Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Онтология смысла
Егоров Анатолий Григорьевич

кандидат философских наук

доцент, кафедра истории, философии, политологии и социологии, Петербургский государственный университет путей сообщения имени Александра I

193231, Россия, г. Санкт-Петербург, Товарищеский пр., 22

Egorov Anatolii Grigor'evich

PhD in Philosophy

Docent, the department of History, Philosophy, Political Science and Sociology, Emperor Alexander I St. Petersburg State Transport University

193231, Russia, St. Petersburg, Tovarischesky Prospekt 22

anatolijegor@yandex.ru
Аннотация. Предметом исследования является понятие смысла. Цель работы - обнаружение содержания и строения смысла, его видов, основных движущих моментов и сопутствующих условий его созидания и выявления. При реализации поставленных задач был рассмотрен ряд определений смысла, а также изложено авторское понимание смысла. Далее, на основе этих определений и с помощью концепции бинера, разработанной автором, была раскрыта онтология понятия смысла: основные его моменты, строение, акторы и свойства, виды и характерные особенности. При исследовании понятия смысла использовался аналитический метод (бинарный анализ, классификация), применялся метод идеализации (чистых бинеров, как и любых других научных концептов, в действительности не существует) и системный подход. В целом автор стремился реализовать многоаспектный подход в описании и постижении смысла. На определенных этапах исследования использовались методы сравнения и сопоставления. Применялся также и метод дедукции (на основе общих положений концепции бинера делались выводы о поведении бинарных структур в конкретных областях, в данном случае, в понятии смысла). И, наконец, применялся метод синтеза тех моментов, которые были выявлены в процессе бинарного анализа. Были выявлены основные свойства смысла и его элементы. Показан системный, иерархический характер структуры смысла. Определены ведущие акторы смысла и важнейшие условия, при которых смысл может созидаться и быть представленным. Полученные результаты будут полезными при решении онтологических и гносеологических проблем современной философии и науки. В первые в истории российской философии была применена концепция бинера к осмыслению содержания и структуры понятия смысла. Главный вывод: прежде чем решать какие-либо теоретические и практические проблемы, необходимо выявить смысл понятий, которые выражают эти проблемы. Для обнаружения же смысла любого понятия, требуется, в первую очередь, достаточное глубокое понимания сущности и структуры смысла как такового. Предлагаемая статья и служит одним из тех кирпичиков, с помощью которых и может быть построено это понимание.
Ключевые слова: смысл, бинер, бинарный анализ, понятие, онтология, свобода, мышление, философия, классификация, логос
DOI: 10.7256/2409-8728.2016.12.2039
Дата направления в редакцию: 14-09-2016

Дата рецензирования: 15-09-2016

Дата публикации: 24-12-2016

Abstract. The subject of this research is the notion of meaning. The goal of the work consists in detection of the content and structure of meaning, its types, as well as main moving moments and accompanying circumstances of its creation and determination. In realization of the set tasks, the author reviews a number of definitions of the meaning, and provided his original understanding, Based on these definition and developed by the author binary concept, the article reveals the ontology of the notion of meaning: its key moments, structure, actors, properties, and characteristic features. The author attempted to realize the multi-aspect approach in description and cognition of meaning, as well as demonstrated the systemic, hierarchical character of the structure of meaning. The leading actors of meaning and crucial circumstances, under which the meaning can be created and presented, are being defined. The acquired results will be useful in solution of the ontological and gnoseological problems of the modern philosophy and science. For the first time in history of the Russian philosophy, the author applied the binary concept towards the cognition of the content and structure of the notion of meaning. The main conclusion lies in the following statement: before the attempt to resolve any theoretical and practical issues, it is necessary to determine the meaning of notions, which express these issues. For detection of the meaning of any notion, first and foremost, it is requires to sufficiently understand the essence and structure of meaning as such. The presented article serves as one of the blocks that can be helpful in structuring this notion.

Keywords: philosophy, thinking, freedom, ontology, concept, binary analysis, biner, meaning, classificaton, logos

Когда-то М. Шлик задал вопрос: имеет ли смысл спрашивать о том, что такое смысл? Но, если мы не знаем на каком-то уровне и в каком-то ракурсе нашего познания содержание понятия смысла, то и все другие вопросы о смысле чего-либо теряют свой смысл. Если мы желаем, чтобы наша жизнь и наше бытие имели смысл, мы, в первую очередь, должны определиться не только с такими понятиями как истина, добро, красота, благо, справедливость и многими другими базовыми онтологическими, гносеологическими и аксиологическими понятиями, но также и с понятием смысла. Без исследования с достаточной глубиной и всеобщностью понятия смысла невозможно постичь суть всех других философских понятий и разнообразных человеческих действий, в которых они выражаются и утверждаются.

Предмет исследования.

Объектом исследования, результаты которого частично отражены в данной статье, является понятие смысла. Предметом исследования является содержание и структура смысла, а также взаимоотношения смысла и его составляющих моментов с фоном и средой их проявления.

Методы исследования. Прежде чем, кратко сказать о методах исследования, которые были использованы, считаю необходимым отметить, что эти методы следует распределить по двум группам. К первой группе относятся все те методы, которые использовались в процессе поиска, отбора, систематизации, классификации, обработке и синтезе информации и знаний по выбранной теме. И к второй группе следует отнести те методы, которые были непосредственно использованы при создании данного текста.

При исследовании понятия смысла (итоги этой работы будут изложены в будущем еще в нескольких статьях) в первую очередь использовался аналитический метод (бинарный анализ, классификация). Разумеется, широко применялся метод идеализации (чистых бинеров, как и любых других научных концептов, в действительности не существует). Невозможно было обойтись и без системного подхода.

В целом автор стремился реализовать многоаспектный подход в описании и постижении смысла. На определенных этапах исследования использовались методы сравнения и сопоставления. Применялся также и метод дедукции (на основе общих положений концепции бинера делались выводы о поведении бинарных структур в конкретных областях, в данном случае, в понятии смысла). И, наконец, применялся метод синтеза тех моментов, которые были выявлены в процессе бинарного анализа (в силу ограничений в объеме данной статьи этот синтез проведен только фрагментарно).

Итоги исследования генезиса и динамики смысла автор планирует опубликовать в следующих работах.

Определение понятия смысла. Смысл – это некоторое содержание, идеальная определенность какой-либо мысли, обладающее объективностью, то есть независимостью от нашего произвола, субъективных пристрастий и ошибок. Эта объективная идеальная определенность выражается в системе различий и единств, противоположностей и их синтезов. Поэтому в эту объективность необходимо входит и субъективный момент, который благодаря беспристрастной, логичной обработке мыслью, приобретает (в той или иной степени) существенные моменты объективности.

Смысл – это результат со-бытия понятий. «Смысл – это мыслительное событие, пересечение концептуальных полей, заданных аналитическим расчленением понятий» [17, с. 59].

Смысл возникает благодаря установлению границы единичного и особенного, оконечиванию бесконечным самого себя, в результате которого возникает конкретная идеальная определенность. В самом общем плане смысл есть «открытое со-присутствие всех сфер» [12, с. 161]. Когда это открытое со-присутствие сфер определяется и конкретизируется, тогда возникает направленность к цели [6, с. 93-94]. Поэтому смысл всегда есть выражение направленности объективной идеальной определенности к какой-либо цели.

Любая частная наука и наука в целом (и разумеется, философия) представляют собой системы смыслов. Более того, само бытие, которое они пытаются постичь, также есть система смыслов, а небытие их отсутствие [15, с. 148].

Представляет интерес определение понятия смысла посредством понятий соответствия, возможности и потребности, предлагаемое Н.П. Чупахиным: «Смысл … взаимно однозначное соответствие между множествами потребностей и удовлетворяющих возможностей» [15, с. 147]. «Сущность смысла – в обретении известных или создании новых возможностей» [15, с. 147].

Следует также учитывать и метафорический подход к определению смысла. Наиболее яркая метафора (и не только в отношении смысла, но также и истины) – это образ света. Смысл есть свет, озаряющий все закоулки бытия и существования, а бессмыслица – это тьма, в которой исчезают и растворяются все различия [14, с. 12-13].

Итак, опираясь на предложенные выше определения смысла, а также на базовые положения концепции бинера, разработанной автором, выявим основные онтологические параметры смысла.

Онтология смысла. Если смысл (и смыслы) существуют и/или бытийствуют, то значит, что они где-то должны быть. Но где? Если смысл, согласно нашему предварительному определению, является неким идеальным образованием, то он должен быть в каком-то интеллигибельном, умопостигаемом мире, то есть в мире мысли.

Если нигилизм вообще отрицает существование какого-либо смысла, то конформизм находит и видит смысл только в самой земной жизни. Аскетизм же признает наличие подлинного смысла только в потустороннем, трансцендентном мире [7]. При более системном и глубоком подходе мы увидим, что дело обстоит значительно сложнее, чем это представляется указанным выше трем характерным позициям.

Людвиг Витгенштейн писал, что «смысл мира должен находится вне мира» [5, с. 70]. Однако, если смысл обладает только идеальным измерением своего бытия, то говорить о том, что он находится «внутри» или «вне» чего-либо некорректно. Смысл нигде не находится, но он причастен миру в процессе его осмысления. Это в том случае, если мы будем понимать под миром нечто только объективное, находящееся в физическом пространстве и времени. Если же под миром понимать единство объективного, субъективного и трансцендентного, тогда смысл будет находится только в мире, ибо больше ничего иного у нас уже не останется. Другой вопрос, что часто бывает трудно определить точную локацию конкретного смысла, те моменты, благодаря которым он возникает и развивается.

Вещь – это смысл в своем инобытии, а понятие этой вещи – это смысл, вернувшийся к самому себе, то есть смысл как таковой, чистый смысл [9,203]. Однако смысл находится не в вещах, и ни только в разуме. Он возникает и находится в процессе их соотношения и взаимодействия, но не самих вещей с разумом, а смысла вещи со смыслами, порождаемыми и открываемыми разумом, мыслью [8, с. 35]. Смысл возникает на границе его соотношения с другими смыслами, в том числе находящимися в форме инобытия. Но, тем не менее, для человека смысл проявляется сначала посредством вещей, а уже затем постигается с помощью разума. Другими словами, мы сначала осваиваем антитезисы бинеров и только потом постепенно двигаемся к их тезисам. То обстоятельство, что смысл находится не в объекте, но и не в субъекте, а в процессе их взаимодействия, организуемого мышлением, отмечал Н.А. Бердяев [3, с. 26]. Другими словами, смысл творится, присутствует, находится в мышлении и с помощью мышления. Конечно, содержание и смысл последнего суждения во многом зависит и от того, что понимается под мышлением, какие свойства выделяют в нем.

Одним из важнейших условий возникновения и проявления смысла является свобода, в первую очередь свобода мысли. Смысл – порождение свободы [18, с. 11]. Свобода – главный инструмент, с помощью которого мыслящий человек производит и осваивает смыслы. Свобода – одно из атрибутивных свойств мысли и мышления. Мысль свободна потому, что она способна определять саму себя. Мысль свободна потому, что даже выходя за пределы самой себя, она, тем не менее, все равно остается у себя. Или же она перестает быть мыслью. Мышление является творцом самого себя, и поэтому оно свободно. Однако мышление настолько свободно, насколько оно способно оперировать понятиями и определять свои собственные границы. Чем дальше мышление конкретного человека находится от понятийного уровня, тем менее оно свободно. Чем больше оно нагружено эмоциями, вожделениями, представлениями, не осознает своих инстинктов, привычек и предрассудков, тем меньше у него свободы мысли, тем больше оно функционирует в автоматическом режиме, лишь имитируя «живое» мышление. С особой очевидностью это проявляется в массовом сознании [11].

Глубина и широта смысла, то есть его содержание, помимо прочего, определяются количеством осмысляемых моментов чего-либо, а также интенсивностью их схватывания и синтезирования, то есть системой их взаимосвязей и взаимозависимостей. Эти взаимосвязи и взаимодействия осуществляются, в первую очередь, через утверждение и отрицание моментов, входящих в данный смысл. Поэтому любой смысл, даже чистый, всегда противоречив [9, с. 122], носит бинарный характер. Последний проявляется не только во взаимоотношениях любых моментов содержания данного смысла, но и как сопряжение его центра и периферии, состоящими, в свою очередь, также из некоторого числа моментов. Центром смысла являются тезисы бинеров, входящих в конкретный смысл, а периферией антитезисы этих бинеров. Но так как любой смысл является и выражается не одним бинером (в виде одного бинера смысл проявляется только на начальной стадии осмысления чего-либо), а целой их системой, то в качестве центра какого-либо смысла должен быть некоторый основополагающий бинер, вокруг которого располагаются другие бинеры (разумеется не в физическом смысле) [Ср. 16, с. 351].

Я полагаю, что не требует особого обоснования (во всяком случае в пределах данной небольшой работы) утверждение, что смысл всегда носит системный характер, смысл всегда упорядочен. Не может быть хаотичного, бессистемного смысла. Порядок – одно из наиболее простых проявлений какого-либо смысла. Другой вопрос, что мы в процессе постижения, созидания какого-либо смысла, получаем его сначала фрагментарно, слабо упорядоченно. При этом может иметь место поисковое совершенствование мышления в процессе освоении смысла, и одновременно возрастание возможностей для манипуляции сознанием [4].

В силу того, что как сам конкретный смысл является некоторой системой смыслов, так и какая-то совокупность смыслов также в свою очередь является системой, постоянно возникают конфликты между смыслами различных иерархических уровней, а также и между моментами конкретного смысла. «Ближние» смыслы могут «закрывать» дальние смыслы. «Далекие» смыслы могут мешать проявлению и функционированию ближних смыслов. С другой стороны, высшие смыслы, находящиеся «по ту сторону» морали и оценок [2, с. 42] могут (как тезисы соответствующих бинеров), тем не менее, оказывать очень сильное влияние на наши нравственные рассуждения и действия, оценивание внутренних и внешних событий.

Всё имеет смысл только в определенном диапазоне, с точки зрения какой-то шкалы, критериев и поставленных целей. Выход за пределы данного диапазона, ракурса интеллектуального рассмотрения, переход к другой шкале и масштабу анализа приводит к деформации, искажению и даже утрате, исчезновению ранее схваченного смысла (но нередко и к появлению новых смыслов). И именно философия как искусство архитектоники смысла (Я. Голосовкер) помогает нам разобраться как в статике смысла, так и в его динамике [6, с. 178-179]. Философия является одним из мощнейших инструментов обнаружения и созидания наиболее глубоких и всеобъемлющих смыслов. Однако в силу того, что владение философским знанием и методами философского исследования доступно крайне малому числу людей, многие смыслы бытия и существования недоступны для очень многих. Как потенциальный, так и актуальный мир смысла сложнее и глубже того, что может познать один, пусть даже очень талантливый и упорный человек, и даже больше, что смогли познать к настоящему времени все жившие и живущие люди, хотя именно они творили и проявляли, творят и постигают этот океан смыслов.

Сложность и трудность постижения смыслов обусловлены также и тем, что любой смысл имеет различные уровни. Эти уровни выделяются также в зависимости от эксплицитных и имплицитных предпосылок и оснований, типа и уровня наличного мышления. Например, у нас в руках книга. Каков ее смысл? Даже при кратковременном и неглубоком размышлении мы поймем, что в этом предмете имеется сложнейшая полифония смыслов. Смысл книги как материального носителя информации. Далее мы можем выделить различные последовательности и комбинации напечатанных в ней символов. При знании соответствующего языка и темы, которой посвящена книга, мы начнем улавливать значения слов и предложений этой книги и т. д.

Далее, если мы переключим свое внимание от книги к языку, на котором

написана эта книга, мы снова обнаружим множество новых смыслов. Первая группа смыслов – это то, что пытался вложить в свой текст его автор. Вторая группа смыслов, это то, что смог уловить читатель. И тут же возникает еще один слой смыслов как результат взаимодействия смыслов первой группы и смыслов второй группы. Если мы еще используем такие понятия как смысл в-себе, для-себя, для-иного, то картина усложнится до интеллектуального головокружения.

По другим основаниям мы можем выделить смысл буквальный, аллегорический, моральный, анагогический. Используя стандартную рубрикацию философского знания (или разделов философии), вполне можно говорить об онтологическом, гносеологическом, аксиологическом и многих других видах смысла.

Древние иудеи выделяли простой, поверхностный смысл чего-либо – Пешат; далее следовал смысл как намек – Ремез. Освоение Ремеза позволяло двигаться к смыслу как толкованию - Дераш. И, наконец, при определенных обстоятельствах и усилиях адепту открывался глубинный смысл – Сод [13, с. 25].

Наиболее эвристическими понятиями, с помощью которых раскрываются самые значимые моменты понятия смысла, являются понятия Логоса и эйдоса. Однако в силу ограниченности места в этой работе я дам только ряд базисных, реперных точек, раскрывающих роль этих понятий в постижении и конструировании смысла.

Логос есть мировой смысл, предельное единство всех возможных, потенциальных смыслов. Именно из Логоса и с помощью его наука, философия, искусство, религия, мифология и другие формы культуры «достают» и созидают смыслы всего делаемого и происходящего. И эйдос и логос выражают смысл сущности, но данность этого смысла у них различна [10, с. 703]. В эйдосе смысл дает интуитивно, а в логосе смысл дан абстрактно и методически [10, с. 706]. Логос есть «смысл инобытийного становления сущности» [10, с. 708.]. В логосе, как пишет А.Ф. Лосев, совершенно разделены смысл и полагание смысла [10, с. 713]. Поэтому задача диалектически мыслящего философа состоит в том, чтобы соединить смысл с его полаганием. Предлагаемая работа как раз и является одним из вариантов этого полагания.

Еще один важный момент, на который нужно обращать внимание при исследовании смысла, состоит в том, что нужно учитывать не только онтологию самого смысла, его генезис и динамику (это будет осуществлено в следующей статье), но и тот фон, среду, в которых смысл возникает и проявляется. Этим фоном является невыразимое, трансцендентное, а также абсурд [1, с. 187]. Без учета этого окружения смысла трудно будет уловить и сам смысл.

Выводы. Подведем итоги нашего небольшого исследования. Смысл является идеальным, конкретным и объективным образованием с упорядоченной структурой и определенной направленностью, выражающейся в целеполагании. Пространство смысла идеально (в онтологическом смысле). Смысл возникает и находится в мышлении.

Главными элементами смысла являются понятие, цель, соответствие и со-присутствие, потребность и возможность, актуальность и потенциальность. Эти элементы располагаются в пространстве смысла бинарным образом. В любом смысле есть центр и периферия. Содержание смысла обладает системным, иерархическим характером. В каждом смысле имеются уровни. И, в свою очередь, любой конкретный смысл входит уже в качестве единичного образования в систему смыслов, с элементами которой он непрерывно и многогранно взаимодействует.

Ведущими акторами смысла являются логос, эйдос, понятие и язык. А условием их успешного действия является свобода.

Научная новизна. В первые в российской философии к анализу понятия смысла применена концепция бинера (основы этой концепции были разработаны еще В.А. Шмаковым вначале прошлого столетия, однако исследование смысла с помощью концепции бинера этот глубокий, но до сих пор малоизвестный философ осуществить не успел).

Библиография
1.
Аббаньяно Н. Мудрость философии и проблемы нашей жизни. СПб., 1998. 312 c.
2.
Агаджанян А.С. Буддийский путь в XX веке. Религиозные ценности и современная история стран тхеравады. М., 1993. 295 с.
3.
Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. 383 с.
4.
Бунеева А.М., Мурейко Л.В., Шипунова О.Д. Ресурсы манипуляции в политической технологии: неявное знание и массовое сознание // Вестник РГГУ. Серия «Политология. Социально-коммуникативные науки». 2010. № 1(44). С. 171-179.
5.
Витгенштейн Л. Лекции по этике // Историко-философский ежегодник. М., 1989. 372 с.
6.
Гарин И. Что такое философия?; Запад и Восток; Что такое истина? М., 2001. 752 с.
7.
Гореликов Л.А. К вопросу о смысловых горизонтах загробного воздания // Фигуры Танатоса. Философский альманах. Пятый специальный выпуск. СПб., 1995. С. 78.
8.
Делез Ж. Логика смысла: Пер. с фр. Фуко М. Theatrum philosophicum: Пер. с фр. М.: «Раритет», Екатеринбург: «Деловая книга», 1998. 480 с.
9.
Ильин И.А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. СПб., 1994. 543 с.
10.
Лосев. Философия имени // Лосев А.Ф. Бытие. Имя. Космос. М., 1993. 958 с.
11.
Мурейко Л.В. О природе массового сознания в контексте исследований «искусственного интеллекта» // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. № 110. С. 90-100.
12.
Соколов Б.Г. Герменевтика метафизики. СПб., 1998. 224 с.
13.
Стародубцева Л.В. Лотова жена, или Невозможность возвращения //Вопросы философии. 2005. № 4. С. 89.
14.
Тахо-Годи А.А. Алексей Федорович Лосев // Бытие. Имя. Космос. М., 1993. 958 с.
15.
Чупахин Н.П. Смысл бытия // Философские науки. 2005. № 2. С. 32.
16.
Шмаков В. Основы пневматологии. Киев.: «София», Ltd., 1994. 704 с.
17.
Эпштейн М. Знак пробела: О будущем гуманитарных наук. М., 2004. 864 с.
18.
Эпштейн М. Культуроника – кристаллизация смысла в технологии свободы // Тульчинский Г.Л. Постчеловеческая персонология. Новые перспективы свободы и рациональности. СПб., 2002. 677 с.
19.
Спирова Э.М. Зарождение антропологического смысла в символе // Философия и культура. 2011. № 9. C. 126-134.
References (transliterated)
1.
Abban'yano N. Mudrost' filosofii i problemy nashei zhizni. SPb., 1998. 312 c.
2.
Agadzhanyan A.S. Buddiiskii put' v XX veke. Religioznye tsennosti i sovremennaya istoriya stran tkheravady. M., 1993. 295 s.
3.
Berdyaev N.A. O naznachenii cheloveka. M., 1993. 383 s.
4.
Buneeva A.M., Mureiko L.V., Shipunova O.D. Resursy manipulyatsii v politicheskoi tekhnologii: neyavnoe znanie i massovoe soznanie // Vestnik RGGU. Seriya «Politologiya. Sotsial'no-kommunikativnye nauki». 2010. № 1(44). S. 171-179.
5.
Vitgenshtein L. Lektsii po etike // Istoriko-filosofskii ezhegodnik. M., 1989. 372 s.
6.
Garin I. Chto takoe filosofiya?; Zapad i Vostok; Chto takoe istina? M., 2001. 752 s.
7.
Gorelikov L.A. K voprosu o smyslovykh gorizontakh zagrobnogo vozdaniya // Figury Tanatosa. Filosofskii al'manakh. Pyatyi spetsial'nyi vypusk. SPb., 1995. S. 78.
8.
Delez Zh. Logika smysla: Per. s fr. Fuko M. Theatrum philosophicum: Per. s fr. M.: «Raritet», Ekaterinburg: «Delovaya kniga», 1998. 480 s.
9.
Il'in I.A. Filosofiya Gegelya kak uchenie o konkretnosti Boga i cheloveka. SPb., 1994. 543 s.
10.
Losev. Filosofiya imeni // Losev A.F. Bytie. Imya. Kosmos. M., 1993. 958 s.
11.
Mureiko L.V. O prirode massovogo soznaniya v kontekste issledovanii «iskusstvennogo intellekta» // Izvestiya Rossiiskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gertsena. 2009. № 110. S. 90-100.
12.
Sokolov B.G. Germenevtika metafiziki. SPb., 1998. 224 s.
13.
Starodubtseva L.V. Lotova zhena, ili Nevozmozhnost' vozvrashcheniya //Voprosy filosofii. 2005. № 4. S. 89.
14.
Takho-Godi A.A. Aleksei Fedorovich Losev // Bytie. Imya. Kosmos. M., 1993. 958 s.
15.
Chupakhin N.P. Smysl bytiya // Filosofskie nauki. 2005. № 2. S. 32.
16.
Shmakov V. Osnovy pnevmatologii. Kiev.: «Sofiya», Ltd., 1994. 704 s.
17.
Epshtein M. Znak probela: O budushchem gumanitarnykh nauk. M., 2004. 864 s.
18.
Epshtein M. Kul'turonika – kristallizatsiya smysla v tekhnologii svobody // Tul'chinskii G.L. Postchelovecheskaya personologiya. Novye perspektivy svobody i ratsional'nosti. SPb., 2002. 677 s.
19.
Spirova E.M. Zarozhdenie antropologicheskogo smysla v simvole // Filosofiya i kul'tura. 2011. № 9. C. 126-134.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"