является не изобретением человека, а Природы на основании Всеобщего принципа максимума информации. Однако на практике повсеместно имеет место волевое (идеологизированное) управление, сопровождаемое методом «проб и ошибок».

В основе этой культурологии лежит рассмотрение управления как эволюционный циклический процесс [36, с. 122].

6) Культурология труда и предпринимательства. Исходные позиции для формирования этой культурологии изложены в работе [37. с. 117], а также в работе [38, с. 118-119].

7) Прикладная культурология межнациональных и межконфессиональных отношений. Это актуальная проблема, с неё начался распад СССР. В основе её решения лежит культура.

Библиография
1.
Тхагапсоев Х. Г. К проблеме предметного пространства и научного статуса культурологии. Фундаментальные проблемы культурологии: В 4 т. Том 1: Теория культуры /отв. ред. Д. Л. Спивак. – СПб.: Алетейя, 2008. С. 5.
2.
Разлогов К.Э. Культурология между прошлым и будущим //От краеведения к культурологии. – М., 2002. С. 15.
3.
Культурология как дисциплинарная загадка. Материалы круглого стола. Вопросы культурологии, 2010, № 11. С. 108; 116.
4.
Культурология как наука: за и против: круглый стол, Москва, 13 февраля 2008 г. – СПб: Изд-во СПбГУП, 2008. – 108 с. С. 30.
5.
Культурология как дисциплинарная загадка. Материалы круглого стола. Вопросы культурологии, 2011, № 3. С. 110.
6.
Лапина Т.С. Философское обоснование общего понимания культуры. Вопросы культурологии, 2008, № 2.
7.
Манкевич И.А. Филология и культурология: «философия» межнаучных коммуникаций в пространстве гуманитарной культуры. Там же.
8.
Смазнова О.Ф. «Этика некультурия» как мировоззренческая проблема. Там же.
9.
Докучаев И.И. Трансгрессия и редукция: пути интеграции социально-гуманитарных наук и культурология. Вопросы культурологии, 2011, № 7. С. 4.
10.
Корень Р.В. Принцип поиск истины. //Материалы Пятой международной конференции “Циклы”. Т. 1. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003.
11.
Корень Р.В. Теория триединых систем как методологическая основа и функциональный инструментарий фундаментальных исследований. Научное издание. – Краснодар: Издат. НКА, 2007.
12.
Мосолов А. По образу и подобию. Природа и человек (Свет), № 5, 1998. С.50.
13.
Савельев В.В. Культурология как метанаука // Культурология сегодня: основные проблемы, перспективы. М., 1993. С. 44.
14.
Ерасов Б.С. Императивы нового культуроведения // Культурология сегодня: основные проблемы, перспективы. С. 37.
15.
Савчук В.В. Культуролог в России больше, чем философ? //Режим актуальности. СПб.: Издательство СПбГУ, 2004.
16.
Савчук В.В. Медиафилософия: формирование дисциплины. // Материалы международной научной конференции “Медиа как предмет философии”.
17.
Вестник Самарской Гуманитарной академии. Серия "Философия. Филология."-2009.-№2(6) С.151.
18.
Запесоцкий А. С., Марков А. П. Становление культурологической парадигмы. СПб., 2007. С. 20.
19.
Баранцев Р.Г. Становление тринитарного мышления. — М.-Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2005. — 124 с.
20.
Барг М.А. Эпохи и идеи. М. Мысль. 1987. 348 с.
21.
Бахманьяр аль-Азербайджани. О некоторых основоположениях философии Ибн-Сины.-Вопросы философии, 1980, № 5.
22.
Корень Р.В. Фундаментальная культурология как наука выживания.-Краснодар: Издат. НКА, 2007. С. 22.
23.
Корень Р.В. Энергоинформационные и функциональные основы фундаментальной культурологии. Автореферат докторской диссертации. КГУКИ. Краснодар, 2007.
24.
Бугаев А.Ф. Введение в Единую теорию мира.-М.: Белые альвы, 1998. – 320 с.
25.
Петухов Ю.Д. Первоистоки Русов. – М.: Алгоритм: Эксмо, 2009. – 464 с.
26.
Научно-практическая конференция «Культурология: Фундаментальные основания прикладных исследований». Москва 15-16 мая 2008 г. Программа.
27.
Кармин А.С. Значительный шаг вперёд в преподавании культурологии. Вопросы культурологии, 2010, № 4. С. 109.
28.
Культурология как дисциплинарная загадка. Материалы круглого стола. Вопросы культурологии, 2010, № 11. С. 110.
29.
Бурдун А.М., Подолянко А.П. Культурология и Органическая система земледелия (КНА). – Краснодар: Советская Кубань, 2012. – 432 с.
30.
Корень Р.В. Эниологический этап отражения культуры, его признаки и следствия. Политика и общество, 2012, № 11. С. 81.
31.
Дёмин В.Н. Тайны биосферы и ноосферы. – М.: Издательство «Вече», 2001. – 464 с. С. 401.
32.
Морозов И.В. Основы культурологии. Архетипы культуры. – Мн.: «ТетраСистемс», 2001. – 608 с.
33.
Лем Ст. Модель культуры. //Вопросы философии, 1968, № 9.
34.
Корень Р.В. Философские исследования концепта «культура». Электронный журнал NB Философские исследования (в печати).
35.
Бабахо В.А., Левикова С.И. Культурология: Программа базового курса, хрестоматия, словарь терминов. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000. – 400 с. С. 359.
36.
Корень Р.В., Михалева Р.И. Управление как эволюционный циклический процесс. //Материалы Пятой международной конференции “Циклы”. Т. 1. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003. С. 122.
37.
Корень Р.В., Михалева Р.И.. Культура труда как триединая система. //Материалы Пятой международной конференции “Циклы”. Т. 1. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003. С. 117.
38.
Михалёва Р.И., Корень Р.В. Организационная культура как культурологический статус культуры производства (предпринимательства). //Материалы Пятой международной конференции “Циклы”. Т. 1. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003. С. 118.
References (transliterated)
1.
Tkhagapsoev Kh. G. K probleme predmetnogo prostranstva i nauchnogo statusa kul'turologii. Fundamental'nye problemy kul'turologii: V 4 t. Tom 1: Teoriya kul'tury /otv. red. D. L. Spivak. – SPb.: Aleteiya, 2008. S. 5.
2.
Razlogov K.E. Kul'turologiya mezhdu proshlym i budushchim //Ot kraevedeniya k kul'turologii. – M., 2002. S. 15.
3.
Kul'turologiya kak distsiplinarnaya zagadka. Materialy kruglogo stola. Voprosy kul'turologii, 2010, № 11. S. 108; 116.
4.
Kul'turologiya kak nauka: za i protiv: kruglyi stol, Moskva, 13 fevralya 2008 g. – SPb: Izd-vo SPbGUP, 2008. – 108 s. S. 30.
5.
Kul'turologiya kak distsiplinarnaya zagadka. Materialy kruglogo stola. Voprosy kul'turologii, 2011, № 3. S. 110.
6.
Lapina T.S. Filosofskoe obosnovanie obshchego ponimaniya kul'tury. Voprosy kul'turologii, 2008, № 2.
7.
Mankevich I.A. Filologiya i kul'turologiya: «filosofiya» mezhnauchnykh kommunikatsii v prostranstve gumanitarnoi kul'tury. Tam zhe.
8.
Smaznova O.F. «Etika nekul'turiya» kak mirovozzrencheskaya problema. Tam zhe.
9.
Dokuchaev I.I. Transgressiya i reduktsiya: puti integratsii sotsial'no-gumanitarnykh nauk i kul'turologiya. Voprosy kul'turologii, 2011, № 7. S. 4.
10.
Koren' R.V. Printsip poisk istiny. //Materialy Pyatoi mezhdunarodnoi konferentsii “Tsikly”. T. 1. – Stavropol': SevKavGTU, 2003.
11.
Koren' R.V. Teoriya triedinykh sistem kak metodologicheskaya osnova i funktsional'nyi instrumentarii fundamental'nykh issledovanii. Nauchnoe izdanie. – Krasnodar: Izdat. NKA, 2007.
12.
Mosolov A. Po obrazu i podobiyu. Priroda i chelovek (Svet), № 5, 1998. S.50.
13.
Savel'ev V.V. Kul'turologiya kak metanauka // Kul'turologiya segodnya: osnovnye problemy, perspektivy. M., 1993. S. 44.
14.
Erasov B.S. Imperativy novogo kul'turovedeniya // Kul'turologiya segodnya: osnovnye problemy, perspektivy. S. 37.
15.
Savchuk V.V. Kul'turolog v Rossii bol'she, chem filosof? //Rezhim aktual'nosti. SPb.: Izdatel'stvo SPbGU, 2004.
16.
Savchuk V.V. Mediafilosofiya: formirovanie distsipliny. // Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii “Media kak predmet filosofii”.
17.
Vestnik Samarskoi Gumanitarnoi akademii. Seriya "Filosofiya. Filologiya."-2009.-№2(6) S.151.
18.
Zapesotskii A. S., Markov A. P. Stanovlenie kul'turologicheskoi paradigmy. SPb., 2007. S. 20.
19.
Barantsev R.G. Stanovlenie trinitarnogo myshleniya. — M.-Izhevsk: NITs «Regulyarnaya i khaoticheskaya dinamika», 2005. — 124 s.
20.
Barg M.A. Epokhi i idei. M. Mysl'. 1987. 348 s.
21.
Bakhman'yar al'-Azerbaidzhani. O nekotorykh osnovopolozheniyakh filosofii Ibn-Siny.-Voprosy filosofii, 1980, № 5.
22.
Koren' R.V. Fundamental'naya kul'turologiya kak nauka vyzhivaniya.-Krasnodar: Izdat. NKA, 2007. S. 22.
23.
Koren' R.V. Energoinformatsionnye i funktsional'nye osnovy fundamental'noi kul'turologii. Avtoreferat doktorskoi dissertatsii. KGUKI. Krasnodar, 2007.
24.
Bugaev A.F. Vvedenie v Edinuyu teoriyu mira.-M.: Belye al'vy, 1998. – 320 s.
25.
Petukhov Yu.D. Pervoistoki Rusov. – M.: Algoritm: Eksmo, 2009. – 464 s.
26.
Nauchno-prakticheskaya konferentsiya «Kul'turologiya: Fundamental'nye osnovaniya prikladnykh issledovanii». Moskva 15-16 maya 2008 g. Programma.
27.
Karmin A.S. Znachitel'nyi shag vpered v prepodavanii kul'turologii. Voprosy kul'turologii, 2010, № 4. S. 109.
28.
Kul'turologiya kak distsiplinarnaya zagadka. Materialy kruglogo stola. Voprosy kul'turologii, 2010, № 11. S. 110.
29.
Burdun A.M., Podolyanko A.P. Kul'turologiya i Organicheskaya sistema zemledeliya (KNA). – Krasnodar: Sovetskaya Kuban', 2012. – 432 s.
30.
Koren' R.V. Eniologicheskii etap otrazheniya kul'tury, ego priznaki i sledstviya. Politika i obshchestvo, 2012, № 11. S. 81.
31.
Demin V.N. Tainy biosfery i noosfery. – M.: Izdatel'stvo «Veche», 2001. – 464 s. S. 401.
32.
Morozov I.V. Osnovy kul'turologii. Arkhetipy kul'tury. – Mn.: «TetraSistems», 2001. – 608 s.
33.
Lem St. Model' kul'tury. //Voprosy filosofii, 1968, № 9.
34.
Koren' R.V. Filosofskie issledovaniya kontsepta «kul'tura». Elektronnyi zhurnal NB Filosofskie issledovaniya (v pechati).
35.
Babakho V.A., Levikova S.I. Kul'turologiya: Programma bazovogo kursa, khrestomatiya, slovar' terminov. – M.: FAIR-PRESS, 2000. – 400 s. S. 359.
36.
Koren' R.V., Mikhaleva R.I. Upravlenie kak evolyutsionnyi tsiklicheskii protsess. //Materialy Pyatoi mezhdunarodnoi konferentsii “Tsikly”. T. 1. – Stavropol': SevKavGTU, 2003. S. 122.
37.
Koren' R.V., Mikhaleva R.I.. Kul'tura truda kak triedinaya sistema. //Materialy Pyatoi mezhdunarodnoi konferentsii “Tsikly”. T. 1. – Stavropol': SevKavGTU, 2003. S. 117.
38.
Mikhaleva R.I., Koren' R.V. Organizatsionnaya kul'tura kak kul'turologicheskii status kul'tury proizvodstva (predprinimatel'stva). //Materialy Pyatoi mezhdunarodnoi konferentsii “Tsikly”. T. 1. – Stavropol': SevKavGTU, 2003. S. 118.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"