по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Индивидуализация человека в информационной социализации
Грязнова Елена Владимировна

доктор философских наук

заведующий кафедрой философии и теологии, профессор

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1

Gryaznova Elena Vladimirovna

Doctor of Philosophy

Professor, the department of Philosophy and Theology, Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University

603005, Russia, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 1

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Афанасьев Сергей Владимирович

врач психиатр-нарколог, Государственное автономное учреждение здравоохранения "Республиканский наркологический диспансер" Министерства здравоохранения Республики Татарстан, аспирант кафедры философии и теологии Мининского университета (Нижегородский педагогический университет им. К. Минина)

420082, Россия, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Сеченова, 6

Afanas'ev Sergei Vladimirovich

 Post-graduate student, the department of Philosophy and Theology, Kozma Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University 

420082, Russia, the Republic of Tatarstan, Kazan, Sechenova Street 6

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В условиях информационного общества социальный опыт уже не может передаваться только традиционными методами. Современный человек вынужден с раннего возраста погружаться в информационное взаимодействие, происходящее в поле информационной реальности, создаваемой современными информационными технологиями. Таким образом, второй период социализации личности – индивидуализация, являющаяся наиболее активным этапом образования и воспитания человека проходит в большей степени под управлением не реальных социальных субъектов, а информационных квазисубъектов. В статье рассматриваются возможные негативные последствия подобной индивидуализации. В основе изучения индивидуализации как этапа традиционной и информационной социализации личности используется субъектно-субъектный подход. В работе использовались методы анализа и обобщения. Основными выводами проведенного исследования является обоснование того, что индивидуализация в информационной социализации личности имеет как положительные, так и отрицательные последствия. Наиболее опасными оказываются: возможность формирования усредненной, универсальной личности, лишенной принадлежности к национальной культуре. Причина не только в переносе социализации в информационную реальность, а в передаче функций управления этим процессом информационным квазисубъектам.

Ключевые слова: информационное взаимодействие, социализация, Интернет-зависимость, информационная реальность, информационная социализация, информационный квазисубъект, индивидуализация, субъект-субъектный подход, образование, воспитание

DOI:

10.7256/2409-8728.2017.1.20968

Дата направления в редакцию:

05-01-2017


Дата рецензирования:

28-12-2016


Дата публикации:

09-02-2017


Abstract.

In the information society, social experience cannot be transmitted only by traditional methods. Modern man is forced from an early age to take in information interaction occurring in the field of information reality created by modern information technology. Thus, the second period of socialization – individualization, which is the most active stage of education and upbringing of a person is largely not under the control of real social actors and information quasisurjectivity. The article discusses the possible negative consequences of this individualization. The study of individualization as traditional stage and information of socialization used subject-to-subject approach. The paper used methods of analysis and synthesis. The main findings of the study is justification of the fact that individualization in the information of socialization has both positive and negative consequences. The most dangerous are: the possibility of forming the average, the universal identity, devoid of belonging to a national culture. The reason is not only the transfer of information socialization in reality, the transfer functions of the management of this process information quasispherical.

Keywords:

communication, socialization, Internet addiction, information reality, information socialization, information quasisubject, the subject-subject approach, individualization, education, upbringing

Индивидуализацию мы рассматриваем как этап социализации личности. В информационном обществе к традиционным способам социализации добавляются новые ее формы, когда передача и усвоение социального опыта происходят в информационной реальности, создаваемой современными информационными технологиями. Формируется новый тип культуры – информационной, где информационная социализация оказывается основным ее механизмом. Поэтому сначала рассмотрим основные методологические аспекты изучения социализации личности в целом.

Сегодня существует достаточно много различных научных концепций и подходов раскрывающих феномен социализации личности. Каждая концепция формирует определенный взгляд, как на природу, так и на механизмы этого процесса. Этот феномен изучается психологией, социологией, педагогикой, социальной философией и другими социально-гуманитарными науками.

В социально-гуманитарном знании при исследовании процесса социализации в основном используется субъект-субъектный и субъект-объектный подходы. В субъект-объектном подходе активностью субъекта наделяется не личность, а общество. При этом личности отводится роль пассивного объекта, который вынужден подстраиваться под социум, адаптироваться к его реалиям. Например, Э. Дюркгейм, полагал, что в процессе социализации активное начало принадлежит обществу как субъекту социализации [1]. В субъект-субъектном подходе активным считаются оба субъекта: и личность, и общество. Субъект-субъектный подход к социализации личности активно разрабатывался в российской науке. Так, Г.М. Андреева акцентирует внимание на том, что при социализации индивид усваивает социальный опыт и при этом активно воспроизводит систему социальных связей в процессе деятельности [2]. В данном подходе акцент сделан именно на том, что социализация это двуединый процесс – передачи и усвоения социального опыта на основе субъект-субъектных отношений. Аналогичный подход можно видеть и в работах С. С. Батенина: «Социализация — это процесс не однонаправленного воздействия общества на индивида, а взаимодействие их как двух структурных элементов человеческой родовой природы» [3, C. 36-37]. В рамках субъект-субъектного подхода разрабатывали свои концепции большинство отечественных философов, психологов, педагогов, социологов (Б.Д. Парыгин, Д.И. Фельдштейн, Л.П. Буева, М.С. Каган и др.).

Важным в методологии изучения социализации является выделение этапов или периодов в становлении личности. Наиболее часто в исследованиях используется концепция П. Бергера и Т. Лукмана, где выделяются две основные формы социализации – первичная и вторичная. Решающее значение для судьбы индивида и общества имеет первичная социализация, происходящая в семье и в кругу близких людей. Другой вид социализации обеспечивают многочисленные социальные институты, в том числе школа и образование [4]. Такой подход чаще используется в социологии и педагогике. В психологии, при разработке концепций социализации личности, акценты смещаются в сторону развития личностных качеств человека. Например, Ж. Пиаже, в основе социализации рассматривает когнитивное развитие личности. В частности, ученый считает, что когнитивные структуры индивида не только развиваются, но и перестраиваются в зависимости от социального опыта и социального взаимодействия [5]. Что касается этапов социализации, то согласно концепции Ж. Пиаже существует четыре основных стадии: сенсомоторная стадия (от 0 до 2-х лет); предоперациональная стадия (от 2-х до 7-ми лет - обучение способности различения символы и их значения); стадия конкретных операций (от 7-ми до 11 -ти лет - обучение способности совершать мыслительные операции); стадия формальных операций (от 12-ти до 15-ти лет - обучение абстрактному и логическому мышлению). После пятнадцатилетия, по мнению ученого, человек совершенствует полученные умения и навыки.

Как и в работах зарубежных ученых, в отечественных публикациях авторы отмечают, что социализация может быть не только управляемым процессом, но и стихийным. Так, А.В. Мудрик, разрабатывая концепцию социализации личности, выделяет: стихийную социализацию, которая может проходить в течение всей жизни личности как стихийное взаимодействие ее с обществом; относительно направляемую социализацию, которая проходит под воздействием государства и общественных организаций и относительно социально-контролируемую социализацию, когда воспитание происходит целенаправленно по программам социальных субъектов, в качестве которых могут выступать те или иные организации [6].

Деление социализации на этапы может проводиться и по иным принципам, например, она представляется как интегральный трехуровневый процесс, являющийся важнейшим механизмом педагогической деятельности: идентификация (становление Человека); индивидуализация (становление Индивидуальности); персонификация (становление Личности) [7]. Таким образом, можно видеть, что социализация предстаёт в виде сложного процесса взаимосвязанных и взаимозависимых ступеней, каждая из которых характеризуется своим качественным состоянием в развитии человека. В данном исследовании мы будем использовать именно этот подход.

В самом общем виде социализацию можно представить как процесс усвоения индивидом определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества. Причем, основными механизмами социализации выступают образование, обучение и воспитание, которые имеют место на всех уровнях социализации, различаясь качественно в зависимости от массы факторов: индивидуальных и возрастных особенностей личности, условий, среды, социальных институтов, общественной системы и т.д. В данной статье приведем основные положения, касающиеся определения индивидуализации в системе социализации личности.

Индивидуализация - это второй этап социализации, реализующийся в виде спецификации человека и превращения его в индивидуальность, в своеобразного человека, отличающегося от других людей. Осуществляется индивидуализация при максимальной активности самого человека, поэтому к развитию добавляется саморазвитие в трех его педагогических функциях: самообразование, самобучение и самовоспитание. В ходе этих трех процессов человек обретает специфические знания, умения и установки, преодолевая социально-психологические формы общественного уподобления: мода, реклама, заражение, суггестия, внушение, подражание, конформизм и т.п. На этом пути человека подстерегают две опасности: стать конформистом и стать нонконформистом. И уподобление другим и негативизм – отрицательные явления, затрудняющие жизнь человека. Эти две крайности (конформизм и нонконформизм) преодолеваются на третьем этапе социализации – персонализации, когда индивидуальность становится личностью.

Если в процессе идентификации ребенок неосознанно подражает тем, кто его окружает [8], то индивидуализация требует от него не механического повторения, а творческого преобразования получаемой информации, когда избирательно осваивается весь социальный опыт предшествующих поколений. Возрастные границы данного этапа определить четко невозможно в силу индивидуальных различий каждого человека. Принципиальное отличие от этапа идентификации и заключается в том, что развитие индивидуальности начинается тогда, когда индивид становится способен не только образовываться, обучаться и воспитываться под управлением и контролем социальных субъектов, но и самостоятельно.

В условиях информационного общества индивидуализация проходит не только в системе традиционных социальных отношений и взаимодействий, но и в информационной реальности, формируется новый вид культуры – информационной [27]. Информационная реальность меняет специфику всего процесса социализации. В своих работах для обозначения нового вида социализации мы использовали понятие информационной социализации личности [7-10, 15]. Приведем основные результаты разработки данного понятия, полученные нами ранее, и соотнесем их с концепциями других авторов.

Информационную социализацию мы понимаем как механизм передачи и усвоения социального опыта в условиях информационной реальности, создаваемой информационными технологиями информационного общества. Дело в том, что в эпоху развития информационных технологий в жизнь человека входят не только компьютеры, но и всевозможные технические средства, позволяющие быстро и оперативно обмениваться информацией, т.е. вступать в информационное взаимодействие. Специфической чертой такой социализации и является это взаимодействие, когда имеет место информационный способ существования всех элементов субъект-субъектных и субъект-объектных отношений: субъекта, объекта, средств, условий, и т.п. В результате человек развивается и живет в новом для него виде реальности – информационной. Причем, информационной реальности, создаваемой не книгами или иными пассивными источниками информации, а с помощью более высоких технологий – интерактивных. Отличительной особенностью такого информационного взаимодействия от других видов информационного взаимодействия оказывается наличие в его составе интерактивных информационных квазисубъектов, способных обладать различной степенью субъектности и исполнять роль социального субъекта.

В отличие от нашего подхода в других работах, посвященных исследованию информационной социализации, авторы не выделяют подобной специфики. Например, В. О. Ивушкина, исследуя социализацию молодежи в условиях информационного общества, считает, что:«К основным социокультурным изменениям, связанным со становлением информационного общества, по нашему мнению, относятся: дезинтеграция личного социального пространства при интеграции человеческого сообщества «всемирной паутиной»; преобладание индивидуализации; рост прагматических и утилитарных ценностей; институциональная неопределенность многих структур, претерпевающих изменения» [11, C. 168]. Перечисляются последствия информационной социализации, но остается неясной их причина. Аналогичный подход можно видеть в большинстве работ, когда речь идет о сетевых сообществах, информационных технологиях и т.п. как о причинах проблем современной молодежи [12,13,21,22,24].

Информационную социализацию ученые называют по-разному (цифровой, электронной, сетевой и др.). Достаточно интересной разработкой является теория киберсоциализации, изложенная в работах В. Плешакова. Так, социализацию личности в киберпространстве он представляет: «… как процесс качественных изменений структуры самосознания личности и потребностно-мотивационной сферы индивидуума, происходящий под влиянием и в результате использования человеком современных информационно-коммуникационных, цифровых и компьютерных технологий в контексте усвоения и воспроизводства им культуры в рамках персональной жизнедеятельности» [14]. Данное определение дается с позиции психолого-педагогического подхода. Оно уточняет более общее определение социализации личности, приводимое нами выше. Модель киберсоциализации автор представляет как: «… единство четырех ипостасей человека:

1. как объекта киберсоциализации (влияние киберпространства на жизнедеятельность),

2. как субъекта киберсоциализации (удовлетворение потребностей в киберпространстве),

3. как жертвы киберсоциализации (негативные последствия),

4. как жертвы неблагоприятных условий киберсоциализации (опасности киберпространства и их источники)» [14]. Данная модель раскрывает и охватывает не все этапы и элементы социализации личности, т.к. делает акцент именно на психологических особенностях взаимодействия социального субъекта с киберпространством. В представленной модели сложно выделить индивидуализацию как особый этап социализации личности.

Конечно, авторы совершенно правы, определяя негативные последствия информационной социализации как актуальнейшую на сегодня проблему. Но, на наш взгляд, перспективней было бы изучать причины негативных последствий информационной социализации личности, основываясь на понимании того, что не информационные технологии, не информационная среда как таковые оказывают влияние на психику человека, а сам человек - реальный субъект наносит себе вред с помощью созданных им же информационных квазисубъектов. При этом информационная реальность или как она трактуется в других работах «киберпространство» уже становится способной порождать квазисубъекты самостоятельно, что делает социализацию личности неконтролируемой со стороны субъекта социализации: человека, социальных институтов, общества и т.п.

Анализируя индивидуализацию в условиях информационной реальности как этап социализации личности, мы будем исходить из положения о том, что основными механизмами педагогической деятельности здесь выступают образование, обучение и воспитание как социальные институты, о чем говорилось выше.

Традиционно образовательный процесс основывался на непосредственной форме социального взаимодействия, где в качестве субъектов выступали учитель и ученик. Сегодня средства педагогической деятельности пополнились информационными технологиями различного уровня сложности и возможностей: от простых диалоговых программ, интерфейс которых организован простейшими устройствами ввода-вывода, до систем «виртуальной реальности», реализующих максимальное погружение сознания в реальность, созданную компьютером. Смена технологии образования меняет всю образовательную систему: меняются и цели, и содержание, и способы достижения поставленных целей, и время их достижения. Собственно, основой трансформации образования оказывается возрастание в нем удельного веса информационного взаимодействия [15].

Нельзя не отметить тот факт, что информационная реальность позволяет реализовать такую цель новой системы образования, как формирование широко образованной всесторонне развитой личности, обладающей возможностью осуществлять непрерывный процесс самообразования для быстрой и эффективной адаптации к стремительно меняющимся социальным условиям. Так, А. Лазло, президент Международного общества системных наук, считает, что «… новые стандарты образования должны раскрывать потенциал студента, т.е. быть действительно от латинского «educare», что значит выявлять, а не наполнять» [16]. Многие ученые приходят к мнению о том, что образование должно быть таким, чтобы позволяло готовить специалистов, способных выжить в условиях информационного или «цифрового» взаимодействия [17].

Мы полагаем, что все перечисленные достоинства информационных технологий будут иметь место лишь в том случае, если они используются в качестве посредника или средства в педагогических технологиях. Это позволяет не исключать положительные моменты традиционной системы образования, а грамотно сочетать их в информационном образовании. Однако до сих пор исследователи мало обращают внимание на существование информационных квазисубъектов, которые могут выступать в роли субъектов социализации личности. Этот аспект и может оказаться основной причиной утраты положительного опыта традиционного образования. Более того, информационные технологии, выступая в качестве любого элемента информационной реальности (среды, условий и др.), амбивалентны, т.е. и положительны, и отрицательны. Рассмотрим наиболее важные негативные стороны образования, обучения и воспитания при информационной социализации личности.

В период индустриализации традиционное образование, став массовым, усилило существовавшие недостатки системы образования и приобрело ряд других: педагог - хозяин знания, и качество образования полностью зависит от уровня его подготовки; процесс межличностного общения в традиционном массовом образовании оказывается однонаправленным, т.к. ограничивается возможность обратной связи; образование лишается гибкости; узкая направленность образования.

Эти недостатки преодолеваются в новой системе образования, основанной на информационных технологиях. Но при этом процесс индивидуализации в большей степени проходит в информационной реальности, где управление умственным развитием детей передается информационным квазисубъектам. Вспомним Ж. Пиаже: «… когнитивные структуры … перестраиваются в зависимости от социального опыта и социального взаимодействия». Именно в смене субъектов социализации кроется причина, приводящая к психическим расстройствам (безумию, шизофрении), о которых писали педагоги и ученые еще в конце 20-го - начале 21 века [18-21]. Не менее опасной является чрезмерная специализация познавательных интересов – восприятия, мышления, памяти, а также мотивации, на которую обращает внимание С.В. Егерев [21]. Следует согласиться с автором в том, что упрощение решения задач при использовании компьютера снижает гибкость перечисленных качеств личности, т.е. человек, привыкая действовать только по заданному алгоритму, сам становится чем-то сродни машине. Как видно, и в этом случае, повышение эффективности педагогического процесса имеет свою негативную сторону – информационные квазисубъекты, взаимодействуя с человеком, способны формировать не человеческую личность, а ее симуляцию. Информационная среда навязывает свой стиль общения, свой язык коммуникации. Индивиду предлагается не то, что надо ему в конкретном случае, а то, что имеется в информационной среде. Получается, что стремление придать образовательной системе гибкость в одном аспекте, в другом - лишает ее этой гибкости.

Частичная или полная замена межличностного взаимодействия в образовательном процессе на взаимодействие с информационными квазисубъектами несет серьезную угрозу повышения социальной отчужденности индивида со всеми вытекающими последствиями. Можно сопоставить мнения ученых с разницей в 20 лет. А.И. Ракитов в 1996 году писал, что дети, вырастающие в тесном общении с компьютером, имеют особое представление о жизни и смерти, иначе организуют свое время, свой внутренний мир, развивают свои интеллектуальные способности не просто быстрее и разностороннее, но в ином социально-временном измерении [21, C. 236]. В 2014 году А.А. Антоненко в своем диссертационном исследовании пишет уже о более серьезной проблеме современной молодежи – Интернет-зависимости: «Подросткам с интернет-зависимым поведением по сравнению с подростками, характеризующимися здоровым использованием сети Интернет в большей степени свойственны следующие черты характера: эмоциональная неустойчивость, фрустрированность, высокая возбудимость, низкий самоконтроль (p < 0,05), тогда как здоровые интернет-пользователи более экстравертированы и общительны (p < 0,05)» [22, C. 17]. Отсюда видно, что действительно, имеет место деформация психики у подростков, когда механизмы традиционной социализации вытесняются механизмами информационной социализации.

Таким образом, стремление с помощью новых технологий образования вернуть педагогической деятельности интерактивность, оборачивается не развитием коммуникативных навыков, не возврату к диалогу учитель – ученик, а, скорее, наоборот – еще более отдаляет друг от друга субъектов педагогической деятельности.

Цель индивидуализации заключается в том, чтобы «пробудить» в человеке его самость, т.е. то, что свойственно индивиду не просто как единичному представителю человеческого общества, а как такому члену этого общества, который занимает в нем свое место. Общаясь же посредством компьютерных сетей, ученики в процессе получения образования как раз и могут потерять свои индивидуальные качества, которые отфильтровываются информационной реальностью. Возникает как бы парадокс: с одной стороны, в информационной реальности есть возможность учитывать индивидуальные особенности обучаемых, а с другой – индивидуальность может затеряться, раствориться среди информационных квазисубъектов. Однако индивидуальность человека формируется не только через образование и обучение. Большую роль в этом процессе играет воспитание.

Воспитание – это, прежде всего, длительный процесс формирования установок, ценностных ориентаций, убеждений человека. В качестве субъекта воспитания выступает реальный субъект, а в качестве среды воспитания – реальный социум. В связи с этим возникает ряд вопросов: какие нормы, ценности, установки существуют в киберпространстве и сходны ли они с таковыми в реальном обществе, способен ли выполнять функцию воспитания информационный квазисубъект, какие изменения в структуре личности может вызвать воспитание, перенесенное в информационную реальность?

Специфика киберпространства заключается в том, что в нем создается новый вид социального взаимодействия – сетевые сообщества, обладающие рядом специфических свойств. Именно в этом квазисоциуме предстоит социализироваться подрастающему поколению. Принципиально новым по сравнению с реальным социумом в этом случае оказывается усвоение моделей поведения и правил сетевой навигации, норм, ценностей и установок конкретного виртуального сетевого сообщества, правил осуществления интеракций в рамках социальной системы киберпространства в целом.

Как известно, поведение человека определяется его мотивацией. Воспитание и формирует готовность человека действовать определенным образом. Основная побудительная сила к деятельности на этапе индивидуализации – это познавательный мотив, который и закладывает основы для удовлетворения потребностей в образовании, обучении и воспитании. В период индивидуализации учебная деятельность в качестве среды использует и другие виды деятельности. Наиболее распространенными оказываются игра и коммуникация. Современные исследователи пишут о том, что последствия переноса социализации в информационное пространство сегодня приводят к смещению познавательной мотивации у детей в сторону игры и интернет-общения, превращаясь в различные формы Интернет-зависимости [11,12,13,22,26].

Таким образом, получается, что изначальная мотивация познания, порождает другие мотивы, как позитивные, так и негативные, например, самовыражение, самоутверждение, сотрудничество, общение, корысть, месть, желание власти и т.п. Это объясняется тем, что влияние информационной реальности на личность связано не столько с опытом подобного взаимодействия, сколько с характером осознания личных целей, которые могут быть удовлетворены в информационном взаимодействии. Получается, что образовательный процесс все глубже погружается в информационную реальность, в результате чего молодой человек вынужденный большую часть времени проводить именно в нем, а не в традиционных формах социального взаимодействия, обречен на смену своих ценностных установок. Вероятно, поэтому все чаще в исследованиях можно видеть следующие факты: «Интернет становится пространством эскалации радикализма в политике, чему в большей степени подвержена молодежь. … Молодежь, будучи активной частью общества, подвергается влиянию деструктивных факторов политического риска - радикальных политических сообществ, террористических структур. Особое направление, активно представленное на карте радикальных движений, - националистические организации, успех которых определяется экономическими проблемами и неэффективной миграционной политикой. Виртуализация жизненного мира современной молодежи способна усиливать распространение радикальных дискурсов современности. Интернет-форумы, сайты становятся проводниками радикальной информации, интегрируя на первом этапе в свои сетевые сообщества, а затем инициируя активный радикализм в реальной политике. Оперативность информирования через Интернет существенно повышает риск терактов, радикальные флеш-мобы способны стать существенным фактором политики» [23, C. 151].

Зарубежные исследователи доказывают, что дети, которые активно используют Интернет, чаще подвергаются негативному влиянию асоциальных воздействий в виде сообщений и изображений сексуального характера, аморальных поступков, травли и т.п. [24] Получается, что в информационной реальности существуют не только положительные, но и отрицательные ценностные установки, которые генерируются и насаждаются подрастающему поколению безличным информационным квазисубъектом.

Здесь есть еще один аспект. Как известно, ценностные установки формируются у людей в процессе межличностного общения, именно при традиционной социализации личности. Здесь важно и то, что передается, и как это происходит. Например, в России – это устное народное творчество: сказки, басни, песни, былины, народные праздники и обряды, берущие свои традиции еще с языческих времен. Передача такого опыта происходит как через непосредственное общение между поколениями, так и опосредованно (книги, например). С развитием информационной коммуникации национальный фольклор, конечно же, претерпевает изменения. Следовательно, попав в среду информационной реальности, ребенок с раннего возраста начинает испытывать на себе воздействие инородной культуры, не свойственной ему от рождения. Способен ли он будет сопротивляться этому воздействию или оно одержит вверх? Как сохранить традиции и одновременно создать условия для адаптации маленького человека в современном мире, где в основе жизнедеятельности информационное взаимодействие? Стоит ли вообще сохранять эти самые традиции или надо отказываться от них, как от оков, которые довлеют над человеком, ввергая его в перманентное состояние, постоянный стресс из-за боязни нарушить те или иные неписанные законы общества?

Воспитание в информационной реальности, будучи вненациональным и внементальным процессом, способно развивать в человеке космополитические качества. Информационное взаимодействие, как никакой другой вид социального взаимодействия, способствует глобализации сознания человека, форм его жизни и деятельности. Происходит объективный процесс универсализации его бытия, наполнения его об­щечеловеческим содержанием. Ребенку все равно чему учиться, у кого учиться и какую убежденность усваивать. Лишая человека национальной почвы, мы лишаем его и корней, питающих всю его жизнь. Это - язык, обряды, традиции, верования. Разрушая народную основу, мы разрушаем не просто менталитет, а сам народ. Рождается усредненный (одномерный) человек. Но могут ли быть усредненные личности? Вероятно, нет, т.к. альтернатива ему исчезает. Выравнивая мир человеческих отношений, мы невольно продвигаемся к пропасти, т.к. лишаемся источника саморазвития.

Одна из немаловажных задач воспитания – развитие коммуникативных навыков. Исследователи отмечают, что процесс общения в информационной среде является безсубъектным, безличным, анонимным [25]. Важной особенностью подобного общения в подростковой среде оказывается тот факт, что в отношении квазисубъекта в информационном взаимодействии становится необязательным соблюдение норм и этики реального общения. Информационные квазисубъекты превращают человеческое общение в стандартизированные приемы «обезличенных» ценностных ориентаций, в набор рациональных клише, разрушая мир человеческой культуры. Более того, существует и определенная тяга самих детей к замене реального общения. Это обусловлено, прежде всего, отсутствием рефлексии собственного поведения: никто не узнает о плохом поступке, а невидимость пагубных результатов позволяет и самому ребенку поверить в то, что его поведение никому не причиняет вреда. Вероятно, подобная вседозволенность и приводит к зависимости от Интернет-общения.

В заключение хочется отметить, что сегодня наметились позитивные сдвиги со стороны государства в плане создания полезных и защищенных ресурсов для детей и подростков, как в Европе, так и в России: Новая стратегия развития лучшего Интернета для детей (Digital Agenda: ― Best children's online content), Европейская сеть Центров безопасного Интернета INSAFE/INHOPE. Следует отметить и проводимые в этом плане конкрсы: конкурс ― Best content for kids; Всероссийские конкурсы «Моя безопасная сеть» и «Позитивный контент». Все больше появляется диссертационных исследований, направленных на разработку мероприятий по защите детей от негативного воздействия информационной реальности [22,26].

Таким образом, проведенное исследование показало, что информационная реальность оказывает амбивалентное воздействие на индивидуализацию развивающейся личности. С одной стороны, она предоставляет возможность для индивидуального развития человека, но вместе с тем лишает его индивидуальности за счет шаблонного машинного видения мира, унифицированных форм коммуникации. Информационное взаимодействие открывает возможность для распространения новых способов познания, но вместе с тем угрожает и пагубным влиянием на сознание и психику человека. Образование в информационной реальности позволяет ускорить и уплотнить время социализации, но при этом подвергает опасности активирования негативных проявлений в поведении человека. Система ценностей в информационной реальности может отличаться от ценностей реального социума не всегда в лучшую сторону. Индивидуализация, проходящая под воздействием информационных квазисубъектов, может приводить к формированию мнимых качеств личности, которые в реальной жизни оказываются неактуальными. Вместо развития индивидуальных качеств человека информационные квазисубъекты, информационные объекты и другие элементы информационной социализации провоцируют формирование усредненной, безликой персоны, страдающей психическими расстройствами и без принадлежности к национальной культуре.

Необходимо усилить меры по ограничению управляемости социализацией личности со стороны квазисубъектов информационной реальности. Субъектам социализации всех уровней (личность, социальный институт, общество и др.) необходимо знать не только о том, как эффективно использовать информационную реальность при передаче социального опыта, но и о том, что она способна формировать личность, что она не является нейтральным в педагогическом процессе.

Библиография
1.
Американская социологическая мысль: Тексты / Под В.И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994. 496 с.
2.
Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для высших учебных заведений / Г.М. Андреева. 5-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2003. 364 с.
3.
Батенин С.С. Человек в его истории / С.С. Батенин. Л.: ЛГУ, 1976. 296 с.
4.
Berger P.L., Luckmann T. The Social Construction of Reality. A Treatise on sociology of Knowledge. 1966. 323 с.
5.
Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка / Ж. Пиаже. СПб: СОЮЗ, 1997. 250 с.
6.
Мудрик А.В. Социальная педагогика / А.В. Мудрик. М., 2007. 224 с.
7.
Грязнова Е.В. Прикладные проблемы философии: научно-педагогический опыт: Монография / Е.В. Грязнова, Л.А. Зеленов-Гжель: ГГУ, 2015. 164 с.
8.
Грязнова Е.В. Идентификация человека в информационной реальности/ Е.В. Грязнова // Психология и психотехника. 2013. № 4(55). С. 371-379.
9.
Грязнова Е.В. Информационная реальность и социум / Е.В. Грязнова. Н. Новгород: ННГАСУ, 2010. 203 с.
10.
Грязнова Е.В. Информационная социализация личности / Е.В. Грязнова // Социология власти. 2010. № 1. С. 18-25.
11.
Ивушкина О.В. Социализация молодежи в условиях информационного общества / О.В. Ивушкина // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 2. С. 164-170.
12.
Марченкова Н.Г. Интернет-социализация молодежи: анализ взаимосвязи с интернет-зависимостью // Среднее профессиональное образование. 2010. № 4. С. 55-56.
13.
Плешаков В.А. Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens’а до Homo Cyberus’а. М.: Прометей, 2012. 303 с. [Электронный ресурс] http://bookz.ru/authors/vladimir-ple6akov/kibersoc_143/page-3-kibersoc_143.html
14.
Грязнова Е.В. Информационное взаимодействие в образовании: прогресс или регресс? // Философия и культура. 2012. № 7. С. 123-129.
15.
Лазло А. Рассуждения о будущем образования. http://futureruss.ru/young-generation/education/future of education.html. Дата обращения 20.03.2015 г.
16.
Ларионова А.А. Проблемы подготовки бакалавров менеджмента // Российские регионы: взгляд в будущее / А.А. Ларионова. 2014. № 1. С. 70-84.
17.
Воронов А.И. Обзор материалов симпозиума, не вошедших в сборник / А.И. Воронов // ВР как феномен науки, техники и культуры. Матер. перв. всеросс. симп. по философским проблемам виртуальной реальности. СПб., 1996. 155 с.
18.
Громыко Н.В. Интернет и постмодернизм – их значение для современного образования / Н.В. Громыко // Вопросы философии. 2002. № 2. С. 173-185.
19.
Егерев С.В. Компьютеры в образовании: пределы возможного / С.В. Егерев // Информационные технологии и образование. М., 1996. С. 105-110.
20.
Ракитов А.И. Философия компьютерной революции / А.И. Ракитов. М., 1991. 287 с.
21.
Антоненко А.А. Интернет-зависимость подростков от компьютерных игр и онлайн-общения: клинико-психологические особенности и профилактика: автореф. ... канд. психол. наук. М., 2014. 19 с.
22.
Данилов С. А. Риски и потенциал интернет-социализации молодежи/ С.А. Данилов // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Философия. Психология. Педагогика. 2012. № 2. Т. 12. С. 42-47.
23.
Madden M., Lenhart A., Cortesi S., Gasser U., Duggan M., Smith A., Beaton M. Teens, social media, and privacy‖ Pew Research Center, Washington, D.C. (May 21, 2013) [Электронный ресурс]. – URL : http://www.pewinternet.org/2013/05/21/teens-social-media-and-privacy/. Дата обращения 01.04.2015.
24.
Опарина И.Г. Интернет в современном обществе (социально-философский анализ): Монография / И.Г. Опарина. Иркутск, 2004. 105 с.
25.
Губанова, А. Ю. Интернет для детей: социальные функции, специфика аудитории, требования к контенту: автореф. на соиск. .... уч. степ. канд. соц. н. 22.00.04. М., 2016. 26 с.
26.
Нарциссова С.Ю. Аргументация, дискурс и индивидуализация образования // Психология и Психотехника. 2011. № 9. C. 60-70.
27.
Грязнова Е.В. Информационная культурология как научное направление: философско-методологический анализ // Философия и культура. 2016. № 3. С. 452-458.
References (transliterated)
1.
Amerikanskaya sotsiologicheskaya mysl': Teksty / Pod V.I. Dobren'kova. M.: Izd-vo MGU, 1994. 496 s.
2.
Andreeva G.M. Sotsial'naya psikhologiya: Uchebnik dlya vysshikh uchebnykh zavedenii / G.M. Andreeva. 5-e izd., ispr. i dop. M.: Aspekt Press, 2003. 364 s.
3.
Batenin S.S. Chelovek v ego istorii / S.S. Batenin. L.: LGU, 1976. 296 s.
4.
Berger P.L., Luckmann T. The Social Construction of Reality. A Treatise on sociology of Knowledge. 1966. 323 s.
5.
Piazhe Zh. Rech' i myshlenie rebenka / Zh. Piazhe. SPb: SOYuZ, 1997. 250 s.
6.
Mudrik A.V. Sotsial'naya pedagogika / A.V. Mudrik. M., 2007. 224 s.
7.
Gryaznova E.V. Prikladnye problemy filosofii: nauchno-pedagogicheskii opyt: Monografiya / E.V. Gryaznova, L.A. Zelenov-Gzhel': GGU, 2015. 164 s.
8.
Gryaznova E.V. Identifikatsiya cheloveka v informatsionnoi real'nosti/ E.V. Gryaznova // Psikhologiya i psikhotekhnika. 2013. № 4(55). S. 371-379.
9.
Gryaznova E.V. Informatsionnaya real'nost' i sotsium / E.V. Gryaznova. N. Novgorod: NNGASU, 2010. 203 s.
10.
Gryaznova E.V. Informatsionnaya sotsializatsiya lichnosti / E.V. Gryaznova // Sotsiologiya vlasti. 2010. № 1. S. 18-25.
11.
Ivushkina O.V. Sotsializatsiya molodezhi v usloviyakh informatsionnogo obshchestva / O.V. Ivushkina // Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl'. 2012. № 2. S. 164-170.
12.
Marchenkova N.G. Internet-sotsializatsiya molodezhi: analiz vzaimosvyazi s internet-zavisimost'yu // Srednee professional'noe obrazovanie. 2010. № 4. S. 55-56.
13.
Pleshakov V.A. Kibersotsializatsiya cheloveka: ot Homo Sapiens’a do Homo Cyberus’a. M.: Prometei, 2012. 303 s. [Elektronnyi resurs] http://bookz.ru/authors/vladimir-ple6akov/kibersoc_143/page-3-kibersoc_143.html
14.
Gryaznova E.V. Informatsionnoe vzaimodeistvie v obrazovanii: progress ili regress? // Filosofiya i kul'tura. 2012. № 7. S. 123-129.
15.
Lazlo A. Rassuzhdeniya o budushchem obrazovaniya. http://futureruss.ru/young-generation/education/future of education.html. Data obrashcheniya 20.03.2015 g.
16.
Larionova A.A. Problemy podgotovki bakalavrov menedzhmenta // Rossiiskie regiony: vzglyad v budushchee / A.A. Larionova. 2014. № 1. S. 70-84.
17.
Voronov A.I. Obzor materialov simpoziuma, ne voshedshikh v sbornik / A.I. Voronov // VR kak fenomen nauki, tekhniki i kul'tury. Mater. perv. vseross. simp. po filosofskim problemam virtual'noi real'nosti. SPb., 1996. 155 s.
18.
Gromyko N.V. Internet i postmodernizm – ikh znachenie dlya sovremennogo obrazovaniya / N.V. Gromyko // Voprosy filosofii. 2002. № 2. S. 173-185.
19.
Egerev S.V. Komp'yutery v obrazovanii: predely vozmozhnogo / S.V. Egerev // Informatsionnye tekhnologii i obrazovanie. M., 1996. S. 105-110.
20.
Rakitov A.I. Filosofiya komp'yuternoi revolyutsii / A.I. Rakitov. M., 1991. 287 s.
21.
Antonenko A.A. Internet-zavisimost' podrostkov ot komp'yuternykh igr i onlain-obshcheniya: kliniko-psikhologicheskie osobennosti i profilaktika: avtoref. ... kand. psikhol. nauk. M., 2014. 19 s.
22.
Danilov S. A. Riski i potentsial internet-sotsializatsii molodezhi/ S.A. Danilov // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya Filosofiya. Psikhologiya. Pedagogika. 2012. № 2. T. 12. S. 42-47.
23.
Madden M., Lenhart A., Cortesi S., Gasser U., Duggan M., Smith A., Beaton M. Teens, social media, and privacy‖ Pew Research Center, Washington, D.C. (May 21, 2013) [Elektronnyi resurs]. – URL : http://www.pewinternet.org/2013/05/21/teens-social-media-and-privacy/. Data obrashcheniya 01.04.2015.
24.
Oparina I.G. Internet v sovremennom obshchestve (sotsial'no-filosofskii analiz): Monografiya / I.G. Oparina. Irkutsk, 2004. 105 s.
25.
Gubanova, A. Yu. Internet dlya detei: sotsial'nye funktsii, spetsifika auditorii, trebovaniya k kontentu: avtoref. na soisk. .... uch. step. kand. sots. n. 22.00.04. M., 2016. 26 s.
26.
Nartsissova S.Yu. Argumentatsiya, diskurs i individualizatsiya obrazovaniya // Psikhologiya i Psikhotekhnika. 2011. № 9. C. 60-70.
27.
Gryaznova E.V. Informatsionnaya kul'turologiya kak nauchnoe napravlenie: filosofsko-metodologicheskii analiz // Filosofiya i kul'tura. 2016. № 3. S. 452-458.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"