по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Функционирование прецедентного имени «Мюнхгаузен» в современных российских печатных СМИ
Быкова Людмила Владимировна

кандидат филологических наук

доцент, БУ ВО Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Сургутский государственный университет»

628403, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ, г. Сургут, ул. Ленина, 1, каб. 320

Bykova Liudmila

PhD in Philology

associate professor of the Department of the German Language at Surgut State University

628403, Russia, Khanty-Mansiisk autonomous district, Surgut, Lenin's str., 1, room No. 320

LVBykova@yandex.ru
Коптякова Елена Евгеньевна

кандидат филологических наук

доцент, БУ ВО Ханты-Мансийского автономного округа - Югры "Сургутский государственный университет"

628403, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ, г. Сургут, ул. Ленина, 1, оф. 315

Koptyakova Elena

PhD in Philology

associate professor of the Department of the English Language and Translation Teaching Methods at Surgut State University

628403, Russia, Khanty-Mansiisk autonomous district, Surgut, Lenin's str., 1, of. 315

koptyakova71@mail.ru
Аннотация. Объектом исследования является прецедентное имя «Мюнхгаузен». В статье рассматриваются особенности функционирования данного прецедентного имени в современной российской прессе. Печатные СМИ не могут так оперативно реагировать на происходящие в мире события, как, например, телевидение, радио или Интернет. Поэтому в последние годы ведущей для печатной прессы становится воздействующая функция. Особе внимание уделяется тому, какие из связанных с прецедентным именем«Мюнхгаузен» прецедентных ситуаций актуализируются в российских печатных СМИ, и какое влияние они призваны оказывать на читателей. При отборе материала для исследования использован метод случайной выборки. В ходе обработки полученного корпуса примеров проводились когнитивно-дискурсивный анализ прецедентных феноменов, а также их сопоставление и классификация. Новизна исследования заключается в том, что автор впервые обращается к исследованию конкретного прецедентного феномена, связанного с немецкой культурой, в дискурсе российских печатных СМИ. В результате исследования выявлено, что прецедентное имя «Мюнхгаузен» актуализирует значения "человек, который беззастенчиво лжет" и "фантазер", а для прецедентных ситуаций характерна преимущественно формальная актуализация.
Ключевые слова: воздействие, российская печатная пресса, Мюнхгаузен, немецкая культура, СМИ, прецедентный феномен, фантазер, хвастовство, вытащить за волосы, полет на ядре
DOI: 10.7256/2409-8698.2017.2.22523
Дата направления в редакцию: 15-04-2017

Дата рецензирования: 09-04-2017

Дата публикации: 18-04-2017

Abstract. The object of the research is a precedent name 'Munchausen'. The authors of the article analyze particularities of that precedent name in today's Russian press. Printed media cannot so fastly respond to the events going on in the world compared to TV, radio or Internet. For this reason, in recent years the main function of press media has been the influence function. The authors pay special attention to what precedent situations related to the name 'Munchausen' have been actualised in Russian press media and what impact it was supposed to made on readers. When selecting material for research, the authors have used the random sampling  method. In the course of processing the obtained corpus of examples, the authors have also conducted a cognitive discourse analysis of precedent phenomena as well as their comparison and classification. The novelty of the research is caused by the fact that for the first time in the academic literature the authors have appealed to studying a particular precedent phenomenon associated with the German culture and how this phenomenon is shown in Russian press media. As a result of the research, the authors demonstrate that the precedent name 'Munchausen' actualises such representations as 'lier' and 'dreamer' while for precedent situations a formal actualisation is more typical. 

Keywords: dreamer, influence, Russian printed media, Münchhausen, German culture, mass media, precedent phenomenon, boast, pull on hair, ride the cannonball

В последние годы появилось множество лингвистических исследований, посвященных прецедентным феноменам. Прецедентные феномены мы вслед за за Ю. Н. Карауловым [6, с. 216] и Е. А. Нахимовой [7, с. 172] понимаем как «феномены, 1) известные значительной части представителей лингвокультурного сообщества; 2) актуальные в когнитивном (познавательном и эмоциональном) плане; 3) обращение к которым обнаруживается в речи представителей соответствующего лингвокультурного сообщества.

Наша работа посвящена изучению функционирования в современных российских печатных СМИ прецедентных феноменов, возникших в немецкоязычном лингвокультурном пространстве. В качестве источника практического материала исследования нами были выбраны статьи современных популярных центральных газет («Российская газета», «Газета», «Культура», «Известия», «Коммерсант», «Независимая газета», «Литературная газета», «Труд», и др.) за 2002 – 2016 годы.

Обращение к прессе связано с тем, что СМИ являются неотъемлемой составляющей повседневной жизни современного общества. К основным функциям, которые выполняют средства массовой информации, принято относить информационную и воздействующую. При этом в многочисленных исследованиях, посвященных дискурсу печатных СМИ, отмечается, что именно воздействующая функция становится для них главенствующей. В отличие от других СМИ (Интернет, телевидение или радио), которые могут информировать своих читателей о происходящих в стране и мире событиях даже в режиме реального времени, издателям газет и журналов необходимо время на печать и распространение своих номеров. Вследствие этого печатная пресса стала выполнять особую роль – «так или иначе, с учетом разнообразных критериев и установок, интерпретировать произошедшее событие, переводя факт реальный посредством речевых структур в факт вербальный и давая ему определенную оценку» [10: 12]. С. И. Сметанина в данной связи выдвигает тезис о субъективации дискурса современной печатной прессы [8: 50]. Подтверждается данная точка зрения многочисленными случаями того, как определенному общественному событию посвящается множество статей, и в них оно освещается по-разному, интерпретируется и оценивается с разных, иногда и диаметрально противоположных точек зрения. С целью эффективного управления процессом восприятия информации, распространения и закрепления в сознании адресата различных стереотипов, клише, формирования общественного мнения журналисты используют разнообразные лексические средства, такие как метафоры, сравнения [9: 18]. К числу популярных приемов относится и использование прецедентных феноменов.

Традиционно признается, что в России литература и культура в целом очень глубоко и тесно взаимосвязаны. Литературоцентризм русской культуры, т. е. «тяготение всей русской культуры по преимуществу к литературным формам саморепрезентации» считается ее метаисторическим свойством. [5]. Многочисленные исследования подтверждают, что в разнообразных видах дискурса россияне систематически апеллируют к литературным источникам с целью анализа и оценки различных событий реальной действительности.

И при исследовании прецедентных феноменов в различных видах дискурса тезис о литературоцентричности российской культуры подтверждается тем, что выявляется особая значимость единиц, восходящих к такой сфере-источнику как Литература для представителей русского лингвокультурного сообщества (Д. Б. Гудков, 1994; И. В. Кондаков, 2005; С. Л. Кушнерук, 2006; Е. А. Нахимова, 2007; О. С. Боярских, 2008 и др.).

При этом источником прецедентных феноменов служит не только собственная литература, но творчество зарубежных авторов, что является свидетельством незамкнутости современной российской культуры, ее открытости для взаимодействия с другими культурами [1: 150]. С. С. Хватова, исследуя этнокультурную специфику идентификации прецедентных имен носителями языка, показывает, что присутствие в фонде прецедентных феноменов как национальных феноменов, появившихся и функционирующих только в этом отдельном языке, так и зарубежных феноменов, заимствованных из других языков, характерно для любого языка [11: 10].

Исследование прецедентных феноменов немецкого происхождения в современной российской прессе подтвердило, что и в данном случае субсфера-источник Литература является лидирующей [2: 133]. В данной статье мы рассмотрим особенности функционирования в современных российских печатных СМИ одного из прецедентных имен из данной сферы-источника – Мюнхгаузен.

Следует отметить также, что некоторые прецедентные единицы могут быть отнесены к разным сферам-источникам. Исследователю необходимо определить, к какой именно сфере-источнику следует отнести отдельный прецедентный феномен, и зачастую это определение имеет достаточно условный характер. К числу подобных единиц относится и прецедентное имя Мюнхгаузен, которое может быть восходить к сфере-источнику Литература как имя главного персонажа рассказов Р. Э. Распе или к сфере-источнику Кино как имя главного героя популярного фильма «Тот самый Мюнхгаузен» (режиссер – Марк Захаров). В свое исследование мы не включали примеры, однозначно относящиеся к известному советскому фильму.

Имя главного персонажа приключенческих рассказов Р. Э. Распе «Приключения барона Мюнхгаузена» используется в современной российской прессе, прежде всего, как олицетворение человека, лгущего нелепо и беззастенчиво, имя получает негативное значение. Используется данное прецедентное имя в разных сферах жизни, особенно часто в политике: «Борьба с коррупцией по Мюнхгаузену» [в реальности борьба не ведется] (Литературная газета, 07.12.2005); То есть конкурировать теперь можно будет неограниченно и в части обещаний на будущее, не сдерживаемых даже теоретически <…>, и в части сказок в духе барона Мюнхгаузена о собственных и своей партии прежних свершениях: ведь и здесь минимально вывести на чистую воду – значит критиковать. (об изменениях в избирательном законодательстве) (Литературная газета, 15.11.2006); Как нам стало известно <…>, Переверзин <…> сообщил, что за последнее время его якобы дважды принимал президент РФ и что теперь он находится под личным патронатом В.В. Путина, а потому сам чёрт ему не брат. Мы связались с администрацией президента, где нас твёрдо заверили, что ни президент, ни даже рядовой сотрудник аппарата ни в какие контакты с Переверзиным не вступал. Интересно, кого ещё планирует посетить наш переутомлённый солнцем поэзии потомок барона Мюнхгаузена? Короля Испании? Или — чего там мельчить! – сразу папу римского? [об и.о. председателя Международного писательского союза] (Литературная газета, 26.03.2014); Журналы "Elle", "Marie Claire", "Хулиган", "Медведь" и "Story" получили премию имени барона Мюнхгаузена за недостоверную информацию о своих тиражах. (Независимая газета, 05.04.2011). Также данное прецедентное имя может характеризовать преступников: Итог: бойтесь таких людей, они не просто мошенники – это Мюнхгаузены, перешедшие на темную сторону. На их поле нам с ними не совладать. (Труд, 22.04.2012).

Несколько иное употребление прецедентного имени Мюнхгаузен – фантазер, человек, придумывающий интересные истории. Здесь значение может быть отрицательным: Ответственность предполагает, что общество помнит, какие блага власть пообещала и что реально сделала. Если такая общественная память отсутствует, то правительство спокойно может заниматься фантазиями в духе барона Мюнхгаузена или великого комбинатора Остапа Бендера. (Газета, 09.09.2009). Но также возможно, что характеристика является и нейтральной, и положительной, и даже с оттенком восхищения талантом: На том привале и наслушался я удивительных волчьих историй, которым позавидовал бы сам барон Мюнхгаузен! (Российская газета, 15.12.2006); Померещенский – это мастер мимикрии, морок, галлюцинация. Он появляется тут и там, меняет маски, как Фантомас или Джеймс Бонд, его рассказам позавидовал бы сам барон Мюнхгаузен. (о главном герое романа В. Куприянова «Башмак Эмпедокла») (Литературная газета, 19.06.2013); А вот эти россказни про Ту-160, якобы несущего под брюхом «баллистическую ракету» с гиперзвуковым аппаратом в качестве третьей ступени,– до такой байки даже барон Мюнхгаузен не додумался бы! [о челябинском метеорите] (Комсомольская правда, 10.04.2013); Но надо понимать, что автошоу — не пластическая хирургия. Это не способ продавать машины. <…> Рассчитывать на то, что за выставочную неделю марка завоюет многомиллионную армию посетителей, не стал бы даже барон Мюнхгаузен. (Газета, 11.01.2010).

Среди множества историй о приключениях барона Мюнхгаузена наиболее часто в российской прессе используется прецедентная ситуация о том, как барон вытащил из болота за волосы себя и своего коня. Эта прецедентная ситуация актуализируется при описании чрезвычайно затруднительных, зачастую безвыходных положений, когда герою статьи неоткуда ждать помощи, он вынужден действовать самостоятельно, для того чтобы проблема была решена. Значение ситуации, ее положительная или отрицательная оценка, зависит от того, в какой сфере она используется.

Журналисты охотно актуализируют прецедентную ситуацию при описании положения в экономике: Между тем, бизнес бизнесу рознь. Есть, к примеру, предприниматели, вытягивающие себя за волосы из болота, как барон Мюнхгаузен. (Независимая газета, 17.03.2009); США – это барон Мюнхгаузен, которому придется вытащить себя за волосы, чтобы мировая финансовая система смогла по-прежнему функционировать», – заключает заместитель начальника аналитического департамента ИК «Арбат Капитал» Алексей Павлов. (Газета, 15.01.2009). Авторы подчеркивают, каких усилий стоит предпринимателям в существующих экономических и политических условиях поддерживать свой бизнес на плаву.

С попытками, подобно барону Мюнхгаузену, вытащить себя за волосы из болота, сравниваются действия политиков: Законы механики Ньютона отменить невозможно: государственная машина не может «вытащить сама себя за волосы из болота», как это якобы сделал барон Мюнхгаузен. Тут нужна «внешняя» точка опоры, роль которой может сыграть активное гражданское общество. (Новая газета, 24.04.2016); Ключевая проблема – в отсутствии рычага, при помощи которого Путин мог бы перераспределить власть внутри вертикали в свою пользу. Это только Мюнхгаузен мог вытащить себя из болота за волосы. Путину для этого требуется политический инструмент. (Новая газета, 03.12.2012); Система фактически не приобрела союзников и среди иных правоохранительных органов: ведь за годы реализации Концепции ни один из подготовленных ФСИН «радикальных» законопроектов так и не прошел межведомственные согласования. Большинство их заблудилось в коридорах власти. Попытки ведомства самого себя реформировать – это, в сущности, попытки Мюнхгаузена вытащить себя за волосы из болота. Впрочем, ему-то это удалось… (Независимая газета, 04.12.2012). При этом часто подчеркивается, что предпринимаемые усилия не дадут ожидаемого эффекта.

Используемая в сфере спорта, данная прецедентная ситуация показывает, что спортсмен добился успеха, сделав во время соревнований практически невозможное: Внешних раздражителей тоже хватает. Никогда нельзя сбрасывать со счета американок, которые пока несколько уступают в технике, но за счет всего остального способны вытягивать себя на пьедестал, как Мюнхгаузен. [о фигурном катании] (Газета, 12.10.2015); Четырьмя голами в двух стыковых встречах со сборной Швеции Роналду фактически в одиночку, словно барон Мюнхгаузен, вытащил соотечественников на мундиаль. (Газета, 09.12.2013)

Отмечено также использование данной прецедентной ситуации при описании жизни обычных людей, которые успешно преодолевают значительные трудности: Сергей рано потерял родителей, быстро набрал вес, разочаровался в музыке, но вытащил себя за волосы из болота, как Мюнхгаузен. [об участнике шоу «Голос» Сергее Михайлине] (Комсомольская правда, 20.09.2014); Пять лет назад общественная самоорганизация российских немцев, отказавшись от позиции «нам все должны», взяла инициативу в свои руки и, подобно барону Мюнхгаузену, в какой-то мере российскому немцу, стала пытаться вытянуть себя за волосы из трясины. (Известия 9.04.2015).

Другое известное приключение барона Мюнхгаузена – полет на ядре – используется в качестве прецедентной в аналогичных ситуациях, как в следующем случае: «Мюнхгаузен позавидовал бы» [заголовок] [профессиональный американский каскадер человек-снаряд Дэвид Смит пересек границу, вылетев из специально сконструированной пушки] (Труд, 02.09.2005); Ближайшие несколько лет станут поворотными в деле космических полетов. На Луну слетать сможет не только барон Мюнхгаузен, но и любой простой смертный, обладающий состоянием в сто миллионов долларов. Именно в такую цифру основатели компании Space Adventures оценивают полет на Луну. (Труд 17.05.2007). В данном случае можно говорить о формальной актуализации прецедентной ситуации.

Соревнования по метанию ядра на Олимпийских играх заставили журналиста вспомнить о данной прецедентной ситуации, этим автор статьи демонстрирует свое восхищение достигнутым российской спортсменкой результатом: Первый же залп в исполнении Коржаненко – и ядро улетает за отметку 20 метров. <…> С третьей попытки россиянка показала результат 21,06 метра – дальше на ядре летал только барон Мюнхгаузен! (Комсомольская правда, 19.08.2004).

Одним из свойств прецедентных феноменов является их способность играть особую роль в коммуникативной организации содержания статьи. Обладающие определенными однотипными свойствами (такими как общий текст или творчество определенного автора как источник прецедентности или отнесенность к одной смысловой сфере) прецедентные феномены могут становиться доминантными в тексте статьи, гармонируя между собой и обеспечивая этим стилистическое единство журналистского текста. В ходе исследования функционирования прецедентных феноменов немецкого происхождения нами был проанализирован корпус из 3000 употреблений данных единиц, при этом анализ показал наличие единственного примера подобного употребления в тексте прецедентного феномена, усиливающего его эстетическую значимость и прагматический потенциал. Это позволило сделать вывод, что доминантная роль прецедентных феноменов в текстах российской прессы может быть свойственна единицам, относящимся к отечественной культуре [3: 65].

Анализ обращений к прецедентному имени Мюнхгаузен также позволил выявить единственный пример того, что данное имя может организовывать статью. Начиная с косвенного упоминания одной из связанных с ним прецедентных ситуаций в заголовке, журналист многократно употребляем прецедентное имя Мюнхгаузен и связанные с ним прецедентные ситуации в статье на экономико-политическую тематику. Тем самым прецедентное имя становится доминирующим в тексте, выполняет эстетическую функцию и увеличивает его прагматический потенциал:

Спускаясь с Луны

Колеблюсь выбрать – какая из развернутых метафор, которыми напичканы приключения барона Мюнхгаузена в изложении Распэ, больше подходит к предстоящей встрече "двадцатки" в Лондоне. То ли эпизод, когда он, дергая за косичку парика, вытаскивал себя из болота, то ли история о том, как он спускался с Луны, отрубая топором верхний конец не очень длинной соломенной веревки и привязывая его к нижнему. <…> С 1936 по 1983 год деривативы в США были запрещены. Еще 20 лет назад общая воображаемая сумма деривативов в мире была равна нулю. Но смекалка аферистов сотворила чудеса почище мюнхгаузеновских: к началу нынешнего кризиса на почти не регулируемом рынке крутились тысячи разновидностей деривативов. <…>

Но, хотя количество рабочих мест, сокращаемых ежемесячно, уже зашкаливает за миллион, менять образ жизни США не готовы. Они все больше напоминают литовского коня Мюнхгаузена, который пил да пил воду из колодца, пока барон не заметил, что от лошади, перебитой шлагбаумом, осталась только незакупоренная половина. Эскадронный коновал сшил коня побегами лаврового дерева. Но кто будет сшивать штаты? <…>

Как-то Мюнхгаузен метким выстрелом пригвоздил к дереву черно-бурую лису. После нескольких ударов хлыстом она выскочила из шкуры и пустилась наутек, оставив дорогой мех охотнику. Нынешние пригвожденные, нажившие состояния за счет обмана менее ушлых, с украденными шубами на раз-два не расстанутся. <…>

Согласно Мюнхгаузену, люди, населявшие Луну, носили головы не на плечах, а под мышкой правой руки и, когда хотели узнать думы простого народа, посылали эту часть тела "побродить в толпе".

Если бы нынешние власть имущие хотя бы немножко побродили в толпе, то узнали, что число желающих оторвать им головы навсегда растет в геометрической прогрессии. <…>

Несмотря на все ухищрения, Мюнхгаузену не хватило веревки, и он упал на Землю, вырыв телом яму "саженей в десять". Чтобы вылезти, ему пришлось ногтями выдалбливать ступеньки. Шансы выкарабкаться из гораздо более глубокой ямы и у "двадцатки", и у других, менее обеспеченных государств, не приглашенных на лондонский форум, без кардинального изменения господствующей рыночной идеологии мизерны. <…>Но пусть хоть что-нибудь здравое вдуют в замерзший рожок цивилизации. Приближается лето. Вдруг инструмент оттает и засвистит, как у того мюнхгаузенского почтальона: "Ой вы сени, мои сени, сени новые мои...". (Известия, 30.03.2009).

Таким образом, рассмотрение особенностей функционирования прецедентного имени Мюнхгаузен в современной российской прессе позволяет сделать вывод, что наиболее частотны актуализации данного имени для отрицательной характеристики человека как отъявленного лгуна. Также возможно употребление данного прецедентного имени для характеристики человека как фантазера, при этом возможна как нейтральная, так и положительная коннтация имени вплоть до восхищения талантом. Ряд прецедентных ситуаций из приключений барона Мюнхгаузена активно актуализируются в современной российской печатной прессе. Как видно из подобных прримеров, авторы используют и само имя Мюнхгаузен, так как без эксплицитного его упоминания источник прецедентности может быть не понят читаттелем, и желаемый прагматический эффект не будет достигнут.

Использование прецедентных феноменов, связанных с именем Мюнхгаузен, в качестве доминантных в тексте газетной статьи является возможным, однако встречаются такие примеры крайне редко, поскольку в целом подобное использование иноязычных прецедентных единиц для российской прессы нехарактерно.

Исследование прецедентных феноменов иноязычного происхождения позволяет проследить, как различные культуры воздействуют друг на друга. В этом отношении интерес представляют как исследование единиц, восходящих к одной иноязычной культуре в целом, так и отдельных прецедентных феноменов. Результаты подобных исследований могут быть интересны журналистам, так как они наглядно демонстрируют, что удачное использование прецедентных единиц в тексте газетной статьи является эффективным средством воздействия на читателя и увеличивает прагматический потенциал журналистсвкого текста.

Библиография
1.
Боярских О. В. Прецедентные феномены со сферой-источником «Литература» в дискурсе российских печатных СМИ (2004-2007 гг.): автореф. дис. … канд. филол. наук. Екатеринбург: 2008. 24 с.
2.
Быкова Л.В. Сферы-источники прецедентных феноменов, связанных с немецкой культурой, в российских СМИ. // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. № 101. С. 131-135.
3.
Быкова Л.В. Немецкоязычная культура как сфера-источник прецедентных феноменов в современных российских печатных СМИ: дис. … канд. филол. наук. Сургут: 2009. 210 с.
4.
Гудков Д. Б. Структура и функционирование двусторонних имён («Культура» вопросу о взаимодействии языка и культуры) // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. 1994. № 6. С. 14-21.
5.
Кондаков И. В. От Логоса – к «Глобусу» (Еще о русском литературоцентризме). Режим доступа URL : https://culture.wikireading.ru/74636 (дата обращения 07.02.2017)
6.
Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. 264 с.
7.
Нахимова Е.А. О критериях выделения прецедентных феноменов в политических текстах // Лингвистика. Бюллетень Уральского лингвистического общества. Том 13. Екатеринбург, 2004. С. 166-174.
8.
Сметанина С. И. Медиа-текст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца ХХ века). СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002. 383 с.
9.
Таджибова А.Н. Образ Кавказа в российском и германском дискурсе (по материалам исследования метафорического моделирования в СМИ, социолингвистического и психолингвистического экспериментов): дис. … канд. филол. наук. Сургут: 2011. 253 с.
10.
Чернышова Т. В. Тексты СМИ в ментально-языковом пространстве современной России. 2-е изд., перераб. М.: Изд-во ЛКИ, 2007. 296 с.
11.
Хватова С. С. Этнокультурная специфика идентификации прецедентных имен носителями языка: автореф. дис. … канд. филол. наук. Тверь: 2004. 18 с.
References (transliterated)
1.
Boyarskikh O. V. Pretsedentnye fenomeny so sferoi-istochnikom «Literatura» v diskurse rossiiskikh pechatnykh SMI (2004-2007 gg.): avtoref. dis. … kand. filol. nauk. Ekaterinburg: 2008. 24 s.
2.
Bykova L.V. Sfery-istochniki pretsedentnykh fenomenov, svyazannykh s nemetskoi kul'turoi, v rossiiskikh SMI. // Izvestiya Rossiiskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gertsena. 2009. № 101. S. 131-135.
3.
Bykova L.V. Nemetskoyazychnaya kul'tura kak sfera-istochnik pretsedentnykh fenomenov v sovremennykh rossiiskikh pechatnykh SMI: dis. … kand. filol. nauk. Surgut: 2009. 210 s.
4.
Gudkov D. B. Struktura i funktsionirovanie dvustoronnikh imen («Kul'tura» voprosu o vzaimodeistvii yazyka i kul'tury) // Vestnik MGU. Ser. 9. Filologiya. 1994. № 6. S. 14-21.
5.
Kondakov I. V. Ot Logosa – k «Globusu» (Eshche o russkom literaturotsentrizme). Rezhim dostupa URL : https://culture.wikireading.ru/74636 (data obrashcheniya 07.02.2017)
6.
Karaulov Yu.N. Russkii yazyk i yazykovaya lichnost'. M., 1987. 264 s.
7.
Nakhimova E.A. O kriteriyakh vydeleniya pretsedentnykh fenomenov v politicheskikh tekstakh // Lingvistika. Byulleten' Ural'skogo lingvisticheskogo obshchestva. Tom 13. Ekaterinburg, 2004. S. 166-174.
8.
Smetanina S. I. Media-tekst v sisteme kul'tury (dinamicheskie protsessy v yazyke i stile zhurnalistiki kontsa KhKh veka). SPb.: Izd-vo Mikhailova V. A., 2002. 383 s.
9.
Tadzhibova A.N. Obraz Kavkaza v rossiiskom i germanskom diskurse (po materialam issledovaniya metaforicheskogo modelirovaniya v SMI, sotsiolingvisticheskogo i psikholingvisticheskogo eksperimentov): dis. … kand. filol. nauk. Surgut: 2011. 253 s.
10.
Chernyshova T. V. Teksty SMI v mental'no-yazykovom prostranstve sovremennoi Rossii. 2-e izd., pererab. M.: Izd-vo LKI, 2007. 296 s.
11.
Khvatova S. S. Etnokul'turnaya spetsifika identifikatsii pretsedentnykh imen nositelyami yazyka: avtoref. dis. … kand. filol. nauk. Tver': 2004. 18 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"