Статья 'Поэтический мир Андрея Кривошапкина ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Поэтический мир Андрея Кривошапкина

Попова Матрена Петровна

кандидат филологических наук

доцент, кафедра якутской литературы, СВФУ им. М.К. Аммосова

677016, Россия, республика Саха (якутия), г. Якутск, ул. Сергеляхская 2, 4, кв. 15

Popova Matrena Petrovna

PhD in Philology

Associate Professor of the Department of Yakut Literature at Ammosov North-Eastern Federal University

677016, Russia, respublika Sakha (yakutiya), g. Yakutsk, ul. Sergelyakhskaya 2, 4, kv. 15

pmatrena75@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Окорокова Варвара Борисовна

доктор филологических наук

профессор, кафедра якутской литературы, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение "Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова"

678716, Россия, республика Саха (якутия), г. Якутск, ул. Кулаковского, 44/1, кв. 21

Okorokova Varvara Borisovna

Doctor of Philology

Professor, the department of Yakut Literature, Ammosov North-Eastern Federal University

678716, Russia, respublika Sakha (yakutiya), g. Yakutsk, ul. Kulakovskogo, 44/1, kv. 21

bokorsaisar@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.12.34735

Дата направления статьи в редакцию:

21-12-2020


Дата публикации:

28-12-2020


Аннотация.

В данной статье предметом исследования является поэтика стихотворений народного писателя Якутии Андрея Васильевича Кривошапкина. А.Кривошапкин является крупным писателем не только эвенской литературы, но и национальных литератур народов Севера. Талант его многогранен: он – поэт, прозаик, публицист. Вершинными достижениями писателя считаются его этнографические поэмы – «Мир эвена», «Священный олень». Авторы статьи подробно рассматривают такие аспекты темы, как, отражение священных образов эвенского народа, национальное видение мира в поэтическом мире А.Кривошапкина. Особое внимание уделяется поэтическое описание писателем подвига родного народа, впервые освоившего Крайний Север и в течение многих столетий ведшего борьбу за выживание в его суровых условиях.   После проведенного исследования авторы статьи пришли к следующему выводу: в своих поэмах «Священный олень», «Мир эвена» Андрей Васильевич Кривошапкин наиболее глубоко раскрыл силу души, непоколебимость северного человека перед суровой природой, его мудрость. Изображая особый мир эвена и его национальный характер, он создает полнокровное изображение всего уклада жизни родного народа. Новизна работы заключается в том, что авторы смогли раскрыть особенный поэтический мир Андрея Кривошапкина, где через реалистичные описания будней эвенов представлены духовно-нравственные ценности всех северных народов. Поэт становится выразителем их чаяний и надежд на будущее.

Ключевые слова: Андрей Кривошапкин, народный писатель, эвенская литература, поэтика, этнографическая поэма, образы, система стихосложения, национальный стих, природа, белый олень

Abstract.

The subject of this research is the poetics of poems of the national Yakut poet Andrey Vasilyevich Krivoshapkin. A. Krivoshapkin is a prominent writer not only in the Even literature, but also in the national literatures of the peoples of the North. His talent is versatile: poet, prose writer, and publicist. The pinnacle of his literary heritage are the poems “World of the Even” and “The Sacred Deer”. The article examines such aspects of the topic, as the reflection of sacred images of the Even people, national worldview in the poetic world of A. Krivoshapkin. Special attention is given to Krivoshapkin’s poetic description of the bravery of native people in development of the Far North and struggling for survival in its severe conditions for many centuries. The conclusion is made that in his poems “The Sacred Deer” and “World of the Even”, Andrey Vasilyevich Krivoshapkin reveals the strength of the soul, stiffness of the northern people before severe natural conditions, and their wisdom. Depicting a peculiar world of the Even people and their national character, he writer creates a complete image of the entire lifestyle of his native people. The novelty of this work lies consists in the description of the specific poetic world of Andrey Krivoshapkin, where the spiritual-ethical values of all peoples of the North are presented through the realistic descriptions of everyday life of the Evens. The poet conveys their aspirations and hopes for the future.

Keywords:

versification system, images, ethnographic poem, poetics, Even literature, folk writer, Andrey Krivoshapkin, national verse, nature, white deer

С начала 1960-х годов стихи начинающего поэта регулярно печатались на страницах периодической печати республики и страны. Первая книга стихов А.Кривошапкина «Тилкын» («Половодье») вышла на эвенском языке в 1983 г. Затем издаются сборники стихов и поэм зрелого поэта – «Земля предков» (1995), «Мир эвена» (2000), «Снежная лирика» (2002), «Священный олень» (2008), «Перед священным очагом» (2012), «Вечная память» (2015), «Я – сын Севера» (2016) и др.

Чуткое, одухотворенное сердце А.Кривошапкина сделало его поэтом, выражающим не только свои чувства, но и отображающим мышление, менталитет своего родного народа: «Это суровая и величественная красота, первозданная чистота снегов, хрустальных вод и традиций эвенского народа, непростое послевоенное взросление и сформировали его поэтическую душу, которая теперь, видимо, уже не изменится никогда и всякий раз будет откликаться на боль и радость, на зло и добро, на ненависть и любовь, затрагивающие не только его сородичей и земляков, но и всех россиян» [15, с. 3].

Как у каждого поэта, у А.Кривошапкина есть авторское программное стихотворение, в котором он не только говорит о своей цели, как творческого человека, но и выражает свой особый взгляд на мир. Таким произведением является его стихотворение «Я – эвен», которое стало визитной карточкой поэта:

Я – эвен, и тем горжусь,

Языком своим горжусь,

Все заветные слова

В нем с волненьем нахожу.

Он сумел в себя впитать

Глубину и широту

Все, что мне пропела мать,

Ее душу и мечту.

Веру в будущность свою,

В возрождение свое…[5, с. 5].

В художественной системе образов эвенской поэзии исследователи отмечают, что исконно национальными образами поэтов-северян являются солнце, олень. «Приведем примеры, иллюстрирующие то, как участвует олень, в создании различных образов. Человек в хорошем настроении чувствует себя как белый олень – самец, нашедший ягельник (В.Кейметинов), человек одинокий, утративший связь со своими сородичами – безродный олененок (Н.Тарабукин), на лице старухи много извилин и пятен, которые напоминают оленьи пастбища» (Улуро Адо)» [4, с. 41].

И все же поэты Севера по-разному выражают любовь к своему родному простору, к тундре, тайге, гордятся тем, что они дети сурового, но сердцу милого края… «Человек Севера (охотник, рыболов, оленевод) его быт, занятие, уклад жизни и т.д. – активные компоненты образотворчества. Заснеженные вершины гор похожи на седовласых стариков, собравшихся на долгий тихий разговор…» [4, с. 37-38]. У А.Кривошапкина мерило красоты – уямкан (горный баран), радость – птички, куропатки, нежность – бочикан, олененок и т.д. Одним из основных его образов является гора, которой он, как и все эвены, преклоняется. Гора для него – высокие цели и восхождение на высоту. Вместе с тем гора, камень – символ прочности, крепости дружбы, долголетия… Бело-синий цвет преобладает в его поэзии, синие горы и их белоснежные вершины всегда его манят, как символ чистоты и прекрасного.

«Стихи А.Кривошапкина связаны между собой невидимыми нитями и представляют собой симфонию звуков и образов. Это особенно отчетливо прослеживается в стихотворении «Осенняя встреча». Человек и природа как неразделимое целое – вот главная мысль, пронизывающая все творчество А.Кривошапкина. Его видение мира органически связано с национальным традиционным мышлением…» [10, с. 182].

Вершинными достижениями поэзии А.Кривошапкина стали поэмы – «Священный олень», «Мир эвена». Талантливый поэт В.Лебедев внес огромный вклад в развитие эвенской поэзии, написав 9 поэм. Он, в основном опираясь на традиции народного творчества, создал свои поэмы на мифологическом, сказочном сюжетах [2, c. 43]. А.Кривошапкин учился у него и написал свои этнографические поэмы.

По свидетельству очевидца, вдохновение нашло А.Кривошапкина в самые минуты высшего волнения и радости. «Помню, как однажды в г. Женеве (Швейцария) мы участвовали на сессии рабочей группы ООН по вопросу о проекте «Декларации о правах коренных народов мира». Дискуссия была острой. Выступление Андрея Васильевича было выслушано с большим вниманием и одобрено присутствующими. Мы сидели рядом. Он открыл записную книжку и стал писать что-то очень сосредоточенно. Я увлекся дискуссией и через некоторое время спросил его, что он пишет. Улыбнувшись, сказал: «Вечером посмотрим в гостинице». После работы вечером за чаем он показал мне начало нового своего произведения. Это было начало знаменитого произведения «Мир эвена». Вот так я стал свидетелем рождения нового произведения Андрея Васильевича» [12, с. 10].

Именно так может и родиться поэзия, невзирая на место и время. Но, конечно, поэма – это крупное лиро-эпическое произведение, над ним А.Кривошапкин, наверное, задумывался заранее. Но озарение посетило его именно в этот миг эмоционального состояния.

Поэма «Мир эвена» вышла отдельной книгой в 2000 г., в Москве. А.Преловский в «Послесловии переводчика» пишет: «Поэма, как народный жанр, обусловлена единством времени и места. У Кривошапкина место действия – вся Восточная Азия, а время – почти полтора тысячелетия прошлого, и не известно, сколько будущего эвенов. Поистине размах богатырский. Хотя разговор ведется лишь об эвенах – небольшом народе, затерянном в горах и тайге вблизи Тихого Океана. Мне кажется, что Андрею Кривошапкину более чем кому-либо другому национальному поэту Сибири, удалось в поэме «Мир эвена» выразить нравственную, духовную суть северного человека, а через авторское восприятие – и всего аборигенного этноса Сибири. Поэтому я и взялся переводить на русский язык это неординарное произведение» [11, с. 48].

Вот и становится понятным, почему А.Кривошапкин именно на заседании ООН, где решалась политика в отношении малочисленных коренных народов всего мира, взялся написать это произведение. В нем говорит голос всех малочисленных коренных народов мира.

О структуре поэмы переводчик говорит: «Для меня, переводчика, было истинным наслаждением знакомство с эпической стороной его поэтического творчества – с поэмой «Мир эвена». На мой взгляд, это настоящее открытие в позднейшей литературе народов Севера, так как в ней, как в физиологическом очерке, показана жизнь и история эвенского народа этнографически точно, с любовью к прошлому и настоящему родного этноса, с болью и тревогой за его будущее» [11, с. 47].

Поэма состоит из «Пролога», «Эпилога» и из 19 глав с названиями. Названия, например, «О гостеприимстве», «О жилищах», «О женитьбе», «Об олене» сами говорят за себя. Автор взялся за этнографическое повествование, через которое знакомит читателей с образом жизни древнего народа. В «Прологе» так и говорит: «Я начинаю главный свой рассказ – историю эвенов изложу…» [6, с. 3].

Поэма начинается с главы «О скитаниях от Ламу до Ламу». Древнее государство Бохай соединяло все племена Северо-Восточной Азии в VIII-Х веках. Но когда оно исчезло в жестоких боях за землю и власть, народы расселились по всему Дальнему Востоку и Северу. Эвены также являются частью этого могущественного народа, и свою историю, покрытую мраком тысячелетий, они не забывают. Народы древнего великого государства Бохая были многочисленными, могучими, сильными.

У писателя особый хронотоп. Если у него пространство – бескрайний мир Севера, по которому кочует его народ, то ощущение времени у народа как бы замороженное. Тысячелетия умещаются в одном дне, так как день у эвенов выступает мерилом времени. «У эвенов издавна существовал культ дня. Чтобы успеть доделать начатое, откочевать на новое стойбище, догнать зверя, надо было бежать наперегонки со светлым днем. Поэтому принято было считать единицей времени день, долгота которого зависели от времени восхода и захода солнца» [8, с. 47]. Эвены считают Домом родную природу, так как, не прикрепляясь к одному месту, кочуют и в природе берут все, что им нужно, также одушевляя ее, они боготворят природу, землю, гору, воду и т.д. Таким образом, у эвенов огромное пространство и вечное время сужаются, пространство аккумулируется в Дом, как и время – в день. И они становятся равнозначными.

«О рождении ребенка» - при рождении ребенка ему предназначается олень, потому что эвен и олень всегда идут рядом друг с другом. Рождению ребенка эвены безмерно радуются и под руководством старца совершают обряды с тем, чтобы этот эвен был счастлив и удачлив в охоте. Новорожденному дарят оленя, его вечного спутника в жизни:

Эвен с оленем связаны навек:

Пока живет олень – живет эвен,

И небеса хранят обоих их… [6, с. 8].

Эвены кочуют с места на место и с уважением относятся к родной природе. «Помощниками, покровителями эвенов в поэме выступают Дух Земли, Дух Огня, Хозяин Огонь, Земля-мать. Эти словосочетания введены в текст поэмы не просто как традиционные поэтические слова-образы. Они свидетельствуют о своеобразии мышления эвенов, об единстве и зависимости живого и неживого, человека и природы» [3, с. 57].

Эвен природу считает своим домом и бережет. Поэтому он должен придерживаться заветов предков:

В таежной жизни нужно, важно все:

ничто не делается просто так,

И все со всеми переплетено

на жизнь и смерть, - закон тайги суров… [6, c. 29].

Поэт говорит о гостеприимстве, добродушном, веселом нраве сородичей. О характере эвенов писали многие исследователи. «Путешественники Севера в разные времена не скупились на похвалу, когда речь заходила о ламутах. Их называли «французами Севера», «благородными рыцарями тундры» и т.п.» [16, с. 32].О честности и благородстве эвенов ходили легенды: «Слово его крепче всяких документов», также писали: «Ламут всегда весел, готов плясать, подражая разыгравшимся оленям» [8, c. 22-21]. Эвен любит жизнь, он весел и открыт, любит игрища, поет и танцует:

Умели веселиться в старину,

Умели в игры увлекать людей…

Он бесконечен, этот хоровод!

Под локти ухватив друг друга, круг

Верша за кругом, люди в нем поют

И пляшут все. И плавны, как вода

Большой реки, движения у них.

Здесь старики, что вспомнило свое

Былое молодечество, поют

И пляшут, обгоняя пожилых.

Старухи здесь, лицом помолодев,

Поют и пляшут шибче пожилых…

Как здесь им – в ритме «хэде» - хорошо.

У всех от радости на лицах свет,

у всех от счастья светится душа… [6, с. 30].

Поэт с мельчайшими подробностями описывает весь жизненный путь человека, начиная с обряда рождения человека до его воспитания, женитьбы, охоты и т.д. «На опыте своего народа высказал Андрей Кривошапкин, как лирик, но в эпическом повествовании. Эта бессюжетная поэма на самом деле вся состоит из микросюжетов (например, хождение от Ламу да Ламу, сватовство, погребение и т.д.), которые, как кирпичики, складываются в стройное здание. Имя ему – народная жизнь» [11, с. 47].

Например, в главе «О предсвадебных испытаниях» автор говорит о том, что невесту проверяют, как она шьет, готовит, держится, ходит и т.д. А жених должен показать себя охотником, будущим кормильцем и защитником. Об эвенской женщине он говорит:

У женщины эвенов склад ума

И сердца целомудрен: средь людей

Она деликатна и тиха.

У женщин независим, ровен нрав.

А в любви они стеснительны, верны

В замужестве, но боятся встать

с мужчиной вровень, коль придет беда… [6, c. 36].

Эвены, провожая родных в иной мир, также придерживаются определенных обрядов – они верят, что человек не исчезает, а откочевывает в мир предков. Эвен не боится смерти, провожающим не нужно суетиться, не надо плакать и беспокоить душу умершего. Покойнику в дар дают оленя, чтобы он и в том мире не разлучался со своим оленем. Верховой олень должен его унести в заоблачную высь, а ездовой олень будет его сопровождать по небесным тропам. Всю его утварь и вещи, служившие ему при жизни, также кладут рядом с ним.

В последней главе «О заветах предков» поэт говорит о том, что вековечная мудрость и опыт народа всегда живы и их чтят поколения. Излюбленные герои писателя старцы, как образы-архетипы, являются хранителями традиций народа, его вековой мудрости. А.Кривошапкин, как писатели-просветители других народов, учит родной народ жить и следовать традициям мудрых предков. Поэтому произведение названо «этнографической поэмой».

Поэт заключает свою поэму следующими строками:

Эвенский дух высок, как облака,

Непоколебим и крепок, как алмаз.

И если мы здоровье наших душ

Передадим потомству, то тогда

Во чреве мирозданья мой народ

Рождаться будет вечно, чтобы жить… [6, c. 46].

Так А.Кривошапкин поет гимн мудрому, стойкому родному народу и уверен в его будущности.

А.Преловский говорит об оригинальном стихосложении эвенского поэта: «Эвенский стих мускулист, сжат, лексически емок, формальные признаки поэтики (начальная и конечная рифма и т.д.) у Кривошапкина неявны, даны не системно, а весьма вольно. Поэтому был выбран наиболее приближенный к метрике оригинала пятистопный ямб с ударными окончаниями строк, дающий эпическую свободу, и возможность передать мужественный рисунок эвенского белого стиха» [11, с. 49].

А.Преловский – опытный переводчик, к тому же он переводил «богатырские сказания народов Севера Западной и Восточной Сибири» [11, с. 49], поэтому прекрасно разбирается в национальном стихотворчестве.

Он сумел сохранить подлинный строй стихотворения эвенского автора – его нерифмованные строки, начальные строки без заглавной буквы, стихи без строфики, приемы как повторы, параллелизмы и т.д. Тем самым переводчик бережно отнесся к оригиналу и сумел донести необычность стиха национального поэта, пишущего эпическим словом и слогом своего народа. Если предшественник эвенских поэтов Николай Тарабукин писал стихи «без рифм, без привычных для русского языка строгих стихотворных размеров», то Лебедев, как и Платон Ламутский, ввел в эвенскую поэзию относительную равносложность, рифмы, пользовался всеми доступными средствами звуковой инструментировки русской и якутской поэзии. При этом он многому учился и у Н.Тарабукина, который умел передавать душевное настроение героя, свое авторское отношение «не только средствами языка, но и поэтической ритмикой» [13, с. 45].

А.Преловский пишет: «Книга стихотворчески необычна. Вся она написана белым стихом, так же и переведена, и отсутствие рифмовки, которая обычно русифицирует перевод, придает ей ощущение подлинника, потому что эвенский стих немногословен, строка чрезвычайна кратка, а изображение предметно. Все эти особенности я и старался передать по-русски в меру своего умения и понимания задачи… Редко встретишь среди нынешних политиков поэта такой лирической чистоты и силы, какие явлены в этой книге…» [1, с. 47-48]. Такое понимание поэта, как отражателя души и вековых культурных традиций народа, и прочувствование его стихов к переводчику пришло, наверное, потому, что он, сам сибиряк, был хорошо знаком с эвенами, ороченами Забайкалья, жил и среди ненцев, работал, чтобы знакомиться с жизнью и изучать быт, фольклор тофаларов, юкагиров, эвенков, и др.

Г.Демидова отмечает лексические особенности поэмы в переводе: «Настоящий переводчик должен не просто произвести перекодирование знаков одной языковой системы в другую, но и освоить «чужое» с помощью средств родного языка так, чтобы «чужой» мир стал «своим», близким и понятным для читателей. А.В. Кривошапкину повезло, перевод А.Преловского с эвенского близок к буквальному. Он адекватно передает всю ключевую информацию эвенского текста, сохраняя необходимые для содержания поэмы эвенские слова и выражения. Воссоздание этнографической поэмы на русском языке не могло быть решено без введения эвенских вкраплений языка… Обращение автора, как и ее переводчика, к эвенским словам определяется, прежде всего, проблематикой поэмы, ее идейной заданностью – показать многовековой путь эвенов, весь уклад их жизни. Во-вторых, употребление эвенских слов неизбежно потому, что они обозначают реалии, отсутствующие в русской культуре и русском менталитете, и потому не имеют соответствующих русских эквивалентов. Такие слова вводятся в текст художественного произведения без перевода с определенной целью – чаще всего для актуализации национального колорита, они составляют безэквивалентную лексику (иногда их называют «экзотизмами»)» [3, с.55-56]. Переводы таких слов также даны переводчиком в сносках или в комментариях.

А.Преловский заключает о том, что поэма найдет свое место среди эпических сказаний: «Поэма Андрея Кривошапкина, даже если и найдет свое место среди приложений к книге народного эпоса, все равно будет служить ключом к пониманию души северного человека. Именно в этом видится мне высокий гуманистический пафос поэмы: она выражает образ жизни и чаяния не только эвенов, а всех северных и малочисленных народов мира. Мне кажется, что поэтому и будет интересна она вдумчивому и неравнодушному читателю, стосковавшемуся по истинным, непреходящим ценностям бытия» [11, с. 50]. Таково художественное открытие и слово А.Кривошапкина, как национального поэта.

«Свою этнографическую поэму А.В. Кривошапкин озаглавил «Мир эвена», где ключевым словом является «мир», которое само по себе и вне данного названия обладает большим количеством смыслов. В нашем словаре, пожалуй, нет слова, которое вместило бы в себя многообразие омономических значений, связанных с жизнью человека. Весь «мир» – это не только вселенная, не только люди, населяющие Землю, не только человеческое общество, общественная среда человека, не только мир и тишина. Слово «мир» в поэме вызывает прежде всего представление об образе жизни человека – эвена, то есть слово «мир» приобретает в тексте смысловое приращение «жизнь». А слово «жизнь» в словаре В.И.Даля «век жизни человека, в продолжение земной жизни от рождения до смерти, а также образ его жизни, быт деяния, поступки, обычаи и прочее». Отсюда и названия сказов А.В. Кривошапкина, повествующих по существу не только о жизни эвенов, но и обо всем аборигенном этносе Крайнего Севера и Сибири…» [3, с. 55-56]. Таким образом, слово «мир» в названии поэмы А.Кривошапкина имеет глубоко философское значение.

Общеизвестно, что перевести национальную поэзию на другой язык почти невозможно, она в переводе теряет свою самобытную прелесть. Но без перевода современный поэт останется никому неизвестным, особенно отечественному читателю. Как пишет сам поэт, звучание его стихов на родном языке, наверное, больше певучее, нежнее и, конечно же, автору и сородичам больше по душе. Поэтому автор и говорит о том, что он останется в памяти родного народа «живым эвенским языком». В этом и видит свой первейший долг как писателя.

Поэма «Священный олень» вышла в 2008 году, в издательстве «Бичик» (Якутск). Переводчик – А.Преловский.

В поэме «Священный олень» поэт благодарен Богу, который соединил судьбу эвена и оленя:

Я в детстве тундровом еще застал

Картины первородные, когда

Стада, казалось, затмевали свет

Качающейся порослью рогов,

Где норовило солнце затонуть,

Но выплывало, чтобы на рогах

Оленьих мягким золотом сиять.

Но чудо не забудешь никогда:

Из поколенья в поколенье им ребенок

Восхищался, ощутив

Веков и дней связующих нить –

сообщество

Оленей и людей [7, c. 4-5].

Олень – неповторимый дар небес,

Божественное чудо на земле.

Не знаю я другого существа,

Которое вот также – целиком

И навсегда! – могло бы посвятить

Служенью человечеству себя! [7, c. 6].

И поэтому они всегда шли бок о бок:

Олень был чуток к предку моему:

Все тяготы с хозяином делил,

Был другом безотказным, ни в пастьбе

И ни в перекочевке – никогда

Не подводил и не бросал в беде… [7, c. 37].

Известно, что олень для А.Кривошапкина – предмет поклонения, любви, который как главный герой проходит через все его произведения. Зная современное состояние оленеводства, А.Кривошапкин неустанно повторяет: «Без оленя – нет эвена». А язык развивается в процессе общения человека и оленя, ведь олени убегают от тех эвенов, которые не знают родного языка.

Оленеводство у эвенов достигло своего наивысшего развития, олени у эвенов не только по внешнему виду самые крупные, красивые, но и ухоженные, заботливые руки знатных оленеводов сберегли их красивые рога и лоснящиеся шкуры, ценные камусы, даже их масти. Исследователи северных народов отмечали, что только у развитого оленеводческого хозяйства олени имеют свои клички. А.Кривошапкин пишет:

Эвен каждого оленя знал в лицо,

И каждый шел к хозяину на зов.

А родословную оленей знал мой предок,

Может, лучше, чем свою [7, c.37].

Так олень и эвен становились равноправными хозяевами тайги.

И никто, и ничто не может заменить оленя. Но времена пришли другие, и проблем много. Никто не заботится ни об оленях, ни об оленеводах.

Поэт верит в будущее народа и благословляет его в деле сохранения оленя:

Так пусть живет и здравствует всегда

Мой верный друг – олень и, как

носил,

Пусть носит солнце на своих рогах,

Пусть детским смехом, а не плачем вдов,

Оленья в мире полнится тропа! [7, c. 17].

А.Кривошапкин в своих произведениях как о священном олене говорит о белом олене, как об удивительном, редком даре природе и становящегося охранителем оленеводов и всего стада оленей.

Но в поэме автор священным признает вообще оленя, которого он называл и золотым, и бесценным, и незаменимым. Олень – священен для эвенского народа, он его жизнь и его душа.

«И когда я переводил эту поэму, думалось, что не только эвенский мир в ощущении Андрея Кривошапкина я делаю достоянием русского читателя. Было ощущение, что это огромный мир северного человека – от Печоры до Анадыря, и дальше за Аляску – хочет быть понятым и уважаемым еще более огромным миром остального человечества Земли» [11, 48-49].

А.Кривошапкин, как крупный поэт, становится выразителем интересов и чаяний всех народов Севера. Талантливый писатель стал известен широкому кругу читателей страны и представляет всю литературу народов Крайнего Севера.

Библиография
1.
Белолюбская В.Г.Золотые олени высекают искры // Андрей Васильевич Кривошапкин. Почетные граждане республики. – Якутск: Бичик, 2012.-с. 179-181.
2.
Винокурова А.А. Творчество В.Лебедева. – Якутск: АГИИК, 2009. – 64 с.
3.
Демидова Г.Язык поэмы «Мир эвена» // Андрей Васильевич Кривошапкин. Государственные деятели Якутии. – Якутск: Бичик, 2006. – С. 54-58.
4.
Копырин Н.З. Своеобразие изобразительных средств в поэзии Севера Якутии // Литература народов Севера Якутии. – Якутск: ЯНЦ СО РАН, 1990. – С.33-50.
5.
Кривошапкин А.В. Земля предков. – Якутск: НИПК Сахаполиграфиздат», 1995. – 112 с.
6.
Кривошапкин А.В. Мир эвена. – Москва: Палея-Мишин, 2000. – 54 с.
7.
Кривошапкин А.В. Священный олень. – Якутск: Бичик, 2008. – 64 с.
8.
Кривошапкин А.В. Эвены. – Санкт-Петербург: Отделение издательства «Просвещение», 1997. – 80 с.
9.
Окорокова В.Б.Сияние полярных огней. Сборник статей. – Якутск: Бичик, 2013. – 172 с.
10.
Петрова С.М. По раздольному белому насту // Эвенская литература. Сост. Огрызко В. – Москва: Литературная Россия, 2005. – С. 178-190.
11.
Преловский А. Послесловие переводчика // Кривошапкин А. Мир эвена. – Москва: Палея-Мишин, 2000. – С. 47-50.
12.
Роббек В.А. Сын Севера. Андрей Васильевич Кривошапкин. Государственные деятели Якутии. – Якутск: Бичик, 2006. – С. 6-11.
13.
Тобуроков Н.Н. Андрей Кривошапкин. Очерк жизни и творчества. – Якутск: Издательство «Северовед», 1999. – 70 с.
14.
Туголуков В.А. Идущие поперек хребта. – Красноярск, 1980. – 155 с.
15.
Федоров В. Слово переводчика // Кривошапкин А. Земля предков. – Якутск: НИПК «Сахаполиграфиздат, 1995. – С. 3-4.
16.
Чикачев А. Благородный рыцарь //Андрей Васильевич Кривошапкин. Государственные деятели Якутии. – Якутск: Бичик, 2006. – С. 31-35.
References (transliterated)
1.
Belolyubskaya V.G.Zolotye oleni vysekayut iskry // Andrei Vasil'evich Krivoshapkin. Pochetnye grazhdane respubliki. – Yakutsk: Bichik, 2012.-s. 179-181.
2.
Vinokurova A.A. Tvorchestvo V.Lebedeva. – Yakutsk: AGIIK, 2009. – 64 s.
3.
Demidova G.Yazyk poemy «Mir evena» // Andrei Vasil'evich Krivoshapkin. Gosudarstvennye deyateli Yakutii. – Yakutsk: Bichik, 2006. – S. 54-58.
4.
Kopyrin N.Z. Svoeobrazie izobrazitel'nykh sredstv v poezii Severa Yakutii // Literatura narodov Severa Yakutii. – Yakutsk: YaNTs SO RAN, 1990. – S.33-50.
5.
Krivoshapkin A.V. Zemlya predkov. – Yakutsk: NIPK Sakhapoligrafizdat», 1995. – 112 s.
6.
Krivoshapkin A.V. Mir evena. – Moskva: Paleya-Mishin, 2000. – 54 s.
7.
Krivoshapkin A.V. Svyashchennyi olen'. – Yakutsk: Bichik, 2008. – 64 s.
8.
Krivoshapkin A.V. Eveny. – Sankt-Peterburg: Otdelenie izdatel'stva «Prosveshchenie», 1997. – 80 s.
9.
Okorokova V.B.Siyanie polyarnykh ognei. Sbornik statei. – Yakutsk: Bichik, 2013. – 172 s.
10.
Petrova S.M. Po razdol'nomu belomu nastu // Evenskaya literatura. Sost. Ogryzko V. – Moskva: Literaturnaya Rossiya, 2005. – S. 178-190.
11.
Prelovskii A. Posleslovie perevodchika // Krivoshapkin A. Mir evena. – Moskva: Paleya-Mishin, 2000. – S. 47-50.
12.
Robbek V.A. Syn Severa. Andrei Vasil'evich Krivoshapkin. Gosudarstvennye deyateli Yakutii. – Yakutsk: Bichik, 2006. – S. 6-11.
13.
Toburokov N.N. Andrei Krivoshapkin. Ocherk zhizni i tvorchestva. – Yakutsk: Izdatel'stvo «Severoved», 1999. – 70 s.
14.
Tugolukov V.A. Idushchie poperek khrebta. – Krasnoyarsk, 1980. – 155 s.
15.
Fedorov V. Slovo perevodchika // Krivoshapkin A. Zemlya predkov. – Yakutsk: NIPK «Sakhapoligrafizdat, 1995. – S. 3-4.
16.
Chikachev A. Blagorodnyi rytsar' //Andrei Vasil'evich Krivoshapkin. Gosudarstvennye deyateli Yakutii. – Yakutsk: Bichik, 2006. – S. 31-35.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Варианты дешифровки литературы все больше сориентированы на комплексное изучение творческой лаборатории того или иного автора. Менее интересен точечны й анализ текста, высвечивание специфики / особенностей отдельного произведения. На мой взгляд, это веяние времени, закономерная составляющая настоящего дня. Рецензируемая статья разрушает данные координаты, ибо посвящена исследованию поэтического мира Андрея Кривошапкина. В начале статьи обозначен статус поэта, дана неплохая информационная справка, указан ряд позиций, который принципиально важен для представителя эвенской поэзии. Таким образом, предмет / объект изучения конкретизирован, он актуален, нов, работ смежной тематической направленности не так много в сегменте критики, следовательно, работы является продуктивным сочинением. Оценка творчества Андрея Кривошапкина сделана объективно, выверено, фразы / предположения имеют приметы не только номинации, но и конструктивного анализа. Например, «чуткое, одухотворенное сердце А.Кривошапкина сделало его поэтом, выражающим не только свои чувства, но и отображающим мышление, менталитет своего родного народа…», или «у А.Кривошапкина мерило красоты – уямкан (горный баран), радость – птички, куропатки, нежность – бочикан, олененок и т.д. Одним из основных его образов является гора, которой он, как и все эвены, преклоняется. Гора для него – высокие цели и восхождение на высоту. Вместе с тем гора, камень – символ прочности, крепости дружбы, долголетия… Бело-синий цвет преобладает в его поэзии, синие горы и их белоснежные вершины всегда его манят, как символ чистоты и прекрасного», или «А. Кривошапкин в своих произведениях как о священном олене говорит о белом олене, как об удивительном, редком даре природе и становящегося охранителем оленеводов и всего стада оленей…» и т.д. В работе достаточно подробно и объемно представлен анализ поэмного наследия Андрея Кривошапкина. Заметно, что автор статьи обобщил имеющийся материал не в рамках фактической цитации, а глубоко и системно – наличный состав литературы подтверждает это. Текст статьи имеет, на мой взгляд, приметы междисциплинарного толка: история эвенков, география, культура Севера – все это совмещается и в текстах А. Кривошапкина, и в самом научном сочинении. Методы анализа текстов А. Кривошапкина традиционны, здесь важен взгляд на природу поэтической органики, а не собственно «структурные» приметы. Тема работы раскрыта, исследовательские задачи решены; статья оригинальна, самостоятельна, отчасти по ходу текста высвечивается потенциальное желание продолжить вслед за автором изучать «естественно живой» поэтический космос Андрея Кривошапкина. В финале работы сделаны выводы, они очень пиететны, эмоциональны: «А. Кривошапкин, как крупный поэт, становится выразителем интересов и чаяний всех народов Севера. Талантливый писатель стал известен широкому кругу читателей страны и представляет всю литературу народов Крайнего Севера». Факторы искренности, так или иначе, должны дополнять собственно научные сочинения. Стиль / язык ситуативно уместен, терминологические грани работы выдержаны в пределах нормы. Рекомендую статью «Поэтический мир Андрея Кривошапкина» к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"