по
Litera
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Litera" > Рубрика "Литературоведение"
Литературоведение
Цендровский О.Ю. - Философия Антуана де Сент-Экзюпери: опыт реконструкции c. 1-33

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.4.10651

Аннотация: В статье рассматривается недооцененное и совершенно нераскрытое в исследовательской литературе философское содержание творчества Антуана де Сент-Экзюпери. На основании анализа его неоконченного труда «Цитадель» и других более известных текстов автор показывает цельность учения Экзюпери, остроту гуманистической, экзистенциальной, нравственной проблематики его философии и подчеркивает ее принадлежность к западноевропейской мысли позднего модерна в ее программных темах переоценки ценностей, осмысления места человека после смерти Бога и борьбы с нигилизмом. В ходе последовательного разбора и с позиций систематической интерпретации выясняется отношение Экзюпери к ряду ключевых философских вопросов: бытие Бога и смысл жизни, критерий ценности и существо истины. Основной акцент в работе сделан на этический пафос творчества Экзюпери. Подробному анализу подвергается предложенный им «героический» идеал, выдвинутая система ценностей и базовых этических позиций, выводимых теперь не из вневременной божественной реальности, а из существа смертного человека. Итогом работы является воссоздание цельной мировоззренческой картины Экзюпери, что не имеет и отдаленных аналогов в отечественной литературе и широком круге изученных западных источников. Выясняется предельная близость мировоззрения писателя к учению Ф. Ницше, тяготение к правой радикальной политике, излагается любопытный комплекс его психологических и культурологических взглядов.
Науменко Г.А. - Странник c. 1-49

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.12170

Аннотация: Объектом исследования является стихотворение А. С. Пушкина «Странник». Предметом исследования – «мицкевичский подтекст» как ключ к прочтению стихотворения. Цель исследования состоит в попытке обосновать гипотезу, что стихотворение «Cтранник» было создано в диалоге с польским поэтом Адамом Мицкевичем, в выявлении «мицкевичского подтекста» и в литературоведческом анализе пушкинского стихотворения при сопоставлении его с шестым стихотворением «Отрывка» из поэмы «Дзяды» III, а также с фрагментом из «Пути паломника» Беньяна, на который опирался Пушкин. (Стихотворение «Олешкевич» и «мицкевичский подтекст» – это источник и импульс для пушкинского слова, а первая часть повести Беньяна – канва, язык общепринятых религиозных схем). В основе исследования положен метод "пристального чтения" «Странника» в контексте творчества Пушкина 1833-1836 гг. и интертекстуальный анализ текстов Пушкина, Мицкевича и Беньяна. Исследование включает в себя обращение к известным анализам-интерпретациям пушкинского стихотворения. Диалог Пушкина с Мицкевичем, и шире – с Западом, повлиял на то, что христианская тема в творчестве Пушкина последних лет оказалась укорененной в конфликте Запада и Востока (России), сформулированного Мицкевичем в «Отрывке» с карательно-христианских позиций. Стихотворение «Странник» (1835) является поэтическим ответом на тему «чтения книги» (Священного Писания) у Мицкевича и первой частью пушкинского «чтения книги» о пути из рабства к Свободе. Пушкин показал не «верный путь» к Свободе, противоречащий его пониманию Нового Завета. что подтверждает конструктивный принцип деления стихотворения на пять частей (модель «пятикнижия»). «Верный путь» он показал в «евангельском» Каменноостровском цикле (1836), созданном в тесном соприкосновении со «Странником». В «Страннике» поэт не был «готов» «к суду», а в стихотворении под цифрой VI «Из Пиндемонти» он предстает на «суд» со своей искренней речью.
Ростовцева Ю.А. - Рецепция законов Екатерины Второй в литературной утопии В. А. Левшина "Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве" c. 1-21

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.2.13631

Аннотация: Статья посвящена утопии В. А. Левшина «Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве» (1784). Произведение было опубликовано в XIII - XVI частях журнала "Собеседник любителей российского слова". Исследователи, как правило, сосредотачивали интерес на первой его части, изображающей идеальный город на Луне. Город-государство имеет примитивное политическое устройство, в нем отсутствуют письменные законы. Жизнь лунатистов сравнивается с легендарным "златым веком". Сочинение Левшина рассматривалось в научной литературе, прежде всего, в контексте темы масонства, мотивов воздушных путешествий. В первом ключе написаны исследования Н. К. Пиксанова, В. И. Сахарова, Л. В. Омелько, в исследованиях Дж. Брейллара, Т.В. Артемьевой освящена тема воздухоплавания. Законы утопического государства были описаны в работах С. Л. Баэра и ряда других ученых, однако предметом отдельного исследования не становился. Между тем, окончание "Новейшего путешествия" представляет собой панегирик екатерининской России, в котором первостепенное место отведено мудрым законам "великия Государыни". Следует отметить, что не только рецепция законов Екатерины II, но и сам образ екатерининской России в утопии Левшина ранее предметом изучения не становился. Автор статьи рассматривает литературную утопию в необычном контексте законодательных реформ Екатерины Второй. Основу научного метода составляют текстологические сопоставления и мотивные связи между сочинением Левшина и группой текстов екатерининского законодательства.На основании "Большого наказа императрицы" (1767), "Устава благочиния, или полицейского" (1782) и целого ряда манифестов, уставов и сентенций разных лет делается попытка выявить, насколько описанные в "Новейшем путешествии" законы идеального государства соответствуют современной ему действительности.
Симуш П.И. - Гении и Россия: взаимное познание c. 1-44

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.4.14832

Аннотация: Автор статьи рассматривает творчество Гоголя через призму феномена гениальности. Он показывает, что православие оказало огромное воздействие на личность писателя. Оно во многом преобразила его внутренний мир, оказало влияние на литературное творчество. По мысли писателя, православие способно реформировать российскую действительность. В частности, он осознал огромный ресурс свободы. Однако Гоголь понимал, что свобода способна не только обогатить человека, но также и «зачаровать» возможностью обогащения, прильнуть к партикулярной религии и утратить веру в креативность свободного творчества. Автор отмечает также всеобъемлющее воздействие православия на реформаторство русской жизни. Одновременно он обращается и к современным реалиям, раскрывая провидческий дар писателя. Автор опирается на традиционные методы литературоведения. Он использует метод компаративистики для того, чтобы показать влияние традиции на творчество Гоголя. Вместе с тем берутся на вооружение философские методы анализа литературных текстов. Статья раскрывает творчество Гоголя как родоначальника иронического повествования. Писатель постоянно использует смех и иронию как способы, позволяющие раскрыть абсурдизм социальных проектов. Писатель видит в России страну невиданных парадоксов. Гоголь поставил вопрос, который обращается нас к философским раздумьям о человеческой природе. Он пытается противостоять зачарованности богатством. Особое внимание писателя обращено на мещанство. Впоследствии в русской литературе эта тема увлечёт многих авторов. А. Герцен даст в этой связи трактовку «мещанства»; К. Леонтьев установит связь «пошлости» и «мещанства»; Д. Мережковский отождествит пошлость с серостью, банальностью, заурядностью; М. Горький яростно обрушится на самодовольное мещанство. Имея в виду противоположности между добром и злом, между любовью и ненавистью, А.П. Чехов, как показывает автор, избирает этическую мудрость, которая силою любви способна противодействовать злу.
Фаритов В.Т. - Философские аспекты времени и пространства в творчестве А.С. Пушкина c. 1-30

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.1.15098

Аннотация: В предлагаемой статье рассматриваются философские аспекты пространства и времени в поэзии А.С. Пушкина. На материале анализа отдельных стихотворений поэта автор эксплицирует направление динамики лирического хронотопа Пушкина. Выявляется связь художественного представления пространства и времени в пушкинской поэзии с фундаментальными проблемами метафизики. Проводится сопоставительный анализ лирического хронотопа Пушкина с хронотопами Ф.И. Тютчева и М. Волошина. Раскрывается близость поэтического миросезерцания Пушкина с философскими идеями Ф. Ницше. В статье используются методы сравнительного литературоведения и методологические установки метафизики русской литературы. Частично используются принципы герменевтики и деконструктивизма. Основным результатом исследования является выявление двух типов художественной организации пространства и времени в поэзии Пушкина и экспликация их философских аспектов. Показано, что лирический хронотоп Пушкина тяготеет к выходу за пределы классических метафизических оппозиций в направлении предвосхищения концептуальных разработок неклассической философии.
Перевалов В.П. - История в образах «Станционного смотрителя» А.С. Пушкина c. 1-61

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.3.17259

Аннотация: В статье разрабатываются проблемы истории, воплощённой в художественных образах. Непосредственным предметом анализа избрана повесть А.С. Пушкина «Станционный смотритель», представляющая собой образцово-показательный пример в этом роде. В огромном, продолжающем расти числе разнообразных интерпретаций пушкинского произведения по истории жизни смотрителя Самсона Вырина, как ни странно, недостаточно изучен феномен времени. Удивление тем, в имеющихся трактовках доминирует представление абстрактного времени (одинаково общая для всех и каждого нечто схема: прошлое – настоящее – будущее), вызвало потребность перехода к представлениям конкретного времени, специфически присущего именно вот этому «есть», его своеобразной динамике. Такова исходная задача предлагаемых в статье наблюдений и размышлений. Для её решения применяется метод «вдумчивого медленного чтения» и сравнительного анализа разных контекстов. В силу иного «зрительного разрешения» исчезающее при обычном восприятии временнáя мелочь, рассыпанная автором как бы невзначай, мимоходом, достигла критической концентрации для чёткого проявления единой связности. В статье реконструировано точное время событий повести и общая продолжительность описанной в ней истории. «Расчисленное по календарю время» совмещается с биографическими данными Пушкина и его (близких) знакомых, а так же играет роль надёжного компаса в установлении непростых соотношений между местами развёртывания сюжета и реальным эмпирическим пространством.Выстроенный, по возможности максимально точно, хронотоп служит прочным мостом между образной тканью пушкинского произведения и послужившей ему источником реальностью. Фактически биографическим прообразом "Станционного смотрителя" выступают взаимоотношения между Пушкиным, Карамзиным и "молодыми якобинцами" (декабристами) в 1816-1826/27 годах.Важнейшим результатом рассмотрения художественного текста повести в зеркале точного – волшебного у Пушкина – времени является открытие парадоксальной запечатлённости (следовательно, и запечатанности) в образе главного героя творчества и личности Н.М. Карамзина, любившего парадоксы.Открытие неизвестного Карамзина в известной повести Пушкина обогащает возможности углублённого понимания исторической преемственности между ними в развитии российской духовной культуры.
Нилогов А.С., Варава В.В. - Русская литература versus русская философия (беседа А. С. Нилогова и В. В. Варавы) c. 1-10

DOI:
10.7256/2409-8698.2016.2.18943

Аннотация: Феномен русской классической литературы считается международно-признанным. Однако в последнее время даже внутри самой России он неоднократно ставился под вопрос, в том числе с учётом постоянно падающего интереса к чтению как таковому. Альтернативные взгляды на русскую классику постепенно проникают в отечественное литературоведение, тесня сложившиеся представления. Современная русская литература вряд ли уже может претендовать на «властительницу дум», как в старые добрые времена. Многочисленные духовные и интеллектуальные традиции теснят её по всем фронтам, предлагая взамен не менее содержательные практики. Одной из них выступает актуальная русская философия, два представителя которой решили обсудить литературную тему. В беседе используются такие методы, как: аналитический, герменевтический, интервью, критический, литературоведческий, синтетический, сравнительный, философский, эвристический. По словам В. В. Варавы, современная русская литература нуждается в новом экзистенциальном рывке, чтобы показать действенные альтернативы из духовного кризиса, охватившего страну. Однако, по мнению А. С. Нилогова, сегодня литература во всём мире как письменная форма словесности технологически замещается электронной формой - сетературой, существующей исключительно в интернете.
Тэтик К. - В. Брюсов и городские «тексты» в русской литературе («московский» и «петербургский» тексты) c. 1-11

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.4.24326

Аннотация: В статье рассматриваются городские, «московский» и «петербургский», текст в поэзии В. Брюсова. Данному вопросу посвящено немало исследований литературоведов. В данной статье образ города связан с двумя столицами Москвой и Петербургом. Объектом исследование выступает корпус текстов, в которых полно репрезентирован образ двух столиц. Поэт описывает город с точек зрения исторической и метафизической действительности. Также при обращении к образу Петербурга символист большое внимание уделяет архитектуре города, что позволяет поставить вопрос о приеме экфразиса в поэтике. Методология нашего исследования предполагает сравнительно-сопоставительный анализ московских и петербургских стихотворений В.Я. Брюсова, а также использование историко-функционального, историко-генетического методов анализа. Итак, в урбанистических стихотворениях Брюсова достаточно полно представлен «московский» и «петербургский» тексты. Между их репрезентацией есть несколько важных отличий: образ Москвы включен в метаисторический контекст, но поэт постоянно обращается к современной ему эпохе. Москва и древняя, времен смуты, наполеоновской войны, и Москва Советская, которую только еще пытается поэтически осмыслить символист. Образ Петербурга (иногда он называется Петроградом) дан исключительно в ретроспективе и связано это с важной для поэта фигурой Петра. В стихотворениях, включающих в себя северный столичный текст, много отсылок к архитектуре города, памятникам искусства, что позволяет говорить о приеме экфразиса. Однако оба города преподносятся поэтом с позиций и исторических, метафизических, что свидетельствует об онтологизме произведений.
Щепалина В.В. - Истоки индивидуально-авторской манеры А. Касоны c. 1-10

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26371

Аннотация: Объектом исследования является индивидуальный стиль испанского драматурга Алехандро Касоны, предметом - процесс формирования его авторской манеры. Рассматриваются оказавшие на нее влияние факторы, связанные как с фактами биографии Касоны (детство в Астурии, работа сельским учителем, участие в Педагогических миссиях, работа киносценаристом), так и с процессами, происходившими в мировой литературе прошлого века (реформа стиля представителей поколения 98 года, течения испанского модернизма и новой драмы, влияние импрессионизма на литературу). В работе применялся биографический, психологический, сравнительно-сопоставительный метод, метод стилистического анализа, а также методы наблюдения, обобщения и описания. Научная новизна статьи связана с отсутствием в отечественной филологии крупных исследований, посвященных Касоне. Работа дает целостное представление об истоках художественного метода драматурга и вносит определенный вклад в понимание литературного процесса в Испании ХХ века. Представленный автором иллюстративный материал позволяет аргументировать теоретические положения исследования.
Парамонова М.К. - Жанр надгробного слова в русской ораторской прозе второй половины XVIII в. c. 17-23

DOI:
10.7256/2409-8698.2016.4.20020

Аннотация: Объектом исследования является жанр надгробного слова – один из самых древних риторических жанров, который был распространен в русской ораторской прозе XVIII в. Надгробное слово активно разрабатывалось в Петровское время, в этот период жанр нес не только религиозные, но и политические функции. Во второй половине столетия надгробное слово приобрело нравственно-дидактический характер. Также подвергся изменению стиль слова: на смену долгим периодам и многочисленным цитатам из Священного писания пришли небольшой объем и простая понятная лексика. Основным методом исследования является сравнительно-исторический: жанр рассматривается в литературном, культурном и историческом контексте эпохи. В качестве примера надгробного слова екатерининского времени приводится «Слово на погребение великой княгини Наталии Алексеевны» митрополита Платона (Левшина), которое подвергается филологическому анализу. Надгробные слова второй половины XVIII в. не становились ранее объектом отдельного исследования: вниманием ученых обычно пользуются подобные произведения Петровского времени. Однако именно вторая половина XVIII в. является для жанра периодом расцвета: в это время надгробные слова активно создаются и публикуются, расширяется круг лиц, которым посвящаются произведения, жанр окончательно утверждается в церковной ораторской прозе.
Котова А.В. - Об источниках сравнения: V. Fl. 6. 609–612 c. 17-22

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.1.25317

Аннотация: В системе средств художественной выразительности поэтического текста сравнения занимают важное место. Особый интерес для исследователя представляет изучение лексико-стилистических особенностей античных эпических поэм римских авторов, в основе сюжетов которых лежит мифологический материал. Цель настоящей статьи состоит в изучении сравнений как стилистического приема в римской эпической поэзии I в. н. э. Предметом исследования выступают индивидуальные художественные особенности сравнения главного героя поэмы Ясона с горой Кавказ в «Аргонавтике» Валерия Флакка (6. 609–612). В работе применяются как общетеоретические методы исследования, так и специальные филологические методы интерпретации античного текста. Автор статьи делает следующие выводы: сравнения человека с горой в античном эпосе восходят к Hom. Il. 13. 754–755; в латинском эпосе среди сравнений с горами видное место занимает пассаж из «Энеиды» (12. 697–703), который основывается на стихах из «Илиады» и служит источником для сравнения в «Аргонавтике» (6. 609–612). Валерий Флакк, используя описание Апеннина, перенял лексическое наполнение и tertium comparationis. Вместе с тем, поэт добавил эпитет hibernus и отсылку к предыдущему сравнению (6. 604–608), где гребень на шлеме Ясона сопоставляется с Сириусом, известным своей вредоносностью, – за счет этих средств подчеркивается губительность Ясона для Медеи. Таким образом, в работе исследовано, как Валерий Флакк перерабатывает материал своих предшественников и вписывает сравнение в собственный контекст. Проведенное исследование расширяет наши знания о работе Валерия Флакка с источниками. Результаты могут применяться в дальнейших исследованиях стилистических особенностей «Аргонавтики».
Волховская А.Г. - Пушкинская тема в произведениях Монтсеррат Роч c. 17-25

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27011

Аннотация: Данная статья обращена к книге каталанской писательницы Монтсеррат Роч «Золотой шпиль», которая частично посвящена жизни и творчеству А.С. Пушкина. Была опубликована в Барселоне в 1985 г. В книгу вошли основные материалы, собранные М. Роч о русском поэте. Автор статьи стремится проследить процесс возникновения интереса М. Роч к Пушкину, а также рассмотреть новые ракурсы восприятия испанским читателем его творчества, которые каталанская исследовательница добавляет к уже существовавшим на тот момент.Во время работы над книгой М. Роч использовала исследование французского писателя А. Труайя «Пушкин», а также переводы произведения Пушкина на испанский язык. Все цитаты из текстов М. Роч приводятся в переводе с испанского языка, который весьма близок к оригиналу. Данная статья была подготовлена на основе анализа текстов двух произведений М. Роч - «Золотой шпиль» и «Мое путешествие в блокаду», в которых она исследует и описывает жизнь и творчество Пушкина. При этом учитывался культурно-исторический контекст написания этих работ, те моменты, на которых писательница акцентировала свое внимание, а также выбор литературных и других источников, которые она использовала для написания своих работ. Важно выделить следующие аспекты исследования М. Роч:– она формирует у читателя ассоциативную связь между образом Пушкина и образом Санкт-Петербурга; – она впервые в истории испанской пушкинистики воспринимает произведения А.С. Пушкина с точки зрения реализма;– она рассматривает взаимоотношения поэта с женой с точки зрения феминистской идеологии.
Анисимова О.В. - Аллюзии в «Хрониках Эмбера» Роджера Желязны (цикл Корвина) c. 18-30

DOI:
10.7256/2409-8698.2017.1.22216

Аннотация: В качестве объекта исследования выступает интертекст цикла Корвина. Предметом исследования являются аллюзии в первых пяти частях романа "Хроники Эмбера" Роджера Желязны. В частности, речь идет о многочисленных отсылках к различным художественным и мифологическим текстам, среди которых произведения классиков английской литературы, а также кельтские и библейские легенды. Материал исследования составляют такие части цикла, как: «Девять принцев в Янтаре», «Ружья Авалона», «Знак Единорога», «Рука Оберона» и «Дворы Хаоса». Методологию исследования составляет использование таких методов, как метод интертекстуального анализа, а также метод текстологического и компаративистского анализа. Научная новизна исследования заключается в ранее никем не предпринятой попытке выявить закономерности в использовании Желязны аллюзий и реминисценций в своем творчестве и, в частности, в самом известном произведении - романе "Хроники Эмбера"; понять, как функционирует интертекст в корпусе текстов американского фантаста. Основными выводами проведенного анализа являются следующие положения. Согласно первому, каждая книга цикла Корвина может быть соотнесена с определенным памятником мировой литературы или рассмотрена в контексте той или иной мифологической системы. Согласно второму тезису, используемые Желязны отсылки к мифологии, выполняют сюжетообразующую функцию, помогая автору создать фэнтезийную основу вторичного мира цикла; узнаваемые литературные аллюзии призваны раскрыть внутренний мир центрального персонажа, продемонстрировать его психологическую эволюцию, а также сделать фантастических героев романа понятными современному читателю; в свою очередь, отсылки к Откровению Иоанна Богослова необходимы писателю для создания ключевого образа всего цикла - образа Апокалипсиса.
Кузьмин Г.В. - "Моркинский текст" в марийской прозе (к постановке проблемы) c. 22-27

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26717

Аннотация: В работе актуализирована проблема локального (регионального) текста в рамках постановки вопроса о «моркинском тексте» в марийской национальной литературе, дано обоснование термина "моркинский текст" в контексте существующих понятий «петербургский текст», «московский текст», «северный текст» и др., определены ключевые факторы его формирования и развития. Особое внимание уделено географическому фактору в формировании «моркинского текста», определены основные признаки идейного, проблемно-тематического и композиционно-стилевого единства произведений, образующих данный сверхтекст. Статья носит теоретико-методологический характер. В ней актуализированы аналитический, системный и сравнительный методы изучения литературоведческого материала. В статье проанализированы имеющиеся в отечественной филологической науке научные подходы к системному и типологическому исследованию истории формирования, развития и современного состояния локальных сверхтекстов с точки зрения их актуальности и возможностей использования в обосновании понятия «моркинский текст» в марийской национальной прозе.
Семенова А.В. - Историческая основа поэмы М. М. Хераскова «Владимир» c. 23-37

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.3.23947

Аннотация: В статье рассматривается историческая составляющая поэмы М. М. Хераскова «Владимир». Произведение на тему российской истории предполагает опору автора на исторические источники, переработку исторического материала. Вместе с тем поэма не должна быть достоверной, автор волен трактовать исторические события в соответствии с замыслом произведения. Необходимо также принимать во внимание жанровые признаки эпической поэмы, которые требовали от автора следовать традиции: подчеркивать размах и значимость описываемых событий. В статье предпринята попытка выявить соотношение истории и вымысла в поэме Хераскова. Сопоставление поэмы Хераскова с историческими источниками позволяет определить, в каких случаях поэт более или менее вольно интерпретирует исторический материал либо вносит в произведение вымышленные подробности. Херасков во «Владимире» выдерживает героический пафос, создает образ сильного врага, акцентирует подвиги главного героя, сгущает краски, создавая полноценное батальное полотно, заполняет имеющиеся в свидетельствах историков пробелы яркими деталями. Историчность в поэме отступает на второй план, но остается фундаментом, на котором строится сюжет произведения. Поэме «Владимир» посвящено немного работ, историческая основа произведения не изучена, что определяет актуальность нашего исследования.
Кротовская Н.Г. - Набоков В. Лекции о зарубежной литературе. Роберт Луис Стивенсон. (Сокр. перевод) c. 24-66

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.2.132

Аннотация: Лекционный курс «Мастера европейской прозы», подготовленный для студентов Корнеллского университета и составивший основу книги, представляет Владимира Набокова как вдумчивого, проницательного и при этом весьма пристрастного исследователя, давшего своей аудитории превосходный урок «пристального чтения», для которого характерно исключительное внимание к художественным деталям повествовательных миров великих писателей. На примере известной повести «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Владимир Набоков анализирует блестящий стиль и художественные приемы Стивенсона, с помощью которых фантастическая история обретает убедительность и правдоподобие. Значительное место уделяется проблеме сложных взаимоотношений между добром и злом, их борьбе и взаимопроникновению.
Гусева Н.В., Кудрявцева Р.А. - Художественная реализация аксиологической проблематики в марийском рассказе второй половины 1940-х – начала 1980-х годов о Великой Отечественной войне (жанрово-стилевые тенденции) c. 26-34

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27307

Аннотация: В данной статье в рамках изучения ценностной парадигмы марийской национальной литературы рассматривается художественная реализация аксиологической проблематики в марийском рассказе второй половины 1940-х – начала 1980-х годов о Великой Отечественной войне. Главное внимание в ней уделено жанрово-стилевым решениям авторов (жанровым подвидам "военного" рассказа, а также стилевым доминантам, в частности, психологизму, его формам и приемам, используемым писателями), направленным на актуализацию аксиологического содержания их произведений. Методологию исследования определяют историко-типологический и структурно-семантический анализ произведений, что позволяет увидеть не только ценностные аспекты проблематики «военного» рассказа, но и реализующие их поэтологические аспекты жанра. В статье доказывается, что аксиологическая проблематика наиболее ярко выражена в таких жанровых подвидах марийского «военного» рассказа рассматриваемого периода, как лирико-драматические, лирико-философские и документально-биографические рассказы, что данная проблематика в немалой степени способствовала формированию таких стилевых доминант марийской малой прозы, как психологизм, драматизм и философизация повествования.
Скальная Ю.А. - Жанровое новаторство пьесы Б. Шоу «Святая Иоанна»: У истоков документального театра c. 28-38

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26739

Аннотация: Предметом данного исследования является место ирландского драматурга Б. Шоу в истории формирования документального театра. Вопреки распространенному мнению, что родоначальником жанра докудрамы в постановочном аспекте является немецкий режиссер Э. Пискатор, а в методологическом – Б. Брехт, автор статьи указывает на то, что творчество Шоу предвосхищает их открытия. Материалом для доказательства этого тезиса служит пьеса «Святая Иоанна» (1923), созданная Шоу вскоре после Первой мировой войны. Структурно исследование делится на три части. Первая анализирует принципы работы драматурга с письменными свидетельствами эпохи и демонстрирует использование Шоу вербатима (парафраз и прямых цитат из исторических документов). Вторая часть статьи рассматривает расширительную трактовку «документа» в докудраме и приводит примеры влияния художественных изображений Жанны д’Арк и ее современников (живописные и скульптурные портреты) на внешний облик героев пьесы Шоу. Заключительная часть обращается к задаче сопряжения опыта прошлого и настоящего в документальном театре и прослеживает ее реализацию в «Святой Иоанне». В процессе исследования применяется историко-литературный метод, включающий изучение биографического, исторического и культурного контекста создания произведения, компаративный метод, сталкивающий различные точки зрения на предмет исследования; присутствуют элементы пристального чтения. Статья демонстрируют явное соответствие «Святой Иоанны» Шоу основным приемам и проблематике документальной драмы, что подтверждает новаторский характер этого произведения и объясняет причины неприятия пьесы современниками драматурга. В целом выводы, сделанные в ходе исследования, дают основания для пересмотра существующей хронологии развития жанров документальной драмы и театра трибунала.
Середина А.О. - Особенности интерьера в художественной прозе Ап. Григорьева c. 35-45

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27369

Аннотация: Статья посвящена не исследовавшейся ранее теме - поэтике интерьера и ее становлению в художественной прозе Ап. Григорьева. В статье анализируются особенности восприятия и описания окружающего пространства героем мемуаров "Мои литературные и нравственные скитальчества" (1862, 1864) и прослеживается, как интерьер в доме Ап. Григорьева и сформировавшееся у него отношение к внешнему (предметному) миру отразились на поэтике ранней прозы середины 1840-х гг. Кроме того, ставится задача показать связь интерьера и психологического портрета героев. Основой для сравнительного анализа прозаических текстов Ап. Григорьева послужило первое в отечественном литературоведении теоретическое исследование интерьера, предпринятое И. С. Судосевой. Несмотря на то, что в большинстве случаев описание интерьера в прозе Григорьева сводится к указанию на наличие отдельных его элементов (освещения, кровати, двери), он помогает раскрыть внутренний мир героев. Универсальность описания, которая достигается отсутствием деталей, способствует созданию портрета типа. Мечтательность героя мемуаров, подпитывающаяся вечерами, проведенными на кровати без света, в ранней прозе воплощается в типе героев-мечтателей, описанию которых сопутствует кровать и свет нагоревшей свечи. Аудиальное восприятие пространства, свойственное герою мемуаров, оборачивается в ранней прозе в обостренное внимание к звукам героев-скитальцев, что помогает расширить пространство помещения и дать представление об его устройстве.
Воробьёва О. - История сотрудничества Ф.М. Достоевского с журналом «Русское Слово» (на материале переписки с современниками) c. 36-44

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.2.22744

Аннотация: Объектом настоящего исследования является журнал графа Г.А. Кушелева-Безбородко – «Русское Слово». Предмет исследования – участие Ф.М. Достоевского в этом журнальном предприятии. На эпистолярном материале, принадлежащем писателю и его современникам, пошагово воссоздается история сотрудничества Ф.М. Достоевского с журналом «Русское Слово». В статье уделяется внимание предпринятым попыткам писателя вернуться в литературу: Достоевский, с одной стороны, отдает свою первую послекаторжную повесть «Дядюшкин сон» в малоперспективный журнал «Русское Слово», с другой стороны, несмотря на свое затруднительное положение, диктует условия главам редакций. В работе используется психобиографический метод, позволяющий определить, по каким причинам и каким образом Ф.М. Достоевский пытался влиять на окружавших его людей, от которых зависела его писательская судьба. Историко-сравнительный метод, применяемый в статье, помогает сопоставить отношение писателей к журналу «Русское Слово», а также обозначить различия в принципах работы редакторов журнала. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: редакция «Русского Слова», предложив опубликовать произведение Достоевского, оказала помощь писателю в тяжелое для него время, а не наоборот, как это ранее трактовали отечественные исследователи. Несмотря на то, что участие в этом журнале было вынужденным шагом, а публикация повести «Дядюшкин сон» не нашла отклика у критиков, сотрудничество с «Русским Словом» дало импульс к возвращению Ф.М. Достоевского в литературный Петербург. Особый вклад автора в исследование темы заключается в том, что он прибегает к историческим реконструкциям, которые позволяют обнаружить отсутствующую информацию в череде имеющихся фактов. При таком подходе реконструкции неминуемо приобретают гипотетический характер, однако именно они позволяют представить историю сотрудничества писателя с журналом «Русское Слово» намного шире, то есть не ограничиваться комментариями Полного собрания сочинений Ф.М. Достоевского в 30-ти томах. В работе используются материалы Российского государственного исторического архива (РГИА) и Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ).
Волховская А.Г. - Жизнь и творчество А.С. Пушкина в восприятии испанских писателей «Поколения 98 года» c. 39-45

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.25457

Аннотация: В статье рассматриваются редкие случаи обращения испанских писателей «Поколения 98 года» к творчеству А. С. Пушкина; приводятся выявленные автором статьи немногочисленные фрагменты текстов Пио Барохи, Мигеля де Унамуно и Антонио Мачадо, в которых они цитируют или анализируют произведения А.С. Пушкина. Все приведенные цитаты публикуются в переводе автора статьи. Ее завершают выводы о новых ракурсах восприятия испанским читателем творчества А. С. Пушкина, привнесенных вышеназванными писателями. В статье используется метод сравнительно-исторического анализа. Автор рассматривает отдельные фрагменты произведений испанских писателей "Поколения 98 года", в которых упоминаются факты биографии или произведения А.С. Пушкина. Особым вкладом автора в исследование темы является выявление и перевод с испанского языка всех доступных на данный момент фрагментов текстов писателей "Поколения 98 года" о Пушкине. Основными выводами проведенного исследования является раскрытие новых ракурсов восприятия испаноязычным читателем жизни и творчества А.С. Пушкина.
Попова В.Ю. - О роли революционного писателя в новом обществе: Уолдо Фрэнк на писательских конгрессах 1935 г. c. 45-50

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.2.26171

Аннотация: В статье рассматриваются два выступления американского писателя Уолдо Фрэнка (1889–1967): на Первом cъезде Лиги американских писателей (Нью-Йорк, 1935) и Международном конгрессе в защиту культуры (Париж, 1935) в период его наиболее плотного сотрудничества с СССР, а также взгляды Фрэнка на роль писателя в новом обществе. В статье исследуются источники из фондов Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), позволяющие получить представление о неизданных в СССР материалах писательских конгрессов. Применяются историко-литературный метод, включающий в себя изучение биографического и исторического контекста, текстологический метод, связанный с наличием нескольких версий выступления У. Фрэнка на Парижском конгрессе в защиту культуры, а также различных изданий на русском языке и изъятых из текста фрагментов. Научная новизна исследования заключается в том, что творчество У. Фрэнка и его контакты с СССР практически не изучены в отечественном литературоведении. Советские контакты Фрэнка позволяют установить связь между его литературными интересами и общественной позицией: тесное сотрудничество с СССР в 1930-е гг. совпадает с его активным участием в деятельности американских и европейских левых и антифашистских организаций; прекращение отношений с Советским Союзом после 1937 г. обозначило спад его общественной активности, отход от компартии США, выход из американской писательской Лиги.
Демичева Н.А. - К проблеме историко-литературного изучения «Повести о Псковском взятии» c. 46-56

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26866

Аннотация: В статье рассматривается «Повесть о Псковском взятии», которая находится в Псковской I и Софийской I летописях. Объектом исследования является идеология и поэтика «Повести о Псковском взятии», а также позднего вступления к ней. Обращается внимание на то, что система изобразительных средств подчинена тем идеям, которые хотел донести автор (или редактор). «Повесть о Псковском взятии» рассматривается в контексте русского летописания, подробно анализируется трансформация фрагмента «Слова» Серапиона Владимирского в тексте произведения. В статье используется метод историко-литературного анализа древнерусских произведений, разработанный в трудах В. П. Адриановой-Перетц, Д. С. Лихачева, И. П. Еремина, А. С. Демина, А. А. Пауткина. Автором статьи делается вывод о том, что «Повесть о Псковском взятии» в Псковской I летописи отражает точку зрения псковича, лояльно относящегося к власти великого московского князя и резко негативно – к московским наместникам во Пскове. Во вступлении к «Повести о Псковском взятии» Псковской I летописи и «Повести о Псковском взятии» в Софийской I летописи более ярко выражается негативное отношение к присоединению Пскова к Москве, чем в самой «Повести о Псковском взятии» в Псковской I летописи, в нем подчеркивается независимость Пскова до событий 1509-1510 годов. Опираясь на анализ летописей, автор оспаривает точку зрения о новгородском происхождении вступления к «Повести о Псковском взятии» Псковской I летописи.
Ерёмина Е.А. - Мигель де Унамуно и его трагическое чувство жизни c. 50-67

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.11281

Аннотация: Данная статья посвящена исследованию «агонической» философии испанского писателя, формирование которой обусловлено влиянием историко-социального контекста и личной биографией автора. Все произведения Мигеля де Унамуно, написанные после кризиса 1897 г., проникнуты раздумьями о вере и неверии, смерти и бессмертии, во всем творчестве писателя присутствует трагическая нота. Для Унамуно жизнь – это «агония», постоянное сомнение и борьба со смертью. В душе человека борются чувство, разум, вера и наука, и лишь это состояние «агонии» можно назвать истинной жизнью. Философские поиски Унамуно выходят за рамки его эссе и принимают форму нарратологических экспериментов с романной формой. Его философская система выстраивается вокруг вопроса о личном бессмертии. Желание жить вечно и разум, который говорит ему о неисполнимости этого желания, буквально раздирают Унамуно, но именно в борьбе этих непримиримых начал: чувства и разума, — он видит истинную жизнь — «агонию». Стремясь познать природу отношений человека и его Творца, Унамуно прибегает к воображению, как к последнему средству познания, и пользуется романом как макетом реальности.
Разгулина Л.А. - Свободный труд и свободный танец: эстетическая идеология авангарда в версии Чарльза Олсона c. 56-67

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27535

Аннотация: В настоящей статье предметом исследования станет первый том «Поэм Максимуса» (The Maximus Poems, 1960), написание которого совпадает по времени с пребыванием Чарльза Олсона в колледже Черной горы в качестве преподавателя, затем ректора и на всех этапах – вдохновителя нарождающегося поэтического сообщества. Мы постараемся раскрыть связь между характером и направленностью олсоновского поиска в области поэтической формы с его усилиями воплотить в слове, слоге порядки человеческой социальности. В связи с междисциплинарностью заявленной тематики, исследовательский подход, используемый в статье, является синтетическим – совмещающим в себе историко-культурологический, поэтологический, медиологический методы анализа. Чарльз Олсон (1910-1970) – влиятельная фигура американского поэтического неоавангарда, в России практически не известная и совсем не исследованная. Также взаимодействие теории и практики свободного труда и свободного танца в авангардистском творчестве Чарльза Олсона не исследовалось ни в русскоязычной, ни в зарубежной науке. Данная статья призвана начать заполнять эти лакуны.В данной статье мы приходим к выводу, что эстетику письма Олсон уподобляет эстетике ремесленного труда и эстетике танца. В первой для него важно чувство природного материала, а также преемственности трудовых усилий, незаметно создающих историю. Во второй важно наслаждение координированным движением. Свой экспериментальный эпос Олсон пытается написать, базируясь на этих двух посылках. Можно сказать, что у Я-Максимуса, эпического героя Чарльза Олсона, – две ипостаси: он живет/трудится в истории и он живет/танцует в языке, в практиках рефлексивного речепользования.
Гаврилова Н.В. - Исследование датировки пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня»: анализ основных точек зрения c. 59-65

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.2.26373

Аннотация: В предлагаемой статье рассматриваются основные точки зрения на проблему датировки пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня». Целью исследования является анализ существующих теорий о дате создания пьесы и подробный разбор их доказательств. В ходе работы автор использовал большой объем накопленных за столетие исследований отечественных ученых по вопросу времени переработки пьесы «Леший» в пьесу «Дядя Ваня». Сведения, оставленные Чеховым касательно точной датировки пьесы, противоречивы, поэтому в отечественном литературоведении возникло несколько групп исследователей, относящих «Дядю Ваню» к различным годам создания. В основу нашего исследования положены такие литературоведческие методы, как: сравнительный, аналитический, критический, биографический, культурно-исторический. В результате работы выявлены основные точки зрения исследователей творчества Чехова на датировку пьесы «Дядя Ваня», и проведен разбор подтверждающих их аргументов. Научная новизна статьи связана с тем, что проведенное нами исследование расширяет общее представление о проблеме датировки пьесы, анализируя не только классические трактовки проблемы, но и современный подход. Анализ изложенных теорий позволяет сделать вывод, что, несмотря на основательную изученность вопроса, датировка «Дяди Вани» продолжает оставаться окончательно не разрешенной проблемой. Однако, в связи с большим интересом к пьесе «Дядя Ваня» в наши дни как литературоведов, так и театроведов, в будущем исследователи творчества Чехова, возможно, смогут обнаружить новые факты, которые прольют свет на точную дату создания «Дяди Вани».
Окулова Т.Н. - Страницы истории русской журнальной публицистики последней трети XVIII века: на пути к XIX столетию c. 76-85

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27148

Аннотация: В работе исследуются некоторые избранные страницы истории публицистики последней трети XVIII в. Дается общая характеристика некоторых «сквозных» публицистических тем, помогающих глубже понять причины поворота в общественном сознании, который происходил в 1770-1780 гг. и нашел яркое выражение в новой русской литературе на ее пути от европейских влияний к подлинной исторической, культурной самостоятельности. В работе также сделана попытка обозначить отсвет ряда национально-самобытных идей публицистики последней трети XVIII вв. русских журналах кануна и самой эпохи Отечественной войны 1812 года. Метод: историзм, многосторонний подход к оценке историко-литературного процесса, социокультурный метод, диалектичность исследования, требующая рассматривать предметы изучения в развитии. Новизна исследования заключается в том, что в нем рассматривается ряд национально-самобытных идей, тем русской публицистики последней трети XVIII в., дающих возможность пристальнее вглядеться в происходивший тогда плодотворный процесс обретения новой русской литературой идейной, художественной зрелости. Особенностью данной работы является и то, что здесь впервые предпринята попытка проследить отражение некоторых весьма значимых в национальном контексте идей публицистики последней трети XVIII в. в русской литературе первой четверти XIX в. Этот историко-литературный аспект (и целый пласт вводимых в данной работе в научный оборот материалов консервативной направленности) долгие годы у нас оставался в тени исследовательского внимания. Все это позволяет составить более цельное представление об истории русской публицистики, русской литературы XVIII-XIX вв.
Киктёва К.Д. - Миф о Дон Хуане в легендах Хосе Соррильи. c. 86-94

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27217

Аннотация: Предметом исследования является миф о Дон Хуане в легендах испанского писателя Хосе Соррильи. Целью статьи является показать, что образ насмешника и соблазнителя, преступающего общественные устои, появлялся в творчестве Соррильи еще до постановки на сцене драмы «Дон Хуан Тенорьо» (1844), в частности, присутствовал в его легендах «Капитан Монтойя» и «Сестра Маргарита» (1840-1841 гг.), в которых автор обнаруживает очевидные параллели с более поздней драмой. Данные произведения демонстрируют авторскую рефлексию над образом и являются важной вехой в истории интерпретаций мифа в испанской литературе. В основе методологии лежит метод сравнительного анализа текстов, существующих в рамках единой традиции. Для объяснения изменений, претерпеваемых одним и тем же образом в рамках разных литературных направлений (в статье упомянуты произведения испанского романтизма, барокко), также привлечен историко-культурологический метод. Новизна исследования заключается в обращении к малоизученным в российском литературоведении трактовкам мифа о Дон Хуане. Основным выводом работы является заключение о преемственности между фигурой Дон Хуана Тенорьо, выведенной в религиозно-фантастической драме Соррильи, и образами обольстителей, появляющимися в творчестве драматурга несколькими годами ранее. Выведя свою собственную формулу, описывающую компоненты мифа о Дон Хуане, автор доказывает родство с ним фигур насмешников из легенд Соррильи.
Спиваковский П.Е. - Трагическое в русской метамодернистской литературе c. 95-102

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27068

Аннотация: Статья посвящена трагической метанаррации в современной русской метамодернистской литературе и теоретическому обоснованию нового понимания трагизма в культуре последних десятилетий, отчасти связанного с постмодернистской эпистемологией и в то же время основанного на преодолении ограничений, налагаемых ортодоксальной постмодернистской теорией. Рассмотрены высказывания ряда современных исследователей культуры, связанные с критикой недостатков теории постмодернизма. В статье анализируются произведения Виктора Пелевина и Владимира Сорокина, а также дается междисциплинарный анализ метамодернистского трагизма на материале венской постановки оперы Джузеппе Верди «Травиата» на Зальцбургском фестивале 2005 г. Особое внимание уделено соотношению классической постмодернистской теории и более современной метамодернистской теоретической системы как феномена эпохи постмодерности. Благодаря использованию метамодернистской теории становится понятно, что многие произведения современной русской литературы, считавшиеся постмодернистскими, разумнее осмысливать в метамодернистском контексте, снимающем постмодернистские запреты на серьёзность, глубину и трагизм. Это позволяет обнаружить в произведениях последнего времени новые семантические пласты, остававшиеся вне поля зрения исследователей.
Демичева Н.А. - Повесть особого состава «Взятие Псковское»: проблематика, текстология, стиль c. 95-100

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27637

Аннотация: В статье рассматривается повесть особого состава «Взятие Псковское», которая находится в двух рукописных сборниках: ГПНТБ СО РАН, собр. Тихомирова, № 373 и РГБ, ф. 228 (собр. Пискарева), № 183.Объектом исследования является идеология и поэтика повести особого состава «Взятие Псковское». Данный текст рассматривается в контексте древнерусских произведений, посвященных присоединению Новгорода и Пскова к Московскому государству. Акцентируется внимание на генетической и идеологической неоднородности произведения, а также на особенностях композиции, образной структуры и стиля повести «Взятие Псковское». В статье используется метод историко-литературного анализа древнерусских произведений, разработанный в трудах В. П. Адриановой-Перетц, Д. С. Лихачева, И. П. Еремина, А. С. Демина, А. А. Пауткина, Н. В. Трофимовой. Автором статьи делается вывод о том, что в повести особого состава «Взятие Псковское» присутствуют как маркеры отрицательного отношения к присоединению Пскова к Москве, так и приемы, говорящие о московской позиции автора произведения по отношению к событиям 1509-1510 гг. Выдвигается гипотеза о том, что «Взятие Псковское» в Тих. 373 и Писк. 183 не является первоначальной редакцией этого текста, чем объясняется конфликт различных точек зрения внутри одного произведения.
Житенев А.А. - Сенсорные и аффективные коды в поэзии С. Попова c. 103-112

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27162

Аннотация: Цель работы – выявить принципы формирования художественного мира в лирике воронежского поэта Сергея Попова. Предмет исследования - сенсорные и аффективные мотивы в поэтическом тексте. Установлено, что принципы отражения чувственной и эмоциональной памяти в структуре художественного мира С. Попова определяются стремлением к преодолению хаотического состояния мира. Работа памяти имеет «терапевтический» характер, но он связан не с восстановлением разорванной личной истории, а с иррациональным приобщением к творящим силам бытия. Главным инструментом анализа является мотивный анализ в соединении с элементами подходов, выработанных в «истории эмоций» и практике анализа репрезентаций телесности. В лирике С. Попова память восстанавливает субъектность через интенсивность чувственной детали, когда «я» переживает свою растворенность в природном мире, через замену «обратного» зрения зрением «детским». Самое важное в этом опыте – столкновение с языком вне языка, с переживанием «огня» или «реки» как высказывания, в которых знак и вещь не разделены. Чувственное созерцание, всегда связанное с воспоминанием, изображается «экстатически», как состояние, предполагающее телесное обновление «я».
Середина А.О. - Экфрасис как средство выражения религиозных взглядов Ап. Григорьева c. 122-135

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27345

Аннотация: В работе рассматривается, как религиозные и эстетические взгляды Ап. Григорьева отразились на поэтике его художественной прозы и эпистолярного наследия. В центре внимания оказывается религиозный экфрасис, то есть описания икон, изображений Мадонны, фресок, храмов и монастырей. Привлекается обширный материал: тексты ранней прозы Григорьева середины 1840-х гг., очерки и письма рубежа 1850-х-1860-х гг., а также итоговое произведение писателя - мемуары "Мои литературные и нравственные скитальчества". Теоретической основой для имманентного сопоставительного анализа являются труды Н.В. Брагинской, Н.Г. Морозовой, Е.В. Яценко, посвященные экфрасису. В результате исследования обнаруживается, что Ап. Григорьевым выдвигались разные требования при оценке светского произведения искусства и произведения, претендующего на статус сакрального. Также в статье прослеживаются особенности взаимодействия категорий народности и сакральности в представлениях Ап. Григорьева. Статья продолжает исследование автором темы экфрасиса в прозаическом наследии Ап. Григорьева, ранее не привлекавшей специального внимания литературоведов.
Бороздина М.А. - Поэма Н. А. Чаева «Надя». К вопросу о трансформации жанра поэмы в русской литературе 1870-х годов c. 136-142

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27353

Аннотация: Настоящая статья посвящена вопросу о трансформации жанра поэмы в русской литературе 1870-х годов. Объектом исследования является поэма «Надя» Н. А. Чаева — русского писателя, который в литературной среде в большей степени известен как автор исторических драм и хроник из древней русской истории. Цель нашего исследования — подтвердить мысль о том, что в 1870-е годы писатели пытаются своеобразно возродить, казалось бы, изживший себя жанр поэмы, существенно трансформировав его. В ходе анализа заявленной темы автор работы опирается на следующие литературоведческие методы: культурно-исторический, сопоставительный, жанрово-исторический. В результате автор настоящего исследования устанавливает, что Н. Чаев при написании «Нади» скрещивает две линии русской поэмы XIX века — усадебную и народную, создавая таким образом во второй половине 1870-х годов новый тип поэмы, наилучшим образом отвечающий требованиям времени.
Беляева Т.Н. - Аксиологическая проблематика пьес Юрия Байгузы c. 171-177

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27408

Аннотация: Предметом данного исследования стали ценностные составляющие проблематики в драматургических произведениях марийского писателя Юрия Байгузы. Их изучение позволяет увидеть основные смыслообразующие понятия бытия и отдельной человеческой личности «постперестроечного поколения». Представленный в статье анализ пьес «Золотая утка» написана в соавторстве с Василием Пектеевым), «Шелковые качели», «Заря над пропастью», «Сегодня – день рождения», которые в основном являются философски направленными, показывает, что важнейшими составляющими их проблематики являются ценностные характеристики общества, народа и человека. В работе использованы структурно-семантический и историко-генетический методы исследования, которые позволяют выявить как ценностные аспекты проблематики пьес, так и реализующие их поэтологические аспекты текстов. В статье впервые показаны аксиологические аспекты проблематики ключевых драматургических произведений Юрия Байгузы в их универсальном, народно-мировоззренческом, религиозном и индивидуально-творческом выражении; выявлена художественная специфика проявления ценностной концепции автора в каждом из текстов; проанализировано проявление аксиосферы в идейном мире произведений и персонажной системе.
Левицкая Т.В. - Сказочные и притчевые мотивы в творчестве Н.А. Лухмановой периода русско-японской войны. c. 184-193

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26212

Аннотация: В статье рассматривается творчество Надежды Александровны Лухмановой (1841 – 1907) периода русско-японской войны. На сегодняшний день не существует полного обзора творческого наследия писательницы, которое, несмотря на его богатство и многообразие, практически незнакомо современному читателю. В возрасте 64 лет писательница в качестве военного корреспондента приняла участие в русско-японской войне. Во время своего пребывания на войне и позже в Японии Лухманова писала не только путевые заметки и статьи для газет, но также создала короткие пьесы для солдат («Денщик Кузьменко»), рассказы, основанные на реальных событиях («Шаман», «Черная полоса», «Ёлка во дворце Чизакуин»), несколько китайских и японских сказок («Единственный понятный женщине язык», «Душа человека», «Тайфун», «Золотая лисичка»). Произведения Лухмановой приобретают более широкое и неоднозначное значение благодаря сказочной и притчевой форме выражения. Писательница прибегает к аллегориям для более наглядной иллюстрации волнующей ее проблемы, расширения и обобщения вложенных в образ смыслов. Статья представляет собой разбор нескольких произведений Лухмановой русско-японского периода. Новизна исследования заключается в попытке анализа творчества Н.А. Лухмановой, которое на сегодняшний день является практически неизвестным. В статье рассматриваются публицистические работы, не переиздававшиеся со времен первой публикации, а также рассказы, находящиеся в архиве. Обращение к столь редкому материалу позволяет по-иному рассмотреть личность автора.
Семенова А.В. - Внутренняя хронология в поэме М.М. Хераскова "Владимир" c. 194-210

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27392

Аннотация: Предметом исследования является внутренняя хронология в поэме "Владимир". В статье предпринят анализ текста поэмы Хераскова с целью установить, насколько время во «Владимире» соответствует времени историческому. Первый четкий временной ориентир в произведении – появление и гибель варягов-христиан, запись об этом приведена в "Повести временных лет" под в 983 годом, за этим следует выбор вер в 986 году и поход на Херсон, где Владимир принимает крещение в 988 году. В данном временном диапазоне разворачиваются основные события поэмы. В исследовании поэма М.М. Хераскова сопоставлена с известными поэту историческими источниками. Проследив внутреннюю хронологию произведения, прибегая к методу Ю.М. Лотмана, примененному при разборе и комментировании "Евгения Онегина", мы сможем установить, к какому времени автор относит описываемые во "Владимире" события. В настоящем исследовании установлено, что последовательность событий в поэме "Владимир" совпадает со свидетельствами историков. При этом внутреннее время в произведении не соответствует времени историческому. Херасков сглаживает хронологические дыры, характерные для летописей, сжимая повествование. Даже с учетом нескольких пробелов во времени все, что происходит в Киеве с момента начала повествования – 983 года: поход и завоевание Херсона, крещение и брак Владимира, – не растягивается на 5-6 лет, как в источниках.
Сафарова З.А. - Нарративные стратегии в романе Натаниэля Готорна «Алая буква» c. 211-216

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27405

Аннотация: Автор подробно рассматривает такие аспекты как особенности творчества Натаниэля Готорна, а именно его роман "Алая буква". Также объектом исследования является синтетическая структура романа, его историческое и психологическое содержание. Дается характеристика главных героев, их цели и действия, особенности повествования, такие как краткость и лаконичность описываемых событий, "скользящая" авторская позиция, проявляющаяся в непостоянстве изображаемых событий, в отношении оценок, в жизненных целях главных героев, степени воздействия на самого читателя. Методологию исследования составили биографический, формальный и историко-теоретический методы, а также контекстуальный и культурологические принципы исследования. Особым вкладом автора в исследование темы является попытка анализа повествовательных стратегий Натаниэля Готорна, их отображение в романе "Алая буква". Выводы, к которым пришел автор, это краткость стиля писателя, его (писателя) неоднозначное субъективное отношение к героям своего романа, историческая и психологическая природа романа.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"