Статья 'Кластер как механизм неоиндустриализации экономики' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Кластер как механизм неоиндустриализации экономики

Лапенкова Наталья Владимировна

Младший научный сотрудник центра мониторинга и оценки экономической безопасности Института экономической политики и проблем экономической безопасности, Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего образования «Финансовый университет при Прав​ительстве Р​​​оссийской Федерации» (Финансовый университет)​

125993 ГПС-3, Россия, г. Москва, Ленинградский пр-кт, 49, оф. с пометкой – Институт экономической политики и проблем экономической безопасности

Lapenkova Natalya Vladimirovna

Junior Scientific Associate, Center of Monitoring and Assessment of Economic Security of the Institute of Economic Policy and National Security Problems, Financial University under the Government of the Russian Federation

125993 GPS-3, Russia, g. Moscow, Leningradskii pr-kt, 49, of. s pometkoi – Institut ekonomicheskoi politiki i problem ekonomicheskoi bezopasnosti

ms.nvla@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Фирсов Дмитрий Владимирович

младший научный сотрудник, Институт экономической политики и проблем экономической безопасности, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Финансовый университет)

125993, Россия, г. Москва, Ленинградский пр-кт, 49

Firsov Dmitrii Vladimirovich

Junior Scientific Associate, Institute of Economic Policy and Economic Security Issues, Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, g. Moscow, Leningradskii pr-kt, 49

firsov.dmitrii.vladimirovich@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-7802.2021.3.35430

Дата направления статьи в редакцию:

05-04-2021


Дата публикации:

03-10-2021


Аннотация: Предметом исследования являются различные подходы к определению кластеров применительно к экономическим отношениям, а также основные признаки присущие им. Особое внимание уделяется анализу существующих форм и типов кластеров. Авторами показана роль и место кластеров в процессе неоиндустриализации, поскольку кластер является не просто формой организации бизнеса, а формой социального взаимодействия и воспроизводства. Благодаря способности кластера накапливать и самостоятельно использовать знания следует рассматривать его в качестве механизма неоиндустриализации экономики, а также неотъемлемого элемента обеспечения региональной конкурентоспособности. Авторами показано существенное отличие кластерной формы организации от холдинговой на примере анализа работ отечественных и иностранных исследований, а также отличия экономических кластеров от территориально-промышленных комплексов (ТПК), которые характерны для отраслевого подхода. Авторы приходят к выводу, что предпосылкой к появлению кластера является не решение административно-командной системы, а естественная потребность бизнеса, благоприятные условия для объединения и наличие необходимой инфраструктуры. Новизна исследования заключается в рассматривании кластера как механизм неоиндустриализации экономики.В ходе исследования делается вывод о том, что кластеры создают синергетический эффект как для мирового региона, в котором они расположены, так и для экономики стран, или даже отдельно взятых регионов, или территорий этих стран. На основе проведенного анализа сделан вывод о том, что необходимо формирование нового подхода к разработке кластерной политики. Новая кластерная политика призвана прежде всего наладить процесс по производству промышленных инноваций в нашей стране.


Ключевые слова: Региональное развитие, кластер, кластеризация экономики, региональная конкурентоспособность, неоиндустриализация, синергетический эффект, механизм неоиндустриализации экономики, кластерная политика, инновации, региональное социально-экономическое развитие

«Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета»

Abstract: The subject of this research is various approaches towards the definition of clusters applicable to economic relations, as well as their key characteristics. Special attention is given to the analysis of the existing forms and types of clusters. The authors describe the role and place of clusters in neo-industrialization process, since cluster is not just a form of business organization, but also a form of social interaction and reproduction. Due to the ability of a cluster to accumulate and use knowledge independently, it should be viewed as the mechanism for neo-industrialization of the economy, as well as an integral element for ensuring regional competitiveness. The article notes a substantial difference between the cluster form of organization and the holding form of organization based on the Russian and foreign research, as well as the differences between economic clusters and territorial production complexes, which are characteristic to sectoral approach. The conclusion is made that the prerequisite for the emergence of cluster is not the solution of the administrative guidance system, but a natural need of the business, favorable conditions for integration, and availability of the necessary infrastructure. The novelty consists in viewing cluster as the mechanism for neo-industrialization of the economy. It is underlined that clusters create a synergistic effect for the global region they are located in, as well as for the economies of the countries, separate regions or territories of these countries. The authors indicate the need for elaboration of the new approach towards the development of cluster policy. The new cluster policy is intended to regulate the industrial innovation process in the Russian Federation.



Keywords:

mechanism of neo-industrialization of the economy, synergistic effect, neo-industrialization, regional competitiveness, economy clustering, cluster, Regional development, cluster policy, innovation, regional socio-economic development

1. Введение.

На сегодняшний день все больше государств используют концепцию кластерной организации экономических отношений для реализации своей инновационной политики.

Концепция кластерной организации экономических отношений получила широкое распространение в российской экономической литературе, однако, несмотря на это, единого общепринятого понятия нет. У истоков кластерных исследований стоит американский ученый Майкл Портер, который возглавляет кафедру администрирования Гарвардской школы бизнеса. В своей книге «Конкуренция» он выводит основные определения кластеров [1].

По Портеру кластерами являются:

1. Расположенные по географическому признаку группы предприятий, специализированных поставщиков компонентов и услуг в смежных областях, а также в этих областях, конкурирующих, но ведущих совместную работу [1, с. 256].

2. Географически соседствующие взаимосвязанные предприятия, которые действуют в определенной сфере и взаимно дополняющие друг друга [1, с. 258].

3. Система взаимосвязанных предприятий и организаций, совокупная экономическая мощь которых превышает сумму составных частей [1, с. 275].

4. Форма пространственной организации, которая, по своей сути, может быть более эффективной в отношении отдельных элементов производства, при условии наличия местных конкурентоспособных поставщиков [1, с. 276].

5. Сетевая форма, наблюдающаяся в пределах географического региона, где компактное расположение предприятий и организаций обеспечивает наличие определенных форм общности и повышает уровень и частоту их взаимодействия [1, с. 290].

6. Способ структурирования и понимания экономии, теории и практики экономического развития, а также разработки и формирования государственной политики [1, с. 319].

2. Кластеры: особенности и основные характеристики.

Кластеры различны по своим характеристикам и особенностям. Как правило, они различаются по размерам, уровню внутреннего развития и широте охвата. Некоторые кластеры состоят исключительно из мелких фирм, в других же принимают участие транснациональные компании (корпорации) - ТНК и правительственные, естественные монополии. Чаще всего развитие кластера напрямую связано с количеством внутренних и внешних связей и межотраслевых взаимодействий. В развитых кластерах базы поставщиков более специализированы и работают по сходным факторам производства.

Преимущества предприятий в кластере выше за счет синергетического эффекта. Конкурентоспособность отдельных фирм растет благодаря эффекту диффузии инноваций, ибо нововведения быстро распространяются за счет большого количества коммуникаций между отдельными элементами системы.

Кластеры в буквальном смысле пронизаны двумя движущими силами – конкуренцией и сотрудничеством. Интенсивность борьбы за рынок внутри кластера выше, но и партнерские отношения достигаются значительно легче. При этом сам кластер часто формирует свой собственный локальный рынок труда, сырья и компонентов производства, являясь по сути центром притяжения для бизнеса, а также источником занятости населения.

Насыщенная конкурентная среда кластера снижает барьеры для входа и выхода. При этом организационная структура предприятий становится весьма пластичной – процесс появления предприятий, слияния, поглощения или исчезновения непрерывен. Как правило, основные предприятия структурируются в решетке перекрывающихся взаимосвязей между корпорациями, отдельными предпринимателями и государственными структурами.

Все данные характеристики и определения подчеркивают место кластерных структур в процессе неоиндустриализации, поскольку кластер является не просто формой организации бизнеса, а формой социального взаимодействия и воспроизводства. Это прослеживается нами как в немецкой модели неоиндустриализации «Промышленность 4.0», так и в американской модели «Промышленного интернета», поскольку обе они нацелены на создание новых устойчивых взаимосвязей и получение совокупного экономического эффекта от синергетического взаимодействия.

Из всего многообразия определений кластера мы можем выделить определение, данное д.э.н. Пензенского государственного университета В.М. Володиным:

«Кластер – это сетевая группа в основном независимых, географически соседствующих, в большинстве своем неформально взаимосвязанных и взаимодополняющих друг друга организаций, гибко и оперативно действующих на принципах кооперации, конкуренции и сетевых взаимоотношений в родственных отраслях, повышающих уровень своей конкурентоспособности и экономической активности территории. Сетевая организация представляет собой совокупность специализированных единиц, деятельность которых координируется системой горизонтальных и вертикальных связей» [2].

Масштаб кластеров может быть разным: от локальных объединений нескольких предприятий, до региональных и государственных кластеров. Некоторые страны идут по пути полной кластеризации своей экономики.

3. Отраслевой подход к понятию кластера.

М.Портер предлагает сравнивать конкурентоспособность стран не в качестве конкурентоспособности отдельных предприятий или корпораций, а в качестве соотношения конкурентоспособности отраслевых кластеров [3].

Практика показывает, что такие кластеры, как например, кластеры самоорганизующейся системы требуют наличие лишь двух условий: благоприятная среда и наличие желания к объединению у потенциальных участников. Основная и, пожалуй, главная задача государства в данной сфере – создание благоприятной среды для производителей в форме ряда действий:

· организация системы гарантирования кредитования, которая призвана снизить риски в банковской сфере;

· предоставление услуг консалтинга;

· развитие информационно-коммуникационных технологий, так как они непосредственно обеспечивают эффективность взаимодействия между участниками кластера;

· введение образовательных программ в сфере подготовки и переподготовки специалистов в области инноваций, которые способны принимать решения в условиях постоянно изменяющегося рынка.

Кластерная форма организации позволяет создавать новую форму инновации – «совокупного инновационного продукта» [4], который представляет собой не просто общее количество изобретений, а систему производства и коммерциализации передовых инновационных продуктов и услуг.

Здесь стоит упомянуть об отличии экономических кластеров от территориально-промышленных комплексов (ТПК), которые характерны для отраслевого подхода. ТПК, как правило, организовываются в рамках административно-командной системы вокруг уже существующих крупных производств в рамках переорганизации или реструктурирования. Также не относятся к кластерам академгорода и наукограды, которые формируются административной системой. Кластер же возникает в результате естественной потребности бизнеса и благоприятных условий для объединения, а не в следствии единовременного решения. Наличие сверхконцентрированной научной среды не является необходимым условием, более важными факторами выступает легкость взаимодействия между производством, бизнесом и наукой, а также наличие развитой инфраструктуры.

Тем не менее, это вовсе не означает, что государство полностью самоустраняется от участия в жизни кластера. Многие государства не только поддерживают и стимулируют кластеризацию своей экономики, но и принимают активное участие в функционировании кластеров. Подобные стратегии развития получили широкое распространение в странах Европы.

Стоит отметить, что формирование кластера служит и многим другим целям, таким как повышение конкурентоспособности на макро- и мезо-уровнях и формирование государственных программ регионального развития.

4. Инновационный подход.

Одним из важнейших качеств кластера является его универсальность и межотраслевая направленность. Именно поэтому в рамках данной модели успешно развиваются наукоемкие и высокотехнологичные производства.

Современные экономисты рассматривают сетевое взаимодействие фирм, предприятий и исследовательских организаций производящих, накапливающих и распространяющих знания как важную часть инновационного процесса.

При этом производство инноваций внутри кластера тесно связано с научными исследованиями, но не тождественно проведению НИОКР. Инновационное промышленное предприятие не обязательно имеет статус научной организации. Кластерное взаимодействие позволяет выводить разработку инноваций в отдельные структуры.

Российское законодательство определяет научную организацию как «юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы и формы собственности, а также общественное объединение научных работников, осуществляющее в качестве основной научную и/или научно-техническую деятельность, подготовку научных работников и действующее в соответствии с учредительными документами научной организации. Научные организации подразделяются на научно-исследовательские и научные организации, образовательные учреждения высшего профессионального образования, опытно-конструкторские, проектно-конструкторские, проектно-технологические и иные организации, осуществляющие научную и/или научно-техническую деятельность» [5].

Для получения статуса научной организации требуется получить специальную государственную аккредитацию.

Согласно рекомендациям ОЭСР (Руководство Фраскати [6]), в зависимости от принадлежности к секторам науки, можно классифицировать научные организации на следующие типы (табл. 1):

Таблица 1 - Типы научных организаций по секторам [7]

Сектор

Состав

Государственный сектор

Научные организации федеральных ведомств и министерств (в том числе Российская академия наук и отраслевые академии), научные организации органов управления республик, краев, областей, Москвы, Санкт-Петербурга, научные организации местных (муниципальных) органов управления.

Бизнес-сектор

Отраслевые научно - исследовательские институты (НИИ), проектно-конструкторские и другие подобного типа организации, промышленные предприятия, опытные базы и т.д.

Сектор высшего образования

Высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты и центры, конструкторские и проектно-конструкторские организации, опытные (экспериментальные) предприятия, подведомственные вузам и/или Госкомвузу России клиники, госпитали, другие медицинские учреждения при вузах и т.д.

Частный сектор

Добровольные научные и профессиональные общества, не приносящие прибыль, и ассоциации, общественные организации, благотворительные фонды и т.п.

В виду гибкости управленческих решений радикальные инновации появляются, как правило, в малых инновационных компаниях. Подобные предприятия могут иметь различные виды организации, например, такие как:

· внутренние подразделения корпораций, финансируемые на венчурной основе собственными фондами корпораций;

· дочерние компании крупных предприятий, занимающиеся внедренческой деятельностью, организация которых происходит на паевых началах, что позволяет предотвратить уход ведущих сотрудников, предоставив им долю в новой компании (контрольный пакет акций контролируется «материнской» корпорацией);

· независимые разработчики, финансируемые из венчурных фондов или под руководством «бизнес-ангелов».

Кластер, как форма организации промышленных предприятий и межотраслевого взаимодействия, зависит от множества внешних факторов и изначальных условий. Способности к самоорганизации и восприятию внешних воздействий дают широкие возможности в выработке оптимального механизма формирования, который совместит в себе региональные особенности и яркие конкурентные преимущества экономики России.

5. Определение кластерных структур.

Доктор Орьян Сольвель, профессор Стокгольмской международной бизнес школы, выделяет четыре ключевых параметра для определения кластерных структур [8]:

1. Кластер как тип агломерации;

2. Уровень динамики кластера;

3. Ступень жизненного цикла кластера;

4. Вовлеченность кластера.

Первый параметр указывает на одну из четырех типов агломераций где концентрируется промышленная активность. Каждый из типов определяется через совокупность преимуществ, получаемых от экономической эффективности и инноваций.

В таблице 2 представлены типы экономических агломераций.

Таблица 2 - Типы экономических агломераций

Характеристики

Разнообразие видов деятельности

Технологическая деятельность

Эффективность и гибкость

Города

Индустриальные районы

Инновации

Творческие регионы

Кластеры

Источник: составлено авторами на основе материала О. Солвель. Кластеры – баланс эволюционных и конструктивных сил

Первый тип агломерации относится к экономикам с региональной концентрацией и урбанизацией, где все предприятия и отрасли сосредоточены на одной территории. Подобное расположение приводит к возникновению «промышленных поясов» и региональных метрополий. Крупные города становятся основной политической и экономической силой, где сосредоточены штаб-квартиры крупных корпораций.

Второй тип агломерации относится к предприятиям, вовлеченным в связанный между собой или похожий тип производства, что приводит к возникновению промышленных регионов. Подобное расположение возникает там, где наличествует взаимодействие между местными поставщиками и потребителями, а также присутствует общая для предприятий инфраструктура. Такая форма организации позволяет сокращать транзакционные издержки для всего региона.

Кластерные типы агломераций не имеют ригидных цепочек поставок и услуг, а используют более динамично изменяющиеся связи, основанные на обмене знаниями и умениями. Так, кластеры состоят не только из исходящих и входящих потоков, но также предполагают обмен бизнес-информацией, ноу-хау и технологиями.

При этом кластеры могут быть как географически вынесены в провинцию, так и являться частью более крупных территорий, городов и агломераций.

Кластер является прежде всего формой межотраслевого и междисциплинарного взаимодействия и включает в себя не только профильные предприятия, но и сопутствующие организации.

6. Участники кластера и жизненный цикл кластера.

В таблице 3 приведены участники кластера.

Таблица 3 - Участники кластера

Типы организаций

Участники

Индустрия

Потребители, поставщики, смежные отрасли, поставщики услуг.

Общественные организации

Региональные органы власти, федеральные агентства и министерства.

Университеты

ВУЗы, лаборатории, технопарки, фирмы, занимающиеся технологическим трансфером.

Ассоциации

Формальные и неформальные сети, торговые ассоциации, кластерные ассоциации.

Медиа

Профильные региональные, федеральные и международные СМИ.

Финансы

Банки, венчурный капитал, бизнес-ангелы.

Источник: составлено авторами на основе материала О. Солвель. Кластеры – баланс эволюционных и конструктивных сил

Каждый кластер имеет свой срок существования и проходит определенный цикл развития. Некоторые кластеры остаются небольшими и исчезают, другие начинают активно развиваться, увеличиваясь в размерах. Наиболее успешные кластеры построены на комбинации активной внутренней динамики (внутренняя конкуренция, формирование новых предприятий) и интенсивном привлечении внешних ресурсов и инвестиций. В своем развитии кластер проходит ряд фаз. На ранней стадии развитие кластера, как правило, связано с именем своих основателей. Со временем ряд отдельных предприятий и стратегий начинают доминировать, что напрямую связано со спросом на отдельную продукцию и жизненным циклом продуктов. В конце своего существования кластеры переходят в «музейную» стадию или в фазу «возрождения», где новые компании возникают на месте старых, используя инновационные подходы и технологии.

7. Кластерная политика.

На наш взгляд, ввиду невозможности директивного создания и формирования промышленных кластеров, тем не менее одним из факторов их развития является кластерная политика, которая создает необходимые предпосылки для возникновения кластерного взаимодействия в отдельно взятом регионе. Кластерная политика в свою очередь является составной частью единых – инновационной и научно-технологической политик. Вместе они представляют собой неотъемлемую часть социально-экономической политики России.

Кластер как форма организации промышленного производства приобретает особое значение в контексте неоиндустриального общества, где вертикально интегрированная структура корпораций дополняется максимальным увеличением количества горизонтальных связей отдельно взятого предприятия или иного структурного подразделения. Особенно это касается американской модели неоиндустриализации, где информационно-коммуникационные технологии используются для создания доселе неизвестных комбинаций продуктов, компаний и способов производства.

Существенным отличием кластерной формы организации от холдинговой является их сетевая природа. Американские исследователи У.Пауэлл и Л.Смит-Дор воспринимают промышленные кластеры как проекции производственных сетей на территорию (Networks of place) [9]. В своих работах они подчеркивают, что сетевые структуры могут превосходить иерархические за счет распространения знания и высокому инфообмену. Российские ученые В.Княгинин и П.Щедровицкий говорят об эффекте «территориальной маржи» - синергетическом эффекте мобилизации сетевых ресурсов, когда территория добавляет к капиталу компаний дополнительную стоимость [10].

В рамках сетевой структуры замена горизонтальных связей вертикальными зачастую приводит к возникновению более иерархических «холдинговых» структур. Кластеры часто представляются в виде некой «мягкой» формы интеграции, что не совсем верно.

Так, Л. Александрова анализирует следующие особенности, связанные с реализацией кластерной политики в России [11]:

· использование директивного или интервенционистского типа политики поддержки промышленных кластеров при меньшем внимании к трансформации уже существующих традиционных кластеров;

· формирование кластеров инициируется государством и основано на механизме государственно-частного партнерства;

· понятие кластера часто смешивается с холдингом;

· кластерные инициативы реализуются с крупным предприятием в качестве «ядра» создаваемой фокальной структуры;

· частое появление кластерных инициатив без реального плана работы в качестве предлога по освоению федерального бюджета. С последующим исчезновением кластера после его растраты.

Все эти факторы подталкивают нас к выводам о том, что необходим новый подход к разработке кластерной политики, который не направлен исключительно на оптимизацию технологических цепочек (холдинги справляются с этой задачей не менее эффективно). Новая кластерная политика связана прежде всего с производством промышленных инноваций. Подобные кластеры отличаются межотраслевыми технологическими цепочками, которые осуществляют не только перенос новшеств, решений и знаний, но и формируют «сквозные компетенции» с последующим возникновением «центров компетенции» [12].

Именно способность кластера к накоплению знаний и их самостоятельному использованию как раз позволяет рассматривать его в качестве механизма неоиндустриализации экономики.

8. Мировые рейтинги.

Среди существующих способов и методик оценки кластерного потенциала развития, на наш взгляд, выделяется глобальный индекс инноваций (Global Innovation Index), который рассчитывается по более чем 80 экономическим показателям, которые суммируются в условные баллы, отражающие инновационную активность в экономике стран. Индекс разработан в 2007 году совместно Корнельским университетом (Cornell University), Международной школой INSEAD и Всемирной организацией интеллектуальной собственности (WIPO).

В рейтинге 2019 года Россия заняла 46 место, чуть ниже Черногории, Хорватии и Таиланда и чуть выше Украины, Грузии и Турции.

В условных баллах, 2019 г.

Рисунок 1 - Глобальный индекс инноваций, 2019 г.

Источник: Составлено авторами по данным INSEAD [13]

Среди параметров, по которым идет отставание, отмечены: число организаций, производящих инновации, корпоративное финансирование разработок, удельный вес инноваций в общем объеме отгруженной продукции.

По подобным параметрам отслеживается существенное отставание российской экономики по показателям доли инновационной продукции и объемам финансирования НИОКР.

В XV ежегодном исследовании «Экспорт российской индустрии разработки программного обеспечения» указывается: «В 2017-2018 годах в рейтингах, которые характеризуют условия ведения бизнеса, а также уровень разработки и использования информационных технологий, Россия, как правило, оказывалась на более высоких местах, чем в предыдущие годы. В рейтинге стран по условиям ведения бизнеса даже отмечен подъем на 30 позиций. Если и имелось снижение в ряде рейтингов, то в пределах колебаний, которые были характерны для последних нескольких лет» [14].

Согласно рейтингу Doing Buisness, за последние 5 лет Россия совершила рывок с 92-го на 31-е место. По индексу электронного развития E-Government Survey 2018: E-Government for the People (Рейтинг развития электронного правительства и услуг, составляется экспертами ООН, обновляется раз в 2 года) после подъема на 35 позицию к 2016 г., в 2018 году для России особо ничего не изменилось, она остановилась на 32-м месте. В индексе The Global Competitiveness который составляет Всемирный экономический форум (World Economic Forum), Россия поднялась по итогам 2016-2018 годов на 2 позиции, но все еще занимает очень низкое 43-е место. В рейтинге конкурентоспособности стран швейцарской школы IMD позиция России не изменилась — она так и осталась на 45 месте.

Сравнение рейтингов является затруднительным, ввиду различий в их методиках и периодичности измерений. Но, сравнивая динамику роста России в рейтингах, мы тем не менее можем увидеть складывающийся тренд роста или падения.

Имеющиеся данные позволяют нам составить таблицу отражающую положение экономики России в глобальных технологических и экономических рейтингах (Таблица 4).

Таблица 4 - Россия в мировых экономических индексах

Индекс

Составитель

Значение индекса

Позиция России в индексе

Doing Business

Эксперты Всемирного банка (World Bank)

Индекс легкости ведения бизнеса

По итогам 2018 г. совершен подъем на 31-е место

E-Government Survey 2018: E-Government for the People

Эксперты ООН (UN)

Рейтинг развития «электронного правительства»

В 2018 году для России особых изменений не произошло, она остановилась на 32-м месте.

The Global Competitiveness

Всемирный экономический форум (The World Forum)

Рейтинг глобальной конкурентоспособности

Россия поднялась по итогам 2018 года занимает 43-е место.

Рейтинг конкурентоспособности стран

Швейцарская бизнес-школа IMD

Рейтинг глобальной конкурентоспособности

Россия в 2018 г. занимает 45-е место

Global Innovation Index

Агентство Bloomberg

Рейтинг глобального развития инноваций

Россия переместилась на 27 место с 25

Global Innovation Index

Корнельский университет

Рейтинг глобального развития инноваций

Россия заняла 46-е место

Индекс сетевой готовности

Всемирный экономический форум

Развитие сетевых технологий и инфраструктуры

В 2018 г. Россия заняла 41-е место

The Web Index

World Wide Web Foundation

Развитие и использование интернета

В 2018 году Россия поднялась на 35 место

The A.T. Kearney Global Retail E-Commerce Index

Компания “A.T. Kearney”

Рейтинг розничной онлайн торговли

В 2018 году Россия поднялась на 8 место

Источник: составлено авторами по данным исследования «Экспорт российской индустрии разработки программного обеспечения», 2018 [14]

Следует отметить, что при составлении индексов зачастую используются методики, которые опираются не на экономическую статистику, а на спорные мнения отдельных экспертов и организаций, руководствующихся скорее больше политическими, чем научными мотивами.

В России отправной точкой для начала кластеризации экономики как новой парадигмы развития послужило принятие Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, утвержденная в 2008 году. Она предусматривает среди основных направлений перехода к инновационному социально ориентированному типу экономического развития «создание сети территориально-производственных кластеров, реализующих конкурентный потенциал территорий». Однако, и в теории, и на уровне нормативно-правовых актов, остаются методологические недоработки данного вопроса. Реальный процесс поддержки создания и развития кластеров в России был запущен в 2012г., когда Министерство экономического развития Российской Федерации приступило к реализации федеральной программы поддержки инновационных территориальных кластеров, и параллельно, Министерство промышленности и торговли РФ с 2015 г. ведет свой вектор поддержки промышленных кластеров, отбирая соответствующие кластеры на конкурсной основе. Несмотря на это, в России до сих пор отсутствует рамочный закон о кластерной политике [15].

9. Заключение.

Имеющиеся данные показывают, что в России все еще сохраняются возможности для успешного технологического развития при том, что существующие индексы опираются, в основном, на оценку развития информационно-коммуникационных технологий в структуре экономики, не уделяя должного внимания совокупности развития промышленной и информационно-коммуникационной сферы.

В недалеком будущем концепции кластерной организации экономических отношений и рассмотренных индексов представляется перспективной необходимость развития независимых и самостоятельных индексов и методик оценки экономического потенциала Российской Федерации с точки зрения вертикально интегрированных структур.

Перечисленные проблемы и концепции кластерной организации подталкивают нас к экономической модели где государство выступает как активный участник экономических отношений. Главными столпами промышленного производства становятся вертикально интегрированные корпорации (независимо от их юридического статуса), которые обладают достаточными мощностями для реализации программы неоиндустриализации. Именно в ходе реализации национальных научно-технических и инфраструктурных проектов способна появиться среда благоприятная для формирования промышленных кластеров.

Библиография
1.
Портер, М. Конкуренция / М. Портер; [пер. с англ. О.Л. Пелявского и др.]. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2005. – 608 с.
2.
Володин В.М., Трешин Е.М. Современная дефиниция понятия «кластер» и подходы к формализации этого явления. // Экономические науки, 2010. – № 2.-С.164-167.
3.
Портер, М. Конкуренция / М. Портер; [пер. с англ. О.Л. Пелявского и др.]. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2005. – 608 с.
4.
Цихан Т.В. Кластерная теория экономического развития // Теория и практика управления, 2003, № – с.40.
5.
Федеральный закон от 23.08.1996 N 127-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "О науке и государственной научно-технической политике".-п.1 ст.5.
6.
Frascati Manual: Proposed Standard Practice for Surveys on Research and Experimental Developnent. – 2015 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.oecd.org/sti/frascatimanual (дата обращения 24.09.20).
7.
Измерение научно-технической деятельности. Предлагаемая стандартная практика для обследований исследований и экспериментальных разработок: Руководство Фраскати / Перевод и научн. ред. Л.М. Гохберга. Париж—Москва: ОЭСР. ЦИСН, 1995.
8.
Solvell O. Clusters-Balancing Evolutionary and Constructive Forces.-Stockholm: Ivory Towers Publishing, 2009. – P. 200.
9.
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети и хозяйственная жизнь // Экономическая социология. 2003. Т.4 №3.
10.
Щедровицкий П., Княгинин В. Территориальная проекция промышленной политики в России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2009/2564 (дата обращения: 01.10.20).
11.
Александрова Л.А. Промышленная интеграция: кластеры VERSUS холдинги [Текст] / Л.А. Александрова // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета.-2014.-№ 2.-С. 25-29.
12.
Гительман Л.Д., Кожевников М.В. Центры компетенций-прогрессивная форма организации инновационной деятельности // Инновации.-2013.-№ 10 (180).-С. 92-98.
13.
Global Innovation Index 2019. INSEAD. – 2019 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.globalinnovationindex.org/analysis-indicator (дата обращения: 03.10.20).
14.
Экспорт российской индустрии разработки программного обеспечения. 15-е ежегодное исследование. Руссофт. 2018 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://russoft.org/wp-content/uploads/2018/11/Issledovanie-itog-na-sajt.pdf (дата обращения: 01.09.20).
15.
Бахшян Э.А. — Кластеры в современной экономике: сущность, характерные черты и генерируемые эффекты // Теоретическая и прикладная экономика. – 2019. – № 1. – С. 64-74. DOI: 10.25136/2409-8647.2019.1.28209 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=28209
References (transliterated)
1.
Porter, M. Konkurentsiya / M. Porter; [per. s angl. O.L. Pelyavskogo i dr.]. – M.: Izdatel'skiĭ dom «Vil'yams», 2005. – 608 s.
2.
Volodin V.M., Treshin E.M. Sovremennaya definitsiya ponyatiya «klaster» i podkhody k formalizatsii etogo yavleniya. // Ekonomicheskie nauki, 2010. – № 2.-S.164-167.
3.
Porter, M. Konkurentsiya / M. Porter; [per. s angl. O.L. Pelyavskogo i dr.]. – M.: Izdatel'skiĭ dom «Vil'yams», 2005. – 608 s.
4.
Tsikhan T.V. Klasternaya teoriya ekonomicheskogo razvitiya // Teoriya i praktika upravleniya, 2003, № – s.40.
5.
Federal'nyi zakon ot 23.08.1996 N 127-FZ (red. ot 13.07.2015) "O nauke i gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politike".-p.1 st.5.
6.
Frascati Manual: Proposed Standard Practice for Surveys on Research and Experimental Developnent. – 2015 [Elektronnyĭ resurs]. – Rezhim dostupa: www.oecd.org/sti/frascatimanual (data obrashcheniya 24.09.20).
7.
Izmerenie nauchno-tekhnicheskoi deyatel'nosti. Predlagaemaya standartnaya praktika dlya obsledovanii issledovanii i eksperimental'nykh razrabotok: Rukovodstvo Fraskati / Perevod i nauchn. red. L.M. Gokhberga. Parizh—Moskva: OESR. TsISN, 1995.
8.
Solvell O. Clusters-Balancing Evolutionary and Constructive Forces.-Stockholm: Ivory Towers Publishing, 2009. – P. 200.
9.
Pauell U., Smit-Dor L. Seti i khozyaistvennaya zhizn' // Ekonomicheskaya sotsiologiya. 2003. T.4 №3.
10.
Shchedrovitskii P., Knyaginin V. Territorial'naya proektsiya promyshlennoi politiki v Rossii [Elektronnyĭ resurs]. – Rezhim dostupa: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2009/2564 (data obrashcheniya: 01.10.20).
11.
Aleksandrova L.A. Promyshlennaya integratsiya: klastery VERSUS kholdingi [Tekst] / L.A. Aleksandrova // Vestnik Saratovskogo gosudarstvennogo sotsial'no-ekonomicheskogo universiteta.-2014.-№ 2.-S. 25-29.
12.
Gitel'man L.D., Kozhevnikov M.V. Tsentry kompetentsii-progressivnaya forma organizatsii innovatsionnoi deyatel'nosti // Innovatsii.-2013.-№ 10 (180).-S. 92-98.
13.
Global Innovation Index 2019. INSEAD. – 2019 [Elektronnyĭ resurs]. – Rezhim dostupa: https://www.globalinnovationindex.org/analysis-indicator (data obrashcheniya: 03.10.20).
14.
Eksport rossiiskoi industrii razrabotki programmnogo obespecheniya. 15-e ezhegodnoe issledovanie. Russoft. 2018 [Elektronnyĭ resurs]. – Rezhim dostupa: https://russoft.org/wp-content/uploads/2018/11/Issledovanie-itog-na-sajt.pdf (data obrashcheniya: 01.09.20).
15.
Bakhshyan E.A. — Klastery v sovremennoi ekonomike: sushchnost', kharakternye cherty i generiruemye effekty // Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika. – 2019. – № 1. – S. 64-74. DOI: 10.25136/2409-8647.2019.1.28209 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=28209

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в данной статье выступает кластерная организация экономической деятельности, рассматриваемая как с точки зрения теории, так и современной мировой и отечественной практики. В настоящее время обостряется поиск новых источников экономического роста, быстрого восстановления национальных экономик после того ущерба, который нанесла им пандемия. Поэтому актуализация кластерного подхода, как эффективного средства подъема национальной экономики, представляет несомненный интерес. Для России кластерный подход является способом углубления самостоятельности национальной экономики в условиях санкций со стороны США и Европы.

Методология исследования включает в себя обзор теоретических подходов к кластерной организации экономики, определение специфики производственных кластеров, и на этой основе обзор мировой и отечественной практики в сфере кластеров, выявление уровня готовности отечественной экономики развивать данное направление. Автор выстраивает свое исследование как весьма лаконичный, но при этом емкий обзор достижений в данной теме, но при этом, на наш взгляд, жертвует фактологией, в частности, статье не достает данных по уровню развития кластеров в Российской Федерации, их показателей, сравнение с аналогичными показателями в других странах.

Как мы уже отмечали, мировая экономическая система в целом понесла значительные потери. При этом перед каждой страной стоит первоочередная задача восстановления собственного уровня производства, увеличения занятости, роста доходов населения. Кластерная организация экономики удовлетворяет указанным приоритетом, к тому же накоплен значительный опыт в реализации успешной кластерной политики в мире. Все это дает в руки государства проверенный инструмент для вывода национальной экономики из кризиса.

Научная новизна данного исследования заключается в разностороннем представлении теоретических и практических основ кластерной политики, в анализе потенциала Российской Федерации реализовать кластерный подход к активизации промышленной политики и в предложениях по организационной форме стимулирования промышленного производства в кластерах. Автор аргументирует необходимость опоры на вертикально интегрированные корпорации, которые должны стать основой для формирования кластеров, что, по нашему мнению, может вступить в противоречие с самой философией кластерного производства, где высокая степень взаимодействия предприятий сочетается с высоким уровнем конкуренции между ними, чем и обеспечивается экономический выигрыш.

Достоинством статьи является ее четкая структурированность, научный стиль изложения материала. Автор лаконично, но без ущерба материалу, излагает теорию и практику кластерного подхода. Статья содержит поясняющий табличный и графический материал.

Библиография включает 15 источников, из которых 3 – иностранных. При этом большая часть источников не относится к актуальным публикациям, что, скорее всего, и объясняет недостаточность внимания автора к современному состоянию кластерного развития в Российской Федерации, конкретных примеров отечественных кластеров и их динамики.

Указанные недостатки не умаляют достоинств статьи. Автор интересно и доступно излагает материал, читать исследование будет интересно в том числе и неспециалистам. Исследование будет полезно как для научных работников, занимающихся проблемами кластеров, так и работникам профильных ведомств, разрабатывающих предложения по активизации экономики страны.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"