по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Футуризация как темпоральный феномен
Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Автор обращает внимание на то, что перманентный интерес к изучению будущего существенно активизировался в связи с принятием и разработкой, начиная с 1992 г., на форумах ООН стратегии устойчивого развития, которая обращена в сторону грядущего. В статье рассматриваются понятия темпомира (в различных интерпретациях) и темпоральной целостности как системно-синергетической взаимосвязи прошлого, настоящего и будущего. Исследуются процессы футуризации и ретроспекции и их ускоренные формы на примерах биологической и космологической эволюции. Предлагается процесс ускоренного течения времени в будущее на инфляционной стадии Большого взрыва считать процессом инфляционной футуризации. «Темпоральную инфляцию» можно мыслить как чрезвычайно ускоренное, невообразимо быстрое опережение будущим как других темпомиров, так и, возможно, пространственного расширения. Инфляционная стадия Большого взрыва в ускоренном темпе как бы «моделировала» и в какой-то степени «предвосхитила» то, что стало совершаться в будущей Вселенной в гораздо более медленном темпе в ходе глобальной (универсальной) эволюции. Это соответствие можно трактовать как наличие опережающего отражения в развитии самого мироздания, где процессы футуризации оказываются кардинальным способом как сохранения уже существующих форм материальных систем, так и их эволюционного продолжения.

Ключевые слова: биогенетический закон, информация, инфляционная футуризация, кротовые норы, опережающее отражение, прогнозирование, темпомир, темная энергия, ретроспекция, футуризация

DOI:

10.7256/2306-0174.2013.7.404

Дата направления в редакцию:

22-04-2019


Дата рецензирования:

22-04-2019


Дата публикации:

1-7-2013


Abstract.

The author draws our attention to the fact that permanent interest to studies of the future has been enhanced by the adoption and development of the sustainable development strategy. The article deals with the concept of tempo world (in various interpretations) and temporal integrity as a system-synergetic relationship of the past, present and future.  Futurization and retrospection processes and their accelerated form of the examples of biological and cosmological evolution. Proposes a process of accelerated flow of time in the future at the inflationary stage of the Big Bang inflationary futurization counting process. "Temporality inflation" can be thought of as an extremely rapid, incredibly fast advance the future as other time period and possibly spatial expansion. Inflationary stage of the Big Bang at a rapid pace as a "simulated" and to some extent, "anticipated" that began to be made in the future of the Universe in a much slower pace in the global (universal) evolution. This correspondence can be interpreted as the presence of anticipatory reflection in the development of the Universe, where the processes are fundamentally futurization way as preservation of existing forms of material systems and their evolutionary continuation.

Keywords:

tempo world, forecast, anticipatory reflection, wormhole, inflationary futurization, information, recapitulation theory, dark energy, retrospection, futurization

Вместо введения: поворот к исследованию будущего

В настоящее время усиливается интерес к будущему и это связано не только с его неизбежной ожидаемостью и неопределенностью, но и с умножением и ростом глобальных рисков, вызовов и опасностей. Глобальное развитие человечества все больше сопровождают негативные последствия, которые проявляются в кризисных и даже катастрофических тенденциях, угрожающих возможной гибелью цивилизации уже в текущем столетии. Если еще в XX веке (по крайней мере, в первой половине) развитие человечества представлялось как триумфальное шествие по пути прогресса, то сейчас, в начале XXI века многие ученые склоняются к выводу о том, что цивилизация все ускоряющимися темпами движется к своему самоубийству и, более того, своей деятельностью провоцирует гибель всего живого – омницид.

XXI век становится особым, критическим столетием в развитии и даже существовании нашей цивилизации, поскольку в этом веке решается судьба человеческого рода на планете, его выживания и сохранения окружающей природной среды. Дальнейшее продолжение существования человечества на планете считалось само собой разумеющимся и мало кто полагал, что обычная хозяйственная деятельность весьма опасна для него же и уже в этом столетии может привести к гибельным последствиям. Если мировое сообщество не примет необходимых действий по изменению траектории глобального развития, то может разразиться социально-экологическая катастрофа планетарного масштаба, либо иная, связанная с резким обострением негативных последствий глобальных проблем и угроз.

Новая волна интереса к изучению будущего во второй половине XX века была в определенной степени была связана с опубликованием в 1970 г. книги Э. Тоффлера «Футурошок» [1]. В этой работе выдающийся футуролог обращает внимание на неслыханный темп, характерный для современных культурных, политических и многих других трансформаций. Он даже полагает, что человечество может погибнуть не из-за экологической катастрофы, ядерной реакции или истощения ресурсов. Шок будущего, который все больше испытывают люди, по его мнению, приводит к психологическому онемению, к наиболее реальной опасности, которая подстерегает человечество. Причем он попытался показать, что скорость перемен имеет значение совершенно отличное и иногда более важное, чем направления перемен. Для того чтобы успешно справиться с быстрыми переменами, считает Э.Тоффлер, от большинства из нас потребуется преобразовать свое отношение к будущему, осознать роль, которую оно играет в настоящем. Цель его книги – изменить понимание будущего, чтобы читатель, закончив чтение книги, стал бы больше думать, размышлять о будущем, или даже попытался предвосхитить грядущие события.

Однако перманентный интерес к изучению будущего существенно оживляется только с публикацией докладов (более тридцати) Римского клуба и появлению нового сценария устойчивого развития человечества. Принятие и дальнейшая разработка, начиная с 1992 г., на форумах ООН стратегии устойчивого развития (УР) самим своим существом обращена в сторону грядущего. Доклад с символичным наименованием "Наше общее будущее" был составлен несколькими сотнями экспертов Международной комиссии ООН по окружающей среде и развитию (возглавляемой Г.Х. Брундтланд) и представлял первое фундаментальное научное обоснование необходимости перехода к УР [2]. В этом докладе содержится развернутое обоснование перехода от чреватой опасностями и угрозами экономоцентрической формы развития к модели (стратегии) цивилизационного поступательного движения, которое может обеспечить выживание человечества и сделает эсхатологический финал гораздо более неопределенным, а, может быть, и поможет избежать его. Именно благодаря этому докладу стало понятным, почему надо гораздо более пристальное внимание уделять исследованию и стратегическому планированию будущего в глобальном ракурсе. И попытаться изменить современную форму (модель) развития в пользу дальнейшего непрерывного и безопасного существования и эволюции человечества и сохранения биосферы. Напомню также, что итоговый документ Конференции ООН по устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро в 2012 г. также получил официальное наименование: «Будущее, которого мы хотим» [3].

Существует и активно развивается уже несколько десятилетий довольно обширная область научного поиска, именуемая "исследования будущего", которое квалифицируется как междисциплинарное направление современной науки и в которое ныне входят все области, связанные с познанием (осознанием) будущего, включая прогностику и футурологию. Сейчас адекват­нее говорить не о какой-либо специальной научной дисципли­не – футурологии или прогностике, а о существовании общена­учной проблемы исследования будущего, вытекающей из наличия прог­нозирующей функции любой научной дисциплины.

Акцент научного интереса на будущем не случаен: глобальная катастрофа (либо их череда), которая может наступить уже в XXI веке, не даст шансов человечеству ликвидировать ее последствия, как это делается сейчас, когда наступают локальные катастрофы и чрезвычайные ситуации, а затем устраняются их последствия. Глобальную (и прежде всего антропоэкологическую) катастрофу можно лишь предотвратить опережающими действиями, поскольку ликвидировать ее последствия просто будет некому. Именно поэтому в науку и образование, многие другие сферы деятельности необходимо вводить знания и понимание необходимости предотвращения катастроф и умения антикризисного управления, с тем, чтобы не допустить возникновения необратимых катаклизмов, губительных для всего человечества.

Становится очевидным, что одной из самых кардинальных трансформаций мирового развития будет его футуризация как процесс поворота науки и значительной части человеческой деятельности к будущему, и прежде всего речь идет о включении фактора будущего в процесс духовно-интеллектуального освоения мира. Если модернизация призвана реформировать общество в соответствии с требованиями современности, т.е. настоящего времени, то футуризация призвана сделать следующий важный шаг на пути внедрения инновационных процессов – адаптировать развитие к устойчивому будущему. Переход от модернизации к футуризации – это не постмодернизм и не теоретическая выдумка отдельно взятых ученых, а веление времени, когда без этого просто невозможно будет выживание человечества в форме его перехода к устойчивому развитию.

Способ защиты человечества от надвигающейся глобальной катастрофы, как отмечалось, не может быть похожим на те действия, к которым прибегают сейчас в случае локальных катаклизмов, вызванных природными и антропогенными причинами. От устранения последствий необходимо переходить к предотвращению катастроф и к упреждающим действиям, что фактически и предлагает мировому сообществу концепция УР. Одной из главных составляющих инновационных УР-преобразований должны быть упреждающие решения и превентивные действия, которые позволяли бы либо отодвигать катастрофу на более отдаленные времена либо устранять угрозы и опасности. Когда эти угрозы и опасности носили локальный или даже региональный характер можно было устранять негативные последствия пусть и с огромными экономическими потерями, но в случае же глобального масштаба их необходимо предотвращать, что требует формирования совершенно новой культуры – культуры предотвращения [4]. А это, в свою очередь, требует, как далее будет показано, иного взгляда на темпоральные характеристики всей человеческой культуры и деятельности. И не только этой деятельности, но и нового представления о темпоральных свойствах природы, предполагающих наличие феномена футуризации.

В отношении возможности исследования будущего существуют различные соображения, включая негативные мнения видных ученых. Известно мнение К. Поппера, утверждавшего, что предсказать ход истории с помощью научных или каких-то иных рациональных методов невозможно. К. Ясперс также полагал, что будущее исследовать невозможно, но его можно осознать. Н.Н. Моисеев отмечал, что он не может дать рецептов для спасения человечества, так как «таких рецептов может не быть, ибо будущность непредсказуема» [5, с. 52]. А Т.И. Ойзерман, посвятивший специальную работу на эту тему, также полагает, что «будущность человечества принципиально непознаваема» [6, с. 724].

В чем-то с этими учеными можно согласиться, хотя практика планирования, «созидания будущего», которая существует во многих странах, формирующих свои официальные «прогнозные документы» в отношении будущего, в том числе и России, свидетельствует о повсеместном ином отношении к прогнозам и сценариям будущего, хотя речь идет в основном о нормативных (прескриптивных) прогнозах и то не на очень длительные времена. В случае нормативных прогнозов нарушается линейное мышление, и мы как бы сталкиваемся с получением «информации из желаемого будущего».

Впрочем, есть точки зрения о том, что будущее в некотором смысле можно исследовать, и здесь, пожалуй, можно сослаться не только на развитие междисциплинарного направления исследования будущего и вызвавшую огромный интерес книгу Э. Тоффлера, но также на не менее известные работы С. Лема, А. Кларка и других видных футурологов и фантастов, которые я здесь не буду перечислять.

До недавнего времени предполагалось, что предсказание будущего, прогнозирование присущи только человеческой деятельности и лишь пять десятилетий тому назад выяснилось, что аналогичные, своего рода опережающие процессы характерны и для биологических систем. Что касается неживой природы, то каких-то аналогичных примеров там пока не находили, хотя в литературе встречались отдельные предположения о возможности существования свойства опережения и за пределами высших ступеней эволюции материи, опираясь на принцип элевационизма. Для того, чтобы доказать или опровергнуть эти идеи, нужно было обнаружить опережающие процессы в эволюции неживой природы, а для этого необходимо было разобраться в том, что представляют собой процессы футуризации в концепциях времени, которому в науке уделялось гораздо меньше внимания, чем изучению пространственных характеристик. И понятно почему: одно и то же пространство можно неоднократно обозреть и повторно измерить, изучить, а время в отличие от сопряженного с ним атрибута материи оказывается трудно уловимым, оно повторно не возвращается, а исчезает навсегда и до сих пор оно не менее загадочная сущность бытия, чем ранее представлялось.

Проблема времени и такого его феномена как футуризация оказалась междисциплинарной и потребовала использования научного знания ряда современных отраслей знания, которые ранее никогда не соприкасались между собой. Футуризация выступает как высшая темпорально-инновационная характеристика всей человеческой деятельности, что стало очевидным, когда наметился переход к УР. Футуризация предстает как своего рода восстановление «темпоральной справедливости» в совокупной человеческой деятельности, а в познании как реализация «темпоральной целостности» эволюционно-исторического процесса, который, конечно, нельзя сводить только к изучению прошлого и настоящего. Футурошок процесса перехода к УР означает, что наше человечество перестает быть «пространственной» цивилизацией и становится также «темпорально-футуристической». От глобализации, мыслимой чаще всего в пространственных координатах, намечается переход к глобализации через УР как «темпорально-опережающему» процессу, когда единство социоприродной системы в перспективе видится и как пространственно-временная целостность.

В статье я делаю попытку фундаментализации проблемы футуризации, выдвигая гипотезу о наличии этого темпорального феномена не только в процессах движения, но и в эволюции неживой природы и ставлю в связи с этим вопрос о возможности признания этой характеристики времени в качестве существенного свойства вещественного фрагмента нашей Вселенной.

Концепции темпомиров и темпоральной целостности

Уже существуют, по меньшей мере, два понятия темпомиров, которые между собой оказались взаимосвязанными. Я использую понятие темпомира в привычном и традиционном понимании, а именно: под темпомиром (Т1) понимаю такие состояния или периоды времени (их в логике именуют временными модальностями) как прошлое, настоящее и будущее в их существовании после Большого Взрыва и последующей инфляции и дальнейшего расширения Вселенной.

Между тем, согласно Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмову: «Темпомир – мир, определяющей характеристикой которого является единый темп (общая скорость) развития всех входящих в него сложных структур» [7, с. 240]. Здесь основанием для определения понятия «темпомир» является общая скорость (единый темп) развития систем. Символически обозначу это понимание темпомира как Т2.

Эти два понятия темпомира совпадают, если время для всех объектов течет одинаково, но они различаются (и переходят друг в друга), если время замедляется или ускоряется в какой-либо системе (в том числе и системе координат) или объекте по отношению к другим. Можно также рассматривать изменение скорости течения времени в одной и той же системе, но в различных стадиях ее движения или эволюции.

Форма протекания всех процессов в мироздании, именуемая временем, соединяет в единую систему все три темпомира – прошлое (Тп), настоящее (Тн) и будущее (Тб) в единую (линейную или нелинейную) систему. Эти темпомиры взаимосвязаны, и подлинность существования определяется не только тем, что происходит здесь и сейчас, но и тем, что было в прошлом и тем что станет в будущем. Ведь прошлое всегда в какой-то степени существует в настоящем, а устремленность настоящего в будущее придает целостность человеческому бытию и развитию других процессов.

Деление на три периода времени оказывается чисто условным и в реальной жизни время оказывается целостным и неделимым, поскольку темпомиры (Т1) не только линейно следуют друг за другом (Тп à Тн àТб), но и взаимно воздействуют одно на другое. Это единство темпомиров можно назвать темпоральной целостностью (системой), представляющей собой основную форму существования временной реальности, как в начальной космологической сингулярности, так и в обыденной жизни. В этом последнем случае темпоральная целостность заключается в том, что три состояния, или периода времени, которые мы именуем прошлым, настоящим и будущим, находятся в неразрывном единстве. Это утверждение представляется тривиальным, поскольку всем известно, что настоящему предшествовало прошлое, а вслед за настоящим неизбежно наступает будущее. Совершенно очевидно, что с позиций здравого смысла и повседневного опыта темпомиры между собой взаимосвязаны, причем один из них сменяется другим, определяя всем известную направленность, или стрелу времени.

Обращу внимание на то, что линейный характер взаимосвязи темпопериодов нарушается в ряде процессов и прошлое, настоящее и будущее могут быть связаны слабо либо никак не связаны, как это происходит, например, в процессах с турбулентностью. Еще один –космологический пример, связанный с образованием черных дыр, уникальных космических сверхплотных объектов, не выпускающих любое излучение (кроме излучения Хокинга) из своих гравитационных «объятий» -горизонта событий [8].

Здесь пока ограничимся восприятием времени с позиций здравого смысла, поскольку далее будет обращено внимание на некоторые другие формы взаимосвязи темпомиров, следующие из философско-космологических рассуждений и предлагаемых гипотез. Некоторые дополнительные соображения будут связаны с тем, что на основании даже вышесказанного можно утверждать, что упомянутая линейная связь (а далее будет рассмотрена и нелинейная связь) темпомиров представляет собой некую целостную систему, состоящую из трех темпомиров, которые всегда проявляются совместно, о чем задумывались К. Ясперс и М. Хайдеггер [9, 10].

Идея темпоральной целостности или связи трех темпомиров – прошлого, настоящего и будущего занимала многих мыслителей. Например, В.И. Вернадский считал, что: «Великая загадка вчера – сегодня – завтра, непрерывно нас проникающая, пока мы живем, распространяется на всю природу. Пространство–время не есть стационарно абстрактное построение или явление. В нем есть вчера – сегодня – завтра. Оно все как целое этим вчера – сегодня – завтра всеобъемлюще проникнуто» [11, с. 249].

Со времени возникновения и триумфального шествия теории относительности по пространству научного знания больше внимания уделялось связи времени и пространства. Связь же трех темпомиров мыслилась чаше всего в духе их линейного продолжения либо в полном отрыве друг от друга. Поэтому прав М. Хайдеггер, считавший, что эти темпомиры (как модусы времени) взаимосвязаны и это весьма существенно для понимания проблемы «бытие и время». Подлинность существования определяется не только тем, что происходит здесь и сейчас, но и тем, что было в прошлом и ориентацией на будущее. Ведь прошлое существует в настоящем, а устремленность в настоящем на будущее придает целостность существованию человеческому бытию. В общем случае принцип темпоральной целостности – это принцип, согласно которому все процессы в мироздании, включая эволюцию и историю, рассматриваются не просто как совокупность событий, а как системно-синергетическая взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего (взаимодействие темпомиров).

Интересна мысль И.М. Ильинского (имея в виду упомянутую выше темпоральную целостность и реальную подлинность существования человека в настоящем) именовать упомянутую связь темпомиров (в определенном смысле) «настоящим настоящим», «настоящим прошедшим» и «настоящим будущим» [12, с. 7]. Если в выражении «здесь и сейчас» подчеркивается существование только в настоящем, которое, поглощая следующее за ним будущее, исчезает и становится прошлым, то как это происходит – мгновенно или существует какой-то диапазон времени?

По этому поводу существуют различные мнения и, если это происходит мгновенно, то такое «мгновенное настоящее» как «настоящее настоящего» очень трудно уловить даже сознанием человека. Обычно настоящему мы придаем какую-то длительность – секунду, час, день, месяц и т.д. Это временной диапазон превращает настоящее в то, что И.М. Ильинский именует «происходящим», само название которого превращает настоящее из временного состояния (точки на оси времени) во временной процесс и, по сути, в интервал, который уже не является мгновением (например, секундным).

Происходящее, концентрируя внимание на настоящем, тем не менее, не исключает прошлого и будущего, оно связывает их ближайшие отрезки с помощью настоящего, «концентрирует» вокруг себя. Происходящее – это своего рода модель реальной темпоральной целостности, поскольку это взаимосвязь сразу всех трех темпомиров, соединенных в определенную (а зачастую и не очень определенную) длительность. Вместе с тем могут выбираться и иные «связки темпомиров», когда делается акцент не на настоящем, а на других темпомирах. Если это акцент на прошлом, то речь идет о ретроспекции, обращении назад, а в научном плане – с широко распространенным или обычным пониманием исторического подхода. В случае ретроспекции происходит движение от Тн к Тп и на этом пути чаще всего исследуются процессы (во всяком случае, в человеческой истории) как более замедленные по отношению к настоящему и происходящему.

Перенос акцента на будущее можно именовать процессом футуризации (движение от Тн к Тб), который связан с исследованием либо ожиданием и созиданием будущего, которое, как правило, нам хочется видеть лишенным негативных черт прошлого и настоящего. Футурологический подход является наиболее конструктивным, поскольку только в будущем можно реализовать то, что уже невозможно было осуществить в предыдущих темпомирах. И даже реалисты, которые говорят, что они акцентируют свое внимание на настоящем, наиболее эффективно работают, если мыслят и действуют с учетом будущего, т.е. в опережающем режиме. В человеческой деятельности важно опираться на все три темпомира. Их оптимальная взаимосвязь как темпоральная целостность делает более рациональным и эффективным любой деятельностный процесс.

Принцип темпоральной целостности выступает как своего рода «закон сохранения времени», который отражает необходимость учета взаимосвязи и количественных параметров трех темпомиров. Если его применить к любой человеческой деятельности, то в совокупности с законом сохранения энергии это означает, что акцент на каком-то одном темпопериоде (сосредоточение энергии и средств на этом периоде) приводит к тому, что уделяется меньше внимания другим периодам времени. А это ведет к «темпоральной дисгармонизации» деятельности и объективно требует ее оптимизации в отношении трех темпомиров. Поэтому процесс футуризации человеческой деятельности вместе с тем означает оптимизацию временной стратегии этой деятельности, исходящей из принципа темпоральной целостности как своеобразного «закона сохранения времени».

В ходе футуризации происходит движение времени от Тн к Тб и зачастую в этом процессе происходит ускорение течения времени, что имеет место, например, в эволюции Вселенной, в особенности в современную космологическую эпоху. Эта эпоха характеризуется, прежде всего, тем, что существующая темная энергия (интерпретируемая как космический вакуум) с постоянной и неменяющейся плотностью энергии оказывает весьма существенное влияние на процессы эволюции вещественной части Вселенной. Доминируя в нашей Вселенной, темная энергия превосходит в три раза по плотности энергии все другие формы космической материи вместе взятые, создавая мощную всемирную антигравитацию. При возрасте Вселенной в 6–8 млрд лет, т.е. более 5–6 млрд лет началась эра космологического расширения с ускорением из-за того, что плотность темной массы постепенно снижалась и стала ниже плотности вакуума [13, с. 44, 53]. Это антигравитационное расширение Вселенной сменило космологическую эру доминирования тяготения над антитяготением и вещественных форм материи над вакуумной (темной энергией). То, что пока непонятный мир темной энергии отныне определяет космологическое расширение, которое, по современным представлениям, будет неограниченно долго продолжаться, создает уверенность в том, что Вселенной уже не угрожает Большое Сжатие. Именно оно могло бы привести к новой (второй) глобально-космологической сингулярности (хотя некоторые видные астрономы, например, Р. Пенроуз, все же предполагают возможность такого сценария).

Космологическое расширение как дальнейшее продолжение Большого Взрыва, вызвано именно темной энергией. И Большой Взрыв, возможно, вызван этим космическим вакуумом (его спонтанной флуктуацией) и само «разлетание» галактик с ускорением также можно трактовать как новый этап продолжения Большого Взрыва [13].

Пока большинство космологов все же придерживаются трактовки темной энергии как космического вакуума, а значит, разлетания галактик с ускорением. На каком-то этапе расширения с ускорением скорость этих вещественных фрагментов Вселенной может приблизиться и достигнуть скорости света. А это означает, что время для них замедлится по отношению к части мироздания, где скорость движения вещества будет на досветовом уровне. Тем самым в эволюции Вселенной можно выделить три предельных состояния течения времени: в начальной космологической сингулярности, (где оно застыло и не имеет никакой длительности), в инфляционный период (где происходит процесс сверхбыстрой футуризации, о чем дальше пойдет речь) и в предполагаемой отдаленной космологической перспективе, когда скорость расширения вещественных фрагментов может достигнуть скорости света.

В инфляционный период течение времени существенно ускоряется по сравнению с современной космологической эпохой. В последнем случае ход его замедляется и оно теоретически может длиться бесконечно.

Темпомиры и отражение: опережающие и ретроспективные формы

Если происходит сдвиг времени в каком-либо объекте или процессе в сторону прошлого или будущего, то темпомиры в смысле Т1 трансформируются в темпомиры в значении Т2. Различного рода процессы движения к прошлому (ретроспекции) или будущему (футуризации) изменяют «нормальное» течение времени и создают иную, отличную от прежней скорость (темп) течения времени. Рассмотрим эту трансформацию темпомиров в случае футуризации, когда имеет место ускорение темпов движения либо развития в сторону будущего.

С проблемой опережающего, или более быстрого течения времени, отличающегося от «нормального» его течения, к которому мы привыкли, можно встретиться в некоторых научных концепциях и теориях. Один из таких первых примеров дала нам теория относительности – специальная, а затем и общая. Например, когда течение времени замедлялось в движущемся объекте в зависимости от скорости его движения (и приближения к скорости света) или воздействия на него тяготеющих масс.

Замедление течения времени в таких случаях в объекте означает, что в других объектах, относительно которых происходило это движение или воздействие гравитации, течение времени шло опережающими темпами. Но на этом внимание не акцентировалось, поскольку считалось, что важно было показать изменение течения времени как его замедление в движущемся (или гравитирующем) объекте.

В случае теории относительности речь шла о механическом (физическом) движении, а не о развитии. Между тем для науки в целом наибольший интерес представляет проблема времени в процессах развития и поэтому далее основное внимание будет сосредоточено на феномене опережения и футуризации в процессах эволюции. В чем заключается замедление или опережение течения времени в одних объектах относительно других в процессах развития?

При исследовании процессов биологической эволюции впервые были обнаружены феномены опережающего течения времени, в частности в концепции опережающего отражения, название которого было предложено в 1962 г. крупным физиологом академиком П.К.Анохиным. Опережающее отражение, по мнению этого ученого, – это как бы ускоренная модель того, что должно еще произойти, это «в высшей степени быстрое отражение (в цепных химических реакциях) медленно развертывающихся событий внешнего мира» [14, с. 23].

Под отражением, в самом широком смысле, обычно понимается определенный аспект взаимодействия (воздействия) двух (или нескольких) объектов. Этот аспект выражается в том, что из всего содержания взаимодействия выделяется лишь то, что в одной системе появляется в результате воздействия другой системы и соответствует (тождественно, изо- или гомоморфно) этой последней.

В понятии отражения наиболее существенными являются два признака, во-первых, взаимодействие, во-вторых, определенное тождество систем, появляющееся в результате взаимодействия. В силу наличия этих признаков, отражение отличается и от взаимодействия, и от того или иного типа тождества. Отражение отличается от взаимодействия, поскольку здесь выделяется лишь аспект тождества отражаемого и отражающего. Однако свойство отражения характеризует процессы взаимодействия в настоящем или же в прошлом, но для будущего оно принимает особенные формы, на чем дальше я остановлюсь.

Категория отражения лежит в материальной основе понятия коммуникации, а также понятия виртуальной реальности, поскольку при отражении происходит своеобразное «удвоение» реальности. Ведь из взаимодействия двух систем выделяется лишь то, что в одной системе появляется в результате воздействия другой. Тем самым отражающая система, кроме информации о своем внутреннем содержании (структуре) в результате отражения содержит информацию об отражаемой системе. На социальной ступени развития виртуальная реальность обретает также символический характер (даже отрывающийся от оригинала – симулякр), формируя особую систему социально-информационных процессов, которую именуют культурой.

Хотя понятие отражения в современной отечественной философии стало употребляться гораздо реже и подвергается критическому анализу, тем не менее, эта критика относится главным образом к тезису о том, что в основе познания и сознания лежит всеобщее свойство отражения [15, c. 178-180]. Однако в некоторых науках, например, математике, психологии, педагогике, физиологии, информатике, кибернетике, геологии и ряде других естественных и технических наук это понятие используется достаточно эффективно и широко. Скорее всего, это понятие (как отображение) возникло в математике и в ходе математизации стало проникать в другие отрасли науки.

Изучение процессов отражения, например, естественными науками вовсе не означает, что в соответствующих специальных работах обязательно должно употребляться понятие «отражение». Для этого используются понятия, по своему значению выражающие идею отражения. Хотя, конечно, в отдельных науках можно встретить понятия «отражения» (например, в физике), «отображения» – в математике. Однако было бы неверно считать, что эти понятия полностью совпадают с философской категорией отражения и поэтому искать подтверждение идее всеобщности отражения лишь в тех работах, где употребляется термин «отражение».

Чаще всего понятие отражения встречается в научных работах, связанных с категорией информации, которая наиболее тесно связана с этим понятием. Информацию, в широком понимании, кроме отражения, связывают с разнообразием и различием (У.Р. Эшби [16]) или неоднородностью (В.М. Глушков [17, с. 53-54]). И уже этим подобный информационный подход отличается от энергетического похода, принятого в физике и многих науках о неживой природе, который абстрагируется от понятия разнообразия.

Информация – это объективная характеристика не только отражения, но и разнообразия, неоднородности распределении материи в пространстве и времени, неравномерности протекания процессов на всех уровнях движения и эволюции в мироздании [18, 19]. В этом существенное отличие информации от энергии: при использовании энергетического подхода абстрагируются от наличия качественного разнообразия в мире и акцентируется внимание на количественной характеристике. Поэтому все объекты (системы) с точки зрения энергетического подхода различаются только количеством заключенной в них энергии (массы).

Информационный подход базируется не только на понятии отражения, но и на понятиях «различие» и «разнообразие». И это не зависит от каких-либо взглядов на природу информации, даже отличных от представлений о ее всеобщности. Если информация ассоциируется с различием, то уже на концептуальном уровне можно обнаружить существенные связи с таким способом существования материи как движение, взаимодействие, определенной стороной которого является отражение.

Таким образом, можно утверждать, что там, где существует различие, разнообразие, имеет место и информация, которая в самом общем случае связывается не только с различием, но и с отражением (передачей, копированием, репликацией, преобразованием и т.п.). Различные представления информации, в конечном счете, основаны на взаимосвязи понятий различия и отражения, причем эта связь носит сущностный характер. Информация в самом общем виде выступает как отражение разнообразия, или как разнообразие отражения.

Именно разнообразие состояний того или иного объекта используется в вычислительной технике, причем как в классических, так и создаваемых квантовых компьютерах [20]. Построение квантового компьютера как реального технического прибора становится фундаментальной задачей физики и информатики нашего века [21, 22, 23]. В настоящее время построены только ограниченные его варианты (в пределах десятков кубит, где кубит, или квантбит – это квантовый разряд или наименьший элемент для хранения информации в квантовом компьютере).

Наличие в прошлом механистических интерпретаций и несводимость познания и сознания к отражению вовсе не означает, что понятие отражения в принципе должно исчезнуть из категориального аппарата современной науки. Это же замечание я могу отнести и к понятию опережающего отражения, о котором речь пойдет дальше.

Появление опережающего отражения в современной естественнонаучной литературе связывают только с зарождением жизни и нередко считают её отличительной характеристикой по сравнению с неживыми, косными телами. Причем свойство живых организмов опережать во времени и пространстве будущее течение процессов внешнего мира означает ускоренную подготовку к грядущим изменениям окружающей среды. Однако ясно, что понимаемое таким образом опережающее отражение могло появиться в биосистемах только на основе существования в мире линейных трендов, а также повторяющихся рядов событий и циклических процессов в окружающей среде. Если бы их не было, то выявленные формы опережающего отражения в биологических организмах и других уровнях ее организации не появились бы. Поэтому можно сказать, что опережающее отражение на биологическом ступени развития основано на сохранении конкретной биосистемы и использовании ею прошлого жизненного опыта и наследственности. В этом смысле каждая биосистема, если она самосохраняется, то одновременно использует как опережающее отражение и связанную с ним прогностическую информацию, так и ретроспективное отражение (и информацию о прошлом) и одно с другим имманентно взаимосвязаны.

Причем опережающая и ретроспективная формы отражения в биологических системах, имеющие характер ускоренного развития, связывают онтогенез и филогенез. И в этой связи уместно привести достаточно известный и характерный пример ретроспективного ускорения течения времени, повторения в быстром темпе прошлых процессов, который уже был приведен в недавней публикации [24]. Речь идет о биогенетическом законе Геккеля-Мюллера, который говорит о том, что онтогенез есть быстрое и краткое повторение филогенеза [25]. Т.е. согласно этому закону, каждое живое существо в своем онтогенезе в чрезвычайно быстром темпе в информационно-генетическом ракурсе повторяет в измененном и сокращенном виде основные формы, пройденные в филогенезе.

В эмбриогенезе человека и в филогенетическом развитии животного мира в действительности наблюдается изменение скорости течения времени, если сравнивать эти процессы по их информационным характеристикам. Так, существующее изменение темпов течения времени в информационном измерении в эмбриогенезе человека составляет астрономическую цифру 109! Эту оценку можно получить, если учесть, что развитие организмов шло примерно 3-109 лет (филогенез), а развитие зародыша до рожде­ния длится всего около года (эмбриогенез). Но, согласно уже упомянутому биогенетическому закону, именно в эмбриогенезе человека в какой-то мере отражается, повторяется (во всяком случае, в информационном аспекте) филогенетическое (историческое) развитие живых существ, длившееся миллиарды лет, начиная с появления одноклеточных. Для развивающегося организма в стадии эмбриогенеза изменение длительности времени достигает, сле­довательно, порядка 109 и более. Но в филогенезе и эмбриогенезе происходит накопление информации, подчиняющееся, как в свое время показал К. С. Тринчер [26], экспоненциальному закону. Причем примерно за 3·109 лет в филогенезе произошло колоссальное накопление информации, начиная от примерно 1011 битов (для одноклеточных организмов) до примерно 1025 битов (для организма взрослого человека) на молекулярном уровне (по расчетам С. М. Данкова и Г. Кастлера и других авторов[27, 28]).

К сожалению, проблема связи информации и времени очень слабо исследована, хотя первые шаги в этом направлении были сделаны еще во второй половине прошлого века в книге И. Земана «Познание и информация». В предисловии к этой книге было обращено внимание на указанный пример биогенетического ускорения течения времени и на связь информации и времени в эволюционных процессах [29], которое имеет место, как выяснилось в дальнейшем, на супермагистрали глобальной (универсальной) эволюции [30-32].

Опережающее отражение в живых системах имманентно связано с управлением, которое обеспечивает приспособление организма к среде. Информация в биологических системах, во всей совокупности своих свойств участвуя в биологических формах отражения (начиная от раздражимости, тропизмов, настий, таксисов и до безусловных и условных рефлексов), обеспечивает гомеостазис, самовоспроизведение и саморазвитие живых существ, сохранение или даже повышение их информационного содержания.

Управление всегда подразумевает наличие цели, которая по своему существу оказывается своего рода опережающим отражением. При этом появляется такое свойство как ценность информации, которая связана с целью, программой, причем, наиболее ценной является информация, быстрее всего ведущая к реализации данной программы. Программы в биологических системах имеют различные уровни, начиная от присущей всем организмам генетической программы (кода) и кончая условными и безусловными рефлексами. Программа представляет собой определенную последовательность изменений во времени, которая заложена в самой структуре системы и реализуется при определенных внешних воздействиях. Структура системы выступает в качестве алгоритма (программы), которая предопределяет, предугадывает грядущее поведение биологической системы.

Именно наличие программы, цели, а значит, и ценности информации связано с такой важной особенностью биологического отражения, как прогнозирование, опережение, предугадывание будущего поведения. Во временном аспекте это означает, что отражение охватывает не только сферу настоящего и прошлого, но в какой-то мере и будущего (например, программа, закодированная ДНК, является опережающим отражением событий будущего развития организма).

Материальные процессы, несущие информацию, впервые становятся сигналами именно с возникновением кибернетических систем, которые представляли собой первые живые существа. Эти системы уже начинают выделять из суммарного эффекта взаимодействия информационный аспект, они реагируют не только на энергетическую сторону воздействующего раздражителя, но и на разнообразие воздействующих возмущений. Причем эта реакция на информацию, содержащуюся в каком-либо физико-химическом процессе, принимает не только характер обычных следовых изменений под влиянием воздействия, а детерминирует развертывание сложных реакций в организме биологической системы, которые предвосхищают, опережают события внешнего мира. Например, растения еще до наступления зимних холодов под влиянием осенних заморозков так изменяют свой химический обмен, что приспосабливаются к новым изменениям температуры окружающей среды. Первые осенние заморозки являются сигналом к развертыванию сложной цепи химических приспособительных реакций, имеющих опережающий характер, адаптирующих организм к будущему.

Уместно отметить, что акцент на том факте, что процессы, происходящие в биологических объектах, – это в высшей степени быстрое отражение медленно развертывающихся событий внешнего мира, не являются исчерпывающим объяснением этого опережающего феномена. Важно отметить, что это отражение является процессом развития биологического организма, т.е. в конечном счете – это не только опережающее отражение, но и опережающее развитие. Целью этого опережающего развития оказывается приспособление и, тем самым, сохранение биообъекта в окружающей его природной среде.

Такой акцент необходим, поскольку может сложиться впечатление, что опережающее отражение в биосистемах происходит только под влиянием внешних факторов и организм реагирует, развивается под влиянием только внешних факторов, вызовов внешней, окружающей среды. В действительности эта реакция имеет сложную информационно-генетическую природу, на которую в момент выдвижения идеи опережающего отражения не было обращено должного внимания. Поэтому уместно отметить, что процессы в биосистемах и внешнем мире взаимосвязаны, причем в первом объекте они вынуждены носить опережающий характер, иначе он не сможет приспособиться к изменяющейся окружающей среде. Опережающее развитие и опережающее отражение оказываются естественными механизмами выживания и эволюции биосистем.

Ускоренное моделирование прошлого, как и ускоренное моделирование будущего также направлено на сохранение конкретного биологического объекта и дальнейшую его эволюцию, демонстрируя темпоральную целостность процессов эволюции. Глубинная природа ускоренного развития как в плане футуризации, так и ретроспекции, ориентирована на обеспечение сохранения эволюционирующего объекта в условиях изменяющейся окружающей среды.

Гипотеза об инфляционной футуризации

Начальная космологическая сингулярность перед Большим Взрывом часто характеризуется темпоральной точки зрения как остановка времени (и, тем самым, отсутствие эволюции). Скорее всего, эта остановка может означать такую его форму нелинейности как его «закольцованность» (где реализуется почти бесконечная кривизна пространства–времени), когда темпомиры, под которыми мы понимаем такие состояния или периоды (отрезки времени) как настоящее, прошлое и будущее, слиты воедино в одно нерасчлененное целое. Итак, в начальной космологической сингулярности время вообще останавливается и вместе с пространством свертывается в шар-кольцо, где прошлое, настоящее и будущее слиты в одно латентно-синкретическое целое. Можно даже считать, что как говорил академик Я. Б. Зельдович: было время, когда времени не было.

Другая форма нелинейности времени проявляется при формировании черных дыр из обычного вещества, выступая в качестве «разрыва с прошлым». Все вещество, что попадает под горизонт событий этого космического объекта, в какой-то мере теряет свое разнообразие и сложность и в «наследство» от прошлого настоящему и будущему достается лишь форма материи, не содержащая (или почти не содержащая) «прошлой» информации о строении поглощенного вещества. Здесь время и пространство также теряют свое обычное и привычное (нормальное) разнообразие, поскольку исчезает линейное следование темпомиров – прошлого, настоящего и будущего. Такое исчезновение темпорального многообразия характерно для регрессивной (самодезорганизационной) ветви эволюции материи. Поэтому можно говорить и о прогрессивном и регрессивном развитии в отношении пространства и времени, причем самоорганизация их происходит в ходе инфляции и последующего расширения Вселенной.

Если это так (а такая гипотеза не противоречит представлениям о начальной космологической сингулярности), то после Большого Взрыва эта целостность темпомиров также остается в качестве некоторой темпоральной системы, связанной с дальнейшей эволюцией Вселенной, обретающей все более «вещественный» образ. Акцент на расширении Вселенной как пространственном процессе, приводил к тому, что время пока рассматривалось как нечто второстепенное и дополнительное измерение этого расширения, течение которого шло таким же темпом, как и сейчас. Между тем оно, по аналогии с пространственным расширением Вселенной, могло находиться в процессе своего собственного (относительно самостоятельного) – темпорального расширения (особенно в инфляционный период Большого взрыва). Не только материя эволюционирует, но и ее атрибуты – пространство и время, течение которого даже в инфляционный период почему-то предполагалось до сих пор столь же равномерным, как и в нашу космологическую эпоху. Проблема изменения течения времени в эволюции Вселенной не обсуждалась и это выглядит довольно странно, поскольку уже установлено, что время может как замедляться, так и ускоряться по отношению к составляющим мироздания.

В теории инфляционной Вселенной рассматривается чудовищное «вздутие» объема (в плане трех измерений пространства) рождающейся Вселенной до невообразимой величины и дальнейшее катастрофическое расширение [33]. Но в этом случае в основном акцентируется внимание на трехмерном пространственном расширении, а на время почему-то не обращается внимание, хотя оно, будучи связанным с пространством, тоже должно было чудовищно быстро расширяться в составе единого классического пространства–времени. Представляется неясным, почему целостное пространство-время расширяется только в рамках своих пространственных измерений, а время почему-то ведет себя «как обычно» линейно. Но если время все же тесно связано с пространством, то по самой идее инфляции оно тоже должно расширяться нелинейно – «взрывным образом». Тем самым образ инфляционной Вселенной принимает вид четырехмерного взрывного ускоренного расширения, а не трехмерного. Иначе сама идея инфляции оказывается не полноценной: пространство стремительно расширяется, а время течет равномерно. Более логично предположить, принимая инфляционную теорию, что взрывное расширение времени также имеет место на инфляционной стадии расширения Вселенной.

Но куда и каким образом может расширяться время, «выстрелив» как свернутая «пружина–кольцо» из ранее слитых воедино и в такой форме «покоящихся» трех темпомиров (прошлого, настоящего и будущего)?

Отвечая на поставленный вопрос, скажу вначале о возможном механизме этого инфляционного «путешествия времени», о котором до недавнего времени ничего не было известно. Теперь уже появились в космологии не только идея, но и математические и компъютерные модели, открытые в общей теории относительности Эйнштейна (и, кстати, предсказанные самим ученым). Дело в том, что в очень сильном поле происходит не только искривление пространства, но и время ведет себя «супернелинейно» – то скручивается, то замедляется, то, как можно предположить, устремляется в будущее (или в прошлое?).

Не без помощи темной энергии (в форме космического вакуума) могли возникнуть совершенно необычные – пока гипотетические суперэкзотические космические объекты – туннели, через которые можно переместиться в другие минивселенные Мультиверса и даже в иное время. Эти туннели, названные «кротовыми норами» [34-35] (у которых нет горизонта событий как у черной дыры), могли образоваться из сверхплотного вакуума с очень большой плотностью энергии, возможно еще до Большого Взрыва (или в это же время), когда наша Вселенная только зарождалась, причем они в ходе инфляционной стадии тоже расширялись. От черных дыр они отличаются тем, что имеют два отверстия в пространстве и времени, соединенные коридором, т.е. туда можно не только попасть, но и вернуться обратно. Но для этого необходимо, чтобы кротовая нора была заполнена материей с отрицательной плотностью энергии, создающей сильное гравитационное отталкивание и препятствующей схлопыванию норы. Предполагается, что «кротовые норы» могут располагаться в ядрах – центре галактик, где сейчас находятся сверхмассивные черные дыры, причем некоторые из них могут оказаться входами в «кротовые норы».

Предположим, что время на инфляционной стадии рождения Вселенной возвращается обратно (т.е. в прошлое) – в начальную космологическую сингулярность. Этот предполагаемый виртуально-ретроспективный процесс приводит к тому, что время, опять попадая в точку прошлой (бывшей начальной) космологической сингулярности или в ту самую «прасреду», где ранее была эта сингулярность, вновь «останавливается» и «окольцовывается», заново адаптируясь к былой «прасреде». И этот процесс, возможно, происходил, если «часть» времени устремлялась в сторону упомянутой космологической сингулярности. Ничего принципиально нового при таком процессе со временем не происходит и важно теперь рассмотреть другое направление инфляционного расширения времени, учитывая, что это движение происходит только либо в весьма недалекое прошлое, либо в будущее. Во всяком случае, ясно, что время в принципе может изменять свое «течение», ускоряя либо замедляя его вместе с эволюцией Вселенной. Рассмотрим гипотетический сценарий ускорения течения времени на стадии инфляции.

Если происходит процесс ускоренного движения в будущее как процесс инфляционной футуризации, то это расширение, а, может быть, даже своего рода «темпоральная инфляция» представляет интерес для нетрадиционного понимания течения времени. «Темпоральную инфляцию» можно мыслить как чрезвычайно ускоренное, невообразимо быстрое опережение будущим как других темпомиров, так, может быть, даже пространственного расширения. И именно эта «инфляционная футуризация» времени в основном могла кардинально повлиять на формирование фундаментальных физических констант и их «тонкую подстройку»: ведь она имела место предположительно в то же самое время, когда происходило расщепление единого фундаментального взаимодействия на его известные сейчас четыре вида, что в дальнейшем существенно ускорило «ход» эволюционного процесса в инфляционную эпоху.

Сверхбыстрое опережающее расширение (или растягивание) как своего рода «темпоральная инфляция», но в одном измерении и направлении инновационно-эволюционно могло идти только в будущее, поскольку расширение в прошлое бесперспективно, так как там, как уже отмечалось, время ведет себя сверхнелинейно – останавливается и закольцовывается (когда прошлое, настоящее и будущее – это оказывается одним и тем же, принципиально неразличимым). Но как далеко зашло это ускоренное темпоральное растягивание в будущее еще не очень понятно (хотя кое о чем уже свидетельствует антропный космологический принцип), но это будет выясняться при обнаружении новых форм влияния будущего на прошлое и настоящее, вытекающее из реальности системно-темпоральной целостности. Даже гипотеза о своего рода «темпоральной инфляции» как процессе ускоренной футуризации – чудовищно быстром устремлении времени в сторону будущего – также исходит из наличия системно-темпоральной целостности, т.е. существования взаимосвязанной системы трех темпомиров – прошлого, настоящего и будущего, которая в латентно-свернутой форме существовала в начальной космологической сингулярности и далее проявляется при последующем расширении Вселенной и в глобально-универсальных эволюционных процессах.

Антропный космологический принцип является принципом современной космологии, конкретизирующим «футуристическое» направление расширения времени, выявляющим связь глобальных характеристик и свойств Вселенной, фундаментальных физических взаимодействий и констант с существованием человека (наблюдателя). Связь глобальных характеристик мироздания и численных значений фундаментальных физических констант и их точная «подгонка» такова, что в нашей Вселенной были и сейчас имеются благоприятные условия для процесса самоорганизации и усложнения вещества, что привело к появлению жизни и человечества. И это произошло вскоре после окончания периода инфляции (10-43с – 10-36с), с 10-35сек, с самого начала рождения горячей Вселенной, которая с этого момента начала усложняться и структурироваться, но в достаточно узком избирательном эволюционном коридоре, ограниченном упомянутыми мировыми фундаментальными константами, глобальными характеристиками и стабильностью вещественных материальных образований. Наличие упомянутой взаимосвязи между физическими константами и возможностью эволюции материи необходимо для стабильного существования ядер, атомов, звезд, галактик и т. д.

Если бы масса протона была больше на 0,2%, то протоны распадались бы с образованием нейтронов, делая атомы нестабильными. Кстати, теория космологического бариогенеза предсказывает нестабильность протона, т. е. «возможность его самопроизвольного распада на другие частицы. Проверка этого предсказания в физическом эксперименте ведётся в наши дни в ряде крупных лабораторий мира. Итог пока таков: распад протона не обнаружен. И если он и возможен, то с характерным временем не меньше, чем 10 в 32-ой степени лет, что на множество порядков больше возраста Вселенной. Вопрос, таким образом, остаётся открытым. Как бы то ни было, очень большое время жизни протона – это большая удача для нас самих, состоящих из протонов, электронов и нейтронов…» [36, с. 235].

Если бы электромагнитные взаимодействия были бы слабее на 4%, то не существовало бы водорода и обычных звезд. Если слабое взаимодействие было бы еще слабее, не было бы водорода, а если бы оно было сильнее, сверхновые не заполнили бы межзвездное пространство тяжелыми химическими элементами. При рождении Вселенной все зависело от начальных условий и физических фундаментальных констант, которые имеют очень специфические значения, изменения которых в сторону небольшого увеличения могло привести к тому, что Вселенная выгорела бы за очень короткое время (кроме того, существуют и другие ограничения [37, c. 200-204].

Возможны аналогичные рассуждения и по поводу темной энергии. Если бы темной энергии было бы больше (например, она составила бы 99% всей материи), чем в реальности, то космическое ускорение началось бы гораздо раньше и Вселенная невероятно раздулась бы еще до того, как сформировались галактики. Вселенная разлетелась бы, остановив в зародышевом состоянии формирование крупномасштабных космических структур, в частности, повлияло бы на звездообразование и появление в достаточном количестве тяжелых элементов, из которых состоят планеты. Но, если бы плотность энергии космического вакуума была слабее, чем это имеет место в действительности, то появившееся вещество было бы гораздо плотнее и в этом случае эволюция вряд ли могла реализоваться в нашей Вселенной, либо ее темпы оказались настолько медленными, что не только человек, но и жизнь могли бы не появиться в нашем мироздании как одной из минивселенной Мультиверса.

Похоже, что время существенно больше связано с материальным содержанием Вселенной и ее эволюционными процессами, чем это считалось до сих пор, когда превалировало «пространственно-энергетическое» видение процессов развития в мироздании. Понятие и проблема времени еще мало используется в понимании эволюционных процессов во Вселенной. Возможно, что описанный выше гипотетический механизм инфляционной футуризации времени реализовался с помощью информационных процессов. И в этой связи возникает вопрос о возможности существования информации на начальных этапах рождения Вселенной, когда на этапе расширения времени в сверхбыстром темпе происходило «моделирование», виртуально-информационное развертывание будущей глобальной эволюции.

Как полагал Я.Б. Зельдович с соавторами: «какие-то начальные неоднородности Вселенной необходимы, так как на фоне абсолютно однородной Вселенной образование крупномасштабной структуры (галактик, их скоплений) невозможно» [38, с. 12-13]. Именно начальные неоднородности и должны были содержать в закодированной форме физические законы, «программирующие» дальнейшее существование и развитие Вселенной. И.М. Гуревич, оценивая объем информации, содержащейся в законах природы, показал, что при инфляционном расширении Вселенной из информации, содержащейся в начальных неоднородностях Вселенной массы 10 в четвертой степени кг, формируется объем информации, примерно 10 в седьмой степени бит классической информации, достаточный для кодирования (записи) физических законов [28, с. 222; 39].

Кстати, информационное содержание начальной космологической сингулярности уже немало лет представляет собой повод для научных дискуссий и гипотез, когда можно представлять его либо нулевым, либо конечным или даже бесконечным. Если в состоянии сингулярности нет различий, а информация "превратилась" в энергию, то здесь может мыслиться нулевое количество (содержание) информации и многообразие формируется лишь по мере охлаждения материи и возникновения первых известных микрочастиц и структурных уровней. Начальное сингулярное состояние с нулевым информационным содержанием все же представляется маловероятным, так как неоднородности и различия предполагаются даже в еще не расширяющемся «кипящем вакууме», а тем более в квантовом состоянии. Наличие какого-то количества информации можно предполагать и в космическом вакууме (темной энергии), фазовый переход которого может интерпретироваться в качестве Большого Взрыва.

В астрономии все большее внимание уделяется проблеме информации. Один из выдающихся современных астрономов Дж. Уилер даже предложил информационный принцип бытия: «всё из бита» («it from bit») представляющий идею, что всякий феномен физического мира имеет в весьма глубокой основе — информационный источник и объяснение. Все физические сущности в своей основе, по его мнению, оказываются информационными феноменами [40].

Причем для «инфляционного моделирования» будущей, происходящей в дальнейшем в более медленном темпе глобальной эволюции природе, вовсе не требовалось доводить до появления человека (как того «требует» наименование антропного принципа). Достаточно было «дотянуть» процесс инфляционной футуризации до «слабого консервативного перехода» (по А.Д. Панову [41]), или появления так называемого второго рукава супермагистрали глобальной эволюции. Напомню, что первый рукав (направление), начиная от Большого Взрыва (около 14 млрд лет тому назад) до образования звезд, характеризуется замедлением эволюции и он не требовал внешних источников энергии в пространственном смысле. Здесь эволюционные процессы (в том числе и инфляция) происходили за счет начального предельно сильного отрицательного давления темной энергии, когда вещество оказывается источником отталкивания.

Второй рукав (когда начинает доминировать антигравитация – 7 млрд лет тому назад) характеризуется сложными нелинейными процессами, где важную роль играет открытость систем и где процесс саморазвития за счет этого ускоряется. Временная граница между этими рукавами (периодами, направлениями) связана с эволюцией звезд, когда в них возникают тяжелые химические элементы и которые в дальнейшем для своего существования не требуют звездных условий и могут существовать уже вне «колыбели», сами по себе, например, на планетах, где начинается химическая эволюция и может появиться жизнь. Жизнь может возникнуть только тогда, когда в достаточном количестве появляются необходимые химические элементы (например, биосистемы в принципе не могли возникнуть в течение первого миллиарда лет после Большого Взрыва).

После этого глобальная эволюция в своем продолжении уже лишается той роковой случайности, когда она могла завершиться, не создав сложных материальных образований. Для развития такого рода исследований будет полезна разработка репрезентаций и моделей Вселенной в качестве суперкомпьютера и другие направления информационного моделирования эволюции мироздания.

Появление и исчезновение движения, эволюции и минимизация информационных процессов во Вселенной вовсе не является каким-то уникальным случаем, это касается также пространства и времени, которые могут обрести совершенно иную форму либо, как считают некоторые ученые, вообще исчезают. Например, И.Д. Новиков, полагает, что инфляционному периоду предшествовал период квантового существования Вселенной. В этот период времени пространство и время не могли рассматриваться как непрерывное пространство и непрерывное время, поскольку они распадаются на отдельные кванты [42, с. 891]. Другие же авторы предполагают, что в состоянии сингулярности, в котором в прошлом находилась Вселенная, вообще не имеет смысла говорить о пространстве и времени. Так, И. Николсон считает, что: «Ни пространство, ни время в том смысле, как мы их понимаем, не существовали «до» этого начального события» [43, с. 184].

Итак, поскольку эволюция происходит только в тех местах Вселенной, где появляется и существует разнообразие, то это также означает, что эволюция и информация непрерывно связаны между собой. Ведь разнообразие появляется именно тогда, когда единое фундаментальное взаимодействие разделяется на четыре типа физических взаимодействий, и именно тогда множатся процессы отражения как системная связь разнообразия и взаимодействия, а, следовательно, имеют место сссссопутствующие им информационные процессы. Например, в темной массе гораздо меньше разнообразия, поскольку там нет такого многообразия видов физических взаимодействий (лишь гравитационное и слабое) и поэтому они не в состоянии сформировать процесс полноценной эволюции (ограничиваясь только таким предполагаемым феноменом как «протоэволюция» напоминающем так называемое нейтральное, или одноплоскостное развитие). В темной энергии нет и этих взаимодействий, а, значит, согласно современной космологии, и движения [44].

Большая часть материи, «наполняющая» нашу Вселенную, содержит разнообразие в минимальном количестве. Но это означает, что, согласно современным представлениям, там информация фактически пока оказывается если не «излишней», то не главной для тех способов бытия, которые не «используют» такой феномен как эволюция, что особенно характерно для космического вакуума. Как отмечают С. Ллойд и Дж. Энджи, предлагающие модель Вселенной как супергигантского компьютера, независимо от того, что представляет собой темная энергия, она не выполняет большого количества вычислений и не должна этого делать. Ее назначение — обеспечение недостающей массы Вселенной и ускорения ее расширения — простые в вычислительном отношении задачи [45, с. 32-42].

Сам факт расширения Вселенной, несомненно, проявляющийся не только в пространственном, но и в расширении Вселенной во временном измерении также существенно может повлиять на наше изучение и освоение мироздания. Оставшаяся незамеченной ранняя «темпоральная инфляция» сейчас сменилась более спокойным расширением (распространением) времени в будущее (также вначале с его замедлением, а затем ускорением). И этот процесс уже невозможно остановить, как и пространственное расширение нашей Вселенной в силу действия антигравитации темной энергии. «Растягивание» времени в будущее как процесс темпоральной футуризации уже 7 млрд лет сопровождается пространственным расширением Вселенной с ускорением – и это космологическое следствие воздействия космического вакуума на остальные фрагменты мироздания.

Как этот темпоральный все ускоряющийся процесс футуризации затем будет влиять из «далекого будущего» на ныне происходящее? Если футуризация как космический процесс ускоряется, мы все больше будем испытывать «футурошок» в различных сферах деятельности, в том числе и в социальной и социоприродной сферах, стимулируя опережающие адаптивные действия. Однако теперь понятно, что существуют определенные онтологические (включая космологические) основания процесса футуризации, который проявляется на всех уровнях и ступенях эволюции материи, в том числе и в деятельности человечества. Если такой тип отражения в неживой природе имеет место, то он должен проявляться через те или иные самоорганизационно-информационные процессы. Причем, как отмечают Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов, именно «в синергетике возникает парадоксальное представление о влиянии будущего, предетерминации. Будущее предетерминирует настоящее, структуры–аттракторы детерминируют ход исторических событий» [7, с. 29].

***

В заключении стоит обратить внимание на просматриваемую аналогию между биологическим опережающим отражением и обсуждаемой здесь инфляционной футуризацией. Если опережающее отражение, как полагает П.К.Анохин, это ускоренная модель того, что должно еще произойти, это в высшей степени быстрое отражение медленно развертывающихся событий внешнего мира, то нечто подобное обнаруживается и на инфляционной стадии рождения нашей Вселенной. Инфляционная стадия Большого взрыва в ускоренном темпе как бы «моделировала» и в какой-то степени «предвосхитила» то, что стало совершаться в будущей Вселенной в гораздо более медленном темпе в ходе глобальной (универсальной) эволюции и других процессов развития. Это соответствие можно трактовать как наличие опережающего отражения в развитии самого мироздания, где процессы футуризации оказываются кардинальным способом как сохранения уже существующих форм материальных систем, так и их эволюционного продолжения.

Библиография
1.
Тоффлер Э. Шок будущего / Пер. с англ. М.: ACT, 2002.
2.
Наше общее будущее / Пер. с англ. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1989.
3.
Будущее, которого мы хотим.URL: http://www.un.org/ru/sustainablefuture.
4.
Кутахов Ю.Л. Геокультурная парадигма, императив предотвращения и международные отношения в XXI веке // Безопасность Евразии. 2005. № 4.
5.
Моисеев Н.Н. Быть или не быть человечеству? М.: Ульяновский дом печати, 1999.
6.
Ойзерман Т.И. Возможно ли предвидение отдаленного будущего? // Вестник РАН. 2005. Т. 75. № 8.
7.
Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика. Нелинейность времени и ландшафты коэволюции. М.: Едиториал УРСС. 2011.
8.
Черепащук А.М. Черные дыры во Вселенной. Фрязино: Век 2. 2005.
9.
Ясперс К. Смысл и назначение истории / Пер. с нем. 2-е изд. М.: Республика, 1994.
10.
Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления / Сост., пер. с нем. и комм. В. В. Бибихина. М.: Республика. 1993.
11.
Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука. 1988.
12.
Ильинский И.М. Между будущим и прошлым: социальная философия происходящего. М.: МосГУ. 2006.
13.
Чернин А.Д. Космология: Большой Взрыв. Фрязино: Век 2. 2005.
14.
Анохин П. К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М.: Медицина. 1968.
15.
Лекторский В.А. Отражение // Новая философская энциклопедия в четырех томах. Т. 3. М.: Мысль, 2001.
16.
Эшби У.Р. Введение в кибернетику. М.: ИЛ. 1959.
17.
Глушков В. М. О кибернетике как науке. Кибернетика, мышление, жизнь. М.: Мысль. 1964.
18.
Урсул А.Д. Информация и культура // Философия и культура. 2011. № 2.
19.
Колин К.К., Урсул А.Д. Информационная культурология. Предмет и задачи нового научного направления. Саарбрюккен (Германия): Lambert academic publishing, 2011.
20.
Павлус Д. Машины неограниченных возможностей // В мире науки. 2012. №11.
21.
Валиев К.А., Кокин А.А. Квантовые компьютеры: Надежда и реальность. 2-ое изд. М. –Ижевск: НИЦ РХД. 2004.
22.
Валиев К.А. Квантовые компьютеры и квантовые вычисления // УФН. Т. 175. № 1. 2005.
23.
Нильсен М., Чанг И. Квантовые вычисления и квантовая информация / Пер. с англ. М.: Мир. 2006.
24.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный (универсальный) эволюционизм: предметное поле и проблемная ориентация // Философия и культура. 2012. № 2.
25.
Мюллер Ф. и Геккель Э., Основной биогенетический закон. М. – Л.: АН СССР. 1940.
26.
Тринчер К. С. Биология и информация. Элементы биологической термодинамики. М.: Наука. 1965.
27.
Dancoff S. М., Quastler Н.. The Information Content and Error Rate of Living Things // Essays on the Use Information Theory in Biology. Urbana, 1953.
28.
Гуревич И.М., Урсул А.Д. Информация – всеобщее свойство материи: Характеристики. Оценки. Ограничения. Следствия. М.: Либроком. 2012.
29.
Урсул А.Д. Предисловие // Земан И. Познание и информация. М.: Прогресс. 1966
30.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: идеи, проблемы, гипотезы. М.: МГУ, 2012.
31.
Эволюция: Дискуссионые аспекты глобальных эволюционных процессов / Отв. ред. Л.Е.Гринин, А.В.Марков, А.В.Коротаев, И.В.Ильин. М.: Либроком. 2011.
32.
Универсальная и глобальная история (Эволюция Вселенной, Земли, жизни, общества) / Отв. ред Л.Е.Гринин, А.В.Коротаев, И.В.Ильин. Волгоград: Учитель, 2012.
33.
Линде А. Инфляция, квантовая космология и антропный принцип (2002 г.) // URL: http://arxiv.org/abs/hep-th/0211048v2.
34.
Новиков И.Д., Кардашев Н.С., Шацкий А.А. Многокомпонентная Вселенная и астрофизика кротовых нор // Успехи физических наук. 2007. Т. 177. № 9.
35.
Шацкий А.А., Новиков И.Д., Кардашев Н.С. Динамическая модель кротовой норы и модель Мультивселенной // Успехи физических наук. 2008. Т. 178. № 5.
36.
Черепащук А.М., Чернин А.Д. Современная космология – наука об эволюции Вселенной // В защиту науки. 2008. № 4.
37.
Архангельская И.В., Розенталь И.Л., Чернин А.Д. Космология и физический вакуум. М.: КомКнига. 2007.
38.
Долгов А.Д., Зельдович Я.Б., Сажин М.В. Космология ранней Вселенной. М.: МГУ. 1988.
39.
Гуревич И.М. Информационные характеристики физических систем. М.-Севастополь: «11-й ФОРМАТ». «Кипарис». 2009.
40.
Wheeler J.A. Information, physics, quantum: The search for links // W. Zurek (ed.) Complexity, Entropy, and the Physics of Information. Redwood City, CA: Addison-Wesley, 1990.
41.
Панов А.Д. Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума (SETI). М.: ЛКИ. 2008.
42.
Новиков И.Д. Инфляционная модель ранней Вселенной // Вестник РАН. 2001. Т. 71. № 10.
43.
Николсон И. Тяготение, черные дыры и Вселенная. М.: Мир. 1983.
44.
Урсул А.Д. Существует ли материя без движения? // Философия и культура. 2011. № 7.
45.
Ллойд С., Энджи Дж. Сингулярный компьютер // В мире науки. 2005. № 2.
46.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Феномен образования в глобально-эволюционном ракурсе//Политика и Общество, №4-2010
47.
Урсул А.Д. Национальная идея в эпоху глобализации: проблемы безопасности и устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №1-2010
48.
Урсул А.Д., Ильин И.В. Глобализация в контексте устойчивого развития: политический аспект//Право и политика, №7-2010
49.
Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности в ракурсе устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №3-2010
50.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальные исследования: от глобализации знаний к становлению глобального знания//Философия и культура, №8-2010
51.
Урсул А.Д. Становление космоглобалистики//Философия и культура, №11-2010
52.
Урсул А.Д. Информация и культура//Философия и культура, №2-2011
53.
Урсул А. Д. Проблема безопасности и синергетика//Национальная безопасность / nota bene, №2-2011
54.
Урсул А. Д. Экологический ракурс безопасности и развития: методологические проблемы//Национальная безопасность / nota bene, №3-201
55.
Урсул А. Д. На пути к информационной глобалистике: междисциплинарный подход // Политика и Общество.-2012.-2.-C. 101-109.
56.
Урсул А.Д. Синергетический подход к исследованию безопасности // NB: Национальная безопасность.-2012.-2.-C. 1-47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
57.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Перспективы образования: информационно-экологическая ориентация в интересах устойчивого развития // Педагогика и просвещение.-2011.-4.-C. 14-25.
58.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальное мировоззрение и глобальные исследования // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-1.-C. 137-173. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_46.html
59.
А.Д. Урсул «Научная мысль как планетное явление» (К 150-летию со дня рождения В.И. Вернадского) // Философия и культура.-2013.-5.-C. 594-609. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.05.3.
60.
Урсул А.Д. Исследование информационных и глобальных процессов: междисциплинарные подходы и связи // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-3.-C. 154-201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_259.html
61.
Урсул А.Д., Урсул Т.А., Ильин И.В. Глобальные и политические процессы: становление эволюционного подхода // NB: Вопросы права и политики.-2013.-3.-C. 95-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.564. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_564.htm
References (transliterated)
1.
Toffler E. Shok budushchego / Per. s angl. M.: ACT, 2002.
2.
Nashe obshchee budushchee / Per. s angl. Doklad Mezhdunarodnoi komissii po okruzhayushchei srede i razvitiyu / Per. s angl. M.: Progress, 1989.
3.
Budushchee, kotorogo my khotim.URL: http://www.un.org/ru/sustainablefuture.
4.
Kutakhov Yu.L. Geokul'turnaya paradigma, imperativ predotvrashcheniya i mezhdunarodnye otnosheniya v XXI veke // Bezopasnost' Evrazii. 2005. № 4.
5.
Moiseev N.N. Byt' ili ne byt' chelovechestvu? M.: Ul'yanovskii dom pechati, 1999.
6.
Oizerman T.I. Vozmozhno li predvidenie otdalennogo budushchego? // Vestnik RAN. 2005. T. 75. № 8.
7.
Knyazeva E.N., Kurdyumov S.P. Sinergetika. Nelineinost' vremeni i landshafty koevolyutsii. M.: Editorial URSS. 2011.
8.
Cherepashchuk A.M. Chernye dyry vo Vselennoi. Fryazino: Vek 2. 2005.
9.
Yaspers K. Smysl i naznachenie istorii / Per. s nem. 2-e izd. M.: Respublika, 1994.
10.
Khaidegger M. Vremya i bytie: Stat'i i vystupleniya / Sost., per. s nem. i komm. V. V. Bibikhina. M.: Respublika. 1993.
11.
Vernadskii V.I. Filosofskie mysli naturalista. M.: Nauka. 1988.
12.
Il'inskii I.M. Mezhdu budushchim i proshlym: sotsial'naya filosofiya proiskhodyashchego. M.: MosGU. 2006.
13.
Chernin A.D. Kosmologiya: Bol'shoi Vzryv. Fryazino: Vek 2. 2005.
14.
Anokhin P. K. Biologiya i neirofiziologiya uslovnogo refleksa. M.: Meditsina. 1968.
15.
Lektorskii V.A. Otrazhenie // Novaya filosofskaya entsiklopediya v chetyrekh tomakh. T. 3. M.: Mysl', 2001.
16.
Eshbi U.R. Vvedenie v kibernetiku. M.: IL. 1959.
17.
Glushkov V. M. O kibernetike kak nauke. Kibernetika, myshlenie, zhizn'. M.: Mysl'. 1964.
18.
Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura // Filosofiya i kul'tura. 2011. № 2.
19.
Kolin K.K., Ursul A.D. Informatsionnaya kul'turologiya. Predmet i zadachi novogo nauchnogo napravleniya. Saarbryukken (Germaniya): Lambert academic publishing, 2011.
20.
Pavlus D. Mashiny neogranichennykh vozmozhnostei // V mire nauki. 2012. №11.
21.
Valiev K.A., Kokin A.A. Kvantovye komp'yutery: Nadezhda i real'nost'. 2-oe izd. M. –Izhevsk: NITs RKhD. 2004.
22.
Valiev K.A. Kvantovye komp'yutery i kvantovye vychisleniya // UFN. T. 175. № 1. 2005.
23.
Nil'sen M., Chang I. Kvantovye vychisleniya i kvantovaya informatsiya / Per. s angl. M.: Mir. 2006.
24.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi (universal'nyi) evolyutsionizm: predmetnoe pole i problemnaya orientatsiya // Filosofiya i kul'tura. 2012. № 2.
25.
Myuller F. i Gekkel' E., Osnovnoi biogeneticheskii zakon. M. – L.: AN SSSR. 1940.
26.
Trincher K. S. Biologiya i informatsiya. Elementy biologicheskoi termodinamiki. M.: Nauka. 1965.
27.
Dancoff S. M., Quastler N.. The Information Content and Error Rate of Living Things // Essays on the Use Information Theory in Biology. Urbana, 1953.
28.
Gurevich I.M., Ursul A.D. Informatsiya – vseobshchee svoistvo materii: Kharakteristiki. Otsenki. Ogranicheniya. Sledstviya. M.: Librokom. 2012.
29.
Ursul A.D. Predislovie // Zeman I. Poznanie i informatsiya. M.: Progress. 1966
30.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: idei, problemy, gipotezy. M.: MGU, 2012.
31.
Evolyutsiya: Diskussionye aspekty global'nykh evolyutsionnykh protsessov / Otv. red. L.E.Grinin, A.V.Markov, A.V.Korotaev, I.V.Il'in. M.: Librokom. 2011.
32.
Universal'naya i global'naya istoriya (Evolyutsiya Vselennoi, Zemli, zhizni, obshchestva) / Otv. red L.E.Grinin, A.V.Korotaev, I.V.Il'in. Volgograd: Uchitel', 2012.
33.
Linde A. Inflyatsiya, kvantovaya kosmologiya i antropnyi printsip (2002 g.) // URL: http://arxiv.org/abs/hep-th/0211048v2.
34.
Novikov I.D., Kardashev N.S., Shatskii A.A. Mnogokomponentnaya Vselennaya i astrofizika krotovykh nor // Uspekhi fizicheskikh nauk. 2007. T. 177. № 9.
35.
Shatskii A.A., Novikov I.D., Kardashev N.S. Dinamicheskaya model' krotovoi nory i model' Mul'tivselennoi // Uspekhi fizicheskikh nauk. 2008. T. 178. № 5.
36.
Cherepashchuk A.M., Chernin A.D. Sovremennaya kosmologiya – nauka ob evolyutsii Vselennoi // V zashchitu nauki. 2008. № 4.
37.
Arkhangel'skaya I.V., Rozental' I.L., Chernin A.D. Kosmologiya i fizicheskii vakuum. M.: KomKniga. 2007.
38.
Dolgov A.D., Zel'dovich Ya.B., Sazhin M.V. Kosmologiya rannei Vselennoi. M.: MGU. 1988.
39.
Gurevich I.M. Informatsionnye kharakteristiki fizicheskikh sistem. M.-Sevastopol': «11-i FORMAT». «Kiparis». 2009.
40.
Wheeler J.A. Information, physics, quantum: The search for links // W. Zurek (ed.) Complexity, Entropy, and the Physics of Information. Redwood City, CA: Addison-Wesley, 1990.
41.
Panov A.D. Universal'naya evolyutsiya i problema poiska vnezemnogo razuma (SETI). M.: LKI. 2008.
42.
Novikov I.D. Inflyatsionnaya model' rannei Vselennoi // Vestnik RAN. 2001. T. 71. № 10.
43.
Nikolson I. Tyagotenie, chernye dyry i Vselennaya. M.: Mir. 1983.
44.
Ursul A.D. Sushchestvuet li materiya bez dvizheniya? // Filosofiya i kul'tura. 2011. № 7.
45.
Lloid S., Endzhi Dzh. Singulyarnyi komp'yuter // V mire nauki. 2005. № 2.
46.
Ursul A.D., Ursul T.A. Fenomen obrazovaniya v global'no-evolyutsionnom rakurse//Politika i Obshchestvo, №4-2010
47.
Ursul A.D. Natsional'naya ideya v epokhu globalizatsii: problemy bezopasnosti i ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №1-2010
48.
Ursul A.D., Il'in I.V. Globalizatsiya v kontekste ustoichivogo razvitiya: politicheskii aspekt//Pravo i politika, №7-2010
49.
Ursul A.D. Strategiya natsional'noi bezopasnosti v rakurse ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2010
50.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nye issledovaniya: ot globalizatsii znanii k stanovleniyu global'nogo znaniya//Filosofiya i kul'tura, №8-2010
51.
Ursul A.D. Stanovlenie kosmoglobalistiki//Filosofiya i kul'tura, №11-2010
52.
Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura//Filosofiya i kul'tura, №2-2011
53.
Ursul A. D. Problema bezopasnosti i sinergetika//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №2-2011
54.
Ursul A. D. Ekologicheskii rakurs bezopasnosti i razvitiya: metodologicheskie problemy//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-201
55.
Ursul A. D. Na puti k informatsionnoi globalistike: mezhdistsiplinarnyi podkhod // Politika i Obshchestvo.-2012.-2.-C. 101-109.
56.
Ursul A.D. Sinergeticheskii podkhod k issledovaniyu bezopasnosti // NB: Natsional'naya bezopasnost'.-2012.-2.-C. 1-47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
57.
Ursul A.D., Ursul T.A. Perspektivy obrazovaniya: informatsionno-ekologicheskaya orientatsiya v interesakh ustoichivogo razvitiya // Pedagogika i prosveshchenie.-2011.-4.-C. 14-25.
58.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'noe mirovozzrenie i global'nye issledovaniya // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-1.-C. 137-173. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_46.html
59.
A.D. Ursul «Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie» (K 150-letiyu so dnya rozhdeniya V.I. Vernadskogo) // Filosofiya i kul'tura.-2013.-5.-C. 594-609. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.05.3.
60.
Ursul A.D. Issledovanie informatsionnykh i global'nykh protsessov: mezhdistsiplinarnye podkhody i svyazi // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-3.-C. 154-201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_259.html
61.
Ursul A.D., Ursul T.A., Il'in I.V. Global'nye i politicheskie protsessy: stanovlenie evolyutsionnogo podkhoda // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-3.-C. 95-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.564. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_564.htm
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"