Litera
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Litera" > Рубрика "Автор и поэзия"
Автор и поэзия
Минец Д.В., Горушкина А.В. - «Диалог культур» в структуре поэтического дискурса Али Кудряшевой c. 10-19

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.2.23156

Аннотация: В рамках настоящей статьи рассматривается поэтический дискурс современного поэта-блогера Али Кудряшевой. Исследователи придерживаются мнения, что каждый текст всегда диалогичен, так как опирается на все предшествующие и последующие тексты. При этом, культура, как и язык, также является знаковой (семиотической) системой, способной передавать информацию, но, в отличие от языка, не способной самоорганизовываться, так как культура – это, прежде всего память. Так, «диалог культур» Кудряшевой составляет специфическую особенность ее индивидуальной языковой системы. Ее творчество характеризуется высокой плотностью лингвокультурем, апеллирующим к различным культурным традициям. Так, литературные прецеденты поэта Али Кудряшевой типологизированы по 3 направлениям: русская, западноевропейская и античная традиции. Совокупность географических, литературных, музыкальных, философских прецедентных элементов в ее поэтическом дискурсе позволяет выделить несколько направлений подобной рецепции: а) национальное своеобразие мира художественного текста, б) точка зрения восприятия писателем/поэтом чужой культуры и включение ее в свою картину мира, в) различные формы взаимодействия родной и чужой культур.
Науменко Г.А. - «Из Пиндемонти» в Страстном сюжете Каменноостровского цикла c. 22-65

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.2.12287

Аннотация: Стихотворение «Из Пиндемонти» («Недорого ценю я громкие права...»), входящее в Каменноостровский цикл под цифрой VI, рассматривается в настоящей статье как поэтическое высказывание Пушкина в контексте цикла, отвечающего Мицкевичу на его стихотворный цикл «Отрывок» (Ustęp). Цель исследования состоит в выявлении «мицкевичского подтекста» и в литературоведческом анализе стихотворения с точки зрения диалога-спора Пушкина с Мицкевичем о пути из рабства к Свободе во Христе. Поэтому предметом исследования является «мицкевичский подтекст» как основной ключ к прочтению стихотворения. В статье предпринята попытка интерпретации концептуального смысла заглавия «Из [VI] Пиндемонти» в Страстном сюжете «евангельского» цикла. Используемый метод «пристального чтения» и анализа интертекстуального диалога двух национальных поэтов опирается на тесные смысловые связи между Каменноостровским циклом и «Отрывком». Каменноостровский цикл – это вторая и завершающая часть «духовного цикла» Пушкина, в которой Страсти Христа и милосердие противопоставлены апокалиптическому христианству с социальной направленностью. Заглавие «Из [VI] Пиндемонти» носит характер криптограммы. Через цифру VI стихотворение соотнесено со Страстной субботой, днем «сошествия Христа во ад», и знаменует победу духа над смертью, предсказанной певцам царя польским поэтом-пророком. Интертекстуальными отсылками к стихотворениям «Отрывка» объясняется употребление Пушкиным таких слов, как «балагур» и «налоги».
Фетисова Е.Э. - Неоакмеистическая поэзия Ю. Левитанского и поэтов-эстрадников c. 32-51

DOI:
10.7256/2409-8698.2016.4.21064

Аннотация: В статье выявляются традиции акмеизма и неоакмеизма, трансформация и художественное «преломление» романтической эстетики неоакмеизма в творчестве поэта «фронтового поколения» (Ю. Левитанского), а также представителей «эстрадной поэзии» (Р. Рождественского, Е. Евтушенко). Рассматриваются также проблема пространства и времени, поэзия Ю. Левитанского, Р. Рождественского, Е. Евтушенко сопоставляется с пространственно-временным континуумом «Божественной комедии» Данте, «синхронно-реминисцентный хронотоп», благодаря которому создается жанровая полифония, проецирующая каждое конкретное произведение в бесконечный контекст интерпретаций и прототекстов, и «монолог на полифонической основе». Проводится детальная классификация и типология жанровых форм указанных авторов. Впервые анализируется романтическая эстетика неоакмеизма, зародившаяся в ходе художественных поисков «шестидесятников», выстраивающая поэтическую миромодель, обусловливающую впоследствии перспективу новых открытий на путях культурологии, философии, отечественной и мировой литературы.В статье отмечена важность для анализа временной категории в поэзии «ренессансного акмеизма» герменевтической концепции В. Дильтея, согласно которой время рассматривается как особого рода категория духовного мира, обладающая объективной ценностью для постижения реальности в переживании. Предпринятый анализ убедительно показывает, что одной из важнейших онтологических констант, участвующих в формировании картины поэтического мира, а также художественного направления неоакмеизма, является специфическая концепция художественного времени и пространства. Устанавливаются, помимо субъективного времени и пространства, внутреннее пространство времени и внешнее пространство времени (термины В. Вернадского), а также циклическая, вероятностная причинность и условные смыслы, «операторы» времени и пространства. Самостоятельный статус методологии подразумевает то, что она включает в себя моделирующую мир онтологию. Этот фактор особенно важен для анализа поэтического текста в акспекте его мифологии, художественного времени и пространства, так как творчество акмеистов априори онтологично и посредством специфической мифологии, вмещающей в себя множество архетипов различных эпох и столетий, создает авторскую миромоделирующую реальность. В центре сопоставительного подхода – подобие выразительных средств и авторской стилистики - от литературоведческих приемов, общих фраз, цитат, аллюзий вплоть до общности авторской концепции лирического сюжета, художественного пространства и времени - синхронно-реминисцентного хронотопа – сходным образом представленного в стихотворениях А. Ахмадулиной, Е. Евтушенко, Р. Рождественского, «Божественной комедии» Данте, лирических циклах А. Ахматовой, поэзии Арс. Тарковского и Р. Рождественского. Сравнительно-типологический метод дополнен элементами как структурного, так и рецептивно-герменевтического подходов. Сопоставительный анализ и метод семиотической реконструкции поэтического текста служат ключом к пониманию семантики и внутренних структур парадигмы неоакмеизма. Новизна работы заключается в том, что творчество малоисследованных поэтов фронтового поколения подвергается всесторонней интерпретации, рассматривается в свете действия механизма культурной памяти, как синтез формы и содержания. Зашифрованные реминисценции в поэтических текстах связаны с авторским приемом полисемии, «полицитатности», носящей имплицитный характер. Образы-архетипы ассоциируется одновременно с несколькими цитатными источниками – библейскими, фольклорными, различными образами отечественной и зарубежной литературы, благодаря чему приобретают статус нескольких потенциальных «прототекстов» и интерпретаций. С формальной точки зрения это способствует возникновению жанров на стыке двух и более жанровых «валентностей».Делается вывод о том, что неоакмеизм (русский «Ренессанс») содержит в своей структуре, центр которой составляет «семантическая поэтика», некий объединяющий ментальный код русской культуры, который объединяет внешне и формально совершенно различных поэтов в рамках единого литературного течения. В этом смысле можно говорить не об акмеистической традиции в современной поэзии, а о непрерывном развитии «семантической поэтики» акмеизма и наследующего ее неоакмеизма в творчестве целого ряда современных поэтов, то есть о становлении поэтической практики акмеизма на протяжении всего ХХ века, причем без принципиального изменения не только эстетических, о и семиотических предпосылок, которое преимущественно и маркирует смену поэтических систем. Таким образом, в современном литературоведении конструктивный диалог двух художественных систем – акмеизма и неоакмеизма – рассматривается в нескольких аспектах: сопоставительном (анализ типологических связей, реминисценций, аллюзий), гносеологическом (сходство мировоззрений поэтических систем), интертекстуальном (так, поэзия А. Ахматовой служит «прототекстом» лирики Ю. Левитанского, Арс. Тарковского, Е. Евтушенко), онтологическом (единство мифологии, формирующей, в свою очередь, определенную миромодель - так «ахматовский миф» создает имманентную себе структуру индивидуальной авторской мифологии неоакмеистов), и, наконец, на уровне «минитекста» поэтики заглавий, эпиграфов, посвящений. Филологическая и философская герменевтика в настоящее время в совокупности сформировали поле интерпретационного дискурса современной поэзии.
Никольский Б.В. - А.А. Фет c. 69-97

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.4.14833

Аннотация: В статье рассматривается творчество русского поэта А.А. Фета. Автор стремится выявить сущность этой поэзии, используя и критическое отношение к стихотворцу. Особенно внимательно Б.В. Никольский прослеживает философские сюжеты А.А. Фета, называя его поэтом философов и указывая влияние А. Шопенгауэра на поэзию. Самого А.А. Фета автор характеризует как пантеиста. Он отмечает, что в современной действительности философия гораздо теснее связана с наукой, чем с искусством, хотя с последним у нее едва ли не больше родства, чем с первой. По мнению Б.В. Никольского, из всех лирических поэтов А.А. Фет лучше всех сумел усвоить чисто философский дух, но при этом не изменить поэзии как особому роду искусства. Путём напряжения художественного творчества А.А. Фет проникает в сущность вещей. Автор статьи опирается на философию жизни, которая оказала огромное воздействие на искусство. Он пользуется также достижениями эстетической мысли, указывая на вклад А.А. Фета в науку об искусстве. Анализируются также особенности поэтической техники Фета. Статья представляет собой развернутый анализ творчества русского поэта. Автор показывает, что в поэзии А.А. Фета нет действий, поскольку Фет существует в восторженных порывах духа, в сосредоточенных созерцаниях. Все наслаждения неожиданно вспыхивающих мыслей, все радости намеков, от которых напряженно мыслящему духу внезапно открываются необозримые дали желанной истины, всё счастье открытия, проникновения – это высшее счастье мыслителя, – находим мы воплощенными в изумительных лирических миниатюрах Фета. Поэзия оценивается при этом как прикладная область философии. Новизна статья выражается и в том, что показано, как художественное чувство А.А. Фета не чуждо природе, как чужд ей самодержавно творческий разум человека.
Антонова Е.М. - Ad libitum: философия и поэзия. c. 222-242

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.1.63

Аннотация: В данной статье анализируется взаимодействие философии и поэзии. Как они соотносятся друг с другом в мире науки, в жизни человека? Есть ли возможность найти между ними общее или данные формы существования культуры и мысли человека являются абсолютно не соизмеримыми? Исследование проведенное в данной статье показывает, что философия и поэзия имеют общие исторические корни. И поэзия, по мнению многих, выступает как древний жанр предфилософии.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"