Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Универсальный (глобальный) эволюционизм и глобальные исследования
Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Урсул Татьяна Альбертовна

доктор философских наук

заведующий кафедрой, Национальный исследовательский технологический университет "Московский институт стали и сплавов"

119180, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 4

Ursul Tat'yana Al'bertovna

Doctor of Philosophy

Head of the Department at National University of Science and Technology "Moscow Institute for Steel and Alloys" 

ursult@mail.ru
Аннотация. В статье рассматривается общенаучная концепция глобальной (универсальной) эволюции, в которой самоорганизация материальных систем выступает в качестве единого и основного перманентного процесса прогрессивного развития в видимой Вселенной. Основной проблемой исследования этого типа эволюции видится супермагистраль как траектория эволюционных процессов во Вселенной, на которой происходит непрерывная самоорганизация материальных систем, начиная от Большого Взрыва и до социальной ступени эволюции, которая имеет неопределенно долгое социоприродное продолжение. Авторы считают необходимым определиться со статусом глобалистики, оценить место научного освоения глобальных процессов в современной науке, сформировать общую концепцию и перспективы глобальных исследований. Предполагается, что глобалистика представляет собой лишь часть более широкого научного направления – глобальных исследований (в которые входит и глобальный эволюционизм) и общего процесса глобализации науки.
Ключевые слова: глобалистика, глобальные исследования, глобальные процессы, глобальное знание, глобальный эволюционизм, космоглобалистика, супермагистраль, устойчивое развитие, эволюционная глобалистика, эволюционика
УДК: 30.008
Дата направления в редакцию: 30-11-1999

Дата публикации: 1-2.4-2012

Abstract. In this paper we propose a general scientific concept of a global (universal) evolution, in which self-organization of the material systems acts as a common ground and a permanent process of progressive development in the visible Universe. The main problem of research of this type of evolution is seen as a superhighway trajectory of evolutionary processes in the Universe, in which there is a continuous self-organization of the material systems, ranging from the Big Bang and to the social level of evolution, which has an indefinite continuation of society and nature. The authors consider it necessary to determine the status of globalistics, to determine the place of the scientific exploration of global processes in modern science, and to build a common vision and assess the prospects for global studies. It is assumed that globalistics, regardless of the narrow or broad definition of its subject, is only part of a broader scientific field – Global Studies (which includes a global evolutionism) and the overall process of globalization of science.

Keywords: globalistics, global studies, global processes, global knowledge, global evolutionism, cosmoglobalistics, super highway, sustainable development, evolutionary globalistics, evolution studies

Введение

В последние десятилетия в исследованиях, связанных с проблематикой развития, наибольший интерес приобрела концепция универсальной, или глобальной эволюции, которая появилась на пути меж- и трансдисциплинарного синтеза научных знаний об эволюции. Концепция глобальной эволюции (часто называемой также универсальной), получившая наименование глобального (универсального) эволюционизма, привлекает все большее внимание ученых и становится не просто модной темой, а одной из самых фундаментальных и многообещающих исследовательских проектов и направлений научного поиска.

Глобальный эволюционизм представляет собой интегративно-общенаучный и трансдисциплинарный подход к пониманию в основном прогрессивного развития материи, существенно отличающийся от картины прежнего видения процессов эволюции. Парадигма и концепция глобального эволюционизма имеют общенаучный характер, являясь примером становления и развертывания междисциплинарно-интегративных процессов в современном познании. Ранее доминирующие представления о развитии, хотя и опирались в той или иной степени на отдельные научные дисциплины, в которых уже отчетливо проявлялся эволюционный аспект (прежде всего, биологию, геологию и астрономию), тем не менее, в существенной степени оказывались умозрительно-философскими, которые не давали целостного образа обсуждаемого здесь феномена. Глобальный эволюционизм обретает свой общенаучный статус благодаря взаимодействию с другими отраслями научного знания и, что особенно важно – с междисциплинарными подходами, методами, концепциями, теориями, гипотезами и прогнозами. Вместе с тем становление глобального эволюционизма – один из примеров того, что и в настоящее время, а не только в далеком прошлом философия порождает новые области уже не только частно-научного, но и междисциплинарно-общенаучного знания.

Концепция глобальной эволюции

Общефилософская теория развития, начав реальное сближение с современной наукой, породила два варианта общенаучных концепций развития – в форме эволюционики [1] (или эволюционистики, как полагает Л.Е. Гринин [2, с. 90]) и глобального (универсального) эволюционизма.

Здесь имеет смысл обратить внимание на различие концепций эволюционики (эволюционистики) и глобального эволюционизма как формы знания, которые иногда не разделяют. Эволюционика (эволюцинистка) понимается как общая теория развития систем природы, общества и мышления, продолжая на общенаучном уровне философскую теорию развития, нередко даже с использованием средств математики, информатики и т.д. Глобальный же эволюционизм акцентирует внимание лишь на процессе непрерывного прогрессивного развития во Вселенной, который представляет наибольший интерес для существования человечества среди всех процессов развития в мире.

Глобальный эволюционизм и эволюционика, используя достижения всех наук, исследующих проблему развития, по сути дела, формируют междисциплинарно-общенаучную панораму видения эволюции и программу исследования развития (или дополняющие друг друга картины в рамках различных подходов). В соответствии с этим в глобальном эволюционизме идет поиск не всеобще-философских, а универсально-общенаучных законов, принципов и тенденций развития (универсалий), причем не всякого вида развития и эволюции, а лишь тех из них, которые не прерываются, а существуют на протяжении всего темпорального срока существования Вселенной, начиная с Большого взрыва.

Эволюция в свете современной науки понимается в широком смысле – как процесс спонтанной самоорганизации (либо самодезорганизации, а также других форм развития) материальных систем, направленные и в основном необратимые изменения их структуры и содержания, включающие как восходящие и нисходящие ветви, так и другие составляющие, например, структурные (одноплоскостные), циклические и иные изменения. Глобальный эволюционизм предполагает акцентирование внимания на выявлении направлений, тенденций и закономерностей только перманентного прогрессивного развития всего сущего, доступного современной науке, которые носят инвариантный характер и могут претендовать на то, чтобы объяснить появление человечества и прогнозировать его дальнейшее взаимодействие с природой Земли и космоса. Развитие глобального эволюционизма как общенаучной концепции идет в русле тех исследований, которые именуются меж-, трансдисциплинарными, интегративно-общенаучными и т.д.

Глобальный эволюционизм представляет собой основу современной общенаучной картины мира и форму научного знания о глобальной (универсальной) эволюции, в которой самоорганизация материальных систем выступает в качестве главного перманентного процесса прогрессивного развития в видимой Вселенной [3]. Глобальная эволюция – это непрерывная самоорганизация материальных систем вначале в неживой природе, затем продолжающаяся в живом веществе и обществе, а далее – в социоприродной форме и все более охватывающая материальные системы видимой Вселенной.

Современная общенаучная картина мира, в существенной степени представляющаяся более системной, чем в прошлом веке, стала также и более эволюционной, по крайней мере, для вещественного фрагмента Вселенной. Вместе с тем эта картина содержит и принципиально неэволюционную часть в форме космологических представлений о темных фрагментах Вселенной и, прежде всего, о темной энергии, составляющей три четверти материального содержания мироздания). Темная материя имеет две формы – темную массу, или скрытое гравитирующее вещество, составляющее 22% плотности энергии Вселенной, и темную энергию. Вклад этой недавно открытой формы темной материи в плотности энергии мироздания составляет примерно 74%, а на обычное вещество приходится около 4%, в том числе на звезды – 1% [4, c. 29, 426]. Мир темной энергии не подвержен эволюции, т.е. существует в покоящейся форме и самосохраняется каким-то неведомым «способом», по сути дела, кардинально отличным от эволюции вещественной части мироздания. Темная часть Вселенной оказывается на самом деле, основной, базовой составляющей всего материально-энергетического содержания Вселенной, в фундаменте которой самосохранение явно превалирует над изменением и тем более – над эволюцией, которая характерна для видимой Вселенной. В мироздании доминирует составляющая, которая не изменяется и не эволюционирует (темная энергия), затем идет слабо изменяющаяся, и почти не эволюционирующая часть Вселенной (темная масса) и, наконец, наиболее изученный наукой эволюционирующий фрагмент в форме обычного видимого вещества. Такова своеобразная «пирамида» основных форм самосохранения и существования материи как специфических фрагментов Вселенной с особыми, отличными друг от друга, способами самосохранения этих форм материи [5].

Темная масса, или скрытое вещество – это невидимый фрагмент, занимающий около четверти массы Вселенной, со средней плотностью массы 2•10-30 г/см3, совокупность тяготеющих сверхплотных объектов, состоящих из предполагаемых сверхтяжелых элементарных частиц неизвестной пока природы, в которой есть изменения, но нет эволюции (по современным представлениям). Темная энергия, занимающая около трех четвертей материального содержания Вселенной, представляет собой состояние космической среды, для которой характерна постоянная во времени и пространстве плотность энергии 7•10-30 г/см3, что больше всех других основных форм материи вместе взятых. Эта форма темной материи, которая, скорее всего, является космическим вакуумом, создает антигравитацию, вызывающую расширение Вселенной с ускорением в современную космологическую эпоху, которое может быть представлено как продолжение Большого Взрыва.

В глобальную эволюцию, по мнению авторов, вряд ли следует включать «темную» часть нашей Вселенной, имеет смысл ограничить эту эволюцию и любые другие эволюционные процессы во Вселенной лишь барионными формами материи, т.е. вещественной, светящейся ее частью. Это связано с тем, что «темная» часть Вселенной практически не эволюционирует в том смысле, какой современная наука придают понятию «эволюция» при изучении видимой части Вселенной. Ведь эти понятия предполагают, что соответствующим формам материи и их конкретным материальным образованиям присущи направленные изменения содержания системы, причем, как правило, необратимые (чтобы сохранить их энтропию). Однако мы не имеем научных знаний о таких изменениях в «темной» части материи, хотя можно предположить, что, они могут существовать, но в необычном и пока непонятном для нас виде (мы назвали такие изменения «протоэволюцией» как близким к понятию эволюции в видимой Вселенной). Поэтому астрофизики, космологи и философы, которые изучают и интерпретируют феномен темной материи, склоняются к выводу о том, что эта часть нашей Вселенной не эволюционирует (но вместе с тем оказывает существенное влияние на глобальную эволюцию), несмотря на то, что происходят определенные изменения, например, в темной массе.

Подобный вывод, если он действительно и далее будет подтверждаться, окажет весьма существенное влияние на научную картину мира и на многие наши мировоззренческие представления. Речь может идти о каких-то пока неизвестных науке законах распределения форм материи во Вселенной (наподобие негэнтропийной пирамиды), которые «требуют» для большей части мироздания покоя как доминирующей формы бытия, на котором базируется и «возвышается» эволюционирующая часть всего существующего.

Эволюционные процессы, с этой нетрадиционной точки зрения, –наиболее редкие во Вселенной (а, возможно, и в Мультиверсе как совокупности множества параллельно существующих минивселенных – «локальных» вселенных [6, 7], возможно, вместе с некоей прасредой, из которой они произошли), «преследующие» общую для всех материальных образований «цель» – своего самосохранения. Но это самосохранение как преобладающий «аттрактор бытия» достигается наиболее необычным для большей части неэволюционирующей материи способом – через самоорганизацию, которая, в конечном счете, также преследует «цель увековечения» уже существующих материальных образований. Именно для этого им, находящимся в устойчивом неравновесии, приходится изменяться и эволюционировать через самоорганизацию, увеличивая свое информационное содержание за счет вещественно-энергетических и информационных потоков окружающей среды, различными способами понижая энтропию. Эволюция через самоорганизацию – это основной способ самосохранения материальных систем в видимой Вселенной, который и формирует супермагистраль глобальной эволюции. Однако вряд ли можно говорить о «самоорганизующейся Вселенной» или о ее доминирующем прогрессивном развитии, как это предполагали некоторые ученые. Перманентно-прогрессивная направленность присуща только особой траектории, которую мы здесь именуем супемагистралью глобальной эволюции и о которой речь пойдет в следующем разделе статьи.

Самосохранение – это наиболее распространенный в природе способ бытия, а самосохранение через самоорганизацию – это удел весьма скромного числа материальных образований нашей Вселенной. Вот почему вряд ли можно говорить о «самоорганизующейся Вселенной» или о ее преимущественно прогрессивном развитии, как это ранее предполагали некоторые ученые. Универсальная (глобальная) эволюция, будучи характерной для нашей вещественной Вселенной, выделяет из всех направлений развития лишь одно – главное для нее непрерывно-прогрессивное направление как траекторию перманентной самоорганизации, поскольку только она ведет к появлению все более высоких уровней и ступеней развития материальных систем. Именно на этой траектории, или супермагистрали, как мы ее именуем, имеют место те формы и уровни развития, которые не прерываются, а продолжают самоорганизацию и усложнение. Закономерности этого типа эволюции позволяют предвидеть и прогнозировать дальнейшее взаимодействие социальной ступени эволюции с природой Земли и космоса. Разработка глобального эволюционизма как междисциплинарно-общенаучной концепции и важнейшего фрагмента научной картины мира идет в русле тех исследований, которые представляют собой ядро для генерации и синтеза научного знания, формирования будущей единой науки.

Главная траектория универсальной эволюции

Главная прогрессивная ветвь развития (супермагистраль) во Вселенной представляет для науки в целом особое значение. Для супермагистрали характерен «сохраняющий» (а для высших ступеней эволюции – безопасный) тип прогрессивного перманентного развития, когда, например, отдельные, выбранные по тем или иным обстоятельствам биологические или социальные системы в ходе эволюции сохраняются и продолжают свое существование через самоорганизацию после очередной бифуркации. Перманентная прогрессивная эволюция представляет собой «безопасный» тип самоорганизации, ведущий к появлению новых, более высоких структурных уровней и ступеней развития материальных систем.

Подобная картина усложнения (эволюции) материальных систем противоречит второму началу термодинамики, согласно которому любая замкнутая система со временем переходит в состояние с наибольшим значением энтропии. Однако процесс усложнения материи и появление ее эволюционных рядов показывает, что во Вселенной в целом процессы возрастания энтропии не превалируют и нельзя говорить о тепловой смерти Вселенной, по крайней мере, начиная с Большого взрыва (около 13,8 млрд лет назад). Это также означает, что наша Вселенная является не замкнутой, а открытой системой. Существуют различные аспекты открытости Вселенной в пространстве и во времени, например, есть точка зрения, что наша Вселенная не предельно общая эволюционирующая система всех материальных систем, а лишь часть Супервселенной (Мультиверса), в которой есть и необитаемые локальные вселенные, может быть, представляющие собой для нашей Вселенной ресурс негэнтропии. Нужно также иметь в виду, что наши знания (в том числе и о глобальной эволюции) основаны на изучении всего нескольких процентов мироздания, именуемой вещественной Вселенной. Утверждению об открытости Вселенной следует придать фундаментальный общенаучный характер и это приводит к очень важным следствиям: открытость нашей Вселенной и процессы эволюционного усложнения, прогрессивная направленность развития в природе имманентно связаны.

Эволюционизм развивается как широкая общенаучная мировоззренческая и методологическая концепция, имеющая, в частности репрезентации в формах эволюционики (или эволюционистики) и универсального (глобального) эволюционизма как ее части, но наиболее важной в научном плане. В эволюции как развитии в широком смысле слова происходят конфликты, кризисы, разрушения систем и т.д. Однако при выходе на путь магистральной линии этой эволюции (супермагистраль) идет своего рода отбор, когда «способность к будущему» обретают лишь усложняющиеся, обогащающие свое информационное содержание материальные структуры (мы рассматриваем информацию как всеобщее свойство материи [8]). Эти структуры после всех взаимодействий (в том числе и кризисно-конфликтных) переходят к коэволюционным взаимодействиям с другими из окружающих их материальных структур, составляющих среду существования. Этого «требует» странный аттрактор, позитивно влияющий на процесс самоорганизации эволюционирующей структуры: ведь некоэволюционные структуры после фазы бифуркации разрушаются. Коэволюционирующие и, тем самым, сохранившиеся материальные структуры в весьма узком (и далее все более сужающемся) диапазоне, или «коридоре безопасности», получают возможность продолжать эволюционную «эстафету» на супермагистрали глобальной эволюции.

Имеют ли место кризисы и катастрофы на самой супермагистрали – вопрос не простой, и пока он не имеет однозначного ответа. Вокруг супермагистрали имеют место различные типы и формы развития, и это вполне понятно. Причем сама супермагистраль существует за счет всей остальной Вселенной – это следует из основополагающих положений синергетики и космологии. Все же можно предположить, что на супермагистрали происходит только перманентное накопление информационного содержания самоорганизующихся систем, и чисто логически здесь не должно быть «информационных провалов», потери негэнтропии, поскольку это чревато исчезновением свойства непрерывности супермагистрали, которая существовала с самого начала Большого взрыва и существует в настоящее время.

В плане принципов сохранения особый интерес приобретает проявляющийся в глобально-эволюционных процессах принцип преемственности, согласно которому накопленное эволюционирующей системой содержание включается в новые более высокие структуры, и тем самым «канализируется» эволюционная траектория. Сохранение накопленного ранее информационного содержания в эволюционирующей системе играет детерминирующую роль в дальнейших процессах развития, обуславливая не случайный, а преимущественно «комбинаторный» ход эволюции, в том числе и глобальной эволюции. Этот принцип ряд ученых именуют эволюционным консерватизмом, который является, по мнению А.Д.Панова, фундаментальным инвариантом универсальной эволюции [9, с. 76-77]. Для действия этого принципа важно, чтобы конкретная материальная система не просто сохранялась, но и включалась бы в том или ином сохраненном виде в процессы самоорганизационно-прогрессивного развития, что и происходит на супермагистрали глобальной эволюции. Именно на этой супермагистрали происходит включение предшествующих структурных уровней и ступеней развития материи в последующие, более высокие и сложные.

Этот принцип преемственности сохранения, позже получивший наименование принципа «эволюционного консерватизма», согласно Э.М. Галимову, выражается во включении уже созданных форм упорядочения в низкоэнтропийной структуре следующего поколения» [10, c. 70]. Принцип характеризует одну из наиболее важных тенденций глобально-эволюционного процесса и, несомненно, действует на уровне биологических, социальных и других постбиотических кибернетических систем. Для того чтобы кибернетическая система (т.е. самоуправляемая или управляемая система) перманентно обеспечивала свою безопасность, важно, чтобы во всех процессах эволюции она оставалась инвариантной, самосохранялась, переходя из прошлого через настоящее в будущее.

Однако и здесь существует определенная мера, а именно: прогрессивное развитие должно быть устойчивым, не выходить за определенные пределы скорости эволюции (несмотря на свое ускорение) и другие темпоральные (и иные) параметры. Именно этот тип прогрессивного развития может быть назван устойчиво-эволюционным развитием, или применительно к социоприродным системам – просто устойчивым развитием.

Сохранение материальных систем так или иначе реализуется в тенденции к увеличению длительности их существования. Бытие и время «объединяются» в том, что бытие «стремится» как можно дольше продлиться и тем самым материальная система сохраняется как можно дольше. Но такое бытие через сохранение в вещественной Вселенной возможно в какой-то окружающей среде, которая обеспечивает существование и ряду из них – сохранение в своей относительно изолированной системе. Необходимо обратить внимание на то, что для сохранения элемента или части экосистемы важно, чтобы эта экосистема была в ряде отношений стабильно-устойчивой, какой и стала наша Вселенная вскоре после Большого Взрыва, когда сформировались фундаментальные физические взаимодействия и константы.

Супермагистраль (в каком-то смысле мэйнстрим) глобальной эволюции выявляется эмпирическим путем как непрерывная траектория прогрессивной самоорганизации, идущая от низших уровней и ступеней материальных образований к высшим. При этом используется своего рода принцип презентизма [11] (видящий прошлое в уже свершившемся настоящем), когда настоящее оказывает влияние на репрезентации прошлого. В научных исследованиях (в диссертационных исследованиях это обязательно) презентизм проявляется в том, что современное состояние проблемы как бы в свернутом виде содержат в себе их более ранние, предшествующие формы. При этом далеко не все, что уже произошло в эволюционных процессах во Вселенной, находится на супермагистрали, многие эволюционные феномены остаются вне этой магистрали.

В биологической эволюции на прогрессивное направление эволюционного процесса в определенной степени указывает биогенетический закон Геккеля-Мюллера («Онтогенез есть быстрое и краткое повторение филогенеза») [12]. Т.е. согласно этому закону, каждое живое существо в своем онтогенезе повторяет в известной степени (в измененном и сокращенном виде) формы, пройденные в филогенезе. Такое повторение признаков предков в ходе индивидуального развития отдельной особи Геккель назвал рекапитуляциями (которые могут быть только частичными). Это определенное свидетельство происхождения животных одного типа от общего предка, причем речь идет не о признаках взрослых особей предков, а только их зародышей.

Однако на супермагистрали оказывается лишь та линия, которая характерна лишь для человека, зародыш которого в процессе эмбриогенеза имеет на ранних стадиях развития признаки, характерные для рыб, затем он превращается из рыбоподобного организма в организм, подобный зародышу обезьяны, впоследствии приобретая уже человеческие черты.

Супермагистраль направлена из прошлого возникших живых систем к человеку и отсекает множество других семейств, видов и даже царств живых существ. На это в какой-то мере указывает биогенетический закон, но на его траектории, ведущей к человеку. Например, растения, насекомые и вообще членистоногие (видов которых среди животных более всего), по-видимому, находятся вне этой траектории, хотя и оказывают на нее определенное влияние.

Нечто подобное можно увидеть и на химической ступени эволюции, уже на уровне химических элементов, когда на супермагистраль попали не все химические элементы. Из существующих в природе и открытых более 110 элементов более десятка из них не имеют никакого значения для функционирования живых организмов. Только 81 элемент в той или иной степени принимает участие в формировании и функционировании живого организма. Основными являются такие химические элементы как водород (возникший в первые доли секунд появления нашей Вселенной после Большого Взрыва), углерод, кислород и азот, а другие, нередко находясь совсем в микроскопических количествах в организме (например, имеются следы никеля, кобальта, молибдена и других металлов, образовавшихся на звездной стадии эволюции), воздействуют на здоровье человека, когда избыток либо недостаток какого-либо элемента оказывается причиной того или иного заболевания, причем при определенном содержании являются даже ядами (ртуть, мышьяк, таллий, полоний, особенно высокотоксичен его изотоп полоний-210 и т.п.).

Говоря о понятии прогресса, мы обратили внимание, прежде всего на то, что при прогрессивном развитии идут процессы самоорганизации, усложнения, повышения степени организации. Эти характеристики данного направленного процесса не зависят от субъективно-ценностной точки зрения, например, от антропоцентрической его ориентации. Причем из этой характеристики прогресса следуют некоторые важные последствия, которые можно выявить, лишь проследив всю ту известную линию прогрессивного развития, которую мы именуем супермагистралью.

Если мы будем рассматривать длительность существования организмов, их популяций (видов), родов, биоценозов, то здесь намечается весьма простая зависимость, а именно: длительность существования биологической системы увеличивается с ростом ее информационного содержания [13].

На это также обратил внимание В.А.Красилов, обсуждая проблемы биоэволюции. «Попробуем оценить эволюцию не с позиции пчелы, рыбы или человека, – пишет этот автор, – а в отношении жизни как таковой — ведь речь идет именно об общем прогрессе жизни. Антиподом жизни является смерть. Следовательно, с точки зрения живого, смерть — это плохо, сохранение жизни, противостояние смерти — хорошо. Прогресс как движение от плохого к хорошему заключается в сокращении и, в конечном счете, устранении смерти (если эти рассуждения привели нас к стародавней мысли о том, что высшая цель жизни состоит в достижении бессмертия, то ничего плохого я здесь не вижу — древние обладали высокоразвитой интуицией в отношении телических процессов).

В ходе прогрессивного развития жизни организмы становятся все более «живыми», уменьшается вероятность их гибели от непредвиденных причин… Высшие организмы могут называться так не потому, что они сложнее, или эффективнее, или ближе к нам, а потому, что платят меньшую дань смерти. В биосфере непрерывно происходит отмирание, обесценение живой энергии — производство энтропии, в терминах термодинамики. Прогресс, как и в любой развивающейся системе, заключается в сокращении производства энтропии» [14, с. 80-81].

Важно то, что прогресс при его перманентном продолжении создает некоторую траекторию, на которой возникающие на более высокой ступени или уровне эволюции материальные системы увеличивают возможность своего все более стабильного состояния по сравнению с им предшествующими уровнями и ступенями. Что касается человека, то продление его жизни характеризуют социальный прогресс, достигаемый в том или ином социуме, а возможность увеличения длительности существования человеческого рода представляется как стремление к социальному бессмертию.

Супермагистраль имеет два периода (направления, рукава), связанные с влиянием тяготеющей темной массы, плотность которой упала до современного значения и начали преобладать силы антигравитации темной энергии в нашей Вселенной). Первый рукав (направление), начиная от Большого Взрыва до образования звезд, характеризуется замедлением эволюции и он не требовал внешних источников энергии в пространственном смысле. Второй рукав (когда начинает доминировать антигравитация – около 7 млрд лет тому назад) характеризуется сложными нелинейными процессами, где важную роль играет открытость систем и где процесс саморазвития за счет этого ускоряется. Временная граница между этими рукавами (периодами, направлениями) связана с эволюцией звезд, когда в них возникают тяжелые химические элементы и которые в дальнейшем для своего существования не требуют звездных условий и могут существовать уже вне «колыбели», сами по себе, например, на планетах, где происходит наиболее активная химическая эволюция. Два рукава универсальной эволюции оказались случайно связанными и именно в это время переходной процесс от первого рукава ко второму, именуемый «слабым консервативным переходом» [15, с. 78-78; 16], характеризуется снижением стабильности эволюционирующих систем.

Но если в неживой природе «вещественной» Вселенной рост информационного содержания в первом рукаве универсальной эволюции приводит к снижению устойчивости, то в живой природе структурные единицы и тем более ступени эволюции материи увеличивают не только скорость усложнения, но и временной интервал устойчивости конкретных материальных систем. Здесь на первый план в эволюционных процессах выступает информация (разнообразие), которая вела себя весьма индифферентно в первом рукаве. В ходе самоорганизации появляются особые информационные системы и механизмы управления, которые замещают короткоживущие элементы (молекулы, клетки) и трансформируют другие в сторону увеличения срока их функционирования. Это принципиально новый способ самосохранения материальных систем, не требующий «неизменности» космического вакуума (антигравитирующей темно-энергетической формы материи) либо «слабой» неизменности тяготеющей темной массы Вселенной. Управление, ограничивая разнообразие и свободу выбора путей эволюции, негативно влияющих на сохранение живой системы, способствует росту информационного содержания конкурентоспособных систем в «разрешенном», но все более сужающемся эволюционном коридоре и тем самым выполняет свою антиэнтропийную роль.

Космический и планетарный аспекты глобальных процессов

Ряд авторов относят термин «глобальный» к широким масштабам Вселенной или даже Мультиверса, т.е. в космолого-космическое измерение, и здесь пока нет общепринятых мнений по поводу использования обсуждаемых понятий. Поэтому термин «глобальный эволюционизм» и «универсальный эволюционизм» используется в одинаковой степени для характеристики перманентной прогрессивной эволюции в мироздании. Само же понятие «глобальный» в этом широком смысле не соотноситься только с исследованиями планетарных процессов, как это принято в глобалистике, изучающей глобализацию, глобальные проблемы и другие общепланетарные процессы на нашем земном шаре. Здесь термин «глобальный» может выходить за пределы своего «планетарно-земного» значения и устремляться в космические пространства, как это сплошь и рядом встречается в астрономии и космических и космизирующихся областях научных исследований.

В качестве примера приведем такую дисциплину как современная космология. Так, в разделе коллективной монографии, написанном таким известным ученым как А.Д. Чернин, имеется фрагмент, который озаглавлен «Глобальное и локальное» [17, с. 431-434]. Эти понятия имеют в трактовке упомянутого ученого вовсе не те значения, которые используются в глобалистике, они относятся к космосу, причем глобальное относится ко всей Вселенной, а отнюдь не к земному шару. В этой статье используется и термин «глобальная космология» (впрочем, не только в этой книге и не только этим ученым).

Считать же, что во всей науке следует употреблять термины «локальное» и «глобальное» в том же смысле, что и в глобалистике, было бы наивно. Эта омонимия проявляется достаточно часто и на это важно обратить внимание, поскольку, например, глобальный эволюционизм очень часто также именуют универсальным эволюционизмом. В данном случае термин «универсальный» берет начало от лат. universalis в значении всеобщего, всеобъемлющего, распространяющегося на всю Вселенную. Вместе с тем сторонники иного наименования могут ссылаться на то, что во французском и даже английском языках термин global имеет смысл всеобщего, взятого в целом, простирающегося на Вселенную, все мироздание в целом.

То, что глобальные феномены стали изучаться лишь в последние несколько десятилетий, вовсе не означает, что они не имели место раньше в иной эволюционной форме. Особенно это относится к глобальным природным процессам, например, к взаимодействию основных геосфер, коэволюция которых привела к современному геологическому состоянию планеты Земля. А биологическая эволюция, начавшаяся около 4 млрд лет назад, оказала значительное влияние на ранее существовавшие планетарные процессы, сформировав даже новую планетарную оболочку – биосферу, которая представляет основной интерес для оценки общепланетарного коэволюционного развития.

Постастрономическая история Земли началась с догеологического (катархей) этапа планетарной эволюции, продолжавшегося около 200 млн лет, затем последовал докембрийский этап (эон), занявший 85% времени существования планеты и предшествующий кембрийскому периоду последующего мегаэтапа – фанерозоя, начавшегося 570 млн лет назад. В геологической эволюции на определенном довольно раннем этапе примерно 3,85 млрд лет тому назад появляется жизнь, а порядка миллиона-сотен тысяч лет тому назад из нее выделяется древнее человечество (социальная ступень эволюции). Этот период характеризуется не только появлением разумных существ на планете, но также их взаимодействием с природой с помощью тех или иных способов и механизмов антиэнтропийной активности, направленных на выживание формирующегося социального организма пока еще не представляющего единого целого в планетарном плане (но подчиняющегося единым социальным законам развития).

Цивилизация уже оказывает большее влияние на природные планетарные процессы, особенно в последние столетия, вызвав все более обостряющийся глобальный антропогенный кризис. Человечество в рамках биосферы сформировало социосферу, которая эволюционным путем будет превращаться в ноосферу, захватывая не только глобальные, но в отдаленной перспективе и космические пространства. Социосфера обнаруживает ярко выраженную тенденцию все большего охвата земной поверхности и даже выхода за пределы планеты, в результате чего ряд глобальных процессов продолжат свое космическое продолжение.

Общепланетарный смысл антропосферогенеза, превратившего человечество в мощную геологическую силу, в частности, состоит в том, что оно стало фактором глобальных эволюционных процессов, уже сравнимым с жизнью. По массе извлекаемого и перерабатываемого сырья (100 Гт/год) хозяйственная деятельность человека пока занимает промежуточное положение между синтезом органического вещества биотой – порядка 1000 Гт/год и вулканической деятельностью, дающей порядка 10 Гт/год вулканического вещества. Тем самым мощность биоты на порядок выше геологической активности человечества. Превращение человечества в геологический фактор эволюции на Земле потребовало соответствующего, уже не локального либо регионального, а глобального рассмотрения его дальнейшего развития и взаимодействия с природой планеты.

Многие глобальные процессы, включая глобальные проблемы и глобализацию, сейчас уже можно видеть не только в ином масштабе, но и в социоприродном ракурсе. Например, глобализация большинством ученых рассматривается только в антропо- или социоцентрической «системе координат» и представляется лишь как стремление-тенденция человечества к усилению взаимосвязей между своими компонентами, что ведет к единству цивилизации. Глобализация как форма глобального развития (эволюции) видится в череде процессов, которые в последние десятилетия или столетия имели место в основном в социальных трансформациях, имеющих отношение к экспансии в основном европейцев по земному шару, и других интерсоциальных взаимодействиях. Однако важно видеть этот процесс и в социоприродном ракурсе, причем такой подход необходим и для эволюционного видения глобалистики, поскольку он требует более широкого взгляда на развитие общепланетарных феноменов.

Ведь вначале планетарные процессы были природными, а с появлением социальной ступени эволюции возникли социальные и социоприродные процессы, для которых все предыдущие природные глобальные процессы были естественной базой их существования и последующей социоприродной эволюции. Существенно большую часть времени прошедшей планетарной эволюции занимали природные глобальные процессы, как процессы общепланетарного, или глобального развития. Этот тип развития был принципиально разным до появления жизни, а затем и человечества, но так или иначе появление более высоких по степени развития уровней и ступеней эволюции материи происходил при коэволюционном взаимодействии основных оболочек планеты. Все существовавшие глобальные процессы (общепланетарные природные, социальные и социоприродные процессы, развертывающиеся на Земле) в широком смысле вполне можно интерпретировать как механизмы глобальной коэволюции геосфер.

Глобальные процессы в эволюционно-темпоральном ракурсе можно разделить на начавшиеся и завершившиеся в прошлом (их исследует палеоглобалистика), происходящие в современную историческую эпоху, и те глобальные процессы, которые появятся или развернуться в будущем (эти последние окажутся в предметном поле футуроглобалистики). К наиболее важным будущим социоприродным глобальным процессам, которые уже сейчас исследует футуроглобалистика, следует отнести общепланетарный переход к устойчивому развитию, и, как его естественное продолжение – ноосферогенез.

Глобальная деятельность и планетарная коэволюция

На социоприродном этапе планетарной эволюции задействованы уже все три основных типа глобальных процессов (природные, социальные, социоприродные). Во второй половине XX в. социоприродная эволюция распространилась за пределы земного шара, началось освоение внеземных пространств, что в какой-то степени оказывается продолжением глобальных процессов и пространственного освоения окружающей природы, которое человечество, следуя космическим идеям и устремлениям К. Э. Циолковского, не желает ограничивать только земным шаром.

Планетарно-эволюционные процессы, так или иначе, имеют отношение к главной траектории непрерывной самоорганизации материальных систем во Вселенной – супермагистрали глобальной эволюции. И здесь важно выяснить, как они относятся к ней, и, прежде всего, вписываются ли они в эту супермагистраль? Уже упоминалось, что в ходе глобальной эволюции происходит процесс коэволюции (т.е. соразвития, сопряженного развития без разрушения взаимодействующих систем) двух или более систем в их взаимодействии, что ведет как к гармонизации взаимоотношений этих систем, так и к общему коэволюционно-синергетическому эффекту. Так, на общепланетарном уровне организации можно говорить о коэволюции оболочек планеты – геосфер, без чего не состоялось бы структурно-функциональное единство планеты как сложившейся системы [18, с. 94-96; 19, с. 285-307].

Поскольку человеческая деятельность стала планетарно-геологическим процессом и фактором и, тем самым, с точки зрения глобальных исследований – глобальной деятельностью, она уже вышла за пределы той земной оболочки, в которой она появилась и эволюционировала. Здесь имеется в виду выход за пределы всех геосфер, включая и пределы биосферы, как в космос, так и вглубь планеты. Для сохранения окружающей человечество природной среды в широком смысле (т.е. не только биосферы) важно осуществлять глобальную деятельность в пределах несущей емкости экосистем – понятия, которое ранее имело смысл в условиях биосферы. Это понятие уже расширяет свое содержание, и его придется дополнить такими понятиями как «геологическая несущая емкость» и «несущая емкость космоэкосистем». Выход за пределы этих «несущих емкостей» еще более опасно, чем в случае нарушения несущих емкостей экосистем в биосфере. Это объясняется тем, что в биосфере существует мощный регулятор и стабилизатор окружающей среды – биота, а вне биосферы Земли, и особенно в космосе, природные гомеостатические факторы и механизмы типа принципа Ле Шателье-Брауна не являются столь эффективными.

Если выйти за темпоральные пределы происходящего в последние десятилетия или даже столетия в более широкие временные периоды, то можно совершенно по-иному представить глобальные процессы и формирующиеся благодаря им глобальные системы (структуры). Эволюционное видение позволяет выявить определенные направленные трансформации всех глобальных процессов, создаваемых с их помощью структур (имеющих не только глобально-пространственные масштабы, но и общемировое значение) и даже появление новых, в основном как результат деятельности человечества и развертывания социоприродного этапа эволюции. С точки зрения эволюционного подхода в глобалистике все глобальные процессы и системы могут иметь прогрессивную, регрессивную либо иную направленность развития.

Существуют различные методы измерения направления и уровня (степени) развития материальных систем, среди которых наиболее универсальным и пока наиболее эффективным и инвариантным является информационный критерий развития [20, 21]. Информация, по-видимому, играет гораздо более существенную роль в процессах эволюции, чем это представляется в настоящее время. Вероятно, все согласны с тем, что роль информации и информационного подхода все больше возрастает в научном познании. Но важно, понимая и принимая эту тенденцию, выявить – какое же место займет информация среди наиболее фундаментальных категорий науки, если не современной, то будущей науки.

Ведь, с одной стороны, философия претендовала и пока еще претендует на то, чтобы ее категории (может быть, и не все) играли лидирующую и генерирующую роль в научном познании. Но не только она, но и другие, особенно наиболее развитые науки, выступающие в качестве лидера в науке и, прежде всего физика, также считают свои основные понятия самыми важными и фундаментальными. Однако сейчас, вначале XXI века, после немногим более полувекового развития науки об информации, оказалось, что категория информации может считается чуть ли не самым важным понятием не только всей науки, но когнитивной системы цивилизации. Но не только цивилизации и ее культуры (имеющей информационную природу), но и в принципе, всего мироздания.

Проблема информации играет все большую роль в науке благодаря интенсивному развертыванию процесса информатизации и становлению глобального информационного общества. И не случайно в последнее время и в философии появился своего рода «ренессансный» интерес к этой проблеме [22]. Проблема информации стала не только междисциплинарной и даже общенаучной, но уже глобальной и космической, о чем свидетельствует современная космология и другие науки о космосе. Это весьма широкое понимание информации дает основание считать науку об информации – информатику одной из самых фундаментальных наук, приближающейся по «степени фундаментальности» к таким наукам как физика и биология. Вместе с тем, расширение и фундаментализация категориального статуса информации позволяет по-новому рассматривать ряд проблем, в числе которых проблема эволюции.

Информационный подход к глобальной эволюции реализовался в основном в той исследовательской парадигме, которая исходит из атрибутивного характера информации, придавая ей такой же онтологический статус, как и энергии. В рамках этой парадигмы принимается принцип неразрывной взаимосвязи энергии и информации, т.е. энергетические процессы оказываются в той или иной степени и информационными процессами (и наоборот). На определенной стадии эволюции во Вселенной на первый план выступают либо энергетические, либо информационные процессы, однако с ростом уровня организации и сложности систем роль информации и информационного критерия развития существенно возрастает. Можно предположить, в наибольшем фрагменте нашей Вселенной – темной энергии информация присутствует в минимальном количестве (некоторые исследователи полагают, что ее там вообще нет). И это связано с тем, что информация как характеристика материальных образований отображает наличие в них движения и разнообразия и сопряженном с ними отражением). Информация оказывается неразрывно связанной с эволюцией, изменениями, которых либо нет в темной энергии, либо они существуют в минимально возможном виде.

Особенностью нашего подхода к изучению эволюционных процессов является не только использование синергетического подхода, но и его соединение с информационным подходом. Этот комплексный – информационно-синергетический подход представляет не просто междисциплинарную методологическую инновацию, но и наиболее адекватно отражает идею глобального эволюционизма, соединяя в единое целое ныне происходящие процессы глобальной эволюции и такие же процессы в прошлом и будущем.

В любом эволюционном процессе, реализующемся через самоорганизацию, просматривается некий принцип сохранения, выражающий меру взаимосвязи между экологическими условиями и природными ресурсами. Это определенный баланс между сохранением условий («обеспечением экологической безопасности») и изъятием ресурсов из экосистемы («природопользованием»). Сохранение экологических условий предполагает наличие предела изъятия ресурсов (и наоборот). Поэтому чрезмерное изъятие ресурсов ведет к деградации экологических условий. А акцент на сохранении экологических условий предполагает уменьшение изъятия ресурсов из экосистемы. Оптимальное взаимодействие общества и природы должно разрешать это противоречие, ориентируя антропогенную деятельность в рамках несущей емкости экосистем.

Для дальнейшего потребления ресурсов необходимо либо перейти на интенсивно-устойчивый путь хозяйственной деятельности, либо выйти за пределы данной экосистемы в более широкую природную среду, в которой ресурсы еще находятся в пределах несущей емкости экосистем, т.е. в границах устойчивости экосистем. В этом ресурсно-экологическом ракурсе можно видеть одну из причин перехода антропогенной деятельности на Земле на интенсивно-коэволюционный, т.е. устойчивый путь развития и, вместе с тем, одну из глубинных причин выхода человека во внеземные пространства.

Однако дело не только в разрешении упомянутого выше эколого-ресурсного противоречия, но и в необходимости перманентного увеличения информационного содержания социосферы (на пути ее превращения в ноосферу). С этой точки зрения можно считать, что сохранение экологических условий на планете требуют как перехода к интенсивно-устойчивому развитию в рамках несущей емкости биосферы, так и поиска ресурсов за пределами планеты. Пространственное расширение социальной ступени вызвано, прежде всего, тем, что ее сущность имеет принципиально культурно-информационный характер, отличающийся от информационно-содержательных характеристик биологической ступени наличием особой надындивидуальной и внеличностной системы средств генерации, накопления, хранения и преобразования информации, необходимой для организации социальной деятельности, т. е. культуры. Именно этот преимущественно внеорганизменный, экзогенный характер накопления информации и вызывает расширение сферы человеческой деятельности вначале на планете, а затем и в космосе.

В рамки информационно-синергетического подхода вписывается и принцип сужения эволюционного коридора объема возникающих все более сложных структур. С одной стороны, растет разнообразие видов и форм существования все более высоких структурных уровней и ступеней, а, с другой стороны, сужается их общий суммарный объем. Синергетика свидетельствует о том, что вообще «эволюционный коридор» сужается, и восхождение по лестнице все более упорядоченных структур и форм ведет к реализации более маловероятных событий. Глобально-эволюционная ситуация меняется только на уровне социальной ступени, которая приводит к так называемому Большому социальному взрыву как расширению этой ступени вначале на планете Земля в ходе развертывания глобальных социальных и социоприродных процессов, а затем и в результате освоения космоса, сопровождающееся ростом масс-энергетических, пространственно-временных и информационных характеристик этой ступени. На уровне социальной ступени информационные характеристики (рост информационного содержания ступени и ее основных структурных единиц) «увлекают» за собой вещественно-энергетические параметры, заставляя их также увеличиваться и расширяться.

Критерий развития, базирующийся на концепции информации и информационном подходе, оценивает и измеряет изменение информационного содержания (и сопряженной с этим изменением негэнтропии) материальных систем в ходе эволюционной самоорганизации либо самодезорганизации. При этом на прогрессивной линии эволюции, т.е. в ходе самоорганизации имеет место накопление информации в материальных системах, а в процессах самодезорганизации (регрессивного развития) происходит уменьшение информационного содержания систем, что достаточно просто определяется по содержанию разнообразия элементов (компонентов), связей и отношений между ними. Тем самым этот критерий выступает в качестве основного вектора развития материальных систем. Существуют и более сложные критерии, включающие семантические и ценностные характеристики информации, которые позволяют ранжировать исследуемые объекты по их значимости для человека и общества, что может быть использовано для формирования глобального управления и других форм глобальной деятельности.

Можно использовать ценностные критерии для определения векторности изменений глобальных процессов, но в этом случае в качестве субъекта в наиболее общем случае следует выбрать всё глобализирующееся человечество. Это противоречит тому, что в современных международных отношениях и мировой политике каждый из транснациональных (негосударственных) акторов действует, исходя из своих интересов, а не из интересов всего человечества. Поэтому результирующий вектор глобальных трансформаций отражает влияние всех и особенно доминирующих составляющих глобального развития. Поэтому важно оценить влияние каждого из транснациональных акторов на этот результирующий вектор. В принципе на базе ценностного и других информационных подходов можно сформировать общий информационный критерий определения (оценки) глобального развития, использовать его в глобальных исследованиях.

Используя, например, аксиологические критерии, можно в первом приближении считать позитивные для конкретного субъекта (актора) изменения с прогрессивными трансформациями, а негативные – с регрессивными изменениями в процессах планетарной эволюции. Это позволит оценить степень их вклада в общее глобальное развитие для ориентации и использования в дальнейшей глобальной деятельности. Подобный подход открывает возможности оценки степени влияния каждого транснационального актора мировой экономики и политики на общее глобальное развитие с точки зрения выживания человечества и его перехода к устойчивому развитию.

Определение направления развития глобальных процессов важно для формирования практической глобальной деятельности, которая должна становиться полезной, значимой для всего мирового сообщества, расширяясь до планетарных масштабов. Расширение деятельности человека в глобальном измерении должно быть связано с ее значимостью для человечества в целом, т.е. чем больше масштабы человеческой деятельности, тем больше эта деятельность должна способствовать выживанию и устойчивому развитию цивилизации в целом. Такова деятельность по решению глобальных проблем и снижению негативов глобальных процессов, поскольку здесь затрагиваются жизненно важные интересы всего человечества и каждого человека в отдельности, даже если он этого не осознает. Решение глобальных проблем и уменьшение отрицательных последствий глобализации и других глобальных процессов, вполне естественно, возможно в условиях усиления международного сотрудничества, которое будет все больше обретать планетарный характер.

Смысл деятельности транснациональных акторов и других составляющих формирующейся глобальной политики и других форм деятельности во всех ее направлениях наполняется общепланетарным содержанием и эволюционным значением. Субъектом глобальной деятельности в ходе глобализации постепенно становится все мировое сообщество, обретающее свою целостность. Наполняются глобальным содержанием и значением и все другие компоненты социальной активности, причем наиболее важным направлением выступает глобальное управление, которое будет координировать и направлять эту деятельность для реализации общемировых целей, например, Целей развития тысячелетия, поставленных ООН еще в 2000 г., либо других, ведущих к реализации целей перехода к устойчивому развитию. Это важно будет учесть при формулировке после саммита РИО+20 целей устойчивого развития, которые должны в 2015 г. сменить завершающиеся Цели развития тысячелетия.

Если говорить о перспективах эволюции глобальных процессов, то уже сейчас мировое сообщество переходит к реализации, тем более в стратегической перспективе станет осуществлять через ту форму глобального развития, которая будет содействовать утверждению позитивных и преодолению негативных тенденций развития. Это форма и даже стратегия развития, получившая наименование устойчивого развития, которая развернется в будущем, представляет собой общепланетарный эволюционный процесс, имеющей целью сохранение цивилизации и биосферы, их взаимную коэволюцию. Переход к устойчивому развитию с самого начала оказывается глобальным процессом, который, вместе с тем, становится новой формой глобального развития, и который начинает изучать футуроглобалистика. Если все современные формы этого развития носят стихийный характер, то переход к устойчивому развитию превращается в глобально-управляемый процесс. Это придает исследованию этой формы глобального развития особый интерес для глобальных исследований.

В понятии устойчивого развития как социоприродного процесса в единую глобально-эволюционную систему объединены аспекты изменения и сохранения в пределах определенной меры. Это объединение иногда вызывает возражения у тех авторов, которые полагают, что вообще понятие развития включает в свое содержание только изменение, что реально никогда не выполняется. Эволюционирующий объект всегда в каком-то отношении сохраняется, а в каком-то изменяется (если он весь изменяется, то может только деградировать). Устойчивое развитие как раз и устанавливает меру взаимосвязи сохранения и изменения, преемственности и инноваций, что обуславливает безопасный характер этого типа развития.

Понятие устойчивого развития фактически выступает синонимом безопасного (а не только экологобезопасного) прогрессивного развития, где достигается такой уровень безопасности планетарной социоприродной системы, который обеспечивает выживание человечества и его неопределенно долгое существование. В этом смысле локальное безопасное развитие систем в модели неустойчивого развития и в модели устойчивого развития различаются именно уровнем и способами обеспечения безопасности глобальной социоэкосистемы во всех возможных направлениях и аспектах. Для будущей глобальной цивилизации необходимо обеспечить устойчивый способ ее бытия, сохранение своей природы (идентичности) в условиях внутренних и внешних негативных воздействий и изменений. Обеспечение глобальной безопасности выражает возможность и способность человечества к самосохранению и дальнейшей эволюционной самоорганизации при негативных воздействиях, угрозах и опасностях. Глобальная безопасность мыслится как безопасность мирового сообщества, реализующаяся в условиях коэволюции систем «человек–общество» и «человек–общество–природа» [23, 24].

Современное человечество в своей природопреобразующей деятельности вышло уже на рамки тех ограничений, которые «разрешены» природой с позиций принципов глобального эволюционизма. Над человечеством навис «домоклов меч» глобально-космической катастрофы, и важно проанализировать с позиций глобального эволюционизма, не порвется ли «конский волос», на котором подвешен этот меч, на «рыночном пиру» современной потребительской цивилизации. Не пора ли принять меры для возвращения зарвавшегося в своем преобразовательном рвении человечества в русло более естественного - устойчивого развития, где ему будет гарантировано выживание и дальнейший прогресс?

Переход к этому новому – «устойчивому» типу планетарной эволюции существенно будет влиять на любую социальную деятельность, поскольку необходимо осуществлять ее таким образом, чтобы выполнялись принципы и достигались основные цели устойчивого развития, реализовались возможности удовлетворения потребностей нынешних и будущих поколений людей и, тем самым, создавались бы условия продолжения существования цивилизации, зародившейся и эволюционирующей на планете Земля [25].

Космическое продолжение глобальных процессов

В настоящее время можно говорить о выделении особого раздела в структуре глобальных исследований, а именно раздела или направления – космической глобалистики, или космоглобалистики. Этому новому направлению мы придаем особое значение, поскольку именно оно является связующим звеном между глобальными исследованиями, акцентирующими внимание на планетарном этапе глобальной эволюции и теми космическими отраслями научного знания, которые начинают изучать деятельность человека за пределами планеты в эволюционном ракурсе. Среди проблем и задач космоглобалистики – изучение общих закономерностей и тенденций в процессах глобально-космического масштаба, места и роли освоения космоса в системе других глобальных проблем (и процессов), возможностей и перспектив участия космонавтики в их решении.

Космоглобалистика представляет собой делающую первые шаги формирующуюся область совместных глобально-космических исследований, изучающую влияние космических факторов на развитие глобальных процессов, проблему развития космонавтики на планете и перерастание глобальных процессов в космические. Прежде всего, речь идет о трансформации глобальной деятельности в космическую деятельность, а глобального развития в космическую эволюцию [26, 27, 28, 29, 30]. Однако этот деятельностный подход в свете изложенного выше, должен быть дополнен включением в предметную область космоглобалистики глобальных и космических природных процессов, что придаст необходимую целостность этому направлению глобальных исследований и вместе с тем – космонавтики и космических исследований. Включение в космоглобалистику природных глобально-космических процессов в их отношении к человеку и человечеству – это определенная инновация, обусловленная новым пониманием глобалистики и формированием эволюционной глобалистики. Тем самым вслед за космизацией науки наступил черед глобализации науки и взаимное усиление этих глобально-космических тенденций, приближающих науку к единству и целостности.

Осознание глобальных проблем и даже научного направления, начавшего их исследование, в определенной степени обязано практической космонавтике: ведь именно взгляд из космоса на нашу планету показал ее пространственную ограниченность и глобальную целостность, выявил необходимость формирования единства человечества перед космосом. Именно взгляд из космоса на наши земные дела и проблемы стимулировал новый этап осознания связи человека и человечества как с космосом, так и с окружающей природой планеты.

Вместе с тем чисто деятельностный подход к космоглобалистике представляется уже узким, хотя и он только начал разрабатываться. Сейчас, когда в глобалистику и глобальные исследования в широком смысле мы включаем глобальные природные процессы, космоглобалистика, интегрирующая глобальные и космические исследования, также может мыслится более широко, включая даже те космогонические процессы, которые сформировали нашу планету, а не только с постастрономической истории и эволюции Земли. Да и эволюция нашей планеты все время с момента образования Земли испытывала существенное влияние космоса, что отражает процесс космизации глобальных, вначале природных, а затем и социоприродных и социальных процессов. Поэтому такое расширенное понимание космоглобалистики приходит на смену «космодеятельностному» его начальному представлению.

Но и на этом возможное расширение космоглобалистики не исчерпывается. С конца прошлого века, после открытия множества планет вокруг иных звёзд, именуемых теперь экзопланетами, или внесолнечными планетами, пришло понимание того, что планеты существуют в Галактике в весьма значительном количестве (уже сейчас их обнаружено более тысячи). Выяснилось также, что характеристики большого числа экзопланет аналогичны свойствам земной и юпитеровой групп планет Солнечной системы. Причем развивается планетология как комплекс наук, изучающих планеты, их спутники, а также нашу звездную систему в целом, внесолнечные планеты и другие планетные системы во Вселенной. Не исключено, что в том же направлении, что и планетология, будет развиваться и космоглобалистика как «экзопланетная глобалистика» во всяком случае, когда глобальные (как экзопланетарные) процессы окажутся в предметном поле совместных глобально-космических исследований.

Тем самым грядущий переход к социоприродному устойчивому развитию имеет глубокий эволюционный смысл, поскольку дает возможность новой форме глобального, а перспективе и космического развития вписаться не только в эволюцию биосферы и коэволюцию геосфер нашей планеты, но и в планетарную эволюцию экзопланет, а в перспективе – в универсальную эволюцию, становясь наиболее активным актором (и фактором) этого процесса перманентной самоорганизации материальных систем во Вселенной.

Глобальный эволюционизм дает возможность по-новому взглянуть не только на космические, но и на планетарно-земные, прежде всего, глобальные проблемы и процессы. В рамках этого типа эволюционизма была также сформулирована концептуально-методологическая установка социогеокосмизма, исходящая из того, что основной целью космической деятельности в ближайшей перспективе является использование космонавтики для решения глобальных проблем и выживания (через устойчивое развитие) на Земле [31].

Понятие «глобальный эволюционизм» следует отличать от недавно введенного понятия «эволюционная глобалистика» [32, 33, 34, 35], под которой понимается междисциплинарный концептуальный подход к исследованию глобальных (общепланетарных) процессов и систем в эволюционном ракурсе. Эволюционная глобалистика, в отличие от глобального эволюционизма, исследует не процессы перманентной самоорганизации во Вселенной, а общепланетарно-глобальные процессы, причем не только процессы самоорганизации, но и любые другие процессы эволюции. Акцент в эволюционной глобалистике придется делать именно на негативно-деградационных процессах как наиболее важных для дальнейшего существования человечества и развития антиэнтропийной глобальной активности.

Как понятие «глобальный эволюционизм» подытоживает знания предшествующего развития всей науки и особенно в той области, которая связана с изучением проблемы развития, выявления общенаучных подходов, принципов, закономерностей и тенденций. Как концептуально-теоретическая основа этого синтеза знаний в целостное образование обсуждаемый здесь тип эволюционизма представляет собой идею и в то же время проблему-гипотезу. Это проблема-гипотеза видения динамики мироздания, уже оказывает существенное интегративно-активизирующее влияние на всю проблемно-концептуальную структуру науки.

Обычно исследователи обсуждаемого здесь типа эволюционизма, рассматривая развитие в упомянутых трех областях мироздания (трех миров) и признавая наличие единого вектора эволюции, завершают это рассмотрение современностью и обществом (социальной ступенью). Здесь фактически берутся упомянутые природно-пространственные миры в темпорально-диахроническом ракурсе и делается попытка их связать эволюционными отношениям и тенденциями. Однако в таком подходе упускаются иные отношения этих миров и их взаимодействия, в результате чего многие предшествующие исследовательские программы и проекты доходят лишь до современности, а социальную ступень рассматривают по сути дела как «вершину эволюции» и на этом завершают Универсальную (Большую) историю, видя ее конец в наступившей современности. Однако важно это видение футуризировать и оценить перспективы и возможности социоприродного вклада в концепцию глобальной эволюции.

Тем самым вселенский процесс глобальной эволюции, начавшийся с Большого Взрыва на современном и будущем этапах продолжается уже в социально-культурной и социоприродной форме с участием человечества.

Социоприродные перспективы глобальной эволюции

Социоприродное развитие, т.е. направленное изменение природных систем, с включением в них социальных компонентов (человека, социума, человечества, возможных иных представителей социальной ступени) и представляет собой одну из центральных форм эволюции. Социоприродная эволюция – это развитие таких сложных систем как «человек–природа», «общество–биосфера», «человечество–космос», «человек-Земля-Вселенная» и т.д. Важно определить как социоприродные системы, включаясь в процесс глобальной самоорганизации, воздействуют на нее и каковы перспективы этого влияния не только в планетарном, но и космическом будущем.

Включение в концепцию глобальной эволюции цивилизационного фактора и социоприродных взаимодействий не завершает, а продолжает на новом этапе процессы усложнения как роста информационного содержания материальных систем, и эволюция выступает уже как социоестественный процесс. На пути социоприродного продолжения глобальной эволюции возникают новые стабильные тенденции, что позволяет высказать ряд предположений и создать серию сценариев и моделей, путей и возможностей дальнейшей глобальной самоорганизации материи во Вселенной. Философско-мировоззренческое осознание будущего социоприродной эволюции в русле выявления универсалий и векторов развития во Вселенной (Мультиверсе) позволяет дать более аргументированные поисковые и нормативные прогнозы о будущем человеческой цивилизации и ее взаимодействии с природой Земли и Космоса.

Появление социальной ступени развития требует более детального анализа дальнейшего продолжения прогрессивно-эволюционного ряда либо с участием социальной ступени, либо без нее. Последний вариант реализуется, если социальная ступень исчезает из прогрессивного ряда развития как случайно появившийся «низкоэнтропийный продукт», находящийся на периферии главной самоорганизационно-эволюционной магистрали в мироздании. Да и современное человечество ведет себя самоубийственным образом, обостряя глобальные проблемы и ускоряя приближение планетарной антропоэкологической катастрофы.

Поэтому возникает вопрос: по какому пути пойдет дальше человечество? Оказавшись в точке глобальной бифуркации, можно дальше пойти двумя основными путями. Либо сохраниться, выжить и далее продолжать свое существование, либо погибнуть в пучине планетарно-космического катаклизма. Если реализуется дальнейшее стихийное развитие, то человечество уйдет с главной магистрали универсальной эволюции, подтверждая мысль И.С. Шкловского, который в книге «Вселенная. Жизнь. Разум» (М., 1974) полагал, что социальная ступень – это побочный продукт эволюции во Вселенной. Авторы, ратующие за стихийность дальнейшего существования цивилизации без его перехода на путь устойчивого развития придерживаются той же точки зрения о неизбежности гибели человечества как настоящего конца его истории. В этом случае всемирная история не только завершится, но и далее не впишется в глобальную эволюцию, и развитие во Вселенной будет продолжаться без участия человеческого разума (хотя и не ясно сейчас – будет ли это уже иным типом эволюции?).

Однако если на человечестве оборвется прогрессивно-эволюционный ряд, то это будет противоречить одной из устойчивых и общих тенденций, четко прослеживающейся в предшествующей эволюции материи, по крайней мере, на пути действия информационного вектора глобальной эволюции. Имеется в виду сохранение предыдущих структурных уровней в более высоких ступенях и коэволюционном их взаимодействии с более высокой ступенью. Поэтому ясно, что для того, чтобы процесс самоорганизации в мироздании продолжался на главной ее магистрали, социальная ступень должна сохраниться и продолжать свое перманентно-безопасное существование и поступательное развитие уже в социоприродной коэволюционной форме со всеми другими (ей предшествующими и ее окружающими) материальными структурами. Именно эта рабочая гипотеза принимается для дальнейшего видения перспектив продолжения эволюционного ряда процессов самоорганизации с участием социальной ступени. А это потребует нового подхода к рассмотрению развития социальной ступени, отличного от того, который предлагался до недавнего времени в социально-гуманитарных науках.

В обществоведении эпохи специализации и дифференциации науки использовался достаточно ограниченный подход к изучению социальной ступени, которая противопоставлялась природе и все больше преобразовывала ее. Человек в антропоцентристском обществоведении объявлялся венцом творения, которому подвластна вся окружающая его природная среда, рассматриваемая в основном как ресурс развития. Исследования последних лет показывают, что цели и ценности такого подхода противоречат будущему человечества, его сохранению на Земле и во Вселенной, лишь по видимости выступая в качестве гуманистических принципов и подходов.

Соответственно, социальная и социоприродная эволюция мыслились в рамках видения социума, саморазвивающегося по своей собственной логике фактически независимо от природы, и все более активно преобразующего ее. Это видение социального развития и социоприродных взаимодействий присуще в основном техногенному и преимущественно западному типу цивилизации. Важно понять, как необходимо изменить стереотипы мышления и человеческие ценности, способы развития, идеалы и нормы с тем, чтобы реализовалась возможность сохранения человечества (не лишая его возможности к дальнейшему безопасно-прогрессивному существованию), и оно как представитель социальной ступени могло бы «вписаться» в глобальную эволюцию материи, продолжая ее в социоприродной форме.

При изучении глобальной эволюции основной вопрос, который нас интересует, – это конечно, судьба человечества, причем как на Земле, так и во Вселенной. Прагматически ориентированному человеку потребительской ориентации этот, по сути, мировоззренческий вопрос вряд ли покажется интересным, ведь он выходит за рамки сиюминутного и увлекает в мало предсказуемый и неопределенный мир будущего.

Однако лишь переход к устойчивому развитию дает шанс человечеству вписаться в глобально-универсальную эволюцию, стать новым фактором этой перманентно-прогрессивной эволюции. Ранее был сделан вывод о том, что для этого нужен выход в космос и широкое его освоение [36]. Но теперь стало ясным, что такое освоение невозможно без решения глобальных проблем на планете, без перехода на путь устойчивого социоприродного развития. Приоритет за переходом к устойчивому развитию как глобальному процессу, ибо это дает возможность социоприродным системам вписаться в супермагистраль глобальной эволюции, стать органической частью вселенского процесса развития.

Исследования глобальных процессов и глобальный эволюционизм

Глобальный эволюционизм стал играть важную роль не только парадигмального интегратора научного знания, но и проводника эволюционных взглядов в науке, особенно при становлении новых областей научного поиска. Рано или поздно на эволюционный путь становится любое научное направление и этого этапа не могло избежать глобальное знание и его «ядро» – глобалистика, еще не успевшая выйти из своего описательного и «инвентаризационно-энциклопедического» состояния.

Глобальный эволюционизм как, как выше отмечалось, представляется как часть, но наиболее важная составляющая, эволюционики, как общей теории развития, имеющей междисциплинарный статус, даже несмотря на начальный этап ее разработки. Вместе с тем глобальный эволюционизм оказывается частью и другого междисциплинарного феномена, появившегося в последние десятилетия – глобальных исследований.

Пока еще нет общепринятых, устоявшихся знаний и мнений как по поводу «номенклатуры» глобальных процессов, так и определений наук или научных направлений, исследующих глобальные процессы. С одной стороны, глобальные процессы в самом широком смысле исследует глобальный эволюционизм, где даже космическим характеристикам придается «глобальный» статус. С другой стороны, глобальные процессы как планетарные исследуют глобалистика и глобальные исследования.

Усиливающаяся роль глобализации науки и всего технико-технологического развития ставят проблему адекватного определения роли и места глобальных исследований в современной науке, а в социальной деятельности – роли формирующихся глобальных процессов и технологий социально-экономической и гуманитарной направленности. В связи со стихийным их развитием место глобальных исследований в науке еще не определено достаточно адекватно. Превалируют плюралистическая их панорама и зачастую противоположные мнения относительно их роли в науке и общем научно-технологическом и научно-образовательном комплексах, модернизационных и инновационных процессах нашей страны и мирового сообщества. В силу этого становится необходимым создать общую концепцию глобальных феноменов в современной науке и оценить перспективы развития глобалистики и глобальных исследований. Ведь некоторые специалисты считают глобалистику и глобальные исследования научной дисциплиной, другие – сферой общественной практики, третьи – наддисциплинарной областью научного знания [37, c. 5]. Есть и авторы, вовсе отказывающие этому научному феномену в праве на существование.

Исследуемые здесь научные направления не похожи ни на одну из конкретных дисциплин, так как возникли на стыке естественных, гуманитарных, технических, фундаментальных и прикладных наук и являются интегративно-общенаучным знанием об общепланетарных и даже космических процессах. В отличие от отдельных наук, занимающихся тем или иным аспектом или фрагментом реальности, глобалистика и другие глобальные исследования нацелены на решение проблем, решить которые можно только на пути интеграции компонентов науки, междисциплинарного взаимодействия, в котором особая роль отводится интегративно-общенаучным формам и средствам научного познания. Это ведет к тому, что исследование глобальных процессов нарушает сложившиеся в условиях дифференциации науки традиции и вызывает неадекватную реакцию на свое появление и развитие.

Исследование глобальных процессов оказалось неизбежным научным ответом на глобальные вызовы и риски конца XX и начала XXI века. Глобальные исследования представляют собой новое, активно формирующееся инновационное направление научного знания, в котором идет процесс становления вполне определенной новой формы междисциплинарного взаимодействия ученых в условиях интенсивной глобализации науки. В условиях существующей сегодня «глобальной неопределенности» важно найти верные пути вхождения знания о глобальных процессах в современную науку и попытаться дать прогноз возможного развития глобальных исследований, а также оценить возможности планирования и управления процессами глобализации и космизации науки с тем, чтобы содействовать дальнейшему развертыванию этих процессов через устойчивое социально-экономическое развитие, гарантирующее выживание цивилизации и сохранение биосферы.

Пока в глобальном направлении междисциплинарного научного знания не так много фундаментальных результатов, а гораздо больше дискуссионных и нерешенных проблем. Отчасти это связано с тем, что место глобалистики и глобальных исследований на современном этапе еще достаточно четко не определено в системе научного знания, методологии и научной картины мира (что подтверждают библиометрические исследования глобальной проблематики). Глобальные исследования еще находится в своем начальном, накопительно-описательном и своего рода «инвентаризационном» периоде. Это отражают и энциклопедические издания по глобалистике, впервые опубликованные в России [38, 39, 40], хотя в 2012 г. году энциклопедия глобальных исследований вышла и за рубежом [41].

Предполагается, что глобальное направление современной науки акцентирует внимание на изучении глобальных процессов и систем, выявляя закономерности и тенденции их существования и развития. Это ведет к глобализации науки, которому подвергается все более значительное число ее отраслей и направлений. Глобализация науки как интегративно-общенаучный процесс ориентирует науку на обретение своего единства и целостности в общепланетарном и содержательном ракурсах, как и глобализация за ее пределами также объективно ведет к формированию целостности цивилизации. Усиливающаяся глобализации науки содействует не только распространению знаний по земному шару, но и обретению наукой своего единства, о которой мечтали многие ученые. Под влиянием процесса глобализации общества, становления глобальной экономики, появления глобальных тенденций в науке, образовании и технико-технологическом развитии, возникновения глобалистики и глобальных исследований многие научные направления уже начинают обретать свою глобальную ориентацию.

Глобализация науки проявляется в различных направлениях. В частности, она выражается в изучении глобальных характеристик и свойств, которые в «доглобализационный период» отсутствовали либо еще не осознавались. Глобализация науки, прежде всего, выражается в появлении и развитии глобалистики и глобальных исследований в самом широком смысле. Вместе с тем уже в ближайшем будущем многие отрасли научного знания, попадут под влияние «глобального аттрактора» приращения знания и очень скоро мы столкнемся с тем, что немало традиционных отраслей науки получат ту или иную «глобальную» приставку к своему наименованию, как это уже случилось ранее с «космической приставкой» под влиянием космических исследований, развития астрономии и космонавтики. Тем самым можно видеть, что в науке происходят два тесно взаимосвязанных, но все же разных процесса – глобализация знаний (в ходе широко понимаемых глобальных исследований) и становления глобального знания, в основном, благодаря развитию глобалистики и глобальных исследований в широком смысле.

Еще В.И. Вернадский предвидел появление особого – планетарно-глобального этапа развития науки в целом, который отражает наступление глобального периода (века глобализации) совместной истории человечества и природы. Идея этого ученого о «планетном» характере научной мысли [42] обрела свои конкретные очертания, как в уже происходящих глобальных процессах и их научном осмыслении, так и в становлении глобальных тенденций в образовании.

Глобалистику можно представлять не только как мульти – и междисциплинарную, интегративно-общенаучную область научных исследований, но и как активно развертывающуюся глобальную практическую деятельность, направленную на усиление позитивных и снижение негативных для человека и биосферы последствий этих процессов. Глобалистика «охватывает» глобальные проблемы, процессы, и системы как объективные феномены, которые она не только изучает, но и имеет к ним прямое отношение через предметно-практическую глобальную деятельность. Тем самым глобалистика, как научная мысль и как ее социально-технологическое воплощение в глобальной деятельности, участвует в процессах глобального развития, ориентируя его на гуманитарно-гуманистические цели.

Благодаря глобалистике, все больше научных направлений обретают сегодня глобальную ориентацию, включаясь в орбиту глобальных исследований, обогащая и расширяя их. Некоторые из них еще могут войти в глобалистику, и за их счет она далее будет расширяться, а другие останутся вне ее расширенного предметного поля, пополняя глобальные исследования.

Таким образом, можно ожидать, что дальнейшая эволюция глобальных исследований будет происходить как за счет «глобализации» ныне существующих научных дисциплин и направлений, так и путем развития глобалистики совместно с другими в той или иной степени глобализирующимися областями научного поиска. За счет развития глобальных исследований и других глобальных факторов наука будет обретать свою системно-планетарную целостность, а научное знание будет становиться более доступным для ученых в любом уголке нашей планеты.

Важной проблемой в развитии исследовательской деятельности является не вполне ясный научный статус глобалистики. В сознании многих ученых она пока является лишь какой-то еще не определенной областью научных исследований. Мы полагаем, что глобалистика может рассматриваться как важная, но все-таки часть глобальных исследований. По этим вопросам сегодня идет активная научная дискуссия, ориентированная на выяснение их взаимоотношений.

Целесообразно также выяснить, что представляет собой глобалистика: науку или научное направление? Речь, скорее всего, должна идти о научном направлении, которое, в силу своей междисциплинарности, включает пересечение ряда наук (отраслей научного знания). Глобалистика, как часть глобальных исследований, выходит за пределы дисциплинарного видения. Это подчеркивают все исследователи, но многие из них продолжают считать в духе дифференциации науки и дисциплинарного мышления глобалистику отраслью научного знания (дисциплиной), что логически противоречиво.

Результаты исследования процессов глобализации науки, прежде всего глобалистики, глобальных исследований и глобального эволюционизма как новых устойчивых трендов в современной науке, должны привести к пониманию и эффективному использованию этих важнейших феноменов XXI века, обеспечивающих единство и целостность научно-образовательного и научно-технологического направлений развития цивилизации.

Библиография
1.
Урманцев Ю.А.. Эволюционика или общая теория развития систем природы, общества и мышления. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2009.
2.
Гринин Л.Е. Эволюция: космическая, биологическая, социальная – возможности единой парадигмы // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания. Вып. 5 / Под ред. И.И. Абылгазиева, И.В.Ильина. М.: МАКСПресс. 2011
3.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы. М.: МГУ, 2012.
4.
Астрономия: век XXI / Ред.-сост. В.Г.Сурдин. Фрязино: Век 2, 2007.
5.
Урсул А.Д. Существует ли материя без движения? // Философия и культура. 2011. №7.
6.
Рис М. Наша космическая обитель. М.-Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2002.
7.
Грин Б. Скрытая реальность: Параллельные миры и глубинные законы космоса. М.: УРСС, ЛИБРОКОМ, 2013.
8.
Гуревич И.М., Урсул А.Д. Информация – всеобщее свойство материи: Характеристики. Оценки. Ограничения. Следствия. М.: ЛИБРОКОМ, 2012.
9.
Панов А.Д. Инварианты универсальной эволюции и эволюция в Мультиверсе // Универсальная эволюция и глобальные проблемы. М.: ИФ РАН, 2007.
10.
Галимов Э.М. Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции. М.: Едиториал УРСС, 2001.
11.
Савельева И.М., Полетаев А.В. Знание о прошлом: теория и история. В 2-х т. Т. 1: Конструирование прошлого. СПб.: Наука, 2003
12.
Мюллер Ф. и Геккель Э., Основной биогенетический закон, М. – Л.: Изд-во АН СССР, 1940.
13.
Урсул А.Д. Природа информации. М.: Политиздат, 1968.
14.
Красилов В.А. Нерешенные проблемы теории эволюции. Владивосток, 1986.
15.
Панов А.Д. Инварианты универсальной эволюции и эволюция в Мультиверсе // Универсальный эволюционизм и глобальные проблемы. М.: ИФ РАН, 2007.
16.
Панов А.Д. Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума (SETI). М.: ЛИБРОКОМ, 2008.
17.
Чернин А.Д. Открытие темной энергии в ближней Вселенной // Астрономия: век XXI. Фрязино: Век 2, 2007.
18.
Ильин И. В., Иванов А.В. Введение в глобальную экологию. М.: МГУ, 2009.
19.
Урсул А.Д., Урсул Т.А., Иванов А.В., Маликов А.Н. Экология, безопасность, устойчивое развитие. М.: Университетская книга, 2012.
20.
Урсул А.Д. Природа информации. Философский очерк. М.: Политиздат. 1968; 2-ое изд. Челябинск: ЧГАКИ, 2010.
21.
Колин К.К., Урсул А.Д. Информационная культурология. Предмет и задачи нового научного направления. Саарбрюккен (ФРГ): Lambert academic publishing. 2011.
22.
Информационный подход в междисциплинарной перспективе (круглый стол) // Вопросы философии. 2010. №2.
23.
Урсул А. Д. Урсул Т.А. Проблема безопасности в ракурсе глобального эволюционизма // Безопасность Евразии. 2011. №2.
24.
Урсул А. Д. Урсул Т.А. Будущее глобального мира: обеспечение безопасности через устойчивое развитие // Национальная безопасность / Nota bene. № 3. 2012.
25.
Бабурин С.Н., Мунтян М.А., Урсул А.Д. Глобализация в перспективе устойчивого развития. М.: Магистр: ИНФРА-М, 2011.
26.
Урсул А.Д., Дронов А.И. Глобальные проблемы освоения космоса (к формированию космической глобалистики) // Глобальные проблемы социального развития (философско-методологические аспекты) / Отв. ред. А.Д. Урсул. Кишинев: Штиинца, 1988.
27.
Урсул А.Д., Дронов А.И. Формирование космоглобалистики и проблема экоразвития // Освоение космоса и проблемы экологии, Социально-философские очерки. / Отв. ред. А.Д. Урсул. Кишинев: Штиинца, 1990.
28.
Урсул А.Д. Становление космоглобалистики // Философия и культура. 2010. № 11.
29.
Урсул А.Д. Космоглобалистика в ракурсе информационной гипотезы освоения мира // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания / Под ред. И.И.Абылгазиева, И.В. Ильина. Вып.5. М.: МАКСПресс, 2011.
30.
Урсул А.Д. От глобальных к космическим процессам // Пространство и время. 2012. №2.
31.
Урсул А.Д. Человечество, Земля, Вселенная. Философские проблемы космонавтики. М.: Мысль, 1977.
32.
Ильин И.В., Урсул А.Д. Эволюционная глобалистика (концепция эволюции глобальных процессов). М.: МГУ, 2009.
33.
Ильин И.В., Урсул А.Д. Глобальный эволюционизм и эволюционная глобалистика // Вестник МГУ им. М.В.Ломоносова. Серия 27: Глобалистика и геополитика. 2011. №1-2.
34.
Урсул А.Д. Глобальный эволюционизм. Учебно-методическое пособие. М.: МАКС Пресс, 2010.
35.
Урсул А.Д. Эволюционная глобалистика: Учебно-методическое пособие. М.: МАКС Пресс, 2012.
36.
Урсул А.Д. Освоение космоса. Философско-методологические и социологические проблемы. М.: Мысль, 1967.
37.
Чумаков А.Н. Глобалистика в системе современного научного знания // Вопросы философии. 2012. №7.
38.
Глобалистика. Энциклопедия / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. М.: Радуга, 2003.
39.
Глобалистика: международный междисциплинарный энциклопедический словарь / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. М.; СПб.; Н.-Й.: ИЦ «Елима»; ИД «Питер», 2006.
40.
Глобалистика: персоналии, организации, труды. Энциклопедический словарь / Гл. ред. И.В. Ильин, И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. М.: Альфа-М, 2012.
41.
Enciclopedia of Global Stadies / Ed. H.K. Anheier, M. Juergensmeyr. Los Angeles, London and others, 2012.
42.
Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991.
43.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Феномен образования в глобально-эволюционном ракурсе//Политика и Общество, №4-2010
44.
Урсул А.Д. Национальная идея в эпоху глобализации: проблемы безопасности и устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №1-2010
45.
Урсул А.Д., Ильин И.В. Глобализация в контексте устойчивого развития: политический аспект//Право и политика, №7-2010
46.
Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности в ракурсе устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №3-2010
47.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальные исследования: от глобализации знаний к становлению глобального знания//Философия и культура, №8-2010
48.
Урсул А.Д. Становление космоглобалистики//Философия и культура, №11-2010
49.
Урсул А.Д. Информация и культура//Философия и культура, №2-2011
50.
Урсул А. Д. Проблема безопасности и синергетика//Национальная безопасность / nota bene, №2-2011
51.
Урсул А. Д. Экологический ракурс безопасности и развития: методологические проблемы//Национальная безопасность / nota bene, №3-201
52.
Урсул А. Д. На пути к информационной глобалистике: междисциплинарный подход // Политика и Общество.-2012.-2.-C. 101-109.
53.
Урсул А.Д. Синергетический подход к исследованию безопасности // NB: Национальная безопасность.-2012.-2.-C. 1-47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
54.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Перспективы образования: информационно-экологическая ориентация в интересах устойчивого развития // Педагогика и просвещение.-2011.-4.-C. 14-25.
55.
Акопов Г.Л. Интернет-модернизация политической системы-базис для формирования информационного общества // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-2.-C. 55-63. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.180. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_180.htm
References (transliterated)
1.
Urmantsev Yu.A.. Evolyutsionika ili obshchaya teoriya razvitiya sistem prirody, obshchestva i myshleniya. Izd. 2-e, pererab. i dop. M., 2009.
2.
Grinin L.E. Evolyutsiya: kosmicheskaya, biologicheskaya, sotsial'naya – vozmozhnosti edinoi paradigmy // Globalistika kak oblast' nauchnykh issledovanii i sfera prepodavaniya. Vyp. 5 / Pod red. I.I. Abylgazieva, I.V.Il'ina. M.: MAKSPress. 2011
3.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: Idei, problemy, gipotezy. M.: MGU, 2012.
4.
Astronomiya: vek XXI / Red.-sost. V.G.Surdin. Fryazino: Vek 2, 2007.
5.
Ursul A.D. Sushchestvuet li materiya bez dvizheniya? // Filosofiya i kul'tura. 2011. №7.
6.
Ris M. Nasha kosmicheskaya obitel'. M.-Izhevsk: Institut komp'yuternykh issledovanii, 2002.
7.
Grin B. Skrytaya real'nost': Parallel'nye miry i glubinnye zakony kosmosa. M.: URSS, LIBROKOM, 2013.
8.
Gurevich I.M., Ursul A.D. Informatsiya – vseobshchee svoistvo materii: Kharakteristiki. Otsenki. Ogranicheniya. Sledstviya. M.: LIBROKOM, 2012.
9.
Panov A.D. Invarianty universal'noi evolyutsii i evolyutsiya v Mul'tiverse // Universal'naya evolyutsiya i global'nye problemy. M.: IF RAN, 2007.
10.
Galimov E.M. Fenomen zhizni: mezhdu ravnovesiem i nelineinost'yu. Proiskhozhdenie i printsipy evolyutsii. M.: Editorial URSS, 2001.
11.
Savel'eva I.M., Poletaev A.V. Znanie o proshlom: teoriya i istoriya. V 2-kh t. T. 1: Konstruirovanie proshlogo. SPb.: Nauka, 2003
12.
Myuller F. i Gekkel' E., Osnovnoi biogeneticheskii zakon, M. – L.: Izd-vo AN SSSR, 1940.
13.
Ursul A.D. Priroda informatsii. M.: Politizdat, 1968.
14.
Krasilov V.A. Nereshennye problemy teorii evolyutsii. Vladivostok, 1986.
15.
Panov A.D. Invarianty universal'noi evolyutsii i evolyutsiya v Mul'tiverse // Universal'nyi evolyutsionizm i global'nye problemy. M.: IF RAN, 2007.
16.
Panov A.D. Universal'naya evolyutsiya i problema poiska vnezemnogo razuma (SETI). M.: LIBROKOM, 2008.
17.
Chernin A.D. Otkrytie temnoi energii v blizhnei Vselennoi // Astronomiya: vek XXI. Fryazino: Vek 2, 2007.
18.
Il'in I. V., Ivanov A.V. Vvedenie v global'nuyu ekologiyu. M.: MGU, 2009.
19.
Ursul A.D., Ursul T.A., Ivanov A.V., Malikov A.N. Ekologiya, bezopasnost', ustoichivoe razvitie. M.: Universitetskaya kniga, 2012.
20.
Ursul A.D. Priroda informatsii. Filosofskii ocherk. M.: Politizdat. 1968; 2-oe izd. Chelyabinsk: ChGAKI, 2010.
21.
Kolin K.K., Ursul A.D. Informatsionnaya kul'turologiya. Predmet i zadachi novogo nauchnogo napravleniya. Saarbryukken (FRG): Lambert academic publishing. 2011.
22.
Informatsionnyi podkhod v mezhdistsiplinarnoi perspektive (kruglyi stol) // Voprosy filosofii. 2010. №2.
23.
Ursul A. D. Ursul T.A. Problema bezopasnosti v rakurse global'nogo evolyutsionizma // Bezopasnost' Evrazii. 2011. №2.
24.
Ursul A. D. Ursul T.A. Budushchee global'nogo mira: obespechenie bezopasnosti cherez ustoichivoe razvitie // Natsional'naya bezopasnost' / Nota bene. № 3. 2012.
25.
Baburin S.N., Muntyan M.A., Ursul A.D. Globalizatsiya v perspektive ustoichivogo razvitiya. M.: Magistr: INFRA-M, 2011.
26.
Ursul A.D., Dronov A.I. Global'nye problemy osvoeniya kosmosa (k formirovaniyu kosmicheskoi globalistiki) // Global'nye problemy sotsial'nogo razvitiya (filosofsko-metodologicheskie aspekty) / Otv. red. A.D. Ursul. Kishinev: Shtiintsa, 1988.
27.
Ursul A.D., Dronov A.I. Formirovanie kosmoglobalistiki i problema ekorazvitiya // Osvoenie kosmosa i problemy ekologii, Sotsial'no-filosofskie ocherki. / Otv. red. A.D. Ursul. Kishinev: Shtiintsa, 1990.
28.
Ursul A.D. Stanovlenie kosmoglobalistiki // Filosofiya i kul'tura. 2010. № 11.
29.
Ursul A.D. Kosmoglobalistika v rakurse informatsionnoi gipotezy osvoeniya mira // Globalistika kak oblast' nauchnykh issledovanii i sfera prepodavaniya / Pod red. I.I.Abylgazieva, I.V. Il'ina. Vyp.5. M.: MAKSPress, 2011.
30.
Ursul A.D. Ot global'nykh k kosmicheskim protsessam // Prostranstvo i vremya. 2012. №2.
31.
Ursul A.D. Chelovechestvo, Zemlya, Vselennaya. Filosofskie problemy kosmonavtiki. M.: Mysl', 1977.
32.
Il'in I.V., Ursul A.D. Evolyutsionnaya globalistika (kontseptsiya evolyutsii global'nykh protsessov). M.: MGU, 2009.
33.
Il'in I.V., Ursul A.D. Global'nyi evolyutsionizm i evolyutsionnaya globalistika // Vestnik MGU im. M.V.Lomonosova. Seriya 27: Globalistika i geopolitika. 2011. №1-2.
34.
Ursul A.D. Global'nyi evolyutsionizm. Uchebno-metodicheskoe posobie. M.: MAKS Press, 2010.
35.
Ursul A.D. Evolyutsionnaya globalistika: Uchebno-metodicheskoe posobie. M.: MAKS Press, 2012.
36.
Ursul A.D. Osvoenie kosmosa. Filosofsko-metodologicheskie i sotsiologicheskie problemy. M.: Mysl', 1967.
37.
Chumakov A.N. Globalistika v sisteme sovremennogo nauchnogo znaniya // Voprosy filosofii. 2012. №7.
38.
Globalistika. Entsiklopediya / Gl. red. I.I. Mazur, A.N. Chumakov. M.: Raduga, 2003.
39.
Globalistika: mezhdunarodnyi mezhdistsiplinarnyi entsiklopedicheskii slovar' / Gl. red. I.I. Mazur, A.N. Chumakov. M.; SPb.; N.-I.: ITs «Elima»; ID «Piter», 2006.
40.
Globalistika: personalii, organizatsii, trudy. Entsiklopedicheskii slovar' / Gl. red. I.V. Il'in, I.I. Mazur, A.N. Chumakov. M.: Al'fa-M, 2012.
41.
Enciclopedia of Global Stadies / Ed. H.K. Anheier, M. Juergensmeyr. Los Angeles, London and others, 2012.
42.
Vernadskii V.I. Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie. M.: Nauka, 1991.
43.
Ursul A.D., Ursul T.A. Fenomen obrazovaniya v global'no-evolyutsionnom rakurse//Politika i Obshchestvo, №4-2010
44.
Ursul A.D. Natsional'naya ideya v epokhu globalizatsii: problemy bezopasnosti i ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №1-2010
45.
Ursul A.D., Il'in I.V. Globalizatsiya v kontekste ustoichivogo razvitiya: politicheskii aspekt//Pravo i politika, №7-2010
46.
Ursul A.D. Strategiya natsional'noi bezopasnosti v rakurse ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2010
47.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nye issledovaniya: ot globalizatsii znanii k stanovleniyu global'nogo znaniya//Filosofiya i kul'tura, №8-2010
48.
Ursul A.D. Stanovlenie kosmoglobalistiki//Filosofiya i kul'tura, №11-2010
49.
Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura//Filosofiya i kul'tura, №2-2011
50.
Ursul A. D. Problema bezopasnosti i sinergetika//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №2-2011
51.
Ursul A. D. Ekologicheskii rakurs bezopasnosti i razvitiya: metodologicheskie problemy//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-201
52.
Ursul A. D. Na puti k informatsionnoi globalistike: mezhdistsiplinarnyi podkhod // Politika i Obshchestvo.-2012.-2.-C. 101-109.
53.
Ursul A.D. Sinergeticheskii podkhod k issledovaniyu bezopasnosti // NB: Natsional'naya bezopasnost'.-2012.-2.-C. 1-47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
54.
Ursul A.D., Ursul T.A. Perspektivy obrazovaniya: informatsionno-ekologicheskaya orientatsiya v interesakh ustoichivogo razvitiya // Pedagogika i prosveshchenie.-2011.-4.-C. 14-25.
55.
Akopov G.L. Internet-modernizatsiya politicheskoi sistemy-bazis dlya formirovaniya informatsionnogo obshchestva // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-2.-C. 55-63. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.180. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_180.htm
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"