по
Litera
18+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Litera" > Содержание № 01, 2014
Выходные данные сетевого издания "Litera"
Номер подписан в печать: 1-3-2014
Учредитель: Даниленко Василий Иванович, w.danilenko@nbpublish.com
Издатель: ООО <НБ-Медиа>
Главный редактор: Спирова Эльвира Маратовна, доктор философских наук, elvira-spirova@mail.ru
ISSN: 2409-8698
Контактная информация:
Выпускающий редактор - Зубкова Светлана Вадимовна
E-mail: info@nbpublish.com
тел.+7 (966) 020-34-36
Почтовый адрес редакции: 117465, Москва, Россия, ул. Генерала Тюленева, 31/1-210.
Библиотека журнала по адресу: http://www.nbpublish.com/library_tariffs.php

Содержание № 01, 2014
Литературоведение
Науменко Г.А. - Странник c. 1-49

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.12170

Аннотация: Объектом исследования является стихотворение А. С. Пушкина «Странник». Предметом исследования – «мицкевичский подтекст» как ключ к прочтению стихотворения. Цель исследования состоит в попытке обосновать гипотезу, что стихотворение «Cтранник» было создано в диалоге с польским поэтом Адамом Мицкевичем, в выявлении «мицкевичского подтекста» и в литературоведческом анализе пушкинского стихотворения при сопоставлении его с шестым стихотворением «Отрывка» из поэмы «Дзяды» III, а также с фрагментом из «Пути паломника» Беньяна, на который опирался Пушкин. (Стихотворение «Олешкевич» и «мицкевичский подтекст» – это источник и импульс для пушкинского слова, а первая часть повести Беньяна – канва, язык общепринятых религиозных схем). В основе исследования положен метод "пристального чтения" «Странника» в контексте творчества Пушкина 1833-1836 гг. и интертекстуальный анализ текстов Пушкина, Мицкевича и Беньяна. Исследование включает в себя обращение к известным анализам-интерпретациям пушкинского стихотворения. Диалог Пушкина с Мицкевичем, и шире – с Западом, повлиял на то, что христианская тема в творчестве Пушкина последних лет оказалась укорененной в конфликте Запада и Востока (России), сформулированного Мицкевичем в «Отрывке» с карательно-христианских позиций. Стихотворение «Странник» (1835) является поэтическим ответом на тему «чтения книги» (Священного Писания) у Мицкевича и первой частью пушкинского «чтения книги» о пути из рабства к Свободе. Пушкин показал не «верный путь» к Свободе, противоречащий его пониманию Нового Завета. что подтверждает конструктивный принцип деления стихотворения на пять частей (модель «пятикнижия»). «Верный путь» он показал в «евангельском» Каменноостровском цикле (1836), созданном в тесном соприкосновении со «Странником». В «Страннике» поэт не был «готов» «к суду», а в стихотворении под цифрой VI «Из Пиндемонти» он предстает на «суд» со своей искренней речью.
Ерёмина Е.А. - Мигель де Унамуно и его трагическое чувство жизни c. 50-67

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.11281

Аннотация: Данная статья посвящена исследованию «агонической» философии испанского писателя, формирование которой обусловлено влиянием историко-социального контекста и личной биографией автора. Все произведения Мигеля де Унамуно, написанные после кризиса 1897 г., проникнуты раздумьями о вере и неверии, смерти и бессмертии, во всем творчестве писателя присутствует трагическая нота. Для Унамуно жизнь – это «агония», постоянное сомнение и борьба со смертью. В душе человека борются чувство, разум, вера и наука, и лишь это состояние «агонии» можно назвать истинной жизнью. Философские поиски Унамуно выходят за рамки его эссе и принимают форму нарратологических экспериментов с романной формой. Его философская система выстраивается вокруг вопроса о личном бессмертии. Желание жить вечно и разум, который говорит ему о неисполнимости этого желания, буквально раздирают Унамуно, но именно в борьбе этих непримиримых начал: чувства и разума, — он видит истинную жизнь — «агонию». Стремясь познать природу отношений человека и его Творца, Унамуно прибегает к воображению, как к последнему средству познания, и пользуется романом как макетом реальности.
Воображение и его плоды
Полищук Е.П. - Феномен "HOMO MYSTICUS" в современном мире: художественное мышление, мифопоэтика и эсхатологические визии Даниила Андреева c. 68-124

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.11433

Аннотация: Дискурс об особенностях феномена Даниила Андреева в культуре конца ХХ-ХХI вв. только начинает приобретать форму научного междисциплинарного изучения, поэтому полагаем о целесообразности рассмотрения творчества писателя с позиций honos habet onus при его анализе в пределах культурной антропологии, литературоведения, эстетики, религиоведения. Предлагаем обратить внимание не только на необычное восприятие мира или неординарное литературное наследие, но и особенности мышления, ценностное ядро личности Д.Л. Андреева, исходя из идеи, что он – человек мистического плана, а не просто писатель в жанре "фентези" или философской лирики. А уж тем более, вряд ли его следует считать оригинальным философом только на основании создания неординарной концепции мироздания и истории человечества. Как исследователя "запредельного", и формы проникновения в него, предлагаем его считать Homo mysticus. Наша гипотеза прорабатывается на основании изучения биографических материалов и результатов его творчества в несколько необычных срезах, прежде всего патографическом, при попытке оценить основные причины формирования Д.Л. Андреева как одного из интересных мистиков ХХ века, оригинального мыслителя, апеллирующего к метаисторическим аспектам существования человечества и современной цивилизации. В качестве предмета исследования берутся стиль мышления, мифопоэтическое творчество и эсхатологические взгляды писателя. Как вывод, предлагается оценивать мировоззрение "вестника" и его ведущий компонент – эсхатологические мысли, в качестве "Человека мистического", учитывая особенности его как личности, источники неординарности его художественного мышления и таланта.
Герменевтика
Арапов А.В. - Литературные подходы в библейской герменевтике c. 125-137

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.11052

Аннотация: Предметом исследования являются литературные подходы в современной библейской герменевтике. Литературные подходы к библейским нарративам имеют тенденцию сосредоточиваться прежде всего на тексте как едином целом, включая различные компоненты, которые взаимосвязаны через всю систему перекрестных ссылок и образцов. Последователи этих подходов действительно стремятся интерпретировать текст в целом. В современном литературном нарративном анализе получило распространение и сравнение библейских текстов с современными нам литературными произведениями. Это обращение к современной литературе обосновывается следующим образом. Во-первых, обращение к литературе этого периода помогает лучше понять концепции и проблемы теории нарратива. Современные теории нарратива были разработаны на основе анализа нарративной литературы (в особенности романов)19 и первой половины 20 века. Т.о. обращение к современной литературе позволяет понять, что некоторые аспекты теории нарратива применимы в полной мере лишь к современным нам нарративам, и попытки применять их к древним нарративам иногда ведут к длинным бессмысленным дискуссиям ни о чем. Во-вторых, сопоставление современных нарративов с библейскими создает более широкую перспективу в анализе библейских нарративов. В работе использованы социально-философский анализ, сравнительный анализ, психологический анализ, а также общенаучные методы.Социально-философский анализ позволил выявить влияние социально-политических условий на последующую интерпретацию сакральных текстов. С его помощью определены конкретно-исторические предпосылки развития герменевтических стратегий. Против использования современных литературных теорий в библейской герменевтике может быть выдвинуто следующее возражение: современные литературные теории не предназначены для описания древних нарративов, и применение современных категорий и концепций к древним нарративам будет носить искусственный характер. На это возражение может быть дано два ответа.Различие лежит не столько между современными и древними нарративами, сколько между древними и современными литературными теориями. Древние и современные теории лишь по-разному описывают общие для древних и современных нарративов феномены.Конечно, это не подразумевает, что герменевтика должна рассмотреть древние нарративы как полностью идентичные современным нарративам или игнорировать литературные конвенции древних нарративов (жанр, и т.д), или не рассматривать библейские нарративы в контексте древней ближневосточной и эллинистической литературы. Однако, это не должно приводить к отрицанию применимости современной теории нарратива для анализа библейского текста. Сосредоточенные на тексте (автономистические) подходы рассматривают литературное произведение как замкнутую сущность, смысл которой может быть по-настоящему понят через рассмотрение взаимоотношений его собственных частей, и которая автономна по отношению к таким находящимся вне текста факторам, как намерения автора, или интерпретация читателя. Такие тенденции были характерны для англо-американского подходе и достигли своей высшей точки в движении «нового критицизма», которое стремилось анализировать литературу в терминах ее собственных внутренних принципов, а не через рассмотрение внешних явлений типа биографических сведений об авторах. Это достаточно серьезный вопрос, так как не только библейские нарративы прочно укоренены в социо-историческом контексте их времен, но и большинство других нарративов обретают свой реальный смысл лишь во взаимосвязи с историческими событиями и реальными лицами. Ответ на этот вопрос может состоять в том, чтобы позволить различным точкам зрения дополнять друг друга: концентрация внимания на литературных характеристиках нарратива не исключает необходимости понимания культурной обстановки, в которой возник текст, рассмотрения современных ему литературных форм и т.д.
Коммутация
Фасхутдинова Ю.Ф. - К вопросу о трансляции знаний посредством словарей (на примере русско-башкирского словаря по клинической психологии). c. 138-154

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.11667

Аннотация: В статье анализируется проблема переноса научных знаний из одной языковой в среды в другую, на примере перевода информации по клинической психологии с русского языка на башкирский и наоборот. Отмечается поликультурный характер современной науки, и в частности клинической психологии, созданной психологами из разных стран, все это делает актуальным, трансляцию знаний из одной культуры в другую. Описывается история формирования клинической психологии, показывается необходимость составления словарей научных терминов на различных этапах развития данной науки. Методологически статья опирается на принципы трансляции научного знания, на концепцию взаимосвязи слова и образа. Основной метод, использующийся в статье - метод теоретического анализа научной литературы Утверждается важная роль словарей в развитии клинической психологии, являющихся орудием для трансляции знаний, отмечается необходимость составления русско-башкирского словаря для перевода специализированных клинических терминов. Анализируется история создания русско-башкирских словарей, дается описания современного состояния проблемы. Намечаются области применения русско-башкирского словаря по клинической психологии, когда он будет разработан.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"