Статья 'Проблемы целеполагания при стратегическом планировании развития аграрной экономики' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Проблемы целеполагания при стратегическом планировании развития аграрной экономики

Самыгин Денис Юрьевич

кандидат экономических наук

доцент, Пензенский государственный университет

440026, Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40, ауд. 9-332

Samygin Denis Yur'evich

PhD in Economics

associate professor of the Department of Economic Cybernetics at Penza State University. 

440026, Russia, g. Penza, ul. Krasnaya, 40, aud. 9-332

vekont82@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Артамонова Юлия Сергеевна

кандидат экономических наук

доцент, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

440028, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Германа Титова, 28

Artamonova Yuliya Sergeevna

PhD in Economics

associate professor at Penza State University of Architecture and Building

440028, Russia, Penza Region, Penza, German Titov's str., 28

artamonova@lenta.ru

DOI:

10.25136/2409-7802.2017.2.19548

Дата направления статьи в редакцию:

22-06-2016


Дата публикации:

25-07-2017


Аннотация.

Сегодня в нашей стране все большее внимание уделяется методам управления проектами, которые призваны расставить новые акценты эффективности государственного регулирования национальной экономики. В работе показано, что попытки внедрения элементов проектного менеджмента в аграрном секторе продемонстрировали свою действенность, улучшили инвестиционный климат в отрасли, повысили бюджетную эффективность применяемых мер поддержки, но не полностью принесли запланированных результатов. Ключевая проблема связана с отсутствием инструментальной поддержки формирования документов и проектов стратегического характера, что проявилось в первую очередь в отсутствии гармонии индикаторов с ресурсным обеспечением и несогласованности прогнозов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. В процессе работы над статьей использовались методы теоретического и методологического обобщения, монографического исследования, сравнительных оценок, статистического анализа, в том числе метод группировок. Результаты исследования показывают, что реализация госпрограмм развития сельского хозяйства происходит без взаимоувязки с продовольственной самообеспеченностью, учета территориальных особенностей регионов, аграрного потенциала товаропроизводителей, многие из которых имеют традиционную специализацию, сложившуюся еще в плановый период. Все это предопределяет невыполнение пороговых значений документов стратегического развития по отдельным позициям продовольственной программы и вызывает необходимость модернизации инструментов целеполагания, связанных с необходимостью продуктового подхода к реализации аграрной политики на основе проектной модели управления.

Ключевые слова: целеполагание, стратегическое планирование, прогнозирование, проектная модель, продуктовый подход, продовольственная независимость, аграрная экономика, портфель проектов, сельское хозяйство, управление проектами

Исследование выполнено в рамках гранта Президента РФ МК-5177.2016.6

Abstract.

Today Russian researchers are starting to pay more attention to project management methods aimed at highlighting key points of efficient national economy state regulation. The authors of the research show that attempts to implement elements of project management into the agricultural sector have proved to be efficient, improved the investment environment in the region, raised the budget efficiency of applicable supportive measures but did not lead to the results that had been expected. The key issue here is the fact that there is no instrumental support of strategic document and project preparation which, in the first place, causes inharmony between indicators and resources' provisino as well as inconformity between forecasts at the federal, regional and municipal levels. In the course of the article the authors have applied the methods of theoretical and methodological generalization, monographic research, comparative evaluation, statistical analysis, and grouping method. The research results demonstrate that implementation of state agriculture development programs happen without relating to the food self-sufficiency and taking into account spacial features of the region and agricultural potential of manufacturers, many of the latter having a traditional specialisation that had been already formed during the planning period. All this predetermines a failure to achieve threshold goals of strategic development for certain sectors of the industrial program and creates the need to modernise goal-setting instruments related to the demand in an efficient approach to implementing the agricultural policy based on the project management model.

Keywords:

portfolio of projects, agrarian economy, food independence, grocery approach, design model, forecasting, strategic planning, goal-setting, agriculture, project management

Введение

В последнее десятилетие в России происходит поиск новых способов государственного воздействия на экономику страны, повышения ее инвестиционной привлекательности. Необходимость ухода от экспортно-сырьевого сценария развития российской экономики и импортозамещения стратегически значимой продукции побуждает органы власти к поиску более эффективных подходов и методов управления экономической системой, разработке принципиально новых моделей эффективного развития экономики в сложившейся социально-экономической ситуации. Для развития приоритетных отраслей стали формироваться различного рода национальные проекты, стратегии, концепции, доктрины, целевые и государственные программы и т.п. На государственном уровне в этих документах начали обозначаться приоритеты долгосрочного развития секторов экономики, определяться стратегические цели и задачи, формироваться целевые индикаторы, прогнозы и сценарии экономического роста, устанавливаться параметры национальной безопасности, оцениваться необходимые ресурсы для их достижения.

С 2014 года система государственного планирования получила внушительное правовое обеспечение, был принят Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Документ призван координировать процессы целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования. Органам власти предстоит разработать не только документы стратегического развития, но и инструменты их формирования. Колоссальный опыт разработки и реализации таких стратегических документов накоплен в агропромышленном комплексе. Здесь можно выделить приоритетный национальный проект «Развитие АПК», Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства», Государственную программу развития сельского хозяйства и рынков продовольствия, Доктрину продовольственной безопасности РФ, Концепцию устойчивого развития сельских территорий РФ на период до 2020 года, Стратегию устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года и других стратегических документах.

Основная часть

Политическое осознание роли аграрного сектора в обеспечение продовольственной безопасности все эти годы сопровождалось совершенствованием правовой базы, активизацией аграрной политики и валоризацией государственного участия в развитии сельского хозяйства. Были предприняты серьезные шаги по устранению недостатков рыночных источников финансирования и повышению эффективности бюджетных ассигнований. Еще в 2006 году встала задача избавиться от принципа «нефть в обмен на продовольствие».

Тем не менее, сегодня продовольственная независимость остается ключевым аспектом политического давления на Россию, особенно на фоне внешнеэкономических вызовов и ограничений. Определенные трудности, как отмечают ведущие экономисты [1, 7, 9, 13] сохраняются не только по самообеспеченности продуктами питания, но и по зависимости товаропроизводителей от импортного сырья и технологий. «Нам необходимы и свои технологии производства, хранения, переработки сельхозпродукции, собственные посевной и племенной фонд. ... Мы ещё очень уязвимы по этим направлениям». – говорится в послании Президента Федеральному собранию 3 декабря 2015 года [16]. В Стратегии инновационного развития России на период до 2020 года, принятой Правительством, намечено обеспечить «широкое использование в АПК биотехнологий, которые должны изменить традиционный аграрный сектор» [17].

Проведенный нами анализ степени выполнения целей и задач, поставленных еще в первой госпрограмме развития сельского хозяйства на 2008-2012 годы, показал, что предпосылки для устойчивого развития сельских территорий не созданы, общие условия функционирования сельского хозяйства не улучшены, ускоренное развития приоритетных подотраслей сельского хозяйства не обеспечено, финансовая устойчивость сельского хозяйства не повышена, механизмы регулирования рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия не совершенствованы [2].

В тот период сложно было ожидать экономического роста, так как сельское хозяйство не та отрасль, которая способна дать сиюминутный эффект. Само наличие госпрограммы уже расценивалось в качестве коренного улучшения, целевые индикаторы которой были сформированы в условиях отсутствия не только опыта разработки подобных документов, но и дефицита теоретико-методологической базы планирования.

Отсутствие инструментов целеполагания объясняло интуитивный характер определения направлений, целей и приоритетов социально-экономического развития отрасли.

Во второй госпрограмме развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы была учтена часть недостатков первой программы, она в большей степени стала похожа на комплексный план развития аграрного сектора. Более того, существенно претерпели изменения целевые индикаторы, была осуществлена попытка увязать их с Доктриной продовольственной безопасности РФ. В 2013 году был утвержден перечень показателей мониторинга и прогнозирования продовольственной безопасности [4]. Несмотря на это, большинство показателей из перечня не вошло в стратегический документ развития сельского хозяйства на период 2013-2020 гг. Как выяснилось в результате подробного исследования, вторая госпрограмма унаследовала генеральную совокупность недостатков первой.

Программа все также сформирована по отраслевому признаку, основные акценты расставлены на повышение финансовой устойчивости, тогда как Доктрина имеет продуктовый аспект, да и сегодняшняя ситуация требует применение продуктового подхода. В условиях обеспечения продовольственной независимости страны вопросы расширения производственной программы и наращивания объемов выпуска продукции имеют первостепенное значение. Более того, известно, что производственная составляющая первична к финансово-экономическому состоянию и развитию. Рост урожайности сельхоз культур, продуктивности сельхоз животных и производительности труда всегда сопровождается повышением показателей экономической эффективности и финансовой устойчивости, но не наоборот. Нельзя укрепить финансовое состояние аграриев и решить проблемы устойчивого развития сельскохозяйственного производства и сельских территорий, при слабом развитии производственной базы, недостатка материально-технических средств, низкой квалификация трудовых ресурсов.

Другой не менее важной проблемой современной системы государственного планирования в сельском хозяйстве остается отсутствие научного обоснования необходимых ресурсов для достижения заявленных индикаторов [11]. При более детальном анализе удалось выяснить, что редакцией плановых документов предусмотрен только позитивный сценарий развития аграрного сектора без оценки возможных рисков в его реализации [15]. Однако, не совсем понятно, что будет благоприятствовать положительному исходу реализации госпрограммы, если в результате эмпирического исследования оказалось, что прогнозы важнейших показателей социально-экономического «успеха» товаропроизводителей слабо коррелируют с задекларированными в госпрограмме бюджетными ресурсами [3].

Важнейшей, на наш взгляд, проблемой государственной программы на федеральном уровне остается ее слабая взаимоувязка с показателями региональных программ развития сельского хозяйства. Речь идет о закрепления отдельных целевых показателей государственной программы за различными регионами с учетом их аграрного потенциала и конкурентных преимуществ. Прогнозы и ресурсы развития АПК в федеральной программе должны быть составлены на основе прогнозов и ресурсов развития АПК, отраженных в региональных программах, которые в свою очередь должны быть дифференцированы по субъектам РФ. Доподлинно известно, доказано и проверено временем, что природно-климатические условия и географическое расположение является решающим фактором в сельском хозяйстве регионов. Так, академик Б.И. Пошкус обосновывает, что разнообразие условий деятельности определяет различную эффективность живого и овеществлённого труда, что по существу отражается на формировании объёма вновь созданного продукта. Неоднородность природных и экономических условий хозяйствования влечёт дифференциацию в уровне развития сельскохозяйственного производства и сельских территорий [10]. А, академик А.И. Костяев подытоживает, что закономерное проявление процесса территориальной дифференциации сельскохозяйственного производства в условиях рынка приводит к негативным последствиям в отношении доходов, уровня жизни, занятости и направлений миграции населения, темпов экономического роста [8]. Эти постулаты не связаны с советской идеологией территориального размещения отраслей сельского хозяйства, а является научным аргументом в пользу необходимости дифференцированного подхода к реализации аграрной политики в регионах.

Например, в Пензенской области кадастровая стоимость сельхозугодий в расчете на 1 гектар различается почти в 60 раз за счет чего разница в уровнях затрат и выходе продукции между хозяйствами достигает 10 и более раз.

Советская методология планирования предусматривала формирование программно-целевого раздела в народнохозяйственных планах. Для этого предварительно определялись приоритетные проблемы, для их решения разрабатывались целевые программы, концентрировались ресурсы, создавался специальный межведомственный орган управления программой. С переходом к рыночным отношениям система государственного планирования была фактически ликвидирована [6].

Сегодня на государственном уровне принимаются попытки воссоздать систему планирования развития национальной экономики. Названный ранее закон о стратегическом планировании призван решить часть упомянутых выше проблем в развитии стратегического прогнозирования. Однако, пресловутый вопрос взаимоувязки показателей на муниципальном уровне с показателями на региональном уровне, а последних в свою очередь с показателями на федеральном уровне, в этом документе пока даже не поднимается. Более того, 23 марта 2016 года Госдума рассмотрела и приняла в первом чтении законопроект о переносе срока разработки документов стратегического планирования на 1 января 2019 года. «Ускоренная разработка и взаимная увязка документов стратпланирования федерального, регионального и муниципального уровней окажет негативное влияние на систему стратегического планирования в Российской Федерации, и приведет к нарушению его принципов, в том числе в части обеспечения их общественного обсуждения, снизит качество стратегических документов» - говорится на сайте Министерства экономического развития РФ [18].

Конечно, надо признать, что без должного методического обеспечения и методологической базы планирования, увязать показатели стратегического развития в отраслевом и территориальном аспекте представляется достаточно трудновыполнимой задачей, особенно в условиях преобладания частных инвестиций. С переходом на частную собственность изменились и инструменты государственного воздействия на экономику, Минсельхоз РФ уже более 25 лет назад лишился директивных методов вмешательства в хозяйственную деятельность товаропроизводителей. Одним из вариантов развития АПК в регионах на современном этапе становится государственно-частное партнёрство. Однако глубоко еще спорными остаются условия такого взаимовыгодного сотрудничества органов власти и фермеров.

В дореформенной России государство устанавливало надбавки к закупочным ценам на продукцию, продаваемую государству низкорентабельными и убыточными сельскохозяйственными предприятиями, находящимися в сложных природно-климатических и экономических условиях. В США и странах ЕС предусмотрены дотации при повышенных затратах и худших условиях сельхозпроизводства [12]. Резонанс этого механизма проявлялся в росте объемов производства сельскохозяйственной продукции, по некоторым видам которой, как отмечает академик Аганбегян А.Г., сегодня до сих пор не удается достичь приемлемого уровня продовольственной безопасности по сравнению показателям советского времени [1]. Так, по данным федеральной службы статистики валовый сбор зерна в 2015 г. составил 104,8 млн. тонн против 106,9 млн. тонн в 1992 г., а валовый сбор картофеля – 33,6 млн. тонн против 38,3 млн. тонн [19].

Таблица - Показатели самообеспеченности регионов России по некоторым продуктам питания в 2014 году

Группы регионов по уровню самообеспеченности

Мясо

Молоко

Картофель

доля регионов в группе, %

средняя самообеспеченность по группе (норма 85%)

доля регионов в группе, %

средняя самообеспеченность по группе (норма 90%)

доля регионов в группе, %

средняя самообеспеченность по группе (норма 95%)

Не удовлетворяет нормам Доктрины

59,8

44,5

50

51,6

34,1

71,2

Удовлетворяет нормам Доктрины

40,2

164,6

50

108,7

65,9

111,7

Всего

100

82,8

100

76,8

100

101,1

По сгруппированным данным государственной статистики, самообеспеченность по мясу и молоку не достигает пороговых значений Доктрины продовольственной безопасности. Причем доля регионов, у которых уровень самообеспеченности не удовлетворяет пороговым значениям по мясу составляет почти 60% где уровень самообеспеченности только 44%, по молоку 50% с самообеспеченностью чуть более 50%. Несмотря на то, что по картофелю уровень продовольственной независимости укладывается в рекомендованные нормы, более 34% регионов не выполняют этот показатель. Их уровень продовольственной безопасности по данному продукту немногим больше 70%.

В последние три года, сконцентрированность органов власти на проблеме импортозамещения продуктов питания отечественными товарами, с одной стороны, и бюджетные ограничения в совокупности с режимом ВТО, с другой стороны, привели к новым попыткам преобразования агропродовольственной политики. Основное направление ее модернизации теперь заключается в переводе на формат проектного финансирования инвестиционной деятельности [21], которое призвано устранить проблему залоговой базы в процессе кредитования реального сектора экономики и расширить тем самым предложение на рынке ссудных капиталов, а, заодно и обеспечить равный доступ к кредитному сегменту финансового рынка большинству товаропроизводителей. Между тем государственное одобрение получат только проекты как минимум с миллиардным бюджетом.

В итоге инструменты реализации такой экономической политики мало чем отличаются от действующих мер по привлечению дешевых кредитных ресурсов с последующим субсидированием процентной ставки. Как справедливо отмечает академик Г.В. Беспахотный, сложившаяся финансово-кредитная система продолжает воспроизводить энергосырьевую модель экономики [5]. Несомненно, этот механизм имеет большие перспективы развития в российской экономики, особенно в период оттока иностранных инвестиций. Однако, при грамотном подходе, возможности его использования на аграрном рынке могут оказаться гораздо шире и полезнее.

Необходимо «разработать и внедрить механизмы поддержки приоритетных инвестиционных проектов в агропромышленном комплексе и мониторинга их реализации» - говорится в одном из поручений Президента по итогам совещания по вопросам развития сельского хозяйства, состоявшегося 24 сентября 2015 года [20].

По оценкам экспертов, существующие мощности загружены: по производству мяса на 48%, цельномолочной продукции, сгущенному молоку и сырам – около 60%, сливочному маслу – на 30%, безалкогольным напиткам – на 34%, минеральной воды – на 50%, пива – на 60% [14]. Поэтому нужно изыскать возможности и задействовать управленческие ресурсы, чтобы вскрыть указанные резервы экономического роста.

Выводы и предложения

Многие ученые выход из сложившейся ситуации продолжают искать в повышении объемов финансирования отрасли. Возможно, такие надежды не безосновательны. Многие ученые выход из сложившейся ситуации продолжают искать в повышении объемов финансирования отрасли. Возможно, такие надежды не безосновательны. Действительно, практика реализации госпрограмм показала, что аграрный сектор чутко реагирует на помощь со стороны государства, каждый этап ее увеличения сопровождается ростом производственных и экономических показателей. Однако, учитывая реалии аграрной экономики, ограниченные финансовыми возможностями бюджетной системы и согласованные в России правила ВТО не позволяют надеяться на кардинальное увеличение субсидий. Простое увеличение субсидий, без учета конкретных результатов и условий хозяйствования не ведет к росту их эффективности, а наоборот, приводит к потере у товаропроизводителей рыночных стимулов для использования имеющихся резервов и внутренних возможностей экономического роста.

Для повышения эффективности использования собственных, заемных и бюджетных источников финансирования в западных странах применяют практику финансового и проектного менеджмента. Перенять подобный опыт пытаются в некоторых пилотных субъектах РФ, таких как Пензенская область, для чего Минэкономразвития в 2014 году подготовил рекомендации по внедрению проектного управления в органы государственной власти.

В органах управления АПК в отличие от других министерств и ведомств опорной точкой реализации проектного подхода является госпрограмма развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы. Однако указанный документ не может служить ориентиром для внедрения названной инновации, так как подготовлен по принципу прогнозирования итоговых показателей хозяйственной деятельности и бюджетных ресурсов их достижения с учетом сложившейся динамики.

Одним из действенных вариантов, на наш взгляд, может быть проектная модель функционирования АПК, которая позволит консолидировать производственные и управленческие ресурсы в регионах с учетом их аграрной направленности. Сегодня традиционные виды сельскохозяйственной деятельности не во всех регионах сформировались с учетом принципа рациональности использования аграрного потенциала товаропроизводителей, многие из которых характеризуются преемственностью производственных мощностей и, соответственно, видов предпринимательства бывших на их месте колхозов и совхозов. Вновь же созданный аграрный бизнес, реализует только наиболее рентабельную производственную программу, зачастую, не считаясь с общественными потребностями.

По своей сути проектная модель развития агропродовольственного сектора предполагает агрегирование усилий государства, общества и бизнеса, и оптимизацию баланса их интересов. Для этого нужно выявить проблемные направления продовольственной самообеспеченности в стране, определить регионы, за счет которых этот вопрос будет решаться максимально эффективно и сбалансированно, разработать проекты по каждому виду продукции в разрезе регионов с обоснованием объемов ресурсного обеспечения по источникам финансирования. На этом этапе госпрограмма развития сельского хозяйства должна пополниться продовольственной программой, которая будет представлять собой продуктовый портфель проектов производства стратегически значимой продукции.

Научная новизна предлагаемых рекомендаций заключается в принципиально новой проектной модели функционирования аграрного сектора, которая, с одной стороны, отличается от получившего в последние годы распространение механизма проектного управления по субъектам хозяйствования тем, что проекты будут формироваться в разрезе регионов с учетом их аграрного потенциала, с другой стороны, отличается от действующей политики реализации госпрограмм тем, что предполагает формирование проектов только по конкретным видам стратегически значимой продукции, имеет научно обоснованную оценку индикаторов развития, анализ необходимых ресурсов, диагностику рисков, и что особенно важно определение конкретных исполнителей, привлеченных на конкурсной основе.

Задачей науки здесь становится обоснование параметров госпрограммы, в частности определить необходимый уровень развития производства конкретной продукции в каждом регионе с учетом климатических особенностей и требуемый для этого объем ресурсного обеспечения из собственных, заемных и привлеченных источников. Возрастает роль методологических инструментов целеполагания, анализа аграрного потенциала регионов, реконструкции организационно-экономических и активизации рыночных механизмов производственной переориентации товаропроизводителей.

Таким образом, предлагаемый подход к формированию проектной модели функционирования аграрного сектора и разработки в рамках него инструментов стратегического планирования и прогнозирования, в частности для научного обеспечения процесса целеполагания, позволит обеспечить рост эффективности сельскохозяйственной деятельности, направлен на обеспечения продовольственной безопасности страны, повышение степени реализации документов стратегического развития сельского хозяйства.

Библиография
1.
Аганбегян А.Г. Замещение импорта продовольствия и развитие «зеленой» агроэкономики как стратегические ответы на антироссийские секторальные санкции / А.Г. Аганбегян, Б.Н. Порфирьев // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2015. № 2. С. 16-27.
2.
Барышников Н.Г. Управление платежеспособностью в сельском хозяйстве: экономико-статистический аспект (на примере Пензенской области) / Н.Г. Барышников, Д.Ю. Самыгин // Вопросы статистики. 2015. № 1. С. 65-76.
3.
Барышников Н.Г. Моделирование агропродовольственной политики региона / Н.Г. Барышников, Д.Ю. Самыгин // Экономика сельского хозяйства России. 2016. № 1. С. 71-76.
4.
Барышников Н.Г. Эконометрические модели анализа и оценки эффективности использования бюджетных ресурсов в сельском хозяйстве / Н.Г. Барышников, Д.Ю. Самыгин // Экономический анализ: теория и практика. 2012. № 24 (279). С. 2-10.
5.
Беспахотный Г.В. Задачи государственного планирования АПК и методы их решения / Г.В. Беспахотный // Экономика сельского хозяйства России. 2015. № 5. С. 2-7.
6.
Беспахотный Г.В. Финансирование государственных программ по импортозамещению в сельском хозяйстве / Г.В. Беспахотный // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2016. № 1. С. 19-22.
7.
Буздалов И. Российское крестьянство под прессом «перекачки» // Общество и экономика. 2010. № 2. С. 73-86.
8.
Костяев А.И. Территориальная дифференциация сельскохозяйственного производства: вопросы методологии и теории. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. 240 с.
9.
Милосердов В. Санкции, эмбарго продовольствия, импортозамещение / В. Милосердов // Экономика сельского хозяйства России. 2014. № 11. С. 13-20.
10.
Пошкус Б. Выравнивание экономических условий хозяйствования. Вильнюс: «Мокслас», 1979. 202 с.
11.
Самыгин Д.Ю. Оценка экономической добавленной стоимости сельского хозяйства Пензенской области / Д.Ю. Самыгин, Н.Г. Барышников, Е. В. Исаев // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. 2013. № 3(7). С. 79-85.
12.
Самыгин Д.Ю. Сценарии развития сельскохозяйственного бизнеса в Пензенской области: прогнозирование и оценка рисков / Д.Ю. Самыгин, Н.Г. Барышников // Проблемы прогнозирования. 2015. № 1. С. 84-89
13.
Тарасов В.И. Взаимосвязь социально-экономических категорий "продовольственная безопасность" и "продовольственная независимость" государств в условиях региональной интеграции / В.И. Тарасов, И.С. Глотова // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2015. № 2. С. 50-54.
14.
Fal'tsman V.K. Import substitution in the economic sectors of Russia // Studies on Russian Economic Development. 2015. Vol. 26. No. 5. pp. 452-459. DOI: 10.1134/S1075700715050056
15.
Samygin D.Yu., Baryshnikov N.G. Scenarios of Agricultural Business Development in Penza Oblast: Forecast and Risk Estimate // Studies on Russian Economic Development. 2015. Vol. 26. No. 1. pp. 59–62. DOI: 10.1134/S1075700715010037
16.
http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/statements/50864. Дата обращения 10.04.2016
17.
Распоряжение Правительства РФ от 08.12.2011 N 2227-р «Об утверждении Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года»
18.
http://economy.gov.ru/minec/press/news/2016230308. Дата обращения 11.04.2016
19.
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/ doc_1265196018516. Дата обращения 17.04.2016
20.
http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/50497. Дата обращения 13.04.2016
21.
Постановление Правительства РФ от 11 октября 2014 г. N 1044 «Об утверждении Программы поддержки инвестиционных проектов, реализуемых на территории Российской Федерации на основе проектного финансирования
22.
Шестак О.И. Стратегическое планирование в Российской Федерации в контексте полномочий органов местного самоуправления // Политика и Общество. 2015. № 5. C. 591-602. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.5.15102.
23.
Иванов Е.О. Понятие стратегического политического планирования // Тренды и управление. 2013. № 2. C. 196-206. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.2.5215.
24.
Жукова О.В. Перспективы совершенствования инвестиционной политики России в контексте развития социальной ипотеки // Национальная безопасность / nota bene. 2011. № 4. C. 12 - 18.
25.
Трофимова И.Н. Показатели и ориентиры социально-экономического развития регионов России // Политика и Общество. 2015. № 4. C. 466 - 473. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.4.15007.
26.
Васин С.М., Гамидуллаева Л.А. Инновационный потенциал модернизации экономики Приволжского федерального округа // Теоретическая и прикладная экономика. 2015. № 3. C. 16 - 42. DOI: 10.7256/2409-8647.2015.3.15478. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_15478.html
References (transliterated)
1.
Aganbegyan A.G. Zameshchenie importa prodovol'stviya i razvitie «zelenoi» agroekonomiki kak strategicheskie otvety na antirossiiskie sektoral'nye sanktsii / A.G. Aganbegyan, B.N. Porfir'ev // Ekonomika sel'skokhozyaistvennykh i pererabatyvayushchikh predpriyatii. 2015. № 2. S. 16-27.
2.
Baryshnikov N.G. Upravlenie platezhesposobnost'yu v sel'skom khozyaistve: ekonomiko-statisticheskii aspekt (na primere Penzenskoi oblasti) / N.G. Baryshnikov, D.Yu. Samygin // Voprosy statistiki. 2015. № 1. S. 65-76.
3.
Baryshnikov N.G. Modelirovanie agroprodovol'stvennoi politiki regiona / N.G. Baryshnikov, D.Yu. Samygin // Ekonomika sel'skogo khozyaistva Rossii. 2016. № 1. S. 71-76.
4.
Baryshnikov N.G. Ekonometricheskie modeli analiza i otsenki effektivnosti ispol'zovaniya byudzhetnykh resursov v sel'skom khozyaistve / N.G. Baryshnikov, D.Yu. Samygin // Ekonomicheskii analiz: teoriya i praktika. 2012. № 24 (279). S. 2-10.
5.
Bespakhotnyi G.V. Zadachi gosudarstvennogo planirovaniya APK i metody ikh resheniya / G.V. Bespakhotnyi // Ekonomika sel'skogo khozyaistva Rossii. 2015. № 5. S. 2-7.
6.
Bespakhotnyi G.V. Finansirovanie gosudarstvennykh programm po importozameshcheniyu v sel'skom khozyaistve / G.V. Bespakhotnyi // Ekonomika sel'skokhozyaistvennykh i pererabatyvayushchikh predpriyatii. 2016. № 1. S. 19-22.
7.
Buzdalov I. Rossiiskoe krest'yanstvo pod pressom «perekachki» // Obshchestvo i ekonomika. 2010. № 2. S. 73-86.
8.
Kostyaev A.I. Territorial'naya differentsiatsiya sel'skokhozyaistvennogo proizvodstva: voprosy metodologii i teorii. SPb.: Izd-vo SPbGUEF, 2006. 240 s.
9.
Miloserdov V. Sanktsii, embargo prodovol'stviya, importozameshchenie / V. Miloserdov // Ekonomika sel'skogo khozyaistva Rossii. 2014. № 11. S. 13-20.
10.
Poshkus B. Vyravnivanie ekonomicheskikh uslovii khozyaistvovaniya. Vil'nyus: «Mokslas», 1979. 202 s.
11.
Samygin D.Yu. Otsenka ekonomicheskoi dobavlennoi stoimosti sel'skogo khozyaistva Penzenskoi oblasti / D.Yu. Samygin, N.G. Baryshnikov, E. V. Isaev // Modeli, sistemy, seti v ekonomike, tekhnike, prirode i obshchestve. 2013. № 3(7). S. 79-85.
12.
Samygin D.Yu. Stsenarii razvitiya sel'skokhozyaistvennogo biznesa v Penzenskoi oblasti: prognozirovanie i otsenka riskov / D.Yu. Samygin, N.G. Baryshnikov // Problemy prognozirovaniya. 2015. № 1. S. 84-89
13.
Tarasov V.I. Vzaimosvyaz' sotsial'no-ekonomicheskikh kategorii "prodovol'stvennaya bezopasnost'" i "prodovol'stvennaya nezavisimost'" gosudarstv v usloviyakh regional'noi integratsii / V.I. Tarasov, I.S. Glotova // Ekonomika sel'skokhozyaistvennykh i pererabatyvayushchikh predpriyatii. 2015. № 2. S. 50-54.
14.
Fal'tsman V.K. Import substitution in the economic sectors of Russia // Studies on Russian Economic Development. 2015. Vol. 26. No. 5. pp. 452-459. DOI: 10.1134/S1075700715050056
15.
Samygin D.Yu., Baryshnikov N.G. Scenarios of Agricultural Business Development in Penza Oblast: Forecast and Risk Estimate // Studies on Russian Economic Development. 2015. Vol. 26. No. 1. pp. 59–62. DOI: 10.1134/S1075700715010037
16.
http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/statements/50864. Data obrashcheniya 10.04.2016
17.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 08.12.2011 N 2227-r «Ob utverzhdenii Strategii innovatsionnogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2020 goda»
18.
http://economy.gov.ru/minec/press/news/2016230308. Data obrashcheniya 11.04.2016
19.
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/ doc_1265196018516. Data obrashcheniya 17.04.2016
20.
http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/50497. Data obrashcheniya 13.04.2016
21.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 11 oktyabrya 2014 g. N 1044 «Ob utverzhdenii Programmy podderzhki investitsionnykh proektov, realizuemykh na territorii Rossiiskoi Federatsii na osnove proektnogo finansirovaniya
22.
Shestak O.I. Strategicheskoe planirovanie v Rossiiskoi Federatsii v kontekste polnomochii organov mestnogo samoupravleniya // Politika i Obshchestvo. 2015. № 5. C. 591-602. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.5.15102.
23.
Ivanov E.O. Ponyatie strategicheskogo politicheskogo planirovaniya // Trendy i upravlenie. 2013. № 2. C. 196-206. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.2.5215.
24.
Zhukova O.V. Perspektivy sovershenstvovaniya investitsionnoi politiki Rossii v kontekste razvitiya sotsial'noi ipoteki // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2011. № 4. C. 12 - 18.
25.
Trofimova I.N. Pokazateli i orientiry sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya regionov Rossii // Politika i Obshchestvo. 2015. № 4. C. 466 - 473. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.4.15007.
26.
Vasin S.M., Gamidullaeva L.A. Innovatsionnyi potentsial modernizatsii ekonomiki Privolzhskogo federal'nogo okruga // Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika. 2015. № 3. C. 16 - 42. DOI: 10.7256/2409-8647.2015.3.15478. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_15478.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"