по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Метафизика педтехнологий в эпоху средневековья (на примере Шартрской школы)
Марковцева Ольга Юрьевна

доктор философских наук

профессор, кафедра гуманитарных и социальных дисциплин, ФГБОУ ВО "Ульяновский институт гражданской авиации им. Главного маршала авиации Б.П. Бугаева"

432071, Россия, Ульяновская область, г. Ульяновск, ул. Можайского, 8/8

Markovtseva Olga Yuryevna

Doctor of Philosophy

Professor, the department of Humanitarian and Social Disciplines, Ulyanovsk Civil Aviation Institute named after Chief Marshal B. P. Bugaev

432071, Russia, Ulyanovsk, Mozhaiskogo Street 8/8

oyum111@yandex.ru
Бородина Наталья Вячеславовна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра гуманитарных и социальных дисциплин, декан, Факультет подготовки авиационных специалистов, ФГБОУ ВО "Ульяновский институт гражданской авиации им. Главного маршала авиации Б.П. Бугаева"

432071, Россия, Ульяновская область, г. Ульяновск, ул. Можайского, 8/8

Borodina Natalya Vyacheslavovna

PhD in Pedagogy

Dean, the faculty of Aviation Specialists Training; Docent, the department of Humanitarian and Social Disciplines, Ulyanovsk Civil Aviation Institute named after Chief Marshal B. P. Bugaev

432071, Russia, Ulyanovsk, Mozhaiskogo Street 8/8

dekanatfpas@yandex.ru
Леонтьева Людмила Станиславовна

кандидат философских наук

доцент, ФГАОУ ВО "Казанский федеральный университет"

420008, Россия, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Кремлевская, 18

Leontieva Ludmila Stanislavovna

PhD in Philosophy

Docent, the department of State and Municipal Administration, Kazan Federal University

420008, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Kremlevskaya, 18

lsl3@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье описывается актуальность метафизической проблематики специфики педагогических технологий на примере деятельности Шартрской школы. Специализация заданных исследованием цели и задач, образует феноменологическую область объекта и предмета исследования – метафизику образовательных технологий. Они проявляются в тех или иных, но всегда актуальных инновационных исторических обстоятельствах. Научная стратегия описания метафизической целостности касается развития, изменения педагогической, общекультурной политики социума. Максимально эффективно данная политика была проявлена в инновационной работе Шартрского образовательного центра. В статье описывается специфика этих инноваций, а также метафизические условия их конституирования. Методология исследования. В аспекте поставленных задач предметная область предстает как динамическая, соотносительная, децентрированная форма, и одновременно как междисциплинарная научная сфера. Основными принципами, методами ее исследования являются феноменологические, диалектические, герменевтические, когнитивно-лингвистические, историко-педагогические, культурологические и другие. Они совмещены в единую целостность на основе принципов соотнесенности, дополнительности, органичности, синкретичности. Новизна, выводы исследования. Созданная методолого-тематическая, структурно-предметная область эвристична сконструированной на ее основе модели экспликации и описания метафизико-педагогического опыта Шартрской школы (предмет). Выводы, полученные в ходе реализации исследовательских стратегий авторов статьи многоаспектны. Отметим главный, общий по содержанию работы: в эпоху Средневековья теолого-метафизические условия формирования педтехнологического опыта не позволяли соединить в целостную структуру теоретическую и практическую области их общей педагогической культуры, это произошло позже. Однако подобное совмещение удалось осуществить Шартрскому образовательному центру.

Ключевые слова: рациональность, образование и воспитание, история философии педагогики, педагогические технологии, метафизика, философско-теологическая культура, Средневековье, Шартрская школа, педагогическая этика, схоластика

DOI:

10.7256/2409-8728.2017.1.21671

Дата направления в редакцию:

21-01-2017


Дата рецензирования:

12-01-2017


Дата публикации:

09-02-2017


Abstract.

 
This article describes the relevance of metaphysical problematic of specificity of pedagogical technologies on the example of Chartres school. Specialization of the set by this research goals and tasks forms the phenomenological area of the object and subject of this work – the metaphysics of educational technologies. They manifest in certain, but constantly relevant innovational historical circumstances. The scientific strategy of description of metaphysical integrity pertains to the development and changes in pedagogical alongside general cultural policy of the society. In the innovational work of Chartres educational center, we can observe the utmost manifestation of such policy. The article describes the specificity of these innovations, as well as metaphysical conditions for their institutionalization. The created methodological-thematic and structural-subject area is heuristic to the structured upon its foundation model of explication and depiction of the metaphysical and pedagogical experience of Chartres school. The conclusions attained during the course of implementation of the research strategies of the authors are diverse. Let us highlight the key one, which is general in content of the work: in Medieval era, the theological-metaphysical conditions of formation of the pedagogical-technological experience did not allow combining the theoretical and practical areas of their pedagogical culture into the integral structure; it happened later. However, Chartres educational center was able to realize such convergence.
 

Keywords:

Chartres school, Middle Ages, education, rationality, history of philosophy of pedagogy, pedagogical technologies, metaphysics, philosophical-theological culture, pedagogical ethics, scholasticism

Предмет исследования

Актуальность метафизического понимания, трактовки проблемы специфики педагогических технологий проявляется в исторических условиях конструирования специализаций этого социо-исторического факта. Специфика последнего – предмет исследования. Его содержание: педагогический опыт Шартрской школы как совокупность акциденциальных педтехнологических приемов, проектов, актуально конституированных в теолого-метафизических условиях Средневековья (объект). Объект исследования в метафизике носит относительный характер. Он может расширять и сужать свои границы, иметь специальное или междисциплинарное содержание, но предмет в данном случае постоянен в подобной динамической структурности объекта. В ракурсе нашей объектной зоны экспликация и описание метафизики (онтологические условия) средневековых приемов, механизмов педмастерства Школы проявляет возможность дополнять современные исторические педагогико-интеллектуальные обстоятельства формирования, реализации общекультурной, педагогической политики социума. Обозначенный выше контекст научного восприятия темы формирует его генеральную стратегию – цель, ее задачи: 1. изучить основные педагогические приемы, процедуры, методы Шартрских педтехнологий; 2. выделить специфические характеристики традиционной педдеятельности этого Центра; 3. доказать универсальную (метафизическую) связь шартского опыта с современной педагогической наукой и практикой.

Педтехнологию мы понимаем как совокупность методов, процедур, практик, программ, логических действий (способов), целостно использованных в той или иной педагогической ситуации.

Методология исследования.

Создан тип модели фундаментальных метафизических способов контекста анализа, который демонстрирует педагогические приемы, проективные действия шартрского образования и воспитания, обосновывает наличность нашего предмета в адекватно текущем историко-культурологическом времени («прошлом – настоящем – будущем»). Опыт данной работы основан на принципах классической феноменологии, диалектики, которые позволяют эксплицировать, объяснять предмет с позиции различных социально-исторических условий, параметров понимания. Такое особое методологическое «моделирование» задает универсальную исследовательскую новизну, она обнаруживается в каждом акте научно-теоретической логики как оригинальная мысль («срез») об особом предметном содержании. «Таким образом» (феноменологическое наблюдение) актуализированная нами тематика приобретает динамический, ризомный, незавершенный, относительный, децентрированный характер, она научно выражает «естественную природу» предмета исследования. Использованы методы, процедуры герменевтики, структурного анализа, когнитивной лингвистики и другие, основанные на принципах дополнительности – основополагающих положениях, позволяющих целостно совмещать разнородные и разноплановые «модусы» описания шартрских педтехнологий, например, как преднаучную практику, форму культуры, социальное действие, особую метафизику, теологический, герменевтический опыт, и т. д. Использованная нами методологическая формула задает научные основания для экспликации, описания предмета наблюдения в качестве подвижного, содержательно изменчивого феномена, скажем, как факт истории, культурологии, педагогики, теологии и пр., следовательно, как сконструированный в «среде» междисциплинарной гуманитарной мысли. В этом случае авторский научный интерес, принятый в универсуме философских законов, категорий принципов (суть метафизические способы) формируют целостность, единство, тождество таких наук как социальная философия, педагогика, история, культурология, этика, лингвистика, семиотика и другие.

Новизна исследования

Созданная нами методолого-тематическая, предметно-структурная феноменолого-герменевтическая (когнитивно-синкретическая) область наблюдения создает особые условия исследования акциденциальных обстоятельств (педагогический опыт Шартрской школы), обладает инновационной ценностной и целостной степенью представленного научного проекта. Полученная новизна представлена также в оригинальном описании структурных компонентов метафизико-педагогического содержания объекта/предмета. Показано, что органическая со-отнесенность между собой философии и педагогики регламентирована социальными требованиями текущего дня, укоренена в универсальных и одновременно уникальных культурологических обстоятельствах прежних времен и эпох. Они, словно истоки общей философии педагогики, неразрывны чертами преемственности. Критериальной базой в этом случае служит имеющие место а) инновационное понимание совокупности педагогических смыслов, терминов, способов, идей прошлого в структурной комплектации темпоральных параметров акта «Здесь-и-Сейчас» (время), б) возможность моделирования современных прогрессивных, кластерных пед-технологических проектов с технологиями «прежнего пед-опыта».

Подчеркнем, исследовательская цель авторов не описать сравнительную историю всех культурных образовательных технологий, а прояснить метафизику уникальных воспитательно-образовательных норм, традиций, стандартов, принятых в исторических условиях философско-теологической культуры схоластики на примере педагогического феномена Шартрской школы. Отметим, что педагогическая этика всего этого периода характеризуется теолого-метафизической рациональностью, она проявляется в формах: как а) божественно-мистическая иррациональность, б) политико-образовательная рациональностьв) теолого-критическая рациональность. Первая ориентирована на базовые смыслы теологических концептов. Вторая связана говоря современным языком, с «социальным заказом», то есть реализацией задач воспитания, образования в условиях христианского мировоззрения. Третья – с преодолением сложившихся теолого-социальных противоречий средневековья, или критикой тео-политики, выраженной, например, в шартрском образовании формой доминантного преподавания, воспитания на основе классических образцов Античности. Укажем, что выделенные формы рациональности задавали общий контекст социально-исторической политике, действительным условиям, в которых деятельность Центра организовалась эксклюзивно.

Полученная новизна данного исследования преодолевает традиционную односторонность системного описания предмета, метаморфируя системные признаки предмета в структурный «план». Структура в нашем понимании (в отличие от системы) – резонирующая, динамическая целостность, совмещающая в своей природе все возможные разнородные, разноплановые уровни, способы, акты, взаимодействующие между собой на единых метафизических основания, то есть целостно, непротиворечиво, со-дополнительно, синкретично. В этом случае социально-педагогические характеристики, функции, методы, процедуры шартрского Центра приобретают междисциплинарный, межвременный статус: нивелируется «перспектива-и-ретроспектива» восприятия, понимания, трактования, использования шартрского педопыта. Однако, приобретая феноменолого-универсальные черты, педтехнологичность Школы не утрачивает при этом свою уникальность, образовавшуюся в специфических обстоятельствах Средневековья. Вывод: пед-способы Шартрской школы при определенных интеллектуальных обстоятельствах могут принимать актуальную форму (содержание) в современных педагогических науках.

Основное содержание исследования

Вопросы философии педагогических технологий, их метаморфоз в средневековом опыте социума проблематизируют предмет с позиции возможности его развития, значения, роли, имеющих значимость в эпохи, периоды, времена.

Затрагивая историю Шартрской Школы, отметим, что данный образовательно-педагогический центр XII века создал культуру своей педагогической политики в доминанте христианского вероучения. Стилистика идей, мыслей, мировоззренческих навыков обучающихся были направлены на формирование элитарно-классического уровня образования, который обеспечивался и талантом преподавателей, и программной обеспеченностью, и организаторскими способностями таких личностей как епископ Фульберт, братья Бернар и Тьерри Шартрские, Гильом из Конша. Служители церкви, одновременно – теологи, воспитатели Школы ставили перед воспитанниками общую цель: освоить классическую культуру античного времени в качестве базового этического, логико-продуктивного, философско-литературного компонента их образованности. Для этого обучающиеся детально изучали работы Платона, Аристотеля, обращая особое внимание на логику, стиль изложения, этику, философские, теологические положения, имеющие место в произведениях классиков. Подобная кропотливая работа воспитывала «ум и вкус» у тех, кто образовывался в Школе. С предшествующим наследием, по выражению Бернарда Шартрского: «Мы – словно карлики, сидящие на плечах гигантов. Мы видим больше вещей и вещи более удаленные по сравнению с тем, что видели древние, но не благодаря остроте нашего собственного зрения или нашему высокому росту, а потому что древние поднимают нас до своей огромной высоты». [4, с. 196]. Следуя такой установке, доказывается, что Средневековье – период оригинальной реализации классического гуманитарного знания прежних эпох.

О Бернарде Шартрском мы имеем представление благодаря произведению Иоанна Солсберийского «Металогикон» [там же, с. 196]. Лидеры школы подчеркивали, что формальная множественность знаний, оторванных от теологии и философии, не формируют у обучающихся духовных качеств, приводящих к значимости, успеху в общественной жизни. Знания масс, технологичны, потому что лишены нравственных (божественных) критериев, поэтому бесполезны, считал Бернард.

Обращая внимание на базовые обучающие теолого-философские программы, методы, общей стратегии педтехнологического мастерства Средневековья, нельзя говорить о том, что имели место научно-технологические способы, основанные на логико-математическом, научно-критериальном анализе. В средневековое время технологичность, концептуальность трактовались как возможность гуманитарного моделирования знаний в контексте единого теолого-мистического, метафизического миропонимания. Педагогическая культура Шартра базировалась на теолого-методологическом опыте и его идеологнческих основаниях. В данный наш исследовательский момент можно лишь реконструировать представления о специфике деятельности Школы, описывать, исследовать ее педтехнологии с позиции современного научных, образовательно-воспитательных стандартов, когда выделяются принципы, предмет, объект, методы общего феноменологического научно-профессионального «кластера», связанного с критериальной шкалой «знаний, умений, навыков». В педтехнологической культуре (и структуре) Средневековья есть общенаучная «элементность», заданная в технике теоцентрического образца, когда создавались адекватные этому способу программы педагогической деятельности, некоторые положения которых современны в профессиональном и научном педагогическом профиле.

В средневековый период педагогика как практика, искусство формировалась в среде наук о Боге, других специализированных наук. Какие науки формировали содержание единой христианско-теологической педтехнологичности? Фома Аквинский – один из ведущих представителей теологической культуры этого времени выделяет два типа наук: божественные (теология, философия, математика, геометрия) и те, которые основываются на божественных: грамматика, риторика, литература, теория перспективы, музыка, астрономия.

Теология – «Священное учение, – пишет ф. Аквинский, – имеет дело с единичными вещами не потому, что принципиально руководствуется ими, но либо потому, что через них являет примеры праведной жизни (подобно наукам моральным), либо потому, что таким образом устанавливает, через кого именно преподано нам то божественное откровение, которое лежит в основании священного писания или учения» [1, с. 5 – 6].

Грамматика как научно-дисциплинарная форма в средневековый период отличалась от современной, имея своим предметом искусство трактовать тексты божественного откровения (христианского вероучения). Анализ подобных текстов в практике Шартрской школы реализовывался главным методом – опорой на мнение авторитетной личности. Современные педагогические технологии также широко используют этот методологический прием.

Попутно отметим, что особенность педагогического искусства Античности в период Средневековья видоизменялась, приобретая новые контексты, характеристики, критерии, оценки. Основное его содержание, достижения были переосмыслены и приняты в виде завершенных образцов на этапе поздней схоластики. В это время характер преподавания в образовательном центре Шартра направлен на развитие интеллектуальной культуры воспитанников. Она была преимущественно связана с теолого-философским знанием о мире на основе множества примеров, заимствованных из классических литературных образцов предшествующих эпох, культуры логического мышления, правил искусства владеть речью (языком), развитой практики описания взаимодействия человека с Богом, социумом. Преподавание в Шартре было ориентировано на специальную социальную подготовку учащихся на основе базового «учебного материала», центральными в нем являлись диалоги Платона, работы Аристотеля, особенно «Логика». «М. Деви как-то заметил, что говорить о Шартрской школе – это продолжить разговор о Платоне». [2, с. 504 – 505]. «Наиболее читаемым в школе сочинением Платона был диалог «Тимей», в котором немало суждений о душе философа, особенно близких христианству и важных для понимания, в частности, библейского рассказа о сотворении мира в книге «Бытие». Это была первая попытка связать физику с теологией с помощью квадриума наук. Ее предпринял брат Бернара Тьерри Шартрский». [Там же, с. 504 – 505].

Остановимся на описании некоторых методологических традиций, которые существовали в Шартрской школе. Например, метод «изящной словесности» использовался для «воспитания вкуса и характера» учащихся [4, с. 197].В этой связиважно было учить искусству выражать единый смысл, единую логику божественного замысла, откровения, чтобы направлять, организовывать поведение большинства социального представительства. Высоко образованная личность, воспитанная в Школе, была ориентирована не только на работу с повседневными людьми, но и на научную, конфессиональную деятельность. Обучение в Шартре имело персонально выраженный, личностно ориентированный характер – воспитанников было немного, все они выделялись способностями, талантами – качествами, которые позволили им пройти строгий отбор в это учебное заведение, где образ жизни, программные принципы процесса обучения отвечали самым высоким аскетическим требованиям христианского миропонимания. Отметим, некоторые историки Средневековья читают, что эти особенности были связаны с формированием в Европе условий перехода от феодальных экономико-политических отношений к ранним формам капитализма, ориентациями на завершение процесса образования государств, когда устанавливались их постоянные границы, так как передел земельной собственности между христианскими центрами («братствами») к этому времени почти завершился. [4, 8, 7, 9].

В истории шартрского образовательного Центра выделим насколько основных периодов: ранний – становление Школы, классический и поздний, связанный с признанием образовательного уровня Центра в качестве элитарного. В классический период работы Школы выделяется личность Бернарда Шартрского, сторонника гуманизма в образовании, продолжателя традиций Квинтилиана. Марк Фабий Квинтилиан – выдающийся римский ритор, преподаватель красноречия, теоретик, реформатор литературного стиля; автор учебного пособия по теории ораторского искусства, которое сохранилось до наших дней. Современники называли его вторым Цицероном [11]. Отличало Бернарда от квинтилианцев то, что он тематическую структуру грамматики соединял с общими (не только теологическими) проблемами философии. «Из Цицирона, Макробия, Сенеки, Боэция Бернард Шартрский извлек немало философских понятий, применимых к грамматике. Усвоив из «58-го письма к Луцилию» Сенеки дефиницию платоновских идей, он стал платоником – сначала в логике, ибо учил, что ничто не является ни родом, ни видом вне идей, а потом и в грамматике, поскольку утверждал, что индивидам слишком не достает свойственного идеям постоянства, чтобы их можно было обозначить существительными….этот вопрос в XII веке привлек внимание нескольких философов, в том числе Абеляра. Нам известно решение, предложенное Бернардом. С его точки зрения все производные слова, прежде всего и главным образом обозначают то, что обозначает их корень, но в различных аспектах и в разной степени. Если принять что слова «белый» и «белит» образованы от слова «белизна», то нужно признать, что их основной смысл обозначает субстанцию «белизна», к которой они причастны, модифицированную акциденцией, произведенной глаголом в случае «белит» и прилагательным в случае «белый». Вывод: «Отношение исходного слова к его производным уподобляется, по мнению Бернарда, отношению платоновской идеи к ее участию в акциденциях».[4, с. 197]. В конце XII века в шартрском образовательном учреждении литературно-образная метафизика, выраженная в стилистике текстов, сменилась на «формальную метафизику» или логику, выраженную чаще всего грамматической компонентой языка, когнитивно-лингвистической культурой. Эта перемена отразилась на содержании педагогических приемов, технологиях Шартра. Характер стиля описания получил дополнительную функциональность логикой непротиворечивого совмещения того, что, упорядочивает, придает стилю, описанию анализ аргументированной «упругости», формируя общую интеллектуальную (содержательную) культуру трактовки [библейских сюжетов и текстов].

Позже в процессе преподавания Школы функция «воспитания вкуса» у учащихся утратила острую актуальность, потому что базовые положения средневековой идеологии стали распадаться. Поэтому поменялись и методы преподавания. Метод логического анализа стал доминантным, это повлияло на появление в практике обучения логико-доказательных схем существования Бога, например, у Аквината, или, скажем, жесткой «критике» П. Абеляра. (Критичность сложившейся форме теологической культуры, практики также присутствовала в деятельности Шартра, но в завуалированной форме преподавания с опорой на образцы античной культуры.) В поздний период деятельности Школы ставилась главная задача – «изучение грамматики, рассматриваемой как раздел логики. …подобное развитие породило новую науку – философию грамматики, которую в XIV столетии назовут «спекулятивной грамматикой («grammatika speculativa»)». [4, с. 197]. Позже Иоанн Солсберийский назовет Бернарда «самым щедрым источником словесности», а в дальнейшем станет характеризовать его как «самого совершенного платоника» своего времени. [Там же, с. 198].Какие еще использовались элементы технологий педагогического искусства в период схоластики? Например,ученик П. Абеляра, Иоанн Солсберийский, занимаясь проблемами логики, применял «метод непредвзятого рассмотрения» при анализе противоречивых мнений, связанных с рассуждениями о материальных условиях трактовки проблемы универсалий (идей) («dubitabilia sapienty»), чтобы корректировать и «переводить» повседневные мнения в ранг научных суждений на основе «здравого смысла».

Выделим главную характеристику педагогики Шартрской школы: средневековый «неоплатонизм», представленный в форме метафизики (универсализма) теологических модусов, смыслов, концептов как замыслов, идей Бога, принятых в контексте философского наследия античной классики. Педагогический рационализм этого времени имел вид особой логико-теологической культуры, проявляющейся в искусстве воспитания, обучения анализировать тексты античных мыслителей. И напротив – теологические идеи приобретали новизну, когда трактовались на основе генеральных идей Платона, неоплатоников, Аристотеля.

Выводы

1. В эпоху Средневековья теолого-метафизические условия формирования педтехнологического опыта не позволяли соединить в целостную структуру теоретическую и практическую области общей педагогической культуры, что удалось сделать Шартрскому образовательному центру. 2. Специфика взаимосвязи теолого-метафизических, социальных, культурологических, исторических и иных условий схоластического периода способствовали формированию уникальных характеристик, различных способов педагогической деятельности Шартрской школы. 3. В современный период некоторый педагогический опыт данного учебного заведения может быть органично использован, в этом случае он определится как особое содержание в общей структуре педагогической теории и практики, общекультурной педагогической политики социума.

Библиография
1.
Аквинский Ф. Сумма теологии. – Москва – Киев: Элькор-МК, 2002. 5510 с.
2.
Антисери Д., Реале Д. Западная философия от истоков до наших дней. Античность. Средневековье. СПб.: Пневма, 2001. 604 с.
3.
Аристотель. О душе/Политика. Метафизика. Аналитика. – М.: Эксмо, С-Пб.: Мидгард, 2008. 544 с.
4.
Жильсон Э. Философия в средние века. От истоков патристики до конца XIV века. М.: Республика, 2004. 678 с.
5.
Платон. Аристотель. Пайдейя: восхождение к доблести. Москва: УРАО, 2002. 476 c.
6.
Платон. Федон. Пир. Федр. Парменид. Москва: Мысль, 1999. 528 с.
7.
A Companion to philosophy in the Middele Ages. Walley– Blackwell. 2002. 764 p.
8.
Jorge. E. Gracia, Timoty B. Noone. The School of Chartres. Wiley – Blackwell. 2016. 244 p.
9.
Jorge. E. Gracia,, Gregory M. Reichberg, Bernard N. Schuaacher. The Classic's of Western Philosophy : A Reade's Guide. Wiley – Blackwell. 2016. 634 p.
10.
Knowledge Base for the Beginning Teacher/ Edited by Maynard C. Reynolds. – AACTE, 1990. p. 279.
11.
Rogers C. Freedom to learn for the 80's. – N.Y.; Toronto, Sydney, 1983. p. 315.
12.
http://www.wisdoms.ru/avt/b107.html
References (transliterated)
1.
Akvinskii F. Summa teologii. – Moskva – Kiev: El'kor-MK, 2002. 5510 s.
2.
Antiseri D., Reale D. Zapadnaya filosofiya ot istokov do nashikh dnei. Antichnost'. Srednevekov'e. SPb.: Pnevma, 2001. 604 s.
3.
Aristotel'. O dushe/Politika. Metafizika. Analitika. – M.: Eksmo, S-Pb.: Midgard, 2008. 544 s.
4.
Zhil'son E. Filosofiya v srednie veka. Ot istokov patristiki do kontsa XIV veka. M.: Respublika, 2004. 678 s.
5.
Platon. Aristotel'. Paideiya: voskhozhdenie k doblesti. Moskva: URAO, 2002. 476 c.
6.
Platon. Fedon. Pir. Fedr. Parmenid. Moskva: Mysl', 1999. 528 s.
7.
A Companion to philosophy in the Middele Ages. Walley– Blackwell. 2002. 764 p.
8.
Jorge. E. Gracia, Timoty B. Noone. The School of Chartres. Wiley – Blackwell. 2016. 244 p.
9.
Jorge. E. Gracia,, Gregory M. Reichberg, Bernard N. Schuaacher. The Classic's of Western Philosophy : A Reade's Guide. Wiley – Blackwell. 2016. 634 p.
10.
Knowledge Base for the Beginning Teacher/ Edited by Maynard C. Reynolds. – AACTE, 1990. p. 279.
11.
Rogers C. Freedom to learn for the 80's. – N.Y.; Toronto, Sydney, 1983. p. 315.
12.
http://www.wisdoms.ru/avt/b107.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"