Статья 'Интернет как сетевая или иерархическая структура: концепция сети в постмодернистской философии и социальных науках конца XX-го и начала XXI-го вв.' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Интернет как сетевая или иерархическая структура: концепция сети в постмодернистской философии и социальных науках конца XX-го и начала XXI-го вв.

Попова Александра Витальевна

соискатель ученой степени, МАГУ, г. Мурманск

183031, Россия, Мурманская область, г. Мурманск, пр. Героев Североморцев, 17, корп.2, кв. 3

Popova Aleksandra Vital'evna

Candidate for a degree, Murmansk State Humanities University

183031, Russia, Murmanskaya oblast', g. Murmansk, pr. Geroev Severomortsev, 17, korp.2, kv. 3

aleksvitpopova@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8728.2020.3.32282

Дата направления статьи в редакцию:

27-02-2020


Дата публикации:

25-03-2020


Аннотация.

Статья посвящена философскому анализу феноменов и концептов сети и иерархии. В философии теоретиков постмодерна иерархические структуры подвергаются критике. Так, один из наиболее ярких образов не-иерархической организации – ризома – был предложен Ж. Делёзом и Ф. Гваттари в контексте их оппозиции традиционному иерархическому образу дерева, что соотносилось мыслителями с основой строения западной культуры и цивилизации. Критика иерархической организации связывается с "распадом" субъекта. Анализируется современное состояние компьютерных сетей и сети Интернет на предмет соответствия концепту "сеть". Автор использует сравнительный и аналитический метод: в частности метод системного и компаративистского анализа, а также метод дедуктивного анализа. Для теоретиков постмодерна продвижение концепта сеть связано с постмодернистким переосмыслением субъекта, так как для них он теперь не порождает культуру, а сам оказывается порождённым и вписанным в один из множества текстов культуры, причем не один из этих текстов не обладает преимуществом перед другими. Задача удержания целостности субъекта больше не является самоценной ввиду того, что любая целостность субъекта одновременно означает выстраивание иерархии событий и явлений вокруг него. Соответственно, обратным действием по отношению к собиранию в целостность для субъекта становится его распад, который и связывается с распространением концепта сети. Восприятие Интернета как сети в философии и социальных науках оказывается основано на желании найти подтверждение теоретической модели сети. Но Интернет во многом воспроизводит внутри себя иерархическую структуру, что оставляет вопрос о существовании не-иерархических структур открытым.

Ключевые слова: множественный субъект, новоевропейская метафизика, постмодернистская философия, Иерархическая структура интернета, Интернет, иерархические структуры, сетевые структуры, целостный субъект, ризома, социальные науки

Abstract.

This article is dedicated to philosophical analysis of the phenomena and concepts of network and hierarchy. In philosophy of the postmodern theoreticians, hierarchical structures are subjected to criticism. Thus, one of the brightest images of non-hierarchical organization – rhizome – was suggested by G, Deleuze and F. Guattari in the context of their opposition to the traditional hierarchical image of a tree, which was attributed by the philosophers to the basis of Western culture and civilization. Criticism of hierarchical organization is associated with “dissolution” of a subject. The article analyzes the current state of computer networks and Internet for correspondence to the concept of “network”. The theoreticians of postmodernism associate the promotion of the concept of network with the postmodern reconsideration of a subject, since from now on it does not originate culture, but is originated and inscribed into one of the multiple cultural texts, and none of these texts does not have an advantage over others. The task of retaining integrity of the subject is no longer inherently valued, since any value of the subject simultaneously means establishing the hierarchy of events and occurrences around it. Therefore, the reverse action to integration becomes dissolution, associated with spread of the concept of network. The perception of Internet as a network in philosophy and social sciences is based on the desire to find confirmation to the theoretical model of network. But the Internet in many ways reproduces hierarchical structure within itself, which leaves open the question on the existence of nonhierarchical structures.

Keywords:

rhizome, holistic subject, multiple subject, modern European metaphysics, postmodern philosophy, the hierarchical structure of the Internet, the Internet, hierarchical structures, network structures, social sciencies

Осмысление феномена Интернета и концепта «сеть» актуальны и привлекают внимание исследователей, но в силу своей относительной новизны все еще остаются не совсем методологически оформленными. В статье речь пойдет о концепции сети вообще и о применении сетевого принципа к структуре Интернета.

Со второй половины XX-го века иерархические структуры и организации начинают подвергаться критике со стороны теоретиков философии постмодерна. Так, Ж. Деррида рассматривает всю европейскую культуру и метафизику как центрированную систему, в которой вокруг «центров» структурируются остальные элементы [14, с.80]. При этом центры присваивают себе некоторые привилегии, в которых отказано элементам периферии. Поскольку присвоение привилегий центрами «незаконно», то, соответственно, любая борьба периферии с центрами подразумевает борьбу с «незаконной» властью [14]. Необходимый элемент борьбы с центром – это «деконструкция», означающая выявление скрытого воздействия власти центра в «текстах культуры» [14]. Здесь важно обратить внимание на то, что для Ж. Деррида вся культура представляет собой текст.

В добавление к этому одним из центральных терминов в философии Ж. Делёза и Ф. Гваттари с 1976-го года становится «ризома» [2]. Позаимствованный из ботаники, данный термин подразумевает под собой строение корневых систем, в которых отсутствует стержневой корень, а вместо него имеется множество мелких переплетающихся равноценных вторичных корешков [2]. Ризома противопоставляется иерархической древовидной организации: в отличии от неё, в ризоме нет никакого определённого порядка, в ней наличествует только принцип множественности [2]. В частности, в древовидной структуре у каждого элемента возможен лишь один активный «сосед», так называемый «иерархический начальник», а вся система связи между элементами существует уже заранее: «каналы передачи установлены заранее – древовидность существует раньше индивида, который интегрируется в точно заданное место» [2, c.29]. Таким образом, у такой древовидной организации существует своя топология как определённость места, от которого уже оказывается зависимым каждый элемент. В отличии от древовидных организаций в ризоматических сетях каналы связи не существуют заранее, все элементы сети взаимозаменяемы и определяются только ее состоянием на данный момент [2, c.30]. Важность элемента зависит не от его места в структуре, а от состояния его интенсивности [2, c.30]. Поэтому ризома может быть разрушена в любом возможном месте, но при этом она всегда способна возобновиться, продолжая любую линию, или, иначе, «свой корень» [2, c.16]. Ризома, как отмечают Ж. Делёз и Ф. Гваттари, «сделана только из линий», у неё нет ни начала, ни конца, а есть «середина, из которой она растёт и переливается через край» [2, c.37]. Ризома действует всегда благодаря вариации, без главенствующего центра, то есть «без Генерала» [2, c.37].

Очевидно соотнесение Делёзом и Гваттари древовидных вертикальных структур с западной культурой: «дерево господствует над западной реальностью и над всей западной мыслью» [2, c.32]. По их мнению, дерево как особая модель восприятия мира «подчинило» себе весь Запад. Именно в западной культуре особую важность приобретает трансцендентная философия [2, c.44]. Древовидная структура, являясь вертикальной, предполагает наличие центра, жесткой иерархии и некого «корня», т.е. основания: так, весь мир феноменов в западной культуре мышления нуждается в метафизическом основании. Постмодернистская же философия как раз должна отказываться от «господства» дерева в мышлении: поводом же для этого отказа Делёзом и Гваттари объявляется усталость («мы устали от дерева») [2].

В общем русле подобных размышлений пишет и М. Фуко. Для него нормы и институты, которые кажутся естественными, представляются на самом деле как произвольно возникающие образования при определённых социальных отношениях и структуре власти. «Действительность» формируется исторически и не осознаётся человеком, который находится в рамках определённого «дискурса» [16]. При этом вся «действительность» сводится к тексту, который может быть интерпретирован множеством способов. И тогда текст всегда превосходит автора, который не воспринимается как метафизическая величина, а становится лишь функцией дискурса: «Автор должен стереться или быть стёрт в пользу форм, свойственных дискурсу» [18, c.42]. Тексты первичны: важны только они, тогда как авторы создают возможность для определённой классификации текстов [18].

Данные размышления философов-постмодернистов связаны с представлением о том, что человеческая культура являет собой замкнутые на себе тексты, причём ни один из таких текстов не обладает потенциальным преимуществом перед другим. И так как любое новое прочтение рождает новый смысл, каждый текст наделён множеством смыслов, что и приводит к безграничности, незавершённости и открытости любого текста: «тексту присуща множественность» [1]. Любой знак обладает множественностью смыслов, так как может употребляться в различных контекстах [3]. Если каждая культура представляет собой определённую систему знаков, а каждый феномен культуры кодируется, то, соответственно, весь мир начинает восприниматься как текст. Очень важно, что субъект также находится внутри текста, а не за его границами [12]. По мнению Р. Барта, на смену автору приходит скриптор, который «рождается одновременно с текстом, у него нет никакого бытия до или вне письма, он не тот субъект, по отношению к которому его книга была бы предикатом; остаётся только одно время – время речевого акта, и всякий текст вечно пишется здесь и сейчас» [1, c.388]. Важно и то, что любой текст в таком представлении весь состоит из цитат и отсылок [1].

Таким образом, в данном представлении субъект полностью вписывается в какой-либо текст культуры. В частности, для М. Фуко дискурс можно назвать способом субъективации, при помощи которого люди становятся субъектами того или иного опыта [17]. Это связано с так называемым «постмодернистским субъектом», который постоянно распадается и для собирания в целостность такого субъекта необходимы усилия [19]. Для Ж. Делёза также не существует целостного субъекта: он может быть представлен лишь в постоянном процессе удержания собственной «виртуальной целостности» [19]. Этот взгляд на субъект противопоставляется взгляду на субъект в новоевропейской традиции, так как «субъект более не источник генезиса, но сам является порождённым» [9, c.99]. Субъект становится множественностью: «субъективация – как отношение к себе – тоже множественность; как таковая она не основана на каком-либо установленном коде, включая мораль, но скорее является художественной, эстетической или этической множественностью, содержащей моменты, когда оставаться прежним собой просто не имеет смысла. <…> …становление животным, становление женщиной, становление миром, становление ребенком, всегда становление другим, всегда граничит с элементом меньшинства» [19].

Постмодернистская позиция по вопросу субъекта ярко противостоит новоевропейской метафизике, которая во многом фундировала наше привычное восприятие этой проблематики. Так, в философии Декарта основанием для существования целостного субъекта является вера в Бога и в изначально рациональные структуры бытия, которые можно «увидеть», «очистив» мышление [6]. Но сам по себе принцип тождества мышления и бытия уже является предметом веры и волевого выбора [6, c.24]. У Лейбница непрерывность Я также обеспечена в первую очередь верой в Бога, рациональными структурами бытия и личным волевым выбором, требующим собранности, внимания и памяти [6, c.153]. С утратой веры и волевого усилия, соответственно, утрачивается и возможность для обоснования целостности субъекта. А без целостности субъекта невозможно многое, например, выстраивание некой «объективной истории», так как никакой объективности быть не может.

Таким образом, представление о «множественном субъекте» оказывается связанным с попыткой продемонстрировать альтернативу иерархическим системам. На наш взгляд, понятие «сети», вошедшее в язык философии и социальных наук, в смысловом отношении, восходит к указанным выше представлениям. Концепция «сети» соотносится с распадом субъекта и невозможностью любого дальнейшего выстраивания собственного опыта в объективном смысле. Любое «собирание» в целостность для субъекта означает одновременное выстраивание иерархии событий, ситуаций, элементов бытия. Соответственно, «сеть» является неким воплощением отсутствия этого собирания.

Если следовать размышлениям М. Кастельса, то сети представляют собой некий фундаментальный паттерн жизни, который встречается не только в человеческом обществе [5]. Сети в его концепции противопоставляются иерархическим организациям, «способным концентрировать ресурсы вокруг централизованно определяемых целей, достигавшихся в результате реализации задач на основе рационализированных вертикальных цепочек управления и контроля» [5, c.14]. М. Кастельс неоднократно подчеркивает в своих работах мысль о том, что новое сетевое общество напрямую связано с развитием компьютерных технологий и распространением Интернета [5]. Под сетью же понимается «совокупность взаимосвязанных узлов» [4, c.37], при этом любой компонент сети является узлом, а функции и значение узлов зависят от программы сети и от взаимодействия с другими узлами. Терминология и идеи М. Кастельса и сами по себе сложились под влиянием широкого распространения Интернета, что и сам автор неоднократно подчеркивает в своих работах. Если обратиться к акторно-сетевой теории Б. Латура и в целом к использованию термина «сеть» во французских социальных науках, то в смысловом отношении понятие сети (réseau) было заимствовано у Д. Дидро, который использовал его для описания тела, чтобы избежать разрыва между res extensa и res cogitas («вещью протяженной» и «вещью познающей»), привнесенный Декартом [7]. Так, для метода акторно-сетевой теории основным является не изучение вещей, сущностей и т.д., а исследование нитей связи между ними [7, c.129]. В этом можно увидеть влияние концепта «ризома» Делёза и Гваттари [7].

На наш взгляд, восприятию Интернета как сети отчасти уже предшествовало представление о фундаментальном распространении сетей. Но можно попробовать продемонстрировать иной взгляд на организацию компьютерных сетей и Интернета, представляя их именнно иерархично. Так, Интернет можно описать как иерархическую структуру не только в его логическом или физическом воплощениях, но и в подходе к его организации. С распространением в 1983-м году протокола передачи данных TCP/IP можно вести отсчёт появления Интернета как «сети сетей» [8]. При этом IP-адреса выделяются организацией ICANN не отдельным пользователям напрямую, но различным организациям [8, c.85].

Протоколы TCP/IP обеспечивают работу DNS (Domain Name System). При этом все домены выстроены в иерархию: 1) домен нулевого уровня (корневой домен); 2) домены первого уровня (государственные); 3) домены второго уровня (домены организаций, отдельных территориальных единиц и т.д.) [8, c.86]. Это «дерево доменов» отображает логическую структуру Интернета, а также в определенной степени социальный, но не физический способ его организации [8]. Функцию администратора для домена корневого уровня выполняет организация ICANN, она же регистрирует администраторов для доменов первого уровня [8]. Домены первого уровня, в свою очередь, занимаются организацией доменов второго уровня.

Система передачи данных в Интернете также является иерархизированной: информация передаётся от высших уровней к низшим [8]. Все пользователи (индивиды и организации) располагаются на 4-х уровнях: от провайдеров первого уровня до самого низшего уровня – уровня пользователей [8]. Провайдеры первого уровня представляют собой «ядро» Интернета и являются крупными организациями управления Интернет-трафика, как правило, расположенными в США [8]. Провайдеры первого уровня передают трафик по магистралям провайдерам второго уровня, те – провайдерам третьего уровня, а они, в свою очередь, пользователям [8]. Таким образом, возможность выхода в Интернет для отдельного пользователя полностью зависит от вышестоящих провайдеров [8].

Также различной может быть и физическая организация сетей: существуют одноранговые сети и сети с выделенным сервером (клиент-сервер) [13, c.16-18]. Именно одноранговые сети как раз могут представлять собой образец чего-то действительно напоминающего сеть, так как в такой системе все компьютеры одновременно являются и клинетами, и серверами, т.е. они совершенно равноправны [13, c.16]. Но такой тип сетей может быть действительно работоспособным лишь в очень малых сетях, при этом даже в таком случае каждому пользователю придется помнить все пароли для каждого разделенного ресурса в сети [13, c.17]. Такие сети не могут расти количественно или территориально: так как при любом увеличении размера одноранговая сеть становится неработоспособной [13]. При этом проблема падения работоспособности кроется и в физическом, и в социальном аспектах сети. Физически одноранговая сеть чаще всего состоит из набора обычных персональных компьютеров, пользователи которых столкнутся с падением производительности в тот момент, когда другой пользователь сети будет требовать какую-то информацию, хранящуюся на данном устройстве [13]. В такой сети сложно организовать хранение и учет данных: пользователю будет сложно отследить, на каком именно компьютере лежит интересующая его информация [13]. Таким образом, поиск ресурсов становится чрезвычайно сложным. Также затрудняется процедура резервного копирования данных, так как необходимо совершать его на каждом компьютере. В социальном аспекте одноранговые сети не эффективны, так как сами пользователи не могут справиться со сложностью разрастающейся сети: пользователям необходимо будет помнить различные пароли для каждого разделенного ресурса сети [13, c.17].

Альтернативой одноранговых сетей выступают намного более широко используемые сети типа клиент-сервер [13, c.18]. Особенностью таких сетей является выделение специального более мощного компьютера (сервера), представляющего собой централизованное хранилище сетевых ресурсов, что централизованно обеспечивает безопасность и доступ к информации [13]. Такие системы легко масштабируются. Сама по себе структура «клиент-сервер» является иерархичной, да и сами серверы не равны по своей значимости. Сервер задействуется даже в системе пиринговых сетей, которые предполагают прямую связь компьютеров между собой, но при этом выбор компьютера для связи происходит через сервер.

Другим ярким примером иерархии в Интернете является принцип ранжирования в поисковых сетях. Информация не только подбирается по значимости для данного пользователя, но и сам принцип подбора основан на том, что пользователь получает к ней доступ исключительно опосредованным образом. Так как количество страниц в Интернете огромно и постоянно возрастает, соответственно невозможно без какой-то иерархичной системы найти необходимую информацию. Поисковые машины же позволяют находить максимально релевантные результаты по поисковым запросам пользователя [10]. Для работы поисковой машины необходим «индекс» – база данных слов, к которым прилагается список страниц, содержащих это слово [10]. Поисковая машина сортирует страницы по какому-либо признаку: например, по общему количеству найденных слов в тексте или по количеству страниц, ссылающихся на данную страницу [10]. Таким образом, пользователь работает лишь с тем сегментом сети, который обработала поисковая машина, и именно в таком порядке, в котором она проранжировала страницы.

Все это показывает, что Интернет вполне можно считать иерархичной структурой, но тогда необходимо понять, каким образом применительно к нему специалисты употребляют термин «сеть». Надо отметить, что часто авторы специализированных книг и учебников по сетям и телекоммуникациям вообще не раскрывают понятие «сети». В некоторых случаях отмечается, что «компьютерная сеть» будет «означать набор автономных компьютеров, связанных одной технологией», при этом «два компьютера называют связанными, если они в состоянии обмениваться информацией» [15, c.17]. Можно встретить такое определение компьютерных сетей: «компьютерные сети представляют собой группу компьютеров, согласованно решающих набор взаимосвязанных задач, обмениваясь данными в автоматическом режиме» [11].

Таким образом, использование понятия «сеть» в социальных, философских исследованиях и в специальной литературе применительно к Интернету не одинаково. В работах французских философов середины XX-го века можно отметить линию критики иерархических структур и организаций, что приводит к описанию концептов, которые так или иначе можно связать с концептом «сеть». В их размышлениях предполагается необходимость некой «анти-иерархической» организации, существующей как конструкт или мыслительный эксперимент. При этом для построоения таких размышлений оказывается необходимым свести всю действительность к понятию «текста».

Однако в специальной литературе по отношению к Интернету понятие «сеть» используется не в значении «анти-иерархии»: сеть там не противопоставляется иерархии и вообще не раскрывается неким особенным образом. Как было указано выше, сама структура Интернета демонстрирует множество примеров иерархической организации. Можно констатировать, что использование понятий «иерархия» и «сеть» предполагают разные методологические подходы к исследуемому объекту: если выделение узлов и их отношение друг к другу, приводит к рассуждению об «иерархии», то выделение линий связи и исследование их связано с понятием «сети». Но в рассуждениях постмодернистов эти конструкции, на наш взгляд, используются не методологически, а именно онтологически. Также важно отметить, что концепт сети можно связть с постмодернистским переосмыслением субъекта, который, во-первых, не имеет целостности, а во-вторых, вписан в один из множества текстов культуры. Что касается Интернета как «сети», то, несмотря на то, что концептуально данная система могла быть задумана как сетевая, в ходе своего развития преобладающим принципом в ней стал принцип иерархии. В связи с этим возникает закономерный вопрос: возможны ли чистые сетевые не-иерархические организации вообще?

Библиография
1.
Барт, Р. От произведения к тексту / Р. Барт. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. – М.: Прогресс, 1989. С. 416.
2.
Делез, Ж., Гваттари, Ф. Тысяча плато. Капитализм и шизофрения, У-Фактория, Астрель, 2000. 896 с.
3.
Деррида, Ж. Голос и феномен, 1999. 208 с.
4.
Кастельс, М. Власть коммуникации. М.: «Издательский дом ВШЭ», 2016. 568 с.
5.
Кастельс, М. Галактика Интернет. Екатеринбург: «У-фактория», 2014. 324 с.
6.
Комаров, С. В. Метафизика и феноменология субъективности. СПб.: Алетейя, 2007. 731 с.
7.
Малов, Е. А. О концепции «актор-сети» Бруно Латура // Идеи и идеалы. № 1, 2014.
8.
Моисеева, М. Б. Технологическая основа социальных взаимодействий в интернет-пространстве // Проблемы науки. 2018. №1 (25). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tehnologicheskaya-osnova-sotsialnyh-vzaimodeystviy-v-internet-prostranstve (дата обращения: 24.10.2019).
9.
Монтебелло, П. Бергсон и Делёз, контр-феноменология // Логос – 2009. – № 3 (71). С. 98 – 106.
10.
Хабр. Устройство поиска в Web / URL: https://habr.com/ru/post/123717/ (дата обращения: 24.10.2019).
11.
Олифер, В. Г., Олифер, Н. А. Сетевые системы. СПб: Питер, 2019. 992 с.
12.
Петрова, Н. В. Интерпретация понятия «текст» в постструктурализме // Петрова Наталья Васильевна Интерпретация понятия «текст» в постструктурализме // Вестник ИГЛУ. 2013. №2 (23). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/interpretatsiya-ponyatiya-tekst-v-poststrukturalizme (дата обращения: 23.10.2019).
13.
Пескова, С. А. Сети и телекоммуникации: учебн. Пособие для студ. высш. учебн. заведений / С. А. Пескова, А. В. Кузин, А. Н. Волков. – М.: Издательский центр «Академия», 2008. – 352 с.
14.
Сухович, Е. В. Иерархия, сеть и ризома: сравнительный анализ // Logos et Praxis. 2011. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ierarhiya-set-i-rizoma-sravnitelnyy-analiz (дата обращения: 18.10.2019).
15.
Таненбаум, Э., Уэзеролл, Д. Компьютерные сети. 5-е изд. – СПб.: Питер, 2019. – 960 с.: ил. – (Серия «Классика computer science»).
16.
Фуко, М. Воля к истине: По ту сторону власти и сексуальности. Работы разных лет / Составитель и переводчик: С. B. Табачникова. – М., Магистериум, Касталь, 1996. – 448 с.
17.
Фуко, М. Порядок дискурса // Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. М., 1996.
18.
Фуко, М. Что такое автор? // Воля к истине: по ту сторону знания власти и сексуальности. – М.: Магистериум, 1996.
19.
Чегодаев, А. А. Онтология субъективности Жиля Делёза: витализм и мортализм // Вестник ПНИПУ. Культура. История. Философия. Право. 2018. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ontologiya-subektivnosti-zhilya-delyoza-vitalizm-i-mortalizm (дата обращения: 23.10.2019).
References (transliterated)
1.
Bart, R. Ot proizvedeniya k tekstu / R. Bart. Izbrannye raboty. Semiotika. Poetika. – M.: Progress, 1989. S. 416.
2.
Delez, Zh., Gvattari, F. Tysyacha plato. Kapitalizm i shizofreniya, U-Faktoriya, Astrel', 2000. 896 s.
3.
Derrida, Zh. Golos i fenomen, 1999. 208 s.
4.
Kastel's, M. Vlast' kommunikatsii. M.: «Izdatel'skii dom VShE», 2016. 568 s.
5.
Kastel's, M. Galaktika Internet. Ekaterinburg: «U-faktoriya», 2014. 324 s.
6.
Komarov, S. V. Metafizika i fenomenologiya sub''ektivnosti. SPb.: Aleteiya, 2007. 731 s.
7.
Malov, E. A. O kontseptsii «aktor-seti» Bruno Latura // Idei i idealy. № 1, 2014.
8.
Moiseeva, M. B. Tekhnologicheskaya osnova sotsial'nykh vzaimodeistvii v internet-prostranstve // Problemy nauki. 2018. №1 (25). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tehnologicheskaya-osnova-sotsialnyh-vzaimodeystviy-v-internet-prostranstve (data obrashcheniya: 24.10.2019).
9.
Montebello, P. Bergson i Delez, kontr-fenomenologiya // Logos – 2009. – № 3 (71). S. 98 – 106.
10.
Khabr. Ustroistvo poiska v Web / URL: https://habr.com/ru/post/123717/ (data obrashcheniya: 24.10.2019).
11.
Olifer, V. G., Olifer, N. A. Setevye sistemy. SPb: Piter, 2019. 992 s.
12.
Petrova, N. V. Interpretatsiya ponyatiya «tekst» v poststrukturalizme // Petrova Natal'ya Vasil'evna Interpretatsiya ponyatiya «tekst» v poststrukturalizme // Vestnik IGLU. 2013. №2 (23). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/interpretatsiya-ponyatiya-tekst-v-poststrukturalizme (data obrashcheniya: 23.10.2019).
13.
Peskova, S. A. Seti i telekommunikatsii: uchebn. Posobie dlya stud. vyssh. uchebn. zavedenii / S. A. Peskova, A. V. Kuzin, A. N. Volkov. – M.: Izdatel'skii tsentr «Akademiya», 2008. – 352 s.
14.
Sukhovich, E. V. Ierarkhiya, set' i rizoma: sravnitel'nyi analiz // Logos et Praxis. 2011. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ierarhiya-set-i-rizoma-sravnitelnyy-analiz (data obrashcheniya: 18.10.2019).
15.
Tanenbaum, E., Uezeroll, D. Komp'yuternye seti. 5-e izd. – SPb.: Piter, 2019. – 960 s.: il. – (Seriya «Klassika computer science»).
16.
Fuko, M. Volya k istine: Po tu storonu vlasti i seksual'nosti. Raboty raznykh let / Sostavitel' i perevodchik: S. B. Tabachnikova. – M., Magisterium, Kastal', 1996. – 448 s.
17.
Fuko, M. Poryadok diskursa // Fuko M. Volya k istine: po tu storonu znaniya, vlasti i seksual'nosti. M., 1996.
18.
Fuko, M. Chto takoe avtor? // Volya k istine: po tu storonu znaniya vlasti i seksual'nosti. – M.: Magisterium, 1996.
19.
Chegodaev, A. A. Ontologiya sub''ektivnosti Zhilya Deleza: vitalizm i mortalizm // Vestnik PNIPU. Kul'tura. Istoriya. Filosofiya. Pravo. 2018. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ontologiya-subektivnosti-zhilya-delyoza-vitalizm-i-mortalizm (data obrashcheniya: 23.10.2019).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания: «Важность элемента зависит не от его места в структуре, а от состояния его интенсивности (не совсем понятно, что подразумевается под «состоянием интенсивности элемента») [2, c.30]. Поэтому (почему?) ризома может быть разрушена в любом возможном месте (как связана эта гипотетическая возможность с предыдущим утверждением?), но при этом она всегда способна возобновиться, продолжая любую линию, или, иначе, «свой корень» (каковой ранее обозначался как отсутствующий) [2, c.16].  » «Очевидно соотнесение Делёзом и Гваттари древовидных вертикальных структур с западной культурой: «дерево господствует над западной реальностью и над всей западной мыслью» [2, c.32]. По их мнению, дерево как особая модель восприятия мира «подчинило» себе весь Запад. Именно в западной культуре особую важность приобретает трансцендентная философия [2, c.44]. Древовидная структура, являясь вертикальной, предполагает наличие центра, жесткой иерархии и некого «корня», т.е. основания: так, весь мир феноменов в западной культуре мышления нуждается в метафизическом основании. Постмодернистская же философия как раз должна отказываться от «господства» дерева в мышлении: поводом же для этого отказа Делёзом и Гваттари объявляется усталость («мы устали от дерева») [2]. » Достаточно симптоматичная критика, охватывающая, очевидно (но не отмечено в тексте) не «всю западную философию» (метафизику), но преимущественно «континентальную»; для полноты картины, видимо, имело смысл упомянуть и иные направления («аналитическое» и пр., включая «позитивизм», «эмпиризм» и т.д.). И далее: «В общем русле подобных размышлений пишет и М. Фуко. Для него нормы и институты, которые кажутся естественными, представляются на самом деле как произвольно возникающие образования (?) при определённых социальных отношениях и структуре власти.  » Не совсем понятно, кому именно и когда «нормы и институты» представлялись «естественными», и что вообще подразумевает подобное определение. «Этот взгляд на субъект противопоставляется взгляду на субъект в новоевропейской традиции, так как (?) «субъект более не источник генезиса, но сам является порождённым» (в конечном счете непонятно, что здесь чему противопоставляется) [9, c.99]. Субъект становится множественностью: «субъективация – как отношение к себе – тоже множественность; как таковая она не основана на каком-либо установленном коде, включая мораль, но скорее является художественной, эстетической или этической множественностью (?), содержащей моменты, когда оставаться прежним собой просто не имеет смысла. <…> …становление животным (?), становление женщиной, становление миром (?), становление ребенком, всегда становление другим, всегда граничит с элементом меньшинства» (?) [19]. » Завершением фрагмента выступает достаточно пространная цитата, авторство которой не совсем понятно. И далее, в столь же «темноватой» манере: «Постмодернистская позиция по вопросу субъекта ярко противостоит новоевропейской метафизике, которая во многом фундировала наше (?) привычное восприятие этой проблематики. Так, в философии Декарта основанием для существования целостного субъекта является вера в Бога и в изначально рациональные структуры бытия, которые можно «увидеть», «очистив» мышление [6]. Но (?) сам по себе принцип тождества мышления и бытия уже является предметом веры и волевого выбора (?) [6, c.24].  » Можно спорить или соглашаться как с первой (основанием для существования целостного субъекта является вера в Бога), так и со второй (принцип тождества мышления и бытия уже является предметом веры и волевого выбора) частью утверждения; сложно уловить, в какое отношение ставит их автор этим противопоставлением (но). И чуть далее (в продолжение): «С утратой веры и волевого усилия, соответственно, утрачивается и возможность для обоснования целостности субъекта. А без целостности субъекта невозможно многое (?), например, выстраивание некой (?) «объективной истории» (что такое «некая объективная история» и как она связана с предметом обсуждения?), так как никакой объективности (в таком случае?) быть не может (но, казалось бы, «снявши голову, по волосам не плачут»; «нет никакой объективности», нет вообще ничего (объективного); однако автора странным образом заботит прежде всего «некая объективная история», и уже далее — нечто, с нею связанное (объективность как таковая)). » Споря или соглашаясь с автором, сложно избавиться от ощущения серьезного отклонения от первоначально заявленной темы. Сам автор (подводя итоги сказанному) связывает эти рассуждения с темой следующим образом: «Таким образом, представление о «множественном субъекте» оказывается связанным (кем?) с попыткой (чьей?) продемонстрировать альтернативу иерархическим системам (с какой целью?). На наш взгляд, понятие «сети», вошедшее в язык философии и социальных наук, в смысловом отношении, восходит к указанным выше (то есть ко всем упомянутым?) представлениям. » Достаточно сложный выход из несколько заплутавшего повествования. Следует весьма пространный фрагмент, посвященный описанию фактического устроения сети интернета. Завершается он следующим образом: «Все это показывает, что Интернет вполне можно считать иерархичной структурой, но тогда необходимо понять, каким образом применительно к нему специалисты употребляют термин «сеть». Надо отметить, что часто авторы специализированных книг и учебников по сетям и телекоммуникациям вообще не раскрывают понятие «сети». » Как бы не решил автор так сформулированную проблему, она никак не связана с заявленной прежде философией соотнесения сетевых и «древовидных» оснований субъективности и меняет плоскость обсуждения, переводя его в пространство терминологических уточнений. Эта «несведенность» воедино двух частей текста обуславливает его распадение на две во многом формально связанные части — что целиком отражает (несколько пространное) заключение: «Однако в специальной литературе по отношению к Интернету понятие «сеть» используется не в значении «анти-иерархии»: сеть там (? в пространстве коммуникации?) не противопоставляется иерархии и вообще не раскрывается неким особенным образом. Как было указано выше, сама структура Интернета демонстрирует множество примеров иерархической организации. Можно констатировать, что использование понятий «иерархия» и «сеть» предполагают разные методологические подходы к исследуемому объекту: если выделение узлов и их отношение друг к другу, приводит к рассуждению об «иерархии», то выделение линий связи и исследование их связано с понятием «сети». Но (?) в рассуждениях постмодернистов эти конструкции, на наш взгляд, используются не методологически, а именно онтологически. Также важно отметить, что концепт сети можно связть (?) с постмодернистским переосмыслением субъекта, который, во-первых, не имеет целостности, а во-вторых, вписан в один из множества текстов культуры (как связана эта сугубо умозрительная возможность с реальным положением дел?). Что касается Интернета как «сети», то, несмотря на то, что концептуально данная система могла быть задумана как сетевая, в ходе своего развития преобладающим принципом в ней стал принцип иерархии. В связи с этим возникает закономерный вопрос: возможны ли чистые сетевые не-иерархические организации вообще? » Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению несмотря на ряд замечаний рекомендована к публикации .
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"