Статья 'Антропонимическое пространство повести «Волки не дремлют» Л. Габышева, И. Зозули: семантика и функции имени' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Антропонимическое пространство повести «Волки не дремлют» Л. Габышева, И. Зозули: семантика и функции имени

Габышева Луиза Львовна

доктор филологических наук

профессор кафедры общего языкознания и риторики филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М. К. Аммосова

677013, Россия, республика Cаха (якутия), г. Якутск, ул. Белинского, 58

Gabysheva Luiza L'vovna

Doctor of Philology

Professor, the department of General Linguistics and Rhetoric, Ammosov North-Eastern Federal University

677013, Russia, respublika Cakha (yakutiya), g. Yakutsk, ul. Belinskogo, 58

ogonkova-jenya@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Башарина Зоя Константиновна

доктор филологических наук

профессор, кафедра якутской литературы, Институт языков и культур народов Северо-Востока РФ, Северо-Восточный федеральный университет имени М. К. Аммосова

677013, Россия, республика Саха (якутия), г. Якутск, ул. Белинского, 58

Basharina Zoya Konstantinovna

Doctor of Philology

Professor, the department of Yakut Literature, Institute of Languages and Cultures of the Peoples of Northeast of the Russian Federation, Ammosov North-Eastern Federal University

677013, Russia, respublika Sakha (yakutiya), g. Yakutsk, ul. Belinskogo, 58

zbasharina@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.9.33759

Дата направления статьи в редакцию:

26-08-2020


Дата публикации:

10-09-2020


Аннотация.

В статье анализируется антропонимия детективной повести «Волки не дремлют» (1974) Льва Габышева и Ивана Зозули, которая отражая авторский замысел, способствует его пониманию и влияет на восприятие текста читателем. Предметом исследования являются семантика и функции литературных имен в художественном пространстве текста, процесс приращения смысла и наполнения значения онима. Цель данной работы – выявить функции и многоплановую семантику антропонимов на базе внутренней формы слова, коннотаций и паронимических ассоциаций, определить, как все имплицитные и эксплицитные компоненты онима оказывают влияние на обнаружение интенций и мировоззренческих установок авторов.       В статье впервые проанализированы система литературных имен повести «Волки не дремлют» Л. Габышева и И. Зозули, выявлены значения и функции фамилий основных персонажей. Работа вносит вклад в дальнейшую разработку методики анализа литературного собственного имени в художественном пространстве текста, конкретизацию таких важнейших понятий, как коннотативная семантика, функция онима, текст, языковая игра и др. Исследователи приходят к выводу, что литературные имена повести отличаются семантической многоплановостью, имеют обширный и сложный лексический фон, характеризуются как полифункциональные знаки. Онимы выполняют роль связующих конструктивных элементов содержательно-смыслового пространства повести, обеспечивая когерентность текста. Кроме текстообразующей функции, антропонимы выполняют характеризующую, смыслопорождающую функции; они, маркируя пространственно-временные координаты текста в целом, локализируют персонаж в определенном временном и географическом пространстве, дают информацию о его национальной принадлежности. Литературные имена, участвуя в создании смысловой многомерности текста, являются вербальным средством воплощения авторских интенций и мировоззрения.

Ключевые слова: литературное имя, семантика, внутренняя форма, функция, многозначность, сюжет, коннотация, когерентность, текст, персонаж

Abstract.

This article analyzes the anthroponymy of the detective novella “Wolves Do Not Sleep” (1974) by Lev Gabyshev and Ivan Zozulya, which reflects the author's message, promotes understanding and perception of the text by readers. The subject of this research is the semantics and functions of literary names in artistic space of the text, process of adding meaning, and saturation of content of onym. The goal of this work is to determine functions and multidimensional semantics of anthroponyms based on the internal form of the word, connotations and paronymic associations, as well as reveal the impact of all implicit and explicit components of onym upon discovery of intentions and worldview orientations of the authors. The article is first to analyze the system of literary names of the novella “Wolves Do Not Sleep” by L. Gabyshev and I. Zozolya, and reveal the meanings and functions of the last names of the protagonists. The work contributes to further development of methodology of analysis of proper nouns in artistic space of the text, specification of such fundamental concepts as connotative semantics, function of onym, text, language game, etc The conclusion is made that the literary names of the novella differ in semantic diversity, have a vast and complex lexical background, and characterized as multifunctional symbols. Onyms perform the role of linking structural elements of semantic space of the text, ensuring its coherence. In addition to the text-forming function, anthroponyms fulfill a characteristic and meaning-making function; indicating the spatial-time coordinates of the text as a whole, they localize the character in a certain time and geographical space, giving information on his national affiliation. Being involved in creation of semantic multidimensionality of the text, literary names are verbal means for realization of the author's intentions and worldview.

Keywords:

connotation, plot, polysemy, function, etymology, semantics, literary name, coherence, text, character

История создания и общая характеристика повести

Повесть была впервые опубликована в 1974 году в литературно-художественном журнале «Полярная звезда» (№4, №5, №6), а в 2005 издана отдельной книгой. Это было первое художественное произведение, основанное на местном фактическом материале и посвященное будням чекистской работы.

Основой сюжета послужили события, очевидцем, а возможно, участником которых был один из авторов повести майор КГБ Иван Зозуля. Имея богатый материал о работе местных органов госбезопасности, Иван Зозуля обратился с просьбой о литературной помощи в редакцию журнала «Полярная звезда», где заведующим отделом прозы работал якутский писатель, переводчик Лев Габышев (1920-1994).

Семидесятые годы были для писателя временем творческой зрелости: уже было создано по его киносценарию первый национальный фильм «Тайна предков», с успехом прошли на сцене Якутского театра имени П. Ойунского спектакли «Ыаллыылар» (Соседи), «Абаҕа сулустара» (Звезды Абаги) и другие драмы, были опубликованы повесть, рассказы и лирико-философские новеллы, скетчи и интермедии, художественные переводы и литературно-критические статьи. К тому же это был двуязычный писатель [1, с. 38-39].

Материал, предложенный Иваном Зозулей, складывался в увлекательный сюжет шпионского детектива — новый для писателя, что немаловажно, жанр, да и отказывать в помощи было не в его натуре — все это решило судьбу будущего произведения, и богатый опыт работы Ивана Зозули в органах госбезопасности, соединившись с художественным мастерством Льва Габышева, воплотились в замечательную книгу «Волки не дремлют».

Особое место в произведении занимают мастерски выписанные картины северной природы и местного быта. Образ Северогорска, где происходят главные события, дан одним ярким росчерком: «городок врастал в темное зимнее небо несчетными столбами дыма». Картины пейзажа, выписанные с большой любовью, узнаваемы — это северная природа с редким солнцем, бурной весенней капелью, с затяжными морозами и туманами. Природа живет вместе с героями книги — солнце «дежурит над горизонтом», «зябнет» в белом морозном небе; в дни радостных свиданий в небе плещутся зарницы, в кульминационный момент сюжета бушует ветер, заканчивается повесть словами: «Над заснеженным северным городком дотлевал вечерний закат».

Национальный колорит создают вкрапленные в ткань повествования якутские топонимы, сибирские диалектизмы, экзотизмы, яркие речевые характеристики героев (якутизмы и якутские пословицы в речи Турантаева, украинизмы, характеризующие уроженца Киева Марченко) и т. д. Образы якутских чекистов пленяют читателя особой правдивостью и художественной убедительностью. Один из старейших ветеранов органов госбезопасности Якутии полковник Е.П. Тимофеев высказал предположение, что прототипами героев повести послужили работники Нижнеколымского отделения КГБ республики — настолько типичны и полны реальной жизни образы повести [из личной беседы – Л. Г.]. Это живые люди, каждый со своими достоинствами и человеческими слабостями, привычками и характерными жестами, индивидуальной речью. Они хорошие семьянины, заядлые рыбаки и охотники. Подмечены и чисто профессиональные черты, такие как наблюдательность, осторожность, тактическая хитрость, аналитизм мышления.

Повесть, написанная в 1970-е годы, прошла не замеченной литературной критикой, как остался незамеченным тот факт, что один из ее авторов, Лев Габышев, во времена политических репрессий отбывал срок в сталинских лагерях. Он был необоснованно осужден «за участие в контрреволюционной антисоветской организации, тайную связь с империалистической Японией» и прочий абсурд. «Следствие вели, — по словам «содельника» И.И. Павлова, — очень сурово и жестоко. Часто били, сажали в холодное подполье, кроме карцера» [2, с. 374]. Реабилитация пришла только в 1956 году, а до этого — неоднократные увольнения с работы как бывшего «врага народа» [3, с. 7].

Повесть «Волки не дремлют» занимает в творчестве Льва Габышева особое место: для писателя, знакомого не понаслышке и книгам с сотрудниками НКВД, это произведение было определенной вехой жизни и творчества, став своеобразным актом прощения и гражданского примирения. Всем своим творчеством и жизнью Лев Габышев шел против всего, что разъединяет людей и искажает их человеческую сущность. Писатель устами своих героев утверждал: «Эн тус олоҕуҥ, үлэҥ туох эрэ сырдыкка, кэрэҕэ дьулуhуу, дьоҥҥо-сэргэҕэ көдьүүстээҕи айыы буолуохтаах. Эйигин көрө-көрө, дьон бу курдук үтүөкэн дьоннор баар буоланнар, бу күн сиригэр олорор ордук үөрүүлээх, умсулҕаннаах диэхтээх... Мне кажется, человек всегда должен быть в пути, познавая, созидая, он наполняет счастьем и дух, и тело, и все окружающее... Глядя на тебя — такой человек есть! — людям должно быть легче и радостней жить, пусть меняются, глядя на тебя, и строят жизнь красиво и честно [4, с. 48].

«Говорящие» имена: языковая игра

Литературным онимам принадлежит особый лингвистический статус среди языковых средств семантической и структурной организации художественного текста, формирующих его когезию и когерентность, единство и целостность. Кроме того, имя собственное — «эмбрион», микрообраз персонажа, и определение особенностей, принципов построения антропонимии произведения — актуальная проблема для исследователей ономопоэтики. Цель работы – выявить функции и семантику литературного имени, его коннотативные значения, паронимические ассоциации, внутреннюю форму, раскрывающие сущность героя, определить, как все имплицитные и эксплицитные компоненты онима оказывают влияние на обнаружение интенций и замысла автора.

О художественной целесообразности ономастики писал Юрий Тынянов: «В художественном произведении нет неговорящих имен. ...Каждое имя, названное в произведении, есть уже обозначение, играющее всеми красками, на которые только оно способно» [5, с. 245—246]. Выбор имени персонажа, как и формирование в целом антропонимического пространства произведения - это сложный и трудоемкий процесс, «сочетающий знание традиций, обычаев, творческую фантазию, ориентированность на реальных прототипов и житейский прагматизм» [6, с.159-156]. Принцип художественной правды, «соразмерности и сообразности» в сочетании с принципом «точности и краткости» требует не буквального воспроизведения существующих случайно взятых фамилий, а отбор и создание по типовым моделям наиболее выразительных средств антропонимии, отражающих широкий диапазон социально-стилистических оттенков национального ономастикона в соответствии с замыслом автора [7, с 71].

Литературные имена повести «Волки не дремлют», сюжет которой разворачивается в основном на территории Якутии в конце 1940-х годов, характеризуются региональной и национальной спецификой. Ее антропонимическое пространство формируется тремя группами: онимами, образованными от фамилий и имен, типичных для России послевоенного времени; якутскими по происхождению именами и фамилиями, а также иноязычными (немецкими, английскими и т. п.). Имена собственные, маркируя пространственно-временные координаты текста в целом, локализируют персонаж в определенном временном и географическом пространстве, дают информацию о его национальной принадлежности. Как пишет В.А. Никонов, имя персонажей «может характеризовать социальную принадлежность персонажа, передавать национальный и местный колорит, а если действие происходит в прошлом, то воссоздавать историческую правду» [8, с. 234]. В статье анализируются фамилии основных действующих лиц произведения: Орешкин, Турантаев, Черенков, Оллонов, Слепцова, Вагин, Зайцев, Дроздов и Вольф.

Название повести «Волки не дремлют» указывает на один из ее центральных лейтмотивов — это охота. Тема охоты возникает с первых страниц книги, смысловое содержание ее плавно перетекает от прямого значения к переносному — охота как одна из версий интерпретации «шпионского» сюжета, как ближайший аналог, естественный код сюжета о выслеживании и захвате диверсантов.

В терминах охоты сотрудники органов госбезопасности говорят о своей оперативной работе: напасть на след, устроить засаду, испуганный зверь далеко бежит, горячему охотнику и березовый пень зайцем кажется, на ловца и зверь бежит и т. д.

Охота как своеобразный код сюжета подтверждается «говорящими» именами персонажей. Одного из диверсантов зовут Вольф `волк`, и это значение неоднократно обыгрывается в тексте повести (ср. с названием «Волки не дремлют» или «Вы, как волк, больше работаете за городом. Людей избегаете» [9, с.75]). Фамилия другого персонажа капитана госбезопасности Оллонов созвучна якутскому слову-парониму олоо `следить, выслеживать, преследовать по следам` [10, стлб. 1816] — ему отводится главная роль в преследовании и поимке диверсантов.

«Анимальной» фамилией награжден и бывший начальник вспомогательной полиции немецких оккупантов Дроздов, скрывающийся от закона под именем Зайцев — с его образом в повести связан мотив страха, ср. с коннотативной семантикой слова заяц ‘трусливый человек’. Трансформация образа Дроздова-Зайцева, при изображении которого в повествовании появляются иронические нотки, построена на скрытом цветовом контрасте (черный дрозд/белый заяц); напомним значение русского глагола обелиться ‘доказать свою невиновность, оправдаться’ [11, с. 722]. В данном случае писатели, включая имя собственное в ассоциативное поле, мастерски вводят прием языковой игры. Оним, с которым в контексте повести происходит эмоционально-экспрессивная, образная трансформация, служит семантически емким и «мгновенным» средством характеристики второстепенного персонажа.

Авторы детектива широко используют имена-маски, с помощью которых персонаж скрывает своё настоящую фамилию; их можно определить как игровые, актёрские имена, появление их связано с конспирацией. Они легко меняются, не преображая внешний облик и сущность их обладателя, ярким примером может служить образ бывшего немецкого эсэсовца Рудольфа Штейна, ставшего в послевоенное время сотрудником американской разведки Мэнсфилдом и работающего под разными именами на территории СССР (Ионас Машинскас, Руда Павло, Геннадий Ланцов), - в этом случае фамилии служат своеобразными знаками-маркерами национальной принадлежности. По мнению специалистов, «если имя персонажа меняется, то он теряет себя, происходит искажение личностного типа, открываютcя в ткани произведения новые смысловые грани» [12, с.138].

Не менее «говорящими» оказываются фамилии других персонажей повести. Неслучайно, думается, подруге Павла, одного из главных героев, дана фамилия Слепцова — оним, типичный и широко распространенный среди современных представителей народа саха. Согласно сюжету, Яна Слепцова — единственный человек, который видел Павла, и диверсант, двойник Павла, более всего опасается разоблачения с ее стороны. Однако наивная доверчивая девушка оказывается неспособной отличить от близкого человека чужака, обладающего лишь внешним сходством с Павлом, и чуть не выходит за него замуж. С ее образом в сюжете возникает мотив слепоты, который ярко проявляется в семантике ее фамилии. Антропоним Слепцова, который может восприниматься как соответствующий действительности, актуализируя в сюжете свою внутреннюю форму, не только принимает участие в языковой игре, но и выполняет текстообразующую функцию, служа смысловой скрепой сюжета.

Обычная, на первый взгляд, фамилия Орешкин, принадлежащая инженеру-изобретателю, которого стремятся завербовать агенты иностранной разведки, оказывается в художественном пространстве текста семантически маркированной, и это раскрывает фраза, которую роняет в разговоре начальник районного отдела МГБ Якутии подполковник Турантаев: «Ничего у них не выйдет. Я знаю Орешкина и ручаюсь, что этот орешек им не по зубам» [9, с. 43]. Литературный оним порождает ассоциации с прецедентными текстами «орешек не по зубам» и «крепкий орешек (- сразу не раскусишь)» в значении ‘что-либо трудное для понимания, осуществления, достижения и т. п.’. Фамилия образована от диминутива орешек, и уменьшительный суффикс –ек (с беглой гласной) привносит в семантику слова значение ласкательности, придавая ему положительную эмоционально-экспрессивную окраску. Согласно портрету, Иван Александрович Орешкин - типичный по виду и поведению интеллигент, в очках, с бородкой, рассеянный, деликатный, добрый и доверчивый. Имя собственное может служить не только средством яркой экспрессивной характеристики персонажа, но и способом лингвистической интерпретации художественного сообщения. Оним обладает семантико-стилистическим потенциалом и характеризуется сложной семантической структурой, включающей в себя особый коннотативный компонент. По мнению М. В. Горбанесвкого, «в имени заложен только иероглиф, только намек, условный знак события, действие и качество. Вдумываясь в его этимологию, мы призываем на помощь весь свой жизненный опыт и знания, домысливаем и «расцвечиваем» картину, ключевой момент которой подсказан именем, как бы становимся соавторами образа, заложенного в основу имени» [13, с. 70]. Фамилию Орешкин можно отнести к аллюзивным именам, которые способствуют возникновению и активизации в сознании читателя прецедентных текстов, новых смыслов и образных ассоциаций.

Семантическая многоплановость имени: смыслопорождающая функция

Имена собственные — характеристики, известные отечественной литературе со времен Фонвизина, Грибоедова, Гоголя, Достоевского, Чехова, выполняют обычно не только характеризующую функцию, но нередко поясняют идеологические позиции автора, его замысел, формируя когерентность текста. Особый интерес, с этой точки зрения, представляют в повести фамилии сотрудников советских органов госбезопасности; они, образуя своеобразную микросистему, имеют подтекстные значения. Особенно отчетливо ощущается органичность каждого онима в их соотнесенности друг с другом. Фамилия полковника госбезопасности Вагина образована от термина вага «шест или толстая жердь, служащая рычагом для поднятия тяжестей» [14, с.164]. Упомянутый оним Оллонов производен от якутского слова оллон, которое тоже означает шест, только уже «для вешания котлов с варой на костре» [10, стлб. 1816]. В основе русского антропонима Черенков лежит существительное черенок «рукоятка какого-либо орудия», якутская фамилия начальника райотдела МГБ Турантаев ассоциируется с паронимом туура «узкая часть какого-либо орудия (на которое насаживается рукоятка)» [15, с. 410]. Обращает внимание семантическая однотипность имен чекистов — их денотативное значение связано с названиями различных орудий и их частей. Эта деталь — семантика имен — имеет, на наш взгляд, глубинную психологическую мотивацию, в ней непроизвольно нашел отражение авторский взгляд на органы госбезопасности как своеобразное орудие защиты политической власти, чекисты — люди, исполняющие служебный долг и подчиненные военной дисциплине. В данном случае можно говорить о литературных антропонимах «как единицах мировоззрения автора» [16, с. 74]; имена, участвуя в создании смысловой многомерности текста, являются вербальным средством воплощения авторских интенций и мировоззренческих установок.

Наряду с этим данные онимы несут и характеризующую функцию, вызывая у читателя неоднозначные ассоциации. Фамилия юного лейтенанта Черенков, образованная от полисемантического слова, может толковаться и по-другому: лексема черенок означает также «отрезок стебля, корня и листа растения, отделяемый для вегетативного размножения» [17, с. 907]. С его образом в повести возникает тема преемственности, смены поколений и ученичества. Черенков еще слишком молод и неопытен, ср., как характеризуют его авторы: у него «оттопыренные по-мальчишески уши», он жаждет романтики и приключений, по легкомыслию и неопытности отмораживает пальцы ног по дороге из аэропорта, к нему по-отечески относятся старшие товарищи и т. д. [9, с. 16, с.21-22, с.25] Фамилии, обладающие обширным и сложным лексическим фоном, выполняют смыслопорождающую функцию; показательно, что процесс приращения ими смысла идет непрерывно и параллельно с развитием сюжета, отсюда их способность быть связующим, конструктивным элементом содержательно-смыслового пространства и формальной организации художественного текста. Выбор авторами того или иного антропонима для номинации персонажа продолжает его характеристику, дополняет его внутренний мир, выполняя роль ключа к объяснению его действий.

Фамилию главы министерства госбезопасности Якутии Вагин обремененного служебным долгом и вместе с тем наделенного большой властью, можно соотнести с именем вага и в другом значении ‘тяжесть, вес’, ‘весы’ (ср. с однокоренным словом важный) [18, с.159]. Противопоставление лейтенанта Черенкова и Вагина по вертикали служебной лестницы авторы стремятся осмыслить как отношения отца и сына: «Хороший вы парень, лейтенант! Теперь и мой был бы таким... Погиб в танке под Курском», — вздохнул полковник и, по-стариковски сутулясь, опустился на стул» [9, с. 46].

Укажем этимологическое значение фамилии подполковника Турантаев: это якутское прозвище турантай ‘стоячий’, которое обычно дают людям, отличающимся высоким ростом [19, стлб. 2840]. Однако это не исключает и другие коннотации имени; указанный пароним туура «узкая часть какого-либо орудия» имеет переносное значение «основание, корень, причина» [там же: стлб. 2839]. Основательный в своих суждениях, неторопливый в выводах – таким предстает в повести подполковник, играющий роль своеобразного мозгового центра органов госбезопасности; образ Турантаева дан авторами через его постоянные размышления и анализ событий. Таким образом, характеризующая функция имен, лишь несколько завуалированная, подкреплена содержанием произведения, при этом поэтические онимы отличаются семантической многоплановостью. Семантико-стилистический потенциал антропонима реализуется в произведении на основе коннотативно-оценочных значений в соответствии с авторским замыслом.

В заключение отметим, что литературные имена повести имеют обширный и сложный лексический фон и характеризуются как полифункциональные знаки. Как показал анализ материала, значительная часть имен собственных образована от русских или якутских слов с прозрачной не затемненной внутренней формой (Зайцев, Черенков, Слепцова, Орешкин, Турантаев, Оллонов и др.), они в художественном пространстве приобретают подтекстные значения, характеризующие персонаж и раскрывающие авторские интенции и идеологические позиции. Авторы повести используют приемы языковой игры с собственным именем, основанные на актуализации внутренней формы слова, его паронимических связей, коннотативной семантики денотативного значения. Литературные антропонимы, являясь конструктивным элементом содержательно-смыслового пространства текста, способствуют укреплению его единства и когерентности.

Созданный писателями антропонимический мир, по словам Д. С. Лихачева, органически входит во «внутренний мир художественного произведения, знаки которого служат для образного отражения действительности и соединяются друг с другом в некоей определенной системе, живут в своем художественном времени и пространстве» [20, с. 77]. Анализ системы онимов убеждает в скрупулёзной работе авторов над каждым собственным именем, его жизненной достоверностью и художественной целесообразностью в произведении.

Библиография
1.
Кириллин Д.В. Прозаик, драматург, киносценарист, переводчик// Лев Габышев/ [сост. Л. Л. Габышева. Якутск: Сахаполиграфиздат, 2005. С. 37-42.
2.
Архив УФСБ РФ по РС (Я), ф.2, д 2263-р, т.1.
3.
Попова И.Г. Сквозь призму времени: жизнь и творчество Льва Габышева // Лев Габышев. Писатель. Переводчик. Кинодраматург : биобиблиографический указатель : [сост. : А. Е. Пшенникова, Н. Я. Дехтяр ; ред. Л. Л. Габышева]. Якутск, 2000. С. 6-20.
4.
Габышев, Л. Л. Пьесалар, кэпсээннэр / Лев Львович Габышев. Якутскай, 1991.190 с.
5.
Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977. С. 255-270.
6.
Фролов Н.К. Функции антропонимов в художественном тексте. //Духовная культура Сибири. Тюмень. 1994. С. 157-164.
7.
Михайлов В.Н. О роли собственных имен в литературном творчестве (на материале антропонимов в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин») // Вопросы русской литературы. 1976. Львовский гос. ун-т. Вып.2 (28). С. 67-76.
8.
Никонов В. А. Имя и общество. М., 1974. С.278.
9.
Габышев Л., Зозуля И. Волки не дремлют. Повесть. Якутск: Ахсаан, 2005. 176 с.
10.
Пекарский Э.К. Словарь якутского языка: в 3-х т. Т. 2. Якутск, 1959. 1281-2508 стлб.
11.
Словарь русского языка в четырех томах (малый академический словарь). Т.2. М.: Госиздательство иностранных и национальных словарей, 1958. 1015 с.
12.
Алиева М.М. Структурно-семантические и функциональные особенности антропонимов в художественном тексте: На материале произведений М.А. Булгакова: Дис. … канд. филолог. наук. Махачкала, 2006. 170 с.
13.
Горбаневский М.В. Ономастика в художественной литературе: Филологические этюды. М.: Изд-во УДН, 1988. 88 с.
14.
Словарь русского языка в четырех томах (малый академический словарь). Т.1. М.: Госиздательство иностранных и национальных словарей, 1957. 964 с.
15.
Якутско-русский словарь. М.: Советская энциклопедия, 1972. 605 с.
16.
Кузьмина М. И. Имя собственное в художественной речи // Лингвистика и межкультурная коммуникация Выпуск №2(16), 2015. с. 70-76.
17.
Словарь русского языка в четырех томах (малый академический словарь). Т.4. М.: Госиздательство иностранных и национальных словарей, 1961. 1088 с.
18.
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 томах. Т. 1. М.: Наука, 1955. 699 с.
19.
Пекарский Э.К. Словарь якутского языка: в 3-х т. Т. 3. Якутск, 1959. – 2509-3858 стлб.
20.
Лихачев Д.С. Внутренний мир художественного произведения // Вопросы литературы, № 8, 1968. С. 74-87.
References (transliterated)
1.
Kirillin D.V. Prozaik, dramaturg, kinostsenarist, perevodchik// Lev Gabyshev/ [sost. L. L. Gabysheva. Yakutsk: Sakhapoligrafizdat, 2005. S. 37-42.
2.
Arkhiv UFSB RF po RS (Ya), f.2, d 2263-r, t.1.
3.
Popova I.G. Skvoz' prizmu vremeni: zhizn' i tvorchestvo L'va Gabysheva // Lev Gabyshev. Pisatel'. Perevodchik. Kinodramaturg : biobibliograficheskii ukazatel' : [sost. : A. E. Pshennikova, N. Ya. Dekhtyar ; red. L. L. Gabysheva]. Yakutsk, 2000. S. 6-20.
4.
Gabyshev, L. L. P'esalar, kepseenner / Lev L'vovich Gabyshev. Yakutskai, 1991.190 s.
5.
Tynyanov Yu. N. Poetika. Istoriya literatury. Kino. M., 1977. S. 255-270.
6.
Frolov N.K. Funktsii antroponimov v khudozhestvennom tekste. //Dukhovnaya kul'tura Sibiri. Tyumen'. 1994. S. 157-164.
7.
Mikhailov V.N. O roli sobstvennykh imen v literaturnom tvorchestve (na materiale antroponimov v romane A.S.Pushkina «Evgenii Onegin») // Voprosy russkoi literatury. 1976. L'vovskii gos. un-t. Vyp.2 (28). S. 67-76.
8.
Nikonov V. A. Imya i obshchestvo. M., 1974. S.278.
9.
Gabyshev L., Zozulya I. Volki ne dremlyut. Povest'. Yakutsk: Akhsaan, 2005. 176 s.
10.
Pekarskii E.K. Slovar' yakutskogo yazyka: v 3-kh t. T. 2. Yakutsk, 1959. 1281-2508 stlb.
11.
Slovar' russkogo yazyka v chetyrekh tomakh (malyi akademicheskii slovar'). T.2. M.: Gosizdatel'stvo inostrannykh i natsional'nykh slovarei, 1958. 1015 s.
12.
Alieva M.M. Strukturno-semanticheskie i funktsional'nye osobennosti antroponimov v khudozhestvennom tekste: Na materiale proizvedenii M.A. Bulgakova: Dis. … kand. filolog. nauk. Makhachkala, 2006. 170 s.
13.
Gorbanevskii M.V. Onomastika v khudozhestvennoi literature: Filologicheskie etyudy. M.: Izd-vo UDN, 1988. 88 s.
14.
Slovar' russkogo yazyka v chetyrekh tomakh (malyi akademicheskii slovar'). T.1. M.: Gosizdatel'stvo inostrannykh i natsional'nykh slovarei, 1957. 964 s.
15.
Yakutsko-russkii slovar'. M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1972. 605 s.
16.
Kuz'mina M. I. Imya sobstvennoe v khudozhestvennoi rechi // Lingvistika i mezhkul'turnaya kommunikatsiya Vypusk №2(16), 2015. s. 70-76.
17.
Slovar' russkogo yazyka v chetyrekh tomakh (malyi akademicheskii slovar'). T.4. M.: Gosizdatel'stvo inostrannykh i natsional'nykh slovarei, 1961. 1088 s.
18.
Dal' V. Tolkovyi slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka: V 4 tomakh. T. 1. M.: Nauka, 1955. 699 s.
19.
Pekarskii E.K. Slovar' yakutskogo yazyka: v 3-kh t. T. 3. Yakutsk, 1959. – 2509-3858 stlb.
20.
Likhachev D.S. Vnutrennii mir khudozhestvennogo proizvedeniya // Voprosy literatury, № 8, 1968. S. 74-87.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В качестве объекта исследования автором статьи выбран неожиданный и новый литературный материал, ранее не привлекавший внимание ученых, - повесть Л. Габышева и И. Зозули «Волки не дремлют», и найден интересный и убедительный ракурс научного анализа – семантика имен героев повести. Статья имеет продуманную структуру, в ней выделено три раздела, в каждом из которых последовательно раскрывается заявленная тема – семантика и функция имен в повести. Такая организация научного повествования облегчает восприятие материала и более емко, концентрированно представляет основные идеи автора. Прежде всего он раскрывает историю создания и публикации повести «Волки не дремлют», сообщает краткие сведения о ее создателях, указывает на национальный элемент в повести. Этот последний момент важен, так как автор в основной части статьи покажет, что имена героев повести «характеризуются региональной и национальной спецификой», и не раз подтвердит данное наблюдение анализом внутренней формы имени, изучением его этимологии. В основной части исследования подробно рассматривается семантика имен героев произведения, которые, как показывает автор, являются «говорящими» и выстраиваются в определенную систему. В ее основе лежит сюжет охоты. Все имена героев так или иначе оказываются с ним связанными, что иллюстрируется конкретными примерами. В ходе анализа показана многоплановость литературных онимов в повести «Волки не дремлют», в большинстве из них выявлено несколько смыслов. С одной стороны, имя, как было сказано выше, связано с сюжетом охоты, но вместе с тем именования героев имеют глубинную психологическую мотивацию, что показано на примере имен Черенкова, Слепцовой и др. При этом приращение смысла происходит в повести постепенно, по мере развития действия. Так выделяются основные функции онимов в повести: характерологическая, смыслопорождающая, игровая и др. На конкретных примерах показано, как имена становятся полифункциональными знаками и отражают внутренний мир произведения. Достоинством статьи является сочетание методов и инструментария литературоведения и лингвистики. Так, например, органично смотрятся в статье экскурсы в этимологию имен, привлечение данных якутского языка и др. Список литературы обширен. Он включает работы по художественной ономастике, словари, исследования творчества Л. Габышева. Отсылки к классическим трудам Ю.Н. Тынянова, Д.С. Лихачева, В.А. Никонова усиливают достоверность выводов, придают эмпирическим наблюдениям теоретические обоснования. Однако список литературы нуждается в технической правке (не везде указаны издательства (п. 4, 5, 8); в п. 20 в описании журнала запятые нужно заменить на точки; в п. 16 нет точки после названия издания; в п. 6 нужно убрать точку перед //) Материалы исследования важны для специалистов-филологов: они могут быть использованы в учебном процессе, при составлении словарей и справочников, в исследованиях по художественной ономастике. Статья «Антропонимическое пространство повести «Волки не дремлют» Л. Габышева, И. Зозули: семантика и функции имени» может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"