Статья 'Слово «персонаж»: развитие семантики и современное функционирование в русском языке' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Слово «персонаж»: развитие семантики и современное функционирование в русском языке

Игнатов Иван Александрович

кандидат филологических наук

доцент кафедры управления документационно-информационными и социально-политическими процессами Коми республиканской академии государственной службы и управления

167982, Россия, республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 11

Ignatov Ivan Aleksandrovich

PhD in Philology

Associate Professor of the Department of Managing Documentary Information and Socio-Political Processes at Komi Republic Academy of State Service and Management

167982, Russia, respublika Komi, g. Syktyvkar, ul. Kommunisticheskaya, 11

ivan.al.ignatov@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0749.2019.3.30069

Дата направления статьи в редакцию:

16-06-2019


Дата публикации:

23-06-2019


Аннотация.

Представлен анализ семантики слова "персонаж", структурного компонента семантического поля ‘персональность’. Было показано, что слово "персонаж" вошло в состав русского литературного языка к концу XIX века. С начала ХХ века происходит стремительное развитие семантики этого слова, в том числе в области обозначения отдельного человека. Слово "персонаж" в настоящее время начинает активно взаимодействовать с другими словами, обозначающими человека как отдельное лицо (экземпляр, фигура) или человека с точки зрения его свойств и качеств (личность). Анализ производился посредством контекстуального и лексико-семантического методов на материале национального корпуса русского языка с привлечением данных словарей. Слово "персонаж" не становилось объектом специального рассмотрения при изучении семантического поля ‘персональность’, поскольку его значения, связанные с обозначением отдельного лица, по данным словарей русского языка, являются слабовыраженными. Однако, как показало исследование, в настоящее время данная лексема активно участвует в формировании семантического поля ‘персональность’ в русском языке, взаимодействуя с его компонентным составом.

Ключевые слова: семантика слова, лексико-семантические варианты, персонаж, семантическое поле, русский язык, словарный состав, человек, лексико-семантический метод, контекстуальный метод, расширение значения

Abstract.

In his article Ignatov analyzes the word 'personage' and structural component of the semantic field 'personality'. He demonstrates that the word 'personage' came into the Russian literary language by the end of the XIXth century. The beginning of the XXth century was marked with rapid development of this word semantics including the use of the word for denoting an individual. Lately the word 'personage' has been actively used in combination with other words that describe a person as an individual (human creature or figure) or a person from the point of view of his or her qualities and traits (personality). The author bases his analysis on the use of contextual and lexical-semantic research methods based on the material of the national corpus of the Russian language. The word 'personage' has never before become an object of special analysis in personality studies because the meanings of personage as an individual are not so often found in Russian dictionaries. However, the results of the research demonstrate that today this lexeme is actively used in the development of the semantic field 'personality' in Russian. 

Keywords:

human, vocabulary, Russian language, semantic field, personage, lexical-semantic variants, word semantics, lexical-semantic method, contextual method, meaning widening

Введение

При изучении семантического поля ‘персональность’ (далее – СП) большое внимание уделяется исследованию ядра, которое представлено 4-7 номинативами (человек, лицо, личность, особа – по данным Д. Вайс [1, С. 81]; человек, люди, лицо, личность, индивидуальность, персона, особа – по данным И.Б. Левонтиной [2, с. 585]), значительно меньшее – периферии (индивид , субъект , тип , фигура и некоторые другие). К настоящему времени семантическая структура и семантические трансформации лексических единиц, занимающих центральное место в СП ‘персональность’, во многом изучены [1-10; 11, с. 77-80, 201-205; 12,13], однако периферийные лексемы исследованы в основном фрагментарно [11, с. 435-438; 14-16]. Наблюдения показывают, что, например, лексема фигура , относящаяся к периферии СП ‘персональность’, активно используется в языке, вторгаясь в семантические области слов, входящих в ядро [15, с. 81]. По всей видимости, и другие компоненты периферии будут демонстрировать тесное взаимодействие с ядром и оказывать влияние на семантическое поле в целом. Изучение их семантики, таким образом, представляет интерес с точки зрения эволюции и современного состояния СП ‘персональность’ в русском языке. Необходимость исследования данного семантического поля, в свою очередь, обусловлена его центральным положением в структуре концепта ЧЕЛОВЕК, точное и полное описание которого является одной из основных задач современной антропоцентрической лингвистики.

В данной работе мы ставим целью исследование в русском литературном языке семантической эволюции слова персонаж , специальное изучение которого в отечественном языкознании не проводилось. В семантический объём данной лексемы входят значения, используемые для номинации отдельного человека, но не являющиеся основными, что позволяет нам включить её в состав периферийной зоны СП ‘персональность’.

Материал и методы

Исследование проводилось на материале толковых словарей русского языка (Словарь русского языка XI-XVII вв. (Сл. РЯ XI-XVII вв.) [17], Словарь русского языка XVIII века (Сл. РЯ XVIII в. ) [18], Словарь Академии Российской (САР) [19], Словарь церковнославянского и русского языка (СЦСРЯ 1847 г.) [20], Толковый словарь живого великорусского языка (Даль) [21], Толковый словарь русского языка в 4 т. под ред. Д.Н. Ушакова (СУ) [22], Словарь современного русского литературного языка в 17 т. (БАС) [23], Словарь современного русского языка в 4 т. под ред. А.П. Евгеньевой (МАС) [24], Словарь русского языка С. И. Ожегова под ред. Н. Ю. Шведовой (СО) [25], Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (СОШ) [26]), а также публицистических текстов XIX – XX вв. и текстов средств массовой информации XXI в. (преимущественно федеральных газет).

Обращение к публицистическим текстам обусловлено тем, что в них прежде всего находят отражения процессы, происходящие в обществе и, как следствие, – в языке, а тексты газет фиксируют такие изменения быстрее всего. Период функционирования лексемы персонаж был выбран в связи с тем, что, начиная с XVIII в., активно складываются представления об отдельном человеке и, следовательно, формируется СП ‘персональность’ [4, с. 287; 7, с. 306]. Письменные тексты извлекались преимущественно посредством обращения к Национальному корпусу русского языка (НКРЯ) [27]: публицистические подкорпусы XIX в. – 77 контекстов (23 контекста были собраны самостоятельно для обеспечения минимальной репрезентативной выборки в 100 единиц), XX в. – 1001; газетный подкорпус XXI в. – 1012. Подкорпус XVIII в. не имеет текстов с лексемой персонаж . Поскольку подкорпусы ХХ и XXI вв. содержат 1 596 и 10 197 контекстов соответственно, для отбора материала использовалась механическая выборка.

Анализ контекстов осуществлялся посредством применения лексико-сематического метода, а также контекстуального метода, позволяющего уточнять смысловые нюансы употребления лексемы и границы её семантической сочетаемости.

Результаты

Слово персонаж входит в русский язык, по-видимому, в XVIII веке – в Сл. РЯ XI-XVII вв. оно не фиксируется, но отмечается Сл. РЯ XVIII в. – и употребляется в значении ‘действующее лицо в художественном, драматическом произведении, в театральном представлении’ [18, С. 172] ограниченно, в профессиональной театральной сфере. Обозначение актёра, исполняющего роль Сл. РЯ XVIII в. относит к оттенку основного значения. Представление о функционировании данной лексемы в XIX в. по словарям получить затруднительно, поскольку САР, СЦСРЯ 1847 г., Даль не имеют словарных статей для этого слова, и мы вынуждены обращаться к СУ и БАС, захватывающих данный период бытования его в языке.

Картина развития слова персонаж по данным толковых словарей русского языка (СУ, БАС, МАС, СО, СОШ) не представляется целостной (см. табл. 1). Так, во всех словарях присутствует одно общее значение: ‘действующее лицо в произведении искусства’, при этом только БАС даёт обобщённую, широкую дефиницию, остальные словари ограничиваются узким значением действующего лица в художественном или даже драматическом, литературном произведении и лица как предмета жанровой живописи. Специальные пометы для этого значения в словарях современного русского языка отсутствуют (помета ‘литературное’ есть только в СУ), что говорит о перемещении слова из области книжной, профессиональной лексики в область общеупотребительную.

В двух словарях (БАС, СУ) отмечается переносное значение ‘человек, особа’ (в БАС более узкая дефиниция: ‘особа, личность’), которое сопровождается пометой ‘ироническое’, а БАС ставит также пометы ‘устаревшее’ и ‘шутливое’. Вопрос о том, каким образом развилось это переносное значение, используемое для иронического обозначения и человека как такового, и человека с высоким общественным положением, материал словарей решить не позволяет.

В целом, из таблицы видно, что слово персонаж употреблялось в двух разрозненных, мало связанных друг с другом значениях, из которых к настоящему моменту остаётся одно, определяемое узко: ‘действующее лицо в литературном произведении, в представлении, a также лицо как предмет жанровой живописи’; в современных словарях данная лексическая единица не имеет ни оттенков, ни фразеологического употребления.

Таблица 1.

Значения слова персонаж в словарях русского языка

(Арабской цифрой обозначен порядковый номер значения слова, знаком | – оттенок значения, знаком ◊ – устойчивые и фразеологизированные сочетания слов)

Значения лова

XVIII в.

XIX – 1 пол. XX вв.

XX в.

XXI в.

Сл. РЯ. XVIII в.

БАС

СУ

МАС

СО

СОШ

1

Действующее лицо в художественном, драматическом произведении, в театральном представлении

+ (театр.)

Действующее лицо в произведении искусства (обычно в драме,

романе)

+

Действующее лицо драматического или литературного произведения

+ (лит.)

Действующее лицо в художественном произведении

+

Действующее лицо в литературном произведении

+

Действующее лицо в литературном произведении, в представлении, a также лицо как предмет жанровой живописи

+

| Об актере, исполняющем какую-л. роль.

+

◊ Первые персонажи т.е. главные действующие лица.

+

2

Перен. Человек, особа.

+ (устар. и ирон. или шутл.)

Перен. Особа, личность

+ (ирон.)

Для того, чтобы проследить развитие семантики слова персонаж в литературном языке, обратимся к публицистическим текстам XIX-XX вв. и текстам СМИ начала XXI в.

XIX в.

В XIX в. (см. табл. 2) интересующая нас лексема встречается достаточно редко (100 контекстов) и используется преимущественно в специальном, терминологизированном значении (64 словоупотребления – 64%), обозначающем действующее лицо 1) в художественном произведении: Русские персонажи повестей г. Марлинского говорят и действуют, как немецкие рыцари (В. Г. Белинский. О русской повести и повестях г. Гоголя («Арабески» и «Миргород»)); 2) в произведениях изобразительного искусства: Но не оно [солнце] составляет главный персонаж картины <Э. Делакруа «Гауптвахта в Мекене»>, а именно вот этот здоровый, крепкий, мертвенный сон, оковавший грубые, фантастические лица двух воинов (П. В. Анненков. Парижские письма), таким образом, расширяясь, по сравнению с XVIII в., до значения ‘действующее лицо в произведении искусства’.

В этом значении слово персонаж употребляется свободно, как в сопровождении конкретизаторов, так и без них, выступая в качестве подлежащего, дополнения, а также сказуемого.

Отметим, что в период развития реализма в русском искусстве слово персонаж начинает сближаться со словом фигура , выражая значение ‘человек как тип, характер в произведении искусства’ (17 – 17%), и со словом личность в значении ‘индивидуальной образ’ [4. с. 302]. Напр.: В этой повести есть яркие проблески глубокого чувства, резкие черты характеров (особенно в главном персонаже), есть много истины в ситуациях (В. Г. Белинский. О русской повести и повестях г. Гоголя («Арабески» и «Миргород»)). До 30-40 гг. XIX в. слово персонаж употреблялось преимущественно для обозначения определённого типического образа, типа действующего лица (комического, трагического, героического, исторического и т.п. персонажа). Напр.: Конечно, и Гаррик был великий человек, но скорее комедиант, чем актер, то есть подражатель природе в обыкновенной нашей жизни, между тем как <актёр Анри Луи> Лекен создавал типы персонажей исторических (С. П. Жихарев. Записки современника). И ср. с поздним употреблением конца XIX в.: Горький говорит, что он «типичнейший мечтатель-мужик, излюбленный персонаж писателей-народников…» (Н. К. Михайловский. О г. Максиме Горьком и его героях).

Таблица 2.

Развитие семантики слова персонаж в русском языке XIX – XXI вв.

Значения

XIX

XX

XXI

%

%

%

1

действующее лицо в произведении искусства

64

64

913

91,2

775

76,6

||

человек как тип, характер в произведении искусства

17

17

115

12,6

81

10,5

||

исполнитель роли в театральной постановке

10

10

4

0,4

3

0,4

2

Что-либо как действующее лицо, участник события

-

-

1

0,1

21

2,1

3

Человек как таковой

9

9

87

8,7

216

21,3

Итого

100

1001

1012

Обратим внимание, что в XIX в., как и в XVIII в., слово персонаж употребляется в оттенке ‘исполнитель роли в театральной постановке’ (10 – 10%), которое в толковых словарях, фиксирующих лексику XIX столетия (БАС, СУ) не находит отражения. Напр.: К числу приятных забвений в Риме прибавилась опера… Первый персонаж ее – знаменитый Донизелли, которого, как кажется, ты знаешь только понаслышке, который был в группе италианцев в Париже (Н.В. Гоголь. Письмо А. С. Данилевскому. Рим. Апрель 14 [н. ст.] 1839). Это значение к концу XIX в. сужается, обозначая, преимущественно актёрский состав или исполнителя роли в драматическом произведении, пьесе. Напр.: <В пьесе «Дмитрий Самозванец»> Весь персонаж [т.е. актёры], за исключением, конечно, В. В. Самойлова, изображавшего заглавную роль и игравшего в новых костюмах, был почти в лохмотьях (А. А. Нильский. Закулисная хроника).

Использование слова персонаж для обозначения человека в XIX в. (см. табл. 3) очень редкое (9 – 9%) и так или иначе связано со значением ‘важное лицо, выдающийся человек’, которое реализуется в иронических и нейтральных контекстах. Напр. Этот Кокушкин был в свое время довольно значительным персонажем, потому что пользовался благосклонностью канцлера князя Безбородко, при котором считался на службе (С. П. Жихарев. Записки современника). Несмотря на такой узкий круг контекстов можно говорить о том, что это значение уже не однородно, и выделяет из себя нюанс, испытывающий сильное влияние значения ‘действующее лицо в произведении искусства’ и обозначающий лиц, обладающих высоким общественным положением, персон как участников действия: ‘человек как действующее лицо какого-либо события, эпохи и т.д.’ (6 контекстов). В этом смысловом нюансе слово персонаж сильно зависит от конкретизаторов и употребляется в форме 1) несогласованных определений, выраженных существительными, которые обозначают место действия (Москвы, прошлого века, <эпохи> царствования Екатерины II ) и 2) согласованных определений, указывающих на важность, значимость и значительность (главный, значительный, интересный, крупный, административный ). Напр.: Среди интересных персонажей прошлого века, между блестящими сподвижниками Екатерины II, способствовавшими ее воцарению и прославившими ее правление громкими подвигами, совершенно особенное место принадлежит Екатерине Романовне Дашковой (В. В. Огарков. Екатерина Дашкова. Ее жизнь и общественная деятельность).

Таблица 3.

Развитие семантики персональности слова персонаж в XIX – XXI вв.

Значения

XIX

XX

XXI

%

%

%

1

Человек, лицо

1

11,1

23

26,4

80

37

Человек как отдельный член общества

-

-

12

52,2

49

61,3

неизвестный человек, некто

1

11,1

11

47,8

25

31,3

Человек как субъект права

-

-

-

-

6

7,5

2

человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения

-

-

15

17,2

63

29,2

человек как носитель признака, создающего разницу между кем-либо

-

-

6

40

34

54

3

Действующее лицо, участник какого-либо события

-

-

40

46

66

30,6

Человек как тип, характер

13

32,5

10

15,2

4

Человек с высоким общественным положением, особа

8

88,9

4

4,6

7

3,2

важное лицо, выдающийся человек

8

88,9

-

-

-

-

Важный, почтенный человек

-

-

4

100

-

-

Политическая фигура, деятель

-

-

-

-

7

100

Другие значения

-

-

5

5,7

8

3,7

9

87

216

В. В. Виноградов отмечает использование слова персонаж в небрежном, обобщенном употреблении как синоним слов личность , тип , субъект , человек , обозначающих всякого отдельного человека [4, с 302], однако наш материал содержит только такой контекст, в котором интересующая нас лексема употребляется иронически по отношению не к человеку как таковому, а к представителю правящего класса: Тут за обедом находился один персонаж [генерал и камергер А.М. Пушкин], с которым меня познакомили и который мне вовсе не полюбился (Ф. Ф. Вигель. Записки). Этот же контекст представлен в БАС в качестве иллюстрации к значению ‘человек, особа’, имеющем пометы ‘переносное’, ‘шутливое или ироническое’. С нашей точки зрения реализация данного значения могла осуществляться в XIX в. только по отношению к персонам, знатным лицам, поскольку условия для развития широкого отвлечённого значения ещё не сложились, а сближение слова персонаж со словом персона явно видно из вышеуказанного.

Наличие у слова персонаж далеко стоящих друг от друга значений, отсутствовавших в XVIII в, и возникших в начале XIX в., может быть связано с адаптацией в русском языке французского слова personage, имеющего, как пишет В. В. Виноградов, с XV в. три отвлеченных значения «1) ‘важная особа, важное лицо, выдающийся человек’; 2) ‘особа, лицо’; 3) ‘действующее лицо, роль’ (в пьесе)» [4, с. 284]. Обратим внимание, что эти три значения слова personnage в XIX в. использовались в речи образованного русского дворянства. Напр.: 1) Уезжая из России, я ведь был некоторым образом personnage [т.е персона, важное лицо], сочинитель (П.Д. Боборыкин. Жертва вечерняя); 2) въ первомъ письмѣ вашей матушки было означено то лицо, чрезъ которое она думала прислать вамъ это,- а я знаю, что это лицо - ce personnage est dans la contrée depuis quelqus jours [этот персонаж (это лицо) находится в стране с нескольких дней] (Б. М. Маркевичъ. Забытый вопросъ.); 3) Наш капельмейстер господин Berting, un personnage des contes de Hoffman [персонаж из сказок Гофмана] (А. О. Смирнова-Россет. Воспоминания о детстве и молодости). В конце XIX и начале ХХ в. слово personnage уже может употребляться в ироническом смысле в обобщённом значении ‘человек, лицо’. Напр.: - Евграф был премилый...- Хорош милый,- сухо возразил Илиодор.- Un beau personnage il n' y a pas à dire! [Хороший человек, ничего не скажешь!] Просвистал состояние, стал общественный вор… (А.В. Амфитеатров. Закат старого века).Значения, отмеченные В. В. Виноградовым, по отдельности мы находим в словарях иностранных слов, вошедших в состав русского языка (вторая половина XIX – начало ХХ вв.) Ср.: «франц. personnage, от personne, персона, личность. Знатное лицо» [28, с. 537]; «действующие лица в театральной пьесе, преимущественно в комедии и водевиле» [29, ст. 429]; «действующее лицо к.-н. театрального произведения, романа, повести, рассказа и т. д.» [30, с. 297]; «(фр. personnage, от personne - персона, личность). Значительная, важная особа; роль, играемая актером или актрисой» [31, с. 661]. Включение слова персонаж в данные словари означает, что рассматриваемая нами лексема к концу XIX в. вошла в состав общепризнанных «европеизмов».

XX в.

В XX веке в подавляющем числе случаев (913 из 1001 – 91,2%) слово персонаж употребляется в значении ‘действующее лицо в произведении искусства’, область применения которого расширяется за счёт включения слова в терминологическую систему киноискусства и – к концу ХХ в. – обозначения действующих лиц в компьютерных играх. Напр.: В эпической киноленте «Кыз-Жибек» Бекежан, которого играет Ашимов, формально ― второстепенный персонаж (К. Айнагулова. Асанали Ашимов); …Иван Иванович убил в компьютере очередного мордатого персонажа «Варкрафта», взял дополнительную жизнь и нажал на Pause (Р. Арифджанов. Великое татаро-монгольское шествие).

Становится шире и употребление оттенка ‘человек как тип, характер в произведении искусства’ (115 или 12,6% от 913), обозначающего действующее лицо с точки зрения не только его характера, но и индивидуальных, отличительных качеств и свойств или отсутствия таковых (11 – 9,6% от 115). Напр.: В действительности персонажи «Пади Серебряной» не только легко различимы друг от друга, но и обладают совершенно ясно очерченными, самостоятельными индивидуальностями (Л. Коренев. «Падь Серебряная». Премьера в Центральном театре Красной Армии).

До 30-х годов ХХ века слово персонаж сохраняет узкое употребление в оттенке ‘исполнитель роли в драматической постановке, пьесе’ (4 из 913 – 0,4%). Ко второй половине ХХ века этот оттенок перестаёт использоваться, его замещает более общее значение слова актёр , но в начале XXI в. снова появляется (3 из 775 – 0,4%) уже в ином качестве, употребляясь расширительно не только вместо слова актёр как исполнителя роли в кинофильме для того, чтобы избежать лексических повторов, но и в качестве обозначения действующего лица, участника телешоу: В фильме много персонажей [т.е. актёров] без специального актерского образования (Комсомольская правда, 2005. 17 апр.); А тем временем персонажи «Последнего героя», объединившись в одну команду, дружно «съели» очередную жертву ( Труд-7, 2002. 10 янв.).

Контексты, в которых отражается использование слова персонаж для обозначения человека как особи, в процентном соотношении с другими значениями не имеют существенных различий с употреблением в XIX в. (87 из 1001 или 8,7%), однако количественный их состав становится шире и разнообразней, и выделяет из себя четыре значения, из которых центральное место занимают два: ‘человек, лицо’ и ‘действующее лицо, участник какого-либо события’. Такое стремительное развитие семантики становится возможным благодаря общему усвоению слова и вхождению его в литературный язык.

1. Значение ‘человек, лицо’ реализуется в 23 контекстах (26,4% от 87) и включает в себя два оттенка: ‘человек как отдельный член общества’ (12 – 52,2% от 23) и ‘неизвестный человек, некто’ (11 – 47,8%). Для объективации оттенка ‘человек как отдельный член общества’ используются согласованные определения (отдельный, другой, этот ), которые указывают на индивида, единицу общества или на конкретное лицо как отдельного члена коллектива. Напр.: Если присмотреться к отдельным персонажам коллектива зимовщиков , который в то время пребывал на острове Врангеля, то, пожалуй, придется отметить и еще ряд лиц, которые в той или иной мере были заинтересованы в том, чтобы их деятельность на острове Врангеля не была раскрыта (С. К. Казначеев. Речь в защиту С. П. Старцева); Дикие песчаные пляжи с плотностью людей один персонаж на квадратный километр (Столица, 1997. 15 июля). Но лексема персонаж употребляется и без конкретизаторов в функции подлежащего или дополнения, объективируя смысловой оттенок из общего контекста. Напр.: …по характеру и ритмическому рисунку манипуляций с дверью мы безошибочно определяли любые перемещения персонажей [контингента тюрьмы] (Я.Е. Харон. Злые песни Гийома дю Вентре).

Слово персонаж получает отвлеченное, небрежное и, преимущественно, ироническое употребление как синоним слов индивид , личность , человек и т.д. в оттенке ‘неизвестный человек, некто’, который реализуется при помощи согласованных определений (полууголовный, различные, «нужный», какой-то ). Напр.: Эту елку неожиданно пару дней назад завез Владимир с какими-то из своих полууголовных персонажей (А. Вознесенский. На виртуальном ветру). В 4 контекстах данная лексема используется с согласованными определениями (интересный, забавный, любопытный, экзотический ), сближаясь со словами субъект , экземпляр . Напр.: На Соловках нам встречалось много любопытных персонажей (Столица, 1997 13 окт.).

2. Наиболее частотным является значение ‘действующее лицо, участник какого-либо события’ (40 – 46% от 87). Его формирование как переносного от значения ‘действующее лицо в произведении искусства’ вполне закономерно, поскольку дистанция между действующим лицом художественного произведения и участником события незначительная, и она была преодолена благодаря внешнему толчку: общему усвоению слова персонаж в основном значении, с одной стороны, и происходящими в начале ХХ века активными общественными процессами, выдвигавшими на первый план человека как участника действия, деятеля – с другой. Не следует оставлять в стороне и внутренние семантические возможности данной лексемы, которая в XIX в. могла употребляться для обозначения человека, участвующего в действии, пусть и семантически ограниченно, прилагаясь исключительно к лицам привилегированным

Объективация значения ‘действующее лицо, участник какого-либо события’ осуществляется при помощи согласованных (качественные прилагательные: главный, важнейший, известный, первый, временный ; относительные: исторический, политический, четверостепенный ) и несогласованных (мировой истории, исторической драмы, мировой драмы, революции, века, недавнего прошлого, истории, очной ставки ) определений. Напр.: Его огромные богатства не помешали ему, однако же, стать во главе контрабандистов и сделаться первым персонажем в памятном еще и до сих пор громком процессе хищений в таганрогской таможне (Ал. П. Чехов. А. П. Чехов в греческой школе); От имени его говорили или имя его поносили главные персонажи разыгравшейся исторической драмы в тех лишь случаях, когда торжественность обстановки, юридическая терминология или стилистическая форма того требовали (А. И. Деникин. Очерки русской смуты); Прислали двух врачей-мужчин. Один «холодный уролог» из Москвы, другой не поймешь кто. Скорее всего, временный персонаж (Н.М. Амосов. ППГ-2266 или Записки полевого хирурга). В данном значении может быть ироническое употребление слова персонаж : Запах гниющих где-то денег вызвал к активной финансовой и политической жизни как старые известные персонажи, так и новые (Общая газета, 1995. 26 июля).

В этом значении явно проступает оттенок ‘человек как тип, характер’ (13 – 32,5% от 40), восходящий к оттенку ‘человек как тип, характер в произведении искусства’ значения ‘действующее лицо в произведении искусства’. Реализация этого оттенка осуществляется при помощи конкретизаторов, выраженных согласованными определениями (героический, комический, положительный, страдающий, реальный, реально живущий, любимый ). Напр.: А почему бы и нет, отвечает мой спутник, Филя Киркоров – мой любимый персонаж (А. Гостева. «Travel Агнец»). В этом оттенке возможны иронические и презрительные коннотации. Напр.: <М.С.> Урицкий был комический персонаж <…> Несоответствие всей его личности с той ролью, которая выпила ему на долю… резало глаз именно элементом смешного…( М. А. Алданов. Убийство Урицкого).

3. Оттенок ‘человек как тип, характер в произведении искусства’ развивается и по иному пути, обозначая человека как носителя отличительных свойств и качеств (яркий, одиозный, известный и т.п. персонаж ) и завершается формированием отдельного значения ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’ (15 – 17,2%). То, что это отдельное значение, а не оттенок значений ‘человек как тип, характер’ или ‘человек, лицо’, нам представляется по следующим соображениям: 1) характеристика референта в значении ‘человек, лицо’ осуществляется по критерию принадлежности к обществу, коллективу, а в значении ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’- обладания индивидуальными качествами и свойствами; 2) в значении ‘человек как тип, характер’ человек рассматривается как действующий типически, обладающий типическими признаками, характером участник действия, в значении ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’ на первое место выходят присущие индивиду отдельные качества и свойства; и наконец 3) значение ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’ расширяется, образуя оттенок ‘человек как носитель признака, создающего разницу между кем-либо’.

Слово персонаж в этом значении употребляется с согласованными определениями (живописный, не лыком шитый, своеобразный, интересный, страшный, видный, исторический ), прилагаясь как к людям выдающимся, замечательным в каком-либо отношении, так и обладающим качествами, субъективно значимыми для автора текста. Напр.: С декабря в конференц-зале культурного центра будут проходить поэтические понедельники, гостями которых станут самые интересные персонажи молодой литературной тусовки (Столица, 1997. 12 авг.). В трети контекстов это значение используется для придания иронического смысла. Напр.: В это время подоспел Игорь Мартынов, тоже не лыком шитый персонаж, известный столичному обывателю попыткой коммерческой сделки с волооким Аленом Делоном, которому он едва не впарил еженедельник «Собеседник» (Столица, 1997. 1 июня).

В этом значении выделяется оттенок ‘человек как носитель признака, создающего разницу между кем-либо’ (6 – 40% от 15), обозначающий узнаваемого в коллективе или обществе человека, а характеристика значимых для общества качеств и свойств уходит на второй план. Здесь используются конкретизаторы, выраженные как согласованными (знаменитый, ушедший, исключительный, культовый ), так и несогласованными определениями (20-го века, московской богемы, рок-тусовки ). Напр.: На тех же условиях в подвал затащили культового персонажа рок-тусовки Сашу Липницкого, редактора программы «А» Гришу Шестакова, галерейщика Сашу Якута, популярного исполнителя песен Лешу Паперного… (Столица, 1997. 28 окт.).

Отдельно отметим сочетание исторический персонаж , которое относится к двум значениям: ‘действующее лицо, участник какого-либо события’ и ‘человек с точки зрения его характера, поведения, общественного положения’. Напр.: Это была, в сущности, не лекция, не анализ того, что было в прошлом России, а репродукция прошлого в образах, в тщательно подобранной словесной ткани, в нарочитой интонации действующих исторических персонажей (М. В. Вишняк. Дань прошлому); Он [Я. Г. Блюмкин] был убежден, что он ― исторический персонаж (Б.Г. Бажанов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина).

4. Значение ‘человек с высоким общественным положением, особа’ реализуется крайне редко (4 или 4,6%) и характерно для первой половины ХХ в. Слово персонаж в этом значении употребляется в нейтральных контекстах для обозначения важного, почтенного человека с согласованными определениями (важный, великий ). Напр.: Приехала и меньшая дочь Ольга, ставшая вскоре невестой профессора Моно, теперешнего известного ученого историка и важного персонажа в парижской Сорбонне (П. Д. Боборыкин. Воспоминания).

XXI в.

В начале XXI в. значение ‘действующее лицо в произведении искусства’ (775 – 76,6%), включая оттенок ‘человек как тип, характер в произведении искусства’ (81 – 10,5%), не демонстрирует каких-либо изменений, кроме количественных, употребляясь относительно других лексико-семантических вариантов реже, чем в ХХ в. Напр.: Как признался актер, самым сложным для него оказалось передать харизму персонажа (Известия, 2014. 16 мая).

В тоже время семантический объём слова расширяется. Так, от основного значения образуется новое, переносное, обозначающее коллектив людей, организацию или предметы как участников действия (21 – 2,1% от 1012). Напр.: Но главными персонажами на этом празднике были, конечно же, сами мотоциклы (Комсомольская правда, 2002. 03 июня); И персонажи-то [т.е. музыкальные коллективы] все больше достойные: Massive Attack, U2, Asian Dub Foundation, The The, Moby… (Комсомольская правда, 2005. 24 мая); Однако из отзыва г-на Лебедева следует, что главный отрицательный персонаж скандала – все-таки швейцарская корпорация, а «Русконсалтинг» – невинная жертва (РБК Daily, 04 апр. 2006). В XX в. это значение представлено единичным примером: И вот действие второе, новый персонаж кальций (Столица, 1997. 10 июня).

Увеличивается и смысловая область слова персонаж , связанная с номинацией человека: появляются новые значения, а уже имеющиеся становятся более частотными (216 или 21,3% от 1012), их ранжированность меняется.

1. Наиболее употребительным остаётся значение ‘человек, лицо’ (80 или 37%), используемое, как и ранее, для обозначения человека с точки зрения его отношения к обществу (51 или 36,4% от 80) и, в отвлечённом употреблении, – человека как такового, неизвестного человека (23 или 16,5%). Частотность этих оттенков внутри значения в сравнении с ХХ в. существенно не меняется.

При обозначении человека как отдельного члена общества (49 – 61,3% от 80) слово персонаж расширяет семантическую сочетаемость, употребляясь с конкретизаторами, выраженными согласованными (новые, конкретный, этот, другой, каждый, полные, пожилые, такой, выдуманный, реальный, нужный, знакомый, существующий, подобные, по-человечески неприятный, загадочный, мелкий, наш, этот, упомянутый, радостный ) и несогласованными (класса журналиста, украинского бизнеса, из «ОСП-студии», школьной программы ) определениями. Это слово тяготеет к абсолютивному употреблению, выступая в функции подлежащего, сказуемого, дополнения, определения, сильно сближаясь со словами личность , человек , лицо , индивид . Напр.: Кстати, этому персонажу был несколько лет назад запрещен въезд в США интересно было бы выяснить, почему . (Известия, 2014, 07 мая). Часто этот оттенок реализуется в иронических контекстах, может сопровождаться презрительной оценкой автора. Напр.: Не успела светская львица расцеловаться с Малаховым, как появился еще один персонаж, который полез к Собчак с нежностями,Филипп Киркоров (Комсомольская правда, 2006. 01 янв.); Главное же – совершенно чужие, по-человечески неприятные персонажи, райкомом от них отдает, парткомиссией тянет… И остается самостоятельно мыслящий господин в гордом одиночестве, в котором и гордого-то ничего нет, а есть бесприютность и неприкаянность, робость идейного бомжа (РИА Новости, 2005. 07 окт.).

Также расширяется сочетаемость слова персонаж в оттенке ‘неизвестный человек, некто’ (25 – 31,3%), употребляемом с согласованными (какой-то, отдельные, какой-нибудь, такой, третий, поющие, полуреальный, взлохмаченные ) и несогласованными (с различными психосоциальными отклонениями, моего года рождения ) определениями, так и без них. Напр.: И многие романтики, включая меня, перед дефолтом говорили: ребята, нужно закрывать рынок ГКО, сейчас будет катастрофа. Один из персонажей не выдержал (Комсомольская правда, 2013. 18 апр.); Пока я готовила речь на тему «Я не такая, я жду трамвая» , персонаж начал плакаться мне на жизнь (Комсомольская правда, 2001. 14 июля). Реализация этого оттенка может сопровождаться иронической коннотацией: Далее в течение полутора часов студент наблюдал настоящее реалити-шоу с весьма нетрезвыми и оглушительно визжащими персонажами. Вначале парочка молоденьких девушек упрашивала своих спутников покатать их на детской карусели, а затем выражала восторги от катания во весь голос, обильно поливая окрестности отборным заковыристым матом (Комсомольская правда, 2009. 28 авг.).

Расширяя семантическую область объективации человека с точки зрения выполняемой им социальной функции, значение ‘человек, лицо’ начинает использоваться в оттенке ‘человек как носитель прав и обязанностей’ (6 – 7,5%), который характерен для слов гражданин , лицо и личность : На днях Вячеслав Жарко опознал и последнего персонажа. Им оказался кадровый сотрудник МИ-6 Пабло Миллер (Комсомольская правда, 2007. 16 авг.).

2. Слово персонаж в значении ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’ (63 – 29,2%) употребляется почти в 2,5 раза чаще, чем в ХХ в. и теперь используется в основном для обозначения людей, обладающих качествами, которые высоко оцениваются или негативно воспринимаются обществом, и в этом смысле сближается со словами личность , хотя и не отражает всего спектра характеристик, свидетельствующих о яркой индивидуальности референта. В этом значении данное слово употребляется с конкретизаторами, выраженными согласованными определениями (странный, ограниченный, влиятельный, одиозный, утончённый, значимый, яркий, агрессивный, реальный ). Напр.: Главный тренер «Реала» Жозе Моуринью настолько яркий персонаж, что за три сезона в «королевском клубе» португалец подарил нам множество незабываемых изречений (Советский спорт, 2013. 26 янв.); Телеведущий Владимир Соловьев персонаж довольно одиозный, поэтому однозначно сказать, что смотреть его старую программу с новым названием… не стыдно, наверное, нельзя (Труд-7, 2010. 27 авг.). Как видно из примеров, слово персонаж осваивает функцию предиката с квалификационным значением, объективируя качественную характеристику субъекта, названного именем собственным.

Частотность оттенка ‘человек как носитель признака, создающего разницу между кем-либо’ (34 – 54%) не меняется в сравнении с ХХ в. Для его объективации используются, прежде всего, согласованные (плешивый, кривоногий и безголосый; известный, публичный, культовый, медийный, раскрученный, главный, обсуждаемый, знакомый, водянистый, многоликий, светский, эпатажный, узнаваемый, заметный ), и – реже - несогласованные (шоу-бизнеса ) определения, в общем сопоставимые с теми, что мы видели в этом оттенке ранее, однако основной упор делается на прилагательные, из которых наиболее употребительными становятся светский, популярный, культовый, эпатажный, известный , чётко очерчивая область применения этого оттенка, обозначая человека, который может и не обладать порицаемыми или одобряемыми качествами и свойствами, но характеризуется, прежде всего, известностью, популярностью. Напр.: Помимо известных актеров, в новом сезоне сериала заняты популярные светские персонажи ― певица Наталья Королева, танцор и телеведущий Сергей Глушко (Тарзан) и художник Никас Сафронов (Труд-7, 2005. 08 дек.); Популярный персонаж московской богемы [М. Суханов] в картине «20 сигарет» выступил еще и как сопродюсер (Труд-7, 2007. 11 окт.); Недели две назад в Москву нагрянул <боксёр Майк> Тайсон. Слов нет ― персонаж культовый. (Комсомольская правда, 2005. 16 сент.); Меломаны смогут лицезреть и мэтров эстрады ― Иосифа Кобзона, Льва Лещенко, Валерия Леонтьева, Олега Газманова. И молодых, не очень известных персонажей (Комсомольская правда, 2004. 05 окт.); Все самые известные и эпатажные персонажи отечественной телепублицистики, забыв взаимные оскорбления и обиды, начнут собираться вместе на Ren TV в программе «Телетузики» (Комсомольская правда, 2001. 03 нояб.). Характеристика человека, реализуемая этим оттенком, как видно из примеров, прежде всего, нейтральная, но возможна и в иронических контекстах: 52-летний Анатолий Казанцев, попросту «Толян», ― персонаж известный <милиции>… В свободное от «отсидки» время бродяжничает (Труд-7, 2004. 23 окт.).

3. Частотность употребления слова персонаж в значении ‘действующее лицо, участник какого-либо события’ в сравнении с употреблением в ХХ в. уменьшается (66 или 30,6%), сокращается и внутри него употребление оттенка ‘человек как тип, характер’ (10 – 15,2%), который реализуется иногда в иронических контекстах с конкретизаторами (согласованные определения карикатурный, комический, положительный, отрицательный, разнохарактерные )

Значение ‘действующее лицо, участник какого-либо события’ объективируется при использовании конкретизаторов, выраженных согласованными (небывалые, сторонний, вероятный, символический, временный, главный, наш, реальный, новый, зловещий, исторический ) и несогласованными (главных европейских сражений (о футболе), этой истории, «Последнего героя», «революции роз», российской общественной жизни, нынешних революций, мертвосезонья, русской политики, истории ) определениями, и, в целом, принципиально не отличается от предыдущего периода употребления, обозначая лиц, так или иначе связанных с политической жизнью или участвующих в происшествиях, бытовых или общественных событиях: Мужчина в них [семьях] – временный персонаж, его используют (в большинстве случаев неосознанно) только как производителя (Комсомольская правда, 2006. 19 апр.). В то же время слово персонаж полностью осваивает это значение и начинает свободно применяться без конкретизатора, а значение легко восстанавливается из контекста. Напр.: В этой страшной деревенской истории что ни персонаж, то боль, слом, деградация (Труд-7, 2005. 25 февр.).

Значение ‘действующее лицо, участник какого-либо события’ остаётся точкой сближения лексем персонаж и фигура , и в начале XXI в. в текстах СМИ происходит увеличение его семантического объёма за счёт неразборчивого употребления с согласованными определениями (несерьёзный, знаковый, дутый, другой, скандальный ) при обозначении участника игры. Напр.: Александр Фрай не только главная атакующая надежда, но и самый скандальный персонаж (=фигура т.е. игрок) сборной (Известия, 07 июня 2006).

4. Значение ‘человек с высоким общественным положением, особа’ в XXI в. также остаётся крайне редким (7 – 3,2%), но содержание его меняется. Это слово уже не обозначает человека, обладающего исключительным, высоким положением в обществе, а используется для наименования политической фигуры, деятеля и сближается в некотором смысле со значением ‘действующее лицо, участник какого-либо события’, употребляемым вместо слов деятель и фигура . В этом значении употребляются конкретизаторы, выраженные согласованными (основные, яркий, местные, очень серьёзные, тот же самый, обсуждаемый в кулуарах, известные ) и несогласованными (команды Рамсфельда ) определениями, однако объективации этого значения такие конкретизаторы мало способствуют, поэтому необходимо обращаться или к характеризующему это слово имени собственному, или к широкому контексту. Напр.: Напр.: Яркий персонаж в ряду отечественных политиков. Сегодня Сергей Николаевич Бабурин – гость «Труда» (Труд-7, 2006. 1 сент.); …когда стало очевидно, что ситуация в Ираке развивается вовсе не так, как было спланировано вначале, основные персонажи команды Рамсфельда были убраны из высшихэшелонов американской власти (РБК Daily, 2006. 24 апр.).

Выводы

Итак, семантика слова персонаж за период с XVIII в. по начало XXI в. претерпела значительную эволюцию.

В XVIII в. слово персонаж , по данным Слов. РЯ XVIII в. употреблялось ограниченно, в профессиональной сфере, прежде всего в значении ‘действующее лицо в художественном, драматическом произведении, в театральном представлении’ а также в его оттенке для обозначения лица, играющего роль, актёра.

В XIX в. это значение начинает применяться к действующим лицам всякого произведения искусства и приобретает оттенок, обозначающий в художественном произведении человека как выразителя типического характера или обладающего индивидуальными качествами и свойствами. Развитие жанров искусства в XX - XXI вв. приводит к дальнейшему увеличению объёма этого значения. Оттенок ‘исполнитель роли в театральной постановке’, однако, сужается до обозначения актёра в пьесе, актёрского состава и к настоящему времени фактически утрачивается. В конце ХХ – начале XXI вв. на основе этого значения складывается новое, переносное – ‘что-либо как действующее лицо, участник события’, употребляемое по отношению к неодушевлённым предметам, организациям, коллективам.

Слово персонаж в текстах XIX в. уже используется и по отношению к человеку, называя 1) привилегированное лицо, играющее значительную роль в ту или иную историческую эпоху или имеющее больше значение для государства; и 2) иронически отдельного человека как представителя правящего класса, в общем, неопределённо-местоименном употреблении. Эти отвлечённые значения заимствуются вместе со словом personnage . К концу XIX в., видимо, с развитием публицистики, слово персонаж становится общеупотребительным.

В ХХ в. происходит стремительное развитие семантики слова. Из значения ‘действующее лицо в произведении искусства’ формируется переносное – ‘человек как действующее лицо, участник какого-либо события’, которое употребляется по отношению к участникам как рядовых событий, так и событий, значимых в исторической перспективе, значимых для государства и народа. Это значение обзаводится оттенком ‘человек как тип, характер’, который прилагается к участнику действия, обладающему типическими или, наоборот, своеобразными чертами характера или поведения. Значение ‘человек, лицо’ расширяется, обозначая любого человека как отдельного представителя коллектива, общества, хотя нередко используется в ироническом смысле, особенно в небрежном употреблении – ‘неизвестный человек, некто’, характерном для слов тип , субъект , экземпляр .

На основе оттенка ‘человек как тип, характер в художественном произведении’ возникает отдельное переносное значение ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’, которое используется по отношению к человеку, обладающему как положительными, так и отрицательными свойствами и качествами, что сближает слово персонаж со словами индивидуальность , личность . Это значение имеет оттенок ‘человек как носитель признака, создающего разницу между кем-либо’, который используется для называния человека, выделяющегося из общества, но не обязательно обладающего значимыми качествами или яркими свойствами. Основным отличительными признаком становится известность, узнаваемость. Это особенно хорошо прослеживается с конца ХХ в.

Дальнейшее развитие лексема персонаж получает в XXI в., прочно закрепляясь в языке и включаясь в семантические области других слов. Так, происходит явное сближение со словом лицо для обозначения субъекта права, продолжается взаимодействие со словом фигура , с которым слово персонаж обозначает уже не только деятеля (персонаж/фигура политики/политической сцены), но и участника игры, игрока (персонажи/фигуры на футбольном поле).

В начале XXI в. изменяется и соотношение в употреблении лексико-семантических вариантов слова персонаж . Чаще всего используется значение ‘человек, лицо’, которое упрочивает свои позиции в сравнении с ХХ в. Увеличивает свою частотность и значение ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’, более употребительным становится и его оттенок ‘человек как носитель признака, создающего разницу между кем-либо’. Значение ‘действующее лицо, участник какого-либо события’ наоборот, утрачивает свои позиции, но объём его увеличивается: оно используется теперь, в том числе, для называния деятеля или игрока, независимо от масштабов личности или значимости действия, события. Употребление слова персонаж в значении ‘человек с высоким общественным положением, особа’ остаётся крайне редким и не находит путей развития, сближаясь со значением ‘действующее лицо, участник какого-либо события’.

Таким образом, мы видим, что слово персонаж находится в активной фазе формирования своей семантики. Увеличение частотности тех значений, которые связаны с обозначением человека приводит и активному взаимодействию со словами СП ‘персональность’ и её развитию.

Проведённое исследование уточняет содержание СП ‘персональность’, а последующие наблюдения над семантикой и функционированием слова персонаж позволят лучше понять механизмы развития семантики слов.

Библиография
1.
Вайс Д. Человек, лицо, личность и особа: четыре неравных соперника // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке / отв. ред. Н. Д. Арутюнова, И. Б. Левонтина. М.: Индрик, 1999. 422 с. С. 81-98.
2.
Левонтина И.Б. Структура семантического поля персональности в русской лексике // Проспект активного словаря русского языка / отв. ред. акад. Ю. Д. Апресян. М.: Языки славянских культур, 2010. 784 с. С. 585-598.
3.
Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка (попытка системного описания) // Вопросы языкознания. 1995. № 1. С. 37-67.
4.
Виноградов В. В. Личность // Виноградов В.В. История слов. М.: Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 1999. 1142 с. С. 271-305.
5.
Калинина Л.В. Семантика и функционирование существительных «человек», «человечество», «человечина» и «человечность» в современном русском языке // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2007. № 17. С. 81-86.
6.
Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд. 7-е. М.: Издательство ЛКИ, 2010. 264 с.
7.
Кокорев А.В. Из истории русского литературного языка первых десятилетий XVIII века // Виноградов В.В. История слов. М.: Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 1999. 1142 с. С. 305-309.
8.
Колесов В.В. Мир человека в слове Древней Руси. Л.: Изд-во Ленинград. ун-та, 1986. 312 с.
9.
Розина Р. И. Человек и личность в языке // Логический анализ языка. Избранное, 1988-1995. М.: Индрик, 2003. 696 с. С. 369-374.
10.
Сергиева Н.С. Пространство и время жизненного пути в русском языковом сознании. СПб.: Издательство «Наука», 2009. 316 с.
11.
Сорокин Ю.С. Развитие словарного состава русского литературного языка в 30-90-е годы ХIX века. М.; Л.: Наука, 1965. 565 с.
12.
Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Из-д 3-е, испр. и доп. М.: Академический проект, 2004. 992 с.
13.
Уфимцева Н.В. Образ мира русских: системность и содержание // Язык и культура. 2009. № 4. С. 98-111.
14.
Арутюнова Н.Д. Человек и «фигура» (анализ концептов) // Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 с С. 324-337..
15.
Игнатов И.А. Есть ли у фигуры лицо? Развитие семантики слова «фигура» в русском языке // Семантика. Функционирование. Текст: межвузовский сб. научных трудов. Киров: Радуга-ПРЕСС, 2017. С. 74-82.
16.
Левонтина И.Б. К истории слова субъект в русском языке // Анна А. Зализняк, И.Б. Левонтина, А.Д. Шмелев. Константы и переменные русской языковой картины мира. M.: Языки славянских культур, 2012. 696 с. 366-378 С.
17.
Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 14 (Отрава – Персоня) / гл. ред. Д.Н. Шмелёв. М.: Наука, 1988. 311 с.
18.
Словарь русского языка XVIII века / Рос. акад. наук. Ин-т лингв. иссл.; Гл. ред.: З.М. Петрова. Выпуск
19.
(Пенат – Плангерд). СПб.: Наука, 2011. 239 с. 19. Словарь Академiи Россiйской по азбучному порядку расположенный. Часть IV: О – П. СПб.: тип. Имп. Рос. акад., 1822. 1536 стб.
20.
Словарь церковно-славянского и русского языка: в 4 т., сост. Вторым отд. Императорской академии наук. СПб.: тип. Имп. Рос. акад., 1847. Т. 3. 590 с.
21.
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В. 4 тт. Т. 3: П – Р. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. 576 с. [Электронный ресурс]. URL: https://books.google.ru/books?id=q-VEQPw7r9gC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (дата обращения: 10.06.2019).
22.
Толковый словарь русского языка: в 4 т. / под ред. Д.Н. Ушакова. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1939. 1424 стб. Т. 3. [Электронный ресурс]. URL: http://feb-web.ru/feb/ushakov/ush-abc/default.asp (дата обращения: 10.06.2019).
23.
Словарь современного русского литературного языка: В 17-ти томах. М., Л.: Изд-во Акад. Наук СССР, 1959. Т.9. 1482 стб.
24.
Словарь русского языка: В 4-х т. / под ред. А. П. Евгеньевой. Изд. 3-е, стереотип. М.: Русский язык, 1987. Т.3. 752 с.
25.
Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1983. 816 с.
26.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. 4-е изд., доп. М.: Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН, 2009. 941 с.
27.
Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. URL: www.ruscorpora.ru. (дата обращения: 10.06.2019).
28.
Михельсон А.Д. Объяснительный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с объяснением их корней. Составил по словарям: Гейзе, Рейфа и других. Сост. по словарям: Гейзе, Рейфа и др. / Михельсон. 9-е изд. Полнее всех изданий. М.: «Русская тип.» А.О. Лютецкого, 1883. 752 с.
29.
Павленков Ф. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. 2-е изд. С.-Петербург: Типография Ю. Н. Эрлих, 1907. 714 стб.
30.
Попов М. Словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке. М.: Типография Товарищества И.Д. Сытина, 1911. 466 с.
31.
Чудинов А.Н. (ред.) Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка СПб.: Издание книгопродавца В.И. Губинского, Типография С.Н. Худекова, 1894. 1004 с.
References (transliterated)
1.
Vais D. Chelovek, litso, lichnost' i osoba: chetyre neravnykh sopernika // Logicheskii analiz yazyka. Obraz cheloveka v kul'ture i yazyke / otv. red. N. D. Arutyunova, I. B. Levontina. M.: Indrik, 1999. 422 s. S. 81-98.
2.
Levontina I.B. Struktura semanticheskogo polya personal'nosti v russkoi leksike // Prospekt aktivnogo slovarya russkogo yazyka / otv. red. akad. Yu. D. Apresyan. M.: Yazyki slavyanskikh kul'tur, 2010. 784 s. S. 585-598.
3.
Apresyan Yu.D. Obraz cheloveka po dannym yazyka (popytka sistemnogo opisaniya) // Voprosy yazykoznaniya. 1995. № 1. S. 37-67.
4.
Vinogradov V. V. Lichnost' // Vinogradov V.V. Istoriya slov. M.: Institut russkogo yazyka im. V.V. Vinogradova RAN, 1999. 1142 s. S. 271-305.
5.
Kalinina L.V. Semantika i funktsionirovanie sushchestvitel'nykh «chelovek», «chelovechestvo», «chelovechina» i «chelovechnost'» v sovremennom russkom yazyke // Vestnik Vyatskogo gosudarstvennogo gumanitarnogo universiteta. 2007. № 17. S. 81-86.
6.
Karaulov Yu.N. Russkii yazyk i yazykovaya lichnost'. Izd. 7-e. M.: Izdatel'stvo LKI, 2010. 264 s.
7.
Kokorev A.V. Iz istorii russkogo literaturnogo yazyka pervykh desyatiletii XVIII veka // Vinogradov V.V. Istoriya slov. M.: Institut russkogo yazyka im. V.V. Vinogradova RAN, 1999. 1142 s. S. 305-309.
8.
Kolesov V.V. Mir cheloveka v slove Drevnei Rusi. L.: Izd-vo Leningrad. un-ta, 1986. 312 s.
9.
Rozina R. I. Chelovek i lichnost' v yazyke // Logicheskii analiz yazyka. Izbrannoe, 1988-1995. M.: Indrik, 2003. 696 s. S. 369-374.
10.
Sergieva N.S. Prostranstvo i vremya zhiznennogo puti v russkom yazykovom soznanii. SPb.: Izdatel'stvo «Nauka», 2009. 316 s.
11.
Sorokin Yu.S. Razvitie slovarnogo sostava russkogo literaturnogo yazyka v 30-90-e gody KhIX veka. M.; L.: Nauka, 1965. 565 s.
12.
Stepanov Yu.S. Konstanty. Slovar' russkoi kul'tury. Iz-d 3-e, ispr. i dop. M.: Akademicheskii proekt, 2004. 992 s.
13.
Ufimtseva N.V. Obraz mira russkikh: sistemnost' i soderzhanie // Yazyk i kul'tura. 2009. № 4. S. 98-111.
14.
Arutyunova N.D. Chelovek i «figura» (analiz kontseptov) // Arutyunova N.D. Yazyk i mir cheloveka. 2-e izd., ispr. M.: Yazyki russkoi kul'tury, 1999. 896 s S. 324-337..
15.
Ignatov I.A. Est' li u figury litso? Razvitie semantiki slova «figura» v russkom yazyke // Semantika. Funktsionirovanie. Tekst: mezhvuzovskii sb. nauchnykh trudov. Kirov: Raduga-PRESS, 2017. S. 74-82.
16.
Levontina I.B. K istorii slova sub''ekt v russkom yazyke // Anna A. Zaliznyak, I.B. Levontina, A.D. Shmelev. Konstanty i peremennye russkoi yazykovoi kartiny mira. M.: Yazyki slavyanskikh kul'tur, 2012. 696 s. 366-378 S.
17.
Slovar' russkogo yazyka XI–XVII vv. Vyp. 14 (Otrava – Personya) / gl. red. D.N. Shmelev. M.: Nauka, 1988. 311 s.
18.
Slovar' russkogo yazyka XVIII veka / Ros. akad. nauk. In-t lingv. issl.; Gl. red.: Z.M. Petrova. Vypusk
19.
(Penat – Plangerd). SPb.: Nauka, 2011. 239 s. 19. Slovar' Akademii Rossiiskoi po azbuchnomu poryadku raspolozhennyi. Chast' IV: O – P. SPb.: tip. Imp. Ros. akad., 1822. 1536 stb.
20.
Slovar' tserkovno-slavyanskogo i russkogo yazyka: v 4 t., sost. Vtorym otd. Imperatorskoi akademii nauk. SPb.: tip. Imp. Ros. akad., 1847. T. 3. 590 s.
21.
Dal' V.I. Tolkovyi slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka. V. 4 tt. T. 3: P – R. M.: OLMA-PRESS, 2001. 576 s. [Elektronnyi resurs]. URL: https://books.google.ru/books?id=q-VEQPw7r9gC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (data obrashcheniya: 10.06.2019).
22.
Tolkovyi slovar' russkogo yazyka: v 4 t. / pod red. D.N. Ushakova. M.: Gos. izd-vo inostr. i nats. slov., 1939. 1424 stb. T. 3. [Elektronnyi resurs]. URL: http://feb-web.ru/feb/ushakov/ush-abc/default.asp (data obrashcheniya: 10.06.2019).
23.
Slovar' sovremennogo russkogo literaturnogo yazyka: V 17-ti tomakh. M., L.: Izd-vo Akad. Nauk SSSR, 1959. T.9. 1482 stb.
24.
Slovar' russkogo yazyka: V 4-kh t. / pod red. A. P. Evgen'evoi. Izd. 3-e, stereotip. M.: Russkii yazyk, 1987. T.3. 752 s.
25.
Ozhegov S.I. Slovar' russkogo yazyka: Ok. 57 000 slov / Pod red. N. Yu. Shvedovoi. 14-e izd., stereotip. M.: Rus. yaz., 1983. 816 s.
26.
Ozhegov S.I., Shvedova N.Yu. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka: 80 000 slov i frazeologicheskikh vyrazhenii. 4-e izd., dop. M.: In-t rus. yaz. im. V. V. Vinogradova RAN, 2009. 941 s.
27.
Natsional'nyi korpus russkogo yazyka [Elektronnyi resurs]. URL: www.ruscorpora.ru. (data obrashcheniya: 10.06.2019).
28.
Mikhel'son A.D. Ob''yasnitel'nyi slovar' inostrannykh slov, voshedshikh v upotreblenie v russkii yazyk, s ob''yasneniem ikh kornei. Sostavil po slovaryam: Geize, Reifa i drugikh. Sost. po slovaryam: Geize, Reifa i dr. / Mikhel'son. 9-e izd. Polnee vsekh izdanii. M.: «Russkaya tip.» A.O. Lyutetskogo, 1883. 752 s.
29.
Pavlenkov F. Slovar' inostrannykh slov, voshedshikh v sostav russkogo yazyka. 2-e izd. S.-Peterburg: Tipografiya Yu. N. Erlikh, 1907. 714 stb.
30.
Popov M. Slovar' inostrannykh slov, voshedshikh v upotreblenie v russkom yazyke. M.: Tipografiya Tovarishchestva I.D. Sytina, 1911. 466 s.
31.
Chudinov A.N. (red.) Slovar' inostrannykh slov, voshedshikh v sostav russkogo yazyka SPb.: Izdanie knigoprodavtsa V.I. Gubinskogo, Tipografiya S.N. Khudekova, 1894. 1004 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Филология: научные исследования» автор представил свою статью, в которой поднимается вопрос об исследовании развития семантики и современного функционирования слова «персонаж» в русском языке. Автор статьи исходит в изучении данного вопроса из того, в частности, что при изучении семантического поля «персональность» большое внимание уделяется исследованию ядра, которое представлено номинативами (человек, личность, особа, люди, лицо, индивидуальность, персона), значительно меньшее – периферии (индивид, субъект, тип, фигура и некоторые другие). Отмечается при этом, что к настоящему времени семантическая структура и семантические трансформации лексических единиц, занимающих центральное место в СП «персональность», во многом изучены, однако периферийные лексемы исследованы в основном фрагментарно. Наблюдения показывают, что, например, лексема фигура, относящаяся к периферии СП «персональность», активно используется в языке, вторгаясь в семантические области слов, входящих в ядро. По всей видимости, как полагает автор, и другие компоненты периферии будут демонстрировать тесное взаимодействие с ядром и оказывать влияние на семантическое поле в целом. Изучение их семантики, таким образом, представляет интерес с точки зрения эволюции и современного состояния СП «персональность» в русском языке. Необходимость исследования данного семантического поля, в свою очередь, обусловлена его центральным положением в структуре концепта ЧЕЛОВЕК, точное и полное описание которого является одной из основных задач современной антропоцентрической лингвистики. Рассматривая проблему в аспекте лингвистическом, автор отмечает, что в данной работе поставлена цель исследовать в русском литературном языке семантическую эволюцию слова персонаж, специальное изучение которого в отечественном языкознании не проводилось. В семантический объём данной лексемы входят значения, используемые для номинации отдельного человека, но не являющиеся основными, что позволяет нам включить её в состав периферийной зоны СП «персональность». Любопытными в научном плане представляются рассуждения автора об обосновании обращения к публицистическим текстам: обращение к публицистическим текстам обусловлено тем, что в них прежде всего находят отражения процессы, происходящие в обществе и, как следствие, – в языке, а тексты газет фиксируют такие изменения быстрее всего. Период функционирования лексемы персонаж был выбран в связи с тем, что, начиная с XVIII в., активно складываются представления об отдельном человеке и, следовательно, формируется СП «персональность». Письменные тексты извлекались преимущественно посредством обращения к Национальному корпусу русского языка (НКРЯ): публицистические подкорпусы XIX в. – 77 контекстов (23 контекста были собраны самостоятельно для обеспечения минимальной репрезентативной выборки в 100 единиц), XX в. – 1001; газетный подкорпус XXI в. – 1012. Подкорпус XVIII в. не имеет текстов с лексемой персонаж. Поскольку подкорпусы ХХ и XXI вв. содержат 1 596 и 10 197 контекстов соответственно, для отбора материала использовалась механическая выборка. Кроме того, отмечается, что анализ контекстов осуществлялся посредством применения лексико-сематического метода, а также контекстуального метода, позволяющего уточнять смысловые нюансы употребления лексемы и границы её семантической сочетаемости. Также автор статьи подчеркивает, что слово персонаж употреблялось в двух разрозненных, мало связанных друг с другом значениях, из которых к настоящему моменту остаётся одно, определяемое узко: ‘действующее лицо в литературном произведении, в представлении, a также лицо как предмет жанровой живописи’; в современных словарях данная лексическая единица не имеет ни оттенков, ни фразеологического употребления. Автору важно было также продемонстрировать, что для того, чтобы проследить развитие семантики слова персонаж в литературном языке, нужно обратиться к публицистическим текстам XIX-XX вв. и текстам СМИ начала XXI в. Как видим, автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Как установлено в ходе исследования, наоснове оттенка ‘человек как тип, характер в художественном произведении’ возникает отдельное переносное значение ‘человек с точки зрения характера, поведения, общественного положения’, которое используется по отношению к человеку, обладающему как положительными, так и отрицательными свойствами и качествами, что сближает слово персонаж со словами индивидуальность, личность. Это значение имеет оттенок ‘человек как носитель признака, создающего разницу между кем-либо’, который используется для называния человека, выделяющегося из общества, но не обязательно обладающего значимыми качествами или яркими свойствами. Основным отличительными признаком становится известность, узнаваемость. Это особенно хорошо прослеживается с конца ХХ в. 2. Автор пришел к обоснованному выводу о том, что слово персонаж находится в активной фазе формирования своей семантики. Увеличение частотности тех значений, которые связаны с обозначением человека приводит и активному взаимодействию со словами СП «персональность» и её развитию. Таким образом, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы. Статья обладает рядом преимуществ, которые позволяют дать положительную рекомендацию данному материалу, в частности, автор раскрыл тему, привел достаточные аргументы в обоснование своей авторской позиции, выбрал адекватную методологию исследования. Библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике (был использован 31 источник). Считаю, что статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"