Статья 'Природа кризиса - системный анализ' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Природа кризиса - системный анализ

Шагиахметов Марат Равгатович

кандидат юридических наук

заведующий сектором Муниципального бюджетного учреждения культуры "Центр историко - культурного наследия г. Челябинска".

454080, Россия, Челябинская область, г. Челябинск, ул. Энгельса, 36А, кв. 60

Shagiakhmetov Marat Ravgatovich

PhD in Law

head of the sector of the Municipal budget cultural institution "center of historical and cultural heritage of Chelyabinsk".

454080, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Chelyabinsk, ul. Engel'sa, 36A, kv. 60

maratchel@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0174.2013.1.317

Дата направления статьи в редакцию:

30-01-2019


Дата публикации:

1-1-2013


Аннотация.

В данной статье использована методология системного подхода, в соответствии с которым кризис - это обострение противоречия между разнородными элементами, находящимися в системном единстве. Кризис - один из этапов циклического формирования систем с участием человека. Обострение противоречий - результат неадекватности представлений, которыми человек руководствуется, как разрыв субъективного и объективного, преодолеваемый человеком с помощью его мировоззрения. Разрыв субъективного и объективного преодолевается только адекватной системой представлений - системным мировоззрением.

Ключевые слова: кризис, человек, системное единство, дуализм, взаимодействие, истина, адекватность, системное мировоззрение

Abstract.

This article uses the methodology of a systematic approach, according to which a crisis is exacerbation of the contradictions between disparate elements found in systemic unity. The crisis is one of the stages in the formation of cyclic systems in which humans are involved. The aggravation of the contradiction comes about as the result of inadequate conceptualisations which guide us, a gap between subjective and objective ability which we overcome with the help of our worldview. The gap between subjective and objective is overcome only by means of an adequate system of representation; that is, through a systemic weltanschauung.

Keywords:

crisis, man, systemic unity, dualism, interaction, truth, adequacy, systemic worldview

Понятие кризиса для нашего общества является особо актуальным. В конце прошлого, наполненного противоречиями XX века, мы пережили кризис идеологии и основанного на нем политического режима, но проведенная перестройка ввергла страну в череду экономических и социальных противоречий, периодически обострявшихся до кризисного состояния. Начавшийся период стабилизации общества и экономики был прерван мировым экономическим кризисом, из которого до сих пор не могут выбраться крупнейшие экономические державы, оказывая негативное влияние на российскую экономику и общество.

Человечество научилось в некоторой мере снимать остроту противоречий, грозящих кризисами. В наиболее развитых странах острота социальных противоречий уже не грозит революциями, выработаны меры для снижения остроты и преодоления экономических кризисов, но до полного их разрешения еще далеко. Из всех разработанных ранее концепций наиболее рациональной системой представлений о движущих силах общественного развития и причинах противоречий и кризисов, остается марксизм. Диалектический метод, использованный К.Марксом, можно считать началом системного подхода к исследованию сферы материального производства. К.Маркс выделил систему взаимодействия производительных сил и производственных отношений, как движущую силу развития общества, создав на этой основе учение о смене общественно – экономических формаций. В соответствии с марксизмом циклические кризисы перепроизводства являются проявлением нарастающего противоречия между трудом и капиталом, характерного для буржуазного общества, кризис которого должен привести к переходу к новой общественно – исторической формации.

Но системный подход марксизмом применяется лишь фрагментарно. Материализм выстраивает иерархию, в которой отношение материи и сознания определяется не как системное диалектическое взаимодействие, а как линейно – одностороннее определение «первичной» материей - «вторичного» сознания. Исходя из этого, структура общества представлена как «экономический базис», играющий определяющую роль, и идеологическая «надстройка». Марксизм сочетает в себе как диалектическое единство противоположностей, так и линейно - иерархическое. Диалектика является проявлением системного характера мышления, рассматривающего разнородные элементы во взаимосвязи, а линейно – иерархическое – как одностороннее определение «первичным» - «вторичного». Линейно – иерархический характер мышления, ориентированный на понятие истины, стоящей над реальностью, закономерно приводит к противопоставлению одной части реальности другой, как истинного и ложного. Он свойственен как идеализму, выстраивающему иерархию духа над природой, так и материализму с противоположной иерархией – материи над сознанием, что закономерно делает их взаимоотрицающими, но и взаимозависимыми противоположностями на одном уровне развития мышления.

Господствующее мировоззрение связано с характером мышления и методологией познания. Господство линейно – иерархического мышления проявилось в исследовании явления кризиса как изолированного явления, в направленности на поиск одной определяющей причины. Такого рода исследования способны выявить лишь отрывочные связи, понимание которых позволяет снизить остроту кризисов, не разрешая порождающих их противоречий. Этим характерны работы западных экономистов, к примеру: теория перенакопления в капитальном секторе, разработанная Д.Форестером, теории, связанные с рабочей силой (К.Фримен), с ценообразованием (У.Ростоу) и т.д.

В нашей стране господство материалистической идеологии, требующей рассмотрения явлений во взаимосвязи и развитии, привело к появлению работ более общего характера. Н.Д. Кондратьев,[1] исследуя циклический характер экономических кризисов, выдвинул и обосновал теорию «длинных волн», которая в настоящее время используется как основа разработки экономических теорий кризисов. А.А.Богданов[2] заложил основы системного подхода, указав на всеобщий характер циклических процессов в природе и обществе, рассматривая кризис как «нарушение равновесия» и смену «организационных форм комплексов» (систем).

Среди современных российских авторов по данной теме активно работает Ю.В.Яковец,[3] который, используя цивилизационный подход, фактически пытается выдать циклический характер процессов, протекающих в экономике и обществе, за объективные законы общественного развития. По мнению автора, кризисы неизбежны, как непременная фаза циклического развития любой системы, кризис общества – это «переходный период» от одной «общественно – исторической системы» к другой. Примененный подход нельзя считать научным по двум причинам. Во-первых, нельзя просто игнорировать учение К.Маркса о смене общественно – исторических формаций. Во-вторых, ни цивилизационный подход, ни используемая теория «длинных волн» Н.Д. Кондратьева не являются альтернативой марксизму и не опровергают выявленные им закономерности общественного развития. Циклический характер процессов, протекающих в экономике и обществе, как раз обоснован марксизмом и отнюдь не противоречит ему. Никакой альтернативной рациональной концепции о движущих силах и механизме развития общества цивилизационный подход не имеет. Игнорирование марксизма и переход к цивилизационному подходу носит чисто конъюнктурный характер.

Марксизм, являясь до конца XX века основой самого рационального мировоззрения, тем не менее, не выдержал проверки временем. Выявленные К.Марксом противоречия буржуазного общества должны были привести к победе мировой революции, однако эти прогнозы не сбылись, более того, распался лагерь социализма, большая часть входивших в него стран строят рыночную экономику. Мы отвергли марксизм как несостоятельный, однако понимание законов общественного развития не стало от этого более адекватным, о чем свидетельствуют со всей очевидностью переживаемые нами и мировым сообществом кризисы. При этом наиболее авторитетные теории экономических кризисов опираются на работы К.Маркса, подтверждая данный им анализ современными материалами, к примеру, - работа М.Хазина.[4]

Новые возможности предоставляет складывающееся системное мировоззрение,[5] которое формирует качественно новый уровень мышления и методологию познания, эффективность которых мы попытаемся проверить при осмыслении природы кризиса.

Само явление и соответствующее ему понятие кризиса является проявлением системного единства этого мира. Кризис характеризует состояние взаимодействия как минимум двух элементов: спроса и предложения, развитых и развивающихся стран, бедных и богатых, человека и природы и т.д., в самом общем виде – это определенный дисбаланс, как неадекватность, несоответствие элементов, составляющих единое целое, т.е. - систему. Поэтому понять природу кризиса невозможно без системного подхода, который является закономерным этапом развития мышления, исходя из необходимости осмысления явлений реальной действительности в единстве. Единство этого мира – это единство не только тождественного и однообразного, но и разнородного и противоположного, т.е. это системное единство, требующее адекватного системного подхода.

Системное единство мира связано с его системной организацией: каждое явление природы и человек, в том числе, является системой и одновременно – элементом более широкой системы. Только при таком подходе получает подтверждение общепризнанный принцип всеобщего характера взаимосвязей в природе, системный подход является его концептуальным обоснованием. Исходя из этого, явление и понятие кризиса должно быть рассмотрено как состояние взаимодействия элементов системы, взаимодействующей с другими системами.

Системное единство наиболее наглядно можно проиллюстрировать на примере взаимодействия человека и природы. Человек и природа – это также система взаимодействия активного и консервативного, которая возникла после того, как предки человека с возникновением разума выделились из системы локального биогеоценоза, расселились и вступили во взаимодействие с природой планеты в целом, начав формирование новой природной системы «человек и природа».

Анализ меняющихся уровней взаимодействия с природой позволяет сделать вывод о циклическом характере формирования этой системы, которое проходит четыре этапа: от единства первобытного человека и природы, через этапы зависимости и господства к этапу диалектического, осознанного единства, переход к которому происходит в настоящее время. Первый и четвертый этапы – этапы единства на различных уровнях развития. Этапы зависимости человека от природы и его господства над ней – это период противоречий между человеком и природой, которые периодически обостряются до состояния кризиса. Этап зависимости человека от природы характерен постоянной угрозой бедствия для человека от действия обожествляемых им, непредсказуемых стихийных сил природы. Этап господства человека привел к реальной угрозе экологического бедствия для самой природы.

В этом процессе кризис, как крайнее обострение противоречий, – переходное состояние формирования системы «человек и природа», когда взаимодействие элементов системы становится дуалистически противоречивым и проявляется в иерархических отношениях зависимости или господства. Противоречие человека и природы закономерно возникло вследствие выделения человека, как автономного элемента взаимодействия с природой и снимается при достижении человеком уровня осознанного системного единства с ней. В этой формирующейся системе человек является активным элементом и от уровня его развития зависит состояние системы «человек и природа» в целом. А проявлением уровня развития человека является степень адекватности представлений, которыми он руководствуется.

При системном подходе преодолевается изолированное рассмотрение явления кризиса. Кризис – это часть процесса формирования систем с участием человека, и должен рассматриваться в единстве с другими этапами. Кризис – это также система, как проявление остроты противоречий и как стимул к их преодолению и переходу к новому уровню качества системы.

Важнейшее положение, которое следует из рассмотрения системы «человек и природа», состоит в том, что преодоление кризиса состоит не в абсолютизации одной из противоположностей, что приводит к выстраиванию иерархий зависимости или господства, а в их диалектическом взаимодействии как активного и консервативного, как во всех природных системах. Иерархическое единство является переходом к единству диалектическому. Человек брал и будет брать из природы все необходимое для его жизнедеятельности, преображая ее своей активностью, но он должен делать это сознавая свое единство с ней.

На примере формирования системы «человек и природа» видно, что противоречия между человеком и природой являются проявлением разрыва субъективного и объективного, неадекватности представлений человека об окружающей действительности и объективно существующего системного единства с природой. Наличие этого разрыва доводит противоречия до состояния кризиса, с другой стороны, преодоление разрыва субъективного и объективного должно позволить разрешать противоречия еще до их кризисного состояния.

Понимание кризиса, как обострения противоречий в процессе формирования системы, связано с его циклическим характером, характерным для всех природных процессов, в том числе, для развития человека.

Противоречия человека и природы, связаны с противоречивостью самого человека, так как природа – это не только внешние для него стихии, это природа самого человека. Структура системы человека закономерно определяется структурой системы природы, состоящей из двух противоположных систем: целостной единичной системы, как единства разнородных элементов, и дискретной системы объектов одного рода. Эта структура системы природы проявляется в том, что каждый единичный индивид является частью народа, нации, этноса. Эта структура содержит в себе механизм развития: каждая единичная система является носителем преобразования, отбор которых происходит во взаимодействии единичного и множественного в системе объектов одного рода. Это сопряженное развитие автономии и ассоциации, которые высшей степени достигают у человека. Но есть и качественное отличие. В дикой природе каждая система объектов одного рода входит в единичную систему следующего уровня, давление которой определяет направление эволюции. Выделение предков человека из локальной системы биогеоценоза означает выход из строгой иерархии структуры природы и ее усложнение человеком, который выходит на более свободный уровень взаимодействия, становится более автономным, а взаимодействие с природой опосредствуется его представлениями.

Выделение человека из системы биогеоценоза связано с появлением разума, который проявляется в том, что формируемые им представления вытесняют инстинкты и рефлексы в качестве детерминанта поведения. Возрастающая в процессе развития роль системы представлений, как звена, опосредующего взаимоотношения человека и природы, связана с формированием человека как субъекта мышления, преобразующего природу в ее объект. В формирующейся системе «человек и природа» разрыв субъективного и объективного человек создает и преодолевает собственной системой представлений.

Представления человека, как детерминант его поведения, являются проявлением его уровня развития. С возникновением разума система индивида все в большей степени становится носителем преобразования представлений, которые и являются предметом отбора в системе общества. Результатом этого отбора становится господствующая в обществе система представлений, являющаяся активным элементом взаимодействия с общественной практикой. Освобождаясь от давления системы биогеоценоза, человек сам определяет направление собственного развития в соответствии с собственным пониманием окружающей действительности и своего места в ней, т.е. в соответствии с развивающимся мировоззрением. Неадекватность мировоззрения связана с противоречиями, кризисами в системах индивида, общества, человека и природы. Системное единство человека и окружающей его действительности существует объективно, но осознается постепенно с развитием человека и его системы представлений, в процессе преодоления возникающих противоречий и кризисов.

Развитие человека – это взаимосвязанное развитие взаимозависимых систем: разума, индивида, общества и системы «человек и природа». Отличие этих «человеческих» систем от систем в дикой природе состоит в том, что они – развивающиеся системы, в которых активный элемент периодически входит в противоречие с консервативным, приводя к противоречиям, обостряющимся до состояния кризиса, разрешение которого приводит к перестройке консервативного элемента и достижению системой нового качества. Кризис – закономерное проявление развития системы.

Эти предварительные выводы хорошо иллюстрирует системный анализ развития человека в исторический период.

На первоначальном этапе у первобытного человека появившийся разум еще не выделился в автономный элемент взаимодействия с телесной организацией, он формирует представления в соответствии с инстинктами, опираясь на чувственные образы, закрепленные в рефлексах. Отсутствие противоречий можно трактовать как состояние единства. Разум также является системой взаимодействия активности мышления и консервативности представлений, но неразвитость мышления, которое не входит в противоречие с представлениями, проявляется в господстве вековых традиций и обычаев. Неразвитость индивидуального мышления проявляется в неразвитости индивидуальности, в отсутствии противоречия между личными и общественными интересами. Этим объясняется единство первобытного общества. Представления носят предметный характер, абстрактное мышление только зарождается, мировоззрение, как система представлений об окружающей действительности, отсутствует. Первобытный человек живет в равновесии с природой, опираясь на представления о «мистической сопричастности» со всеми элементами окружающей его действительности (Л.Леви-Брюль). Единство разума, системы индивида, первобытного общества, человека и природы взаимообусловлены.

О наступлении следующего этапа свидетельствует появление мифологического мировоззрения, в котором уже присутствует «абстрактная структура действительности» (А.Ф.Лосев). Появление мифологического мировоззрения является свидетельством роста автономии человека, формирования его в качестве субъекта мышления, отделяющегося от природы, преобразующего ее в объект осмысления. Единство человека и природы нарушено, возникает разрыв субъективного и объективного, преодолеваемый формируемым мировоззрением. Но характер представлений, в соответствии с которыми человек полностью находится во власти внешних для него объективных сил, является проявлением этапа зависимости от природы. Эта форма преодоления разрыва субъективного и объективного далека от адекватности, мистическая сопричастность со всеми элементами окружающей действительности первобытных представлений трансформируется в мистицизм веры в божества, олицетворяющие природные стихии.

Развитие абстрактного мышления является проявлением усиления разума в системе индивида и мышления в системе разума. Развитие индивидуального мышления приводит к ослаблению господства традиций и обычаев, к осознанию личных интересов, что проявляется в росте индивидуализма. Разум становится более автономным, формируя представления не только в соответствии с устремлениями телесной организации, но и противоречащие ей. Противоречия разума и телесной организации, осознаваемые в противоречиях «души» и «тела», разрешаются в двух иерархиях: на первоначальном этапе – это зависимость разума, на следующем – господство разума над телесной организацией. Зависимость разума от телесной организации проявляется в том, что личные интересы индивида осознаются как стремление к власти, богатству, телесным наслаждениям, к удовлетворению страстей, диктуемых телесной организацией. Этап зависимости разума от телесной организации – это период господства утилитарного индивидуализма страстей. Растущий индивидуализм проявляется в нарастании противоречий между индивидами, между личными интересами и общими, который разрушает единство первобытного общества, приводит к его кризису и перестройке.

Господство утилитарного индивидуализма страстей, разрушив родоплеменную организацию общества, приводит к нестабильности, к постоянной междоусобной вражде, к борьбе за власть, к состоянию, которое Т.Гоббс характеризовал как «война всех против всех».[6] Растущий индивидуализм приводит к возникновению в общественной практике собственной противоположности – к зарождению государства, как объективной силы, стоящей над индивидами. Субъективизм индивидуализма и объективизм государства взаимообусловлены. Первоначально – это единоличный властитель, индивидуализм которого ничем не ограничен, но уже в этой форме государственной власти появляется общественная функция: властитель ограничивает индивидуализм подданных, объединяя их. Относительное единство на данном этапе приводит к внешней агрессивности, проявляется в стремлении к внешним завоеваниям.

С развитием разума все больше появляется людей, находящихся на следующем этапе развития – господства разума над телесной организацией, который проявляется в стремлении к полному подавлению индивидуализма страстей, опираясь на объективность божественной и церковной морали. Эта противоположная иерархия в системе индивида проявляется в представлениях жизнеотрицания, формирует противоположную общественную практику аскетизма, отшельничества и монастырского существования. Закономерно на данном этапе представления о многочисленных божествах постепенно сводятся к двум противоположностям, олицетворяющим мировые силы: Света и Мрака, Добра и Зла, Бога и Дьявола. Циклический характер мышления, характерный для мифологического мировоззрения, становится дуалистическим, человек стоит перед выбором между антагонистическими противоположностями. На данном этапе дуалистических противоречий формируются дуалистические религии: зороастризм, брахманизм, митраизм, христианство и множество их ответвлений.

Характерной чертой данного этапа дуализма является антагонизм противоречий «души» и «тела», двух взаимоотрицающих иерархий, двух систем представлений и форм общественной практики. Как результат – взаимодействие элементов систем, являющееся движущей силой их развития, сводится к минимуму, что закономерно тормозит развитие. Это дуалистический тупик, определяющий логику развития индивида и общества: либо разгул неконтролируемых страстей, либо – уход от реальности; либо субъективизм индивидуализма, либо объективизм служения богу.

В этом дуалистическом тупике оказались некоторые цивилизации, к примеру, Индия, Китай, Монголия, Тибет, которые бурно развивались в период доминирования индивидов на этапе зависимости разума от телесной организации, стремились к завоеваниям, создавали обширные империи, но этап господства разума над телесной организацией стал периодом господства буддизма - представлений жизнеотрицания. Эта система представлений, направляя разум к объективной истине, находящейся вне реальной действительности, побуждая его отвернуться от реальности, подавляет активность индивидуальности, утверждает представления о ненужности познания и улучшения этой неискоренимо порочной жизни, наполненной страданием. Подавление активности индивидуальности, переход к объективизму также тормозит развитие общества. Эта система представлений консервирует дуализм системы индивида, общества, общественная практика не развивается, а лишь переходит из одной противоположности в другую, общество стабилизируется внешне государственной властью, внутренне - господством представлений о бренности земного существования и порожденной ими пассивностью, что приводит к длительному застою и упадку. Длительное безкризисное существование этих народов можно охарактеризовать, как кризис развития, при котором вследствие отсутствия взаимодействия элементов, находящихся в системном единстве, развитие тормозится.

Понимание природы дуалистического тупика, как кризиса взаимодействия элементов систем, позволяет объяснить рывок в развитии, который совершили западноевропейские народы. Они преодолели его, опираясь на унаследованную от античного общества систему представлений – христианство. В христианстве развитие абстрактного мышления сделало еще один шаг вперед, понятие бога стало еще более объективным, как абсолютная истина, стоящая над противоположностями и охватывающая их. Христианский монизм, отвечая дуализму системы индивида, преодолевало противостояние души и тела, добра и зла в единой иерархии представлений, в которой зло перестало быть мировой силой, а предстало лишь недостатком добра, а противоположности – ступенями развития: «телесного, духовного и божественного» (Бонавентура).[7] Эти представления формируют линейный характер мышления, утверждающий идею развития. Преодолевая противоречия в единой иерархии, христианство подавляло в человеке господство утилитарного индивидуализма страстей, опираясь на разум, формировавший представления о единой для всех божественной Истине, о нравственности и справедливости. Христианство отказалось от аскетизма, возвращало человека к реальной жизни, формируя позитивное к ней отношение, являющееся основой для активности человека в познании и практической деятельности.

Единство ограничения внешнего со стороны государства и внутреннего – христианской системой представлений, создало условия для преодоления внутренней противоречивости системы индивида и противоречий утилитарного индивидуализма в обществе. Острота противоречий в системе индивида была снята в иерархии разума над телесной организацией с опорой на христианскую систему представлений, а остроту связанного с ними кризиса в системе общества удалось снять в иерархии сословного феодального общества. Подавив крайний индивидуализм, общество сделало шаг к единству при формировании народов в рамках феодальных государств.

Единство утвердившейся иерархической структуры усиливает взаимодействие элементов взаимосвязанных систем и ускоряет их развитие, позволяет разрешить дуалистические противоречия. Иерархическое единство противоположностей в системе индивида привело к их трансформации: страсти постепенно утратили характер порочности, разум усилился и научился их контролировать. И в процессе трансформации этих противоположностей менялся характер их взаимодействия, переходя от иерархического подавления к диалектическому взаимодействию как активного и консервативного. Человек меньше нуждается в помощи бога, преодолев господство страстей, и закономерно понятие бога отодвигается в сферу потустороннего, трансцендентального. Это проявилось уже в протестантизме, где бог непознаваем и трансцендентален, а человек обращен к мирской жизни. Разрушение внутренней иерархии связано с разрушением иерархии внешней в господствующей системе представлений. «Душа» и «тело» от противостояния перешли к диалектическому единству, это означает, что цикл формирования системы индивида завершился. Разрушение иерархии в системе индивида и в господствующей системе представлений закономерно проявилось в кризисе общественной практики, в последующем разрушении иерархии сословного общества и монархий в процессе буржуазных революций. Новое качество человека проявилось в том, что был сделан шаг на пути преодоления разрыва субъективного и объективного. С преодолением крайнего субъективизма страстей, у индивидов усиливается понимание общественных интересов, соответственно уменьшается объективизм государства, которое понимается как обслуживающее интересы общества. При этом в самом государстве с ликвидацией монархий уменьшается доля субъективизма.

Диалектическое единство «души и тела» стало основой дальнейшего развития. Мышление в большей степени направлено на реальную действительность, разум становится более свободным, преодолев противостояние с телесной организацией. Развитие разума усиливает активность индивида в системе общества, что вновь проявляется в растущем индивидуализме. Новое качество разума, появившись в качестве автономного элемента системы индивида, вступает во взаимодействие с ранее сформированной системой «душа и тело», начиная цикл формирования нового уровня системы индивида. Взаимодействие с мистицизмом «души» и иррационализмом «тела» определяет и характер нового качества разума – это рациональный разум, формирующий более адекватные представления об окружающей действительности – знания.

Но появившийся в качестве автономного элемента системы индивида рациональный разум находится в зависимости от системы «душа и тело». Это проявляется в том, что в детерминации поведения человека и его общественной практики доминируют представления, продиктованные этой системой, которые лишь рационализируются. В результате в системе индивида «буржуазного» типа сочетаются: представления «души» в виде трансцендентальной религиозности и представления «тела» - утилитарного индивидуализма с иррациональной страстью к наживе, осуществляемой рациональным путем.

Вновь наступает этап дуализма системы индивида, в которой элементы становятся противоположностями, взаимодействие которых сводится к минимуму: трансцендентальный характер истины или бога оказывает минимальное влияние на практическую деятельность, предоставляя полную свободу утилитарному индивидуализму.

С появлением рационального разума человек становится активным субъектом познания и творческой, созидательной деятельности, преобразуя окружающую действительность в ее объект, преодолевая зависимость от природы и переходя к господству над ней, как иерархии субъективного над объективным. Представления об окружающей действительности становятся более адекватными и закономерно помимо объяснительного характера становятся инструментом активной деятельности. Но рациональный разум, занимая зависимое положение, отодвинув понятие бога в сферу трансцендентального, еще не способен создать адекватное целостное мировоззрение. Происходит разделение и противопоставление разума и действительности, практического мышления и теоретического, при этом теоретическое мышление, ориентируясь на трансцендентальную истину, все более теряет связь с реальностью.

В господствующей системе представлений дуализм разделенных противоположностей в наиболее завершенном виде выразил И.Кант, разделивший «умопостигаемый мир», где обитает «чистый разум» и «мудрым правителем» которого является бог, и «чувственно воспринимаемый», где господствуют законы природы. И.Кант сам указывал на полурациональный характер созданной им системы, отмечая, что стремился «ограничить знание, чтобы освободить место вере».[8]

Дуалистический, полурелигиозный характер мировоззрения проявляется в полурациональном характере общественной практики, в которой сфера рационального мышления ограничена достижением личных утилитарных целей, достижению наживы, а другие люди, народы, природа рассматриваются в качестве объекта нещадной эксплуатации. Деятельность общества в целом осуществляется стихийно без рационального осмысления. Господство утилитарного индивидуализма проявляется в эпоху «дикого капитализма» в нестабильности и нарастании противоречий. Условия рынка усиливают личностную конкуренцию, расслоение на бедных и богатых, которое только усиливается на данном этапе, обостряются социальные противоречия, борьба за колонии приводит к колониальным войнам, перерастающим в мировые.

Вновь как на предыдущем цикле формирования системы индивида этап зависимости нового качества разума проявляется в господстве индивидуализма, который приводит к кризису и перестройке феодального общества, но приводит к нестабильности и нарастанию противоречий.

Утилитарный характер индивидуализма проявляется в доминировании материальных экономических интересов, определяющих сознание и поведение индивидов, в ведущей роли экономики в развитии общества.

К.Маркс показал экономическую природу буржуазного общества, которая обуславливает его нарастающий кризис. Деньги при капитализме из всеобщего эквивалента превращаются в капитал, рост которого становится самоцелью. Его ускоренное приращение за счет присвоения прибавочной стоимости приводит к дисбалансу спроса и предложения, что приводит к периодическим кризисам перепроизводства, которые усиливают кризисы социальные. Стремление к максимальному развитию производительных сил вступает в противоречие с производственными отношениями капиталистического общества, с природой самого капитала. Выход – в ликвидации разрыва, «отчуждения» труда и капитала, в ликвидации частной собственности на средства производства, в общественном регулировании спроса и предложения.

Недостатком марксизма, который выявляется при системном подходе, является ограниченность материалистического подхода, при котором человек понимается фрагментарно, как определяемый внешними материальными условиями, как «совокупность общественных отношений». Закономерно рабочий – это «рабочая сила», как товар на рынке труда, а капиталист – «персонифицированный капитал». Активность мышления в системе разума, активность разума в системе индивида таким подходом не охватываются. Этап развития системы индивида, проявляемый в господстве утилитарного рационализированного индивидуализма воспринимается марксизмом как извечная природа человека, сознание которого определяется материальными условиями. Однако, для этапа развития, на котором материалистические интересы господствуют в обществе, анализ К.Маркса сохраняет свою актуальность.

Преодоление материалистической ограниченности при системном подходе позволяет понять, что противоречия между индивидами, между трудом и капиталом, буржуазией и пролетариатом являются проявлением господства утилитарного индивидуализма, для которого его личные права и свободы, его частная собственность священны.

Дальнейшее развитие рационального разума закономерно приводит к следующему этапу его господства над системой «душа и тело» в системе индивида. Наступление этого этапа проявляется в появлении рационального мировоззрения, как основного детерминанта поведения. Экономические противоречия предыдущего этапа трансформируются в противоречия убеждений. Взаимодействие рационального разума с противостоящей системой «душа и тело» закономерно привело к формированию мировоззрения двух типов: идеализма и материализма, решающих противоположным образом один и тот же вопрос о «первичности» «души» или «тела». Сохраняющееся влияние системы «душа и тело» проявляется в религиозном отношении к мировоззрению как абсолютной истине, стоящей над реальностью, а на выбор мировоззрения оказывает сильное влияние положение индивида в обществе. Доминирование в господствующей системе представлений этих форм рационального мировоззрения закономерно привело в XX веке к противостоянию капитализма и социализма.

Необходимость совмещения противоположностей в едином рациональном мировоззрении закономерно привела к диалектике. Однако уровень мышления закономерно сохраняет преемственность с предыдущим, ориентированным на объективность абсолютной истины. Диалектика используется фрагментарно, при этом идеализм единство мира выносит за его пределы в область «абсолютного духа»: «только бог есть истинное бытие» - Г.В.Ф.Гегель[9], фактически обосновывая трансцендентальность разума и объективность абсолютной истины, оторванных от реальности. Отношения сознания и материи при этом представляются отнюдь не диалектически, а в иерархии духа над природой. Идеализм мировоззренчески обосновывает и закрепляет разделение и противопоставление объективного и субъективного, сосуществующие в разных «мирах». Сохраняется противопоставление оторванных друг от друга истины и реальности, лишь акцент переносится с утилитарности практики на трансцендентальность истины. Эта конструкция представлений создает состояние дуалистического тупика: либо господство утилитарного индивидуализма, либо уход от реальности. Разочарование в утилитарности порождает множество форм такого ухода от реальной действительности: в трансцендентальную религиозность, в «чистую философию», в алкоголизм и наркоманию, в профессиональную замкнутость, в искусство ради искусства и т.д., порождает пассивность и отстраненность. Это кризис разума в системе индивида западного общества, который влечет за собой усиление мистицизма веры и пассивность жизнеотрицания. Других вариантов логика этого уровня мышления не знает. В полном соответствии с этой логикой дуалистического тупика западное общество бурно развивалось в эпоху господства утилитарного индивидуализма, но, преодолевая порождаемые им противоречия, все больше впадает в застой и упадок. На систему индивида западное общество оказывает противоречивое воздействие. Хорошо отлаженная государственная машина подавляет крайний индивидуализм, как преступления против общества, а господствующая идеалистическая идеология культивирует индивидуализм как один из «фундаментальных принципов организации современного общества» (Ф.Фукуяма)[10], выстраивая иерархии индивидуальности над коллективом, личности над обществом, абсолютизируя права и свободы личности. В результате длительное время происходит торможение развития системы индивида, что проявляется в стабильности западного общества на протяжении нескольких столетий, которое нарушается лишь периодическими экономическими кризисами, восстанавливающими баланс спроса и предложения.

Современное состояние западного общества – это кризис развития, характерный сведением к минимуму взаимодействия разума и действительности, утилитарного индивидуализма и трансцендентальной истины, стоящей вне природы и над ней. В соответствии с этой конструкцией представлений сохраняется разрыв теоретического мышления, которое, устремляясь к трансцендентальной истине, утратило связь с реальностью, и практического, которое своей эффективностью обслуживает интересы получения прибыли утилитарного индивидуализма. В этой конструкции представлений стремление к трансцендентальной истине порождает неадекватность реальности. Накапливаемые знания о реальной действительности не преодолевают разрыв субъективного и объективного вследствие господства идеологии, которая зацикливает человека на субъективизме, культивируя индивидуализм. В системе общества взаимодействие единичного и множественного сведено к минимуму путем абсолютизации личных прав и свобод индивида.

Следующий шаг к преодолению дуализма в системе индивида и в системе общества делает материализм и основанная на нем идеология социалистического государства. Также как идеализм материализм выстраивает иерархию объективного над субъективным, но если в идеализме объективное – это оторванная от реальности трансцендентальная истина или бог, то в материализме – это объективные законы природы и выявленные марксизмом закономерности общественного развития. Материалистическая иерархия отличается большим единством: объективная истина максимально приближена к реальности, как рациональная цель, подлежащая воплощению в реальной действительности. При этом конструкция мышления во многом сохраняет преемственность: марксизм – ленинизм, идея коммунизма признаются в качестве объективной истины, стоящей над реальностью, следовательно, требующей веры и служения и даже жертв. Направленность материализма на рациональное разрешение реальных проблем и общественных противоречий вызывает большее доверие и интенсивность веры. Вера в материалистическое рациональное мировоззрение - это вера в человека и его рациональный разум, которая побуждает активность в познании и практической деятельности, стимулирует развитие разума, направляя его на познание и преобразование действительности.

Идеализм порицает утилитарность декларативно, побуждая к уходу от реальности, являясь основой этики самосовершенствования. Оторванность от реальности трансцендентальной истины проявляется в пресловутой свободе и плюрализме западного общества. В реальности это свобода утилитарного индивидуализма, идеалистическая идеология оборачивается господством вульгарно материалистических интересов на практике. Единство материалистической иерархии проявляется в практическом подавлении утилитарного индивидуализма и мистицизма религиозности с опорой на рациональный разум. Господство материалистической идеологии оборачивается идеализмом на практике. При социализме стремление к материальным благам считалось пороком и даже преследовалось, добродетелью считалось бескорыстное служение народу, стране, идее коммунизма. Линейно иерархическое мышление, свойственное идеализму и материализму, выстраивающее противоположные иерархии, проявляется во взаимном отрицании, в отстаивании истины, в стремлении к подавлению противоположности, как ложного, в общественной практике господства буржуазии или гегемонии пролетариата. Сохраняющаяся при этом неадекватность линейного мышления проявляется в противопоставлении одной части реальности другой: классов, социализма и капитализма, закономерно влечет за собой кризис человеческого сообщества, разделившегося на два враждебных лагеря, в десятилетиях «холодной войны», едва не переросшей в термоядерную.

Аналогично христианской системе представлений, материализм представляет собой единство иерархии объективного над субъективным. Также как христианская иерархия представлений, подавляя господство страстей, поддерживая разум, стимулировала развитие системы индивида, так и материалистическая иерархия представлений, подавляя утилитарный индивидуализм и религиозный мистицизм, стимулировала развитие рационального разума в системе индивида. Усиливая при этом иерархическое взаимодействие элементов системы индивида и общества, материализм создавал условия для ускоренного развития человека.

Благодаря господству материалистического мировоззрения в российском обществе после революции 1917 года примерно за 50 лет было преодолено отставание в 400-500 лет в развитии системы индивида от уровня западного общества. В 60-х годах развитие системы индивида достигло этапа господства рационального разума над системой «душа и тело». Об этом свидетельствует соответствие иерархии системы индивида иерархии господствующего мировоззрения и иерархичности политического режима под руководством КПСС. Б.А.Грушин, обобщив социологические исследования того времени, подчеркивает иерархичность господствующих представлений: «Не коллектив для личности, а личность для коллектива, не государство для индивида, а индивид для государства ».[11] Иерархический характер мировоззрения проявляется в отрицании противоположности: «Социализму – да, капитализму – нет! - таков был их дружный без колебаний вердикт, относившийся ко всем обсуждавшимся сферам жизни общества».[12] В отличие от индивида западного общества, впадающего в пессимизм, трансцендентализм и жизнеотрицание, советские люди отличались стремлением к новым знаниям, оптимизмом и активностью в практической деятельности.[12,c.538] Внутренняя иерархия связана с иерархией внешней. Цель построения коммунизма была близка людям, активно обсуждалась и субъективно переживалась: «Эта идея являлась квинтэссенцией, основным стержнем духовной и материальной, исторической и будничной, публичной и частной жизни людей».[11,c.842]

Близость людям объективной, но субъективно переживаемой цели проявлялась в личных убеждениях, определяя логику поведения, как логику верности, бескорыстного служения, активности в познании, в ударном труде. Это был период бурного роста экономики, науки, ярких достижений: первая атомная электростанция, первый атомный ледокол, первый спутник, первый космонавт и т.д.

Единство иерархии объективного над субъективным материалистической идеологии стимулировало развитие рационального разума и системы индивида. Но этот процесс не охватывался марксизмом-ленинизмом, он проходил как объективный процесс, обусловленный системными закономерностями. Системная закономерность состоит в том, что единство иерархии объективного над субъективным является переходом к диалектическому единству элементов. Эта закономерность обусловлена системным единством человека и окружающей его действительности в условиях разрыва субъективного и объективного. Преодоление этого разрыва возможно при активности мышления и разума, направленной на познание объективной реальности. Если же человек зацикливается на своей индивидуальности или устремляется от реальности к трансцендентальной истине, взаимодействие субъективного и объективного нарушается, развитие тормозится.

Иерархия объективного над субъективным материализма, благодаря большему единству, стимулирует развитие системы индивида до уровня господства рационального разума, но в дальнейшем, благодаря тому же единству, входит в противоречие с развивающейся системой индивида. Ускоренное развитие рационального разума, вытесняющего мистицизм веры, входит в противоречие с иерархией объективной истины, которая хоть и приближена к реальности, но ставится над ней. Это закономерно приводит к кризису идеологии и основанной на ней общественной практике.

Признаки кризиса идеологии проявляются в российском обществе уже в 70-е годы. Исчезает характерное для линейно – иерархического мышления противопоставление и отрицание, характер мышления становится все более системным. Б.А. Грушин отмечает, что в 70-х годах проявляется «фронтальный отход масс от всего, так называемого, коммунистического, социалистического ».[11,c.872] Люди перестали противопоставлять социалистическое - капиталистическому, коллектив - индивидуальности, общественные интересы - частным, видя возможность их совмещения, западное общество перестало восприниматься как враждебное, привлекало качеством товаров, правами и свободами. Это свидетельствует о трансформации элементов системы индивида и об изменении характера их взаимодействия. Стремление к материальным благам утратило иррациональный характер неутолимой жажды наживы, приобретя характер рационального стремления жить обеспеченно и достойно. Религиозные представления приобрели характер элемента культуры, не угрожающего развитию рационального мышления. Рациональный разум, уже не видя необходимости в их подавлении, переходит от иерархических отношений к диалектическому взаимодействию с системой «душа и тело», как активное и консервативное. Цикл формирования рациональной системы индивида завершается диалектическим единством элементов. С этим процессом связано разрушение единства иерархии господствующей системы представлений. Цель коммунизма стала рассматриваться как возможное, но отдаленное будущее, - объективная истина стала отдаляться от реальности, приобретая черты трансцендентальной. Преодоление иерархии в системе индивида и в господствующей системе представлений закономерно привело к разрушению иерархического политического режима и его радикальной перестройке в начале 90-х годов. От иерархического взаимодействия с природой человек переходит к диалектическому взаимодействию с ней, опираясь на представления о единстве с природой.

Перестройка российского общества – это не поражение в «холодной войне» и не победа либеральной демократии, это результат, прежде всего, нашего собственного развития.

Марксизм, ставший основой материалистической идеологии, был направлен на разрешение противоречий капитализма, проявляемых в кризисах перепроизводства, в социальных противоречиях, в антагонизме буржуазии и пролетариата. Эти противоречия в общественной практике социализма были в значительной степени разрешены. С ликвидацией частной собственности на средства производства при социализме кризисы перепроизводства ушли в прошлое, и этот факт подтверждает правоту анализа, проведенного К.Марксом. Но несбывшиеся прогнозы о грядущем революционном переустройстве мира свидетельствуют о его неполноте. Эта неполнота обнаруживается уже с позиций системного анализа. Противоречия капитализма, выявленные К.Марксом, - это противоречия материальных факторов, которые в соответствии с материалистической установкой определяют сознание человека. Эти противоречия и были разрешены в рамках экономических отношений в отрыве от человека, от активности его разума и индивидуальности.

В системе общества, где на данном этапе субъективизму утилитарного индивидуализма противостоит объективизм государства, проведенные в соответствии с марксизмом преобразования закономерно привели к усилению роли государства. Господство частной собственности сменилось доминированием государственной, в идеологии подавление индивидуализма осуществлялось в иерархии коллектива над индивидом с опорой на объективную истину. Иерархическое подавление индивидуализма закономерно привело к подавлению индивидуальности, привело к снижению активности индивида в обществе и экономике, которая все более становилась неповоротливой и малоэффективной. Иерархия объективного над субъективным разрешила противоречия, порождаемые господством утилитарного индивидуализма, после чего стала препятствием для дальнейшего развития системы индивида.

Сохраняющийся разрыв субъективного и объективного в идеализме проявляется в идеологии и общественной практике западного общества в господстве субъективизма, в материалистической идеологии и общественной практике социализма – в господстве объективизма.

Неадекватность линейно-иерархического мышления, свойственного как идеализму, так и материализму, проявляется в тупиковости дуалистического выбора между этими взаимоотрицающими, но взаимозависимыми противоположностями, находящимися в системном единстве. Разрешение противоречий и связанных с ними кризисов состоит не в выборе между противоположностями, а в их диалектическом единстве.

Стимулируя развитие рационального разума, вытесняющего мистицизм веры, материалистическая идеология сама приближала собственный конец. Рациональный разум, преодолевая иррационализм страсти к наживе и мистицизм веры, стал приобретать новое качество, свободное от противопоставления и отрицания. Это новое качество разума, связанное с системным характером мышления, проявилось в развале иерархического политического режима во главе с КПСС, в отказе от материалистической идеологии, в процессах перестройки российского общества. Этот разум, формируясь в качестве автономного элемента, вступает во взаимодействие с ранее сформировавшейся «рациональной» системой, находясь в зависимости от нее, это проявляется в доминировании в господствующей системе широкого спектра представлений, выработанных на предыдущих этапах развития: мифологических и религиозных, идеализма и материализма. Влияние нового качества разума проявляется в том, что все эти представления уже не воспринимаются как абсолютная истина, системный характер мышления проявляется в стремлении к охвату предшествующих этапов развития и реальной действительности в системном единстве.

Новое качество разума связано с развитием и усилением значения индивидуального мышления, что закономерно проявляется в возросшей самостоятельности индивида и его представлений. Также как на предыдущих циклах формирования системы индивида этап зависимости нового качества разума проявляется в индивидуализме, характер которого также меняется. Индивидуализм на данном этапе развития – это индивидуализм мышления, который проявляется в стремлении индивида выработать свои собственные представления, как основной детерминант его поведения. Догматическое отношение к мировоззрению сменилось творческим.

Вновь возникающий дуализм системы индивида – это противоречие между системным характером мышления разума нового качества и представлениями, продиктованными «рациональной системой», сформированными на этапе линейного иерархического мышления. Дуализм системы индивида проявляется в дуализме господствующих в обществе представлений и в противоречиях общественной практики. Системный характер мышления привел к развалу иерархического политического режима, а доминирование «рациональной системы» проявилось в формировании представлений об историческом поражении материализма, о необходимости следовать противоположности – идеализму и копировать западное общество.

В том, что наше общество в ускоренном темпе проходит путь развития западного общества, есть своя закономерность и смысл. Идет процесс осмысления опыта нашего социалистического прошлого и опыта западного общества в единстве. Системное мышление формирует системное мировоззрение, которое уже не ставится над реальностью, а преодолевая разрыв субъективного над объективным, снимает противоречия в системе индивида, в системе общества и в системе «человек и природа». Адекватность системного мировоззрения позволяет разрешать противоречия, не доводя их состояние до кризисного. Утверждение системного мировоззрения как основы общественной практики должно стать новой качественной ступенью развития нашего народа.

Библиография
1.
Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. – М.: Экономика, 2002. – 767с.
2.
Богданов А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука. Под ред. акад. Л. И. Абалкина, акад. А. Г. Аганбегяна, акад. Д. М. Гвишиани, акад. А. Л. Тахтаджяна, докт. биол. наук А. А. Малиновского. М.: Экономика. 1989. Кн. 1 — 304 с., Кн. 2 — 351 c.
3.
Яковец Ю.В. Циклы. Кризисы. Прогнозы. – М.: Наука, 1999. – 448с.
4.
М.Хазин. Теория кризиса. Доклад на конференции в г.Модена, Италия, 9 июля 2008 года./ «Профиль» № 33 от 08.09.2008г. стр. 46-53.
5.
Шагиахметов М.Р. Основы системного мировоззрения. Системно – онтологическое обоснование. –М.: КМК. 2009. 263с.
6.
Гоббс Т. Сочинения в двух томах. М., 1989-1991. т.2.
7.
Бонавентура. Путеводитель души к Богу. / Пер. В.Л. Задворного. – М.: Греко – латинский кабинет Ю.А.Шичалина, 1993.
8.
Кант И. Критика чистого разума. // Сочинения в шести томах. Т.3. M., «Мысль», 1964.-799с. – С.95.
9.
Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. М., «Мысль», 1974.-452 с.
10.
Фукуяма Ф. Великий разрыв. – М.: ООО Издательство «АСТ»: ЗАО НПП «Ермак», 2004. – 474с.
11.
Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4-х книгах. Жизнь 2-я. Эпоха Брежнева (часть 2-я) – М.: Прогресс – Традиция, 2006.
12.
Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4-х книгах. Жизнь 1-я. Эпоха Хрущева. – М.: «Прогресс – Традиция». 2001. – 624с.
13.
Мельникова А.А.. Политика глобализации и глубинные основания культур // Политика и Общество. – 2013. – № 11. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.11.7018.
14.
Р.В. Корень, А.Ф. Бугаев. Общество в поисках смысла // Политика и Общество. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.02.2.
15.
Е.Н. Поляков. К вопросу о причинах финансового кризиса 2008-2010 годов и последствиях для макропруденциальной политики // Национальная безопасность / nota bene. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.01.6.
16.
Р.К. Искужин. Методологический кризис российского федерализма // Политика и Общество. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.2.
17.
Е. В. Белокуров. Продовольственная кампания 1901– 1902 годов: неурожай 1901 года и меры правительства по борьбе с ним // Исторический журнал: научные исследования. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2222-1972.2013.01.5.
18.
В.Г. Тарасенко. Подход к интерпретации российской-евразийской цивилизации сквозь призму времени. // Политика и Общество. – 2012. – № 12. – С. 104-107.
19.
Дж.Т. Джафарова. Экзистенция старости // Философия и культура. – 2012. – № 12. – С. 104-107.
20.
М.Л. Синицына. Антикризисные меры ЕС. Анализ современных финансовых реформ // Налоги и налогообложение. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
21.
О.И. Ставцева. Диалог культур на фоне кризиса мультикультурализма // Философия и культура. – 2012. – № 9. – С. 104-107.
22.
А. Х. Шагиева. Теория цикличности как фактор корректировки антикризисной политики государства на разных этапах экономических циклов // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
23.
Дорохина Е.Г.. Эффективность государственного управления в сфере банкротства // Административное и муниципальное право. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
24.
Э.Г. Панаиотиди. Кризис поэсиса и проблемы праксеологической эстетики // Филология: научные исследования. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
25.
И. М. Афанасьева. Политические преобразования в КНР в условиях глобального экономического кризиса // Политика и Общество. – 2012. – № 6. – С. 104-107
26.
Яворская М.В. Регулирование финансового сектора в условиях кризиса // NB: Экономика, тренды и управление. - 2013. - 1. - C. 91 - 110. DOI: 10.7256/2306-4595.2013.1.577. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_577.html
27.
А.А. Горелов Глобальный кризис и развитие духовности // Философия и культура. - 2010. - 1. - C. 67 - 71.
28.
Ю.В. Олейников Коренная трансформация бытия социоприродного универсума // Философия и культура. - 2012. - 6. - C. 30 - 43.
References (transliterated)
1.
Kondrat'ev N.D. Bol'shie tsikly kon''yunktury i teoriya predvideniya. – M.: Ekonomika, 2002. – 767s.
2.
Bogdanov A. A. Tektologiya. Vseobshchaya organizatsionnaya nauka. Pod red. akad. L. I. Abalkina, akad. A. G. Aganbegyana, akad. D. M. Gvishiani, akad. A. L. Takhtadzhyana, dokt. biol. nauk A. A. Malinovskogo. M.: Ekonomika. 1989. Kn. 1 — 304 s., Kn. 2 — 351 c.
3.
Yakovets Yu.V. Tsikly. Krizisy. Prognozy. – M.: Nauka, 1999. – 448s.
4.
M.Khazin. Teoriya krizisa. Doklad na konferentsii v g.Modena, Italiya, 9 iyulya 2008 goda./ «Profil'» № 33 ot 08.09.2008g. str. 46-53.
5.
Shagiakhmetov M.R. Osnovy sistemnogo mirovozzreniya. Sistemno – ontologicheskoe obosnovanie. –M.: KMK. 2009. 263s.
6.
Gobbs T. Sochineniya v dvukh tomakh. M., 1989-1991. t.2.
7.
Bonaventura. Putevoditel' dushi k Bogu. / Per. V.L. Zadvornogo. – M.: Greko – latinskii kabinet Yu.A.Shichalina, 1993.
8.
Kant I. Kritika chistogo razuma. // Sochineniya v shesti tomakh. T.3. M., «Mysl'», 1964.-799s. – S.95.
9.
Gegel' G.V.F. Entsiklopediya filosofskikh nauk. T. 1. Nauka logiki. M., «Mysl'», 1974.-452 s.
10.
Fukuyama F. Velikii razryv. – M.: OOO Izdatel'stvo «AST»: ZAO NPP «Ermak», 2004. – 474s.
11.
Grushin B.A. Chetyre zhizni Rossii v zerkale oprosov obshchestvennogo mneniya. Ocherki massovogo soznaniya rossiyan vremen Khrushcheva, Brezhneva, Gorbacheva i El'tsina v 4-kh knigakh. Zhizn' 2-ya. Epokha Brezhneva (chast' 2-ya) – M.: Progress – Traditsiya, 2006.
12.
Grushin B.A. Chetyre zhizni Rossii v zerkale oprosov obshchestvennogo mneniya. Ocherki massovogo soznaniya rossiyan vremen Khrushcheva, Brezhneva, Gorbacheva i El'tsina v 4-kh knigakh. Zhizn' 1-ya. Epokha Khrushcheva. – M.: «Progress – Traditsiya». 2001. – 624s.
13.
Mel'nikova A.A.. Politika globalizatsii i glubinnye osnovaniya kul'tur // Politika i Obshchestvo. – 2013. – № 11. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.11.7018.
14.
R.V. Koren', A.F. Bugaev. Obshchestvo v poiskakh smysla // Politika i Obshchestvo. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.02.2.
15.
E.N. Polyakov. K voprosu o prichinakh finansovogo krizisa 2008-2010 godov i posledstviyakh dlya makroprudentsial'noi politiki // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.01.6.
16.
R.K. Iskuzhin. Metodologicheskii krizis rossiiskogo federalizma // Politika i Obshchestvo. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.2.
17.
E. V. Belokurov. Prodovol'stvennaya kampaniya 1901– 1902 godov: neurozhai 1901 goda i mery pravitel'stva po bor'be s nim // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2222-1972.2013.01.5.
18.
V.G. Tarasenko. Podkhod k interpretatsii rossiiskoi-evraziiskoi tsivilizatsii skvoz' prizmu vremeni. // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 12. – S. 104-107.
19.
Dzh.T. Dzhafarova. Ekzistentsiya starosti // Filosofiya i kul'tura. – 2012. – № 12. – S. 104-107.
20.
M.L. Sinitsyna. Antikrizisnye mery ES. Analiz sovremennykh finansovykh reform // Nalogi i nalogooblozhenie. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
21.
O.I. Stavtseva. Dialog kul'tur na fone krizisa mul'tikul'turalizma // Filosofiya i kul'tura. – 2012. – № 9. – S. 104-107.
22.
A. Kh. Shagieva. Teoriya tsiklichnosti kak faktor korrektirovki antikrizisnoi politiki gosudarstva na raznykh etapakh ekonomicheskikh tsiklov // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
23.
Dorokhina E.G.. Effektivnost' gosudarstvennogo upravleniya v sfere bankrotstva // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
24.
E.G. Panaiotidi. Krizis poesisa i problemy prakseologicheskoi estetiki // Filologiya: nauchnye issledovaniya. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
25.
I. M. Afanas'eva. Politicheskie preobrazovaniya v KNR v usloviyakh global'nogo ekonomicheskogo krizisa // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 6. – S. 104-107
26.
Yavorskaya M.V. Regulirovanie finansovogo sektora v usloviyakh krizisa // NB: Ekonomika, trendy i upravlenie. - 2013. - 1. - C. 91 - 110. DOI: 10.7256/2306-4595.2013.1.577. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_577.html
27.
A.A. Gorelov Global'nyi krizis i razvitie dukhovnosti // Filosofiya i kul'tura. - 2010. - 1. - C. 67 - 71.
28.
Yu.V. Oleinikov Korennaya transformatsiya bytiya sotsioprirodnogo universuma // Filosofiya i kul'tura. - 2012. - 6. - C. 30 - 43.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"