Статья 'Инвективы как приём речевого воздействия в песенном дискурсе (на примере композиций конкурса «Евровидение»)' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Инвективы как приём речевого воздействия в песенном дискурсе (на примере композиций конкурса «Евровидение»)

Князьков Дмитрий Александрович

аспирант, кафедра Теоретической и прикладной лингвистики, Московский государственный областной университет

105082, Россия, Московская область, г. Москва, пер. Переведеновский, 5/7, корп. 4, стр. 6

Knyazkov Dmitry Aleksandrovich

Postgraduate student, the department of Theoretical and Applied Linguistics, Moscow Region State University

105082, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, per. Perevedenovskii, 5/7, korp. 4, str. 6

mityabauer13@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.8.33536

Дата направления статьи в редакцию:

25-07-2020


Дата публикации:

18-08-2020


Аннотация.

Предметом исследования являются грубые слова и выражения (инвективы), запрещённые правилами международного музыкального конкурса песни «Евровидение». Целью данной работы является обоснование роли обсценной лексики как приёма речевого воздействия в песенном дискурсе конкурса Евровидение. Табуированные слова и выражения представляют собой обширный пласт лексических единиц для исследований в современной лингвистической науке на материале различных речевых произведений. В ходе данного исследования были использованы различные объективные методы: наблюдение, обобщение, описание, интерпретация результатов, лексико-стилистический, функционально-прагматический и дискурсивный анализ. В работе на материале песенных текстов конкурса Евровидение XXI века, попавших в «Топ-10» зрительского голосования, были зафиксированы и выявлены речевые произведения, в которых содержатся инвективы.        Научная новизна исследования заключается в том, что впервые проводится анализ песенных текстов, в которых были зафиксированы запрещённые правилами конкурса Евровидение лексические единицы бранных слов и выражений. В результате анализа было выявлено, что в композициях мультимодального дискурса представлены различные инвективы в вербальном компоненте. Авторы конкурсных песен Евровидения применяют различные приёмы речевого воздействия, чтобы повлиять на ход голосования в прямом эфире и обеспечить своей композиции достойное место в финале мероприятия. Это непосредственно связано с увеличением стран-участниц конкурса, поэтому структура и содержание вербального компонента музыкально-поэтического произведения Евровидения в XXI веке играет важную роль. Несмотря на запрет использования табуированной лексики в песенных текстах правилами конкурса, удалось зафиксировать определённые нарушения в композициях на английском и итальянском языках. В статье также делается вывод о том, что инвективы в песенном дискурсе конкурса являются эффетивными приёмами речевого воздействия, усиливающие суггестивную семантику речевого акта, так как все композиции попали в «Топ-10» зрительского голосования.

Ключевые слова: инвективы, обсценная лексика, табуированная лексика, речевое воздействие, приёмы речевого воздействия, песенный дискурс, мультимодальный дискурс, песня, Евровидение, суггестивная семантика текста

Abstract.

The subject of this research is the abusive language (invectives) prohibited by the rules of the International Song Contest “Eurovision”. The goal consists in substantiating the role of obscene language as a linguistic manipulation in song discourse of “Eurovision” contest. The tabooed words and expressions represent a wide array of lexical units for research by modern linguistic science based on the materials of various voice compositions. Using the lyrics of songs that participated in “Eurovision” and made top 10 chart, the author determined those that contain invectives. The scientific novelty consists in the first ever analysis of song lyrics that contained the lexical units of abusive language prohibited by the rules of “Eurovision”. It was determined that the compositions of multimodal discourse contain various invectives in verbal component. The authors of songs for “Eurovision” apply different linguistic manipulations to influence the live voting and ensure a spot in the finals for their composition. This is directly related to increase in the number of participating countries; therefore, the structure and content of verbal component of a musical-poetic composition of Eurovision plays an important role. Despite the prohibition by rules of the context to use tabooed lexicon in song lyrics, the author was able to identify certain violations in the English-language and Italian-language compositions. The conclusion is made that invectives in the song discourse are effective linguistic manipulations that enhance suggestive semantics of speech act, since all compositions made it to the top 10.

Keywords:

song discourse, methods of speech influence, speech influence, taboo vocabulary, obscene vocabulary, invectives, multimodal discourse, song, Eurovision, suggestive semantics of the text

Современный песенный дискурс представляет собой вариант сложного мультимодального дискурса, в котором реализуется единство вербальной и музыкальной составляющих. В песенных текстах чаще всего отсутствует развёрнутый сюжет, поэтому важную роль в образовании целостности композиции играют лексико-стилистическая организация и структура стиха. Как утверждает В.Е. Чернявская: «Песенный дискурс – это конкретное коммуникативное событие, которое фиксируется в письменном виде (запись текстов на обложках пластинок) и в устной речи (фольклорные композиции) и осуществляется в определённом когнитивном и типологически обусловленном коммуникативном пространстве (исполнение в быту или на концерте)» [15]; «это совокупность тематически соотнесённых текстов» [15].

В лингвистике в последнее время возрос интерес к изучению речевых произведений, содержащих не только вербальный компонент, но и музыкальное сопровождение [1; 5; 6; 7; 10, 12, 16]. Песенный дискурс является мощным и влиятельным ресурсом производства и воспроизводства ключевых культурных ценностей, его исследование способствует глубокому раскрытию различных аспектов взаимодействия языка и общества» [3, с. 157]. Песенная культура занимает в жизни человека особое место, ведь слово, положенное на музыку, обладает особой суггестией [7, с. 23]. Так, песенный текст является объектом исследования в теории речевого воздействия. И.А. Стернин рассматривает речевое воздействие не только как осознанное, целенаправленное воздействие на другого человека или группу лиц при помощи речи и сопровождающих её невербальных средств для достижения поставленной говорящим цели, но и как науку об эффективном общении [13]. Стоит также отметить, что учёный разделяет два основных аспекта речевого воздействия:

1) вербальный – воздействие при помощи слов.

Основными приёмами являются языковые средства, от выбора которых зависит успешность коммуникативного акта.

2) невербальный – воздействие при помощи несловесных средств.

К таким инструментам можно отнести семиотические компоненты: жесты, мимика, поведение адресанты во время коммуникативного акта, внешность, дистанция [13]. Упомянутые выше основные аспекты речевого воздействия тесно взаимодействуют друг с другом именно в современном песенном дискурсе.

У каждого поколения свои кумиры в мире эстрадной песни, и то, какие смыслы ими транслируются, определяет не только музыкально-вкусовую «планку» личности, но и мировоззренческую [7, с. 23]. Большой выбор предложенных песен разных музыкальных жанров создаёт некую конкуренцию среди авторов композиций: возникает «борьба» за внимание слушателя. Текст прорабатывается с учётом вербальных и невербальных параметров: тематика, структура произведения, употребление фонетических, лексико-стилистических средств выразительности, а также образа самого исполнителя. Песенный текст – это не уровень высокой художественной поэзии, так как он рассчитан на широкий круг публики [10, с. 415]. Поэтому в таких произведениях можно найти особые лексические характеристики, которые в определённом коммуникативном пространстве заведомо запрещены.

Так, употребление инвектив в песенных текстах конкурса Евровидение запрещено правилами конкурса [21]. Инвективу в современной лингвистике определяют как вид высказывания, выступление против кого-то, содержащее обвинения, оскорбления, резкие выпады, а также грубую брань, бранные (нецензурные) слова и выражения [8, с. 119]. Обсценная лексика имеет агрессивный характер, поскольку в ней реализуется намерение говорящего причинить адресату «вред» [9, с. 158]. В ходе нашего анализа были выявлены речевые произведения «Топ-10» зрительского голосования конкурса Евровидение XXI века, где прослеживаются случаи употребления табуированной лексики. Авторы конкурсных песенных текстов могут использовать различные приёмы речевого воздействия, чтобы слушатели обратили внимание именно на их композицию, так как с 2001 года увеличилось количество стран-участниц (более 40) [18]. В статье Л.Г. Егоровой представлены приёмы воздействия в масс-медиа на лексическом уровне, так как они составляют, по мнению автора, наиболее обширную область влияния [2, с. 23]. Бесспорно, лексические средства способны усиливать суггестивную семантику текста. Несмотря на правила конкурса Евровидение, запрещающие использовать табуированную лексику, авторы конкурсных композиций всё же применяют в тексте грубые слова и выражения, которые имеют эксплицитные и имплицитные значения.

В 2007 г. песенный текст исполнителей от России имел несколько выражений, в которых зафиксированы инвективы. Адаптивное действие сексуально-вербальных компонентов [3] в произведении “Song number one” способствовало закреплению образа участниц коллектива: “I'll get you to my bad ass spinning for you” [17]. В данном речевом акте выражение “bad ass”, в котором содержится инвектива, способно выполнять функцию эмоциональной разрядки. Она воздействует на адресатов, оживляет чувства и настрой. В приведённом речевом акте инвектива помогает закрепить образ «сексапильного женского коллектива» на музыкальном конкурсе Европы. Кроме того, в данном песенном тексте также употреблено бранное слово, которое демонстрирует социальную иерархию, используя ругательство: “I've got my bitches standing up next to me” [17]. В приведённом речевом акте адресант ссылается на других девушек в группе. Инвектива “bitches ” в песенном тексте может быть употреблена в нескольких значениях: 1 «кто-то, кто будет делать всё, что вы скажете, потому что у вас есть полный контроль над ним»; 2 «с юмором между друзьями (номинация подруг)» [19]. Вокалистка женского коллектива с помощью инвективы называет остальных участниц «с**ками», закрепляя их образ перед адресатами. Другой речевой акт имеет имплицитное выражение: “ Put your cherry on my cake / And taste my cherry pie ”. Выделенное выражение в данном контексте подразумевает «женский половой орган» [24]. Тематическая направленность песенного текста “Song number one” эксплицитно выражает сексуальное поведение, которое создаётся благодаря определённым словам, выражениям, инвективам и средствам выразительности, поддерживая атмосферу сексуальной тематической направленности песенного дискурса. Организаторы допустили к участию в конкурсе композицию “Song number one”, содержащую инвективы. Такая ситуация демонстрирует некий рекламный ход со стороны организаторов «Евровидения» с целью создать ажиотаж у поклонников шоу. Произведение “Song number one” в финале конкурса получило 3-е место по результатам зрительского голосования в финале [17].

Для привлечения внимания слушателей к композиции “Song number one” песенный текст был переведён на русский язык уже после конкурса. Таким образом, новая версия произведения раскрывала замысел авторов. Некоторые речевые акты заслуживают отдельного внимания: «Эта нежная любовь, похожая на Е...» [23]. В данном примере авторы использовали неполную инвективу, которая легко восстанавливается. Буква «Е» в приведённом речевом акте может означать любую бранную словоформу имени существительного: «е*ля», «е*отня», «поЕ*ень», «поЕ*отина» и т.д. В рефрене можно проследить употребление ещё одной инвективы в композиции: «Но попадает в кровь / Ля-мука любовь / (Б*я, с*ка-любовь [23]. Во втором примере речевых актов песенного текста очевидно намеренное опущение в бранном слове буквы «Б». Выражение, обозначенное в скобках, звучит на заднем фоне в рефрене композиции, чтобы акцентировать внимание на фразе «ля-мука». По-видимому, у слушателей был спрос на русскоязычную версию, поэтому авторы текста намеренно использовали инвективы в песенном тексте. Употребление бранной лексики способствует воздействию на адресата. Стоит отметить, что русскоязычная версия песни транслировалась по радио без обсценных слов. Тем не менее, инвективы, содержащие сексуальную семантику, олицетворяют в песенном тексте то, что противопоставлено повседневности. Бранная лексика, в таком случае, воздействует на адресата, побуждает проговаривать и запоминать фразы, в которых употреблены обсценные выражения. Кроме того, наше общество, по мнению М. Фуко, несет на себе эмблему говорящего секса [14]. Инвективы способны лучшим способом передать эмоции и чувства для раскрытия этой темы.

Существуют и другие примеры использования бранной лексики в песенных текстах, которые перед конкурсом были заменены авторами иными выражениями. В песенном тексте исполнителя от Швеции 2017 г. первоначальный вариант содержал бранное выражение: “When you look this f*cking beautiful” [21]. Вскоре авторы заменили его на фонетически идентичное слово “freaking”. Семантическое значение “freaking” выражает гнев к предмету, признаку или действию [19]. Фоносемантическая организация слов остаётся практически идентичной “f*cking” – “freaking”. Очевидно, что до конкурса поклонники прослушивают композицию, поэтому инвектива в приведённом примере запоминается и воспроизводится, несмотря на то, что её в конечном итоге меняют на нейтральное слово. Это может быть одной из тактик в применении приёмов речевого воздействия. Бранные слова способствуют эмоциональной разрядке, поэтому в этом случае замена слова в песенном тексте “I can t go on ” играет положительную роль. Шведская композиция по результатам зрительского голосования заняла 8-е место [17].

Аналогичную ситуацию с заменой бранной лексики авторами в песенном тексте можно наблюдать в композиции Чехии 2018 г. В ходе анализа были выявлены инвективы, которые звучат в официальном клипе. Авторы текста также использовали бранные слова, но перед конкурсом заменили их нейтральными выражениями: “But steady lenty motherf*ckers wanna eat my spaghetti” [20]. В период проведения Евровидения изменённый текст выглядел следующим образом: “But steady plenty these greedies wanna eat my spaghetti” [17]. В лексическом варианте “these greedies ” не сохранена фонетическая сторона выражения. Во втором куплете первоначальной версии песенного текста можно встретить ещё несколько бранных выражений: “Quit sweet talking me now baby I don't give a f* c k / You should have thought about me before you fu*ked him at the club” [20]. Устойчивое выражение “I don’t give a f*ck ” демонстрирует не только безразличие исполнителя, но и речевую агрессию. Кроме того, глагол “f* c k ” во втором речевом акте передаёт свойство театрализации сексуальных действий. В новой конкурсной версии приведённые выше примеры заменены другими выражениями: “Quit sweet talking me now baby I don't give a damn / You should have thought about me back when I was your man” [17]. В первом анализируемом речевом акте есть слово “damn ” («проявление злости, негодования») [19]. Во втором выражении меняется семантика: автор текста должен был сохранить рифму в куплете “damnman ”. Чешская композиция заняла 4-е место по результатам зрительского голосования [17].

В песне-победительнице 2018 г. (Израиль) очевиден имплицитный подтекст, выраженный междометием: baka - mhm - bakabakabaka - mhm boy [17]. В приведённой конструкции обращает на себя слово “baka ”, которое в японском языке имеет значение «дурак, глупый» (“ばか”) [4]. В тексте песни с помощью междометия и существительного “boy ” образуется эпитет «глупый мальчик», который можно обнаружить в рефрене композиции на английском языке “stupid boy ”. Выступление участника конкурса в японском кимоно [17] подтверждает, что междометие “baka” имеет отсылку к восточной культуре: совокупность вербального и невербального компонентов усиливает эффект воздействия на зрителя. Кроме того, в тексте песни использовано ещё одно выражение: “Dancing with my dolls on the motha-bucka be at [17]. Выделенное выражение в приведённой фразе созвучно с бранным словом “motherf * cker ”. Рассматриваемый нами пример демонстрирует имплицитное употребление инвективы как приём речевого воздействия в песенном дискурсе. Произведение “Toy” в финале конкурса по результатам зрительского голосования получило 1-е место [17].

В итальянской песне 2019 г. в рефрене композиции присутствует повтор обсценного слова в его основном значении “f ò tt ere ” («пох*р, поеб*ть») [11] для усиления выразительности и акцентирования внимания: “Dimmi se ti manco o te ne fotti, fotti [17]. В приведённом примере глагол “f ò ttere ” (“fotti ”) можно использовать в нейтральном значении просторечия «надуть, провести» [11], так как у слова есть семантическая вариативность значения. В тексте песни представителей Италии такое выражение не нарушает правила конкурса. Кроме того, носителями других языков такого рода инвектива и вовсе может не восприниматься, поэтому фраза, приведённая выше, может создавать только цельную структуру рефрена, благодаря которой образуется рифма. Организаторы конкурса допустили до участия в шоу претендента от Италии, в тексте песни которого глагол “f ò tt ere ” может восприниматься как вульгарный, так и просторечный. Итальянская композиция заняла 3-е место по результатам зрительского голосования [17].

Инвективы (бранная и обсценная лексика) в песенном дискурсе – частое явление, которое берёт своё начало ещё в фольклорном творчестве (матерные частушки). Суггестивная сила табуированной лексики реализуется и в современном мультимодальном дискурсе конкурса Евровидение в эксплицитной и имплицитной формах. Таким образом, инвективы в песенном дискурсе являются эффективными приёмами речевого воздействия, которые усиливают суггестивную семантику речевого акта. Вопреки правилам конкурса, запрещающим употребление бранных слов и выражений, претенденты от России (2007 г.) и Италии (2019 г.) были допущены к участию в шоу. Авторы песенных текстов Швеции (2017 г.) и Чехии (2018 г.) использовали в релизе произведений инвективы, а в официальной версии заменили их синонимичными и нейтральными выражениями. В победной композиции Израиля 2018 г. употреблены имплицитные формы бранных слов и выражений. Важно отметить, что все песенные тексты, рассмотренные в статье, были высоко оценены зрителями в результате голосования во время финала шоу. Вербальный компонент в виде инвективы как лексического приёма речевого воздействия в песенном дискурсе способен повлиять на адресата, затронуть его чувства, а также создать психологическое напряжение или разрядку.

Библиография
1.
Дуняшева Л.Г. Концепт «свобода» в афроамериканском песенном дискурсе // Учёные записки Казанского университета. Серия: гуманитарные науки, 2011. №6. С. 157-165.
2.
Егорова Л.Г. Приемы речевого воздействия в современном региональном медиадискурсе // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова. Вып. 43. Н. Новгород: НГЛУ, 2018. С.30-38.
3.
Жельвис В.И. «Грубость»: проблемы классификации лексики // Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингво-методический аспект): Международная научно-практическая конференция, посвящённая юбилею д.ф.н., проф. А.М. Мелерович. Москва-Кострома, 2008. С.71-76.
4.
Зарубин С.Ф., Рожецкин А.М. Большой русско-японский словарь. М.: Рус. яз. 1988. P. 896.
5.
Князьков Д.А. Имплицитная информация песенного текста (на примере композиции “Non mi avete fatto niente”) // Вестник Московского государственного областного университета (электронный журнал). 2019. No 4. URL: www.evestnik-mgou.ru
6.
Князьков Д.А. Лингвистическая экспертиза песенных текстов (на примере композиции «1944») // Большое евразийской партнёрство: лингвистические, политические и педагогические аспекты: сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, Москва, 15 декабря 2017 г. / по ред. И.Ф. Беляевой, Е.П. Савченко. М.: ИИУ МГОУ, 2018. С.330-338.
7.
Коноплёва Е.А. Тексты популярных песен как регулятор ценностных ориентиров детей-подростков // Южно-уральский музыкальных альманах. 2019. №3. С.23-28.
8.
Кораева И.Э. Реализация инвективы в осетинском языке // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2011. №13. С.118-123.
9.
Маркина Л.В. Бранные формулы как средство выражения вербальной агрессии в диалектной коммуникации // Известия ВГПУ. 2019. №7 (140). С. 157-162.
10.
Мокрова Н.И. Звуковая организация песенного текста (на примере текстов кёльнской диалектной песни) // Вестник ИрГТУ. 2015. №4 (99). С. 415-419.
11.
Русско-итальянский словарь / Мультитран [Электронный ресурс]. URL: https://www.multitran.com/m.exe?l1=2&l2=23&s=fottere (дата обращения: 20.07.2020).
12.
Сабурова Н.А., Еремеева Д.В. Способы выражения эмоционального состояния лирического героя в песенном дискурсе и их передача при переводе (на материале песен Тейлор Свифт) // Academy.2019. №6 (45). С.49-52.
13.
Стернин И.А. Введение в речевое воздействие [Текст] / И.А. Стернин. Воронеж, Полиграф, 2001. 252 с.
14.
Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. Пер. с франц. М., Касталь, 1996. 448 с.
15.
Чернявская В.Е. Лингвистика текста. Лингвистика дискурса. М.: Флинта: наука, 2013. 208 с.
16.
Юкина Е.Ю. Семантико-стилистические особенности текстов английских и русских песен периода Второй мировой войны // Вестник Московского государственного областного университета (электронный журнал). 2019. №2. С.194-205.
17.
Eurovision Song Contest [Электронный ресурс] // URL: https://eurovision.tv/ (дата обращения: 28.05.2020)
18.
History by country / Eurovision Song Contest [Электронный ресурс] // URL: https://eurovision.tv/countries (дата обращения: 27.05.2020)
19.
Longman Dictionary of Contemporary English. Printed in Great Britain by Clays LTD, Bungay, Suffolk. 1995. P. 118
20.
Mikolas Josef-Lie to Me (Official Music Video) [Электронный ресурс] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=DLGfxc3eTNw (дата обращения 16.11.2019)
21.
Robin Bengtsson-I Can´t Go On (Official Music Video) [Электронный ресурс] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=ipz4GF13gaw (дата обращения: 16.06.2020)
22.
Rules / Eurovision Song Contest [Электронный ресурс] // URL: https://eurovision.tv/about/rules/ (дата обращения: 20.06.2020)
23.
Serebro-Бл*ди [Электронный ресурс] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=8XaiBW9kgVQ (дата обращения: 14.06.2020)
24.
Urban Dictionary [Электронный ресурс] // URL: https://www.urbandictionary.com (дата обращения: 11.06.2020)
References (transliterated)
1.
Dunyasheva L.G. Kontsept «svoboda» v afroamerikanskom pesennom diskurse // Uchenye zapiski Kazanskogo universiteta. Seriya: gumanitarnye nauki, 2011. №6. S. 157-165.
2.
Egorova L.G. Priemy rechevogo vozdeistviya v sovremennom regional'nom mediadiskurse // Vestnik Nizhegorodskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta im. N.A. Dobrolyubova. Vyp. 43. N. Novgorod: NGLU, 2018. S.30-38.
3.
Zhel'vis V.I. «Grubost'»: problemy klassifikatsii leksiki // Frazeologizm i slovo v natsional'no-kul'turnom diskurse (lingvisticheskii i lingvo-metodicheskii aspekt): Mezhdunarodnaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya, posvyashchennaya yubileyu d.f.n., prof. A.M. Melerovich. Moskva-Kostroma, 2008. S.71-76.
4.
Zarubin S.F., Rozhetskin A.M. Bol'shoi russko-yaponskii slovar'. M.: Rus. yaz. 1988. P. 896.
5.
Knyaz'kov D.A. Implitsitnaya informatsiya pesennogo teksta (na primere kompozitsii “Non mi avete fatto niente”) // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta (elektronnyi zhurnal). 2019. No 4. URL: www.evestnik-mgou.ru
6.
Knyaz'kov D.A. Lingvisticheskaya ekspertiza pesennykh tekstov (na primere kompozitsii «1944») // Bol'shoe evraziiskoi partnerstvo: lingvisticheskie, politicheskie i pedagogicheskie aspekty: sbornik statei po materialam Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Moskva, 15 dekabrya 2017 g. / po red. I.F. Belyaevoi, E.P. Savchenko. M.: IIU MGOU, 2018. S.330-338.
7.
Konopleva E.A. Teksty populyarnykh pesen kak regulyator tsennostnykh orientirov detei-podrostkov // Yuzhno-ural'skii muzykal'nykh al'manakh. 2019. №3. S.23-28.
8.
Koraeva I.E. Realizatsiya invektivy v osetinskom yazyke // Aktual'nye problemy filologii i pedagogicheskoi lingvistiki. 2011. №13. S.118-123.
9.
Markina L.V. Brannye formuly kak sredstvo vyrazheniya verbal'noi agressii v dialektnoi kommunikatsii // Izvestiya VGPU. 2019. №7 (140). S. 157-162.
10.
Mokrova N.I. Zvukovaya organizatsiya pesennogo teksta (na primere tekstov kel'nskoi dialektnoi pesni) // Vestnik IrGTU. 2015. №4 (99). S. 415-419.
11.
Russko-ital'yanskii slovar' / Mul'titran [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.multitran.com/m.exe?l1=2&l2=23&s=fottere (data obrashcheniya: 20.07.2020).
12.
Saburova N.A., Eremeeva D.V. Sposoby vyrazheniya emotsional'nogo sostoyaniya liricheskogo geroya v pesennom diskurse i ikh peredacha pri perevode (na materiale pesen Teilor Svift) // Academy.2019. №6 (45). S.49-52.
13.
Sternin I.A. Vvedenie v rechevoe vozdeistvie [Tekst] / I.A. Sternin. Voronezh, Poligraf, 2001. 252 s.
14.
Fuko M. Volya k istine: po tu storonu znaniya, vlasti i seksual'nosti. Raboty raznykh let. Per. s frants. M., Kastal', 1996. 448 s.
15.
Chernyavskaya V.E. Lingvistika teksta. Lingvistika diskursa. M.: Flinta: nauka, 2013. 208 s.
16.
Yukina E.Yu. Semantiko-stilisticheskie osobennosti tekstov angliiskikh i russkikh pesen perioda Vtoroi mirovoi voiny // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta (elektronnyi zhurnal). 2019. №2. S.194-205.
17.
Eurovision Song Contest [Elektronnyi resurs] // URL: https://eurovision.tv/ (data obrashcheniya: 28.05.2020)
18.
History by country / Eurovision Song Contest [Elektronnyi resurs] // URL: https://eurovision.tv/countries (data obrashcheniya: 27.05.2020)
19.
Longman Dictionary of Contemporary English. Printed in Great Britain by Clays LTD, Bungay, Suffolk. 1995. P. 118
20.
Mikolas Josef-Lie to Me (Official Music Video) [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=DLGfxc3eTNw (data obrashcheniya 16.11.2019)
21.
Robin Bengtsson-I Can´t Go On (Official Music Video) [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=ipz4GF13gaw (data obrashcheniya: 16.06.2020)
22.
Rules / Eurovision Song Contest [Elektronnyi resurs] // URL: https://eurovision.tv/about/rules/ (data obrashcheniya: 20.06.2020)
23.
Serebro-Bl*di [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=8XaiBW9kgVQ (data obrashcheniya: 14.06.2020)
24.
Urban Dictionary [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.urbandictionary.com (data obrashcheniya: 11.06.2020)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В работе осуществлена попытка анализа современного песенного дискурса на примере Евровидения. На мой взгляд, предмет исследования интересен, а сам текст статьи и высказанная позиция относительно данной темы актуальна и нова. Автор отмечает, что «современный песенный дискурс представляет собой вариант сложного мультимодального дискурса, в котором реализуется единство вербальной и музыкальной составляющих», ибо «в песенных текстах чаще всего отсутствует развёрнутый сюжет, поэтому важную роль в образовании целостности композиции играют лексико-стилистическая организация и структура стиха». Стоит принять во внимание обозначенную логику утверждений, так как современная песенная индустрия налицо обладает этим показателем и конкурс Евровидения яркий тому пример. В начале работы даются т.н. информационные справки о сути «песенного дискурса», о «статусе изучения речевых произведений», о роли «песенной культуры» вообще. При этом материал носит не только собственно эмпирический характер, он подкреплен ссылками на работы И.А. Стернина, В.Е. Чернявской и других исследователей. По своей сути статья ориентирована на компилятивное обобщение имеющихся фактов, об этом говорит объем библиографического блока. Целевая составляющая работы достигается за счет того, что автор точечно, детально анализирует инвективы как приём речевого воздействия. Вариант оценки бранной, обсценной лексики идет в строгих научных рамках. Выборка материала, языковой срез сделан более чем за десять лет реализации проекта Евровидения. Данный показатель объективен, ссылки на источники даются в полной разверстке. Привлекают в работе промежуточные выводы; в них отмечается, что инвективы используются для «привлечения внимания», «воздействия на адресата», «передачи эмоций», «эмоциональной разрядки», «передачи речевой агрессии» и т.д. Основной статус инвективы, следовательно, обозначен и проанализирован. Методология исследования не противоречии современным научным тенденциям, практика анализа, на мой взгляд, применяется в полном соответствии с задачами работы. В финале автор отмечает, что «инвективы (бранная и обсценная лексика) в песенном дискурсе – частое явление, которое берёт своё начало ещё в фольклорном творчестве (матерные частушки). Суггестивная сила табуированной лексики реализуется и в современном мультимодальном дискурсе конкурса Евровидение в эксплицитной и имплицитной формах», «инвективы в песенном дискурсе являются эффективными приёмами речевого воздействия, которые усиливают суггестивную семантику речевого акта». Научная новизна статьи в мало изученном явлении инвективы на примере основного музыкального конкурса Европы. Хотя исследование этого вопроса может быть продолжено в более расширительном ключе. Стиль сочинения собственно научный, структура работы выдержана в номинации требований издания. Содержание соответствует заголовку и основным исследовательским ориентирам. Считаю, что работа будет интересна довольно широкой читательской аудитории. Автор внимателен к своим оппонентам, правда, диалог с ними имеет несколько комплиментарный характер, строгость «оценки» могла быть высказана «агрессивнее». Основные требования по оформлению текста учтены, какой-либо правки не требуется. Статья «Инвективы как приём речевого воздействия в песенном дискурсе (на примере композиций конкурса «Евровидение»)» может быть рекомендована к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"