по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Антропологический аспект глобально-космополитического мира
Напсо Марианна Давлетовна

доктор социологических наук, кандидат философских наук

профессор, Северо-Кавказская государственная гуманитарно-технологическая академия

369000, Россия, г. Черкесск, пер. Одесский, 5

Napso Marianna Davletovna

Professor, the department of Philosophy and Humanitarian Disciplines, North Caucasian State Humanitarian Technological Academy

369000 Russia, Cherkessk, Pereulok Odessky 5, unit #88

napso.marianna@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом анализа настоящей статьи являются особенности глобально-космополитического мира, а предметом – его антропологический ракурс. Автор прослеживает сходство и отличие, положительные и отрицательные стороны процесса глобализации и космополитизма, востребованность последнего современными реалиями, соотношение локального, космополитического и глобального. Исследуется влияние глобальных ценностей и космополитического мировоззрения на индивидуальное и коллективное сознание, сферу этничности. Рассматривается воздействие процессов унификации, стандартизации, гомогенизации на бытие индивида и общества, раскрывается влияние установок общества потребления на изменения антропологического характера. Методологическую основу статьи составили диалектические принципы объективности, системности исследования, с помощью которых раскрывается содержание рассматриваемой проблемы. Научная новизна состоит в выдвижении ряда положений: 1) глобализация и космополитизм, будучи универсальными и всеобщими явлениями, отвечают требованиям современного развития; 2) и глобализация, и космополитизм содержат в себе риски, придающие им амбивалентность, проявления которой зависят от специфики контекста – исторического и социального.

Ключевые слова: человек, глобализация, космополитизм, всеобщность, универсальность, гомогенность, локальность, идентичность, Интернет, социальные сети

DOI:

10.7256/2409-8728.2016.11.2058

Дата направления в редакцию:

30-09-2016


Дата рецензирования:

02-10-2016


Дата публикации:

15-11-2016


Abstract.

The object of this article is the peculiarities of the global cosmopolitan world, while the subject is its anthropological aspect. The author traces the similarity and difference, positive and negative sides of the process of globalization and cosmopolitanization, the demand of the latter by the modern realities, correlation, as well as correlation between the local, cosmopolitan, and global. The work examines the influence of global values and cosmopolitan worldview upon the individual and collective consciousness and sphere of ethnicity. The author also explores the effect of the processes of unification, and standardization, homogenization upon the existence of an individual and society, as well as reveals the influence of orientations of the consumer society on the changes of anthropological nature. The scientific novelty consists in the number of positions: 1) globalization and cosmopolitism as the universal phenomena meet the demand of the modern development; 2) both, globalization and cosmopolitanism contain risks, which infuse them with ambivalence, the manifestations of which depend on specificity of the context – historical and social.

Keywords:

Internet, identity, locality, homogenity, universality, generality, cosmopolitanism, globalization, individual, social networks

Проблематика глобализации является одной из наиболее актуальных и востребованных как отечественными, так и зарубежными исследователями социально-философских тем. Это в равной мере относится и к феномену космополитизма, которым охватывается не только совокупность определенных идей и установок, но и реальная практическая деятельность. Взаимосвязь этих явлений очевидна, и она прослеживается в ходе исторического процесса, что с необходимостью требует осмысления их роли и степени воздействия на облик современного мира.

Процессы глобализации, главной характеристикой которых является всеобщность, охватили все пространство человеческой жизни, социальные структуры и социальные институты, социальные отношения, связи и взаимодействия, всю область социального в широком его понимании. Будучи магистральным трендом современности, глобализация обнаруживает себя в самых разнообразных формах – похожих и отличных друг от друга, и это придает ей крайнюю амбивалентность, на что обращают внимание исследователи проблем глобализации, говоря о ее нелинейном характере и неоднозначности воздействия, в особенности для областей, имеющих отношение к культуре в целом. В отличие от глобализации, космополитизм «подразумевает качество, которым могут обладать люди или группы людей… Такие люди или группы людей больше не ограничивают себя привязанностью к стране, в которой родились. Здесь больше подчеркивается универсальность…»[1, с.62].

Оба явления – и глобализация, и космополитизм, несмотря на имеющиеся между ними различия, плюсы и минусы каждого из них, тождественны в своем влиянии на бытие человека и бытие общества. С одной стороны, глобализация воспринимается и одновременно является стратегией современного развития, вне ее контекста невозможен прогресс, и, прежде всего, – технологический. В ситуации нарастающих рисков и угроз для человеческого существования единство, интеграция и консолидация являются абсолютными императивами, и они могут быть претворены в жизнь различными способами, в том числе и «силой» глобализации. В таком понимании глобализация и во многом ей соответствующие доктрина и практика космополитизма отвечают запросам и требованиям, которые диктуются развитием и сближением культур и цивилизаций.

С другой стороны, и глобализация, и космополитизм создают пространство унифицированной культуры – материальной и духовной, и эта унификация является следствием не только объективных, но и субъективных факторов, вполне осознаваемых и целенаправленных, поэтому о глобализации нередко говорят как об искусственном конструкте, нарушающем естественный ход истории, целью которого является формирование иллюзорной картины всеобщего блага и всеобщего равенства. Гомогенные черты обнаруживаются в образе жизни и структуре потребления, предпочтениях – нравственных, ценностных, духовных, в формах досуга, в проявлениях коллективного и индивидуального поведения, следствием чего становится в определенной степени упрощение человеческой жизни, ее схематизация. Однако однотипность существования и восприятия мира чревата – и это особенно заметно в условиях общества потребления – потерей социальных ориентиров, проявлениями социального отчуждения. В некотором смысле можно вести речь, используя терминологию М. Фуко, о «смерти человеческого», мы бы добавили – «человеческого индивидуального». Происходит формирование среднего американца, среднего француза, среднего россиянина и т. д., среднетипичных явлений в целом, а всякая стереотипность подавляет человеческую индивидуальность и свободу.

«Новый человек» эпохи глобализации – это во многом «одномерный» человек: его жизнь нередко оказывается заполненной квазисмыслами, средства достижения целей одерживают верх над самими целями, происходит замена подлинных ценностей их суррогатами, что особенно ощущается в обществе потребления, которое является спутником глобализирующегося мира. Через многочисленные механизмы информационного и технологического давления глобализация создает иллюзию свободы – мышления, выбора, действия и т. д., в действительности же придает поведению индивидов во многом запрограммированный характер. В ситуации господства потребительского отношения к жизни и доминирования соответствующих установок прагматического свойства происходит саморазрушение – как индивидуальное, так и массовое, узы солидарности и социальной ответственности ослабевают, а действия индивидов напоминают функционирование механического агрегата, работающего по заранее намеченной программе. Многие социальные структуры периода глобализации становятся инструментами манипулирования.

Значительное влияние на формирование соответствующих глобально-космополитическому миру моделей поведения оказывают современные информационные технологии, и в первую очередь интернет-ресурсы с развитой системой социальных сетей. Последние, в силу содержащегося в них потенциала аддиктивности, действуют самым противоречивым образом на сознание и поведение индивидов и групп индивидов, и это создает социуму немало проблем. У индивида, «невидимого» пользователя социальных сетей, появляется возможность высказаться, находиться в постоянном диалоге, при этом сохраняя свое инкогнито. Общение в социальных сетях заменяет реальное общение, формирует достаточно противоречивое отношение к виртуальным собеседникам, изменяет мировосприятие. В интернет-пространстве человек ведет жизнь, отличную от настоящей, она выступает как воплощение самых разнообразных желаний – утопических, иллюзорных, замещающих мир реальных взаимодействий. Более того, индивид обнажает себя, его личное пространство перестает быть личным, ибо является предметом всеобщего интереса и обсуждения. Так жизнь превращается в игру, которая «снимает» всяческие преграды – возрастные, гендерные, статусные, национальные и т. д. По мере погружения в пространство виртуальной реальности человек утрачивает присущие ему природность и естественность, у него нарушается способность трезво и критически воспринимать происходящее во внешней среде, следствием чего становятся процессы затрудненной социализации и адаптации.

Глобализация и космополитизм придали новый импульс развитию современного постиндустриального общества, которое претерпело эволюцию, изменив не только отношение человека к миру, но и его самого. Свойственная этому обществу неопределенность привела к размыванию основ человеческого существования, которое перестало быть стабильным и устойчивым, к расшатыванию системы традиционных ценностей, к кризису идентичности. Так сформировался и формируется индивидуализированный субъект с расколотым, фрагментированным сознанием. Этому способствуют возможности конструирования виртуальной реальности, которая, с одной стороны, создает некие опоры для существования, пусть даже через механизмы виртуальной самореализации и самоидентификации. С другой – через восприятие готовых образцов и способов действия делает Я зависимым от Другого, и эта зависимость ведет к возникновению серьезных угроз развитию человеческой индивидуальности. В пространстве виртуальной реальности формируется гиперреальность, которая приводит к отчуждению индивида от общества и самого себя.

Индивид эпохи глобализации – это одновременно и космополит. Современное общество создало условия для институционализации космополитизма, появления космополитических институтов, космополитических норм и договоренностей, которые в совокупности призваны смягчить риски нарастающих конфликтов различного происхождения. Можно сказать, что космополитизм является социальным конструктом, создающим социальную реальность, помогающим выстраивать определенный – космополитический – миропорядок. В этих процессах велика роль процессов глобализации, которые делают космополитизм современной доктриной и практикой, более того, происходит их отождествление: оба явления, с присущими им минусами и плюсами, призваны сократить дистанции – технико-экономические, технологические, социокультурные. Все это способствует более успешному вхождению в мир разнообразных взаимодействий, формируемых глобально-космополитическим миром, это – с одной стороны.

С другой стороны, многие понятия, имеющие отношение к этничности в целом – самобытности, идентичности, традициям, утрачивают свое подлинное значение. Поэтому глобализацию нередко именуют временем антропологического кризиса, а космополитическое мировоззрение – его специфическим инструментом. С ослаблением этнических корней увеличиваются риски распространения космополитических идей, а значит – при возникновении благоприятных условий, – конфликтным проявлениям, агрессии, вражде, росту национализма. Этим процессам трудно противостоять, поскольку расширяющееся пространство глобализации требует космополитически мыслящего индивида, «необременного» условностями разного рода, в том числе и этнического свойства. Нам представляется верным суждение о том, что «локальное – основа свободы…, в нем есть что-то теплое, надежное, как дом, укрывающий человека от угроз внешнего мира. Но он может принять форму «коммунитаризма» – в придачу к другим ипостасям, от семьи до нации. Оно может быть «милыми сердцу привычками», в отличие от холода «стерильных порядков» рационального и общего. Оно символизирует корни в эпоху краха связей и традиций»[2, с. 25].

Но нельзя не признать и того, что космополитизм одновременно позволяет вырваться за пределы устоявшегося, традиционного, что способствует обогащению и более успешной интеграции в глобальный контекст. Глобализация и процессы, с нею сопряженные, «нуждаются» в космополитизме, поскольку он минимизирует стремления к социальной (в особенности – этнической) изоляции, создает пространство разных «мы», делает его все более целостным и взаимосвязанным. Космополитическое мировоззрение и глобальное сознание совпадают и в том, что они способствуют формированию установок на восприятие другого не как «чужака», а как своего, одновременно похожего и отличного. Новые, «транснациональные», формы жизни, «обязанные» своим появлением процессам глобализации, придают новые импульсы развитию национальных институтов, культур, традиций. «Польза» космополитизма особенно ощутима, когда речь идет об адаптации универсально-глобальных ценностей к национальной традиции, в противном случае велики риски разного рода фрагментаций – политических, этнических, культурных и т. д., которые создают широкое пространство разделительных линий.

Нет сомнения в том, что современный человек принадлежит двум мирам одновременно – миру космополитизма и миру локальности, в результате чего границы между «большим космосом» и «малым космосом» становятся все более прозрачными, а формы государственного устройства, социальные институты, национальные формы жизни, повседневная практика и т. д. получают глобально-космополитическое измерение. Обогащение локального космополитическими ценностями придает его внутреннему содержанию современные черты, соответствующие духу как глобальной, так и национальной традиции. Но «успешное» бытие в глобально-космополитическом пространстве предполагает преодоление национальной узости, ограниченности, стремлений к изолированному существованию, даже если эти устремления вызваны необходимостью сохранения «чистоты» локальных форм. «Целью» космополитизма должно стать не усиление различий, а утверждение «компромисса» различий, и в таком качестве он может и должен быть востребован. В современных условиях индивиды нередко считают себя гражданами мира: быть, к примеру, французом, подразумевает также быть европейцем, но с одновременной самоидентификацией в качестве француза. Этот гражданин мира везде свой, он «подобен безбилетнику» (или кочевнику), который свободно перемещается, у него появляются новые взгляды, восприятия, установки, соответствующие требованиям динамично изменяющегося мира.

И глобализация как основной цивилизационный тренд, и космополитизм как одна из его характеристик являются объективными основаниями и закономерностями современного развития. Всеобщность этих явлений заключается не только в их всеохватном воздействии, но и в вызываемых ими рисках для индивида и общества. Эти риски достаточно велики, в особенности, когда речь идет о последствиях глобализации и космополитической идеологии для духовно-нравственного развития народа. Технологические «прорывы» не всегда ведут к «достижениям» этического свойства, наоборот – культура и ее составляющие испытывают серьезное давление, результатом чего становятся культурные потери в формах культурной диспропорциональности, культурного отставания, неравномерности в развитии отдельных сегментов культуры и т. д. В такой ситуации процессы глобализации справедливо воспринимаются многими как причина всех невзгод и несчастий. А поскольку тренд глобализация все более пробивает себе дорогу, противостоять рискам ее негативного влияния становится достаточно сложно.

Пространство рисков, проистекающих на почве расширяющейся глобализации и утверждения космополитического мировоззрения, значительно как по масштабам, так и по степени охватываемых явлений. Эти риски касаются решения как собственно глобальных проблем, так и иных – от экономических до миграционных и национально-этнических, которые проецируются на область человеческих отношений. Процессы глобализации всегда сопряжены с реализацией и столкновением противоположных целей и интересов, что придает ее развитию противоречивый и не всегда предсказуемый характер. Диктат «сильных», подкрепленный либерально-космополитическими установками, оборачивается зачастую еще большим ослаблением «слабых», результатом чего становятся противостояния, агрессия, ксенофобия, которые отражаются на бытии каждого человека. В формирующемся пространстве «вызовов и ответов» особенно велики риски для национального государства, которое призвано обеспечить безопасное существование своим гражданам. Выход видится в соблюдении баланса интересов: с одной стороны, вхождение в глобальный контекст с максимальными приобретениями, благодаря которым возможен технологический и экономический прогресс, а с другой – сохранение этнической, культурной, языковой, религиозной составляющих, национальной идентичности. В такой ситуации риски для индивида и общества окажутся менее болезненными, а перспективы – вполне реальными, что будет способствовать преодолению антропологического кризиса, связанного с «вызовами» глобально-космополитического мироустройства.

Библиография
1.
МакКормик П., Глобализация и космополитизм: критерии, подходы и жизненный опыт // Век глобализации. 2009. №2. С. 61-70.
2.
Мазлиш Б., Глобальное и локальное: понятия и проблемы [Электронный ресурс]. URL:http: sotsis_5_06_p23-31[1]. pdf-Adobe Reader (дата обращения: 01. 09. 2016).
3.
Напсо М. Д., Космополитизм и национализм в пространстве идей // Социодинамика. 2016. №5.
4.
Напсо М. Д., Напсо М. Б., Право индивида и право народа на самобытность в реалиях глобализации // Век глобализации. 2015. №2. С. 158-169.
5.
Дианова В. М., Космополитизм в эпоху глобализации // Вопросы культурологии. 2007. №1. С. 8-12.
6.
Иоселиани А. Д., Антропология глобального мира: человек в современной коммуникативно-информационной сфере // Век глобализации. 2013. №2. С.143-154.
7.
Мухлынкина Ю. В., Этническая идентичность в эпоху глобализации // Научные ведомости. 2008. №8(48). С. 233-244.
8.
Россия в эпоху глобализации: опыт, проблемы, перспективы: материалы II научно-практической конференции, Барнаул, 17 мая 2013. Барнаул: Изд-во АлтГТУ, 2013. 191 с.
9.
Чумаков А. Н., Глобализация и космополитизм в контексте современности // Вопросы философии. 2009. №1. С. 32-40.
10.
Шебанова М.А., Космополитическая идентичность как одна из форм транснациональных идентичностей // Политика и общество. 2013. №8. С. 1039-1051.
References (transliterated)
1.
MakKormik P., Globalizatsiya i kosmopolitizm: kriterii, podkhody i zhiznennyi opyt // Vek globalizatsii. 2009. №2. S. 61-70.
2.
Mazlish B., Global'noe i lokal'noe: ponyatiya i problemy [Elektronnyi resurs]. URL:http: sotsis_5_06_p23-31[1]. pdf-Adobe Reader (data obrashcheniya: 01. 09. 2016).
3.
Napso M. D., Kosmopolitizm i natsionalizm v prostranstve idei // Sotsiodinamika. 2016. №5.
4.
Napso M. D., Napso M. B., Pravo individa i pravo naroda na samobytnost' v realiyakh globalizatsii // Vek globalizatsii. 2015. №2. S. 158-169.
5.
Dianova V. M., Kosmopolitizm v epokhu globalizatsii // Voprosy kul'turologii. 2007. №1. S. 8-12.
6.
Ioseliani A. D., Antropologiya global'nogo mira: chelovek v sovremennoi kommunikativno-informatsionnoi sfere // Vek globalizatsii. 2013. №2. S.143-154.
7.
Mukhlynkina Yu. V., Etnicheskaya identichnost' v epokhu globalizatsii // Nauchnye vedomosti. 2008. №8(48). S. 233-244.
8.
Rossiya v epokhu globalizatsii: opyt, problemy, perspektivy: materialy II nauchno-prakticheskoi konferentsii, Barnaul, 17 maya 2013. Barnaul: Izd-vo AltGTU, 2013. 191 s.
9.
Chumakov A. N., Globalizatsiya i kosmopolitizm v kontekste sovremennosti // Voprosy filosofii. 2009. №1. S. 32-40.
10.
Shebanova M.A., Kosmopoliticheskaya identichnost' kak odna iz form transnatsional'nykh identichnostei // Politika i obshchestvo. 2013. №8. S. 1039-1051.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"