по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Фискальная автономия муниципалитетов: опыт Южного федерального округа
Зотова Алла Ивановна

кандидат экономических наук

доцент, ФГАОУ ВО "Южный федеральный университет"

344002, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. М. Горького, 88, каб. 112

Zotova Alla Ivanovna

PhD in Economics

associate professor of the Department of Finances and Credit at Southern Federal University

344002, Russia, Rostov Region, Rostov-on-Don, Maxim Gorgky's str., 88, room No. 112

alla.zotova@list.ru
Коробко Светлана Алексеевна

старший преподаватель, ФГАОУ ВО "Южный федеральный университет"

344002, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. М. Горького, 88, каб. 108

Korobko Svetlana Alekseevna

senior lecturer of the Department of Finances and Credit at Federal Southern University

344002, Russia, Rostov Region, Rostov-on-Don, Maxim Gorky's str., 88, room No. 108

korobko_sa@mail.ru

Аннотация.

Объектом исследования выступают местные бюджеты субъектов федерации Южного федерального округа. Предметом исследования является фискальная автономия муниципалитетов как правовая и финансовая возможность местных органов публичной власти определять источники и величину доходов, направления и способы осуществления расходов бюджетных средств при решении вопросов местного значения. Фискальная автономия рассматривается как важная финансовая характеристика бюджетов муниципальных образований, отражающая уровень бюджетной самостоятельности, возможности, ограничения и риски муниципальных властей при реализации собственных доходных и расходных полномочий. Методологическую основу исследования составили принципы и основные положения концепции бюджетного федерализма, формальная логика, системный подход и структурно-функциональный анализ. Использовались методы описательной статистики и сравнительного анализа. Предложена система индикаторов для оценки уровня фискальной автономии бюджетов муниципалитетов. Новизна исследования заключается в использовании предложенной системы показателей для сравнительного анализа уровня фискальной автономии различных типов муниципальных образований на разных территориях. Анализ выявил: недостаточный уровень фискальной автономии бюджетов муниципалитетов ЮФО, зависимость местных бюджетов от финансовой политики региональных властей по выделению субвенций и субсидий, значительное влияние на показатели фискальной автономии территориальных особенностей, социально-экономических диспропорций. Следует вывод, что рекомендации по наращиванию фискальной автономии муниципалитетов должны учитывать особенности территориальной организации бюджетного процесса, динамические признаки бюджетной асcиметрии, региональные детерминанты финансовых потоков в бюджетной системе субъекта федерации.

Ключевые слова: фискальная автономия, индикаторы, оценка и анализ, местные бюджеты, типы муниципалитетов, собственные доходы, источники доходов, расходные обязательства, межбюджетные трансферты, территориальные различия

DOI:

10.25136/2409-7802.2017.4.24957

Дата направления в редакцию:

11-12-2017


Дата рецензирования:

11-12-2017


Дата публикации:

21-12-2017


Abstract.

The object of the research is the local budgets of the Southern Federal District constituents. The subject of the research is the fiscal autonomy of municipalities as a legal and financial ability of local government to define revenue sources and value, directions and methods of budgetary funds cost incurrence when solving local questions. The author of the article views fiscal autonomy as an important financial feature of municipality budgets that reflects the level of budgetary independence, opportunities, limitations and risks of the municipal government when performing profitable and expenditure competences. The methodological basis of the research involves principles and basic provisiosn of the fiscal federalism concept, formal logic, systems approach and structure-function analysis. The authors have also used the methods of descriptive statistics and comparative analysis and offer their own indicators to evaluate the level of fiscal autonomy of municipal budgets. The novelty of the research is caused by the fact that the authors use the aforesaid indicators for comparative analysis of the level of fiscal autonomy of different types of municipalities in different territories. The results of the analysis have demonstrated the following: insufficient level of fiscal autonomy of the Southern Federal District municipalities, dependence of local budgets on the financial policy of the local government, in particular, allocation of subsidies and grants, significant influence of spacial features and socioeconomic disparities on the indicators of fiscal autonomy. At the end of their research the authors conclude that recommendations aimed at raising fiscal autonomy of municipalities should take into account particularities of the territorial organisation of the budgetary process, dynamic features of budgetary asymmetry and regional determinants of financial flows into budgets of the Federation constituents. 

Keywords:

sources of the income, own income, types of municipalities, local budgets, assessment and analysis, indicators, fiscal autonomy, account obligations, intergovernmental transfers, territorial distinctions

Фискальная автономия одно из базовых понятий теории бюджетного федерализма [1]. В научный оборот российских исследователей этот термин вошел в начале рыночных и бюджетных реформ в нашей стране. Термин заимствован из зарубежной практики, где применяется, как правило, с акцентом на независимость органов местного самоуправления от власти федерального центра, как основа реализации функций местного самоуправления. В отечественной литературе в контексте анализа межбюджетных отношений, процессов бюджетной децентрализации, развития финансовых основ местного самоуправления чаще используется термин «финансовая самостоятельность» местных органов власти или муниципальных образований. В рамках предметной области статьи представляется целесообразным ответить на вопрос, тождественны ли эти понятия или есть между ними сущностные различия, идентичны ли сферы их использования?

Этимология термина «фискальная автономия» восходит к латинскому fiscalis (казённый, казначейский, служащий интересам государства) и греческому autonomia (самоуправление, независимость, самоопределение) [2]. Трактовка термина в русскоязычном выражении приводит к выводу о равнозначности понятий «фискальная автономия» и «финансовая самостоятельность».

Между тем анализ специальных публикаций по данной проблематике [3, 4, 5, 6, 7] во взаимосвязи с научными исследованиями системно-функциональных качеств финансовых отношений в регионе, структуры бюджетных и финансовых ресурсов, роли государственных и местных властей в функционировании и развитии региональной финансовой инфраструктуры [8] позволяет сделать заключение о том, что применительно к органам власти как субъектам финансовых отношений в регионе эти понятия имеют разное экономическое содержание. Фискальная автономия базируется на бюджетно-налоговых отношениях, а финансовая самостоятельность органов власти субъектов федерации и местного самоуправления на всей совокупности финансовых отношений властей и субъектов хозяйствования территорий. Объектом финансовых отношений в рамках фискальной автономии территории является соответствующий бюджет (субъекта федерации или местный) и бюджетные ресурсы как источник реализации расходных полномочий. Объектом финансовых отношений в рамках финансовой самостоятельности территории выступают все виды финансовых ресурсов, а не только бюджетные, вовлекаемые в различных формах региональными и местными властями на подведомственной территории для решения социальных и экономических задач развития.

Исходя из такой трактовки, представляется обоснованным рассматривать фискальную автономию муниципалитетов как правовую и финансовую возможность местных органов публичной власти определять источники и величину доходов, направления и способы осуществления расходов бюджетных средств при решении вопросов местного значения. Иными словами, фискальная автономия отражает степень свободы местных органов власти при предоставлении услуг в бюджетной сфере, размер и сбалансированность полномочий органов власти по доходам и расходам.

Встает вопрос, можно ли измерить эту «степень свободы» муниципалитетов с целью сравнительной оценки уровня фискальной автономии различных типов муниципальных образований на разных территориях? Такая оценка может быть полезна не только аналитикам и исследователям процессов бюджетной децентрализации, но также может быть использована властными структурами субъектов федерации для выявления внутренних резервов эффективного использования бюджетных ресурсов в решении проблем социально-экономического развития территории, разработки бюджетной политики в регионе.

В настоящее время апробированной и формализованной методической базы для оценки уровня фискальной автономии не существует. Однако для подобной разработки накоплен научно-методический и информационный материал. В ряде научных публикаций представлена оценка отдельных аспектов фискальной автономии с использованием долевых, структурных, относительных показателей доходов и расходов местных бюджетов [9, 10, 11]. Выполнены специальные исследования доходных источников и расходных полномочий местных органов власти по результатам реформы местного самоуправления [12]. Ежегодно Минфин РФ проводит мониторинг исполнения местных бюджетов и межбюджетных отношений в субъектах Российской Федерации на региональном и муниципальном уровнях [13]. Следует заметить, что официальная аналитика основывается на нормативных положениях Бюджетного Кодекса (состав доходов, расходов, трансфертов), а в инициативных научных исследованиях используются и другие подходы к оценке структуры бюджетных ресурсов. Основная проблема –это трактовка собственных доходов бюджетов. В соответствии с Бюджетным кодексом РФ (статья 47) к собственным доходам бюджетов относятся налоговые и неналоговые доходы, а также безвозмездные поступления, за исключением субвенций. Некоторые исследователи считают такую трактовку некорректной [14] и к собственным доходам местных бюджетов относят только налоговые и неналоговые доходы муниципалитетов, или же только местные налоги [15].

В рамках проводимого нами исследования для оценки уровня фискальной автономии муниципалитетов использованы следующие индикаторы (таблица 1).

Таблица 1 – Индикаторы для оценки уровня фискальной автономии бюджетов муниципальных образований

Индикатор

Расчёт

Целевая функция

Структура доходов бюджета

Доля общей величины налоговых и неналоговых доходов, доля безвозмездных поступлений в общей сумме доходов местного бюджета

Отражает относительный размер собственной доходной базы муниципалитета, а также зависимость местного бюджета от поступлений из других источников

Структура налоговых доходов по источникам доходов

Доля различных налоговых доходов в общем объеме налоговых доходов

Вклад различных источников в формирование налоговой базы бюджета

Структура безвозмездных поступлений

Доля дотаций, субсидий, субвенций в общей сумме безвозмездных поступлений от других бюджетов бюджетной системы

Относительный размер целевых и нецелевых трансфертов, поступивших в распоряжение муниципальных властей

Структура консолидированного бюджета региона по размеру доходов различных типов муниципальных образований

Доля налоговых и неналоговых доходов по типам муниципальных образований в общих доходах консолидированного бюджета субъекта федерации

Распределение доходных полномочий по типам муниципальных образований субъекта федерации

Структура консолидированного бюджета региона по размеру расходов различных типов муниципальных образований

Доля расходов по типам муниципальных образований в общих расходах консолидированного бюджета субъекта федерации

Распределение расходных полномочий по типам муниципальных образований субъекта федерации

На основе приведенных индикаторов с использованием отчетов Федерального Казначейства по состоянию на 1 января 2017 года выполнены расчеты соответствующих показателей, которые использованы нами для оценки фискальной автономии муниципалитетов Южного федерального округа.

Дадим краткую характеристику Южного федерального округа(ЮФО).

Федеральные округа в Российской Федерации были сформированы в 2000 году с целью обеспечения реализации Президентом Российской Федерации своих конституционных полномочий, повышения эффективности деятельности органов государственной власти и совершенствования системы контроля за исполнением их решений [16]. ЮФО вначале включал 13 субъектов РФ: Республика Адыгея (Адыгея), Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Калмыкия, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Северная Осетия-Алания, Чеченская Республика, Краснодарский край, Ставропольский край, Астраханская область, Волгоградская область и Ростовская область. Затем в 2010 году из состава ЮФО был выделен Северо-Кавказский федеральный округ. В 2016 году в состав Южного федерального округа был включен Крымский федеральный округ [17]. В настоящее время Южный федеральный округ включает восемь субъектов федерации. Общая характеристика субъектов федерации ЮФО приводится в таблице 2.

Таблица 2 – Субъекты Южного федерального округа

Численность населения, тыс. чел.

на 01.01.2017

Площадь, тыс. км2

Плотность населения

Валовой региональный продукт на душу населения, млрд. рублей

Кол-во МО

Типы муниципалитетов: ГО, МР, ГП, СП, ВГ

Типология субъектов Российской Федерации

1

2

3

4

5

6

7

Краснодарский край

5570,9

75,5

73,79

1946,7

426

ГО-7, МР-37,

ГП-30, СП-352

Центр федерального значения

Ростовская область

4231,3

101,0

41,89

1174,8

463

ГО-12, МР-43,

ГП -18, СП- 390

Старопромышленный

Волгоградская область

2535,2

112,9

22,46

735,3

475

ГО-6, МР-32,

ГП-29, СП-408.

Старопромышленный

Республика Крым

1912,2

26,1

73,26

248,3

279

ГО-11, МР-14,

ГП-4, СП-250

Особый (спецтерритория)

Астраханская область

1018,9

49

20,79

320,7

176

ГО-2, МР-11,

ГП-11, СП-152

Фоновый

Республика Адыгея

453,4

7,8

58,13

82,6

60

ГО-2, МР-7,

ГП-3, СП-48

Кризисный

г. Севастополь

428,8

0,9

476,44

37,9

10

ВГ-10

Особый (спецтерритория)

Республика Калмыкия

277,8

74,7

3,72

47,3

127

ГО-1, МР-13,

ГП-2, СП-111

Кризисный

Источник: составлено по данным http://www.gks.ru [18]

Обозначения: МО – муниципальные образования; ГО – городские округа; МР – муниципальные районы; ГП и СП – городские и сельские поселения; ВГ– внутригородские муниципальные образование города федерального значения.

В Южный федеральный округ входят субъекты федерации, относящиеся к разным типам регионов по социально-экономическому положению в соответствии с Типологией субъектов Российской Федерации, разработанной Министерством регионального развития РФ [19].

Центр федерального значения (Краснодарский край) входит в группу «регионы – локомотивы роста» и характеризуются высоким социально-экономическим, научно-техническим и кадровым потенциалом. Является центром развития для соседних территорий.

Старопромышленные регионы (Ростовская и Волгоградская области) относятся к опорным регионам– это территории с развитым индустриализированным сельскохозяйственным производством и традиционными отраслями обрабатывающей промышленности. В структуре хозяйственного комплекса имеются инвестиционные точки роста.

Фоновый регион (Астраханская область) относится к группе депрессивных регионов и характеризуются низким уровнем жизни населения, устаревшей технологической базой, недостаточным рыночным позиционированием и дефицитом кадров.

Кризисные регионы (Республика Адыгея и Республика Калмыкия) также относятся к депрессивным регионам, их особенностями являются существенное отставание от других регионов страны по уровню социально-экономического развития, высокий уровень безработицы, слабая инфраструктурная обеспеченность роста городских поселений, высокий уровень социальных конфликтов.

Республика Крым и город федерального значения Севастополь можно отнести к регионам особого типа (спецтериитории), учитывая их новый социально-экономический статус и политическое значение в современной российской действительности.

Дифференциация регионов проявилась и в результатах анализа фискальной автономии муниципалитетов. В связи с особым статусом г. Севастополя как субъекта федерации обращаем внимание на существенные отличия оценок по бюджетам внутригородских муниципальных образований города Севастополя от других типов муниципалитетов Южного федерального округа.

В соответствии с авторским подходом базовым индикатором фискальной автономии является уровень налоговых и неналоговых доходов в доходах бюджетов муниципальных образований (таблица 3).

Таблица 3 – Доля налоговых и неналоговых доходов в доходах бюджетов субъекта федерации и муниципальных образований, %

Субъекты Российской Федерации

Субъект федерации

ГО

МР

ГП

СП

ВГ

В среднем по муниципальным бюджетам

Краснодарский край

83,0

55,8

32,2

75,4

65,8

-

47,0

Ростовская область

76,3

35,6

15,2

54,9

44,5

-

28,2

Волгоградская область

74,2

48,6

38,6

55,4

45,1

-

45,6

Республика Крым

24,6

24,6

12,4

12,4

24,2

-

19,4

Астраханская область

71,9

55,0

36,9

53,5

50,9

-

46,6

Республика Адыгея

55,6

46,0

27,6

68,4

64,7

-

38,2

г. Севастополь

41,8

-

-

-

-

8.7

8,7

Республика Калмыкия

39,5

36,2

33,2

89,1

45,3

-

35,7

Итого

43,0

24,1

63,0

51,4

8,7

36,3

В среднем по РФ

41,8

24,8

55,3

38,8

73,4

35,3

Расчеты показали, что муниципальные бюджеты в ЮФО в среднем только на 36% обеспечены собственными налоговыми и неналоговыми доходами и на 64% зависят от безвозмездных поступлений, значительную долю которых составляют межбюджетные трансферты. За средней оценкой выявлены различия по типам муниципальных образований. Наиболее высокий уровень налоговых и неналоговых доходов показывают городские поселения – 63%, затем сельские – 51%, городские округа – 43%, самый низкий уровень в муниципальных районах– 24%. Сравнение с аналогичными показателями по Российской Федерации в целом обнаруживает существенные отклонения по внутригородским муниципальным образованиям города Севастополя от средних значений. Объясняется это тем, что в средней оценке участвуют города- мегаполисы, города федерального значения Москва и Санкт-Петербург, в которых доля налоговых и неналоговых доходов в бюджетах составляет 72,4% и 75,3 % соответственно.

Анализ источников доходов показал, что главным источником доходов являются налоговые (80%), а неналоговые в среднем по муниципальным образованиям составляют 20% (в городских округах – 24%, муниципальных районах – 19%, городских поселениях – 17% и меньше всего в сельских поселениях – 6%). Роль различных источников налоговых доходов в формировании доходной базы местных бюджетов представлена в таблице 4.

Таблица 4 – Структура налоговых доходов бюджетов муниципальных образований, %

Источники налоговых доходов

ГО

МР

ГП

СП

ВГ

В среднем по муниципальным бюджетам

Налог на прибыль организаций

2,8

1,4

-

-

-

2,0

НДФЛ

56,5

78,0

47,8

31,4

100,0

59,2

Акцизы

1,3

1,4

9,3

16,2

-

3,5

Налог на совокупный доход

11,7

15,6

1,8

10,4

-

12,1

Налог на имущество организаций

0,14

0,9

-

-

-

0,3

Налог на имущество физических лиц

4,0

-

6,5

5,2

-

3,1

Земельный налог

20,6

-

34,5

36,7

-

17,4

Прочие

3,0

2,7

0,01

0,1

-

2,4

Самым крупным источником налоговых доходов является НДФЛ, он обеспечивает около 60% налоговых доходов в среднем по муниципальным бюджетам. По муниципальным районам этот показатель находится в диапазоне от 36% (Республика Адыгея) до почти 90% (Ростовская область и Республика Крым). Роль местных налогов незначительна, их доля в среднем составляет по земельному налогу – 17%, по налогу на имущество физических лиц – 3%. Доля земельного налога колеблется от 7,2% (городские округа Астраханской области и Республики Крым) до 43% (городские поселения Ростовской области) и почти 75% – сельские поселения Астраханской области. Налог на имущество физических лиц также демонстрирует значительную вариативность. В городских округах, городских и сельских поселениях Республики Калмыкия – 15-17%, в Республике Адыгея, Астраханской и Волгоградской областях в среднем – 1,7%. Такое разнообразие полученных оценок говорит о существенных территориальных и социально-экономических различиях налоговой базы по данным налогам.

Анализ показал, что только в Краснодарском крае предусмотрены отчисления от налога на прибыль организаций в бюджеты городских округов и муниципальных районов, а в Республике Адыгея – налог на имущество организаций зачислялся в бюджеты городских округов и муниципальных районов, что несколько повысило уровень фискальной автономии соответствующих бюджетов.

Можно сделать вывод, что рекомендации по пополнению местных бюджетов, направленные на усиление фискальной автономии, самостоятельности, самообеспеченности не могут иметь общий характер. Они должны учитывать особенности территориальной и отраслевой организации производства в субъекте федерации, характер и уровень развития инфраструктуры, социальные и демографические характеристики общественной жизни, государственные приоритеты в развитии регионов.

В рамках проводимого анализа представляется важным оценить уровень сбалансированности расходных обязательств различных типов муниципальных образований и доходов (налоговых и неналоговых) в аспекте возможности муниципалитетов самостоятельно определять объёмы и направления финансирования расходных полномочий, закрепленных законодательно. Для этого можно сравнить структуру консолидированных бюджетов субъектов федерации по доходам (налоговым и неналоговым) и расходам в разрезе типов муниципальных образований (таблица 5).

Таблица 5 – Структура консолидированных бюджетов субъектов федерации по доходам (налоговым и неналоговым) и расходам в разрезе типов муниципальных образований

Показатели

ГО

МР

ГП

СП

ВГ

Субъект федерации

Консолидированный бюджет субъекта РФ

Краснодарский край

Налоговые и неналоговые доходы, %

13,3

7,6

2,0

2,9

-

74,2

100,0

Расходы, %

21,1

19,8

2,4

3,8

-

52,9

100,0

Ростовская область

Налоговые и неналоговые доходы, %

14,9

5,1

0,9

2,2

-

76,9

100,0

Расходы, %

33,0

26,2

1,2

4,1

-

35,5

100,0

Волгоградская область

Налоговые и неналоговые доходы, %

17,7

7,1

1,3

1,9

-

72,0

100,0

Расходы, %

27,0

13,5

2,0

3,3

-

54,2

100,0

Республика Крым

Налоговые и неналоговые доходы, %

-

Расходы, %

19,1

14,2

0,5

2,2

-

64,0

100,0

Астраханская область

Налоговые и неналоговые доходы, %

15,1

10,0

1,5

1,7

-

71,7

100,0

Расходы, %

19,1

19,7

1,9

2,6

-

56,7

100,0

Республика Адыгея

Налоговые и неналоговые доходы, %

11,4

10,2

1,1

3,6

-

73,7

100,0

Расходы, %

15,9

23,0

1,0

3,6

-

56,5

100,0

г. Севастополь

Налоговые и неналоговые доходы, %

-

-

-

-

11,7

-

Расходы, %

-

-

-

-

0,5

99,5

100,0

Республика Калмыкия

Налоговые и неналоговые доходы, %

13,5

16,9

0,7

3,1

64,8

100,0

Расходы, %

19,7

25,9

0,4

3,3

50,7

100,0

В среднем по Южному федеральному округу

Налоговые и неналоговые доходы,%

14,8

7,1

1,4

2,4

74,3

100,0

Расходы, %

24,3

19,6

1,7

3,4

51,0

100,0

Данные, приведенные в таблице, свидетельствуют о том, что около 45% расходов консолидированного бюджета субъектов федерации приходится на бюджеты муниципалитетов, а соответствующая доходная база составляет примерно 25-27%. Исключение составляет Ростовская область, где это расхождение ещё значительнее: расходы – 64,5%, доходы – 23,1%.

Таким образом, по всем муниципальным бюджетам выявлена несбалансированность расходных обязательств и доходов (налоговых и неналоговых). Отсюда вытекает значимость для муниципальных образований безвозмездных поступлений из субфедерального бюджета (межбюджетных трансфертов).

Рассмотрим структуры межбюджетных трансфертов, долю целевых (субсидии и субвенции) и нецелевых трансфертов (дотации). Их соотношение в пользу последних расширяет возможности муниципалитетов самостоятельно распоряжаться этими средствами в решении вопросов местного значения и служит целям фискальной автономии. В таблице 6 приведены средние оценки, из которых следует, что преобладают субвенции, которые сопровождают переданные на местный уровень государственные расходные полномочия. Субвенции вместе с субсидиями, выделенными для реализации региональных и муниципальных социальных программ, составляют более 85%.

Таблица 6 – Структура межбюджетных трансфертов, %

Межбюджетные трансферты

ГО

МР

ГП

СП

ВГ

В среднем по муниципальным бюджетам

Дотации

2,9

8,8

15,7

36,0

79.9

7,7

Субсидии

20,9

11,7

50,2

28,2

20.1

17,3

Субвенции

69,6

76,8

0,5

2,0

-

68,4

Иные

6,6

2,7

33,6

33,8

-

6,6

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

При помощи субвенций осуществляется финансирование исполнения муниципалитетами государственных полномочий, переданных региональными властями на уровень местного самоуправления (городские округа и муниципальные районы). Субсидии являются финансовым инструментом софинансирования расходов по важнейшим социально-экономическим направлениям деятельности муниципалитетов. Эти целевые формы межбюджетных трансфертов объединяет одно свойство: они сопровождаются усилением контроля со стороны субъекта федерации за их реализацией и установлением дополнительных условий для получателей средств (разработка «дорожных карт» совместно с региональными властями, подписание соглашений по срокам ввода социальных объектов, разработка планов местных инициатив и т. д.). В целом это снижает уровень фискальной автономии и повышает зависимость муниципалитетов от субфедеральных властей. Для муниципалитетов целевые трансферты, как правило, выступают предметом конкуренции и борьбы местных администраций за финансовые ресурсы регионального центра, что приводит к снижению ответственности за наполнение и использование доходной базы бюджетов, сформированной собственными усилиями. Подтверждает этот вывод значительный разброс этих показателей по типам муниципальных образований и субъектам федерации ЮФО.

Самый низкий уровень дотаций в муниципальных районах Калмыкии (0,4%), городских округах и поселениях Ростовской области (2%). Самый высокий – в городских поселениях Калмыкии (80%), Волгоградской области (62%) и сельских поселениях Астраханской области (68%), а также внутригородских муниципальных образованиях города Севастополя (80%).

Похожая картина и по субсидиям. Полное отсутствие– в городских и сельских поселениях Ростовской области, минимальный размер в городских и сельских поселениях Астраханской области (4-6%) и значительный уровень в городских поселениях Краснодарского края и Республики Крым (более 90%).

Для субвенций характерно более равномерное распределение по типам муниципальных образований. Преимущественно они поступают в бюджеты городских округов и муниципальных районов, их уровень колеблется от 46% до 80%. В бюджетах городских и сельских поселений подобные целевые трансферты группируются в разделе «иные межбюджетные трансферты», которые по существу являются целевыми трансфертами, что в целом существенно не меняет картину роли субвенций в муниципальных бюджетах. Таким образом, можно говорить о весомой роли субфедеральных властей в формировании и управлении бюджетными финансовыми потоками муниципальных образований и недостаточном уровне фискальной автономии.

Подвод итог выполненному исследованию, можно сделать следующие выводы.

1.Недостаточный уровень фискальной автономии по всем типам муниципальных образований и субъектам Федерации Южного федерального округа, что подтверждается уровнем налоговой и неналоговой базы в доходах муниципальных бюджетов. Исключение составляют два городских поселения Республики Калмыкия.

2.Зависимость местных бюджетов от финансовой политики региональных властей по выделению субвенций, большинство из которых имеют сложные и часто меняющиеся методики расчетов, множественные основания для предоставления, а также субсидий, размер которых определяется решениями субъектов федерации.

3. Выявлено значительное влияние на показатели фискальной автономии территориальных особенностей, социальных диспропорций, демографической динамики, что проявляется в значительных колебаниях полученных оценок по субъектам Южного федерального округа.

4. Необходимость разработки региональных моделей межбюджетных отношений, учитывающих не только типы муниципальных образований, но и особенности территориальной организации бюджетного процесса, признаки бюджетной асимметрии, детерминанты бюджетной политики в регионе, что даст возможность на сопоставимой основе обобщать опыт наращивания фискальной автономии муниципалитетов в различных территориях, разрабатывать рекомендации по укреплению бюджетной самостоятельности муниципалитетов.

Библиография
1.
Oates W. An essay on fiscal federalism. Journal of Economic Literature.1999.Vol.37.№ 3. S.1120-1149.
2.
Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка. М.: Альта-Принт, 2005. 1216 с.
3.
Григоров В.Э. Снижение уровня фискальной автономии муниципалитетов в России // Общественные финансы. 2009. №18. С.30-35.
4.
Исмаилова К. А. Фискальная автономия местных органов власти и их роль в экономической системе государства // Сегодня и завтра Российской экономики. 2009. № 28. С. 94-98.
5.
Карпович А. П. Проблемы достижения фискальной автономии муниципальных образований (на пути к фискальной автономии местного уровня власти) // Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 27. С. 34-37.
6.
Ходасевич С. Г. Проблемы межбюджетных отношений и фискальная автономия муниципалитетов в современной России // Аудит и финансовый анализ. 2005. № 1. С. 30-33.
7.
Сибатрова Н. Фискальная автономия региональных и местных органов власти: международный опыт и уроки для России // в сборнике Развитие бюджетного федерализма: международный опыт и российская практика. / Общая ред. Мигары Де Сильвы, Галины Курляндской; Науч. ред. Центр фискальной политики. М. Издательство «Весь Мир». 2006. С.66-88.
8.
Зотова А. И., Кириченко М. В. Устойчивость финансовой системы региона: сущность, факторы, индикаторы // Теория и практика общественного развития. 2017. № 5. С.76-82.
9.
Юшков А. Бюджетная децентрализация и региональный экономический рост: теория, эмпирика, российский опыт // Вопросы экономики. 2016. № 2. С. 94-110.
10.
Юшков А., Одинг Н., Савулькин Л. Роль субвенций в российской системе бюджетного федерализма // Вопросы экономики. 2016. № 10. С. 49-64.
11.
Игонина Л. Л. Финансовая самостоятельность муниципальных образований: ограничения и возможности // Финансы и кредит. 2015. № 35. С. 12-24.
12.
Анализ влияния реформы местного самоуправления и реформы межбюджетных отношений на финансовое состояние муниципальных образований РФ (аналитический доклад) / Григоров В.Э., Жигалов Д.В., Перцов Л.В. М.: Институт экономики города, 2009. 113 с.
13.
Информация о результатах проведения мониторинга исполнения местных бюджетов и межбюджетных отношений в субъектах Российской Федерации на региональном и муниципальном уровнях за 2016 год. М., 2017. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.minfin.ru/ru/
14.
Коротина Н. Ю. Обеспечение финансовой самостоятельности муниципальных образований в Российской Федерации // Социум и власть. 2012. № 3. С. 67-71.
15.
Голованова Н., Андреева Е. Понятие децентрализации и способы её измерения на примере России // в сборнике Развитие бюджетного федерализма: международный опыт и российская практика. / Общая ред. Мигары Де Сильвы, Галины Курляндской; Науч. Ред. Центр фискальной политики. М. Издательство «Весь Мир». 2006. С.89-108.
16.
Указ президента РФ от 13 мая 2000 года №849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» (ред. от 19.07.2017 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.consultant.ru/
17.
Указ Президента РФ от 28 июля 2016 года №375 «О Южном федеральном округе» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.garant.ru/
18.
Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru
19.
Социальное развитие регионов России: проблемы и пути их решения. Серия: Основные проблемы социального развития России – 103 // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2007. №21(338). С.67-70.
References (transliterated)
1.
Oates W. An essay on fiscal federalism. Journal of Economic Literature.1999.Vol.37.№ 3. S.1120-1149.
2.
Ushakov D. N. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka. M.: Al'ta-Print, 2005. 1216 s.
3.
Grigorov V.E. Snizhenie urovnya fiskal'noi avtonomii munitsipalitetov v Rossii // Obshchestvennye finansy. 2009. №18. S.30-35.
4.
Ismailova K. A. Fiskal'naya avtonomiya mestnykh organov vlasti i ikh rol' v ekonomicheskoi sisteme gosudarstva // Segodnya i zavtra Rossiiskoi ekonomiki. 2009. № 28. S. 94-98.
5.
Karpovich A. P. Problemy dostizheniya fiskal'noi avtonomii munitsipal'nykh obrazovanii (na puti k fiskal'noi avtonomii mestnogo urovnya vlasti) // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2008. № 27. S. 34-37.
6.
Khodasevich S. G. Problemy mezhbyudzhetnykh otnoshenii i fiskal'naya avtonomiya munitsipalitetov v sovremennoi Rossii // Audit i finansovyi analiz. 2005. № 1. S. 30-33.
7.
Sibatrova N. Fiskal'naya avtonomiya regional'nykh i mestnykh organov vlasti: mezhdunarodnyi opyt i uroki dlya Rossii // v sbornike Razvitie byudzhetnogo federalizma: mezhdunarodnyi opyt i rossiiskaya praktika. / Obshchaya red. Migary De Sil'vy, Galiny Kurlyandskoi; Nauch. red. Tsentr fiskal'noi politiki. M. Izdatel'stvo «Ves' Mir». 2006. S.66-88.
8.
Zotova A. I., Kirichenko M. V. Ustoichivost' finansovoi sistemy regiona: sushchnost', faktory, indikatory // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2017. № 5. S.76-82.
9.
Yushkov A. Byudzhetnaya detsentralizatsiya i regional'nyi ekonomicheskii rost: teoriya, empirika, rossiiskii opyt // Voprosy ekonomiki. 2016. № 2. S. 94-110.
10.
Yushkov A., Oding N., Savul'kin L. Rol' subventsii v rossiiskoi sisteme byudzhetnogo federalizma // Voprosy ekonomiki. 2016. № 10. S. 49-64.
11.
Igonina L. L. Finansovaya samostoyatel'nost' munitsipal'nykh obrazovanii: ogranicheniya i vozmozhnosti // Finansy i kredit. 2015. № 35. S. 12-24.
12.
Analiz vliyaniya reformy mestnogo samoupravleniya i reformy mezhbyudzhetnykh otnoshenii na finansovoe sostoyanie munitsipal'nykh obrazovanii RF (analiticheskii doklad) / Grigorov V.E., Zhigalov D.V., Pertsov L.V. M.: Institut ekonomiki goroda, 2009. 113 s.
13.
Informatsiya o rezul'tatakh provedeniya monitoringa ispolneniya mestnykh byudzhetov i mezhbyudzhetnykh otnoshenii v sub''ektakh Rossiiskoi Federatsii na regional'nom i munitsipal'nom urovnyakh za 2016 god. M., 2017. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: https://www.minfin.ru/ru/
14.
Korotina N. Yu. Obespechenie finansovoi samostoyatel'nosti munitsipal'nykh obrazovanii v Rossiiskoi Federatsii // Sotsium i vlast'. 2012. № 3. S. 67-71.
15.
Golovanova N., Andreeva E. Ponyatie detsentralizatsii i sposoby ee izmereniya na primere Rossii // v sbornike Razvitie byudzhetnogo federalizma: mezhdunarodnyi opyt i rossiiskaya praktika. / Obshchaya red. Migary De Sil'vy, Galiny Kurlyandskoi; Nauch. Red. Tsentr fiskal'noi politiki. M. Izdatel'stvo «Ves' Mir». 2006. S.89-108.
16.
Ukaz prezidenta RF ot 13 maya 2000 goda №849 «O polnomochnom predstavitele Prezidenta Rossiiskoi Federatsii v federal'nom okruge» (red. ot 19.07.2017 g.) [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.consultant.ru/
17.
Ukaz Prezidenta RF ot 28 iyulya 2016 goda №375 «O Yuzhnom federal'nom okruge» [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.garant.ru/
18.
Ofitsial'nyi sait Federal'noi sluzhby gosudarstvennoi statistiki [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.gks.ru
19.
Sotsial'noe razvitie regionov Rossii: problemy i puti ikh resheniya. Seriya: Osnovnye problemy sotsial'nogo razvitiya Rossii – 103 // Analiticheskii vestnik Soveta Federatsii FS RF. 2007. №21(338). S.67-70.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"