по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Витальная и танатальная ориентированность творческой активности
Смирнов Максим Юрьевич

кандидат философских наук

доцент, Омский государственный технический университет

644050, Россия, Омская область, г. Омск, проспект Мира, 30 а, каб. 207

Smirnov Maksim

PhD in Philosophy

Associate Professor of the Department of Psychology of Labor and Organization Psychology at Omsk State Technical University

644050, Russia, Omskaya oblast', g. Omsk, ul. Prospekt Mira, 30 a, kab. 207

smirnov.m@list.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Трофимов Михаил Юрьевич

кандидат философских наук

доцент, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского

644099, Россия, Омская область, г. Омск, ул. Красный Путь, 36, каб. 307

Trofimov Mikhail

PhD in Philosophy

Docent, the department of Socio-Cultural Activity, Omsk F. M. Dostoevsky State University

644099, Russia, Omsk, Krasnyi Put Street 36, office #307

mic@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования в данной статье является творческая активность. Авторы поднимают проблему, связанную с ролью творческой активности в жизни человека. Ведь эта активность может оказывать различное влияние на человека и мир. Авторы пытаются найти критерий, в соответствии с которым творческая активность может быть оценена как способствующая развитию жизни или смерти. Определив понятие "творческая активность", авторы выделяют два вида ориентированности творческой активности: витальную и танатальную. Далее авторы характеризуют витальную и танатальную ориентированности творческой активности. В данном исследовании были использованы методы сравнительного и теоретического анализа, а также анализ научной литературы. Новизна исследования заключается в том, что авторы пытаются более четко определить понятие "творческая активность". Они, в частности, пытаются отграничить понятие "творческая активность" от понятия "творческая деятельность". Используя гегелевский термин "снятие", авторы пытаются найти критерий, в соответствии с которым творческую активность можно было бы характеризовать как танатальную или витальную. Основными выводами проведенного исследования являются: 1. В отличие от творческой деятельности, которая может быть вынужденной, творческая активность всегда есть творческая самодеятельность. Она может быть витально и танатально ориентированной. 2. Витальная ориентированность творческой активности заключается в том, что эта активность направлена на снятие актуальных противоречий, существующих в мире. Танатальная ориентированность творческой активности проявляется в ее направленности на обострение существующих в мире противоречий, а не на их снятие.

Ключевые слова: Индивидуальность, Личность, Самодеятельность, Самодвижение, Витальность, Творческая активность, Активность, Самоактуализация, Жизнь, Смерть

DOI:

10.7256/2454-0722.2018.3.27269

Дата направления в редакцию:

28-08-2018


Дата рецензирования:

29-08-2018


Дата публикации:

24-09-2018


Abstract.

The subject of research in this article is creative activity. The authors raise the problem associated with the role of creative activity in human life. After all, this activity can have a different impact on man and the world. The authors are trying to find a criterion according to which creative activity can be assessed as contributing to the development of life or death. Having defined the concept of "creative activity", the authors distinguish two types of orientation of creative activity: vital and tanatual. Further, the authors characterize the vital and tantalum orientation of creative activity. In this study, we used the methods of comparative and theoretical analysis, as well as the analysis of scientific literature. The novelty of the research lies in the fact that the authors are trying to more clearly define the concept of "creative activity". In particular, they are trying to distinguish the concept of "creative activity" from the concept of "creative activity." Using the Hegelian term "withdrawal," the authors try to find a criterion according to which creative activity could be characterized as tantal or vital.The main conclusions of the study are:1. Unlike creative activity, which can be forced, creative activity is always a creative initiative. It can be vital and tantalno oriented.2. The vital orientation of creative activity lies in the fact that this activity is aimed at the removal of actual contradictions existing in the world. Tanatal orientation of creative activity is manifested in its focus on exacerbating the existing contradictions in the world, and not on their removal.

Keywords:

self-actualization, individuality, personality, independent activity, self-movement, vitality, creative activity, activity, life, death

Введение

Как известно, творчество может быть не только конструктивным, но и деструктивным процессом. В последнее время внедряется множество инноваций, которые угрожают духовным ценностям человечества, а возможно и человечеству как виду. В то же время в современном мире культивируется ценность творчества как такового безотносительно к возможным разрушительным последствиям этого творчества. Таким образом, возникает проблема направленности творческой активности. Необходимо выделить как признаки творческой активности, способствующей развитию жизни и мира, так и признаки творческой активности, разрушающей условия жизни.

В психологической науке отсутствует четкое определение понятия «творческая активность». Существует противоречащие точки зрения по данному вопросу, не выделены основные признаки и параметры, по которым можно было бы различить витальную и танатальную ориентированность творческой активности.

1. Характеристика творческой активности

Для определения понятия творческой активности были проанализированы работы по зарубежной и отечественной психологии. В рамках психоаналитической традиции к творчеству обращались З. Фрейд, К. Г. Юнг, А. Адлер; в гуманистической психологии – А. Маслоу, К. Роджерс, Н. Роджерс; в экзистенциальной психологии – В. Франкл, Дж. Бьюдженталь; Р. Мэй, в гештальтпсихологии – М. Вертгеймер, Ф. Пёрлз, В. Кёллер.

В отечественной науке творчество и творческую активность исследовали Б. Г. Ананьев, В. И. Андреев, Д. Б. Богоявленская, Л. В. Выготский, П. Я. Гальперин, Е. П. Ильин, С. Л. Рубинштейн, В. А. Петровский, Я. А. Пономарёв, А. А. Пузырей и др.

Прежде чем дать определение творческой активности проясним значение слов «творчество» и «активность», а также разведем понятия «творческая активность» и «творческая деятельность».

Под творчеством в широком смысле подразумевается «человеческая деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда раньше не бывшее, и имеющее общественно-историческую ценность» [32, c. 536]. В узком смысле творчество есть «всякая практическая или теоретическая деятельность человека, в которой возникают новые (по крайней мере, для субъекта деятельности) результаты (знания, решения, способы действия, материальные продукты)» [32, c. 536]. В рамках данного определения акцент делается на создании продуктов деятельности, являющихся в психологическом смысле новыми для личности. Здесь творчество не обязательно выступает результатом появления какого-либо нового материального или духовного продукта, обладающего общечеловеческой ценностью.

Исследователи творчества выделяют такие характеристики творческого продукта, как новизна, необычность, оригинальность, уникальность [3]; [5]; [13]; [19]; [26]. Данные характеристики могут развивать творческую личность физически, социально, эстетически и духовно, и наоборот, привести ее к психологическим травмам и деградации. В итоге, результат, как и сам творческий акт, может быть непредсказуемым.

Рассмотрим понятие «активность». Согласно словарю-справочнику под редакцией Т. А. Барышевой, в широком смысле, на человеческом уровне, активность есть деятельность, понимаемая как творческое преобразование культурной и биологической среды. «В более узком смысле активность противостоит реактивности как ситуативной, средовой детерминированности того или иного организмического проявления» [2, с. 14].

Данная точка зрения раскрывается в работах В. А. Петровского, который ввел понятие надситуативной (неадаптивной) активности, т.е. способности личности «подниматься над уровнем требований ситуации, ставить цели, избыточные с точки зрения исходной задачи» [20, с. 22]. Надситуативная активность проявляется в творчестве и познании, в «бескорыстном» риске в преодолении опасных сверхнормативных ситуаций [21]; [22]; [23]. Благодаря такого рода активности человек, находясь в противоречии с ситуативной необходимостью, формирует в своем сознании новые установки, мотивы, цели, идеалы и смыслы жизнедеятельности.

По мнению К. А. Абульхановой-Славской, активность есть высшее личностное качество, задающее поле деятельности («активность определяет деятельность») [1, с. 24]. Активная личность преобразует жизненные обстоятельства, формируя «в определенных пределах позицию и линию своей жизни <...> Типы активности человека – это характерные для него способы соединения личностью внешних и внутренних тенденций жизни, превращения их в движущие силы своей жизни» [1, с. 22–23].

Исследователи, в основном, дают характеристику свойств активности, исходя из критерия статичность–динамичность. Так если В. Д. Небылицын обращает внимание на диапазон психологической активности, исследуя динами­ческие особенности психической деятельности личности (темперамент): «степени активности распределяются от вялости, инертности и пассивного созерцательства на одном полюсе до высших степеней энергии, мощной стремительности действий и постоянного подъема на другом» [18, с. 251], то В. В. Поливанов рассматривает диапазон социальной активности, осуществляемой по принуждению и по инициативе. По его мнению, активность проявляется «в деятельности ровно настолько, насколько она... самодеятельна» [25, с. 24]. Таким образом, инициативная деятельность, исходящая из внутренних побуждений личности, стремления к самоактуализации и самореализации является активной, творческой, а деятельность по принуждению, навязанная извне, – деятельностью пассивного индивида.

Прояснив понятия «творчество» и «активность», рассмотрим теперь понятие «творческая активность». В современных психологических словарях дается определение таких понятий как «творчество», «творческий процесс», «творческая мотивация», «творческая позиция», «творческие способности», но при этом зачастую отсутствует понятие «творческая активность».

Понятие «творческая активность» определяется, в зависимости от подхода: экзистенциального, гуманистического, деятельностного. Психологи и педагоги рассматривают творческую активность как установку сознания, качество личности, совокупность личностных свойств, результат развития индивидуальности, форму деятельности, инициативу и многое другое.

Некоторые исследователи вкладывают в это понятие различные характеристики, указывая на то, что «творческая активность – это свойство личности, проявляющееся в деятельности и общении как оригинальность, созидательность, новизна. Творческая активность – это способность личности инициативно и самостоятельно находить «зоны поиска», ставить задачи, выделять принципы, лежащие в основе тех или иных конструкций, явлений, действий, переносить знания, навыки и умения из одной области в другую» [4, с. 792]. Можно сказать, что творческая активность – это процесс, формирующий свойства, качества и способности.

Многие отечественные авторы понимают активность как синоним самодвижения [8]; [9]; [12]; [14]; [24]; [25]; [31]; [34]. Однако не всякая деятельность является самодвижимой. В этом случае активность, будучи источником деятельности, теряет себя в ней. Мы считаем, что активность, как самодвижение, представляет собой сущность деятельности, а деятельность, будучи явлением активности, по своей природе может отчуждаться от своей сущности, отпадать от своего источника. Если активность преодолевает свое отчуждение в деятельности, то она предстает как самодеятельность. Не всякая творческая деятельность осуществляется свободно, т.е. является самодвижением. Существует вынужденная творческая деятельность и ее нельзя назвать творческой активностью. Так некоторые авторы считают, что творчество всегда вынуждено. Например, согласно П. Я. Гальперину: «Творчество – процесс вынужденный, а не произвольный» [10, с. 310].

Таким образом, творчество может быть вынужденным и направленным на приспособление к среде, а может идти изнутри субъекта (самодвижение). В последнем случае это и есть творческая активность. Итак, творческая деятельность не всегда является самодвижением, а ее источник не всегда находится внутри человека. Творческая активность проявляет себя в творческой самодеятельности.

В работах зарубежных исследователей источник творческой активности обнаруживается в бессознательной сфере. По З. Фрейду, творческая активность проявляется в результате сублимации своих бессознательных влечений на иную сферу деятельности [35, с. 272–273]. Исходя из позиции К. Г. Юнга, в процессе индивидуации человек сталкивается с архетипом Тени, которая, с одной стороны, является негативной отверженной сознанием частью личностного существования, а с другой – источником творческой активности [36, с. 161–162]. С точки зрения А. Маслоу творческая активность возникает благодаря потребности в самоактуализации, т.е. стремлению «ко всё более полному развитию своих уникальных возможностей» [15, с. 239]. Резюмируя сказанное, можно согласиться с тем, что творческая активность есть стремление к самоактуализации личности, для которой оказывается предельно важным выразить себя в том или ином творческом акте.

В рамках нашей статьи, в основе понимания творческой активности лежит позиция В. А. Петровского. Высокий уровень творческой активности проявляется именно в надситуативной активности личности, ее внутренней преобразовательной деятельности сознания и внешней предметной деятельности. В предельной форме творческая активность являет собой выход за границы известного и установленного. В позитивном варианте в результате этого выхода «сознание совершает качественный скачок и преображается, а предмет творчества преображает других людей. Таким образом, если творчество есть человеческая активность, порождающая что-либо новое в объективном или субъективном смыслах, а надситуативная активность есть выход за рамки нормативных требований, то творческая активность – это уникальный процесс выхода за рамки нормативных требований, благодаря которому создается нечто новое. Творчество предполагает надситуативность, а надситуативность не всегда предполагает творчество [33, с. 112].

Итак, творческая активность представляет собой творческую самодеятельность, заключающуюся в создании чего-либо нового, оригинального, при этом выходящего за рамки ситуативных ограничений.

2. Характеристика витальной и танатальной ориентированности творческой активности

Творческая активность есть творческое самодвижение. Традиционно, начиная с Платона, самодвижение связано с жизнью. Согласно греческому философу душа привносит в тело жизнь, а сама она есть движение, которое движет само себя, т.е. самодвижение [27, с. 419].Усиление самодвижения есть усиление жизни. Можно усиливать самодвижение (жизнь) за счет других людей, например, рабовладелец усиливает свое самодвижение за счет самодвижения раба. Но это может привести к смерти и раба и рабовладельца. Противоречие между ними может усилиться, перейти в открытую войну, что может привести в конечном счете не только к существенному ограничению их самодвижения, но и к смерти обоих, разрушению всех материальных достижений рабовладельческой цивилизации. Подлинный рост самодвижения предполагает разрешение (снятие, по Г. В. Ф. Гегелю) тех противоречий, которые ему препятствуют. Таким образом, витальная ориентрованность творческой активности проявляется в стремлении снять имеющиеся в мире противоречия с целью усиления жизни (самодвижения).

Соответственно, танатальная ориентированность творческой активности предполагает увеличение самодвижения без разрешения противоречий, что в конце концов приводит к нарастанию разрушительных танатальных тенденций в мире. В этом случае творческая активность нарушает нравственные общечеловеческие ценности (справедливость, благо, любовь и др.). Например, когда творческие продукты разрушают сознание, формируют «нравственный релятивизм, суть которого заключается в признании относительности любых моральных и нравственных норм» [30, с. 33], тогда со временем можно наблюдать расчеловечивание общества (отказ от духовной активности личности и актуализацию в ней инстинктивных потребностей).

Понятие витальной и танатальной ориентированности в человеческой активности введено в научный оборот С. Ф. Денисовым. Витальность (от лат. vitalis – «жизненный», «животворный», «живой»), с его точки зрения «есть то, что способствует протеканию жизни: это могут быть как внутренние биологические источники жизни, ценностные мировоззренческие установки субъекта, так и внешние для человека условия, способствующие его жизни» [11, с. 10–11]. Под витальной ориентированностью понимается не пресыщение жизнью, не следование «принципу удовольствия» (по З. Фрейду), а стремление занять активную личностную позицию на основе духовно-нравственных ценностей, направленных «на развитие жизни и объективных тенденций развития и роста жизни» [11, с. 23]. Понятие витальной ориентировнности вскрывает не буйство жизненных сил, а качественное изменение человека, траснсформацию сознания, физическое и духовное совершенствование.

Танатальная ориентированность, в отличие от витальной предполагает утверждение приоритета смерти над жизнью, направленность сознания на антижизнь и небытие [11, с. 13–23]. Опираясь на логику С. Ф. Денисова, можно полагать, что витальная ориентированность – это, прежде всего, мировоззренческая установка, которая заключается в направленности сознания на творческую активность с опорой на духовно-нравственные ценности. Человек может почувствовать себя по настоящему живым лишь в том случае, если его активность витально ориентирована. Если же творческая активность ориентирована танатально, то за краткой интенсивностью жизни последует расплата в форме утраты целостности своей жизни и личности, а также погружение в пространство смерти и разрушения.

Поскольку творческая активность личности обусловлена инициативностью к созидательно-иновационной деятельности, стремлением к реализации своей индивидуальности, постольку творческий процесс как некое динамическое состояние становится для человека потребностью, благодаря которой он чувствует себя живым. Витальная ориентированность творческой активности предполагает формирование индивидуальности ее носителя.

Потребность быть живым рассматривалась еще в экзистенциальной психологии Дж. Бьюдженталя: «Быть по-настоящему живым, значит быть приговоренным к постоянному развитию, бесконечному изменению. Быть по-настоящему живым значит найти свою идентичность в этом изменчивом процессе, зная, что огонь уничтожит любые стабильные структуры, которые мы будем пытаться построить» [7, с. 301].

Развивая мысль Дж. Бьюдженталя о том, что всякое проявление живого связано с движением и изменением, можно утверждать следующее: чтобы чувствовать себя живым, следует воспринимать мир творящимся, а не стабильным и законченным; следует постоянно отказываться от однозначных установок, штампов, опираясь на некое живое (т.е. творческое) пространство в своем сознании, фундаментом которого являются лишь предельные ценности («трансперсональные потребности», по А. Маслоу) [16, c. 110], с позиций которых человек, будучи творческой активной личностью, способен преобразовывать мир к лучшему.

Сознание творчески активной личности становится гибким и подвижным. В структуре ее восприятия творческий компонент способен развиться настолько, насколько она сможет изменять и даже трансформировать образы мира окружающих ее людей с помощью различных средств психологического воздействия. Поэтому витально ориентированная творческая активность усиливает самодвижение, индивидуализацию не только ее носителя, но и окружающих его людей.

Отношение к творчеству как к жизненности в психологических исследованиях можно обнаружить, например, у Н. Роджерс. Она пишет, что «творческий процесс есть наша жизненная энергия, и тот, кто однажды ее испытал, уже больше не сможет без этого жить. Творческость есть наша сущность, наша жизненность. Перекрыть этот процесс значит вызвать болезнь как на уровне отдельного индивида, так и на уровне культуры в целом... Творческость есть сила, трансформирующая, способствующая положительной самооценке и обеспечивающая самопродвижение индивида в своем развитии» [29, с. 165]. По существу, творческость – это и есть творческая активность, которая по Н. Роджерс присуща человеку и является для него естественным процессом, порождаемым «не только интеллектом», но и «нашим организмом» [29, с. 165]. В этом смысле нетворческих людей не бывает, ибо творческая активность того или иного человека может подавляться родителями, воспитателями, различными социальными и политическими системами [29, с. 165]. Отсюда человек испытывает «муки творчества» не от того, что у него не получается создать какой-либо творческий продукт, и он не может найти те или иные выразительные средства, а от того, что творческий потенциал его личности подавлен, тело обретает «мышечный панцирь», эмоции заблокированы, жизненной энергии в организме недостаточно. Следовательно, чем более сознание и телесность личности обладают подвижностью, гибкостью, жизненностью, тем более личность оказывается витально творчески активной.

Переживания, связанные с поиском творческого решения проблемной задачи, описываются исследователями неоднозначно. В процессе творческого акта человек может испытать нервно-эмоциональное напряжение, подавленное состояние, депрессию, отчаяние: «Возникает ощущение, что не проблема во мне, а я в проблеме. Она меня захватила. Результатом такой предваряющей решение работы может быть не только создание, проверка и отвержение гипотез, но также и создание специальных средств для решения проблемы» [17, с. 317].

Поскольку творческая активность, как и жизнь, зарождается в условиях многообразных, подвижных, но неразрывных связей, постольку витально ориентированная личность способна решать задачи, действуя не вынужденно, а произвольно, спонтанно (здесь спонтанное тождественно живому; «живое – это то, что спонтанно случается» [6, с. 150]), порой изменяя привычные установки сознания окружающих людей, но не разрывая с ними коммуникативных связей.

По мнению А. Маслоу, самоактуализирующейся творческой личности свойственны спонтанность, естественность и даже независимость в нравственных убеждениях. «Не слишком вдумчивый наблюдатель может счесть таких людей аморальными, поскольку они не только склонны пренебрегать условностями, но и могут даже, если того требует ситуация, пойти вразрез предписаниям и нормам. Однако этот наблюдатель будет в корне не прав. Напротив, эти люди – высокоморальны, высоконравственны» [15, с. 238].Творческая активность витально ориентированной личности, несмотря на свою спонтанность способна освободить от пагубных иррациональных страстей и однозначных рациональных реакций.

Итак, творческая активность личности, опирающаяся на духовно-нравственные ценности, есть витальная ориентированность. Если же творческая активность личности разрушает духовно-нравственные ценности, нарушая культурные традиции и утверждая, таким образом, субъективное видение, то можно говорить о танатальной ориентированности личности (др.-греч. Θάνατος, «смерть»). В настоящее время довольно часто творческие люди, переступающие границы морали и нравственности, склонны оправдывать свои действия необходимым в искусстве приемом разрушения устоявшихся шаблонов, свободой творчества, спонтанным проявлениям жизненной творческой энергией, наконец, самовыражением своего внутреннего мира. Поэтому субъективизм в творчестве может быть опасен, ведь разрушение или подмена духовно-нравственных ценностей вследствие появления тех или иных творческих продуктов может привести общество к культурной катастрофе.

Итак, результаты творческой активности могут влиять на психику личности, воздействуя на ее состояние, чувства, мысли, поступки позитивно или негативно. На это указывал еще Платон. Он отмечал, что здоровье человеческой души связано с тем, какими образами и знаниями она питается. Через приобщение к божественному (прекрасному, мудрому, доблестному) «вскармливаются и взращиваются крылья души, а от всего противоположного – от безобразного, дурного – она чахнет и гибнет» [28, с. 187].

Таким образом, результаты творческой активности могут иметь различное влияние на человека. Позитивное влияние предполагает разрешение актуальных для человека жизненных противоречий, преодоление разрушительных тенденций в его сознании и психике, повышение уровня его самодвижения и жизни. Итогом данного творчества становится достижение катарсиса и приобщение сознания к эстетическим и духовно-нравственным ценностям. Танатально ориентированная творческая активность приводит к последствиям, разрушительно влияющим на сознание и личность человека. Такое разрушительное влияние может являться следствием обострения присущих человеку противоречий при отсутствии направленности на их снятие (конструктивное разрешение).

Формирование витально ориентированной творческой активности предполагает приобщение к духовно-нравственным ценностям посредством духовно-нравственной культуры. Приобщаясь к культуре, разрушающей нравственные ценности, личность рискует стать носительницей танатально ориентированной творческой активности.

Витально ориентированная личность представляет собой как творческую, так и нравственную индивидуальность, которая посредством своего творческого восприятия, творческой коммуникации, творческого мышления, наконец, созидательно-инновационной деятельности обеспечивает сохранение, воспроизводство и реализацию человеческой сущности.

Таким образом, творческая активность бывает витально и танатально ориентированной. Витально ориентированная творческая активность способствует усилению целостности самодвижения, индивидуализации личности и окружающих ее людей; данная активность опирается на нравственные ценности и формируется посредством приобщения к духовно-нравственной культуре. Танатально ориентированная творческая активность направлена на разрушение целостности человека, общества, окружающего мира. Она способствует утрате жизни и нарастанию разрушительных тенденций в мировом целом. Она не разрешает имеющиеся в мире противоречия, а усиливает их разрушительные последствия.

Заключение

Таким образом, следует различать творческую деятельность и творческую активность. Не всякая творческая деятельность представляет собой творческую активность, поскольку может обладать вынужденным характером. Творческая активность проявляется как творческая самодеятельность. Она может быть витально и танатально ориентированной.

Витальная ориентированность творческой активности заключается в том, что эта активность направлена на снятие актуальных противоречий, существующих в мире. Танатальная ориентированность творческой активности проявляется в ее направленности на обострение существующих в мире противоречий, а не на их снятие.

Формирование витально ориентированной творческой активности предполагает приобщение к духовно-нравственным ценностям посредством духовно-нравственной культуры.

Витально ориентированная личность представляет собой творческую нравственную индивидуальность, которая посредством творческой активности обеспечивает сохранение, воспроизводство и реализацию человеческой сущности.

Библиография
1.
Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. 299 с.
2.
Активность // Творчество: теория, диагностика, технологии. Словарь-справочник для специалистов в области образования, инноваций и гуманитарных технологий в социальной сфере / Под общ. ред. Т.А. Барышевой. СПб.: Изд-во ВВМ, 2014. С. 14.
3.
Аллахвердов В. М. Осознание как открытие // Психология творчества. Школа Я. А. Пономарева / Под ред. Д. В. Ушакова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. С. 352–375.
4.
Безрукова В. С. Творческая активность // Безрукова В. С. Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога) Екатеринбург: Деловая книга, 2002. С. 792.
5.
Богоявленская Д. Б. Психология творческих способностей. М.: Академия, 2002. 320с.
6.
Бондаренко И. А. Жизнь сознания: Конституирование новой онтологии сознания в культуре XX века. Омск: Изд-во ОмГУ, 2002. 320 с.
7.
Бьюдженталь Дж. Наука быть живым: Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. 336 с.
8.
Воробьев Ю. Л. Активность как выражение самодвижения // Ученые записки КГПИ. «В. И. Ленин и некоторые вопросы общественных наук». Курск: КГПИ, 1971. Т. 76. С. 170–179.
9.
Вяккерев Ф. Ф. Место и значение категории самодвижение в материалистической диалектике // Проблемы диалектики. Вып. I. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1972. С. 33–46.
10.
Гальперин П. Я. Лекции по психологии: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Книжный дом «Университет»; «Высшая школа», 2002. 400 с.
11.
Денисов С. Ф. Жизненные и антропологические смыслы правды и неправды. Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. 206 с.
12.
Джидарьян И. А. Категория активности и ее место в системе психологического знания // Категории материалистической диалектики в психологии. М.: Наука, 1988. С. 56–88.
13.
Дункер К. Психология продуктивного (творческого) мышления // Психология мышления. Под ред. А. М. Матюшкина. М.: Прогресс, 1965. C. 86–234.
14.
Крупнов А.И. Психологические проблемы исследования активности человека // Вопросы психологии. 1984. №3. С 25–34.
15.
Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999. 478 с.
16.
Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности. Тексты. М.: Изд-во МГУ, 1982. С. 108–117.
17.
Мышление продуктивное // Большой психологический словарь / Cост. и общ. ред. Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. С. 316–317.
18.
Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М.: Наука, 1976, 336 с.
19.
Ожиганова Г. В. Высшие творческие способности как ресурс жизнедеятельности // Современнные исследования интеллекта и творчества. Под ред. А. Л. Журавлёва, Д. В. Ушакова, М. А. Холодной. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2015. С. 241–249.
20.
Петровский В. А. Активность как «надситуативная деятельность» // Тезисы научных сообщений советских психологов к XXI Международному психологическому конгрессу. М., 1976. C. 22–25.
21.
Петровский В. А. К психологии активности личности // Вопросы психологии. 1975. № 3. С. 26–38.
22.
Петровский В. А. Поведение человека в ситуации опасности (в психологиии риска) // Новые исследования в психологии / Под ред. Е. А. Соколова. М.: Педагогика, 1974. №1. С. 23–25.
23.
Петровский В. А. Психология неадаптивной активности. / Российский открытый университет. М.: ТОО «Горбунок», 1992. 224 с.
24.
Петрушенко Л. А. Единство системность, организованность и самодвижения. М. : Мысль, 1975. 286 с.
25.
Поливанов В. В. Социальная активность как категория исторического материализма // Социальная активность: от потребности к деятельности. Челябинск: Изд-во ЧГПИ, 1978. Вып. 3. С. 3–28.
26.
Пономорёв Я. А. Психология творчества. М.: Наука, 1976, 304 с.
27.
Платон. Законы // Платон. Сочинения: в 4 т. Т. III. Ч. II. СПб.: Изд-во СПбГУ; «Изд-во Олега Абышко», 2007. С. 89–513.
28.
Платон. Федр // Платон. Сочинения: в 4 т. Т. 2. СПб.: Изд-во СПбГУ; «Изд-во Олега Абышко», 2007. С. 161–228.
29.
Роджерс Н. Творчество как усиление себя // Вопросы психологии. 1990. №1. С. 164–168.
30.
Смирнов М. Ю., Трофимов М.Ю. Импринтинг как механизм формирования нравственного поведения человека // Психология и психотехника. 2017. № 2 (99). C. 33–44.
31.
Смирнов С. Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М. : МГУ, 1985. 231 c.
32.
Творчество // Большой психологический словарь / Cост. и общ. ред. Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. С. 536.
33.
Трофимов М. Ю. К вопросу об определении понятия «творческая активность» // Культурное пространство Русского мира. 2018. №2 (6). С. 103-117.
34.
Украинцев, Б. С. Проблема активности отображения // Вопросы философии. 1972. № 11. С. 78–91.
35.
Фрейд З. О психоанализе // Фрейд З. О клиническом психоанализе. Избранные сочинения. М.: Медицина, 1991. С. 227–274.
36.
Юнг К. Г. Психология бессознательного. М.: Канон. 1994. 320 с.
References (transliterated)
1.
Abul'khanova-Slavskaya K. A. Strategiya zhizni. M.: Mysl', 1991. 299 s.
2.
Aktivnost' // Tvorchestvo: teoriya, diagnostika, tekhnologii. Slovar'-spravochnik dlya spetsialistov v oblasti obrazovaniya, innovatsii i gumanitarnykh tekhnologii v sotsial'noi sfere / Pod obshch. red. T.A. Baryshevoi. SPb.: Izd-vo VVM, 2014. S. 14.
3.
Allakhverdov V. M. Osoznanie kak otkrytie // Psikhologiya tvorchestva. Shkola Ya. A. Ponomareva / Pod red. D. V. Ushakova. M.: Izd-vo «Institut psikhologii RAN», 2006. S. 352–375.
4.
Bezrukova V. S. Tvorcheskaya aktivnost' // Bezrukova V. S. Osnovy dukhovnoi kul'tury (entsiklopedicheskii slovar' pedagoga) Ekaterinburg: Delovaya kniga, 2002. S. 792.
5.
Bogoyavlenskaya D. B. Psikhologiya tvorcheskikh sposobnostei. M.: Akademiya, 2002. 320s.
6.
Bondarenko I. A. Zhizn' soznaniya: Konstituirovanie novoi ontologii soznaniya v kul'ture XX veka. Omsk: Izd-vo OmGU, 2002. 320 s.
7.
B'yudzhental' Dzh. Nauka byt' zhivym: Dialogi mezhdu terapevtom i patsientami v gumanisticheskoi terapii. M.: Nezavisimaya firma «Klass», 1998. 336 s.
8.
Vorob'ev Yu. L. Aktivnost' kak vyrazhenie samodvizheniya // Uchenye zapiski KGPI. «V. I. Lenin i nekotorye voprosy obshchestvennykh nauk». Kursk: KGPI, 1971. T. 76. S. 170–179.
9.
Vyakkerev F. F. Mesto i znachenie kategorii samodvizhenie v materialisticheskoi dialektike // Problemy dialektiki. Vyp. I. L.: Izd-vo Leningr. un-ta, 1972. S. 33–46.
10.
Gal'perin P. Ya. Lektsii po psikhologii: Uchebnoe posobie dlya studentov vuzov. M.: Knizhnyi dom «Universitet»; «Vysshaya shkola», 2002. 400 s.
11.
Denisov S. F. Zhiznennye i antropologicheskie smysly pravdy i nepravdy. Omsk: Izd-vo OmGPU, 2001. 206 s.
12.
Dzhidar'yan I. A. Kategoriya aktivnosti i ee mesto v sisteme psikhologicheskogo znaniya // Kategorii materialisticheskoi dialektiki v psikhologii. M.: Nauka, 1988. S. 56–88.
13.
Dunker K. Psikhologiya produktivnogo (tvorcheskogo) myshleniya // Psikhologiya myshleniya. Pod red. A. M. Matyushkina. M.: Progress, 1965. C. 86–234.
14.
Krupnov A.I. Psikhologicheskie problemy issledovaniya aktivnosti cheloveka // Voprosy psikhologii. 1984. №3. S 25–34.
15.
Maslou A. Motivatsiya i lichnost'. SPb.: Evraziya, 1999. 478 s.
16.
Maslou A. Samoaktualizatsiya // Psikhologiya lichnosti. Teksty. M.: Izd-vo MGU, 1982. S. 108–117.
17.
Myshlenie produktivnoe // Bol'shoi psikhologicheskii slovar' / Cost. i obshch. red. B. G. Meshcheryakov, V. P. Zinchenko. SPb.: praim-EVROZNAK, 2003. S. 316–317.
18.
Nebylitsyn V. D. Psikhofiziologicheskie issledovaniya individual'nykh razlichii. M.: Nauka, 1976, 336 s.
19.
Ozhiganova G. V. Vysshie tvorcheskie sposobnosti kak resurs zhiznedeyatel'nosti // Sovremennnye issledovaniya intellekta i tvorchestva. Pod red. A. L. Zhuravleva, D. V. Ushakova, M. A. Kholodnoi. M.: Izd-vo «Institut psikhologii RAN», 2015. S. 241–249.
20.
Petrovskii V. A. Aktivnost' kak «nadsituativnaya deyatel'nost'» // Tezisy nauchnykh soobshchenii sovetskikh psikhologov k XXI Mezhdunarodnomu psikhologicheskomu kongressu. M., 1976. C. 22–25.
21.
Petrovskii V. A. K psikhologii aktivnosti lichnosti // Voprosy psikhologii. 1975. № 3. S. 26–38.
22.
Petrovskii V. A. Povedenie cheloveka v situatsii opasnosti (v psikhologiii riska) // Novye issledovaniya v psikhologii / Pod red. E. A. Sokolova. M.: Pedagogika, 1974. №1. S. 23–25.
23.
Petrovskii V. A. Psikhologiya neadaptivnoi aktivnosti. / Rossiiskii otkrytyi universitet. M.: TOO «Gorbunok», 1992. 224 s.
24.
Petrushenko L. A. Edinstvo sistemnost', organizovannost' i samodvizheniya. M. : Mysl', 1975. 286 s.
25.
Polivanov V. V. Sotsial'naya aktivnost' kak kategoriya istoricheskogo materializma // Sotsial'naya aktivnost': ot potrebnosti k deyatel'nosti. Chelyabinsk: Izd-vo ChGPI, 1978. Vyp. 3. S. 3–28.
26.
Ponomorev Ya. A. Psikhologiya tvorchestva. M.: Nauka, 1976, 304 s.
27.
Platon. Zakony // Platon. Sochineniya: v 4 t. T. III. Ch. II. SPb.: Izd-vo SPbGU; «Izd-vo Olega Abyshko», 2007. S. 89–513.
28.
Platon. Fedr // Platon. Sochineniya: v 4 t. T. 2. SPb.: Izd-vo SPbGU; «Izd-vo Olega Abyshko», 2007. S. 161–228.
29.
Rodzhers N. Tvorchestvo kak usilenie sebya // Voprosy psikhologii. 1990. №1. S. 164–168.
30.
Smirnov M. Yu., Trofimov M.Yu. Imprinting kak mekhanizm formirovaniya nravstvennogo povedeniya cheloveka // Psikhologiya i psikhotekhnika. 2017. № 2 (99). C. 33–44.
31.
Smirnov S. D. Psikhologiya obraza: problema aktivnosti psikhicheskogo otrazheniya. M. : MGU, 1985. 231 c.
32.
Tvorchestvo // Bol'shoi psikhologicheskii slovar' / Cost. i obshch. red. B. G. Meshcheryakov, V. P. Zinchenko. SPb.: praim-EVROZNAK, 2003. S. 536.
33.
Trofimov M. Yu. K voprosu ob opredelenii ponyatiya «tvorcheskaya aktivnost'» // Kul'turnoe prostranstvo Russkogo mira. 2018. №2 (6). S. 103-117.
34.
Ukraintsev, B. S. Problema aktivnosti otobrazheniya // Voprosy filosofii. 1972. № 11. S. 78–91.
35.
Freid Z. O psikhoanalize // Freid Z. O klinicheskom psikhoanalize. Izbrannye sochineniya. M.: Meditsina, 1991. S. 227–274.
36.
Yung K. G. Psikhologiya bessoznatel'nogo. M.: Kanon. 1994. 320 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"