по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Квазиавтобиографичность PR-биографии
Бондаренко Юрий Борисович

аспирант, Институт филологии, журналистики и межкультурной коммуникации, ФГАОУ ВО "Южный федеральный университет"

344018, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. Козлова, 71/83

Bondarenko Yury

Post-Graduate Student at Institute of Philology, Journalism and Cross-Cultural Communication at Southern Federal University

344018, Russia, Rostovskaya Oblast' oblast', g. Rostov-Na-Donu, ul. Kozlova, 71/83, kv. 17

whitemachine@mail.ru

Аннотация.

PR-биография представляет собой новый речевой жанр, который возник в результате адаптации традиционной биографической модели повествования к контексту и целям PR-дискурса. Предметом исследования являются основные грамматические, лексико-семантические и текстовые языковые средства, косвенно отражающие коммуникативную ситуацию и дискурсивный контекст, в которой создаются и функционируют тексты жанра PR-биографии. Эти средства также являются показателями трансформаций, которые происходят с биографической жанровой моделью в результате ее включения в контекст PR-дискурса. Наряду с наблюдением, индукцией и дедукцией, в процессе исследования был использован метод объяснительного описания, базирующийся на установлении связей между языковыми фактами и внеязыковым (коммуникативным) контекстом, в котором создается и функционирует текст. Научная новизна статьи заключается в том, что в ней обосновывается такое свойство PR-биографии, как квазиавтобиографичность, представляющее собой совмещение в одном тексте коммуникативных признаков биографии и автобиографии, и описывается языковое воплощение этого свойства в переосмыслении форм изложения от 1-го и 3-го лица, которые становятся стилистическим средством моделирования дистанции между героем и аудиторией, в особенностях реализации текстовой категории авторства и в системе средств выражения положительной оценки, которая вырабатывается PR-биографией. Результаты, полученные в процессе исследования, могут быть применены при уточнении классификаций PR-биографий, а также при выработке рекомендаций по созданию текстов данного типа.

Ключевые слова: биография, PR-биография, автобиография, речевой жанр, дискурс, PR-дискурс, жанры PR, связи с общественностью, авторство, панегирик

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.1.25301

Дата направления в редакцию:

28-01-2018


Дата рецензирования:

28-01-2018


Дата публикации:

15-03-2018


Abstract.

PR-biography is a new speech genre that was created as a result of adaptation of a traditional biographical narration to PR-dicourse essense and purposes. The subject of this research is the main grammar, lexico-semantic and textual linguistic means that indirectly demonstrate the speech situation and discursive context in which PR-biography texts and genres are created and function. These means also indicate transformations that happen to the biographical narration model as a result of its being included in the PR-discourse. Along with observation, induction and deduction, the author of the article has also used the method of explanatory description that is based on discovering relations between linguistic facts and extra-linguistic (communicative) situation that combines communicative features of both biography and autobiography in one text. The author of the research also describes how these features are demonstrated through the first-person and third-person narrations that become stylistic means of modelling a distance between a hero and audience, particular implementation of an authorship category and means of expressive a positive attitude developed by PR-biography. The results of the research can be used to clarify existing classifications of PR-biographies as well as to develop recommendations about how to write PR-biographical texts. 

Keywords:

panegyric, authorship, PR relations, PR genres, PR discourse, discourse, speech genre, autobiography, PR-biography, biography

Введение

PR-биография является относительно новым для русской коммуникативной культуры речевым жанром, который возник в результате адаптации биографической жанровой модели к целям и контексту PR-дискурса. Несмотря на заметное количество работ, в которых данный жанр анализируется или упоминается (см., например, работы [1-12]), его вряд и можно считать в полной мере исследованным. Во-первых, подавляющее большинство работ, упоминающих PR-биографию, носит практическую направленность, а теоретические работы лишь упоминают этот жанр, в лучшем случае перечисляя наиболее существенные его признаки. Во-вторых, даже имеющиеся описания ограничиваются лишь небольшим набором стандартных рекомендаций и представляются чрезвычайно неполными. По этой причине является необходимым обращение к анализу реальной практики создания PR-биографий, которое позволит обогатить представления о потенциале данного типа текстов, наборе возможных его разновидностей, а также конкретных средствах, подходящих для решения тех задач, которые стоят перед специалистом, создающим такие тексты. Кроме того, анализ PR-биографий позволяет обогатить наши представления о жанровой системе как PR-дискурса, так и языка в целом, глубже понять пути и тенденции их развития и обогащения, а также получить объяснение конкретных языковых явлений, которые возникают в результате такого обогащения и развития.

Свойство PR-биографии, именуемое в данной работе как «квазиавтобиографичность», по всей видимости, является своеобразным ключом к целому ряду языковых (грамматических, лексико-семантических, текстовых) признаков данного типа текстов. По этой причине представляется целесообразным начать с разъяснения понятия «квазиавтобиографичность», а затем показать, каким образом это свойство реализуется в языковых фактах.

Квазиавтобиографичность и особенности коммуникативного функционирования PR-биографии

С точки зрения своего функционирования PR-биография парадоксальным образом сочетает в себе признаки биографического и автобиографического текстов.

Автобиографичность PR-биографии заключается в том, что такие тексты всегда создаются по инициативе базисного субъекта PR, распространяются от его лица с целью извлечения преимуществ — формирования положительного образа в глазах общественности. Эти моменты более или менее очевидны для аудиторий, которым может быть адресована PR-биография (избиратели, поклонники, журналисты), а потому исключить соотнесение PR-биографии с лицом, которое в ней изображается, вряд ли возможно.

В то же время автобиографичность PR-биографии не является ее реальным свойством — это внешний эффект, который возникает в силу особенностей коммуникативного функционирования текста. Реальным автором PR-биографии (за крайне редкими исключениями) является третье лицо, PR-специалист, который создает текстовое обеспечение для конкретной PR-кампании. Разумеется, PR-биографию может готовить группа специалистов, однако в данном контексте по-настоящему важным является то, что реальный автор PR-биографии не совпадает с героем биографии (биографируемым лицом). Герой биографии может принимать участие в создании PR-биографии, например, в качестве основного источника информации, получаемой в процессе интервью [13] или инстанции, подтверждающей точность и достоверность содержащейся в тексте информации; герой биографии может наложить запрет на освещение некоторых событий или сторон своей жизни или определить желательный ракурс рассмотрения его личности. Однако цели, которые должен обслуживать текст, содержательное наполнение, общая положительная направленность оценки определяются правилами PR-дискурса. Сам факт обращения к услугам связей с общественностью предполагает, что базисный субъект PR заинтересован в формировании собственного положительного имиджа, а связи с общественностью представляют собой институт и набор инструментов, которые позволяют эту потребность удовлетворить.

Описанная сложность обстоятельств создания PR-биографии имеет ряд проявлений в ее формальном выражении. Как показывает языковой материал, можно выделить три основные формы этих проявлений: 1) особое использование форм изложения от 1-го и 3-го лица, которые переосмысляются и превращаются в стилистическое средство установления дистанции между героем биографии и читателями; 2) специфика реализации в PR-биографии категории авторства и 3) специфичная для PR-биографии система выражения положительной оценочности.

Биографическая и автобиографическая формы изложения в PR-биографии

PR-биография допускает оформление как в виде биографического (повествование от 3-го лица), так и в виде автобиографического изложения (повествование от 1-го лица). Языковой материал показывает, что обе эти возможности используются современными PR-биографиями, хотя наблюдается очень сильный перевес в пользу биографического изложения (изложения от 3-го лица). В исследованном материале, составляющем 149 PR-биографий, 94,6% представлено текстами-биографиями и только 5,4% — текстами либо автобиографическими, либо сочетающими в себе элементы биографического и автобиографического изложения.

Форма изложения от 3-го лица, типичная для большинства PR-биографий, в целом тяготеет к объективному, безоценочному, «сухому» изложению, характеризующемуся фактологичностью. Максимум этих качеств достигается в биографиях-конспектах [2, с. 106; 7, с. 219], отражающих лишь основные этапы жизни героя и, судя по языковому материалу, всегда оформляемых как повествование от 3-го лица. В качестве иллюстрации приведем биографию С. Лаврова, министра иностранных дел Российской Федерации [14]:

Родился в 1950 г., русский.

В 1972 г. окончил Московский государственный институт международных отношений МИД СССР. Владеет английским, французским и сингальским языками.

Начал свою деятельность в 1972 г. в Посольстве СССР в Шри-Ланке.

В период с 1976 по 1981 гг. работал в Отделе международных организаций МИД СССР.

С 1981 по 1988 гг. — первый секретарь, советник и старший советник в Постоянном представительстве СССР при ООН.

С 1988 по 1990 гг. — заместитель начальника Управления международных экономических отношений МИД СССР.

В 1990-1992 гг. — начальник Управления международных организаций, директор Департамента международных организаций и глобальных проблем МИД России.

В 1992-1994 гг. — заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации.

В 1994-2004 гг. — Постоянный представитель Российской Федерации при ООН.

С 2004 года Министр иностранных дел Российской Федерации.

Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла.

Отмечен государственными наградами.

Женат, имеет дочь.

Образ, который возникает в сознании читателя в результате чтения таких биографий, неизбежно является сухим и схематичным (что в случае с биографией государственного чиновника совершенно оправданно). В то же время даже такое языковое оформление PR-биографии позволяет продемонстрировать важные положительные качества героя. В случае с биографией С. Лаврова это верность государству, верность избранному жизненному пути, богатый профессиональный опыт и качественное образование; немаловажным представляется и то, что жизненный путь героя представлен как неизменный карьерный рост. Впрочем, эти положительные характеристики очень тщательно «спрятаны» за «сухим» деловым стилем и нарочитой фактологичностью, побуждая читателя самостоятельно извлекать эту информацию путем логического вывода.

В отдельных случаях мы наблюдаем автобиографические вставки, то есть оформленные в виде прямой речи фрагменты, в которых герой рассказывает о своей жизни, комментирует отдельные события или выражает свои персональные оценки. Например, биография В. В. Путина, опубликованная на его официальном сайте, строится как регулярное чередование фактологических фрагментов и высказываний героя, которые выражают его восприятие соответствующего периода собственной жизни. В частности, упомянутая биография начинается следующим образом: Владимир Путин родился 7 октября 1952 года в Ленинграде. «Я из простой семьи, и я жил очень долго этой жизнью, практически всю свою сознательную жизнь. Я жил как рядовой нормальный человек, и у меня всегда сохраняется эта связь», — вспоминает Путин [15]. Такое изложение позволяет ввести в текст личность в ее непосредственном речевом проявлении, что, несомненно, делает изложение более объемным и менее однообразным. Что касается конкретного текста, который был процитирован, то в нем автобиографические вставки выполняют еще одну функцию — представление собственно человеческой стороны героя, противостоящей его официальному образу государственного деятеля и неизбежно затемняемой этим официальным образом.

В отдельных текстах мы имеем дело либо с развернутыми автобиографическими вставками, либо с выбором автобиографической формы в качестве единственной формы представления информации. Последняя возможность реализуется в PR-биографии Е. Ваенги, к которой мы обратимся далее в данной работе (см. «Квазиавтобиографичность и текстовая категория авторства»). В данном случае можно ограничиться одним из вариантов биографии П. Гагариной, который был опубликован на ее официальном сайте некоторое время назад [16]. Эта биография состоит из двух частей: первая является автобиографической и описывает период в жизни героини до начала полноценной творческой карьеры («…встала и запела…»), тогда как вторая часть представляет собой фактологическое изложение от 3-го лица и охватывает период самостоятельного творчества («Что? Где? Когда?»). В рамках данной биографии контраст между двумя формами изложения, таким образом, становится средством, при помощи которого автор текста обозначает перелом в жизненном пути героини.

Если обратиться к первой части биографии, то можно увидеть, что в ней возникает множество элементов, которые позволяют сформировать более яркий, живой образ героини или создать иллюзию персонального обращения. Например, автобиографическое изложение позволяет представить личную реакцию на значимые события (текст приводится с исправлением стилистических недочетов и пунктуационных ошибок): На вступительных экзаменах в саратовскую ЦМШ я вышла на сцену, сказала концертмейстеру, что мне не [нужен] аккомпанемент, тем более она всё равно такую песню не знает, и запела: I will always love you - и меня тут же взяли! Кроме того, автобиографическое изложение дает возможность прямого обращения к читателю: Желаю и вам красивой музыки в душе и наушниках. Никогда не отступайте от цели. И не обращайте внимание на преграды на пути к своей мечте! В некоторых работах отмечается возможность представления творческой личности в PR-биографии через ее речь [17].

Использование биографической и автобиографической форм в PR-биографиях (причем не только непосредственное, но и в рамках стилизации), а также одновременное сосуществование этих двух форм в рамках одного текста представляется неслучайным. Одним из очевидных последствий квазиавтобиографичности PR-биографии является неадекватность традиционных форм биографического и автобиографического изложения для передачи реальной коммуникативной ситуации, в которой создается и функционирует текст. Выбор любой из этих форм не отражает реальной структуры ситуации, то есть состава ее участников и ее цели, и язык вряд ли представляет возможность точно выразить сложность этой структуры. С другой стороны, нет оснований утверждать, что базисный субъект PR или реальный автор по-настоящему заинтересованы в обнажении этой ситуации: основная цель распространения PR-биографии заключается в формировании положительно окрашенного образа некоторого публичного лица, и оно может осуществляться как в интересах данного лица, так и в интересах организации, которую это лицо представляет. В то же время биографическая и автобиографическая формы изложения являются единственными формами, которые предоставляет язык для рассказа о человеке. В силу этого в PR-биографии биографическая и автобиографическая формы изложения подвергаются переосмыслению и превращаются в стилистическое средство, используемое для воздействия на аудиторию, в частности, для формирования желательной дистанции между героем и автором.

В силу этого собственно биографическая форма становится основным средством формирования официального и более объективного стиля текста, тогда как автобиографическая форма вводит субъективное начало и создает условия для персонального обращения, проявления искренности и даже исповедальности. При этом представляется очевидным, что именно квазиавтобиографичность PR-биографии позволяет не только использовать более или менее точно зафиксированную прямую речь героя как дополнительное средство создания его образа, но и стилизовать PR-биографию под автобиографический текст, то есть на основании имеющихся фактических данных создавать текст, излагающий события жизни героя как бы от его лица.

Квазиавтобиографичность и текстовая категория авторства

PR-биография преимущественно является анонимным текстом и не содержит подписи. По большому счету, подпись под PR-биографией является избыточной, поскольку это текст, который распространяется от лица базисного субъекта PR и используется как инструмент самопрезентации. Однако в отдельных случаях фигура автора все-таки получает представление в PR-биографии.

В процессе исследования было выделено три основных формы присутствия авторской фигуры в тексте.

1. PR-биография может быть написана самим автором, то есть быть автобиографическим текстом в собственном смысле слова. При этом нужно сразу подчеркнуть, что такие тексты следует отличать от стилизаций под автобиографию или текстов, содержащих расшифровку рассказа героя о своей жизни, о которых было сказано в предыдущем разделе.

Данный тип PR-биографий можно проиллюстрировать автобиографией Д. Рубиной, опубликованной на ее персональном сайте [18]. В частности, этот текст содержит прямое указание на то, что автор и герой — это одно лицо. Данная PR-биография в самом начале содержит выражение скепсиса, который автор испытывает к автобиографическому жанру: Обычно я довольно равнодушно отношусь к подобным вещам, полагая, что никто их и не читает. В сущности, кому какое дело — что за институт закончил автор того или иного романа, сколько у него братьев или сестер, сколько детей, мужей и прочего жизненного барахла… Некоторое время меня даже раздражала просьба создателей моего сайта — написать собственную биографию. Тем не менее, автор описывает внутреннее решение, которое позволило ему выполнить эту работу: Потом я решила взглянуть на это дело с точки зрения мастеровой. Вот, мол, есть некая второстепенная героиня ненаписанного пока романа. Взять и — где конспективно, где более проработанно — набросать некий рисунок жизненного пути. На том и порешила .

Нельзя исключить, что биография В. Сорокина, размещенная на его официальном сайте, также подготовлена самим автором. Несмотря на то что этот текст является биографическим, то есть представляет собой повествование от 3-го лица, он озаглавлен «Автобиография». Разумеется, в данном случае вполне может иметь место лексическая ошибка, то есть неправильный выбор слова. Однако нельзя исключить, что В. Сорокин написал этот текст сам, но намеренно избрал изложение от 3-го лица, чтобы повысить его объективность, информативность и официальность.

По большому счету, данный вариант уместен только при условии, что герой PR-биографии является человеком пишущим, то есть писателем или журналистом. Скорее всего, автобиографическая форма в собственном смысле слова в других случаях не является уместной. Тем не менее, представляется очевидным, что сама по себе автобиографическая форма (а не стилизация под нее) вполне может претендовать на статус самостоятельного средства PR-коммуникаций, способного выделить и охарактеризовать героя, а также сделать его PR-коммуникации менее стандартными.

2. Авторская фигура может получать выражение через комментирующие подписи к тексту. Например, биография З. Прилепина, опубликованная на его официальном сайте [19], имеет комментирующую подпись «Подготовлено по интервью и публикациям Захара Прилепина» , которая однозначно указывает, что этот текст был создан другим лицом. Впрочем, нельзя не отметить, что у этой подписи имеется и другая функция: она указывает на источники информации, то есть является средством подтверждения ее достоверности. В биографии В. Познера [20] так же имеется подпись «Биография согласована и скорректирована Владимиром Познером» , которая косвенно указывает не только на нетождественность автора герою, но и на форму участия героя в создании текста, пусть даже в качестве корректирующей и одобряющей инстанции.

Такого рода вкрапления, свидетельствующие об авторской фигуре и процессе создания текста, не оказывают яркого, определяющего влияния на восприятие текста, но довольно органично вписываются в цели PR-биографии. Поручение написать собственную биографию третьему лицу в некоторой степени снижает вероятность появления иллюзии самовосхваления (см. далее, «Квазиатобиографичность и оценочность PR-биографии»). PR-специалист, будучи зависимым от заказчика, все же является сторонним лицом, что несколько повышает объективность текста. С другой стороны, в некоторой степени такие комментарии могут повышать достоверность текста в глазах читателя.

3. Наконец, фигура автора может быть представлена подписью, что делает PR-биографию авторским текстом. В исследованном материале было обнаружено всего два примера таких текстов — это биография Е. Ваенги [21] и биография Э. Лимонова, написанная З. Прилепиным [22].

Фигура автора биографии Е. Ваенги представлена прежде всего подписью, которая содержится в конце текста: Автор — петербургский журналист и писатель Михаил Садчиков . При этом сама биография представляет собой развернутый рассказ героини о своей жизни. Хотя этот текст позиционируется как интервью, в нем отсутствует такой важный компонент интервью, как вопросы интервьюера. Фигура автора присутствует лишь в комментариях по поводу некоторых подробностей, сообщаемых героиней, и ее проявлений в момент рассказа: Не буду говорить его фамилию… Хотя нет, скажу — это был Юра Чернавский (известный композитор, аранжировщик, автор песен для Пугачевой, Леонтьева, Преснякова. — Прим. авт.) ; Я отвратная пианистка, если сравнивать меня с Рихтером (улыбается), я плохая пианистка в сравнении с Женей Кисиным; Со временем, наверное, я бы захотела стать педагогом музыкальной литературы, потому что сольфеджио, теория, гармония — вообще не мое, это математика в музыке, тут я полный дуб (смеется) .

Данный пример представляет особый интерес в контексте данной статьи, поскольку он показывает, что, даже несмотря на явное присутствие фигуры автора, роль автора остается в целом технической: это человек, который фиксирует проявления героини, а также осуществляет их оформление в виде окончательного текста. Другими словами, фигура автора, присутствуя в тексте, все равно выводится на второй план, что закономерно рассматривать как проявление общей тенденции жанра PR-биографии к элиминации, устранению фигуры реального автора из текста.

Заметно отличается от этого текста биография Э. Лимонова, написанная З. Прилепиным, к анализу которой мы уже обращались [23]. Этот текст, представляющий собой описание жизни и характера героя от 3-го лица, обладает ярко выраженной публицистичностью, а также более ярким выражением прямой положительной оценки, ср.: Лимонов один из первых понимает, что «западная модель», вирус которой уже тогда начал распространяться в СССР, имеет свои очевидные недостатки. Как это ни печально, многие соотечественники Лимонова доросли до этого понимания только тридцать лет спустя — а мода на «американский образ жизни», принесшая России куда больше вреда, чем пользы, стала иссякать лишь в «нулевые» года . Во-первых, приведенный фрагмент содержит ряд экспрессивных слов, которые имеют в своем содержании негативные коннотации (вирус, как это ни печально, доросли ). Во-вторых, этот фрагмент основан на контрастной оценке: герой биографии противопоставляется «другим согражданам», причем это сопоставление говорит не в пользу последних и позиционирует героя как человека, идущего впереди других людей, опережающего их, причем значительно (многие соотечественники Лимонова доросли до этого понимания только тридцать лет спустя ). Судя по языковому материалу, в обычном случае авторы PR-биографий вообще избегают отрицательной оценочности, направленной на кого бы то ни было, а также контрастных сравнений, противопоставляющих людей на основании оппозиций «добро — зло», «мудрость — глупость», «успешность — неуспешность» и т.д.

Эти свойства текста, не соответствующие ни сложившимся стандартам PR-биографии, ни структуре и целеполаганию PR-деятельности, все-таки оказываются оправданными, поскольку фигура автора (в том числе в силу его известности и репутации) превращает и публицистичность слога, и открытость прямой оценки в его личное мнение: источником оценки является реальный автор, а не герой текста. Стоит также учитывать, что данная биография опубликована на сайте, созданном к президентским выборам 2012 года, к которым Э. Лимонов не был допущен, и это также является фактором, задающим «конкурентный» тон текста.

При этом наличие подписи З. Прилепина создает ряд значимых эффектов. Во-первых, авторитет, который имеет З. Прилепин среди определенных групп российских читателей, довольно высок, и этот авторитет как бы прибавляется к авторитету самого Э. Лимонова. Во-вторых, известным фактом является близость взглядов Э. Лимонова и З. Прилепина, что превращает данный текст в выражение восхищения, которое соратник испытывает по отношению к своему старшему соратнику. Благодаря этому сам факт публикации текста косвенно выражает идею сплоченности рядов единомышленников, которая чрезвычайно важна в контексте политических коммуникаций.

Выбор формы авторской биографии в практике PR оказывается целесообразным и возможным чрезвычайно редко в силу того, что автором такого текста должен быть человек, во-первых, обладающий способностью написать качественный текст, который полно отображал бы особенности личности героя, а во-вторых, обладал бы достаточным весом в глазах аудитории, чтобы быть источником оценки (в этом отношении автор должен быть «лидером мнений», см. далее, «Квазиавтобиографичность и оценочность PR-биографии»). Очевидно, что в реальных PR-кампаниях такие условия являются скорее исключением, чем правилом. Тем не менее, авторская PR-биография, по нашему мнению, является особой разновидностью PR-биографии и должна быть включена в классификации PR-биографий.

Отчасти это обусловлено тем, что авторская PR-биография, в отличие от других подвидов данного жанра, максимально сближается с жанровой моделью панегирика [24-25], в котором авторская фигура является чрезвычайно значимым компонентом, поскольку от этой фигуры зависят качество и весомость положительной оценки. Хотя потенциально положительная оценка может исходить от любого человека, вряд ли можно не согласиться с тем, что «…не каждый может похвалить или поругать, для этого важна социальная и возрастная дистанция между автором и адресатом. Ценность оценочного жанра зависит от того, кто его автор» [26, с. 388]. В этом смысле подпись автора текста становится еще одним «аргументом», подтверждающим значительность, яркость, важность фигуры героя биографии.

Как следует из приведенных примеров, фигура автора может получать явное представление в тексте PR-биографии, однако это, во-первых, является отклонением от сложившегося стандарта оформления данного типа текстов и происходит с низкой частотностью, а во-вторых, может быть сопряжено с особыми эффектами, значимыми с точки зрения восприятия и интерпретации текста.

Квазиавтобиографичность и оценочность PR-биографии

Положительная оценочность является важным признаком PR-биографии. Представляется очевидным, что установка на положительную оценочность возникает в результате адаптации общей биографической модели к условиям и целям PR-дискурса. Биографическому тексту обязательная положительная оценочность не присуща: в обычном случае биография может быть как хвалебной, так и осуждающей, причем обычно оба типа оценки в биографическом тексте представлены смешанно. Обязательная положительная оценка в PR-биографии обусловлена целью PR-дискурса — формированием положительного образа (имиджа) базисного субъекта PR.

Анализ языкового материала показывает, что PR-биографии характеризуются особой системой средств выражения оценки, которая включает несколько базисных компонентов.

Во-первых, это упоминания о достижениях и заслугах героя. Это средство является чрезвычайно значимым для PR-биографии, и подтверждение его значимости можно увидеть в объемных перечнях, которые могут объединять самые разные подтверждения успешности, признания, исключительности, профессионализма и других аналогичных качеств героя. В качестве примера можно привести следующий фрагмент из биографии В. А. Гергиева [27]: Будучи одним из ведущих дирижеров мира, Гергиев сотрудничает с лучшими оркестровыми коллективами. С 2007 года он является главным дирижером Лондонского симфонического оркестра, с которым выступает в Центре Барбикан, на фестивале «Би-би-си Промс» и Эдинбургском фестивале, гастролирует по Европе, США, Азии и Австралии. Также Гергиев сотрудничает с Метрополитен-оперой, Венским, Нью-Йоркским и Роттердамским филармоническими оркестрами и оркестром Ла Скала, а с 2015 года стал главным дирижером Мюнхенского филармонического оркестра. В 2014 году Детский хор России, созданный по инициативе Гергиева на базе Всероссийского хорового общества, впервые выступил с программой в Мариинском-2, а затем принял участие в Торжественной церемонии закрытия XXII Олимпийских зимних игр в Сочи. В 2013 году Валерий Гергиев стал руководителем Национального молодежного оркестра США, основанного в Нью-Йорке по инициативе Карнеги-холла. Первые международные гастроли оркестра прошли совместно со скрипачом Джошуа Беллом и включали концерты в Вашингтоне, Москве, Санкт-Петербурге и Лондоне . В этом фрагменте информация о важных достижениях и событиях, свидетельствующих об успешности и признанности дирижера, представлена в компрессированном виде. В перечне фигурируют и знаменитые симфонические оркестры, с которыми сотрудничал В. А. Гергиев, и коллективы, которые были созданы по его инициативе и при его участии, и крупные фестивали классической музыки, и упоминания всемирно известных сценических площадок, значимых событий мирового масштаба, а также других известных музыкантов. Фрагмент также содержит целый ряд географических наименований (названия стран и мировых столиц), с которыми была связана деятельность дирижера, что свидетельствует о мировом признании его таланта.

Во-вторых, положительная оценка героя формируется за счет его изображения в окружении или на фоне значимых культурных объектов и других публичных личностей. Отчасти этот аспект присутствует в приведенном чуть ранее фрагменте из биографии В. А. Гергиева. Также этот прием используется, например, в биографии певицы Валерии [28]: В марте 2008 года Валерия выпустила новый альбом «Out of Control» («Неподконтрольно»). В создании альбома приняли участие Рэй СентДжон (автор композиции Шаде «Smooth Operator»), Дэвид Ричардс (продюсер нескольких альбомов Queen), Шанталь Кревязук (автор многих хитов Аврил Лавин, Гвен Стефании и Келли Кларксон), а также Франческа Эшлиманн, Джордж де Анджелис и Сергей Галоян, написавший известные хиты для группы «Тату». Сведением альбома занимался Саймон Горджерли (обладатель Grammy — 2006 за работу над альбомом U2 «How to dismantle an atomic bomb»). Одним из треков стала каверверсия «Stayin alive» знаменитой группы «Bee Gees», которую Валерия исполнила вместе с автором Робином Гиббом . Упоминание личностей, привлеченных к работе над альбомом, позволяет вовлечь в текст целый ряд всемирно известных имен, среди которых «Queen», «U2», «Bee Gees», Шаде и другие исполнители. Разумеется, само по себе привлечение этих людей свидетельствует о стремлении создать качественный продукт мирового уровня, однако к этому функция упоминания о них и их успехах не сводится. Эти факты и сведения играют важную роль в позиционировании героини биографии, в том образе, который предлагается читателю. Известные, признанные достижения музыкантов, продюсеров, композиторов, звукорежиссеров не имеют отношения к героине биографии, но распространяются на нее и альбом, о котором идет речь в процитированном эпизоде. Представляется важным, что все перечисляемые имена так или иначе связаны с европейской и американской музыкой, либо отечественной музыкой, имевшей успех на Западе, поскольку это имеет значение с точки зрения позиционирования как проекта, так и самой певицы.

Наконец, в-третьих, источником оценки могут служить «лидеры мнений», то есть личности, которые являются признанными экспертами в некоторой области и имеют устойчивую репутацию в глаза общественности. Эта модель реализуется в следующем фрагменте из биографии Ф. Киркорова [29]: Артем Троицкий так потом комментировал эту работу: «Меня потрясло, как правильно он пел по-английски, практически безупречно интонировал... Мимика, жесты, “смайл” Лас-Вегасовский — это было просто обворожительно! Это было в точку!» . А. Троицкий является довольно известным музыкальным критиком, который в сознании людей ассоциируется с «качественной» зарубежной (преимущественно европейской и американской) музыкой, в том числе благодаря своим высказываниям. Поэтому в контексте описания эпизода из биографии Ф. Киркорова его мнение оказывается особенно уместным: предполагается, что А. Троицкий способен давать адекватную оценку исполнению российским певцом песен на английском языке.

Выступать в качестве «лидеров мнений» и быть источником оценки могут не только личности, но и средства массовой информации, ср.: Британская газета «The Independent» в рубрике «Альбомом недели» отмечала: «Этот впечатляющий двойной СD с концертами Листа, плюс “Орфей” и “Героическая элегия”, воплощает всю русскую мощь. Пианизм Мацуева обладает героической силой и точно выверенным контролем…» [30]. Фактически субъектом высказывания в данном случае является не некоторое лицо (журналист, музыкальный критик), а известная британская газета. В отдельных случаях встречаются ссылки даже не на конкретные издания, а на прессу в целом, как в биографии Н. Баскова: Зарубежная пресса не раз отмечала уникальный тембр голоса, прекрасную технику, широкий диапазон, чувство стиля, артистизм и музыкальность [31].

Необходимо добавить, что границы между перечисленными средствами положительной оценки являются довольно размытыми. Так, упоминания значимых личностей, формирующих фон, на котором изображается герой биографии, по своей функциональной нагрузке мало отличаются от упоминаний «лидеров мнений», которые высказывают хвалебные суждения о герое. Если в первом случае мы имеем дело с реальным окружением, то лидеры мнений формируют то, что можно было бы назвать «информационным окружением». С другой стороны, достижения героя, типичные для PR-биографии, часто включают упоминания получения наград, премий, почетных званий, то есть событий, которые имеют преимущественно коммуникативную природу и служат средством положительной оценки и выражения признания заслуг героя. Такие достижения явно смыкаются с высказываниями «лидеров мнений», и в обоих случаях оценка исходит от субъектов (людей, организаций, государственных органов), которые являются независимыми от базисного субъекта PR. Отсутствие четких границ между средствами выражения положительной оценки, по всей видимости, также свидетельствует о том, что они имеют одинаковую функциональную нагрузку.

Это можно проиллюстрировать следующим примером из биографии певицы Пелагеи [32]: Впервые со времен 2-ой Мировой войны встречаются главы сразу трех держав: Франции, Германии и России. И на этой встрече единственной культурной программой Протоколом предусматривается небольшой сольный концерт Пелагеи. Информационные агентства разносят по всему миру: Жак Ширак назвал девочку «русской Эдит Пиаф!», а Борис Ельцин, прослезившись, — «символом возрождающейся России» . Стоит обратить внимание на то, что чрезвычайно высокая оценка исходит от президентов Франции и России, то есть чрезвычайно весомых публичных личностей, которые однозначно являются «лидерами мнений». В то же время эти фигуры не являются экспертами в области музыки, а потому их мнение вряд ли можно считать авторитетным по сравнению с мнением именитого музыкального критика или признанного музыканта. Это показывает, что присутствие данных фигур важно с точки зрения фона, на котором изображается героиня биографии. Их статус сам по себе не менее (а возможно, даже более) важен, чем их способность выносить обоснованные, адекватные суждения о творчестве музыканта. Фактически эти фигуры совмещают в себе функцию «лидеров мнений» и значимых публичных личностей, в один ряд с которыми ставится герой биографии.

По-нашему мнению, объяснение специфики системы оценок PR-биографии также кроется в квазиавтобиографичности данного жанра. Типичные способы выражения оценок в PR-биографии предполагают метонимическое смещение с самой личности либо на ее действия и достижения, либо на ее окружение и/или фон. Объяснение избегания прямой оценки в пользу описанных ранее косвенных средств заключается в том, что прямая положительная оценка фактически равнозначна иллокутивному самоубийству [33], поскольку текст PR-биографии распространяется от лица базисного субъекта PR и отождествляется с ним, что неизбежно ведет к формированию в сознании читателя впечатления, будто герой хвалит себя. Цель PR-биографии заключается в положительной характеристике героя, однако самовосхваление не является положительным качеством, а потому при очевидном наличии его признаков цель PR-биографии не достигается. Метонимическое смещение позволяет если не исключить, то хотя бы смягчить этот явно нежелательный эффект, поскольку положительная оценка в таких случаях либо не воспринимается как голословная (поскольку она аргументируется, подтверждается фактами, допускающими проверку), либо формируется косвенно, путем моделирования соответствующего фона и окружения для героя биографии.

По всей видимости, этим же фактором объясняется и предпочтение изложению от 3-го лица (биографической форме изложения), которое характерно для подавляющего большинства PR-биографий. Изложение от 3-го лица делает текст более «сухим», отстраненным и официальным, повышает его информативное начало, создает иллюзию того, что оценка исходит от некоторой внешней инстанции и является объективной. Биографическая форма изложения формирует объективную основу, благодаря которой гораздо более уместными оказываются и чрезвычайно объемные перечисления достижений, и фон в виде значимых культурных объектов и личностей, и прямые хвалебные высказывания «лидеров мнений». Изложение той же информации от 1-го лица со всей очевидностью воспринималось бы как самовосхваление.

Выводы

Таким образом, квазиавтобиографичность PR-биографии, то есть особенность ее коммуникативного функционирования, имеющая следствием сочетание биографических и автобиографических признаков, может рассматриваться как основа для осмысления целого ряда разноплановых особенностей данного типа текста. Данное свойство ведет к переосмыслению автобиографического и биографического изложения, которые могут использоваться как особое стилистическое средство позиционирования героя, что обусловлено неадекватностью форм повествования от 1-го и 3-го лица ситуации, в которой создается и функционирует PR-биография. Типичная анонимность PR-биографии объясняется тем, что данный тип текстов распространяется от лица базисного субъекта PR, то есть воспринимается скорее как автобиографический; тем не менее, PR-биография допускает явное или косвенное выражение присутствия реального автора, что может быть сопряжено с некоторыми значимыми с точки зрения восприятия текста эффектами. Наконец, квазиавтобиографичность PR-биографии является основным фактором формирования особой системы средств выражения положительной оценки, функция которой заключается в смягчении возможного впечатления самовосхваления, которое может сложиться в сознании читателя в силу того, что PR-биография отождествляется с базисным субъектом PR как ее отправителем.

Необходимо также указать на необходимость пересмотра существующих описаний жанра PR-биографии и, в частности, включения в состав существующих классификаций таких категорий, как «авторская PR-биография» («биография-панегирик»), «PR-автобиография», «стилизация под автобиографию», а также указание на возможность творческого использования смешанных типов биографии, предполагающих, например, чередование собственно биографических и автобиографических фрагментов.

Библиография
1.
Аксенова А. В., Анисимова Т. В. Принципы построения системы PR-жанров // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2: Языкознание. 2014. № 1. С. 20-25.
2.
Гундарин М. В. Книга руководителя отдела PR: практические рекомендации. СПб.: «Питер», 2008. 368 с.
3.
Данилина В. В., Луканина М. В., Минаева Л. В., Салиева Л. К. Связи с общественностью. Составление документов: Теория и практика. М.: Аспект Пресс, 2008. 288 с.
4.
Егорова-Гантман Е. В., Плешаков К. В. Политическая реклама. М.: Никколо М, 1999. 240 с.
5.
Игнатьев Д., Бекетов Д. Настольная книга Public Relations. 2-е изд. М.: Альпина-Бизнес Букс, 2004. — 496 с.
6.
Кривоносов А. Д. Жанры PR-текста. — СПб.: СПбГУ, 2001. 135 с.
7.
Кривоносов А. Д. Основы теории связей с общественностью / А. Д. Кривоносов, О. Г. Филатова, М. А. Шишкина. СПб.: Питер, 2012. 384 с.
8.
Култышева И. В. Анализ использования средств речевого воздействия в официальных биографиях губернаторов Свердловской области // Убеждение и доказательство в современном политическом дискурсе: Материалы международной научной конференции (Екатеринбург, 26-28 августа 2014 г.). Нижний Тагил: Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия, 2014. С. 53-57.
9.
Огнева К. П. Ключевые жанры политических PR-текстов // Убеждение и доказательство в современном политическом дискурсе: Материалы международной научной конференции (Екатеринбург, 26-28 августа 2014 г.). Нижний Тагил: Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия, 2014. С. 76-89.
10.
Хахалева А. Ю. Типологические признаки PR-дискурса // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2013. № 8 (668). С. 81-96.
11.
Чумиков А. Н. Связи с общественностью. 3-е изд. М.: Дело, 2001. 296 с.
12.
Широкова Е. В. Лингвостилистический анализ PR-биографии: учебно-методический аспект // Общественные науки. 2015. № 6-1. С. 245-258.
13.
Пескова Е. Н. Биографическое интервью в имиджевом издании: жанрообразующие признаки // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Лингвистика». 2015. Т. 12. № 2. С. 39-43.
14.
Лавров Сергей Викторович, министр иностранных дел Российской федерации // Министерство иностранных дел Российской Федерации: официальный сайт. Режим доступа: http://www.mid.ru/ru/about/structure/minister
15.
Биография // Владимир Путин: Личный сайт. Режим доступа: http://putin.kremlin.ru/bio
16.
Все обо мне (About me) // Полина Гагарина [Официальный сайт.] – Режим доступа: https://web.archive.org/web/20160603212214/http://www.gagarina.com/
17.
Коняева Ю. М. Речевая репрезентация творческой личности в PR-биографии // Медиалингвистика: IV Международный научно-практический семинар. СПб.: СПбГУ, 2015. С. 76-80.
18.
Биография // Сайт Дины Рубиной. Режим доступа: http://www.dinarubina.com/biography.html
19.
Биография // Захар Прилепин: официальный сайт писателя. Режим доступа: http://zaharprilepin.ru/ru/bio.html
20.
Биография // Познер Online: Официальный сайт телеведущего и журналиста Владимира Познера. Режим доступа: http://pozneronline.ru/biografiya/
21.
Елена Ваенга, музыкант // Vaenga.ru: официальный сайт Е. Ваенги. Режим доступа: http://www.vaenga.ru/biography/
22.
Прилепин З. Его имя — Эдуард Лимонов // Лимонов-2012. Режим доступа: http://www.limonov2012.ru/biography.html
23.
Бондаренко Ю. Б. Авторская биография как особая разновидность PR-биографии (на примере биографического текста «Его имя — Эдуард Лимонов» З. Прилепина) // Молодой ученый. 2015. № 24 (104). С. 1117-1120.
24.
Руднев В. Н. Панегирик как речевой жанр // Вестник Российского нового университета. Серия: Человек в современном мире. 2011. № 1. С. 183-188.
25.
Рыжикова М. Д. Характерные черты панегирика как жанра лаудативного дискурса (на примере английского языка) // Филологический аспект. 2015. № 9. Режим доступа: http://scipress.ru/philology/article/характерные-черты-панегирика-как-жан
26.
Шмелева Т. В. Оценочные жанры речи // Эффективное речевое общение (Базовые компетенции): Словарь-справочник. Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2014. С. 388-389.
27.
Биография // Валерий Гергиев: официальный сайт. Режим доступа: http://www.valery-gergiev.ru/
28.
Биография // Валерия: официальный сайт. Режим доступа: http://www.valeriya.net/bio/
29.
Филипп Киркоров. Полная биография // Филипп Киркоров: официальный сайт. Режим доступа: https://kirkorov.ru/uploads/KIRKOROV_Biographiya.pdf
30.
Биография // Денис Мацуев (официальный сайт). Режим доступа: http://matsuev.ru/about/
31.
Биография // Николай Басков – Официальный сайт. Режим доступа: http://baskov.ru/life/bio/
32.
Биография // Пелагея – официальный сайт – рок-этно арт-фолк группа. – Режим доступа: http://www.pelagea.ru/biography
33.
Вендлер З. Иллокутивное самоубийство // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. С. 238-250.
References (transliterated)
1.
Aksenova A. V., Anisimova T. V. Printsipy postroeniya sistemy PR-zhanrov // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 2: Yazykoznanie. 2014. № 1. S. 20-25.
2.
Gundarin M. V. Kniga rukovoditelya otdela PR: prakticheskie rekomendatsii. SPb.: «Piter», 2008. 368 s.
3.
Danilina V. V., Lukanina M. V., Minaeva L. V., Salieva L. K. Svyazi s obshchestvennost'yu. Sostavlenie dokumentov: Teoriya i praktika. M.: Aspekt Press, 2008. 288 s.
4.
Egorova-Gantman E. V., Pleshakov K. V. Politicheskaya reklama. M.: Nikkolo M, 1999. 240 s.
5.
Ignat'ev D., Beketov D. Nastol'naya kniga Public Relations. 2-e izd. M.: Al'pina-Biznes Buks, 2004. — 496 s.
6.
Krivonosov A. D. Zhanry PR-teksta. — SPb.: SPbGU, 2001. 135 s.
7.
Krivonosov A. D. Osnovy teorii svyazei s obshchestvennost'yu / A. D. Krivonosov, O. G. Filatova, M. A. Shishkina. SPb.: Piter, 2012. 384 s.
8.
Kultysheva I. V. Analiz ispol'zovaniya sredstv rechevogo vozdeistviya v ofitsial'nykh biografiyakh gubernatorov Sverdlovskoi oblasti // Ubezhdenie i dokazatel'stvo v sovremennom politicheskom diskurse: Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii (Ekaterinburg, 26-28 avgusta 2014 g.). Nizhnii Tagil: Nizhnetagil'skaya gosudarstvennaya sotsial'no-pedagogicheskaya akademiya, 2014. S. 53-57.
9.
Ogneva K. P. Klyuchevye zhanry politicheskikh PR-tekstov // Ubezhdenie i dokazatel'stvo v sovremennom politicheskom diskurse: Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii (Ekaterinburg, 26-28 avgusta 2014 g.). Nizhnii Tagil: Nizhnetagil'skaya gosudarstvennaya sotsial'no-pedagogicheskaya akademiya, 2014. S. 76-89.
10.
Khakhaleva A. Yu. Tipologicheskie priznaki PR-diskursa // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta. 2013. № 8 (668). S. 81-96.
11.
Chumikov A. N. Svyazi s obshchestvennost'yu. 3-e izd. M.: Delo, 2001. 296 s.
12.
Shirokova E. V. Lingvostilisticheskii analiz PR-biografii: uchebno-metodicheskii aspekt // Obshchestvennye nauki. 2015. № 6-1. S. 245-258.
13.
Peskova E. N. Biograficheskoe interv'yu v imidzhevom izdanii: zhanroobrazuyushchie priznaki // Vestnik Yuzhno-Ural'skogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya «Lingvistika». 2015. T. 12. № 2. S. 39-43.
14.
Lavrov Sergei Viktorovich, ministr inostrannykh del Rossiiskoi federatsii // Ministerstvo inostrannykh del Rossiiskoi Federatsii: ofitsial'nyi sait. Rezhim dostupa: http://www.mid.ru/ru/about/structure/minister
15.
Biografiya // Vladimir Putin: Lichnyi sait. Rezhim dostupa: http://putin.kremlin.ru/bio
16.
Vse obo mne (About me) // Polina Gagarina [Ofitsial'nyi sait.] – Rezhim dostupa: https://web.archive.org/web/20160603212214/http://www.gagarina.com/
17.
Konyaeva Yu. M. Rechevaya reprezentatsiya tvorcheskoi lichnosti v PR-biografii // Medialingvistika: IV Mezhdunarodnyi nauchno-prakticheskii seminar. SPb.: SPbGU, 2015. S. 76-80.
18.
Biografiya // Sait Diny Rubinoi. Rezhim dostupa: http://www.dinarubina.com/biography.html
19.
Biografiya // Zakhar Prilepin: ofitsial'nyi sait pisatelya. Rezhim dostupa: http://zaharprilepin.ru/ru/bio.html
20.
Biografiya // Pozner Online: Ofitsial'nyi sait televedushchego i zhurnalista Vladimira Poznera. Rezhim dostupa: http://pozneronline.ru/biografiya/
21.
Elena Vaenga, muzykant // Vaenga.ru: ofitsial'nyi sait E. Vaengi. Rezhim dostupa: http://www.vaenga.ru/biography/
22.
Prilepin Z. Ego imya — Eduard Limonov // Limonov-2012. Rezhim dostupa: http://www.limonov2012.ru/biography.html
23.
Bondarenko Yu. B. Avtorskaya biografiya kak osobaya raznovidnost' PR-biografii (na primere biograficheskogo teksta «Ego imya — Eduard Limonov» Z. Prilepina) // Molodoi uchenyi. 2015. № 24 (104). S. 1117-1120.
24.
Rudnev V. N. Panegirik kak rechevoi zhanr // Vestnik Rossiiskogo novogo universiteta. Seriya: Chelovek v sovremennom mire. 2011. № 1. S. 183-188.
25.
Ryzhikova M. D. Kharakternye cherty panegirika kak zhanra laudativnogo diskursa (na primere angliiskogo yazyka) // Filologicheskii aspekt. 2015. № 9. Rezhim dostupa: http://scipress.ru/philology/article/kharakternye-cherty-panegirika-kak-zhan
26.
Shmeleva T. V. Otsenochnye zhanry rechi // Effektivnoe rechevoe obshchenie (Bazovye kompetentsii): Slovar'-spravochnik. Krasnoyarsk: Sibirskii federal'nyi universitet, 2014. S. 388-389.
27.
Biografiya // Valerii Gergiev: ofitsial'nyi sait. Rezhim dostupa: http://www.valery-gergiev.ru/
28.
Biografiya // Valeriya: ofitsial'nyi sait. Rezhim dostupa: http://www.valeriya.net/bio/
29.
Filipp Kirkorov. Polnaya biografiya // Filipp Kirkorov: ofitsial'nyi sait. Rezhim dostupa: https://kirkorov.ru/uploads/KIRKOROV_Biographiya.pdf
30.
Biografiya // Denis Matsuev (ofitsial'nyi sait). Rezhim dostupa: http://matsuev.ru/about/
31.
Biografiya // Nikolai Baskov – Ofitsial'nyi sait. Rezhim dostupa: http://baskov.ru/life/bio/
32.
Biografiya // Pelageya – ofitsial'nyi sait – rok-etno art-folk gruppa. – Rezhim dostupa: http://www.pelagea.ru/biography
33.
Vendler Z. Illokutivnoe samoubiistvo // Novoe v zarubezhnoi lingvistike. Vyp. 16. Lingvisticheskaya pragmatika. M.: Progress, 1985. S. 238-250.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"